Дни памяти:

9 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

23 февраля

28 июня  (переходящая) – Собор Белорусских святых

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Петр ро­дил­ся в 1877 го­ду в го­ро­де Глу­с­ке Мин­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Фе­о­фи­ла Гру­дин­ско­го. Петр Фе­о­фи­ло­вич по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в го­род­ском учи­ли­ще и за­тем ра­бо­тал в во­лост­ном прав­ле­нии и в стра­хо­вом ве­дом­стве. В 1905 го­ду Петр Фе­о­фи­ло­вич на гу­берн­ском со­бра­нии был из­бран де­пу­та­том от кре­стьян во 2-ю Го­судар­ствен­ную Ду­му.
В 1921 го­ду, в то вре­мя ко­гда уже на­ча­лись го­не­ния на Пра­во­слав­ную Цер­ковь, Петр Фе­о­фи­ло­вич был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка ко хра­му свя­ти­те­ля Ни­ко­лая чу­до­твор­ца в се­ле Тим­ко­ви­чи Ко­пыль­ско­го рай­о­на Мин­ской об­ла­сти. Здесь он про­слу­жил до сво­е­го аре­ста, снис­кав ува­же­ние и лю­бовь при­хо­жан.
13 ян­ва­ря 1930 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло от­ца Пет­ра и он был за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Слуц­ке. Его об­ви­ня­ли в том, что он «имел связь с быв­ши­ми чи­нов­ни­ка­ми и через них про­во­дил ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию». В то вре­мя, ко­гда свя­щен­ник был под аре­стом, без­бож­ни­ки-ак­ти­ви­сты в Тим­ко­ви­чах про­ве­ли со­бра­ние, на ко­то­ром по­ста­но­ви­ли: «Лик­ви­ди­ро­вать на­равне со все­ми ку­ла­ка­ми и по­па Гру­дин­ско­го за его ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность».
Су­пру­га свя­щен­ни­ка пи­са­ла ему в тюрь­му: «Про­шу те­бя... ес­ли ты жа­ле­ешь ме­ня, от­ка­жись от сво­их ни­че­го ни­ко­му не да­ю­щих убеж­де­ний. Я те­бя неод­но­крат­но про­си­ла об этом и рань­ше. За эти во­семь лет, вспом­ни, сколь­ко, чуть ли не еже­днев­но, бы­ло скан­да­лов меж­ду на­ми на поч­ве ре­ли­гии! Для те­бя я кри­ви­ла ду­шой, на­де­ва­ла мас­ку в си­лу при­вя­зан­но­сти к те­бе. Те­перь же нет уже сил, я уста­ла тер­петь из-за то­го, во что не ве­рю. И я в по­след­ний раз спра­ши­ваю те­бя: ко­го ты пред­по­чи­та­ешь — ме­ня ли, су­ще­ству­ю­щую, — сво­ей, как ты го­во­ришь, идее?! Ес­ли со­гла­сишь­ся со мной, я по­еду с то­бой хоть на край све­та, не бо­ясь нуж­ды. Но при мыс­ли про­дол­жать быть по­па­дьей я вся со­дро­га­юсь — не мо­гу. От­веть мне, как быть?»
«До­ро­гая Ироч­ка, — пи­сал из тюрь­мы отец Петр в от­вет на это пись­мо, — твое пись­мо оша­ра­ши­ло ме­ня бо­лее аре­ста, и толь­ко со­зна­ние, что оно про­дик­то­ва­но го­рем и нуж­дою, несколь­ко успо­ко­и­ло ме­ня. Вот уже ско­ро два­дцать че­ты­ре го­да, как мы жи­вем вме­сте, и ты, род­ная, име­ла воз­мож­ность убе­дить­ся, что я все­гда ста­рал­ся быть чест­ным и спра­вед­ли­вым, что я ни­ко­гда на сдел­ки со сво­ей со­ве­стью не шел. Ты хо­ро­шо зна­ешь, что я вра­гом со­вет­ской вла­сти ни­ко­гда не был... и пре­ступ­ни­ком се­бя ни в ка­кой ме­ре не счи­таю. По­се­му осо­бен­но бес­по­ко­ить­ся нече­го. Ес­ли же судь­бе угод­но по­слать мне ис­пы­та­ние, то по­ко­рить­ся ему так или ина­че нуж­но. Я ни­ко­гда не стес­нял сво­ей со­ве­сти, — за­чем же ты, поль­зу­ясь тя­же­лы­ми об­сто­я­тель­ства­ми, тол­ка­ешь ме­ня на бес­чест­ный по­сту­пок, зная мою ре­ли­ги­оз­ность, не на­пуск­ную, а внут­рен­нюю?! От­речь­ся от ве­ры во Хри­ста, Ко­то­рый со­став­ля­ет смысл всей мо­ей жиз­ни, от Ко­то­ро­го я ви­дел столь­ко бла­го­де­я­ний, и оста­вить Его в то вре­мя, ко­гда я при­бли­жа­юсь к мо­ги­ле?! Я не мо­гу, и не сде­лаю это­го да­же ра­ди те­бя, ко­то­рую все­гда лю­бил и люб­лю. До­ро­гая моя, возь­ми се­бя в ру­ки и не да­вай хо­ду чер­ным мыс­лям... При­шли мне гре­бень, он в теп­лом под­ряс­ни­ке. Сам я здо­ров, чув­ствую се­бя хо­ро­шо и толь­ко ча­сто ду­маю про те­бя, что те­бе так труд­но. Креп­ко об­ни­маю те­бя, це­лую и мо­люсь, чтобы Гос­подь под­кре­пил те­бя, со­хра­нил от зла».
23 фев­ра­ля 1930 го­да свя­щен­ник Петр Гру­дин­ский был при­го­во­рен к рас­стре­лу и вско­ре рас­стре­лян.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».
Тверь. 2005. С. 184-185

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест