Дни памяти

1 ноября – Собор святых Архангельской митрополии

26 февраля

29 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Зо­си­ма ро­дил­ся 24 де­каб­ря 1893 го­да в се­ле Пу­чу­га Соль­вы­че­год­ско­го уез­да Во­ло­год­ской гу­бер­нии в се­мье диа­ко­на Ва­си­лия Тру­ба­че­ва и его же­ны Ве­ры Пет­ров­ны. Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние Зо­си­ма по­лу­чил в ду­хов­ном учи­ли­ще в го­ро­де Ни­коль­ске, за­тем по­сту­пил в Во­ло­год­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию, а в 1914 го­ду — в Мос­ков­скую Ду­хов­ную ака­де­мию, ко­то­рую окон­чил в 1918 го­ду.
Ду­шев­ные ка­че­ства Зо­си­мы Ва­си­лье­ви­ча, лю­бовь к хра­му и бо­го­слу­же­нию пред­опре­де­ли­ли его свя­щен­ни­че­ский путь. Имея пре­крас­ный слух и пев­че­ские дан­ные, он еще в се­ми­на­рии обу­чил­ся пев­че­ско­му ис­кус­ству и с успе­хом за­ме­нял ре­ген­та. В сту­ден­че­ские го­ды Зо­си­ма Ва­си­лье­вич управ­лял вто­рым ака­де­ми­че­ским хо­ром и хо­ром при до­мо­вой церк­ви во имя рав­ноап­о­столь­ной Ма­рии Маг­да­ли­ны в Сер­ги­е­во-По­сад­ском убе­жи­ще се­стер ми­ло­сер­дия Крас­но­го Кре­ста. Го­ды обу­че­ния в ака­де­мии вос­пи­та­ли в нем вер­ность и пре­дан­ность Пра­во­слав­ной Церк­ви. Он ча­сто по­се­щал стар­цев Зо­си­мо­вой пу­сты­ни, по­лу­чая от них от­ве­ты на на­сущ­ные во­про­сы ду­хов­ной жиз­ни. За год до окон­ча­ния ака­де­мии он всту­пил в брак с Клав­ди­ей Сан­ко­вой, отец ко­то­рой, Ге­ор­гий Про­хо­ро­вич, был же­лез­но­до­рож­ным ма­сте­ром и боль­шим по­чи­та­те­лем иеро­мо­на­ха Вар­на­вы (Мер­ку­ло­ва), к ко­то­ро­му ча­сто об­ра­щал­ся за со­ве­та­ми.
В мар­те 1918 го­да Зо­си­ма Ва­си­лье­вич был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на, а 25 ап­ре­ля то­го же го­да Свя­тей­ший Пат­ри­арх Ти­хон в Тро­иц­ком со­бо­ре Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры ру­ко­по­ло­жил его во свя­щен­ни­ка.
Пер­вым ме­стом его слу­же­ния стал Бо­го­ро­ди­це-Рож­де­ствен­ский храм в се­ле Под­оси­но­вец в Во­ло­год­ской епар­хии. За несколь­ко ме­ся­цев до при­ез­да сю­да от­ца Зо­си­мы на­сто­я­тель хра­ма про­то­и­е­рей Ни­ко­лай По­дья­ков пре­тер­пел му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от рук без­бож­ни­ков.
Уро­же­нец Во­ло­год­ской гу­бер­нии, отец Зо­си­ма хо­ро­шо знал жизнь мест­ных кре­стьян, за­ни­мав­ших­ся хле­бо­па­ше­ством и воз­де­лы­ва­ни­ем льна, из ко­то­ро­го тка­ли по­лот­но и ши­ли одеж­ду, — ее но­си­ли все мест­ные жи­те­ли. По­се­лив­шись в Под­оси­нов­це, он це­ли­ком по­свя­тил се­бя пас­тыр­ской де­я­тель­но­сти. Со­вер­ше­ние бо­го­слу­же­ний, про­по­ведь сло­ва Бо­жия, оте­че­ская за­бо­та о вве­рен­ных ему при­хо­жа­нах, хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние де­тей ста­ло смыс­лом и со­дер­жа­ни­ем его жиз­ни. Он по­се­щал боль­ных в от­да­лен­ных се­ле­ни­ях при­хо­да, устра­и­вал вос­крес­ные бе­се­ды, об­ли­чал сек­тан­тов, про­сто и до­ступ­но изъ­яс­нял ис­ти­ны пра­во­слав­ной ве­ры, при­хо­дил на по­мощь всем нуж­да­ю­щим­ся. Он взял на вос­пи­та­ние три­на­дца­ти­лет­нюю си­ро­ту, доч­ку уто­нув­ше­го по­мо­ра.
Отец Зо­си­ма лю­бил де­тей. На Рож­де­ство в до­ме свя­щен­ни­ка все­гда устра­и­ва­лась ел­ка для при­ход­ских де­тей, пе­лись рож­де­ствен­ские пес­но­пе­ния и дет­ские иг­ро­вые пес­ни.
Слу­жил отец Зо­си­ма внут­ренне со­бран­но, со­сре­до­то­чен­но, ис­то­во, весь ухо­дя в мо­лит­ву. На празд­ник Кре­ще­ния во­до­освя­ще­ние в Под­оси­нов­це про­ис­хо­ди­ло на ре­ке Юг. Ле­том во­до­свят­ные мо­леб­ны со­вер­ша­лись пе­ред хра­мом на огром­ном камне-ва­луне.
В Под­оси­нов­це у от­ца Зо­си­мы и его су­пру­ги Клав­дии Ге­ор­ги­ев­ны ро­ди­лось трое де­тей. С млад­шим сы­ном свя­щен­ни­ка в мла­ден­че­ском воз­расте про­изо­шло со­бы­тие, ко­то­рое вся се­мья од­но­знач­но вос­при­ня­ла как чу­до. В один из празд­нич­ных дней со­бра­лись род­ные и го­сти; отец Зо­си­ма дер­жал маль­чи­ка на ру­ках, но кто-то его по­звал. Он по­ло­жил ре­бен­ка на под­окон­ник и по­спеш­но вы­шел. Через несколь­ко мгно­ве­ний маль­чик упал со вто­ро­го эта­жа до­ма на ули­цу. Ко­гда его при­нес­ли, он впал в за­бы­тье и, по-ви­ди­мо­му, уснул. Отец Зо­си­ма ушел в дру­гую ком­на­ту и стал го­ря­чо мо­лить­ся. Маль­чик проснул­ся вполне здо­ро­вым.
В 1922 го­ду свя­щен­ни­ка впер­вые аре­сто­ва­ли во вре­мя кам­па­нии по изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей, и он был за­клю­чен в тюрь­му в Ве­ли­ком Устю­ге. Вско­ре, од­на­ко, он был осво­бож­ден и вер­нул­ся слу­жить в Под­оси­но­вец.
В 1924 го­ду отец Зо­си­ма пе­ре­шел слу­жить в Ива­нов­скую епар­хию, ко­то­рую воз­глав­лял то­гда епи­скоп Ав­гу­стин (Бе­ля­ев). Неко­то­рое вре­мя отец Зо­си­ма слу­жил в хра­ме в се­ле Кох­ма непо­да­ле­ку от го­ро­да Ива­но­ва.
В се­ре­дине два­дца­тых го­дов пра­во­слав­ные Ива­но­ва пе­ре­жи­ва­ли один из са­мых тя­же­лых пе­ри­о­дов сво­ей цер­ков­ной ис­то­рии. Об­нов­лен­цы при под­держ­ке вла­стей за­хва­ти­ли по­чти все хра­мы в го­ро­де. Епи­ско­пу Ав­гу­сти­ну за­пре­ти­ли жить в ка­фед­раль­ном го­ро­де, и он при­ез­жал в Ива­но­во толь­ко для со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний. В от­це Зо­си­ме вла­ды­ка на­шел твер­до­го и му­же­ствен­но­го за­щит­ни­ка пра­во­сла­вия и в 1925 го­ду на­пра­вил его слу­жить в Вве­ден­ский храм в Ива­но­ве, так как на­сто­я­тель это­го хра­ма от­пал в об­нов­лен­че­ство и мно­гие из кли­ра хра­ма скло­ня­лись к об­нов­лен­цам. Отец Зо­си­ма был на­зна­чен сю­да на­сто­я­те­лем и воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея. При­ход ока­зал­ся раз­ру­шен­ным, бо­го­слу­же­ние со­вер­ша­лось небреж­но, цер­ков­ное пе­ние к то­му вре­ме­ни бы­ло по­чти пол­но­стью за­ме­не­но кон­церт­ным ис­пол­не­ни­ем мо­литв. Отец Зо­си­ма по­тра­тил мно­го сил, чтобы на­ла­дить устав­ное со­вер­ше­ние бо­го­слу­же­ний и пре­одо­леть сре­ди прич­та при­выч­ку к небреж­но­му от­прав­ле­нию чи­но­по­сле­до­ва­ний, и в осо­бен­но­сти та­ин­ства ис­по­ве­ди. Он на­стой­чи­во от­ста­и­вал тра­ди­ции оби­ход­но­го цер­ков­но­го пе­ния, не сов­ме­сти­мые с кон­церт­но­стью, стре­мил­ся пе­ре­дать хо­ру свое мо­лит­вен­ное на­стро­е­ние.
Для то­го чтобы при­влечь пра­во­слав­ных к об­нов­лен­цам, вла­сти раз­ре­ши­ли по­след­ним со­вер­шать крест­ные хо­ды по го­ро­ду, в то вре­мя как пра­во­слав­ные на это пра­ва не име­ли, а в слу­чае непо­ви­но­ве­ния им угро­жа­ли раз­лич­ны­ми ка­ра­ми. Про­то­и­е­рей Зо­си­ма, несмот­ря на угро­зы, не со­гла­сил­ся от­ме­нить крест­ные хо­ды. Во вре­мя ноч­ной пас­халь­ной служ­бы, ко­гда с пе­ни­ем «Вос­кре­се­ние Твое, Хри­сте Спа­се, Ан­ге­ли по­ют на небе­сех...» свя­щен­ство и ве­ру­ю­щие вы­шли из Вве­ден­ско­го хра­ма, их ста­ли тес­нить без­бож­ни­ки, вы­кри­ки­вая ру­га­тель­ства и угро­зы. От­ца Зо­си­му, как и все ду­хо­вен­ство, охра­ня­ли при­хо­жане хра­ма — ива­нов­ские ра­бо­чие. Они, взяв­шись за ру­ки, оце­пи­ли про­цес­сию и не до­пу­сти­ли из­би­е­ния ве­ру­ю­щих.
Вве­ден­ский храм по­стро­ен в на­ча­ле ХХ ве­ка. Внут­ри он был укра­шен рез­ным де­ре­вян­ным ико­но­ста­сом с ико­на­ми, ис­пол­нен­ны­ми в тра­ди­ци­ях древ­не­го пись­ма. Ста­ра­ни­я­ми про­то­и­е­рея Зо­си­мы от­дель­но от хра­ма бы­ла за­ло­же­на и вы­стро­е­на неболь­шая ко­ло­коль­ня; он освя­тил ко­ло­ко­ла и уста­но­вил по­ря­док еже­днев­но­го зво­на. По вос­кре­се­ньям по­сле ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния отец Зо­си­ма про­во­дил бе­се­ды на ре­ли­ги­оз­ные те­мы, при­вле­кая к ним всех слу­жив­ших в хра­ме свя­щен­ни­ков. Каж­дую неде­лю по втор­ни­кам чи­тал­ся ака­фист пе­ред чти­мой ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри «Неча­ян­ная Ра­дость».
Про­по­ве­ди от­ца Зо­си­мы убеж­да­ли си­лой ве­ры са­мо­го про­по­вед­ни­ка; слу­ша­те­ли чув­ство­ва­ли, что пе­ред ни­ми че­ло­век, все­це­ло пре­дав­ший се­бя во­ле Бо­жи­ей. Изъ­яс­няя Еван­ге­лие, он при­зы­вал неустра­ши­мо ис­по­ве­до­вать Хри­ста, не от­ре­кать­ся от Него, для укреп­ле­ния ве­ры в слу­ша­те­лях при­во­дил при­ме­ры из жиз­ни свя­тых му­че­ни­ков. Из рус­ских по­движ­ни­ков он осо­бен­но чтил пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го.
В июле 1926 го­да отец Зо­си­ма со­вер­шил вме­сте с при­хо­жа­на­ми по­езд­ку в Са­ров. От Ар­за­ма­са па­лом­ни­ки дви­ну­лись на под­во­де. Боль­шую часть пу­ти отец Зо­си­ма про­шел пеш­ком. Они при­шли в мо­на­стырь к все­нощ­ной; на дру­гой день по­бы­ва­ли в пу­стынь­ке, у кам­ня, где мо­лил­ся пре­по­доб­ный, и на ис­точ­ни­ке. На об­рат­ном пу­ти оста­но­ви­лись в Ди­ве­е­ве и про­шли с мо­лит­вой вдоль Бо­го­ро­дич­ной ка­нав­ки. Отец Зо­си­ма по­бы­вал у бла­жен­ной Ма­рии Ива­нов­ны, ко­то­рая, от­сту­пив от сво­е­го обык­но­ве­ния бу­ше­вать и ру­гать­ся при по­се­ти­те­лях, при­ня­ла его весь­ма лас­ко­во.
Отец Зо­си­ма был ха­рак­те­ра об­щи­тель­но­го, лег­ко сбли­жал­ся с людь­ми и цер­ков­ны­ми и мир­ски­ми, к нему тя­ну­лись лю­ди и про­стые и об­ра­зо­ван­ные. Но при этом он все­гда оста­вал­ся свя­щен­ни­ком, ли­цом, об­ле­чен­ным во иерей­ский сан, и ин­те­рес к раз­лич­ным сто­ро­нам жиз­ни не за­глу­шал в нем внут­рен­ней мо­лит­вен­ной на­стро­ен­но­сти.
В 1928 го­ду в Ива­но­ве рас­кле­и­ли по го­ро­ду спис­ки «ли­шен­цев» — лю­дей, ли­шен­ных граж­дан­ских прав: фаб­ри­кан­тов, куп­цов, во­ен­ных и свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Про­дол­жа­лось глум­ле­ние без­бож­ни­ков над цер­ков­ны­ми празд­ни­ка­ми, по-преж­не­му устра­и­ва­лись ан­ти­ре­ли­ги­оз­ные кар­на­валь­ные ше­ствия.
В 1926 го­ду вла­сти аре­сто­ва­ли епи­ско­па Ав­гу­сти­на и вы­сла­ли в Сред­нюю Азию. В Ива­но­ве оста­лись его до­че­ри, еще во мла­ден­че­стве ли­шив­ши­е­ся ма­те­ри. Про­то­и­е­рей Зо­си­ма об­ра­тил­ся к при­хо­жа­нам Вве­ден­ско­го хра­ма с прось­бой ока­зать по­мощь си­ро­там.
Как толь­ко это ста­ло из­вест­но вла­стям, они аре­сто­ва­ли свя­щен­ни­ка. 7 сен­тяб­ря 1928 го­да Осо­бое Со­ве­ща­ние при Кол­ле­гии ОГПУ при­го­во­ри­ло про­то­и­е­рея Зо­си­му к трем го­дам ссыл­ки в го­род Вельск Во­ло­год­ской об­ла­сти с за­пре­ще­ни­ем слу­жить в хра­ме. В 1929 го­ду на­ка­за­ние уже­сто­чи­ли, и свя­щен­ник был за­клю­чен в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь и от­прав­лен на ле­со­раз­ра­бот­ки непо­да­ле­ку от стан­ции Нян­до­ма Ар­хан­гель­ской об­ла­сти, где на­чи­на­лось то­гда стро­и­тель­ство но­вой же­лез­ной до­ро­ги.
В 1932 го­ду от­цу Зо­си­ме бы­ло раз­ре­ше­но пе­ре­ехать в го­род Юрьев-Поль­ский Вла­ди­мир­ской об­ла­сти. Он устро­ил­ся ра­бо­тать сче­то­во­дом, а в сво­бод­ные дни управ­лял хо­ром в един­ствен­ном дей­ству­ю­щем в го­ро­де хра­ме во имя свя­тых бес­среб­ре­ни­ков и чу­до­твор­цев Кос­мы и Да­ми­а­на. На кли­ро­се под его ру­ко­вод­ством пе­ли то­гда ста­рые мо­на­хи­ни из за­кры­то­го вла­стя­ми Пет­ро­пав­лов­ско­го мо­на­сты­ря. По­сле ссыл­ки и за­клю­че­ния отец Зо­си­ма стал со­сре­до­то­чен и сдер­жан, но не из­ме­нил ни сво­их убеж­де­ний, ни твер­до­го на­ме­ре­ния про­дол­жать цер­ков­ное слу­же­ние.
В 1934 го­ду в Моск­ву из за­клю­че­ния вер­нул­ся епи­скоп Ав­гу­стин, и за­ме­сти­тель Ме­сто­блю­сти­те­ля мит­ро­по­лит Сер­гий на­пра­вил его на Ка­луж­скую ка­фед­ру. Про­то­и­е­рей Зо­си­ма встре­тил­ся с епи­ско­пом, и тот пред­ло­жил ему по­ехать вме­сте с ним. Дав­но и хо­ро­шо зная вла­ды­ку Ав­гу­сти­на, отец Зо­си­ма с ра­до­стью со­гла­сил­ся и был на­зна­чен на­сто­я­те­лем Ка­зан­ско­го хра­ма в го­ро­де Ма­ло­я­ро­слав­це и бла­го­чин­ным при­хо­дов в Ма­ло­я­ро­сла­вец­ком рай­оне.
Отец Зо­си­ма ду­хов­но окорм­лял свою паст­ву, мно­гих ссыль­ных мо­на­хинь и ду­хо­вен­ство, сре­ди них был и вер­нув­ший­ся из конц­ла­ге­ря про­то­и­е­рей Ро­ман Мед­ведь, ко­то­ро­го во вре­мя его смер­тель­ной бо­лез­ни отец Зо­си­ма по­се­щал каж­дый день до са­мой кон­чи­ны, по­сле­до­вав­шей 8 сен­тяб­ря 1937 го­да.
26 ян­ва­ря 1938 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли про­то­и­е­рея Зо­си­му и он был за­клю­чен в Та­ган­скую тюрь­му в Москве. Сви­де­те­ли, ко­то­рых до­пра­ши­ва­ли сле­до­ва­те­ли, утвер­жда­ли, буд­то отец Зо­си­ма го­во­рил, что ком­му­ни­сты, аре­сто­вы­вая свя­щен­ни­ков, хо­тят за­пу­гать на­род, но мы, ве­ру­ю­щие, долж­ны до смер­ти за­щи­щать ве­ру Хри­сто­ву; ком­му­ни­сты над­ру­га­лись над пра­во­слав­ной ве­рой, ты­ся­чи ни в чем не по­вин­ных свя­щен­ни­ков то­мят­ся в тюрь­мах, ком­му­ни­сты си­лой при­нуж­да­ют на­род к неве­рию в Бо­га, но это им не удаст­ся... Сви­де­те­ли го­во­ри­ли, что про­то­и­е­рей Зо­си­ма име­ет об­шир­ные свя­зи с го­ни­мы­ми со­вет­ской вла­стью людь­ми, ко­то­рые вы­сы­ла­ют­ся ею как вра­ги на­ро­да; эти лю­ди пе­ли у свя­щен­ни­ка на кли­ро­се, и к нему при­ез­жа­ло мно­го ду­хо­вен­ства из Моск­вы.
29 ян­ва­ря сле­до­ва­тель до­про­сил свя­щен­ни­ка, спро­сив, при­зна­ет ли он се­бя ви­нов­ным в том, что вел ак­тив­ную контр­ре­во­лю­ци­он­ную ра­бо­ту про­тив со­вет­ской вла­сти. Отец Зо­си­ма ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зал­ся при­знать се­бя ви­нов­ным в воз­во­ди­мых на него об­ви­не­ни­ях. 19 фев­ра­ля трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла его к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Зо­си­ма Тру­ба­чев был рас­стре­лян 26 фев­ра­ля 1938 го­да на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».
Тверь. 2005. С. 241-248

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест