сайт для родителей

Дедушки: праотцы в семье

Print This Post

216


Дедушки: праотцы в семье
(2 голоса: 5 из 5)

О православной семье  написано многое, но интернет мало что расскажет о дедушках, об их роли в детском духовном взрослении. Внуки и дедушки видятся реже, внутренняя  дистанция между ними растет. Между тем, еще до прихода Христа в мир многие тысячелетия деды и прадеды были особенно почитаемы  как носители сакрального знания о Боге и посланном нам Спасителе.

«Дедушки» из Ветхого Завета

История Ветхого Завета  начинается именно с «прадедов» человечества – Авраама, Исаака и Иакова. Как не удивляться в век продвинутых информационных технологий, что именно они и их потомки пронесли через толщу веков устное предание о Спасителе мира – Мессии. Это сейчас дедушки рассказывают внукам сказки (и то все реже). Тогда же они несли  священное знание-быль –  и в точности донесли его, не исказив,  не предав забвению, не растеряв во время войн или рабства, гонений и испытаний. И эта правда, сбереженная праотцами, привела к исполнению древних обетований и пророчеств и Рождеству Самого Христа!

Словно вступлением к Евангелию звучит фраза: «Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность». Архимандрит Рафаил (Карелин)  в книге «Путь христианина. Проповеди» говорит так: «Церковь  чтит святых праотцев. Они не видели Христа, но верили в Его пришествие, они не имели в руках Святого Евангелия, но подчинялись закону своей совести, нерукописной книги, начертанной в их сердцах. Праотцы видели Христа очами своей веры, а некоторые – в пророческом прозрении. Они исполняли волю Христа, совершая дела добра, любви, всепрощения. В Библии есть слова: «Авраам, Исаак и Иаков, не сделавшие зла» (молитва Манассии, царя иудейского, чин пения 12-ти псалмов). Святитель Димитрий Ростовский объясняет это так: «В жизни своей они не желали никому никакого зла, не хотели ни обидеть, ни оскорбить ни одного человека». Итак, святые праотцы – это христиане, которые жили до Христа».  Вот какие невероятные «дедушки» у всех нас – не просто исторические фигуры, а живые наши предки в Царствии Небесном, которые еще при земном существовании деятельно заботились о своем потомстве – и потому к ним  стоит молитвенно обращаться  и быть услышанным.

Духовные поводыри

Сегодня проводниками ребенка во взрослый мир уверенно считают себя педагоги. А вот  в старинном русском быту положение таких поводырей по праву принадлежало бабушке и дедушке, которые пользовались большим уважением.

Дедушка обычно  не ухаживал за маленькими детьми, но как только ребятня подрастала – охотно пестовал ее, развлекая самодельными игрушками и рассказами об увиденном на своем веку. Дед  по праву старшинства  выстраивал жизнь всей крестьянской семьи, часто жившей в одной избе: воспитывал и наставлял не только свою жену, но и многочисленных сыновей и невесток, и еще более многочисленных внуков и внучек. Семейная трапеза начиналась только тогда, когда старший  мужчина брал в руки ложку и приступал к еде – об этом непреложном правиле все знали  с младенчества. Как рассказывают люди старшего поколения, во многих семьях эта традиция пережила Великую Отечественную войну и была утрачена в послевоенное время – наверное, и многих дедушек не стало, и семьи разъехались по новостройкам, оторвавшись от земли и корней.

Дети взрослели – и бабушке с дедушкой выпадала важная роль приобщения их к духовному миру. Старшее поколение на Руси, почти как в ветхозаветные времена, было хранителем  памяти о прошлом, природных и духовных знаний и внутреннего опыта. Мудрые и в меру долголетия  прозорливые, кто как не они обладал повышенным чувством справедливости и  мог направить детей к вере и спасению?  На собственном примере они учили  первым молитвам, вместе ходили в храм, рассказывали про Евангелие, святых и чудеса. От дедушки можно было выучиться духовным стихам, церковному пению, чтению Псалтири и другим полезным вещам, на которые у родителей не хватало времени и сил.

По мнению доктора психологических наук, член-корреспондента РАО Виктора Слободчикова,  ребенку сложно повстречаться с «полным» по замыслу Божию человеком: «Ведь мы всегда какие-то частичные: младенец или молодой человек – это не весь человек, старик – также не весь человек! Такого полного человека раньше ребенок мог видеть в большой патриархальной семье: это и не появившийся еще на белый свет младенец, это младший брат или сестра, старшие сестры и братья, родители, бабушки и дедушки, а может быть и прабабушки или прадедушки. Перед ним представал буквально весь человек: от зачатия до последнего вздоха – во всей развертке всех состояний! В такой полной семье ребенку все было открыто о человеке,  там происходило становление человеческого в нем! То были условия полноценного, гармоничного, неущербного взросления ребенка».

Как пишет Слободчиков, «у ребенка возникает вечный острый вопрос: «Кто я? Откуда? И вот тогда-то бабушка или дедушка становятся источником ответов  и родовой памяти. Он может узнать об истории своей семьи и об отдельных событиях, о бедах или о достижениях  от живого человека, да еще в таких подробностях, которых не найдешь в книжках. Кроме того, в бабушках и дедушках, несомненно, кроется тайна непрерывности рода: это живые люди, которые соединяют своим бытием, своим живым присутствием разорванные куски истории, как бы снимая разрывы во времени».

Умеющие молиться

Сегодня модель семьи  стремительно меняется. Много перемен принес ХХ век, не говоря о полутора десятилетиях XXI-го. В  послевоенное время  семьи стали  малочисленными, из них ушло много мужчин. Стереотип советской семьи, в которой избалованный вниманием «редкий» мужчина обрел свободу и надолго не задерживался – это одинокая мама и ребенок. Как горько шутили современники, хорошая советская семья – это мама,  бабушка и дети. Увы, мы во многом унаследовали эти стереотипы – возможно, переняв от старших разводы, неполные семьи, гражданские браки.

Поколения сменяются, и давно стали прошлым рассказы бабушек и дедушек о своем военном  детстве, работе в тылу или участии в боях в Великой Отечественной войне. Все реже достают семейные реликвии: гимнастерки, пилотки,  трудовые и боевые ордена, медали, грамоты, старые фотографии.  Сейчас в возраст бабушек и дедушек  входит поколение шестидесятников, и нетрудно понять, какие ценности они вынесли из тех времен: всеобщий дефицит и очереди, рок-н-ролл и свободная любовь, культ творческой личности и горделивый дух диссидентства.  О вере с пенсионерами родом из 60-х-70-х годов не всегда получается поговорить. Сумеют ли они молиться за своих детей и внуков? И удастся ли  им восстановить утраченный уклад жизни, единство веры и ощущение сплоченности, которые были раньше в русской семье?

Но каким бы сложным ни было сегодняшнее старшее поколение – отношения дедов  с внуками испокон века оставались близкими. Мальчику  особенно нужен дедушка, если нет отца. Родители всегда «строжили», а бабушки-дедушки защищали, прощали, утешали, становясь поверенными детских тайн. И эту традицию не так-то просто сломать.

По мнению Виктора Слободчикова, быть бабушками и дедушками надо учиться: «Появление внуков означает, что сразу и немедленно у тебя появился совершенно другой статус в жизни, как если бы сержанта генералом назначили! У тебя теперь новое звание, ты с этого места должен видеть на километры дальше, глубже и выше! У тебя теперь другое пространство – ты должен его обжить, освоиться в нем, быть осторожным: отсюда, с высоты теперешнего положения говорить с детьми и внуками и даже  следить за интонациями своей речи! Незрелость, неготовность прародителей как раз и выражается в том, что они отказываются от новой позиции, защищаются против нее («ребенок ваш», «нам тоже никто не помогал») либо, напротив, «с восторгом и усердием» узурпируют родительскую роль, отнимая ее молодых родителей. Хотя именно теперь им следует сознательно пойти на умаление своей социально-психологической роли  и масштаба своих действий. Но это умаление в семейных отношениях замещается возрастанием духовной вертикали: появлением «зрячести», трезвого видения проблем».

Близкие к вечности

Виктор Слободчиков задается и другим важным вопросом: чем отличаются родители от прародителей? «С духовной точки зрения, родители больше живут сегодняшним днем, пребывая в житейских заботах, поэтому их мышление и даже речь сиюминутны. А бабушки и дедушки представляют вечность, некую совокупность времен: большое прошлое и довольно обозримое будущее. Они и говорят от этого большого времени, а не в интересах «здесь и теперь», как молодые родители. Если общение с родителем дарит ребенку непосредственную радость существования, то встреча с бабушкой и дедушкой позволяет ему усмотреть в жизненных ценностях свое собственное сокровище, богатство своей души.

Если родительская позиция тяготеет к тому, чтобы родители повторялись в детях, продолжали себя в своем ребенке, то бабушка и дедушка мудро отказываются от повторения себя и видят свою цель в том, чтобы помочь маленькому человеку обрести способность к самостоянию в жизни, научиться уважать себя и других, принять себя и мир. Для внуков в бабушке и дедушке воплощается вся полнота любви: внукам простится то, что не простится сыну или дочери – и простится полностью, всей душой».

Психолог убежден, что «для подростка мудрые бабушка и дедушка должны стать «абсолютным ухом», в которое  он может выговориться. Родители начинают с подростком спорить, беседовать как с равным или поучать его как дошкольника. Чтобы быть услышанным и понятым, подростку нужен чистый «пониматель» – им и являются мудрые бабушка и дедушка! Они только слушают – не комментируют, не оценивают, и тогда в своем монологе подросток уясняет, чего он не понимал или что не так делал. «Ненавидь грех, но люби человека», – этот принцип в состоянии реализовать именно бабушки и дедушки».

Слободчиков считает, что только в свете евангельского абсолютного смысла жизни можно понять миссию старшего поколения. Если у бабушек и дедушек «откроются глаза», то появится шанс не воевать с молодыми, не разоблачать их, не укорять за ошибки и промахи. Функция мудреца предписана бабушкам и дедушкам, которые все видят в свете и перспективе вечности. И мудрость их должна разливаться и на внуков, и на собственных детей. Вместо того чтобы киснуть, дряхлеть и ждать медицинского конца, они обретают возможность открыть целый мир и новую жизнь в этом новом статусе».

Не допустим «переформат»

Святейший Патриарх Кирилл  не раз отмечал, что жизнь человека напрямую зависит от существования традиционной семьи: «Мы сталкиваемся с попытками пересмотреть представление о семье, изменить культуру и законодательство таким образом, чтобы понятие семьи было искажено и в итоге разрушено… Семья – это Богом установленная институция, она укоренена в самой природе человеческой личности.

Поэтому разрушить семью, не переформатировав этой природы, этого сознания, невозможно. И когда мы сегодня это констатируем, то должны ясно понимать, что речь идет… о разрушении самой человеческой личности». От слов Предстоятеля Церкви невозможно не вздрогнуть. Ведь, когда во Франции семейные пары с детьми вышли на шествие в защиту традиционной семьи и ее ценностей, то кто, кроме журналистов, услышал их?

Наша молитва заметнее Богу, чем транспаранты, действеннее, чем шествия. Но многое зависит от нас – способных не только к разрушению, хаосу, греху, но к созиданию семьи с любовью ко всем ее поколениям. Требуется дедушка? Звоните ему, пишите, настойчиво зовите в гости, пусть отвлечется от зарабатывания денег и соцсетей и навестит детей и внуков, и у вас найдется, о чем поговорить, чем душевно обогатить друг друга.

Вспоминая собственного дедушку, его мудрость, терпение и неиссякаемую  доброту, каждый может представить: если он, простой человек,  был настолько заботлив, так умел любить и прощать  своих капризных, эгоистичных и бестолковых внуков – то каков же тогда Отец наш Небесный, который любит больше него?

Валентина Киденко

Фото автора

 

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus