История духовной музыки. Выпуск 1

История духовной музыки. Выпуск 1

(3 голоса5.0 из 5)

Извест­ные пев­чие, зна­мен­ный рас­пев, духов­ные стихи и рус­ский лубок — об этом и об исто­рии рус­ской духов­ной музыки дан­ная программа.

Сер­гей Пота­пов, ведущий:

Извест­ные пев­чие, зна­мен­ный рас­пев, духов­ные стихи и рус­ский лубок — об этом и об исто­рии рус­ской духов­ной музыки сегодня.

Как часто, уви­дев цер­ковь на своём пути, мы про­из­но­сим: «Кра­сота-то какая!..» и пони­маем, что только что нам был подан знак, ука­зы­ва­ю­щий путь к Богу, спо­соб раз­го­вора с Ним. В воз­ник­шем в XV веке дере­вян­ном, а с сере­дины XVII века — камен­ном храме Гри­го­рия Неоке­са­рий­ского на Полянке в Москве, вос­при­ни­ма­ешь это осо­бенно остро.

Нико­лай Белов, регент храма Гри­го­рия Неоке­са­рий­ского, пре­по­да­ва­тель СГБУ:

Это исконно рус­ская пра­во­слав­ная музыка. Мало что сохра­ни­лось от столь древ­них вре­мён, от вре­мён самого начала суще­ство­ва­ния древ­не­рус­ской куль­туры, как зна­мен­ный распев.

Епи­скоп Иероним:

Всё в Пра­во­сла­вии кра­сиво. Не слу­чайно воз­гла­ша­ется: «Гос­подь воца­рися, в лепоту (в кра­соту) обле­чеся». И храм внешне укра­шен, и внутри он укра­ша­ется цер­ков­ным пением, служ­бой диа­кона, ико­нами и всем чином, кото­рый уста­нов­лен. У нас раз­но­об­раз­ные пес­но­пе­ния исполь­зу­ются, и в том числе много пес­но­пе­ний зна­мен­ного распева.

Нико­лай Белов, регент храма Гри­го­рия Неоке­са­рий­ского, пре­по­да­ва­тель СГБУ:

Зна­мен­ный рас­пев это рас­пев слова, и в первую оче­редь, это рас­пе­тое бого­слу­жеб­ное слово. В нём зало­жены есте­ствен­ные инто­на­ции цер­ковно-сла­вян­ской речи, и он наи­бо­лее при­спо­соб­лен для пере­дачи этой речи с помо­щью пев­че­ских мело­дий, и с помо­щью пев­че­ских зна­ков, кото­рые в рус­ской тра­ди­ции назы­ва­лись «крю­ками».

Епи­скоп Иероним:

Зна­мен­ный рас­пев, навер­ное, наи­бо­лее отве­чает той мысли, когда люди «еди­ными усты», еди­ным серд­цем сла­вят Бога. Как некий еди­ный голос, еди­ный вопль с земли, воз­но­сится к небес­ному престолу

Сер­гей Пота­пов, ведущий:

Ста­рое рус­ское слово «чин­ность» как нельзя лучше под­хо­дит для опре­де­ле­ния одной из осо­бен­но­стей зна­мен­ного рас­пева. Его сво­бод­ное и одно­вре­менно твёр­дое дви­же­ние пере­кли­ка­лось с чин­но­стью рус­ских вели­чаль­ных песен. Ведь в начале, до появ­ле­ния крю­ков, зна­мен­ные рас­певы были таким же уст­ным твор­че­ством, как и всё в народ­ной тра­ди­ции. Как в дерев­нях дети слу­шали ста­ри­ков и пере­ни­мали её — так и в мона­сты­рях иноки слу­шали и пере­ни­мали всё, что пели монахи — уже состо­яв­ши­еся певчие.

Одно­вре­менно с тра­ди­цией зна­мен­ного рас­пева в народе стали воз­ни­кать и рас­про­стра­няться песни рели­ги­оз­ного содер­жа­ния – духов­ные стихи, «псальмы». Изна­чально их испол­ни­те­лями были калики пере­хо­жие — палом­ники во Свя­тую Землю, а позд­нее — бро­дя­чие сле­пые певцы.

Игорь Бушуев, фольк­лор­ная сту­дия «Вечерка»:

Рус­ский люд пел все­гда, при любой воз­мож­но­сти. Поскольку в пост петь было нельзя, пели духов­ные стихи. Это такая смесь  рус­ской народ­ной песни — лири­че­ской, можно ска­зать, или какой-то обря­до­вой, кален­дар­ной с цер­ков­ным оби­хо­дом. И вот это инте­ресно. Но, без­условно, инте­ре­сен образ, кото­рый создал народ — образ Хри­ста, кото­рый был в народе, именно потому, что только через это можно уви­деть, как народ отно­сился к Богу.

Сер­гей Пота­пов, ведущий:

При­мерно в то же время, в XVI веке, в Рос­сии появ­ля­ется лубок — рус­ская народ­ная кар­тинка, кар­тинка — азбука, кар­тинка- рас­сказ. И этот вид народ­ной гра­фики в тече­ние сто­ле­тий для про­стого люда ста­но­вится оби­ход­ным явле­нием, как и народ­ная песня.

Вик­тор Пен­зин, дирек­тор Мос­ков­ского музея народ­ной графики:

Пер­вый лубок, конечно, был духов­ного содер­жа­ния. Пер­вые листы были изданы в Киево-Печер­ской Лавре – изоб­ра­же­ния икон, свя­ти­те­лей. Кто при­хо­дил в цер­ковь ‑ухо­дил с этими листами. Во-пер­вых, их про­из­вод­ство было дешевле, чем икона, кото­рая была нари­со­вана тем­пер­ной крас­кой на доске; а лубок, печа­тан­ный с доски и рас­кра­шен­ный от руки, слу­жил, конечно, прежде всего, напо­ми­на­нием о мир­ской жизни, и в то же время являлся укра­ше­нием той избы, в кото­рую при­хо­дил крестьянин.

Печа­тался лубок в Москве. У нас, даже в Москве, на Сре­тенке — мы нахо­димся про­сто в свя­том месте — цер­ковь в Листах,- в ограде кото­рой про­да­вали эти лубки. Прак­ти­че­ски это был пер­вый книж­ный мага­зин. Печа­та­лось здесь, а возами отво­зи­лось во Вла­ди­мир­скую область, там как раз и рас­кра­ши­ва­лось вот этими кре­стья­нами. Когда кон­ча­лись сель­ско­хо­зяй­ствен­ные работы, вече­рами начи­нали рас­кра­ши­вать. Был длин­ный стол, стопка этих листов, кото­рые при­во­зили из Москвы и заячьей лап­кой (не кисточ­кой) — пят­нами рас­кра­ши­вали — сво­бодно, пере­да­вался этот самый лист сле­ду­ю­щему члену семьи. И по этим рас­крас­кам мы знаем даже, сколько людей в семье нахо­ди­лось. Но отцом рус­ского лубка, мы счи­таем, был Васи­лий Корень.

Сер­гей Пота­пов, ведущий:

Он был бело­ру­сом по про­ис­хож­де­нию, пере­се­лив­шимся в Москву и став­шим жите­лем Мещан­ской сло­боды. С 1692 по 1696 — четыре года, он рабо­тал для своей «Биб­лией для бед­ных»- кни­гой для людей, не уме­ю­щих писать и читать. До нас дошёл един­ствен­ный экзем­пляр этой книги. По нему худож­ники мастер­ской народ­ной гра­фики вос­ста­но­вили, рекон­стру­и­ро­вали все 36 дошед­ших до нас листов.

«Биб­лия» Кореня создана чело­ве­ком из народа, для народа, несёт в себе народ­ное вос­при­я­тие рели­гии. Народ­ная кар­тинка- лубок, при­няла её в себя, близ­кую по духу и доступ­ную каж­дому. Тро­га­тель­ная и наив­ная, не вполне отве­ча­ю­щая рели­ги­оз­ным кано­нам того вре­мени — слиш­ком моло­дым был изоб­ра­жен на луб­ках Гос­подь, без­бо­ро­дым,- она отве­чала народ­ным иде­а­лам гар­мо­ни­че­ски устро­ен­ного мира Божьего, так же как отве­чали им духов­ные стихи, в кото­рых Гос­пода, Деву Марию, свя­ти­те­лей, можно было встре­тить за око­ли­цей род­ной деревни

Игорь Бушуев, фольк­лор­ная сту­дия «Вечерка»::

Очень часто народ при­ду­мы­вал сам сюжет духов­ных сти­хов — конечно по моти­вам биб­лей­ским, но абсо­лютно не свя­зан­ный с самой Биб­лией. То есть, допу­стим, такие вещи, как: шёл Иисус Хри­стос и кого-то встре­тил, или шла Мария и кого-то встре­тила – такой духов­ный стих у дон­ских каза­ков. Таких при­ме­ров очень много. Духов­ные стихи на Руси обычно испол­ня­лись, конечно, каким-то ансам­блем. Но суще­ствует ещё некая куль­тура, кото­рая в Рос­сии появи­лась. Эта куль­тура при­шла к нам из Бело­рус­сии и Укра­ины, а туда она при­шла, конечно же, из Европы. Это куль­тура колёс­ной лиры. Под колёс­ную лиру испол­ня­лись духов­ные стихи — как груп­пой, так и один чело­век мог это сде­лать. Когда, допу­стим, игра­ешь на скрипке, на любом струн­ном инстру­менте — хоть микро-раз­рыв со зву­ком, но у него есть. Конечно, суще­ствует тех­ника, кото­рую скри­пачи и дру­гие струн­ники исполь­зуют, чтобы этого не было, но всё-таки, когда смы­чок идёт в дру­гую сто­рону, некая сдвижка, малень­кий зазор­чик, есть. Колёс­ная лира была при­ду­мана именно для того, чтобы звук был бес­пре­рыв­ный. Поскольку меха­низм рабо­тает за счёт колеса, кото­рое кру­тится по стру­нам посто­янно — то есть, как шар­манка; можно кру­тить хоть до умо­по­мра­че­ния и звук не прекратится

Сер­гей Пота­пов, ведущий:

Лубок, духов­ные стихи, народ­ные песни, народ­ные инстру­менты, кра­сота хра­мов и цер­ков­ной службы — всё это фраг­менты того мира, в кото­ром суще­ство­вал чело­век на Руси во вре­мена Сред­не­ве­ко­вья. И знаем мы об этом бла­го­даря изыс­ка­ниям учё­ных гораздо более позд­него вре­мени. Поэтому гово­рим мы на эту тему лишь с той или иной сте­пе­нью досто­вер­но­сти. Есть све­де­ния, напри­мер, что увле­кался цер­ков­ным пением Иван Гроз­ный. Есть две сти­хиры — это крат­кие пес­но­пе­ния, кото­рые испол­ня­ются на стих псалма, и кото­рые при­пи­сы­ва­ются царю. Как счи­та­ется – нет, он их не писал, тогда гово­рили, «раз­во­дил». Раз­во­дил-не раз­во­дил, но то, что пел на кли­росе, любил зна­мен­ный рас­пев, почи­тал рас­пев­щи­ков, музы­кан­тов — это факт

Нико­лай Белов, регент храма Гри­го­рия Неоке­са­рий­ского, пре­по­да­ва­тель СГБУ:

Пес­но­пе­ния зна­мен­ного рас­пева созда­вали люди, кото­рые имели молит­вен­ную прак­тику. Мы, к сожа­ле­нию, в наше время имеем мало молит­вен­ной прак­тики, и мы погру­жены в боль­шей сте­пени в мир­скую суету. Но пес­но­пе­ния, кото­рые созда­ва­лись, сохра­няют эту силу бла­го­даря тому, что осно­вой была именно молитва, и из этой молитвы, как из зерна, про­из­рас­тало это пес­но­пе­ние. Поэтому, когда, напри­мер, пев­чие поют тро­пари по Непо­роч­ных: «Бла­го­сло­вен еси Гос­поди, научи мя оправ­да­нием Твоим» – здесь мини­мум музыки, и здесь обра­ще­ние к Богу, и здесь подъём именно там, где надо, оста­новка именно там, где надо, мело­дия спус­ка­ется именно там, где надо. Поэтому это музы­кально оформ­лен­ная проповедь.

Сер­гей Пота­пов, веду­щий:

С пози­ции ран­ней хри­сти­ан­ской фило­со­фии мы должны были идти все вме­сте, дер­жать одну линию, один путь петь, в таком уни­соне, где один голос невоз­можно отли­чить от дру­гого. Это и есть еди­не­ние — когда ты свое зву­ко­вое «я» как бы рас­тво­ря­ешь в общей молитве. И к сере­дине XVII века зна­мен­ное пение достигло своей вер­шины. Но еще в конце XVI века появ­ля­ется тро­естро­чие — строч­ное мно­го­го­ло­сие, пер­вые ростки буду­щей поли­фо­нии, новой музы­каль­ной фило­со­фии. И это — тема нашей сле­ду­ю­щей программы.

Источ­ник: http://www.radostmoya.ru/project/istoriya_duhovnoi_muzyki/video/?watch=istoriya_duhovnoi_muzyki_pilot

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки