Дни памяти:

4 августа  (переходящая) – Собор Смоленских святых

27 марта

28 июня  (переходящая) – Собор Белорусских святых

Житие

Свя­той Ро­сти­слав, ве­ли­кий князь Ки­ев­ский, сын ве­ли­ко­го кня­зя Ки­ев­ско­го свя­то­го Мсти­сла­ва Ве­ли­ко­го († 1132, па­мять 14 июня), брат свя­то­го кня­зя Все­во­ло­да-Гав­ри­и­ла († 1138, па­мять 11 фев­ра­ля, 22 ап­ре­ля и 27 но­яб­ря), яв­ля­ет­ся од­ним из вы­да­ю­щих­ся го­судар­ствен­ных и цер­ков­ных де­я­те­лей Ру­си се­ре­ди­ны XII ве­ка.

С его име­нем свя­за­но укреп­ле­ние и воз­вы­ше­ние Смо­лен­ска, Смо­лен­ско­го кня­же­ства и Смо­лен­ской епар­хии.

До XII ве­ка Смо­лен­ская зем­ля бы­ла со­став­ной ча­стью еди­но­го Ки­ев­ско­го го­су­дар­ства. На­ча­ло ее по­ли­ти­че­ско­му обособ­ле­нию бы­ло по­ло­же­но в 1125 го­ду, ко­гда свя­той князь Мсти­слав Ве­ли­кий, уна­сле­до­вав от сво­е­го от­ца, Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, ки­ев­ский ве­ли­ко­кня­же­ский стол, от­дал Смо­ленск в дер­жа­ние сво­е­му сы­ну Ро­сти­сла­ву (в Кре­ще­нии Ми­ха­и­лу). Бла­го­да­ря тру­дам и по­дви­гам свя­то­го Ро­сти­сла­ва Смо­лен­ское кня­же­ство, ко­то­рым он пра­вил бо­лее 40 лет, рас­ши­ря­ет­ся, за­стра­и­ва­ет­ся го­ро­да­ми и се­ла­ми, укра­ша­ет­ся хра­ма­ми и мо­на­сты­ря­ми, при­об­ре­та­ет вли­я­ние на об­ще­рус­ские де­ла.

Свя­тым Ро­сти­сла­вом ос­но­ва­ны в Смо­лен­ской зем­ле го­ро­да Ро­сти­славль, Мсти­славль, Кри­чев, Про­пойск, Ва­си­льев и дру­гие. Он стал ро­до­на­чаль­ни­ком смо­лен­ской кня­же­ской ди­на­стии.

В 1136 го­ду свя­той Ро­сти­слав до­бил­ся ос­но­ва­ния от­дель­ной Смо­лен­ской епар­хии. Пер­вым ее епи­ско­пом стал Ма­ну­ил, по­став­лен­ный в мар­те-мае 1136 го­да мит­ро­по­ли­том Ки­ев­ским Ми­ха­и­лом, а иму­ще­ствен­ное ее по­ло­же­ние бы­ло обес­пе­че­но Уста­вом кня­зя Ро­сти­сла­ва, из­дан­ным в том же го­ду. Кро­ме то­го, 30 сен­тяб­ря 1150 го­да спе­ци­аль­ной гра­мо­той свя­той Ро­сти­слав под­твер­дил пе­ре­да­чу Смо­лен­ской ка­фед­ре Со­бор­ной го­ры в Смо­лен­ске, на ко­то­рой сто­ял ка­фед­раль­ный Успен­ский со­бор и дру­гие епар­хи­аль­ные зда­ния.

Совре­мен­ни­ки вы­со­ко це­ни­ли цер­ков­ное стро­и­тель­ство кня­зя Ро­сти­сла­ва. Да­же ис­точ­ни­ки, ни­че­го бо­лее не со­об­ща­ю­щие о нем, от­ме­ча­ют, что "сей князь Свя­тую Бо­го­ро­ди­цу стро­ил в Смо­лен­ске". Эти сло­ва сле­ду­ет по­ни­мать не толь­ко в смыс­ле пе­ре­строй­ки и рас­ши­ре­ния при кня­зе Ро­сти­сла­ве Успен­ско­го со­бо­ра, воз­двиг­ну­то­го его де­дом, Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом, в 1101 го­ду (пе­ре­стро­ен­ный со­бор был освя­щен епи­ско­пом Ма­ну­и­лом на празд­ник Успе­ния 15 ав­гу­ста 1150 г.). Князь Ро­сти­слав был "стро­и­те­лем Церк­ви" в бо­лее ши­ро­ком смыс­ле: он обес­пе­чил Смо­лен­ский храм Успе­ния Бо­го­ро­ди­цы ма­те­ри­аль­но, пре­вра­тил из го­род­ско­го со­бо­ра в цер­ков­ный центр огром­ной Смо­лен­ской епар­хии.

Свя­той князь Ро­сти­слав был стро­и­те­лем Смо­лен­ско­го Крем­ля и Спас­ско­го со­бо­ра Смя­дын­ско­го Бо­ри­со­глеб­ско­го мо­на­сты­ря, ос­но­ван­но­го на ме­сте убий­ства свя­то­го кня­зя Гле­ба († 1015, па­мять 5 сен­тяб­ря). Поз­же его сын Да­вид, вы­пол­няя, воз­мож­но, же­ла­ние сво­е­го от­ца, пе­ре­нес на Смя­дынь из Ки­ев­ско­го Вы­ш­го­ро­да вет­хие де­ре­вян­ные ра­ки свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба, в ко­то­рых их мо­щи по­ко­и­лись до пе­ре­ло­же­ния в ка­мен­ные ра­ки в 1115 го­ду.

В пя­ти­де­ся­тые го­ды XII ве­ка свя­той Ро­сти­слав был втя­нут в дли­тель­ную борь­бу за Ки­ев, ко­то­рую ве­ли пред­ста­ви­те­ли двух силь­ней­ших кня­же­ских груп­пи­ро­вок – Оль­го­ви­чей и Мо­но­ма­хо­ви­чей.

Хо­тя ос­нов­ным пре­тен­ден­том на ве­ли­кое кня­же­ние со сто­ро­ны Мо­но­ма­хо­ви­чей был дя­дя Ро­сти­сла­ва Юрий Дол­го­ру­кий, Смо­лен­ско­му кня­зю, од­но­му из са­мых мо­гу­ще­ствен­ных вла­сти­те­лей Рус­ской зем­ли, неред­ко при­над­ле­жал ре­ша­ю­щий го­лос в во­ен­ном и ди­пло­ма­ти­че­ском со­пер­ни­че­стве. Для каж­до­го из участ­ни­ков схват­ки он – од­новре­мен­но опас­ный про­тив­ник и же­лан­ный со­юз­ник, по­ми­мо сво­ей во­ли он ока­зы­ва­ет­ся в цен­тре со­бы­тий. Это име­ло про­мыс­ли­тель­ное зна­че­ние, по­то­му что свя­той Ро­сти­слав вы­де­лял­ся сре­ди совре­мен­ни­ков го­судар­ствен­ной муд­ро­стью, стро­гой спра­вед­ли­во­стью и без­услов­ным по­слу­ша­ни­ем стар­шим, глу­бо­ким по­чте­ни­ем к Церк­ви и ее иерар­хии. Для несколь­ких по­ко­ле­ний он стал оли­це­тво­рен­ным но­си­те­лем Рус­ской Прав­ды и рус­ской пра­вед­но­сти.

По­сле смер­ти бра­та Изя­с­ла­ва († 13 но­яб­ря 1154 г.) свя­той Ро­сти­слав на ко­рот­кое вре­мя стал ве­ли­ким кня­зем Ки­ев­ским, но вла­дел Ки­е­вом сов­мест­но со сво­им дя­дей Вя­че­сла­вом Вла­ди­ми­ро­ви­чем. По­сле смер­ти по­след­не­го (в кон­це то­го же го­да) он вер­нул­ся в Смо­ленск, усту­пив Ки­ев­ское кня­же­ние дру­го­му сво­е­му дя­де – Юрию Дол­го­ру­ко­му, и устра­нил­ся от ак­тив­но­го уча­стия в кро­во­про­лит­ных меж­ду­кня­же­ских усо­би­цах. Вто­рич­но он за­нял Ки­ев 12 ап­ре­ля 1159 го­да и оста­вал­ся ве­ли­ким кня­зем до са­мой смер­ти († 1167), хо­тя еще не раз при­шлось ему от­ста­и­вать от­чее на­сле­дие с ме­чом в ру­ках.

Го­ды прав­ле­ния свя­то­го Ро­сти­сла­ва при­хо­дят­ся на один из са­мых слож­ных пе­ри­о­дов в ис­то­рии Рус­ской Церк­ви. Стар­ший брат Ро­сти­сла­ва, князь Изя­с­лав Мсти­сла­вич, сто­рон­ник ав­то­ке­фа­лии Рус­ской Церк­ви, из­брал в мит­ро­по­ли­ты рус­ско­го уче­но­го ино­ка Кли­мен­та Смо­ля­ти­ча и по­ве­лел по­ста­вить его в мит­ро­по­ли­ты со­бо­ром рус­ских епи­ско­пов, без об­ра­ще­ния к Кон­стан­ти­но­поль­ско­му Пат­ри­ар­ху. Это про­изо­шло в 1147 го­ду. Рус­ская иерар­хия в ос­нов­ном под­дер­жа­ла мит­ро­по­ли­та Кли­мен­та и кня­зя Изя­с­ла­ва в их борь­бе за цер­ков­ную неза­ви­си­мость от Ви­зан­тии, но неко­то­рые епи­ско­пы во гла­ве с Ни­фон­том, свя­ти­те­лем Нов­го­род­ским (па­мять 8 ап­ре­ля), не при­зна­ли ав­то­ке­фаль­но­го рус­ско­го мит­ро­по­ли­та и укло­ни­лись от об­ще­ния с ним, пре­вра­тив свои епар­хии, впредь до вы­яс­не­ния об­ста­нов­ки, в свое­об­раз­ные "ав­то­ке­фаль­ные" цер­ков­ные окру­га. Так по­сту­пил и епи­скоп Ма­ну­ил Смо­лен­ский.

Свя­той Ро­сти­слав по­ни­мал опас­ность, ко­то­рую та­и­ла в се­бе идея рус­ской ав­то­ке­фа­лии в то вре­мя, в усло­ви­ях раз­дро­бен­но­сти Ру­си. По­сто­ян­ная бит­ва за Ки­ев, ко­то­рую ве­ли кня­зья, услож­ни­лась бы та­кой же "бит­вой" за ки­ев­скую мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру меж­ду мно­го­чис­лен­ны­ми пре­тен­ден­та­ми, ко­то­рых вы­дви­га­ла та или иная кня­же­ская груп­пи­ров­ка.

Пред­ви­де­ние свя­то­го Ро­сти­сла­ва пол­но­стью оправ­да­лось. Юрий Дол­го­ру­кий, при­дер­жи­вав­ший­ся ви­зан­тий­ской ори­ен­та­ции, за­няв в 1154 го­ду Ки­ев, немед­лен­но из­гнал мит­ро­по­ли­та Кли­мен­та и по­слал в Ца­рь­град за но­вым мит­ро­по­ли­том. Им стал свя­той Кон­стан­тин (па­мять 5 июня), но он при­был на Русь лишь в 1156 го­ду, за пол­го­да до смер­ти Юрия Дол­го­ру­ко­го († 15 мая 1157). А еще пол­го­да спу­стя, ко­гда 22 де­каб­ря 1157 го­да в го­род всту­пил пле­мян­ник свя­то­го Ро­сти­сла­ва, Мсти­слав Изя­с­ла­вич, свя­ти­тель Кон­стан­тин дол­жен был бе­жать из Ки­е­ва, и на мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру вер­нул­ся низ­ло­жен­ный Кли­мент Смо­ля­тич. На­ча­лась цер­ков­ная сму­та – на Ру­си ста­ло два мит­ро­по­ли­та. Вся иерар­хия и ду­хо­вен­ство ока­за­лись под за­пре­ще­ни­ем: мит­ро­по­лит-грек за­пре­тил рус­ских, под­дер­жи­вав­ших Кли­мен­та, Кли­мент за­пре­тил всех став­лен­ни­ков и сто­рон­ни­ков гре­ка. Для пре­кра­ще­ния со­блаз­на свя­той Ро­сти­слав и Мсти­слав по­ста­но­ви­ли уда­лить обо­их мит­ро­по­ли­тов и про­сить у Пат­ри­ар­ха по­став­ле­ния на рус­скую ка­фед­ру но­во­го пер­во­свя­ти­те­ля.

Но слож­но­сти на этом не кон­чи­лись. При­быв­ший в Ки­ев осе­нью 1161 го­да мит­ро­по­лит Фе­о­дор умер вес­ной сле­ду­ю­ще­го го­да. По при­ме­ру свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го (па­мять 4 июля), пы­тав­ше­го­ся в это вре­мя про­ве­сти в мит­ро­по­ли­ты сво­е­го спо­движ­ни­ка епи­ско­па Фе­о­до­ра, свя­той Ро­сти­слав вы­дви­нул сво­е­го кан­ди­да­та, ко­то­рым вновь ока­зал­ся мно­го­стра­даль­ный Кли­мент Смо­ля­тич.

Тот факт, что ве­ли­кий князь из­ме­нил свое от­но­ше­ние к мит­ро­по­ли­ту Кли­мен­ту, про­ник­ну­то­му иде­ей рус­ской ав­то­ке­фа­лии, объ­яс­ня­ет­ся вли­я­ни­ем Ки­е­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря и осо­бен­но ар­хи­манд­ри­та По­ли­кар­па. Ар­хи­манд­рит По­ли­карп, блю­сти­тель пе­чер­ских пре­да­ний (в 1165 го­ду он стал на­сто­я­те­лем оби­те­ли), был са­мым близ­ким к свя­то­му Ро­сти­сла­ву че­ло­ве­ком.

Свя­той Ро­сти­слав имел бла­го­че­сти­вый обы­чай при­гла­шать по суб­бо­там и вос­кре­се­ньям Ве­ли­ко­го по­ста к сво­е­му сто­лу Пе­чер­ско­го игу­ме­на с две­на­дца­тью ино­ка­ми и сам им при­слу­жи­вал. Князь не раз изъ­яв­лял же­ла­ние по­стричь­ся в мо­на­хи в оби­те­ли пре­по­доб­ных Ан­то­ния и Фе­о­до­сия и да­же при­ка­зал по­стро­ить се­бе там кел­лию. Пе­чер­ские ино­ки, поль­зо­вав­ши­е­ся огром­ным ду­хов­ным вли­я­ни­ем в Древ­ней Ру­си, под­дер­жи­ва­ли в кня­зе мысль о неза­ви­си­мо­сти Рус­ской Церк­ви. Тем бо­лее, что епи­ско­пы из гре­ков бы­ли в эти го­ды на Ру­си да­же под по­до­зре­ни­ем от­но­си­тель­но их пра­во­слав­но­сти в свя­зи с из­вест­ным "спо­ром о по­стах" ("леон­ти­ан­ская ересь"). Но бла­го­че­сти­вое же­ла­ние свя­то­го Ро­сти­сла­ва до­бить­ся у Пат­ри­ар­ха бла­го­сло­ве­ния рус­ско­го мит­ро­по­ли­та Кли­мен­та не осу­ще­стви­лось. Гре­ки счи­та­ли пра­во на­зна­че­ния мит­ро­по­ли­та на Ки­ев­скую ка­фед­ру сво­ей важ­ней­шей при­ви­ле­ги­ей, что объ­яс­ня­лось не столь­ко цер­ков­ны­ми, сколь­ко по­ли­ти­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми им­пе­рии. В 1165 го­ду в Ки­ев при­был но­вый мит­ро­по­лит – грек Иоанн IV, и свя­той Ро­сти­слав из сми­ре­ния и цер­ков­но­го по­слу­ша­ния при­нял его. Но­вый мит­ро­по­лит, по­доб­но сво­е­му пред­ше­ствен­ни­ку, управ­лял Рус­ской Цер­ко­вью ме­нее го­да († 1166). Ки­ев­ская ка­фед­ра вновь оста­лась вдов­ству­ю­щей, а ве­ли­кий князь был ли­шен оте­че­ско­го со­ве­та и ду­хов­но­го окорм­ле­ния со сто­ро­ны мит­ро­по­ли­та. Един­ствен­ным ду­хов­ным уте­ше­ни­ем его бы­ло об­ще­ние с игу­ме­ном По­ли­кар­пом и свя­ты­ми стар­ца­ми Ки­е­во-Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря и Фе­о­до­ров­ско­го мо­на­сты­ря в Ки­е­ве, ос­но­ван­но­го его от­цом.

Воз­вра­ща­ясь из по­хо­да на Нов­го­род вес­ной 1167 го­да, свя­той Ро­сти­слав за­не­мог. Ко­гда он до­е­хал до Смо­лен­ска, где кня­жил его сын Ро­ман, род­ные уго­ва­ри­ва­ли его остать­ся в Смо­лен­ске, но ве­ли­кий князь при­ка­зал вез­ти его в Ки­ев. "Ес­ли умру по до­ро­ге, – за­ве­щал он, – по­ло­жи­те ме­ня в от­чем мо­на­сты­ре у свя­то­го Фе­о­до­ра. Ес­ли Бог ис­це­лит ме­ня, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри и пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия, по­стри­гусь в Пе­чер­ском мо­на­сты­ре".

Бог не су­дил ис­пол­нить­ся дав­не­му же­ла­нию Ро­сти­сла­ва – окон­чить жизнь ино­ком свя­той оби­те­ли. Свя­той князь скон­чал­ся на пу­ти в Ки­ев 14 мар­та 1167 го­да. (В дру­гих ис­точ­ни­ках ука­зан 1168 год.) Те­ло его, со­глас­но за­ве­ща­нию, бы­ло по­ло­же­но в Ки­ев­ском Фе­о­до­ров­ском мо­на­сты­ре.

Молитвы

Тропарь благоверному князю Ростиславу (в Крещении Михаилу) Киевскому

глас 6

Обpе́те тя стpои́теля гpадо́в и цеpкве́й/ земля́ Ки́евская,/ вели́кий кня́же Ростисла́ве,/ сму́ты устpаня́л еси́, еди́нство хpаня́,/ те́мже Госпо́дь тебе́ му́дpость ниспосла́,/ сего́ pа́ди Хpисту́ Бо́гу моли́ся// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Обрела тебя, строителя городов и церквей, земля Киевская, великий князь Ростислав, смуты ты устранял, храня единство. Для того Господь послал тебе мудрость, потому молись Христу Богу о спасении душ наших.

Случайный тест