Дни памяти:

5 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

14 марта

Житие

Преподобномученицы Евдокия Архипова и Ольга Жильцова и мученик Василий Архипов

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ев­до­кия ро­ди­лась в 1886 го­ду в се­ле Го­ре­то­во Лу­хо­виц­ко­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Сер­гея Ар­хи­по­ва. В 1902 го­ду она по­сту­пи­ла по­слуш­ни­цей в ста­рин­ный Ка­зан­ский мо­на­стырь в го­ро­де Ря­за­ни, где в то вре­мя бы­ло бо­лее трех­сот пя­ти­де­ся­ти на­сель­ниц. В 1909 го­ду она бы­ла об­ле­че­на в ря­со­фор. В 1919 го­ду оби­тель бы­ла за­кры­та без­бож­ни­ка­ми, и Ев­до­кия вер­ну­лась до­мой и ста­ла жить с ро­ди­те­ля­ми и пле­мян­ни­ка­ми в се­ле Го­ре­то­ве. В 1935 го­ду она бы­ла из­бра­на цер­ков­ной ста­ро­стой. В это вре­мя пред­се­да­тель сель­со­ве­та уве­до­мил ве­ру­ю­щих, что они долж­ны от­ре­мон­ти­ро­вать храм, ина­че он бу­дет за­крыт. В 1936 го­ду в до­ме ста­ро­сты со­сто­я­лось со­бра­ние чле­нов цер­ков­но­го со­ве­та, на ко­то­ром бы­ло ре­ше­но со­брать сред­ства на ре­монт хра­ма, и Ев­до­кия всем, кто при­хо­дил в храм ку­пить све­чи или взять просфо­ры, ста­ла го­во­рить, что нуж­но со­брать де­нег, чтобы от­ре­мон­ти­ро­вать храм. Лю­ди да­ва­ли кто сколь­ко мог, со­об­ща­ли дру­гим, и так по­не­мно­гу со­бра­лась сум­ма в че­ты­ре ты­ся­чи руб­лей — и храм был от­ре­мон­ти­ро­ван.

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Оль­га ро­ди­лась в 1887 го­ду в се­ле Го­ре­то­во Лу­хо­виц­ко­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Его­ра Жиль­цо­ва. Во­сем­на­дца­ти лет Оль­га по­сту­пи­ла по­слуш­ни­цей в Ка­зан­ский мо­на­стырь в го­ро­де Ря­за­ни. По­сле за­кры­тия оби­те­ли она вер­ну­лась до­мой и ста­ла жить вдво­ем с ма­те­рью. Ко­гда на­вис­ла угро­за за­кры­тия хра­ма, Оль­га по­шла к неко­то­рым ве­ру­ю­щим уго­ва­ри­вать их, чтобы они не за­бы­ва­ли храм Бо­жий и ока­за­ли по­силь­ную по­мощь в ре­мон­те хра­ма, а ина­че его мо­гут за­крыть и негде то­гда бу­дет мо­лить­ся.

Му­че­ник Ва­си­лий ро­дил­ся 26 июля 1876 го­да в се­ле Го­ре­то­во Лу­хо­виц­ко­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Мак­си­ма Ар­хи­по­ва. Ва­си­лий окон­чил цер­ков­но­при­ход­скую шко­лу; во вре­мя вой­ны в 1916–1917 го­дах слу­жил в ар­мии ря­до­вым. Вер­нув­шись в се­ло, он кре­стьян­ство­вал, а ко­гда на­ча­лась кол­лек­ти­ви­за­ция, за­пи­сал­ся в кол­хоз. В хра­ме Ва­си­лий Мак­си­мо­вич пел несколь­ко лет на кли­ро­се и в 1937 го­ду стал ис­пол­нять обя­зан­но­сти пса­лом­щи­ка.
Осе­нью 1937 го­да в се­ло Го­ре­то­во к сек­ре­та­рю мест­ной ком­со­моль­ской ор­га­ни­за­ции при­е­хал со­труд­ник НКВД; вы­звав ста­ро­сту Ев­до­кию Ар­хи­по­ву, он по­тре­бо­вал от нее спи­сок, кто яв­ля­ет­ся свя­щен­ни­ком хра­ма, кто пса­лом­щи­ком, кто чле­ном цер­ков­но­го со­ве­та.Взяв спи­сок, он уехал. Через неко­то­рое вре­мя по­сле его отъ­ез­да на­чаль­ни­ку Лу­хо­виц­ко­го рай­он­но­го от­де­ла НКВД по­сту­пил до­нос, буд­то в се­ле Го­ре­то­во у Ев­до­кии Ар­хи­по­вой со­сто­я­лось «кон­спи­ра­тив­ное со­ве­ща­ние слу­жи­те­лей куль­та... Со­бра­ние про­ис­хо­ди­ло с 9 ча­сов утра до 16 ча­сов дня, при­чем по­ме­ще­ние бы­ло за­кры­то из­нут­ри и за­на­ве­ше­ны ок­на»[1].
15 фев­ра­ля 1938 го­да со­труд­ни­ки НКВД по­про­си­ли со­се­да Ев­до­кии, чтобы тот по­сту­чал­ся к ней в дом; он со­гла­сил­ся: Ев­до­кия от­кры­ла ему дверь как со­се­ду и бы­ла аре­сто­ва­на.
26 фев­ра­ля бы­ли аре­сто­ва­ны Оль­га Жиль­цо­ва и Ва­си­лий Ар­хи­пов и за­клю­че­ны в тюрь­му в Ко­ломне.
— По­че­му вы ру­га­е­те кол­хоз и уго­ва­ри­ва­е­те, чтобы вам по­жерт­во­ва­ли на цер­ковь, а на за­ем не под­пи­сы­ва­лись? — спро­сил сле­до­ва­тель ста­ро­сту.
— Я кол­хоз не ру­га­ла и не го­во­ри­ла, что кол­хо­зу дол­го не су­ще­ство­вать, и про­тив зай­ма я ни­че­го не го­во­ри­ла, и ви­нов­ной се­бя в этом не при­знаю. Я при­знаю толь­ко то, что со­би­ра­ла день­ги на ре­монт церк­ви.
Вы­звав на до­прос по­слуш­ни­цу Оль­гу, сле­до­ва­тель спро­сил ее:
— Вы в се­ле Го­ре­то­во ве­ли аги­та­цию по во­вле­че­нию в груп­пу ве­ру­ю­щих кол­хоз­ни­ков? Со­би­ра­ли день­ги для по­па? Ве­ли аги­та­цию про­тив го­судар­ствен­но­го зай­ма и ан­ти­со­вет­скую ра­бо­ту? При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ной?
— Ви­нов­ной се­бя ни в чем не при­знаю. И аги­та­ци­ей не за­ни­ма­лась, и кол­хоз­ни­ков в груп­пу ве­ру­ю­щих не во­вле­ка­ла, и про­тив го­судар­ствен­ных зай­мов не аги­ти­ро­ва­ла, и день­ги не со­би­ра­ла — и про это я ни­че­го не знаю, — от­ве­ти­ла по­слуш­ни­ца, и на том ее до­про­сы за­кон­чи­лись.
— Вы, как пса­лом­щик, — за­явил Ва­си­лию Мак­си­мо­ви­чу сле­до­ва­тель, — ве­ли аги­та­цию сре­ди на­се­ле­ния за во­вле­че­ние кол­хоз­ни­ков в груп­пу ве­ру­ю­щих, а так­же го­во­ри­ли кол­хоз­ни­кам, что со­вет­ская власть да­на нам в на­ка­за­ние; ве­ли аги­та­цию про­тив кон­сти­ту­ции, что, мол, име­ет­ся кон­сти­ту­ция, а на де­ле ве­дет­ся го­не­ние на Пра­во­слав­ную Цер­ковь. При­зна­е­те се­бя в этом ви­нов­ным?
— Нет, аги­та­ци­ей я не за­ни­мал­ся, про­тив кон­сти­ту­ции борь­бы не вел и аги­та­ции про­тив со­вет­ской вла­сти не вел. Ви­нов­ным се­бя в этом не при­знаю, — от­ве­тил Ва­си­лий Мак­си­мо­вич.
Вы­зван­ный в ка­че­стве лже­сви­де­те­ля сек­ре­тарь рай­он­но­го ко­ми­те­та ком­со­мо­ла Скот­ни­ков по­ка­зал, что «22 но­яб­ря на квар­ти­ре мо­наш­ки Ар­хи­по­вой про­ис­хо­ди­ло неле­галь­ное со­бра­ние по­пов и мо­на­шек се­ла Го­ре­то­во... Вся эта по­пов­ская сво­ра сре­ди кол­хоз­ни­ков се­ла Го­ре­то­во ве­дет ан­ти­со­вет­скую контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, в ре­зуль­та­те че­го в кол­хо­зе пло­хая дис­ци­пли­на, в дни ре­ли­ги­оз­ных празд­ни­ков аги­ти­ру­ют не ра­бо­тать в кол­хо­зе, а хо­дить в цер­ковь. Свою контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность они ве­дут от­кры­то. Так на­при­мер, быв­шая мо­наш­ка — ныне цер­ков­ная ста­ро­ста Ев­до­кия Ар­хи­по­ва — под ру­ко­вод­ством по­па про­из­во­ди­ла сре­ди на­се­ле­ния неза­кон­ные сбо­ры де­нег на ка­пи­таль­ный ре­монт церк­ви... и в на­сто­я­щее вре­мя цер­ковь ка­пи­таль­но от­ре­мон­ти­ро­ва­на»[2].
В этот же день, 26 фев­ра­ля 1938 го­да, след­ствие бы­ло за­кон­че­но, и 8 мар­та трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла по­слуш­ниц Ев­до­кию Ар­хи­по­ву и Оль­гу Жиль­цо­ву и пса­лом­щи­ка Ва­си­лия Ар­хи­по­ва к рас­стре­лу. По­сле при­го­во­ра все они бы­ли пе­ре­ве­зе­ны в Та­ган­скую тюрь­му в Москве, где 13 мар­та тю­рем­ный фо­то­граф сфо­то­гра­фи­ро­вал их, чтобы при мно­же­стве лю­дей, при­го­во­рен­ных к смер­ти, мож­но бы­ло срав­нить, тех ли вы­во­дят на казнь. По­слуш­ни­цы Ев­до­кия Ар­хи­по­ва и Оль­га Жиль­цо­ва и пса­лом­щик Ва­си­лий Ар­хи­пов бы­ли рас­стре­ля­ны 14 мар­та 1938 го­да и по­гре­бе­ны в об­щей без­вест­ной мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Март».
Тверь. 2006. С. 24-29


При­ме­ча­ния

[1] ГАРФ. Ф. 10035, д. П-55103, л. 18.

[2] Там же. Л. 37.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)