Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

16 июля  (переходящая) – Собор Тверских святых

10 сентября  (переходящая) – Собор Нижегородских святых

17 февраля

6 июля – Собор Владимирских святых

Житие

Краткое житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий (1189–1238) был вто­рым сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. В 1212 го­ду по­сле смер­ти от­ца и стар­ше­го бра­та Кон­стан­ти­на он уна­сле­до­вал Вла­ди­мир­ский ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем и во­ин­ской доб­ле­стью. Им был ос­но­ван Ниж­ний Нов­го­род. В 1237 го­ду на Рус­скую зем­лю дви­ну­лись мон­го­ло-та­тар­ские ор­ды Ба­тыя. Они ра­зо­ри­ли Ря­зань и со­жгли Моск­ву. Свя­той Ге­ор­гий оста­вил столь­ный град на по­пе­че­ние сво­их сы­но­вей Мсти­сла­ва и Все­во­ло­да (тре­тий сын – Вла­ди­мир – был в то вре­мя в пле­ну у та­тар) и опыт­ных во­е­вод, а сам дви­нул­ся с вой­ском и пле­мян­ни­ка­ми – сы­но­вья­ми Кон­стан­ти­на – на се­вер, чтобы со­еди­нить­ся с дру­ги­ми кня­зья­ми. В на­ча­ле мар­та он вы­шел на бе­ре­га ре­ки Си­ти. Там 4 мар­та 1238 го­да про­изо­шла кро­ва­вая бит­ва с та­та­ра­ми. Еще пе­ред бит­вой бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий по­лу­чил из­ве­стие о том, что столь­ный град Рус­ской зем­ли – Вла­ди­мир – пал и все его сы­но­вья уби­ты. Вы­слу­шав пе­чаль­ную весть, ве­ли­кий князь об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к Бо­гу, в ко­то­рой про­сил Все­выш­не­го спо­до­бить его му­че­ни­че­ской смер­ти за ве­ру хри­сти­ан­скую и на­род пра­во­слав­ный. И мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на: в бит­ве на ре­ке Си­ти ве­ли­кий князь по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью – ему бы­ла от­се­че­на го­ло­ва. Через неко­то­рое вре­мя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл II. Его путь ле­жал через по­ле бра­ни. Сре­ди пав­ших во­и­нов он по одеж­дам узнал обез­глав­лен­ное те­ло ве­ли­ко­го кня­зя. С бла­го­го­ве­ни­ем он взял его и пе­ре­нес в Ро­стов. Там, при ве­ли­ком пла­че все­го на­ро­да, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и чест­ная гла­ва ве­ли­ко­го кня­зя, ко­то­рая бы­ла при­ло­же­на к те­лу. Через два го­да гроб с те­лом бла­го­вер­но­го кня­зя Ге­ор­гия с боль­шой тор­же­ствен­но­стью был пе­ре­не­сен во Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. В 1645 го­ду те­ло свя­то­го кня­зя бы­ло об­ре­те­но нетлен­ным, и со­сто­я­лось цер­ков­ное про­слав­ле­ние свя­то­го. Мо­щи кня­зя Ге­ор­гия бы­ли пе­ре­ло­же­ны в се­реб­ря­ную ра­ку, устро­ен­ную Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Иоси­фом.

Полное житие благоверного князя Георгия Всеволодовича, Владимирского

Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич был тре­тьим сы­ном ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да III Ге­ор­ги­е­ви­ча, по про­зва­нию Боль­шое Гнез­до, и кня­ги­ни Ма­рии Швар­нов­ны. Он ро­дил­ся 26 но­яб­ря 1187 го­да в го­ро­де Суз­да­ле и по же­ла­нию от­ца по­лу­чил имя де­да. Пя­ти лет от ро­да кня­жич Ге­ор­гий по обы­чаю то­го вре­ме­ни был «по­са­жен на конь», со­вер­ше­ны бы­ли его по­стри­ги. Тор­же­ство про­ис­хо­ди­ло в Суз­да­ле. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось 19 лет, его мать Ма­рия, силь­но за­болев­ши, по­стриг­лась в мо­на­сты­ре Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ди­ми­ре на Клязь­ме, и Ге­ор­гий про­во­жал свою мать до оби­те­ли. Через несколь­ко дней она скон­ча­лась, и Ге­ор­гий опла­ки­ва­ет кон­чи­ну ма­те­ри, осо­бен­ной лю­бо­вью ко­то­рой он поль­зо­вал­ся. В 1211 го­ду князь Ге­ор­гий всту­пил в брак с до­че­рью ки­ев­ско­го кня­зя Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го, род­ной сест­рой свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го. От это­го бра­ка князь Ге­ор­гий имел трех сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра.

В XII–XIII ве­ках, ко­гда жил бла­го­вер­ный князь Ге­ор­гий, Рус­ская зем­ля силь­но стра­да­ла от меж­до­усо­бий удель­ных кня­зей, меж­ду ко­то­ры­ми бы­ла раз­де­ле­на. Отец Ге­ор­гия, ве­ли­кий князь Все­во­лод III, пы­тал­ся до­стиг­нуть объ­еди­не­ния и за свои за­слу­ги по­лу­чил имя Ве­ли­ко­го Все­во­ло­да, од­на­ко не был в со­сто­я­нии пре­кра­тить удель­ную враж­ду и при сво­ей жиз­ни не раз при­вле­кал де­тей сво­их к уча­стию в меж­до­усоб­ной борь­бе. Та­ким об­ра­зом мо­ло­дой Ге­ор­гий в пер­вый раз вы­сту­па­ет в ис­то­рии дей­ству­ю­щим вме­сте с от­цом и бра­тья­ми в оса­де Прон­ска в 1207 го­ду. В сле­ду­ю­щем го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич от­ра­жал на­па­де­ние преж­не­го прон­ско­го кня­зя Ми­ха­и­ла и дво­ю­род­но­го его бра­та Изя­с­ла­ва на мос­ков­ские во­ло­сти ве­ли­ко­го кня­зя, дей­ство­вал по­том про­тив мя­теж­ных нов­го­род­цев.

В 1212 го­ду ве­ли­кий князь Все­во­лод стал из­не­мо­гать и за­хо­тел при жиз­ни уря­дить сы­но­вей, ко­то­рых у него в то вре­мя оста­ва­лось ше­сте­ро: Кон­стан­тин, Ге­ор­гий, Яро­слав, Свя­то­слав, Вла­ди­мир и Иоанн. Он по­слал за стар­шим Кон­стан­ти­ном, кня­жив­шим в Ро­сто­ве, же­лая дать ему по­сле се­бя столь­ный го­род Вла­ди­мир, а в Ро­стов по­са­дить Ге­ор­гия. Но Кон­стан­тин не со­гла­шал­ся на та­кое рас­по­ря­же­ние и от­ве­тил от­цу: «Ес­ли хо­чешь сде­лать ме­ня стар­шим, то дай мне на­чаль­ный го­род Ро­стов и к нему Вла­ди­мир, или, ес­ли те­бе так угод­но, дай мне Вла­ди­мир и к нему Ро­стов».

Все­во­лод, по­со­ве­то­вав­шись с бо­яра­ми и епи­ско­пом Иоан­ном, ре­шил на­ка­зать непо­слуш­но­го Кон­стан­ти­на – от­дать стар­шин­ство Ге­ор­гию и 14 ап­ре­ля 1212 г. на 64 го­ду жиз­ни скон­чал­ся. Кон­стан­тин оскор­бил­ся на Ге­ор­гия и «воз­дви­же бро­ви своя со гне­вом».

Так сде­лал­ся ве­ли­ким кня­зем Вла­ди­мир­ским Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич, по­лу­чив­ший в на­сле­дие неустро­ен­ную зем­лю, борь­бу го­ро­дов и кня­зей и нерас­по­ло­же­ние оби­жен­но­го стар­ше­го бра­та. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду Кон­стан­тин, недо­воль­ный по­те­рей стар­шин­ства, воз­бу­дил всю зем­лю Суз­даль­скую и под­нял вос­ста­ние на бра­та Ге­ор­гия. И осталь­ные бра­тья при­ня­ли уча­стие в меж­до­усо­бии. Со­бран­ные ими вой­ска со­шлись под Ро­сто­вом у ре­ки Иш­ни. На сей раз бра­тья по­ми­ри­лись и разо­шлись по сво­им го­ро­дам без бит­вы, так как ве­ли­кий князь, силь­ный ми­ро­лю­би­ем и преду­смот­ри­тель­но­стью, имел сред­ства из­бе­жать кро­во­про­ли­тия. В дру­гой раз усо­би­цу на­чал Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич, вы­бе­жав­ший из сво­е­го го­ро­да Юрье­ва-Поль­ско­го спер­ва на Во­лок, а от­ту­да на Моск­ву, чтобы от­нять их у Ге­ор­гия. За по­след­не­го стал брат Яро­слав. Пол­ки Вла­ди­ми­ра бы­ли про­гна­ны дмит­ров­ца­ми, до боль­шой бит­вы де­ло не до­шло, ве­ли­кий князь не по­же­лал мстить на­па­дав­ше­му, и бра­тья опять по­ми­ри­лись. Князь Яро­слав рассо­рил­ся с нов­го­род­ца­ми, ко­то­рые взя­ли се­бе кня­зем храб­ро­го Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Уда­ло­го; воз­ник­ла но­вая усо­би­ца, в ко­то­рой Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич дол­жен был под­дер­жи­вать Яро­сла­ва, а с нов­го­род­ца­ми со­еди­ни­лись пско­ви­чи, смоль­няне и все сто­рон­ни­ки кня­зя Кон­стан­ти­на Ро­стов­ско­го. В ап­ре­ле 1216 го­да про­изо­шла Ли­пиц­кая бит­ва (бит­ва на­зы­ва­ет­ся от реч­ки Ли­пи­цы в Юрьев­ском уез­де Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии, близ ко­то­рой она разыг­ра­лась), в ко­то­рой ве­ли­кий князь и его со­юз­ни­ки бы­ли раз­би­ты на­го­ло­ву, и ему при­шлось усту­пить пер­вен­ство бра­ту Кон­стан­ти­ну. Ухо­дя из Вла­ди­ми­ра в Ра­ди­лов – го­ро­док на Вол­ге, Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич мо­лил­ся у от­цов­ско­го гро­ба и со сле­за­ми го­во­рил: «Су­ди Бог бра­ту мо­е­му Яро­сла­ву, что до­вел ме­ня до это­го».

В 1217 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич по­лу­чил от бра­та Кон­стан­ти­на пред­ло­же­ние взять кня­же­ние в Суз­да­ле; а ко­гда 2 фев­ра­ля 1218 го­да ве­ли­кий князь Кон­стан­тин скон­чал­ся, то сле­ду­ю­щий за ним по стар­шин­ству Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич воз­вра­тил­ся на ве­ли­ко­кня­же­ский стол, ко­то­рый за­ни­мал до сво­ей стра­даль­че­ской кон­чи­ны.

От­ме­чен­ные чер­ты смут­но­го со­сто­я­ния Ру­си вы­сту­па­ли во всей си­ле в те­че­ние даль­ней­ше­го прав­ле­ния Ге­ор­гия Все­во­ло­до­ви­ча и при­ве­ли го­су­дар­ство к страш­но­му по­гро­му, из­вест­но­му под име­нем мон­голь­ско­го (та­тар­ско­го) ига. Нов­го­род­ская воль­ни­ца при­чи­ня­ла ве­ли­ко­му кня­зю ве­ли­кие за­бо­ты и от­вле­ка­ла его си­лы на бес­плод­ную внут­рен­нюю борь­бу. По прось­бе нов­го­род­цев он неод­но­крат­но по­сы­лал им в пра­ви­те­ли то сы­на сво­е­го Все­во­ло­да, то шу­ри­на сво­е­го свя­то­го кня­зя Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, вы­нуж­дал­ся ид­ти по­хо­дом на зем­ли Нов­го­род­ские и за­ни­мал сво­и­ми пол­ка­ми Тор­жок: по­ряд­ка в Нов­го­ро­де не уда­лось до­стиг­нуть. Меж­ду тем го­су­дар­ство тер­пе­ло от на­бе­гов во­сточ­ных со­се­дей – кам­ских бол­гар и морд­вы. В боль­шом по­хо­де бол­гар в 1220 го­ду по пред­ло­же­нию ве­ли­ко­го кня­зя при­ня­ли уча­стие брат его Яро­слав, кня­жив­ший в Пе­ре­я­с­лав­ле, пле­мян­ник Ва­силь­ко Кон­стан­ти­но­вич из Ро­сто­ва, Му­ром­ский князь Свя­то­слав Да­ви­до­вич и дру­гие. По­ход был удач­ный, но уто­ми­тель­ный. Чтобы за­кре­пить до­стиг­ну­тые успе­хи, ве­ли­кий князь ос­но­вал (в 1221 г.) при устье Оки кре­пость – го­род Ниж­ний Нов­го­род.

За­ло­жен был го­род на Мор­дов­ской зем­ле, а по­то­му по­сле 1221 го­да долж­ны бы­ли воз­ник­нуть и воз­ник­ли осо­бен­но враж­деб­ные дей­ствия со сто­ро­ны морд­вы. В 1229 го­ду морд­ва при­хо­ди­ла с кня­зем сво­им Пур­га­сом к са­мо­му Ниж­не­му Нов­го­ро­ду и успе­ла сжечь устро­ен­ные здесь Бо­го­ро­диц­кий мо­на­стырь и за­го­род­ную цер­ковь. Про­дол­жа­лась борь­ба и с бол­га­ра­ми. Но глав­ные за­бо­ты ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­ло­да вы­зы­ва­лись внут­рен­ней враж­дой кня­зей. Ве­ли­ко­му кня­зю Вла­ди­мир­ско­му при­хо­ди­лось ве­сти вой­ну с Чер­ни­го­вом и вся­че­ски уми­ро­тво­рять бес­по­кой­но­го бра­та Яро­сла­ва. Глав­ным по­во­дом к раз­до­ру был тот же Нов­го­род, где враж­до­ва­ли сто­ро­на Ми­ха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го и суз­даль­ская. Яро­слав под тем пред­ло­гом, буд­то Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич про­дол­жа­ет под­дер­жи­вать Ми­ха­и­ла в Нов­го­ро­де, воз­бу­дил про­тив ве­ли­ко­го кня­зя его пле­мян­ни­ков Кон­стан­ти­но­ви­чей – Ва­силь­ка, Все­во­ло­да и Вла­ди­ми­ра. В 1229 го­ду Ге­ор­гий Все­во­ло­до­вич со­би­рал к се­бе во Вла­ди­ми­ре недо­воль­ных род­ствен­ни­ков и успо­ко­ил их. За то ско­ро воз­му­тил­ся Ми­ха­ил Чер­ни­гов­ский и вме­сте с кня­зем Вла­ди­ми­ром Ки­ев­ским дви­нул­ся на во­лын­ских кня­зей Да­ни­и­ла и Ва­силь­ка Ро­ма­но­ви­чей, быв­ших в близ­ком род­стве с ве­ли­ким кня­зем, вы­дав­шим за Ва­силь­ка свою дочь. По­ход в Чер­ни­гов­ские во­ло­сти, хо­тя и не со­про­вож­дав­ший­ся бит­ва­ми и по­бе­да­ми, не уве­ли­чил ни рус­ской во­ен­ной си­лы, ни еди­но­ду­шия кня­зей рус­ских, про­тив ко­то­рых уже сто­ял вбли­зи страш­ный враг – мон­го­лы.

Еще под 1229 го­дом на­ши ле­то­пи­си упо­ми­на­ют, что сак­си­ны и по­лов­цы при­бе­жа­ли с ни­зо­вьев Вол­ги к бол­га­рам, го­ни­мые та­та­ра­ми, при­бе­жа­ли и сто­ро­жа бол­гар­ские, раз­би­тые та­та­ра­ми на ре­ке Яи­ке. В 1236 го­ду 300 тыс. та­тар под на­чаль­ством Ба­тыя во­шли в зем­лю Бол­гар­скую, со­жгли го­род Ве­ли­кие Бол­га­ры, ис­тре­би­ли всех жи­те­лей и опу­сто­ши­ли зем­лю; а в сле­ду­ю­щем го­ду лес­ною сто­ро­ною с во­сто­ка та­та­ры яви­лись и в пре­де­лах Ря­зан­ских. Кня­зья Ря­зан­ские, не до­пус­кая та­тар к го­ро­дам, от­пра­ви­лись к ним на­встре­чу в Во­ро­неж и объ­яви­ли: «Ко­гда ни­ко­го из нас не оста­нет­ся, то­гда все бу­дет ва­ше».

Та­кая ре­ши­мость не спас­ла го­су­дар­ства. Раз­роз­нен­ные уде­лы один за дру­гим бы­ли по­ко­ре­ны вра­гом, не встре­тив­шим объ­еди­нен­но­го от­по­ра всей зем­ли.

Крайне тя­же­ло, ве­ро­ят­но, бы­ло на ду­ше у ве­ли­ко­го кня­зя, по­свя­тив­ше­го всю жизнь свою объ­еди­не­нию и внут­рен­не­му ми­ру и те­перь пе­ред страш­ной опас­но­стью ви­дев­ше­го Рус­скую зем­лю раз­де­лен­ной и обес­си­лен­ной. Ря­зань со­жже­на. При­шла оче­редь и столь­но­му Вла­ди­ми­ру. Опу­сто­шив Ря­зан­скую зем­лю, та­та­ры дви­ну­лись к Ко­ломне. Здесь до­жи­дал­ся их сын ве­ли­ко­го кня­зя Все­во­лод с бег­лым Ря­зан­ским кня­зем Ро­ма­ном и во­е­во­дой Иере­ми­ей Гле­бо­ви­чем. По­сле креп­кой се­чи ве­ли­ко­кня­же­ское вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние. В чис­ле уби­тых бы­ли князь Ро­ман и во­е­во­да Иере­мия, а Все­во­лод Ге­ор­ги­е­вич успел спа­стись с ма­лой дру­жи­ной бег­ством во Вла­ди­мир. Та­та­ры шли даль­ше; взя­ли Моск­ву, где уби­ли во­е­во­ду Филип­па Нянь­ку, за­хва­ти­ли кня­зя Вла­ди­ми­ра Ге­ор­ги­е­ви­ча и от­пра­ви­лись с ним к Вла­ди­ми­ру. Ве­ли­кий князь оста­вил здесь сво­их сы­но­вей Все­во­ло­да и Мсти­сла­ва с во­е­во­дой Пет­ром Ос­ля­ду­ко­ви­чем, а сам с тре­мя пле­мян­ни­ка­ми Кон­стан­ти­но­ви­ча­ми по­ехал на Вол­гу и стал на ре­ке Си­ти. По­том, оста­вив здесь во­е­во­ду Жи­ро­сла­ва Ми­хай­ло­ви­ча, от­пра­вил­ся по окрест­ным во­ло­стям со­би­рать рат­ных лю­дей, под­жи­дал и бра­тьев Яро­сла­ва и Свя­то­сла­ва. Меж­ду тем та­та­ры быст­ро дви­га­лись впе­ред. Ско­ро к ве­ли­ко­му кня­зю на Си­ти бы­ла при­не­се­на страш­ная весть: его сын князь Вла­ди­мир убит, дру­гой князь – Все­во­лод, по­няв­ши, что си­лой го­ро­да не от­сто­ять, вы­шел к Ба­тыю с да­ра­ми и был так­же умерщ­влен, Мсти­слав с ча­стью жи­те­лей пы­тал­ся укрыть­ся в ста­ром го­ро­де и был убит та­та­ра­ми. Епи­скоп Мит­ро­фан, ве­ли­кая кня­ги­ня с до­че­рью, сно­ха­ми и вну­ча­та­ми, дру­гие кня­ги­ни со мно­же­ством бо­яр и про­стых лю­дей за­пер­лись в Успен­ском со­бо­ре на хо­рах. Та­та­ры от­би­ли две­ри, цер­ковь огра­би­ли, а быв­ших там со­жгли вме­сте с цер­ко­вью. Пе­ред смер­тью мно­гие при­ня­ли ино­че­ский об­раз от епи­ско­па Мит­ро­фа­на. Вы­слу­шав скорб­ную по­весть, ве­ли­кий князь за­пла­кал. «Гос­по­ди, Бо­же мой! – взы­вал он. – Ис­пы­та­ние, То­бою нис­по­слан­ное, тя­же­ло мне! Ты ли­шил ме­ня, как неко­гда Иова, все­го, что у ме­ня бы­ло. Же­на и де­ти мои по­гиб­ли. Взя­ты То­бою и лю­ди, вве­рен­ные То­бою же мо­ей дер­жа­ве. Что же де­лать мне? Со­гре­ши­ли мы пред То­бою, Гос­по­ди, и Ты сми­рил нас: пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди, и пра­вы су­ды Твои о нас. Но эта кровь мно­же­ства лю­дей, не по­вин­ных в на­ших гре­хах? Гос­по­ди, Гос­по­ди! Ты при­звал к Се­бе это мно­же­ство но­вых му­че­ни­ков: поч­то же ме­ня еди­но­го со­хра­нил по­срам­лен­ным? Все­ми­ло­сти­ве Гос­по­ди! Не ли­шай и ме­ня, греш­но­го и недо­стой­но­го, Тво­е­го уча­стия в их сла­ве, спо­до­би и ме­ня по­стра­дать со Хри­стом, как они по­стра­да­ли, ра­ди име­ни Тво­е­го свя­то­го, От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха. Но да бу­дет во­ля Твоя свя­тая, яко бла­го­сло­вен еси во ве­ки. Аминь».

Мо­лит­ва укре­пи­ла его, и князь стал спо­кой­но го­то­вить­ся к бит­ве и к смер­ти. Во­е­во­да До­ро­жа с трех­ты­сяч­ным от­ря­дом по­слан был раз­уз­нать о непри­я­те­ле; но он ско­ро воз­вра­тил­ся и до­нес, что та­та­ры уже обо­шли рус­ское вой­ско кру­гом. То­гда князь сел на ко­ня и вме­сте с бра­том Свя­то­сла­вом и тре­мя пле­мян­ни­ка­ми вы­сту­пил про­тив вра­гов. Про­изо­шла страш­ная се­ча, рус­ские пол­ки по­бе­жа­ли, и ве­ли­кий князь был убит. Та­та­ры от­сек­ли ему го­ло­ву. Мо­лит­ва его бы­ла услы­ша­на, он пал как доб­рый во­ин, как му­че­ник за ве­ру и Русь Пра­во­слав­ную.

Как бу­ря, про­нес­лось вра­же­ское вой­ско, оста­вив за со­бою по­ле, по­кры­тое тру­па­ми. Недол­го спу­стя по­сле бит­вы воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл. Путь его ле­жал неда­ле­ко от Си­ти. Ар­хи­пас­тырь за­шел сю­да, чтобы воз­не­сти свои мо­лит­вы к Бо­гу об упо­ко­е­нии душ за ве­ру и оте­че­ство пав­ших во­и­нов. Сре­ди мно­же­ства мерт­вых тел свя­ти­тель узнал по ве­ли­ко­кня­же­ско­му оде­я­нию те­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия, но ту­ло­ви­ще его ле­жа­ло без го­ло­вы. С бла­го­го­ве­ни­ем взял он те­ло кня­зя, при­нес его в Ро­стов и здесь при ве­ли­ком пла­че на­ро­да, от­пев обыч­ные по­гре­баль­ные пе­ния, по­хо­ро­нил его в со­бор­ном Бо­го­ро­дич­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и гла­ва кня­зя-стра­даль­ца, при­не­се­на и при­ло­же­на к те­лу. Но­вый ве­ли­кий князь, брат по­чив­ше­го, Яро­слав Все­во­ло­до­вич, устро­ив­шись во Вла­ди­ми­ре, очи­стив от тру­пов и воз­об­но­вив церк­ви, в 1239 го­ду по­слал в Ро­стов за те­лом бла­го­вер­но­го Ге­ор­гия. Чест­ные остан­ки ве­ли­ко­го стра­даль­ца воз­ле Вла­ди­ми­ра встре­тил мит­ро­по­лит Ки­рилл II со всем ду­хо­вен­ством, ве­ли­кий князь Яро­слав с бра­том Свя­то­сла­вом и детьми, со все­ми бо­яра­ми и все­ми жи­те­ля­ми Вла­ди­ми­ра от ма­ла до ве­ли­ка. При ви­де гро­ба раз­дал­ся об­щий плач и ры­да­ния, за­глу­шав­шие цер­ков­ное пе­ние. Гроб был по­ло­жен в со­бо­ре Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где ле­жал и Все­во­лод, отец кня­зя Ге­ор­гия. Див­ный во свя­тых Сво­их Гос­подь бла­го­во­лил уте­шить серд­ца рус­ско­го на­ро­да, явив в бла­го­вер­ном кня­зе Ге­ор­гии Сво­е­го угод­ни­ка. Все быв­шие при пе­ре­не­се­нии те­ла уви­де­ли пре­слав­ное чу­до: гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия, от­се­чен­ная та­тар­ским ме­чом, при­рос­ла в гро­бе к те­лу, так что не вид­но бы­ло на те­ле и сле­да от­се­че­ния ее, но все со­ста­вы бы­ли це­лы и нераз­луч­ны. Ка­мен­ный гроб, в ко­то­ром бы­ли по­ло­же­ны мо­щи свя­то­го Ге­ор­гия, уста­нов­лен в воз­гла­вии гроб­ниц с те­ла­ми его сы­но­вей – Все­во­ло­да, Мсти­сла­ва и Вла­ди­ми­ра. В этом гро­бе те­ло пре­бы­ва­ло до 1645 го­да, ко­гда об­ре­те­но бы­ло нетлен­ным и пе­ре­ло­же­но в среб­ро­по­зла­щен­ную гроб­ни­цу, устро­ен­ную пат­ри­ар­хом Иоси­фом, пи­тав­шим осо­бен­ное ува­же­ние к это­му свя­то­му.

Молитвы

Тропарь благоверного великого князя Георгия (Юрия) Всеволодовича Владимирского

глас 8

На высоте великаго княжения седя,/ явился еси, благочестием и верою сияя отечеству своему, яко солнце;/ по Святей Троице ревностию разжегся/ и за веру крепко пострадав, кровь твою пролиял еси./ Тем и отсеченая твоя за Христа глава свидетельствует яве о тебе,/ прилепшая по смерти к телеси твоему,/ с неюже и до днесь нетленны пребывают мощи твоя,/ от нихже источаеши исцеления душам и телесем нашим./ Но яко дерзновение имея ко Христу, страстотерпче Георгие,/ непрестанно моли державу твою и сродник твоих/ безвредну сохранити молитвами твоими.

Кондак благоверного великого князя Георгия

глас 8

Христове смерти подобяся/ и Того испити чашу возжелев, яко Живота,/ за Негоже мужески подвизался еси, презрев земное царство,/ от безбожных варвар пострадав до смерти,/ Георгие Богомудре./ Тем моли, спастися верным людем молитвами твоими.

показать все

Кондак благоверному великому князю Георгию (Юрию) Владимирскому

глас 8

Христове смерти подобяся, и Того испити чашу возжелев, яко живота, за Него же мужески подвизався, презрев земное царство, от безбожных варвар пострадав до смерти, Георгие богомудре; тем моли спастися христолюбивому императору нашему молитвами твоими.

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)