Детям о депрессии: «Как выздоравливал сверчок» – сказка с хорошим концом

Детям о депрессии: «Как выздоравливал сверчок» – сказка с хорошим концом

(6 голосов5.0 из 5)

Дет­ская книжка «Как выздо­рав­ли­вал свер­чок» – о непо­пу­ляр­ной, но такой неред­кой про­блеме депрес­сии у ребенка. Дет­ство вос­при­ни­ма­ется  как время радо­сти и без­об­лач­ного сча­стья. Между тем, рядом есть дети, кото­рым нужна помощь.

О взрос­лой депрес­сии кто только ни гово­рит, и это сво­его рода мейн­стрим. Порас­суж­дать о том, как сильно ты «депрес­су­ешь» из-за того, что не заве­лась машина,  почти хоро­ший тон. Под депрес­сией мы, взрос­лые, пони­маем что угодно, от про­сто пло­хого настро­е­ния до уны­лого состо­я­ния духа из-за пло­хой погоды.

Про­фес­си­о­наль­ное сооб­ще­ство пси­хи­ат­ров воз­му­ща­ется такой гру­бой попу­ля­ри­за­цией сво­его тер­мина. Ведь на самом деле депрес­сия – это забо­ле­ва­ние, кото­рое тяжело под­да­ется лече­нию и редко про­хо­дит без послед­ствий для пациента.

А вот тема депрес­сии ребенка в обще­стве про­дол­жает оста­ваться сво­его рода табу. Ее нигде открыто не обсуж­дают, больше того, если это при­клю­ча­ется с детьми – ста­ра­тельно скры­вают этот факт от окру­жа­ю­щих, не обра­ща­ются к спе­ци­а­ли­стам – так что забо­ле­ва­ние пере­хо­дит в тяже­лую хро­ни­че­скую форму. Тогда ее можно лечить только одним спо­со­бом – медикаментозно.

Чтобы не дово­дить до таб­ле­ток, пси­хи­атр дол­жен начать диа­гно­стику и тера­пию рано. И помо­гать ему в этом будет пси­хо­лог. А еще – учи­теля, роди­тели, сверст­ники. И, конечно, сам малень­кий паци­ент. Ведь в каж­дом из нас есть огром­ные скры­тые ресурсы, кото­рые в нуж­ный момент могут раскрыться.

Чело­веку это не под силу самому. Но с Божьей помо­щью и дове­рием к Богу,  с помо­щью разума и вооб­ра­же­ния, дет­ского непо­сред­ствен­ного взгляда на мир мно­гое возможно.

Дет­ский писа­тель из Амстер­дама Тонн Тел­ле­ген пред­ла­гает не совсем обыч­ный спо­соб помощи ребенку с депрес­сией – а именно, сказкотерапию.

Его ска­зоч­ные исто­рии о живот­ных  вышли под еди­ной облож­кой и под общим назва­нием “Как выздо­рав­ли­вал сверчок”.

У автора нет иллю­зий по поводу того, что такое депрес­сия.  Он имеет в виду именно кли­ни­че­ские про­яв­ле­ния недуга: то болез­нен­ное состо­я­ние души, при кото­ром тре­вога и подав­лен­ность, без­раз­ли­чие ко всему пол­но­стью вытес­няют радость.

Ребе­нок, может быть, и улы­ба­ется, и сме­ется – но, ско­рее, по инер­ции, чем по-настоящему.

Полу­чать удо­воль­ствие от про­стых дет­ских вещей – ката­ния на велике, возни беготни со сверст­ни­ками, игр в воде и на траве ребе­нок с депрес­сией не может. Он ничего не чув­ствует или почти ничего не чув­ствует. И он в этом не виноват.

Это его пси­хика реа­ги­рует на боль, кото­рая слу­чи­лась с ним раньше, и таким обра­зом ограж­дает его от страдания.

Воз­можно, это слу­чи­лось, когда его роди­тели попали в авто­ка­та­строфу. Или бабушка с дедуш­кой ушли в мир иной, а роди­тели не объ­яс­нили, что слу­чи­лось – почему они не про­сти­лись, оста­вили ребенка здесь с кучей недо­умен­ных вопро­сов и обид.

Тонн Тел­ле­ген  отлично пони­мает, в чем раз­ница между депрес­сией у взрос­лого и у ребенка.

Дети не склонны ана­ли­зи­ро­вать своё состо­я­ние и не пони­мают, что с ними стряс­лось и в чем  могут быть при­чины их депрес­сии. Взгляд со сто­роны  и попытка взрос­лого объ­яс­нить, что с ним не так, ребенку чаще всего не помогут.

Беседа с пси­хо­ло­гом может про­сто не состо­яться – ребе­нок замкнется и уйдет, или рас­пла­чется, или про­сто не пой­дет на кон­такт. Малень­кая дверца к миру будет закрыта изнутри – попро­буй-ка, досту­чись и войди.

И вот, писа­тель при­ду­мал спо­соб войти, подо­брал ключик.

Его глав­ный герой свер­чок проснулся утром и почув­ство­вал, что с ним что-то не так.

Где-то в голове или в душе посе­ли­лось неуют­ное чув­ство. Как будто внутри кто-то сту­чит, скре­бется и не дает ему покоя.

Это что-то вхо­дит в его мысли и чув­ства, мешает радо­ваться, застав­ляет лить слезы. И самое глав­ное – совер­шенно непо­нятно, откуда это взялось.

Автор очень мудро и объ­ек­тивно опи­сы­вает состо­я­ние Сверчка и то чув­ство оди­но­че­ства, кото­рое усу­губ­ляет болезнь. Малень­кий герой словно ока­зы­ва­ется в ваку­уме. Боль­шин­ство дру­зей и при­я­те­лей его не понимает.

Все реа­ги­руют на его состо­я­ние по-сво­ему. Кому-то все равно, кто-то сочув­ствует. Но пере­жить и испы­тать то, что испы­ты­вает он, не может даже самый вер­ный и любя­щий друг.

В какой-то момент насту­пает отча­я­ние: никто его не пони­мает, никто не верит, а зна­чит, помощи ждать неот­куда.  Свер­чок очень тос­кует и стра­дает один.

Ведь, напри­мер, жук не пони­мает всей серьез­но­сти про­ис­хо­дя­щего – при­ни­мает его депрес­сию за кра­си­вую позу и даже готов ей подражать.

Улитка меряет маску уны­ния на себя – мол, это у нее депрес­сия, а вовсе не у Сверчка. Дру­гие пер­со­нажи сказки зара­жа­ются  гру­стью  глав­ного героя. Но у них это разве что крат­ко­вре­мен­ный сплин, настро­е­ние, и вскоре их тоска про­хо­дит и они забы­вают обо всем.

Правда, есть одно един­ствен­ное суще­ство, кото­рое ода­рено насто­я­щим сочув­ствием – то есть реаль­ной эмпа­тией. Это белочка, кото­рая не остав­ляет Сверчка в его беде. 

Белка спо­собна на дея­тель­ную любовь и пони­ма­ние. Она не бро­сит и не пре­даст, даже если обще­ние с дру­гом ста­но­вится таким тяже­лым и безысходным.

Правда, есть и ее анти­под, отри­ца­тель­ный герой – умник-ворон, гор­де­ли­вый все­знайка. На то он и ворон, чтобы что-нибудь эта­кое накар­кать: только и рас­суж­дает о том, что чув­ства ничего не зна­чат и не стоят, что слезы Сверчка состоят из воз­духа, и потому грош им цена, – сло­вом, что про­блема депрес­сии выду­ман­ная и не стоит выеден­ного яйца.

Но ни одному вещему ворону нико­гда не побе­дить доб­рые силы в  сказке и самого ска­зоч­ника с его доб­рой и спра­вед­ли­вой волей.

Дет­ская ска­зоч­ная исто­рия по опре­де­ле­нию должна быть с хоро­шим кон­цом. Вот и сказка амстер­дам­ского ска­зоч­ника с зага­доч­ной фами­лией Тел­ле­ген про­сто обя­зана закон­читься хэппи-эндом.

Депрес­сия обя­за­тельно отсту­пит, любовь и дружба побе­дят, солнце взой­дет и сча­стье нахлы­нет радуж­ной вол­ной. Малень­кий герой снова смо­жет петь, наиг­ры­вать свои мело­дии в траве и бес­ко­нечно радо­ваться жизни. Он забу­дет о том, что с ним одна­жды произошло.

Так что ника­кой депрес­сии больше не будет места в его жизни. По задумке автора, ребе­нок, чита­ю­щий этот текст, нач­нет пони­мать и узна­вать свои ощу­ще­ния на при­мере пере­жи­ва­ний сверчка и посте­пенно про­жи­вет их вме­сте с глав­ным героем, чтобы нако­нец-то выйти к свету и радости.

Может быть, его эмо­ции будут слиш­ком прон­зи­тельны и сильны. И все же, это насто­я­щие чув­ства – а начи­нать заново чув­ство­вать – это уже шаг к выздоровлению.

При­ве­дем неболь­шой отры­вок из книги для зна­ком­ства чита­теля со сти­лем и мане­рой изло­же­ния заме­ча­тель­ного дет­ского автора.

scrn big 03 - Детям о депрессии: «Как выздоравливал сверчок» – сказка с хорошим концом

Тонн Теллеген “Как выздоравливал сверчок”

 «Свер­чок сидел, с серьез­ным видом уста­вив­шись в землю. Боль­шое непо­ко­ле­би­мое чув­ство сидело у него в голове и давило с той сто­роны на глаза. “Ох”, – думал свер­чок. Ни о чем дру­гом ему теперь и не думалось.

Утро уже закан­чи­ва­лось, когда мимо про­хо­дил муравей.

– При­вет, свер­чок! – ска­зал он.

Свер­чок под­нял голову и ответил:

– При­вет, мура­вей. Зна­ешь, что со мной? У меня в голове сидит боль­шое непо­ко­ле­би­мое чувство.

Мура­вей оста­но­вился, нахму­рил брови и вни­ма­тельно огля­дел сверчка. Тот хотел было взгля­нуть на небо и ска­зать: “Да вот…” – но не стал.

– Я не знаю, что это, – ска­зал он. – Оно не хру­стит, не жуж­жит и не пищит. Но оно очень тяжелое.

Мура­вей пару раз обо­шел вокруг.

– Ты раз­би­ра­ешься в чув­ствах? – спро­сил сверчок.

– Да, – ска­зал мура­вей. Он имел в виду, что знал о чув­ствах всё, в осо­бен­но­сти о боль­ших и непоколебимых.

– И что это может быть? – спро­сил свер­чок. Его серьез­ные глаза чуть посвет­лели, да и боль­шое чув­ство как будто стало полегче.

– Ну-ка, про­ползи чуть-чуть, – пред­ло­жил муравей.

Свер­чок про­полз немного по высо­кой траве и вер­нулся обратно.

– Ну? – спро­сил он.

– Это мрач­ное чув­ство, – ска­зал мура­вей. – Ты мрачный

– Мрач­ный? – пере­спро­сил сверчок.

– Да, – ска­зал мура­вей. – Мрачный.

– Но мне весело!.. – крик­нул сверчок.

– Нет, – ска­зал мура­вей. – Тебе неве­село. Ты мрач­ный. Это из-за чув­ства у тебя в голове. Будь это весе­лое чув­ство, тебе было бы весело. Но чув­ство это мрач­ное, поэтому и ты мрачный.

Солнце уже под­ня­лось высоко в небо, а вда­леке, на макушке тополя, пел дрозд.

Свер­чок зажму­рил глаза и попы­тался раз­гля­деть чув­ство у себя в голове. Но ничего не увидел.

– Ладно, – ска­зал мура­вей. – Мне пора.

Он попро­щался со сверч­ком и помчался в лес.

Свер­чок хотел было его догнать.

– Но откуда оно? – кри­чал он. – То есть…

Ему хоте­лось крик­нуть еще много всего, но он не мог ничего придумать.

Мура­вей бро­сил через плечо:

– Откуда угодно! – и доба­вил: – С кем не бывает!

Потом он крик­нул что-то про “далеко”, и “сего­дня”, и “открыть” и исчез за ивой.

Свер­чок оста­но­вился и потряс головой.

Стран­ное чув­ство вор­чало. Но оно пере­стало быть стран­ным, теперь оно было мрач­ным чув­ством. Боль­шим и непо­ко­ле­би­мым мрач­ным чув­ством. “Зна­чит, я мрач­ный”, – понял сверчок»…

Вме­сте с вами зна­ко­ми­лась с кни­гой Вален­тина Киденко

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки