На прогулке в наушниках, у песочницы с телефоном. Зачем общаться с младенцем?

На прогулке в наушниках, у песочницы с телефоном. Зачем общаться с младенцем?

(4 голоса5.0 из 5)

Зна­ко­мая исто­рия: на про­гулке с малы­шом мама погру­жена в себя: слух устрем­лён в науш­ники, взгляд – на экран смарт­фона, мысли далеко. Ребё­нок малень­кий, не раз­го­ва­ри­вает,  о чём с ним общаться. Что  здесь не так и почему маме  пора менять пове­ден­че­скую стратегию?

Зови – не зови

Зови – не зови малень­кий пас­са­жир коляски или путе­ше­ствен­ник дет­ского городка, ищи – не ищи мамин взгляд – в насто­я­щем вре­мени её нет.  Можно долго тянуть ручон­кой за полу пла­тья или рукав, ответа, ско­рее всего, не будет.

На прогулке в наушниках, у песочницы с телефоном. Зачем общаться с младенцем?

Не стоит и гово­рить о том, что такое мамино пове­де­ние небез­опасно. Что гад­жеты ослаб­ляют вни­ма­ние – и малыш запро­сто может выпасть из коляски, поскольз­нуться на ров­ном месте, потя­нуть в рот несъе­доб­ное, и так далее.

Мы о дру­гом – об отсут­ствии эмо­ци­о­наль­ного ответа  малышу, кото­рому без вни­ма­ния мамы, во-пер­вых, оди­ноко и неза­щи­щённо, а во-вто­рых,  невоз­можно разо­браться в том, что про­ис­хо­дит вокруг.

Мама – это я

Так что же даёт  малышу эмо­ци­о­наль­ное обще­ние с мате­рью и чего лишают мамы сво­его мла­денца,  не стре­мясь нала­жи­вать с ним общение?

Стоит ли гово­рить, что мама для малыша –  самый близ­кий чело­век, при­чём в мла­ден­че­ском воз­расте – не про­сто близ­кий, а самый глав­ный. Маму мла­де­нец вос­при­ни­мает как часть себя самого.

Мама – это  ответ всем его орга­нам чувств и одно­вре­менно удо­вле­тво­ре­ние всех его потребностей.

На прогулке в наушниках, у песочницы с телефоном. Зачем общаться с младенцем?

Мама – это еда и питье, тепло и сон, без­опас­ность и ком­форт, радость при­кос­но­ве­ния, вос­торг игры и увле­че­ние позна­нием при­роды и отношений.

Мама для малыша – инди­ка­тор окру­жа­ю­щего мира. По эмо­ци­о­наль­ным реак­циям  мамы малень­кий ребё­нок  учится рас­по­зна­вать, что такое хорошо и что такое плохо, где горячо и опасно, что съе­добно, а что нельзя тащить в рот, где  и от чего может быть больно, и так далее.

Наблю­дая за мамой и слу­шая её смеш­ные ком­мен­та­рии своих чувств и дей­ствий на мека­юще-агу­ка­ю­щем языке,  на дет­ском эспе­ранто, понят­ном им одним – малыш начи­нает чётко  пони­мать, что такое бяка, бо-бо, нельзя.

Ребё­нок начи­нает своим умом уста­нав­ли­вать при­чинно-след­ствен­ные связи, само­сто­я­тельно про­тя­ги­вать ниточки от своих поступ­ков  до их воз­мож­ных результатов. 

Он учится про­гно­зи­ро­вать собы­тия. Сде­лал не так – ай-яй-яй, плохо, зна­чит, будет бо-бо. Бяка – невкусно и не полезно, зна­чит, нельзя тянуть это в рот. Мама так ска­зала. Это закон.

Этим, вроде бы про­стым, эле­мен­тар­ным навы­кам новому чело­веку в мире  необ­хо­димо научиться. Это основа основ, без кото­рой дру­гие зна­ния и опыт не могут быть вос­при­няты. Полу­ча­ется, эмо­ци­о­нально выра­жая своё отно­ше­ние к про­ис­хо­дя­щему, пока­зы­вая чув­ства, пере­жи­ва­ния, мама учит  малыша самому главному.

Когда слышат

По мне­нию пси­хо­ло­гов, малень­кие дети, с кото­рыми посто­янно раз­го­ва­ри­вают роди­тели, и кото­рые сами умеют под­дер­жать бес­сло­вес­ное обще­ние с взрос­лыми, легче и быст­рее учатся гово­рить и не испы­ты­вают про­блем в игре со сверстниками. 

Они более адап­тивны  в новом окру­же­нии, готовы к непред­ви­ден­ным ситу­а­циям, открыты и дру­же­любны. Мир вокруг и все про­ис­хо­дя­щее в нём они вос­при­ни­мают пози­тивно и с любопытством.

И не слу­чайно – а именно потому, что чув­ствуют себя принимаемыми.

С ними обща­ются – зна­чит, они нужны, важны, инте­ресны дру­гим, зна­чит, их любят и с их мне­нием счи­та­ются. А это даёт малы­шам твёр­дую почву под ногами.

Навер­няка вы заме­чали: мно­гих детей мы начи­наем пони­мать очень рано – ведь при­мерно с полу­года и до момента, когда они начи­нают по-насто­я­щему раз­го­ва­ри­вать, эти детки пре­красно выра­жают чув­ства и желания.

Мими­кой, жестами, тело­дви­же­ни­ями они очень уве­ренно нам пока­зы­вают, куда, к кому и зачем им нужно – на ручки к папе, к кло­уну потро­гать его за нос, к кошечке погла­дить, и так далее.

Ино­гда совсем кро­шеч­ный ребё­нок абсо­лютно адек­ватно объ­яс­ня­ется с окру­жа­ю­щими  про­стыми невер­баль­ными сред­ствами и, кажется, вот-вот заговорит. 

И это – все­цело заслуга мамы и взрос­лых, кото­рые не отстра­ня­ются от малыша, не ухо­дят с голо­вой в гад­жеты, теле­ви­зор, в житей­ские про­блемы, а нахо­дят время для пол­но­цен­ного обще­ния с ним.

Когда не слышат

В под­твер­жде­ние этой нехит­рой, но вер­ной истины при­ве­дём при­мер наобо­рот. Есть такая про­блема: дет­ский госпитализм.

Про­блема воз­ни­кает чаще всего у малень­ких детей, с груд­ного воз­раста рас­ту­щих в дет­ском доме или при­юте. Кажется, у них есть всё: тепло, ком­форт, хоро­шее пита­ние, свое­вре­мен­ные осмотры спе­ци­а­ли­стами и раз­ви­ва­ю­щие заня­тия.  Они не обде­лены вни­ма­нием и забо­той. Но вдруг про­ис­хо­дит неожиданное…

Заме­чено, что вполне здо­ро­вые дет­до­мов­ские малыши с неко­то­рого  момента начи­нают часто забо­ле­вать, терять в весе, тор­мо­зиться в раз­ви­тии, а то и вовсе оста­нав­ли­ва­ются в нём. Их имму­ни­тет и нерв­ная система дают сбой.

Дети ста­но­вятся каприз­ными, плак­си­выми, не желают осва­и­вать новые навыки, играть в новые игры, теряют сон и аппе­тит, у них про­яв­ля­ются раз­ные нев­ро­ти­че­ские реак­ции, появ­ля­ются страхи.  Если посмот­реть на мимику, жесты  и в целом пове­де­ние мла­ден­цев, можно заклю­чить, что эти малень­кие люди – абсо­лютно несчастливые.

Так и есть – малы­шам  остро не хва­тает заин­те­ре­со­ван­ного эмо­ци­о­наль­ного обще­ния, при­чём именно мате­рин­ского. Не раз от раза, а посто­ян­ного, изо дня в день. Да, они не забро­шены – к ним при­хо­дят люди, кото­рые кор­мят, уха­жи­вают, играют, но беда в том, что это  всё время раз­ные,  к тому же, посто­рон­ние для них люди. Это любой ребё­нок чув­ствует безошибочно.

Редко кто-то из  при­хо­дя­щих к бро­шен­ному ребёнку чужих тёть и дядь посмот­рит в глаза, состроит весё­лую рожицу, улыб­нётся, погла­дит по голове или подер­жит за ладо­шку. Дет­до­мов­ские дети рано, ещё не научив­шись гово­рить, впи­ты­вают горь­кий вкус оттор­же­ния и одиночества.

Полу­ча­ется, ребёнку без мамы неот­куда счи­ты­вать зна­ния о мире,  не с кем познать и раз­де­лить радость и боль, горе и сча­стье, все свои чув­ства и душев­ные потреб­но­сти, а ведь у самого малень­кого ребёнка душев­ные потреб­но­сти уже есть.

И его потреб­ность в обще­нии очень сильна – даже если про­из­но­сить слова и скла­ды­вать их в пред­ло­же­ния ему ещё рано. Как не вспом­нить с дет­ства зна­ко­мый сти­шок весё­лой поэтки, боль­шой-малень­кой хули­ганки Юнны Мориц «Боль­шой сек­рет для малень­кой компании»:

Ах, было б только с кем поговорить.
Ах, было б то, ах, было б то,
Ах, было б то, ах, было б только
С кем поговорить…

Затя­нув­ше­еся состо­я­ние гос­пи­та­лизма  похо­жим обра­зом про­яв­ля­ется и у детей, дол­гое время про­быв­ших без мамы, ска­жем, на лече­нии в больнице.

Эмо­ци­о­наль­ный голод не идёт на пользу выздо­ров­ле­нию, поэтому сей­час дей­ствуют мно­го­чис­лен­ные про­граммы, поощ­ря­ю­щие нахож­де­ние матери и малыша вме­сте при дли­тель­ной терапии.

Программируем постороннего

Ребё­нок, гуля­ю­щий с  мамой или нахо­дя­щийся с ней дома и не полу­ча­ю­щий долж­ного эмо­ци­о­наль­ного  отклика на свои  малень­кие вос­торги и горе­сти, испы­ты­вает нечто подоб­ное тому, что чув­ствуют дети в сирот­ских учре­жде­ниях или закры­тых больницах.

Впи­тан­ное с моло­ком оди­но­че­ство и чув­ство своей ненуж­но­сти самому близ­кому чело­веку не про­хо­дит даром. Это щемя­щее чув­ство не поки­дает рас­ту­щего ребёнка и во взрос­лой жизни.

Эмо­ци­о­наль­ное отчуж­де­ние под­со­зна­тельно закреп­ля­ется как пове­ден­че­ская норма и мешает созда­нию семьи, обре­те­нию близ­кого друга, уста­нов­ле­нию близ­ких  душев­ных свя­зей, тес­ных кон­так­тов  в своей среде, на работе.

Отстра­ня­ясь от малыша, со вре­ме­нем вы рис­ку­ете  найти рядом с собой не самого близ­кого  чело­века – род­ного сына или дочку, а посто­рон­него – чело­века, внешне холод­ного,  пол­но­стью отстра­нён­ного от про­блем семьи, не спо­соб­ного пони­мать эмо­ци­о­наль­ное состо­я­ние близ­кого  и любого дру­гого собе­сед­ника, сопе­ре­жи­вать, сочув­ство­вать, под­дер­жи­вать.  Отчуж­де­ние рож­дает отчуждение.

Отвер­жен­ный  с мла­ден­че­ства ребё­нок полу­чает  пси­хо­ло­ги­че­скую про­блему, кото­рая может вызвать глу­бо­кий нрав­ствен­ный дефект. С этим ему при­дётся жить и как-то справляться. 

Обща­ясь с дру­гими, он будет видеть душев­ную теп­лоту  и искрен­ность их отно­ше­ний и пони­мать: с ним что-то не так, он не чув­ствует и не пони­мает чего-то глав­ного, а зна­чит, в чем-то непол­но­це­нен  и ущер­бен. И, чтобы изме­ниться, ему при­дётся испы­тать немало сер­деч­ной боли. Любим ли мы сво­его ребёнка, хотим ли для него такой участи?

Круче, чем Инстаграмм

Кстати, воз­вра­ща­ясь к устав­шей маме, кото­рой хочется отвлечься от забот о доме и малыше, поси­деть в теле­фоне  и пооб­щаться в соцсетях.

Понять её ощу­ще­ния, конечно, можно: одно­об­раз­ный быт, круг­ло­су­точ­ный труд на мате­рин­ском посту и узкий круг обще­ния в пер­вые годы жизни малыша,  – всё это хорошо зна­комо каж­дой жен­щине, побы­вав­шей в декрет­ном отпуске.

Но так ли много даёт для отдыха и рас­слаб­ле­ния иллю­зия вир­ту­аль­ного обще­ния? Полу­чает ли мама, отвле­ка­ясь от ребёнка, то,  в чём сама остро нуждается?

Обмен фот­ками и корот­кими ком­мен­та­ри­ями, смай­лики и гифки –  всё это, увы, сур­ро­гат дружбы и в пол­ной мере не заме­няет живого обще­ния. И, может быть, стоит попро­бо­вать немного поме­нять угол зре­ния и сме­стить его в сто­рону живого собе­сед­ника, кото­рый в этот момент вре­мени рядом с вами? В сто­рону ребёнка?

Только посмот­рите, как малыш умеет радо­ваться. Сколько в нём пози­тива и откры­то­сти миру вокруг. Про­ле­тев­шая бабочка, яркий цве­ток, боль­шая машина,  слу­чай­ный про­хо­жий, – всё вызы­вает у него фей­ер­верк эмоций. 

Попро­буйте взгля­нуть на мир его взгля­дом и уви­деть  всё в пер­во­здан­ной чистоте и новизне. Не умея гово­рить, малень­кий чело­ве­чек задаёт вопросы. Его всё вол­нует, инте­ре­сует, всё будо­ра­жит вооб­ра­же­ние. Его вос­при­я­тие рисует кар­тинки гораздо ярче и инте­рес­нее, чем дизай­нер­ские снимки, выло­жен­ные в Инстаграмм.

На прогулке в наушниках, у песочницы с телефоном. Зачем общаться с младенцем?

Радуй­тесь его радо­стями – и почув­ству­ете, что рядом с вами необык­но­вен­ное суще­ство, малень­кая лич­ность, бесе­до­вать с кото­рой  и вме­сте про­во­дить время инте­рес­нее, да и полез­нее, чем с мно­го­чис­лен­ными  вир­ту­аль­ными френдами.

Блаженны слышащие слово

Да, телес­ная связь  матери и ребёнка очень важна – малыш без мамы сам пока что ничего не может,  но эмо­ци­о­наль­ная связь гораздо важ­нее. Уди­ви­тельно,  что об этом ска­зано не только в попу­ляр­ных учеб­ни­ках по при­клад­ной пси­хо­ло­гии, но и в Свя­щен­ном Писании.

Вспом­ним фраг­мент Еван­ге­лия по Луке: «Когда же Он гово­рил это, одна жен­щина, воз­вы­сив голос из народа, ска­зала Ему: бла­женно чрево, носив­шее Тебя, и сосцы, Тебя питав­шие! А Он ска­зал: бла­женны слы­ша­щие слово Божие и соблю­да­ю­щие его» (Лк. 11:27–28).

О чем гово­рит этот, вроде бы, непри­мет­ный эпи­зод  из зем­ной жизни Спасителя?

Свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) пишет, что «Бого­ма­терь при­несла Бого­че­ло­веку воз­вы­шен­ней­шее телес­ное слу­же­ние и воз­вы­шен­ней­шее слу­же­ние духа, «сла­гая все гла­голы Его в сердцы своём» (Лк.2:51), соблю­дая все слу­чав­ше­еся с Ним с мла­ден­че­ства и всё отно­сив­ше­еся к Нему».

Матерь Божия  не отстра­ня­лась от Сво­его Богом­ла­денца – с ран­него мла­ден­че­ства Она вдум­чиво и вни­ма­тельно наблю­дала за Спа­си­те­лем, каж­дый Его кро­шеч­ный шажок был для Неё испол­нен­ным  зна­че­ния и смысла.

Как и сего­дня, два тыся­че­ле­тия назад  маму хоро­шего сына назы­вали счаст­ли­вой, то есть бла­жен­ной. Её  пре­воз­но­сили за рож­де­ние чело­века, за то, что  выно­сила, выкор­мила и вос­пи­тала  такого ребёнка.

Хри­стос,  почти­тельно отве­чая  жен­щине из народа на похвалу Своей Матери,  больше воз­вы­шает Её досто­ин­ство. Он гово­рит, что счаст­ливы  те, кто слы­шат слово Божие и хра­нят его. Эти слова напря­мую отно­сятся к Бого­ро­дице. Такое счаст­ли­вое каче­ство души Божья Матушка имела как никто дру­гой.

Она слы­шала дет­ский лепет Сво­его Мла­денца и каж­дое Его слово от самой юно­сти и хра­нила «с таким сочув­ствием, какого не имел никто из человеков».

Она не  закры­вала уши науш­ни­ками и не про­си­жи­вала часами в соц­се­тях. И даже не потому, что в то время всего этого не изоб­рели. Её Мла­де­нец был для Неё важ­нее про­чих дел, забот и увле­че­ний. Она  с любо­вью наблю­дала за Ним и не упу­стила ничего важного.

Общение = близость

Любой чело­век  несёт в себе образ Божий. И мла­де­нец – наи­бо­лее чистое  и непо­роч­ное отра­же­ние этого образа. Если мы будем видеть  в своём малыше боже­ствен­ное начало, мы будем бла­го­да­рить Бога за каж­дый миг воз­мож­ного обще­ния с ним.

Душев­ная бли­зость Матери к Ребёнку – бли­зость Бого­ро­дицы ко Хри­сту –  выра­жа­лась именно в этом:  в Её готов­но­сти  слу­шать, слы­шать и сбе­ре­гать слова Спа­си­теля. Обще­ние с Ним, Её Сыном, было для Неё на пер­вом месте.

Полу­ча­ется, мамино слу­же­ние  ребёнку душой и духом Богом ста­вится выше, чем слу­же­ние телесное. 

Гово­рят, малень­кие дети сме­ются во сне, потому что видят анге­лов. Да, эта кро­шеч­ная душа, при­шед­шая из иного совер­шен­ного мира, пока  не  может по-насто­я­щему с вами раз­го­ва­ри­вать. Но у неё  есть свой язык, и она спо­собна пове­дать много такого, что вам и не снилось.

Срочно выни­майте из ушей науш­ники. Отло­жите в сто­рону теле­фон. Загля­ните в эти глаза и про­чтите: «Милая мама, посмотри, радость суще­ствует, и  мне есть, что тебе об этом рассказать».

Вален­тина Патронова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки