сайт для родителей

Метью Грин: «Воспоминания воображаемого друга»

Print This Post

73


Метью Грин: «Воспоминания воображаемого друга»
(2 голоса: 5 из 5)

В  статье «Не улетай, Карлсон: опасен ли выдуманный друг?» мы размышляли о так называемом синдроме  Карлсона, или выдуманного друга, который в нынешнем мире виртуального общения становится проблемой все большего числа детей. Тема получила резонанс. Развивая её, предлагаем вниманию родителей книгу Мэтью Грина «Воспоминания воображаемого друга».

Немного об авторе

Причудливый мир, созданный  писателем в этой  книге для детей  – абсолютный художественный вымысел, но прочной психологической  основой для него стала правда о сложном внутреннем мире ребенка, осмысленная глазами педагога, работающего с маленькими учениками и имевшего возможность их хорошо изучить.

Мэтью Грин – это литературный псевдоним, настоящее имя американского писателя, блоггера, профессионального оратора, поэта и учителя – Мэтью Дикс.

Мэтью Грин  родился в Массачусетсе  в многодетной семье и  вроде бы мало напоминает своих героев – грустных и одиноких детей,  тоскующих по общению. Скаут, спортсмен, юный музыкант (в его жизни с детства были флейта, фагот и ударные), автор кажется вполне благополучным ребенком.

Однако в детские и юношеские годы ему пришлось не раз соприкоснуться с близостью смерти, посмотреть ей в лицо, и этот, не побоимся сказать духовный, опыт, похоже, и стал поводом к написанию книг.

Известность пришла к довольно молодому  автору 1971 года рождения уже в 2008 году с его первым романом, который теперь доступен читателю на 6 языках.

Роман «Воспоминания воображаемого друга» был третьим по счету и вышел в 2012 году, он  был переведен на 20 языков, в том числе и на русский,  и вскоре получил популярность в нашей стране.

О любви и нелюбви

Казалось бы, в книге преобладают совсем не детские мотивы. Вспомним советскую литературу для маленького читателя: ничем не замутненная радость, атмосфера чуда – вот ее главные законы. Но время меняется, а с ним меняется и юный читатель, способный испытывать кроме радости еще очень широкий спектр сложных и противоречивых чувств.

Мэтью Грин касается разных душевных струн: его персонажи трогают, печалят, наводят на размышления, раскрывают перед ребенком такую непростую для него тему смерти. Автор откровенно говорит о страхе и одиночестве, надежде и ее утрате, любви и нелюбви, самопожертвовании и эгоизме.

Писатель выбрал необычный прием – вести повествование от лица того, кого…нет.  Кто никогда по-настоящему не жил и не рождался на свет. То есть от лица придуманного друга мальчика Макса, страдающего аутизмом. Если Вы знаете особенности аутичных детей, то без труда поймете, почему выдуманный персонаж Макса по имени Будо прожил в его воображении так долго – целых пять лет. Так вот, писатель переселяет  выдуманных друзей  в реальный мир (собственно, именно такими, абсолютно реальными, их и воспринимают дети).

Сотворенный воображением друг больше всего на свете любит своего маленького создателя. Ради него и его счастья  он готов жертвовать своей жизнью. А жизнь его – очень хрупка, она, можно сказать, висит на волоске. Стоит начать забывать своего придуманного друга – и он понемногу растворяется в воздухе, пока совсем не исчезнет.

Роман может показаться очень трагичным, но сквозь боль в повествовании проглядывает радость и воля к жизни и, конечно, детский взгляд на происходящее, в котором так много внутреннего света.

Зачем ребенку выдуманные друзья? Почему он ищет любви и тепла в придуманном мире и что он обретает для своей души? Отчего дети вовсе не такие радостные существа, как  мы привыкли думать, создавая удобные стереотипы? Как ребенок начинает свои внутренние  отношения с Богом и о чем Его вопрошает? Легко ли ему делать выбор в пользу добра? На эти и другие вопросы и пытается найти ответы в своем романе Мэтью Грин.

Читаем большой ознакомительный фрагмент книги, опубликованный  на нашем сайте.

Мэтью Грин. Воспоминания воображаемого друга

Вместе с вами с книгой знакомилась Валентина КИДЕНКО

Илл. из открытых источников

 

Обсудить на форуме

Система Orphus