Дни памяти:

15 июля  (переходящая) – Собор Тверских святых

9 сентября  (переходящая) – Собор Нижегородских святых

17 февраля

6 июля – Собор Владимирских святых

Житие

Краткое житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий (1189–1238) был вто­рым сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. В 1212 го­ду по­сле смер­ти от­ца и стар­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на он уна­сле­до­вал Вла­ди­мир­ский ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и во­ин­ской доб­ле­стью. Им был ос­но­ван Ниж­ний Нов­го­род. В 1237 го­ду на Рус­скую зем­лю дви­ну­лись мон­го­ло-та­тар­ские ор­ды Ба­тыя. Они ра­зо­ри­ли Ря­зань и со­жгли Моск­ву. Свя­той Ге­ор­гий оста­вил столь­ный град на по­пе­че­ние сво­их сы­но­вей Мсти­сла­ва и Все­во­ло­да (тре­тий сын – Вла­ди­мир – был в то вре­мя в пле­ну у та­тар) и опыт­ных во­е­вод, а сам дви­нул­ся с вой­ском и пле­мян­ни­ка­ми – сы­но­вья­ми Кон­стан­ти­на – на се­вер, чтобы со­еди­нить­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми. В на­ча­ле мар­та он вы­шел на бе­ре­га ре­ки Си­ти. Там 4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла кро­ва­вая бит­ва с та­та­ра­ми. Еще пе­ред бит­вой бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий по­лу­чил из­ве­стие о том, что столь­ный град Рус­ской зем­ли – Вла­ди­мир – пал и все его сы­но­вья уби­ты. Вы­слу­шав пе­чаль­ную весть, ве­ли­кий князь об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, в ко­то­рой про­сил Все­выш­не­го спо­до­бить его му­че­ни­че­ской смер­ти за ве­ру хри­сти­ан­скую и на­род пра­во­слав­ный. И мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на: в бит­ве на ре­ке Си­ти ве­ли­кий князь по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью – ему бы­ла от­се­че­на го­ло­ва. Через неко­то­рое вре­мя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл II. Его путь ле­жал через по­ле бра­ни. Сре­ди пав­ших во­и­нов он по одеж­дам узнал обез­глав­лен­ное те­ло ве­ли­ко­го кня­зя. С бла­го­го­ве­ни­ем он взял его и пе­ре­нес в Ро­стов. Там, при ве­ли­ком пла­че все­го на­ро­да, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и чест­ная гла­ва ве­ли­ко­го кня­зя, ко­то­рая бы­ла при­ло­же­на к те­лу. Через два го­да гроб с те­лом бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия с боль­шой тор­же­ствен­но­стью был пе­ре­не­сен во Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. В 1645 го­ду те­ло свя­то­го кня­зя бы­ло об­ре­те­но нетлен­ным, и со­сто­я­лось цер­ков­ное про­слав­ле­ние свя­то­го. Мо­щи кня­зя Ге­ор­гия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в се­реб­ря­ную ра­ку, устро­ен­ную Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Иоси­фом.

Полное житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич был тре­тьим сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да III Ге­ор­ги­е­ви­ча, по про­зва­нию Боль­шое Гнез­до, и кня­ги­ни Ма­рии Швар­нов­ны. Он ро­дил­ся 26 но­яб­ря 1187 го­да в го­ро­де Суз­да­ле и по же­ла­нию от­ца по­лу­чил имя де­да. Пя­ти лет от ро­да кня­жич Ге­ор­гий по обы­чаю то­го вре­ме­ни был «по­са­жен на конь», со­вер­ше­ны бы­ли его по­стри­ги. Тор­же­ство про­ис­хо­ди­ло в Суз­да­ле. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 19 лет, его мать Ма­рия, силь­но за­болев­ши, по­стриг­лась в мо­на­сты­ре Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме, и Ге­ор­гий про­во­жал свою мать до оби­те­ли. Через несколь­ко дней она скон­ча­лась, и Ге­ор­гий опла­ки­ва­ет кон­чи­ну ма­те­ри, осо­бен­ной лю­бо­вью ко­то­рой он поль­зо­вал­ся. В 1211 го­ду князь Ге­ор­гий всту­пил в брак с до­че­рью ки­ев­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го, род­ной сест­рой свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го. От это­го бра­ка князь Ге­ор­гий имел трех сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра.

В XII–XIII ве­ках, ко­гда жил бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий, Рус­ская зем­ля силь­но стра­да­ла от меж­до­усо­бий удель­ных кня­зей, меж­ду ко­то­ры­ми бы­ла раз­де­ле­на. Отец Ге­ор­гия, ве­ли­кий князь Все­во­лод III, пы­тал­ся до­стиг­нуть объ­еди­не­ния и за свои за­слу­ги по­лу­чил имя Ве­ли­ко­го Все­во­ло­да, од­на­ко не был в со­сто­я­нии пре­кра­тить удель­ную враж­ду и при сво­ей жиз­ни не раз при­вле­кал де­тей сво­их к уча­стию в меж­до­усоб­ной борь­бе. Та­ким об­ра­зом мо­ло­дой Ге­ор­гий в пер­вый раз вы­сту­па­ет в ис­то­рии дей­ству­ю­щим вме­сте с от­цом и бра­тья­ми в оса­де Прон­ска в 1207 го­ду. В сле­ду­ю­щем го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич от­ра­жал на­па­де­ние преж­не­го прон­ско­го кня­зя Ми­ха­и­ла и дво­ю­род­но­го его бра­та Изя­с­ла­ва на мос­ков­ские во­ло­сти ве­ли­ко­го кня­зя, дей­ство­вал по­том про­тив мя­теж­ных нов­го­род­цев.

В 1212 го­ду ве­ли­кий князь Все­во­лод стал из­не­мо­гать и за­хо­тел при жиз­ни уря­дить сы­но­вей, ко­то­рых у него в то вре­мя оста­ва­лось ше­сте­ро: Кон­стан­тин, Ге­ор­гий, Яро­слав, Свя­то­слав, Вла­ди­мир и Иоанн. Он по­слал за стар­шим Кон­стан­ти­ном, кня­жив­шим в Ро­сто­ве, же­лая дать ему по­сле се­бя столь­ный го­род Вла­ди­мир, а в Ро­стов по­са­дить Ге­ор­гия. Но Кон­стан­тин не со­гла­шал­ся на та­кое рас­по­ря­же­ние и от­ве­тил от­цу: «Ес­ли хо­чешь сде­лать ме­ня стар­шим, то дай мне на­чаль­ный го­род Ро­стов и к нему Вла­ди­мир, или, ес­ли те­бе так угод­но, дай мне Вла­ди­мир и к нему Ро­стов».

Все­во­лод, по­со­ве­то­вав­шись с бо­яра­ми и епи­ско­пом Иоан­ном, ре­шил на­ка­зать непо­слуш­но­го Кон­стан­ти­на – от­дать стар­шин­ство Ге­ор­гию и 14 ап­ре­ля 1212 г. на 64 го­ду жиз­ни скон­чал­ся. Кон­стан­тин оскор­бил­ся на Ге­ор­гия и «воз­дви­же бро­ви своя со гне­вом».

Так сде­лал­ся ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич, по­лу­чив­ший в на­сле­дие неустро­ен­ную зем­лю, борь­бу го­ро­дов и кня­зей и нерас­по­ло­же­ние оби­жен­но­го стар­ше­го бра­та. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду Кон­стан­тин, недо­воль­ный по­те­рей стар­шин­ства, воз­бу­дил всю зем­лю Суз­даль­скую и под­нял вос­ста­ние на бра­та Ге­ор­гия. И осталь­ные бра­тья при­ня­ли уча­стие в меж­до­усо­бии. Со­бран­ные ими вой­ска со­шлись под Ро­сто­вом у ре­ки Иш­ни. На сей раз бра­тья по­ми­ри­лись и разо­шлись по сво­им го­ро­дам без бит­вы, так как ве­ли­кий князь, силь­ный ми­ро­лю­би­ем и преду­смот­ри­тель­но­стью, имел сред­ства из­бе­жать кро­во­про­ли­тия. В дру­гой раз усо­би­цу на­чал Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич, вы­бе­жав­ший из сво­е­го го­ро­да Юрье­ва-Поль­ско­го спер­ва на Во­лок, а от­ту­да на Моск­ву, чтобы от­нять их у Ге­ор­гия. За по­след­не­го стал брат Яро­слав. Пол­ки Вла­ди­ми­ра бы­ли про­гна­ны дмит­ров­ца­ми, до боль­шой бит­вы де­ло не до­шло, ве­ли­кий князь не по­же­лал мстить на­па­дав­ше­му, и бра­тья опять по­ми­ри­лись. Князь Яро­слав рассо­рил­ся с нов­го­род­ца­ми, ко­то­рые взя­ли се­бе кня­зем храб­ро­го Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Уда­ло­го; воз­ник­ла но­вая усо­би­ца, в ко­то­рой Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич дол­жен был под­дер­жи­вать Яро­сла­ва, а с нов­го­род­ца­ми со­еди­ни­лись пско­ви­чи, смоль­няне и все сто­рон­ни­ки кня­зя Кон­стан­ти­на Ро­стов­ско­го. В ап­ре­ле 1216 го­да про­изо­шла Ли­пиц­кая бит­ва (бит­ва на­зы­ва­ет­ся от реч­ки Ли­пи­цы в Юрьев­ском уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии, близ ко­то­рой она разыг­ра­лась), в ко­то­рой ве­ли­кий князь и его со­юз­ни­ки бы­ли раз­би­ты на­го­ло­ву, и ему при­шлось усту­пить пер­вен­ство бра­ту Кон­стан­ти­ну. Ухо­дя из Вла­ди­ми­ра в Ра­ди­лов – го­ро­док на Вол­ге, Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич мо­лил­ся у от­цов­ско­го гро­ба и со сле­за­ми го­во­рил: «Су­ди Бог бра­ту мо­е­му Яро­сла­ву, что до­вел ме­ня до это­го».

В 1217 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич по­лу­чил от бра­та Кон­стан­ти­на пред­ло­же­ние взять кня­же­ние в Суз­да­ле; а ко­гда 2 фев­ра­ля 1218 го­да ве­ли­кий князь Кон­стан­тин скон­чал­ся, то сле­ду­ю­щий за ним по стар­шин­ству Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич воз­вра­тил­ся на ве­ли­ко­кня­же­ский стол, ко­то­рый за­ни­мал до сво­ей стра­даль­че­ской кон­чи­ны.

От­ме­чен­ные чер­ты смут­но­го со­сто­я­ния Ру­си вы­сту­па­ли во всей си­ле в те­че­ние даль­ней­ше­го прав­ле­ния Ге­ор­гия Все­во­ло­до­ви­ча и при­ве­ли го­су­дар­ство к страш­но­му по­гро­му, из­вест­но­му под име­нем мон­голь­ско­го (та­тар­ско­го) ига. Нов­го­род­ская воль­ни­ца при­чи­ня­ла ве­ли­ко­му кня­зю ве­ли­кие за­бо­ты и от­вле­ка­ла его си­лы на бес­плод­ную внут­рен­нюю борь­бу. По прось­бе нов­го­род­цев он неод­но­крат­но по­сы­лал им в пра­ви­те­ли то сы­на сво­е­го Все­во­ло­да, то шу­ри­на сво­е­го свя­то­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, вы­нуж­дал­ся ид­ти по­хо­дом на зем­ли Нов­го­род­ские и за­ни­мал сво­и­ми пол­ка­ми Тор­жок: по­ряд­ка в Нов­го­ро­де не уда­лось до­стиг­нуть. Меж­ду тем го­су­дар­ство тер­пе­ло от на­бе­гов во­сточ­ных со­се­дей – кам­ских бол­гар и морд­вы. В боль­шом по­хо­де бол­гар в 1220 го­ду по пред­ло­же­нию ве­ли­ко­го кня­зя при­ня­ли уча­стие брат его Яро­слав, кня­жив­ший в Пе­ре­я­с­лав­ле, пле­мян­ник Ва­силь­ко Кон­стан­ти­но­вич из Ро­сто­ва, Му­ром­ский князь Свя­то­слав Да­ви­до­вич и дру­гие. По­ход был удач­ный, но уто­ми­тель­ный. Чтобы за­кре­пить до­стиг­ну­тые успе­хи, ве­ли­кий князь ос­но­вал (в 1221 г.) при устье Оки кре­пость – го­род Ниж­ний Нов­го­род.

За­ло­жен был го­род на Мор­дов­ской зем­ле, а по­то­му по­сле 1221 го­да долж­ны бы­ли воз­ник­нуть и воз­ник­ли осо­бен­но враж­деб­ные дей­ствия со сто­ро­ны морд­вы. В 1229 го­ду морд­ва при­хо­ди­ла с кня­зем сво­им Пур­га­сом к са­мо­му Ниж­не­му Нов­го­ро­ду и успе­ла сжечь устро­ен­ные здесь Бо­го­ро­диц­кий мо­на­стырь и за­го­род­ную цер­ковь. Про­дол­жа­лась борь­ба и с бол­га­ра­ми. Но глав­ные за­бо­ты ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да вы­зы­ва­лись внут­рен­ней враж­дой кня­зей. Ве­ли­ко­му кня­зю Вла­ди­мир­ско­му при­хо­ди­лось ве­сти вой­ну с Чер­ни­го­вом и вся­че­ски уми­ро­тво­рять бес­по­кой­но­го бра­та Яро­сла­ва. Глав­ным по­во­дом к раз­до­ру был тот же Нов­го­род, где враж­до­ва­ли сто­ро­на Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го и суз­даль­ская. Яро­слав под тем пред­ло­гом, буд­то Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать Ми­ха­и­ла в Нов­го­ро­де, воз­бу­дил про­тив ве­ли­ко­го кня­зя его пле­мян­ни­ков Кон­стан­ти­но­ви­чей – Ва­силь­ка, Все­во­ло­да и Вла­ди­ми­ра. В 1229 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич со­би­рал к се­бе во Вла­ди­ми­ре недо­воль­ных род­ствен­ни­ков и успо­ко­ил их. За то ско­ро воз­му­тил­ся Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский и вме­сте с кня­зем Вла­ди­ми­ром Ки­ев­ским дви­нул­ся на во­лын­ских кня­зей Да­ни­и­ла и Ва­силь­ка Ро­ма­но­ви­чей, быв­ших в близ­ком род­стве с ве­ли­ким кня­зем, вы­дав­шим за Ва­силь­ка свою дочь. По­ход в Чер­ни­гов­ские во­ло­сти, хо­тя и не со­про­вож­дав­ший­ся бит­ва­ми и по­бе­да­ми, не уве­ли­чил ни рус­ской во­ен­ной си­лы, ни еди­но­ду­шия кня­зей рус­ских, про­тив ко­то­рых уже сто­ял вбли­зи страш­ный враг – мон­го­лы.

Еще под 1229 го­дом на­ши ле­то­пи­си упо­ми­на­ют, что сак­си­ны и по­лов­цы при­бе­жа­ли с ни­зо­вьев Вол­ги к бол­га­рам, го­ни­мые та­та­ра­ми, при­бе­жа­ли и сто­ро­жа бол­гар­ские, раз­би­тые та­та­ра­ми на ре­ке Яи­ке. В 1236 го­ду 300 тыс. та­тар под на­чаль­ством Ба­тыя во­шли в зем­лю Бол­гар­скую, со­жгли го­род Ве­ли­кие Бол­га­ры, ис­тре­би­ли всех жи­те­лей и опу­сто­ши­ли зем­лю; а в сле­ду­ю­щем го­ду лес­ною сто­ро­ною с во­сто­ка та­та­ры яви­лись и в пре­де­лах Ря­зан­ских. Кня­зья Ря­зан­ские, не до­пус­кая та­тар к го­ро­дам, от­пра­ви­лись к ним на­встре­чу в Во­ро­неж и объ­яви­ли: «Ко­гда ни­ко­го из нас не оста­нет­ся, то­гда все бу­дет ва­ше».

Та­кая ре­ши­мость не спас­ла го­су­дар­ства. Раз­роз­нен­ные уде­лы один за дру­гим бы­ли по­ко­ре­ны вра­гом, не встре­тив­шим объ­еди­нен­но­го от­по­ра всей зем­ли.

Крайне тя­же­ло, ве­ро­ят­но, бы­ло на ду­ше у ве­ли­ко­го кня­зя, по­свя­тив­ше­го всю жизнь свою объ­еди­не­нию и внут­рен­не­му ми­ру и те­перь пе­ред страш­ной опас­но­стью ви­дев­ше­го Рус­скую зем­лю раз­де­лен­ной и обес­си­лен­ной. Ря­зань со­жже­на. При­шла оче­редь и столь­но­му Вла­ди­ми­ру. Опу­сто­шив Ря­зан­скую зем­лю, та­та­ры дви­ну­лись к Ко­ломне. Здесь до­жи­дал­ся их сын ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­лод с бег­лым Ря­зан­ским кня­зем Ро­ма­ном и во­е­во­дой Иере­ми­ей Гле­бо­ви­чем. По­сле креп­кой се­чи ве­ли­ко­кня­же­ское вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние. В чис­ле уби­тых бы­ли князь Ро­ман и во­е­во­да Иере­мия, а Все­во­лод Ге­ор­ги­е­вич успел спа­стись с ма­лой дру­жи­ной бег­ством во Вла­ди­мир. Та­та­ры шли даль­ше; взя­ли Моск­ву, где уби­ли во­е­во­ду Филип­па Нянь­ку, за­хва­ти­ли кня­зя Вла­ди­ми­ра Ге­ор­ги­е­ви­ча и от­пра­ви­лись с ним к Вла­ди­ми­ру. Ве­ли­кий князь оста­вил здесь сво­их сы­но­вей Все­во­ло­да и Мсти­сла­ва с во­е­во­дой Пет­ром Ос­ля­ду­ко­ви­чем, а сам с тре­мя пле­мян­ни­ка­ми Кон­стан­ти­но­ви­ча­ми по­ехал на Вол­гу и стал на ре­ке Си­ти. По­том, оста­вив здесь во­е­во­ду Жи­ро­сла­ва Ми­хай­ло­ви­ча, от­пра­вил­ся по окрест­ным во­ло­стям со­би­рать рат­ных лю­дей, под­жи­дал и бра­тьев Яро­сла­ва и Свя­то­сла­ва. Меж­ду тем та­та­ры быст­ро дви­га­лись впе­ред. Ско­ро к ве­ли­ко­му кня­зю на Си­ти бы­ла при­не­се­на страш­ная весть: его сын князь Вла­ди­мир убит, дру­гой князь – Все­во­лод, по­няв­ши, что си­лой го­ро­да не от­сто­ять, вы­шел к Ба­тыю с да­ра­ми и был так­же умерщ­влен, Мсти­слав с ча­стью жи­те­лей пы­тал­ся укрыть­ся в ста­ром го­ро­де и был убит та­та­ра­ми. Епи­скоп Мит­ро­фан, ве­ли­кая кня­ги­ня с до­че­рью, сно­ха­ми и вну­ча­та­ми, дру­гие кня­ги­ни со мно­же­ством бо­яр и про­стых лю­дей за­пер­лись в Успен­ском со­бо­ре на хо­рах. Та­та­ры от­би­ли две­ри, цер­ковь огра­би­ли, а быв­ших там со­жгли вме­сте с цер­ко­вью. Пе­ред смер­тью мно­гие при­ня­ли ино­че­ский об­раз от епи­ско­па Мит­ро­фа­на. Вы­слу­шав скорб­ную по­весть, ве­ли­кий князь за­пла­кал. «Гос­по­ди, Бо­же мой! – взы­вал он. – Ис­пы­та­ние, То­бою нис­по­слан­ное, тя­же­ло мне! Ты ли­шил ме­ня, как неко­гда Иова, все­го, что у ме­ня бы­ло. Же­на и де­ти мои по­гиб­ли. Взя­ты То­бою и лю­ди, вве­рен­ные То­бою же мо­ей дер­жа­ве. Что же де­лать мне? Со­гре­ши­ли мы пред То­бою, Гос­по­ди, и Ты сми­рил нас: пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди, и пра­вы су­ды Твои о нас. Но эта кровь мно­же­ства лю­дей, не по­вин­ных в на­ших гре­хах? Гос­по­ди, Гос­по­ди! Ты при­звал к Се­бе это мно­же­ство но­вых му­че­ни­ков: поч­то же ме­ня еди­но­го со­хра­нил по­срам­лен­ным? Все­ми­ло­сти­ве Гос­по­ди! Не ли­шай и ме­ня, греш­но­го и недо­стой­но­го, Тво­е­го уча­стия в их сла­ве, спо­до­би и ме­ня по­стра­дать со Хри­стом, как они по­стра­да­ли, ра­ди име­ни Тво­е­го свя­то­го, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха. Но да бу­дет во­ля Твоя свя­тая, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки. Аминь».

Мо­лит­ва укре­пи­ла его, и князь стал спо­кой­но го­то­вить­ся к бит­ве и к смер­ти. Во­е­во­да До­ро­жа с трех­ты­сяч­ным от­ря­дом по­слан был раз­уз­нать о непри­я­те­ле; но он ско­ро воз­вра­тил­ся и до­нес, что та­та­ры уже обо­шли рус­ское вой­ско кру­гом. То­гда князь сел на ко­ня и вме­сте с бра­том Свя­то­сла­вом и тре­мя пле­мян­ни­ка­ми вы­сту­пил про­тив вра­гов. Про­изо­шла страш­ная се­ча, рус­ские пол­ки по­бе­жа­ли, и ве­ли­кий князь был убит. Та­та­ры от­сек­ли ему го­ло­ву. Мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на, он пал как доб­рый во­ин, как му­че­ник за ве­ру и Русь Пра­во­слав­ную.

Как бу­ря, про­нес­лось вра­же­ское вой­ско, оста­вив за со­бою по­ле, по­кры­тое тру­па­ми. Недол­го спу­стя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл. Путь его ле­жал неда­ле­ко от Си­ти. Ар­хи­пас­тырь за­шел сю­да, чтобы воз­не­сти свои мо­лит­вы к Бо­гу об упо­ко­е­нии душ за ве­ру и оте­че­ство пав­ших во­и­нов. Сре­ди мно­же­ства мерт­вых тел свя­ти­тель узнал по ве­ли­ко­кня­же­ско­му оде­я­нию те­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия, но ту­ло­ви­ще его ле­жа­ло без го­ло­вы. С бла­го­го­ве­ни­ем взял он те­ло кня­зя, при­нес его в Ро­стов и здесь при ве­ли­ком пла­че на­ро­да, от­пев обыч­ные по­гре­баль­ные пе­ния, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном Бо­го­ро­дич­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и гла­ва кня­зя-стра­даль­ца, при­не­се­на и при­ло­же­на к те­лу. Но­вый ве­ли­кий князь, брат по­чив­ше­го, Яро­слав Все­во­ло­до­вич, устро­ив­шись во Вла­ди­ми­ре, очи­стив от тру­пов и воз­об­но­вив церк­ви, в 1239 го­ду по­слал в Ро­стов за те­лом бла­го­вер­но­го Ге­ор­гия. Чест­ные остан­ки ве­ли­ко­го стра­даль­ца воз­ле Вла­ди­ми­ра встре­тил мит­ро­по­лит Ки­рилл II со всем ду­хо­вен­ством, ве­ли­кий князь Яро­слав с бра­том Свя­то­сла­вом и детьми, со все­ми бо­яра­ми и все­ми жи­те­ля­ми Вла­ди­ми­ра от ма­ла до ве­ли­ка. При ви­де гро­ба раз­дал­ся об­щий плач и ры­да­ния, за­глу­шав­шие цер­ков­ное пе­ние. Гроб был по­ло­жен в со­бо­ре Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где ле­жал и Все­во­лод, отец кня­зя Ге­ор­гия. Див­ный во свя­тых Сво­их Гос­подь бла­го­во­лил уте­шить серд­ца рус­ско­го на­ро­да, явив в бла­го­вер­ном кня­зе Ге­ор­гии Сво­е­го угод­ни­ка. Все быв­шие при пе­ре­не­се­нии те­ла уви­де­ли пре­слав­ное чу­до: гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия, от­се­чен­ная та­тар­ским ме­чом, при­рос­ла в гро­бе к те­лу, так что не вид­но бы­ло на те­ле и сле­да от­се­че­ния ее, но все со­ста­вы бы­ли це­лы и нераз­луч­ны. Ка­мен­ный гроб, в ко­то­ром бы­ли по­ло­же­ны мо­щи свя­то­го Ге­ор­гия, уста­нов­лен в воз­гла­вии гроб­ниц с те­ла­ми его сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра. В этом гро­бе те­ло пре­бы­ва­ло до 1645 го­да, ко­гда об­ре­те­но бы­ло нетлен­ным и пе­ре­ло­же­но в среб­ро­по­зла­щен­ную гроб­ни­цу, устро­ен­ную пат­ри­ар­хом Иоси­фом, пи­тав­шим осо­бен­ное ува­же­ние к это­му свя­то­му.

Молитвы

Тропарь благоверному князю Георгию (Юрию) Всеволодовичу Владимирскому

глас 8

На высоте́ вели́каго княже́ния седя́,/ яви́лся еси́, благоче́стием и ве́рою сия́я оте́честву своему́, я́ко со́лнце;/ по Святе́й Тро́ице ре́вностию разже́гся/ и за ве́ру кре́пко пострада́в, кровь твою́ пролия́л еси́./ Тем и отсе́ченая твоя́ за Христа́ глава́ свиде́тельствует я́ве о тебе́,/ приле́пшая по сме́рти к телеси́ твоему́,/ с не́юже и до днесь нетле́нны пребыва́ют мо́щи твоя́,/ от ни́хже источа́еши исцеле́ния душа́м и телесе́м на́шим./ Но я́ко дерзнове́ние име́я ко Христу́, страстоте́рпче Гео́ргие,/ непреста́нно моли́ держа́ву твою́ и сро́дник твои́х// безвре́дну сохрани́ти моли́твами твои́ми.

Кондак благоверному князю Георгию (Юрию) Всеволодовичу Владимирскому

глас 8

Христо́ве сме́рти подо́бяся/ и Того́ испи́ти ча́шу возжеле́в, я́ко Живота́,/ за Него́же му́жески подвиза́лся еси́, презре́в земно́е ца́рство,/ от безбо́жных ва́рвар пострада́в до сме́рти,/ Гео́ргие Богому́дре.// Тем моли́, спасти́ся ве́рным лю́дем моли́твами твои́ми.

показать все

Молитва благоверному князю Георгию (Юрию) Всеволодовичу Владимирскому

О, богоизбра́нный чудотво́рче, пресла́вный уго́дниче Христо́в, Це́ркве Правосла́вныя побо́рниче, Ца́рства Росси́йскаго защи́тниче, вели́кий кня́же Гео́ргие! Прекло́ньше коле́на, мо́лим тя: при́зри на ны гре́шныя, прибега́ющия к твоему́ заступле́нию, услы́ши сие́ ма́лое моле́ние на́ше и те́плым твои́м предста́тельством умоли́ ми́лостиваго Бо́га, Ему́же предстои́ши с ли́ки А́нгел и со все́ми святы́ми, да сохрани́т нас в едине́нии Правосла́вныя Це́ркве и утверди́т в сердца́х на́ших дух пра́выя ве́ры и благоче́стия, и изба́вит нас от вся́каго зла́го искуше́ния. По вели́цей любви́ твое́й, е́юже бли́жния твоя́ возлюби́л еси́, испроси́ у всеще́драго Го́спода Оте́честву твоему́, и на́шему ку́пно, мир и благоустрое́ние; всем же нам, недосто́йным, усе́рдно к тебе́ припа́дающим, богоуго́дное и безмяте́жное житие́. О святы́й засту́пниче наш, не оста́ви нас сла́бых и безпо́мощных, моли́ся за ны ко Го́споду и Пречи́стей Влады́чице Богоро́дице, подви́гни с собо́ю на моли́тву о нас богопросла́вленныя сро́дники твоя́, святы́я кня́зи Андре́я и Гле́ба, с ни́миже вку́пе зде на земли́ нетле́нными моща́ми почива́еши и на Небеси́, у Престо́ла Царя́ Небе́сного предстои́ши, да да́рует Он всеще́дрый вся нам, я́же к по́льзе вре́менней и ве́чней потре́бная; да не возда́ст нам по дело́м на́шим, но по неизрече́нному человеколю́бию Своему́ прости́т согреше́ния на́ша, да изба́вит нас от вся́кия ну́жды и печа́ли, ско́рби и боле́зни; да ниспосле́т нам благо́е наме́рение и си́лу подвиза́тися в исправле́нии жития́ на́шего, и в бу́дущем ве́це да сподо́бит нас вни́ти в Ца́рствие Небе́сное и сла́вити всесвято́е и́мя Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)