Дети-мученики в православной агиографии

Дети-мученики в православной агиографии

(5 голосов5.0 из 5)

Раз­го­вор о детях-муче­ни­ках может вызвать у роди­те­лей про­тест. Все мы хотим для детей счаст­ли­вой и дол­гой жизни, а не муче­ни­че­ского венца. Однако ход вре­мени непред­ска­зуем, и все хри­сти­ане, вклю­чая детей, могут постра­дать за веру, за Христа. 

Дети-мученики – семя Божие

В пра­во­слав­ном хри­сти­ан­стве почи­та­ние детей-муче­ни­ков осо­бенно тре­петно и при­кро­венно. Детей-муче­ни­ков можно раз­де­лить на две группы: осо­знанно при­няв­ших смерть за Хри­ста в под­ра­жа­ние Ему («Он истя­зуем был, но стра­дал доб­ро­вольно и не откры­вал уст Своих; как овца, ведён был Он на закла­ние, и как агнец пред стри­гу­щим его без­гла­сен, так Он не отвер­зал уст Своих») и не осо­зна­вав­ших сво­его мученичества.

foto 0001 - Дети-мученики в православной агиографии

Пер­выми детьми, неосо­знанно отдав­шими свои жизни за Хри­ста, стали виф­ле­ем­ские мла­денцы (от Матф. 2:16–18), уби­тые по при­казу царя Ирода в городе Виф­ле­еме и его окрестностях. 

Ирод пред­по­ла­гал, что среди них ока­жется Мес­сия. Бла­жен­ный Иеро­ним пишет, что в Виф­ле­еме погибло «много тысяч» мла­ден­цев (Hieron. In Is.7,15), по цер­ков­ному пре­да­нию, число жертв соста­вило 14 тыс. Погиб­шие мла­денцы почи­та­ются как свя­тые муче­ники, их память совер­ша­ется 29 декабря (11 января).

Были и среди рус­ских пра­во­слав­ных детей-муче­ни­ков совсем мла­денцы, как те, виф­ле­ем­ские. 21 декабря мы чтим память бла­го­вер­ных кня­зей Фео­дора и Евпрак­сии и сына их, мла­денца Иоанна, зарай­ских муче­ни­ков (1237), кото­рые постра­дали от мон­го­лов в Баты­ево нашествие.

Встре­ча­ются в лето­пи­сях упо­ми­на­ния и о свя­том муче­нике Димит­рии, мла­денце, князе Вла­ди­мир­ском, кото­рый в 1238 г. был сожжён мон­го­лами при штурме Вла­ди­мира вме­сте с про­чими горо­жа­нами в кафед­раль­ном соборе, память его вспо­ми­на­ется 3 февраля.

Пер­вым извест­ным отро­ком-муче­ни­ком (пер­во­му­че­ни­ком) на Руси стал сын киев­ского варяга Фео­дора Иоанн (983), постра­дав­ший за веру вме­сте с отцом, память 25 июля по новому стилю. 

Фео­дор про­дол­жи­тель­ное время слу­жил в Визан­тии, где при­нял Свя­тое Кре­ще­ние, затем пере­ехал жить в Киев. Сын Фео­дора также испо­ве­до­вал хри­сти­ан­ство. Они попали к сла­вян­ским языч­ни­кам и те, под­стре­ка­е­мые жре­цами, при­несли в жертву куми­рам отрока Иоанна, а затем и Фео­дора, пытав­ше­гося защи­тить сына.

В «Пове­сти вре­мен­ных лет» Нестор Лето­пи­сец так опи­сы­вает этот страш­ный слу­чай: «И ска­зали старцы и бояре: «Бро­сим жре­бий на отрока и девицу, на кого падёт он, того и заре­жем в жертву богам». Был тогда варяг один, а двор его стоял там, где сей­час цер­ковь свя­той Бого­ро­дицы, кото­рую построил Владимир.

При­шёл тот варяг из Гре­че­ской земли и испо­ве­до­вал хри­сти­ан­скую веру. И был у него сын, пре­крас­ный лицом и душою, на него-то и пал жре­бий по зави­сти диа­вола. Ибо не тер­пел его диа­вол, име­ю­щий власть над всеми, а этот был ему как тер­ние в сердце, и пытался сгу­бить его ока­ян­ный и натра­вил людей.

И послан­ные к нему, придя, ска­зали: «На сына-де тво­его пал жре­бий, избрали его себе боги, так при­не­сём же жертву богам». И ска­зал варяг: «Не боги это, а дерево: нынче есть, а зав­тра сгниёт; не едят они, не пьют, не гово­рят, но сде­ланы руками из дерева.

Бог же один, ему слу­жат греки и покло­ня­ются; сотво­рил он небо, и землю, и звезды, и луну, и солнце, и чело­века и пред­на­зна­чил его жить на земле. А эти боги что сде­лали? Сами они сде­ланы. Не дам сына сво­его бесам!»

Послан­ные ушли и пове­дали обо всём людям. Те же, взяв ору­жие, пошли на него и раз­несли его двор. Варяг же стоял на сенях с сыном своим. Ска­зали ему: «Дай сына сво­его, да при­не­сём его богам». Он же отве­тил: «Если боги они, то пусть пошлют одного из богов и возь­мут моего сына.

А вы-то зачем совер­ша­ете им требы?». И клик­нули, и под­секли под ними сени, и так их убили. И не ведает никто, где их положили».

Счи­та­ется, что собы­тия, свя­зан­ные с кон­чи­ной Фео­дора и Иоанна повли­яли на реше­ние князя Вла­ди­мира стать христианином. 

Его потрясло муже­ство, с кото­рым варяг Фео­дор в оди­ночку про­ти­во­стоял толпе разъ­ярён­ных киев­лян, такое муже­ство могло быть явлено лишь при защите пра­вого дела. 

На месте муче­ни­че­ской кон­чины варя­гов свя­той Вла­ди­мир воз­двиг впо­след­ствии Деся­тин­ную цер­ковь Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­дицы – пер­вый камен­ный храм Киева, освя­щён­ный 12 мая 996 г. Ныне храм не существует.

При­нял ли пер­во­му­че­ник Иоанн смерть за Хри­ста осо­знанно – нам неиз­вестно, в лето­писи при­ве­дены только слова его отца, сви­де­тель­ству­ю­щие о его убеж­дён­ной вере.

А вот свя­той муче­ник Геор­гий Угрин (1015, память 24 июля) сде­лал это совер­шенно осо­знанно («Я пре­дал хре­бет Мой бию­щим и ланиты Мои пора­жа­ю­щим; лица Моего не закры­вал от пору­га­ний и опле­ва­ния» (50:6).

Всего несколько слов ска­зано в житии об этом отроке, слуге свя­того стра­сто­терпца Бориса, кото­рый был убит за попытку защи­тить сво­его гос­по­дина от наём­ных убийц, послан­ных бра­том князя Свя­то­пол­ком Ока­ян­ным. Но за ними – насто­я­щий подвиг чистого душой ребёнка.

Родом он был из Вен­грии. Вме­сте со сво­ими бра­тьями, свя­тыми Мои­сеем и Ефре­мом, Геор­гий поки­нул родину, воз­можно, из-за того, что в то время там пре­сле­до­вали пра­во­слав­ных. Придя на Русь, бра­тья посту­пили на службу к ростов­скому князю, свя­тому Борису Владимировичу.

Геор­гий погиб вме­сте со свя­тым Бори­сом в 1015 году на реке Альте, пыта­ясь защи­тить гос­по­дина соб­ствен­ным телом. Убийцы отре­зали ему голову, чтобы снять золо­тую гривну, кото­рую он носил на шее. Брат его, свя­той Ефрем, нашёл голову брата и взял её с собой. Впо­след­ствии чест­ная глава муче­ника была погре­бена вме­сте с пре­по­доб­ным Ефремом.

Младенцы и отроки – исповедники

Подвиг мно­гих из пра­во­слав­ных детей-муче­ни­ков не смогли бы пройти и повто­рить неко­то­рые из взрос­лых людей. 

Напри­мер, свя­той муче­ник Евста­фий Крым­ский (память 10 мая, 1752) – отрок 14-ти лет испо­ве­до­вал Хри­ста перед турец­ким судьёй в Кафе (ныне Фео­до­сия) и был за это обезглавлен. 

А у кого из нас не побе­гут мурашки по коже от подвига отня­того у матери трёх­лет­него маль­чика из числа 72‑х свя­тых муче­ни­ков, со св. Иси­до­ром в Юрьеве Ливон­ском постра­дав­ших (1472, память 8 января).

Когда немцы-като­лики топили этих свя­тых муче­ни­ков за испо­ве­да­ние Пра­во­сла­вия в той самой про­руби, где 6 января совер­ша­лось Вели­кое Водо­свя­тие, этот маль­чик закри­чал, вырвался из рук мучи­те­лей, под­полз к про­руби, где только что уто­пили его мать, пере­кре­стился и со сло­вами: «И я пра­во­слав­ный!» бро­сился в прорубь…

Не все они были рус­скими, но все пра­во­слав­ными и отдали свои жизни за Хри­ста. Свя­той муче­ник Иоанн Пекин­ский (1900) был сыном пер­вого пра­во­слав­ного свя­щен­ника китай­ского про­ис­хож­де­ния свя­щен­но­му­че­ника Мит­ро­фана Цзи Чунь. 

iconychinanovomucheniki2 - Дети-мученики в православной агиографии

Во время «бок­сёр­ского» вос­ста­ния языч­ники-ихэту­ани схва­тили вось­ми­лет­него Иоанна, изде­ва­лись над ним, назы­вая его «эрма­оцза» – дья­воль­ское отро­дье. А он отве­тил им: «Я – веру­ю­щий в Хри­ста, а не эрмаоцза!»

Ему сна­чала отру­били пальцы ног, потом изру­били плечи, а несколько часов спу­стя отру­били нос и уши, а когда и после этого обна­ру­жили в нём преж­нюю твёр­дость духа и испо­ве­да­ния веры, убили.

Память его свер­ша­ется в числе ещё 222‑х свя­тых муче­ни­ков, постра­дав­ших в те дни в Китае, 11 июня.

Среди них пере­чис­лено ещё несколько детей, извест­ных только по имени: Ека­те­рина, Муза, Сира, Фома, Нико­лай, Марк, Елена, Мария, Мария, Нина, Васи­лий, Ага­фия. Были среди этих 222-ти и те дети, чьи имена оста­лись неизвестными.

Угличский царевич, святой чудотворец

Сего­дня мы поми­наем отрока-муче­ника свя­того бла­го­вер­ного Димит­рия, царе­вича Мос­ков­ского, Углич­ского стра­сто­терпца (1591), сына царя Иоанна IV Гроз­ного от неза­кон­ной жены (шестой или седь­мой) Марии Нагой, уби­того в Угличе. 

Маль­чик про­жил всего семь лет, однако поли­ти­че­ский кри­зис, во мно­гом свя­зан­ный с его зага­доч­ной гибе­лью, и извест­ный в исто­рии как Смут­ное время, про­дол­жался как мини­мум 22 года после его смерти.

Погиб­ший отрок кано­ни­зи­ро­ван в 1606 как бла­го­вер­ный царе­вич Димит­рий Углич­ский, «углич­ский и мос­ков­ский и всея Руси чудо­тво­рец» (день памяти – 15 мая по ста­рому стилю, в XXI веке – 28 мая по новому стилю) и явля­ется одним из самых почи­та­е­мых рус­ских святых.

d090587be5447bbef87184e579199637 - Дети-мученики в православной агиографии

Обсто­я­тель­ства смерти царе­вича до сих пор оста­ются спор­ными. 15 (25) мая 1591 года царе­вич играл «в тычку», при­чём ком­па­нию ему состав­ляли малень­кие робятки жильцы Пет­руша Коло­бов и Важен Туч­ков – сыно­вья постель­ницы и кор­ми­лицы, состо­яв­ших при особе царицы, а также Иван Кра­сен­ский и Гриша Козловский.

Царе­вича опе­кали мамка Васи­лиса Воло­хова, кор­ми­лица Арина Туч­кова и постель­ница Марья Коло­бова. Пра­вила игры, не изме­нив­ши­еся до нынеш­него вре­мени, состоят в том, что на земле про­во­дится черта, через кото­рую бро­сают нож, ста­ра­ясь, чтобы он воткнулся в землю как можно дальше. Побеж­дает тот, кто сде­лал самый даль­ний бросок.

Если верить пока­за­ниям оче­вид­цев, дан­ным во время след­ствия, в руках у царе­вича была «свая» – заост­рён­ный четы­рёх­гран­ный гвоздь.

То же под­твер­дил брат царицы Андрей Нагой. Суще­ствует несколько иной вари­ант, запи­сан­ный со слов неко­его Ромки Ива­нова «со това­рищи» (также гово­рив­ших, по всей веро­ят­но­сти, с чужих слов): царе­вич тешился сваею в кольцо.

Отно­си­тельно даль­ней­шего оче­видцы в основ­ном еди­но­душны – у Дмит­рия начался при­ступ эпи­леп­сии – говоря язы­ком того вре­мени – «чёр­ной немочи», и во время судо­рог он слу­чайно уда­рил себя «сваей» в горло. В свете совре­мен­ных пред­став­ле­ний об эпи­леп­сии это невоз­можно, поскольку в самом начале эпи­леп­ти­че­ского при­падка чело­век теряет созна­ние и удер­жать какие-либо пред­меты в руках не в состоянии.

Воз­можно ли, что из-за опа­се­ния, как бы царе­вич не пора­нился лежа­щей под ним на земле «сваей», её попы­та­лись выта­щить из-под царе­вича и слу­чайно смер­тельно ранили в шею? Ско­рее, нет, чем да.

Царица и дру­гой её брат, Михаил, упорно при­дер­жи­ва­лись вер­сии, что Дмит­рий был заре­зан Оси­пом Воло­хо­вым (сыном мамки царе­вича), Ники­той Кача­ло­вым и Дани­лой Битя­гов­ским (сыном дьяка Миха­ила, при­слан­ного над­зи­рать за опаль­ной цар­ской семьёй) – то есть по пря­мому при­казу Москвы.

Воз­буж­дён­ная толпа, под­няв­ша­яся по набату, рас­тер­зала пред­по­ла­га­е­мых убийц. 

Впо­след­ствии коло­колу, послу­жив­шему наба­том, по рас­по­ря­же­нию Васи­лия Шуй­ского был отре­зан язык (как чело­веку), и он вме­сте с угли­ча­нами-мятеж­ни­ками стал пер­вым ссыль­ным в только что осно­ван­ный Пелым­ский острог. 

Только в конце XIX века опаль­ный коло­кол был воз­вра­щён в Углич. В насто­я­щее время он висит в церкви царе­вича Димит­рия «На крови».

Тело царе­вича было отне­сено для отпе­ва­ния в цер­ковь, рядом с ним «без­от­ступно» нахо­дился Андрей Алек­сан­дро­вич Нагой. 19 (29) мая 1591 года, через 4 дня после смерти царе­вича, из Москвы при­была след­ствен­ная комис­сия в составе мит­ро­по­лита Гела­сия, главы Помест­ного при­каза дум­ного дьяка Ели­за­рия Вылуз­гина, околь­ни­чего Андрея Пет­ро­вича Луп-Клеш­нина и буду­щего царя Васи­лия Шуйского.

Выводы мос­ков­ской комис­сии на тот момент были одно­значны – царе­вич погиб от несчаст­ного случая.

Был ли царе­вич Димит­рий убит зло­де­ями или погиб по тра­ги­че­ской слу­чай­но­сти, в дан­ном слу­чае, неважно: он про­слав­лен от Гос­пода нетле­нием мощей и мно­го­чис­лен­ными чуде­сами – исце­ле­ни­ями больных. 

Толпы народа оса­ждали в своё время Архан­гель­ский собор. По при­казу царя была состав­лена гра­мота с опи­са­нием чудес Дмит­рия Углич­ского и разо­слана по горо­дам. Именно даром чудо­тво­ре­ния отме­чает Гос­подь избран­ных своих – невинно убиенных.

Невинные жертвы «злобственных ухищрений»

Отдель­ную группу детей-муче­ни­ков состав­ляют так назы­ва­е­мые жертвы риту­аль­ных убийств. Почти все они – мест­но­чти­мые. Самое ран­нее из извест­ных – убий­ство свя­того Гав­ри­ила Бело­сток­ского (1690, память 20 апреля), шести­лет­него отрока. 

Он стал жерт­вой риту­аль­ного убий­ства, совер­шен­ного евреем-арен­да­то­ром и его сообщ­ни­ками – один из самых «спор­ных» рус­ских свя­тых, свя­тость кото­рого мно­го­кратно пыта­лись отри­цать, но Гос­подь явно про­сла­вил свя­того муче­ника чуде­сами. Да и мощи его и через 30 лет после погре­бе­ния оста­ва­лись нетленными.

После пожара в храме, в кото­ром он был погре­бён, они были пере­не­сены в Слуц­кий Тро­иц­кий мона­стырь. Тогда же было уста­нов­лено празд­но­ва­ние свя­тому муче­нику Гавриилу.

В исто­рии муче­ни­че­ства, кроме отрока Дмит­рия Углич­ского, изве­стен и свя­той муче­ник Иоанн Углич­ский (1663, память 25 июня) – маль­чик, уби­тый работ­ни­ком его отца, углиц­кого посад­ского чело­века Чеполосова. 

Ваня был «телом зело пре­кра­сен, наи­паче же духом страха Божия про­цве­таше и укрепля­шеся». Про­жил он только 6 лет.

Одна­жды он пошёл к учи­телю гра­моты и про­пал. Его искали в Волге, на доро­гах и в лесах, но нигде не нашли. Он был похи­щен слу­гой отца, при­каз­чи­ком Руда­ком, имев­шим на его отца «злоб­ствен­ное, в сердце скры­тое ухищ­ре­ние». 16 дней тот дер­жал его в ларе «с ост­рыми колюч­ками», а ночью выпус­кал и сте­гал кон­ской пле­тью, при­нуж­дая отречься от роди­те­лей и назвать отцом его, но маль­чик не соглашался.

Рудак заре­зал маль­чика ножом, «два­де­ся­тью четырьмя ранами уби­е­ние нанесе, два­де­сять же пятою бла­жен­ного стра­дальца сквозь чест­ную главу во ушеса пронзе». Труп убийца попы­тался скрыть на болоте, но нетлен­ное тело муче­ника через 8 дней нашли пас­тухи. Никому не уда­ва­лось вынуть из головы уби­того нож, но когда после отпе­ва­ния к телу подо­шёл Рудак, нож выпал сам собой.

Убийцу схва­тили, но Ваня, явив­шись во сне сна­чала матери, а потом одно­вре­менно обоим роди­те­лям, про­сил о поми­ло­ва­нии сво­его мучи­теля, и того оста­вили живым. 

Однако вскоре «он был живой изъ­еден чер­вями». Похо­ро­нили маль­чика 6 (16) июля возле дере­вян­ной церкви Рож­де­ства Свя­того Иоанна Предтечи.

Ники­фор Чепо­ло­сов построил в 1689 году в память о сыне камен­ную цер­ковь Иоанна Пред­течи, при стро­и­тель­стве кото­рой и были обре­тены мощи свя­того, поме­щён­ные сна­чала в дере­вян­ный, а после – в камен­ный храм.

Ни тело, ни одежда совер­шенно не постра­дали, не сохра­ни­лась лишь неболь­шая часть мизинца, в то время как от остан­ков брата Вани, похо­ро­нен­ного там же ранее, ничего не оста­лось. По бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­лита Ионы мощи были осви­де­тель­ство­ваны мона­хами углич­ского Вос­кре­сен­ского мона­стыря. Тогда же появи­лись и пер­вые сви­де­тель­ства об исцелённых.

Прославленные после мученической кончины

Мно­гие из детей-муче­ни­ков про­сла­ви­лись только после смерти – чуде­сами и исце­ле­ни­ями. Свя­тая пра­вед­ная Гли­ке­рия Нов­го­род­ская (ок. 1522) – дочь ста­ро­сты в Нов­го­роде, бла­го­че­сти­вая дев­ствен­ница, скон­ча­лась в очень юном возрасте.

Начало её почи­та­ния свя­зано с обре­те­нием 14 июня 1572 г. на цер­ков­ном клад­бище при храме свя­тых Флора и Лавра на Людо­го­щей улице прак­ти­че­ски нетлен­ного тела моло­дой девушки: «обре­тоша гроб верх земли и обре­тоша в гробе тело цило, а не все».

Обре­те­ние мощей сов­пало с при­сут­ствием в городе царя Иоанна Гроз­ного и нашло своё отра­же­ние в Нов­го­род­ской вто­рой (Архи­вской) лето­писи. Мощи открыл нов­го­род­ский архи­епи­скоп Лео­нид, имя и про­ис­хож­де­ние девушки опре­де­лили по над­писи на её надгробии. 

Пожи­лая мест­ная житель­ница сооб­щила архи­епи­скопу о вре­мени смерти Гли­ке­рии: «ска­зы­вала жена ста­рая Наста­сия вла­дыке Лео­ниду, что пом­нила, как девицу ту про­во­жали лет с пять­де­сят…». По слу­чаю обре­те­ния мощей был устроен крест­ный ход, их поме­стили в церкви свя­тых Флора и Лавра.

По сви­де­тель­ству лето­писи, сразу нача­лись совер­шать чудеса: в пер­вый день был исце­лён Ага­фон, сын подья­чего Сувора Бог­дана, и в честь этого в Нов­го­род­ском кремле весь день зво­нили в колокола.

11 авгу­ста 1572 года у гроба Гли­ке­рии был исце­лён чело­век от болезни глаз. Это стало осно­ва­нием для мест­ной кано­ни­за­ции пра­вед­ной Гли­ке­рии. Днём памяти было выбрано 13 мая – память её тезо­имен­ной свя­той Гли­ке­рии Ираклийской.

При­мерно такова же исто­рия свя­того пра­вед­ного Иакова Боро­вич­ского (память 23 октября): в 1540 году в селе Боро­ви­чах Нов­го­род­ской епар­хии были обре­тены нетлен­ные мощи неиз­вест­ного отрока. Его имя было открыто неко­то­рым селя­нам в сон­ном виде­нии, и от мощей нача­лись чудеса.

Свя­тые пра­вед­ные Арте­мий Вер­коль­ский (1545) и сестра его Парас­кева Пири­мин­ская (сер. XVI в, общая память 20 октября) были жите­лями села Вер­колы Пинеж­ского уезда Архан­гель­ской губер­нии: прав. Арте­мий в 12-лет­нем воз­расте погиб от удара мол­нии во время сель­ско­хо­зяй­ствен­ных работ, его сестра также скон­ча­лась в юном воз­расте. Оба про­слав­лены от Гос­пода нетле­нием мощей и чудесами.

Ваня и Яша, страстотерпцы

Особ­ня­ком в пра­во­слав­ной агио­гра­фии стоит исто­рия свя­тых пра­вед­ных Иакова и Иоанна Менюж­ских (ок. 1566–1569, память 24 июня), род­ных бра­тьев, скон­чав­шихся в 3‑х и 5‑летнем воз­расте при ужас­ных обстоятельствах.

Стар­ший маль­чик, уви­дев, как отец уби­вает барана, в отсут­ствие роди­те­лей затеял игру с млад­шим и убил его, не ведая, что тво­рит. Когда же он осо­знал соде­ян­ное, видя горе и ужас роди­те­лей, то спря­тался в печи за дро­вами. Мать не знала, что её сын там, зажгла огонь и ребё­нок погиб.

Издревле эти дети почи­та­лись как стра­сто­терпцы: Все­бла­гой Гос­подь, видя­щий всех, живу­щих на земле, зная незло­бие и невин­ность сих мла­ден­цев, почтил нетле­нием несквер­ные и непо­роч­ные тела их, сопри­чис­лив к лику своих свя­тых: одного как непо­винно уби­того, а дру­гого как при­няв­шего за убий­ство муче­ни­че­скую кон­чину от огня. 

2789 - Дети-мученики в православной агиографииОпла­кав детей, роди­тели облекли их в погре­баль­ные одежды, поло­жили во гробы и пре­дали их тела земле по хри­сти­ан­скому обряду при церкви во имя Свя­ти­теля и чудо­творца Нико­лая, что в Мед­вед­ском погосте.

Спу­стя несколько дней после погре­бе­ния отро­ков Иоанна и Иакова гробы их яви­лись пла­ва­ю­щими на малом озерке, отсто­я­щем в двух попри­щах (или вер­стах) от Менюж­ского монастыря.

Это слу­чи­лось так. Окрест­ные посе­ляне имели обык­но­ве­ние охо­титься в лесах на птиц и зверей.

Пошли как-то несколько чело­век в лес и заблудились.

Три дня блуж­дали и при­шли, нако­нец, к упо­мя­ну­тому озерку и уви­дели в нём пла­ва­ю­щими два гроба.

Убе­див­шись, что это те самые гробы, в кото­рых так недавно были погре­бены Иоанн и Иаков, охот­ники начали умо­лять свя­тых отро­ков об ука­за­нии им пути.

И вдруг гла­зам их пред­ста­ви­лась неболь­шая тро­пинка, по кото­рой они и дошли до жилищ.

Все­бла­гой Гос­подь спо­до­бил сих свя­тых отро­ков дара чудо­тво­ре­ния, и мно­гие из при­те­ка­ю­щих к гро­бам их начали полу­чать исце­ле­ния от раз­ных неду­гов и болезней.

Пре­по­доб­ный Бого­леп Чер­но­яр­ский и Аст­ра­хан­ский, отрок-схи­мо­нах, (1667, память 24 июля) был сыном чер­но­яр­ского вое­воды Якова Ума­кова. С мла­ден­че­ства – вели­кий пост­ник, еже­дневно, ещё груд­ным мла­ден­цем, застав­лял при­но­сить себя в цер­ковь.

В семи­лет­нем воз­расте он полу­чил исце­ле­ние от язвы на ноге после пострига в схиму, однако через несколько дней после пострига скон­чался. Почи­та­ется как покро­ви­тель Поволжья.

Конечно, детей-муче­ни­ков за всю исто­рию Пра­во­сла­вия на Руси было намного больше, чем я могу сей­час назвать. Неко­то­рых мы знаем по име­нам и дея­ниям. Имена и дея­ния дру­гих известны только Богу.

Юные светильники во мраке юдоли земной

Нередко можно и в наше время встре­тить при­меры горя­чего дет­ского бла­го­че­стия, про­дол­жи­тель­ных, горя­чих, со сле­зами, молитв, любви к бого­слу­же­нию, усерд­ного стрем­ле­ния под­ра­жать подви­гам свя­тых отцов. 

Это бывает в тех бла­го­че­сти­вых семей­ствах, в кото­рых дети вос­пи­ты­ва­ются в страхе Божием, на чте­нии житий свя­тых, под сенью храма Божия. 

И это чув­ство, эти чистые свя­тые стрем­ле­ния дитяти не скорбь и мрак вно­сят в его юную душу, но отрад­ную тишину, ясность и спокойствие.

Дитя чер­пает в них духов­ную силу и кре­пость; в его душе сла­га­ются свет­лые образы (иде­алы) жизни свя­той, жизни по Еван­ге­лию Хри­стову, – образы, кото­рые срод­ня­ются с его юным серд­цем и ста­но­вятся для него на всю жизнь завет­ною свя­ты­ней, к кото­рой с тёп­лым чув­ством обра­ща­ется потом чело­век даже в глу­бо­кой старости.

И чем силь­нее эти свя­тые стрем­ле­ния в дет­стве, тем больше они осве­щают впо­след­ствии мрак жизни в нашей юдоли зем­ной.  Они при­ми­ряют утом­лён­ного невзго­дами жизни оби­та­теля земли с его долей и под­дер­жи­вают, обод­ряют, уте­шают в его мно­го­труд­ном стран­ство­ва­нии к Оте­че­ству Небесному.

Именно так были вос­пи­таны свя­тые цар­ствен­ные стра­сто­терпцы, дети послед­него Рос­сий­ского Импе­ра­тора Нико­лая II и его супруги Алек­сан­дры: царе­вич Алек­сий, царевны Ольга, Тати­ана, Мария и Ана­ста­сия (1918), заму­чен­ные боль­ше­ви­ками, когда им было 14, 23, 21, 19 и 17 лет. 

Как вос­пи­ты­ва­лись дети в Цар­ской Семье? В рос­коши, изне­жен­но­сти, без­де­лье? Ничего подоб­ного: атмо­сфера вос­пи­та­ния буду­щих само­держ­цев была далека от теп­лич­ной. Малень­кие Рома­новы, как и все рус­ские люди того вре­мени, знали суро­вость жизни, были зака­лены перед лицом труд­но­стей и испытаний.

Даже ужа­сов войны роди­тели не скры­вали от детей. Вели­кие княжны, дочери Нико­лая II, вме­сте с мате­рью испол­няли обя­зан­но­сти хирур­ги­че­ских сестёр в воен­ных госпиталях.

Осно­вой, фун­да­мен­том, вос­пи­та­ния этих детей была вера в Бога, пра­во­слав­ная цер­ков­ность. Из писем цар­ских доче­рей мы узнаем мно­гое об их внут­рен­ней жизни и видим, что она про­те­кала в посто­ян­ном памя­то­ва­нии о Боге и покаянии.

В хри­сти­ан­ской вере – корни креп­кой семей­ствен­но­сти послед­них Романовых.

Именно то, что в цен­тре рели­ги­оз­ной жизни семьи Нико­лая Алек­сан­дро­вича Рома­нова все­гда стоял Крест Хри­стов, помогло в 1918 году цар­ствен­ным детям-муче­ни­кам не сло­маться духовно в страш­ный час.

Дет­ское муче­ни­че­ство, как видно из при­ме­ров, бывает осо­знан­ным и неосо­знан­ным. В дет­ском и ран­нем под­рост­ко­вом воз­расте осо­бенно выра­жено стрем­ле­ние к иде­алу, геро­и­че­скому, стра­даль­че­скому, высо­кому, чистому – тому, что явля­ется иде­а­лом мученичества.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь глу­боко чтит своих вер­ных сынов и доче­рей, потому что «нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за дру­зей своих» (Ин. 15, 13), а они отдали свои жизни за веру и Отечество.

Такой подвиг – выс­ший при­мер осо­знан­ного муче­ни­че­ства. И осо­знан­ное муче­ни­че­ство должно стать сфе­рой чув­ство­ва­ния ребёнка, его размышлений.

Для Гос­пода «дети» – луч­шее из наиме­но­ва­ний чело­ве­ков. Дети названы про­ро­ком Мала­хией (2, 15) семе­нем Божиим, из кото­рого вос­ста­нет род Божий (Деян. 17, 29). И дети-муче­ники – то семя, кото­рое, поги­бая, рож­дает веч­ную любовь ко Господу.

Текст выступ­ле­ния на Собор­ных слу­ша­ниях 28 мая 2014 г. в Угличе
Н. Ляс­ков­ская, писа­тель, пере­вод­чик, член Союза писа­те­лей Рос­сии, член Совета обще­ствен­ной орга­ни­за­ции «Союз пра­во­слав­ных женщин»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки