Дни памяти

17 марта

5 июня – Собор Ростово-Ярославских святых

6 июля – Собор Владимирских святых

18 июля  (переходящая) – Собор Тверских святых

Житие

Краткое житие благоверного князя Василия (Василько) Ростовского

При­над­ле­жал к слав­но­му в рус­ской ис­то­рии ро­ду суз­даль­ских Мо­но­ма­ши­чей. Его пра­дед – Юрий Дол­го­ру­кий, дед – ве­ли­кий князь Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до († 1212 г.), брат свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го (па­мять 4/17 июля), на­след­ник и про­дол­жа­тель его де­ла. По­сле смер­ти от­ца Ва­силь­ку не бы­ло еще и де­ся­ти лет, и на­став­ни­ком мо­ло­до­го Ро­стов­ско­го кня­зя был дя­дя – ве­ли­кий князь Вла­ди­мир­ский, свя­той Юрий (па­мять 4/17 фев­ра­ля).

В 1223 г. впер­вые в юж­ных сте­пях по­яви­лись та­та­ры, «на­род неве­до­мый», вы­шед­ший из глу­би­ны Азии. Ска­за­лось и ве­ко­вое раз­де­ле­ние удель­ных вла­сти­те­лей, неспо­соб­ных к друж­ным сов­мест­ным дей­стви­ям в мас­шта­бах боль­шой вой­ны. Над Русью сгу­ща­лись ту­чи, и в 1237 г. та­тар­ский смерч об­ру­шил­ся на Русь. В де­каб­ре под уда­ра­ми Ба­тыя па­ла Ря­зань. Вра­ги устре­ми­лись к Москве, взя­ли и со­жгли ее. 3 фев­ра­ля 1238 г. та­тар­ская ар­мия по­до­шла к Вла­ди­ми­ру, – го­род пал, со­бор был со­жжен.

Свя­той Юрий и его вер­ный спо­движ­ник свя­той Ва­силь­ко бы­ли пре­ис­пол­не­ны ре­ши­мо­сти бить­ся «за пра­во­слав­ную ве­ру хри­сти­ан­скую» с «без­бож­ны­ми по­га­ны­ми та­та­ра­ми». 4 мар­та 1238 г. про­изо­шла ре­ша­ю­щая бит­ва на ре­ке Си­ти. Та­та­рам уда­лось неожи­дан­ным ма­нев­ром окру­жить рус­скую ар­мию. На­ча­лась се­ча. Ма­ло кто из рус­ских во­и­нов ушел жи­вым из это­го страш­но­го боя, но до­ро­гой це­ной за­пла­ти­ли и вра­ги за по­бе­ду. Свя­той Юрий был из­руб­лен в от­ча­ян­ной схват­ке, Ва­силь­ка, из­ра­нен­но­го, при­вез­ли в став­ку Ба­тыя. Несмот­ря на льсти­вые обе­ща­ния сла­вы и угро­зы ужа­са­ми му­че­ний, бла­го­вер­ный князь от­ка­зал­ся по­сту­пить на служ­бу к Ба­тыю и при­нять его ве­ру. Та­та­ры «мно­го му­чив­ше его, смер­ти пре­да­ша, по­вер­го­ша его в ле­су Шерн­ском». Так, с мо­лит­вой за пра­во­слав­ную Цер­ковь и свя­тую Русь стра­да­лец пре­дал дух свой Бо­гу.

Цер­ковь чтит свя­тых Ва­силь­ка и Юрия как стра­сто­терп­цев-по­движ­ни­ков, ге­ро­и­че­ских за­щит­ни­ков Рус­ской зем­ли. Их свя­той при­мер вдох­нов­лял рус­ских во­и­нов в борь­бе с нена­вист­ны­ми за­хват­чи­ка­ми.

Полное житие благоверного князя Василия (Василько) Ростовского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ва­си­лий (Ва­силь­ко) Ро­стов­ский при­над­ле­жал к слав­но­му в рус­ской ис­то­рии ро­ду суз­даль­ских Мо­но­ма­ши­чей. Его пра­дед – Юрий Дол­го­ру­кий, дед – ве­ли­кий князь Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до († 1212), брат свя­то­го Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го († 1174, па­мять 4 июля), на­след­ник и про­дол­жа­тель его де­ла. Из Вла­ди­ми­ра-на-Клязь­ме, став­ше­го сто­ли­цей древ­не­го Ро­сто­во-Суз­даль­ско­го кня­же­ства, Все­во­лод са­мо­власт­но вер­шил де­ла всей ве­ли­кой Ру­си. "Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве" го­во­рит о нем, что он мо­жет "Вол­гу вес­ла­ми рас­плес­кать, а Дон ше­ло­ма­ми вы­чер­пать".

Свя­той Ва­силь­ко – стар­ший из птен­цов "Боль­шо­го гнез­да". Стар­ший внук Все­во­ло­да от его стар­ше­го сы­на Кон­стан­ти­на, Ва­силь­ко (Ва­си­лий) ро­дил­ся 7 де­каб­ря 1208 го­да в Ро­сто­ве, где кня­жил отец. Там про­шло его дет­ство, а в 1216 го­ду, ко­гда Кон­стан­тин Все­во­ло­до­вич стал ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским, Ро­стов был вы­де­лен Ва­силь­ку (ему бы­ло во­семь лет) как удел для са­мо­сто­я­тель­но­го кня­же­ния.

Во­ин­ская доб­лесть, свя­щен­ный долг слу­же­ния Ро­дине, спра­вед­ли­вость и по­слу­ша­ние стар­шим – тра­ди­ци­он­ные чер­ты рус­ско­го кня­зя, за­щит­ни­ка зем­ли, бы­ли при­су­щи Ва­силь­ку. По­сле смер­ти от­ца (ве­ли­кий князь Кон­стан­тин умер 2 фев­ра­ля 1218 го­да, Ва­силь­ку не бы­ло еще де­ся­ти лет) на­став­ни­ком мо­ло­до­го Ро­стов­ско­го кня­зя был дя­дя – ве­ли­кий князь Вла­ди­мир­ский, свя­той Юрий († 1238, па­мять 4 фев­ра­ля). Два­дцать лет пра­вил князь Юрий Вла­ди­мир­ской зем­лей, и все эти го­ды Ва­силь­ко был его бли­жай­шим дру­гом и со­рат­ни­ком. Ле­то­пис­цы от­ме­ча­ют цве­ту­щую кра­со­ту Ва­силь­ка, его свет­лый и ве­ли­че­ствен­ный взор, от­важ­ность на зве­ри­ной лов­ле, бла­го­де­тель­ность, ум, глу­бо­кую книж­ность, кро­тость и доб­ро­ду­шие в об­ра­ще­нии с бо­яра­ми: "Ибо кто слу­жил ему, кто ел хлеб его и пил с ним ча­шу, тот уже не мог быть слу­гою ино­го кня­зя". В 1219 го­ду Ва­силь­ко участ­во­вал в по­хо­де вла­ди­ми­ро-суз­даль­ских войск на Волж­скую Бол­га­рию, в 1221 го­ду – в по­хо­де к устью Оки, где свя­тым Юри­ем был за­ло­жен в тот год Ниж­ний Нов­го­род.

В 1223 го­ду впер­вые в юж­ных сте­пях по­яви­лись та­та­ры, "на­род неве­до­мый", вы­шед­ший из глу­би­ны Азии. Пер­вой их жерт­вой ста­ли со­юз­ные с Русью по­лов­цы. Рус­ские кня­зья сов­мест­но с по­ло­вец­ки­ми ха­на­ми, мно­гие из ко­то­рых при­ня­ли Свя­тое Кре­ще­ние, ре­ши­ли дать от­пор степ­ным хищ­ни­кам рань­ше, чем они дой­дут до Рус­ской Зем­ли. Свя­той Ва­силь­ко воз­гла­вил вспо­мо­га­тель­ный от­ряд, по­слан­ный ве­ли­ким кня­зем Юри­ем для уча­стия в об­ще­рус­ском степ­ном по­хо­де. Враг ока­зал­ся силь­нее, чем ду­ма­ли. Ска­за­лось и ве­ко­вое раз­де­ле­ние удель­ных вла­сти­те­лей, неспо­соб­ных к друж­ным сов­мест­ным дей­стви­ям в мас­шта­бах боль­шой вой­ны.

От­ряд Ва­силь­ка не по­спел к ре­ша­ю­щей бит­ве, у Чер­ни­го­ва при­шла к нему пе­чаль­ная весть о раз­гро­ме рус­ско­го вой­ска на ре­ке Кал­ке 16 июня 1223 го­да. Это бы­ло дур­ное пред­зна­ме­но­ва­ние: с во­сто­ка на­дви­га­лась гро­за. Ва­силь­ко со сво­ей дру­жи­ной вер­нул­ся в Ро­стов.

В 1227 го­ду (по дру­гим дан­ным, 1228) Ва­силь­ко Кон­стан­ти­но­вич же­нил­ся, взяв в же­ны Ма­рию – дочь свя­то­го Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го († 1246, па­мять 20 сен­тяб­ря). На сест­ре кня­зя Ми­ха­и­ла уже ра­нее был же­нат дя­дя Ва­силь­ка – свя­той Юрий. В 1231 го­ду у Ва­силь­ка ро­дил­ся стар­ший сын Бо­рис.

Над Русью сгу­ща­лись ту­чи. 3 мая 1230 г., пи­сал ле­то­пи­сец, "тряс­лась зем­ля в са­мую обед­ню", бы­ли тем ле­том на Ру­си го­лод и мор. В 1232 го­ду та­та­ры зи­мо­ва­ли, ед­ва не дой­дя до сто­ли­цы Волж­ской Бол­га­рии. Жизнь шла сво­им че­ре­дом, князь Юрий в 1236 го­ду же­нил сво­их сы­но­вей Вла­ди­ми­ра и Мсти­сла­ва, Ва­силь­ко гу­лял на их свадь­бах. А всем им оста­ва­лось жить чуть бо­лее го­да – та­та­ры уже взя­ли Бол­гар­скую зем­лю.

В 1237 го­ду та­тар­ский смерч об­ру­шил­ся на Русь. В де­каб­ре под уда­ра­ми Ба­тыя па­ла Ря­зань. Князь Юрий не ре­шил­ся бро­сить свои вой­ска ей на по­мощь, пред­сто­я­ла труд­ная обо­ро­на Вла­ди­мир­ской зем­ли. Та­та­ры пред­ла­га­ли ему мир, и свя­той князь го­тов был к пе­ре­го­во­рам. Но усло­вия ми­ра – дань и вас­саль­ная за­ви­си­мость от ха­на – бы­ли непри­ем­ле­мы. "Слав­ная брань, – ре­шил князь, – луч­ше по­стыд­но­го ми­ра". Пер­вый бой с та­та­ра­ми был при­нят у Ко­лом­ны, ко­ман­до­вал дру­жи­ной Все­во­лод Юрье­вич, но был раз­бит. Вра­ги устре­ми­лись к Москве, взя­ли и со­жгли ее. Дру­гой сын Юрия, Вла­ди­мир, воз­глав­ляв­ший обо­ро­ну Моск­вы, по­пал в плен.

Свя­той Юрий и его вер­ный спо­движ­ник свя­той Ва­силь­ко бы­ли пре­ис­пол­не­ны ре­ши­мо­сти бить­ся "за пра­во­слав­ную ве­ру хри­сти­ан­скую" с "без­бож­ны­ми по­га­ны­ми та­та­ра­ми". Ор­га­ни­зо­вав обо­ро­ну и оста­вив во Вла­ди­ми­ре сы­но­вей, Все­во­ло­да и Мсти­сла­ва, князь Юрий ото­шел за Вол­гу со­би­рать но­вые вой­ска вза­мен уни­что­жен­ных Ба­ты­ем.

С ним бы­ли пле­мян­ни­ки – свя­той Ва­силь­ко Ро­стов­ский со сво­ей дру­жи­ной, его бра­тья – Все­во­лод и Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­ви­чи. Ве­ли­кий князь ждал под­хо­да бра­тьев – Яро­сла­ва и Свя­то­сла­ва с их вой­ском.

В мя­со­пуст­ную суб­бо­ту 3 фев­ра­ля 1238 го­да, быст­ро и бес­пре­пят­ствен­но прой­дя по зим­ним до­ро­гам, та­тар­ская ар­мия по­до­шла к Вла­ди­ми­ру. Несмот­ря на ге­ро­и­че­скую обо­ро­ну, судь­ба го­ро­да бы­ла пред­ре­ше­на. Епи­скоп Мит­ро­фан для ду­хов­но­го укреп­ле­ния по­стриг в Ан­гель­ский об­раз всех оста­вав­ших­ся в го­ро­де кня­зей и кня­гинь. 7 фев­ра­ля го­род пал. По­след­ним опло­том вла­ди­мир­цев стал Успен­ский со­бор, хра­нив­ший глав­ную свя­ты­ню Рус­ской зем­ли – чу­до­твор­ную Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­жи­ей Ма­те­ри. Та­та­ры об­ло­жи­ли со­бор дро­ва­ми и хво­ро­стом и пре­вра­ти­ли в огром­ный пы­ла­ю­щий ко­стер. В огне и в ды­му, вме­сте с ты­ся­ча­ми без­за­щит­ных жен­щин и де­тей, по­гиб­ли епи­скоп Мит­ро­фан и вся се­мья свя­то­го кня­зя Юрия: су­пру­га Ага­фия, дочь Фе­о­до­ра, невест­ки Ма­рия и Хри­сти­на, внук-мла­де­нец Ди­мит­рий. Сы­но­вья Все­во­лод, Мсти­слав и пле­нен­ный ра­нее Вла­ди­мир бы­ли под­верг­ну­ты ис­тя­за­ни­ям и за­ре­за­ны "пред оча­ми ха­на". (В неко­то­рых ста­рин­ных ме­ся­це­сло­вах все они за­пи­са­ны как свя­тые).

Свя­той Юрий сто­ял с вой­ска­ми под Яро­слав­лем. Узнав о ги­бе­ли сто­ли­цы и о смер­ти близ­ких, князь, по сло­вам ле­то­пи­си, "возо­пи гла­сом ве­ли­ким со сле­за­ми, пла­ча по пра­во­вер­ной ве­ре хри­сти­ан­ской и Церк­ви". "Луч­ше бы мне уме­реть, неже­ли жить на све­те, – го­во­рил он, – че­го ра­ди остал­ся я один". Свя­той Ва­силь­ко, по­до­спев­ший с ро­стов­ской дру­жи­ной, укреп­лял его на рат­ный по­двиг.

4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла ре­ша­ю­щая бит­ва на ре­ке Си­ти. Та­та­рам уда­лось неожи­дан­ным ма­нев­ром окру­жить рус­скую ар­мию. На­ча­лась се­ча. Ма­ло кто из рус­ских во­и­нов ушел жи­вым из это­го страш­но­го боя, но до­ро­гой це­ной за­пла­ти­ли вра­ги за по­бе­ду. Свя­той Юрий был из­руб­лен в от­ча­ян­ной схват­ке. Ва­силь­ка, из­ра­нен­но­го, при­ве­ли в став­ку Ба­тыя.

Та­та­ры при­нуж­да­ли его "сле­до­вать обы­чаю но­гай­ско­му, быть в их во­ле и во­е­вать за них". С гне­вом от­верг свя­той князь мысль об из­мене Ро­дине и пра­во­сла­вию. "Ни­как не от­ве­де­те ме­ня от хри­сти­ан­ской ве­ры", – го­во­рил свя­той князь, вспо­ми­ная древ­них хри­сти­ан ис­по­вед­ни­ков. "И мно­го му­чив­ше его, смер­ти пре­да­ша, по­вер­го­ша его в ле­су Шерн­ском". Так пре­дал ду­шу Бо­гу свя­той князь Ва­силь­ко Ро­стов­ский, упо­до­бив­шись в кон­чине сво­ей свя­то­му стра­сто­терп­цу Бо­ри­су, пер­во­му из кня­зей Ро­стов­ских, ко­то­ро­му он под­ра­жал в жиз­ни. Как и свя­то­му Бо­ри­су, Ва­силь­ку не бы­ло еще трид­ца­ти лет.

Епи­скоп Ро­стов­ский Ки­рилл, при­дя на по­ле сра­же­ния, пре­дал по­гре­бе­нию по­гиб­ших пра­во­слав­ных во­и­нов, отыс­кал те­ло свя­то­го кня­зя Юрия (толь­ко от­руб­лен­ной его го­ло­вы не су­ме­ли сыс­кать в гру­дах по­вер­жен­ных тел), пе­ре­нес чест­ные остан­ки в Ро­стов – в Успен­ский со­бор. Те­ло свя­то­го Ва­силь­ка бы­ло най­де­но в Шерн­ском ле­су сы­ном свя­щен­ни­ка и при­ве­зе­но в Ро­стов. Там су­пру­га кня­зя, де­ти, епи­скоп Ки­рилл и весь на­род ро­стов­ский встре­ти­ли с горь­ким пла­чем те­ло лю­би­мо­го кня­зя и по­греб­ли его под сво­да­ми со­бор­ной церк­ви.

Опи­сы­вая по­гре­бе­ние кня­зя Ва­силь­ка, ле­то­пи­сец так ха­рак­те­ри­зо­вал его: "Ры­да­ло на­ро­да мно­же­ство пра­во­слав­но­го, зря­ще от­хо­дя­щим от­ца и кор­ми­те­ля си­рым, пе­чаль­ным уте­ше­ние ве­ли­ко, омра­чен­ным – звез­ду све­то­нос­ную за­шед­шую. На весь бо цер­ков­ный чин от­верз ему Бог очи сер­деч­ные, и всем лю­дям цер­ков­ным, и ни­щим, и пе­чаль­ным яко воз­люб­лен­ный был отец... Кро­вью му­че­ни­че­ской омыл пре­гре­ше­ния свои с бра­тья­ми".

Знак осо­бой Бо­жи­ей ми­ло­сти на­род ви­дел в том, что кня­зья-со­рат­ни­ки по­хо­ро­не­ны бы­ли ря­дом в ро­стов­ском ка­фед­раль­ном со­бо­ре: "Се бо и чуд­но бысть, ибо и по смер­ти со­во­ку­пи Бог те­ле­са их". (Поз­же мо­щи свя­то­го кня­зя Юрия бы­ли пе­ре­не­се­ны в вос­ста­нов­лен­ный Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор.)

Цер­ковь чтит свя­тых Ва­силь­ка и Юрия как стра­сто­терп­цев-по­движ­ни­ков, ге­ро­и­че­ских за­щит­ни­ков Рус­ской Зем­ли. Их свя­той при­мер вдох­нов­лял рус­ских во­и­нов в борь­бе с нена­вист­ны­ми за­хват­чи­ка­ми. Наи­бо­лее по­дроб­ный рас­сказ о жиз­ни и по­дви­гах свя­тых кня­зей Ва­силь­ка и Юрия со­хра­ни­ла Лав­рен­тьев­ская ле­то­пись, пи­сан­ная ино­ком Лав­рен­ти­ем по бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Ди­о­ни­сия, ар­хи­епи­ско­па Суз­даль­ско­го, в 1377 го­ду – за три го­да до Ку­ли­ков­ской бит­вы.

Случайный тест