сайт для родителей

Не улетай, Карлсон: опасен ли ребенку воображаемый друг?

Print This Post

155


Не улетай, Карлсон: опасен ли ребенку воображаемый друг?
(2 голоса: 5 из 5)

Нет, так называемый синдром Карлсона – не психический диагноз. Скорее, особенность детского воображения 5-7 лет, которое бурно развивается и ищет выхода. Но  если «Карлсон» появился в доме, это тревожный звоночек. За выдуманным другом нужно пристально наблюдать,  уделяя повышенное внимание внутреннему миру своего чада.

 

«Творческий»  синдром

О синдроме Карлсона слышал далеко не каждый родитель, и далеко не каждый с ним сталкивался. Суть этого явления можно выразить в нескольких словах – в дошкольном возрасте малыш придумывает себе героя, любимого приятеля, который становится участником не только его игр и затей, но и внутренней жизни –  ведь именно в этом возрасте она распахивает для него свои необозримые пространства.

Бродить по этим просторам сознания и подсознания растущей маленькой души в одиночку страшно и трудно,  а вот вдвоем – гораздо легче и интереснее. К тому же, с выдуманным товарищем можно попутно делиться впечатлениями, и в этом «диалоге» глубже  познавать  себя изнутри.

Но, конечно, синдром Карлсона находит не каждого  пятилетку – выдумывать себе доброго друга и некоторое время «жить» с ним бок о бок –  все-таки привилегия творчески одаренных  и необычных детей, щедро наделенных воображением.

 Будем знакомы: Карлсон

Узнав о существовании выдуманного друга, не спешите махать руками на ребенка, запрещать ему фантазировать  или думать, что он болен или ненормален.

Нет, это не раздвоение личности и не признаки шизофрении – ребенок «дружит»  не с самим собой, а именно с другом, то есть другим, пусть даже  и выдуманным.

Кстати, вот что говорит на этот счет филолог с глубоко христианским взглядом на природу языка Василий Ирзабеков: «Друг (самый близкий) и другой (чужой) – слова однокорневые. Непонятное, а потому не объяснимое здравым смыслом и формальной логикой оказывается совершенно правильным с евангельской точки зрения: мы все другие, потому как разные, и все други, ибо мы – дети Адама и Евы, сотворенных Отцом Небесным».

Так что такой опыт ребенка дорог:  представьте, он учится видеть в другом друга, а не врага! А значит, доверять, принимать, понимать другого.

Не пугайте его и не пугайтесь сами, и не спешите записываться к психиатру. Попробуйте сначала разобраться самостоятельно. Поговорите с малышом, расспросите, что за персонаж стал для него самым главным другом. Узнав поближе «Карлсона», вы, возможно,  наконец-то поймете свое дитя или хотя бы приблизитесь к этому пониманию.

Как правило, придумывают себе друзей как раз дети-интраверты – закрытые, сдержанные и не очень эмоциональные с виду, чья внутренняя жизнь остается для взрослых загадкой или вовсе проходит ими незамеченной.

За что отвечает, или, проще говоря, что  обычно делает воображение? Достраивает недостающее, восполняет пробелы. Дорисовывает то, в чем мы остро нуждаемся. Поэтому обратите внимание на черты выдуманного друга, о которых говорит  ваш ребенок, ведь это будут именно те самые качества,  которых  ему  не достает  у друзей,  у близких в кругу семьи или в себе самом.

Вспомните младенчество. Наверняка у вашего чада была  любимая игрушка, с которой он играл день за днем, укладывался спать, садился за стол и отправлялся купаться в ванную. О своем, скажем, плюшевом друге он мог заботиться часами, разговаривать с ним и упрямо со слезами доказывать, что Мишка настоящий – придумывать ему игрушечную жизнь, выстраивать с ним отношения, словом, ценить, заботиться и отдавать ему много места в своем маленьком  сердце.

И такой первый опыт любви, направленной на другого (мама не считается – в младенчестве ребенок не проводит границы между собой и ею, мама – его придаточная часть) для малыша просто бесценен. Не получив его, он не научится выходить за рамки эгоцентричного восприятия мира и окружающих его людей.

Выдуманный друг – для ребенка почти такая же игрушка, подсознательно настаивающая на своей «настоящести».  Этот друг – сверхценный, то есть очень дорогой для малыша  объект (так и хочется сказать – человек),  ведь детская фантазия кропотливо  и бережно создавала  каждую его черточку – тот самый образ, который вашему чаду  хотелось бы встретить в реальной жизни, полюбить  и  обрести  его ответную любовь.

«Вот мой жизненный идеал, вот кто мне по-настоящему может быть близок, вот кого я люблю, ищу и жду», – словно говорит  вам  ваше  дитя.

Обратите внимание – никогда  выдуманный друг ребенка не будет нести черты отрицательного супергероя. А ведь окружение, компания наших детей играет в их воспитании не последнюю роль. Невольно вспомнишь псалмопевца Давида: «С преподобным преподобен будеши <…> и со строптивым развратишися» (Пс.17:26-27).

Да, друг может быть не вполне идеальным, способным нашкодить по мелочам, но – точно не злодеем, а кем-то лучшим, чем он сам.  Напрашивается  вывод – детская душа на пути к своему внутреннему миру стремится к лучшему – то есть к добру, а не ко злу.

Поэтому ни в коем случае не  обесценивайте «Карлсона», а как следует изучите его.

Кроме того, обнаруживая у ребенка синдром Карлсона, вы получаете некий барометр  погоды в доме и в семейных отношениях, и это бесценный опыт, потому что с его помощью можно понять, что не так  в  семье и что можно пытаться изменить.

 Откуда прилетел?

Некоторые психологи бескомпромиссно утверждают: где-то вы, родители, недолюбили (или, наоборот, перелюбили) свое чадо – вот и получите «подарок»  в виде придуманного друга.

Да, крайности в родительской любви, конечно, опасны. И все-таки,  выскажем иное мнение. Придуманный персонаж появляется  у ребенка как ответ на разнообразные и сложные внутренние потребности. Поэтому и  причин тому, конечно, может быть много.

Причина  номер один  – «голодает» детская  фантазия. Может быть, сейчас ноябрь, и так мало цвета в окружающем пейзаже за окном. А может, ребенку пришлось долгое время пролежать в больнице, или пробыть дома в четырех стенах, где так мало событий и впечатлений? Развитое воображение  –  несомненно, самая важная причина появления  внутреннего друга у малыша. Новый  «друг»  добавляет в жизненную палитру красок и словно расцвечивает её радугой. Он приносит счастье и утешение.

Второй причиной назовем одиночество.  И здесь тоже нет  и не может быть никакой шкалы измерений или  точной оценки «уровня одинокости»: чувство одиночества может возникать независимо от жизненных обстоятельств у ребенка даже в хорошей, доброй, заботливой  и уютной семье, если его душевные потребности  отчего-то не находят отклика. Зачастую и одинокому взрослому трудно разобраться в своих ощущениях и их причинах, что и говорить о малыше. Один, тоскует – вот и выдумывает себе приятеля.

Третья причина – возможно, гиперопека,  или, наоборот, отсутствие заботы со стороны близких (с главного первого  места переносим этот любимейший пункт психологов на третье).  Вы встречали детей, оставшихся без попечения родителей,  или давно выросших детдомовцев? Вспомним – им свойственны фантазии о несуществующей семье. Бывшие воспитанники сиротских учреждений могут бесконечно рассказывать истории о родителях, братьях и сестрах с развитием отношений и сложными сюжетными линиями и свято верить, что именно так всё и было. Так психика замещает и восполняет некоторые значимые для нас пробелы в реальности.

У деток из обычных семей, лишенных должного внимания, происходит нечто похожее, и  иногда именно так рождается выдуманный друг.

«Паж для битья»

В четвертую причину объединим негативные переживания ребенка – например, глубокое чувство вины, переживание страха, своей ущербности или неполноценности. Источником  сильной  внутренней дисгармонии  могут стать недавно пережитая психологическая травма,  болезнь, инвалидность,  врожденные проблемы с внешностью, неумение общаться со сверстниками, – отсюда  замкнутость и неуверенность в себе. Реальное знакомство с детьми и отношения  с ними для ребенка кажутся чем-то очень сложным. Тогда в один прекрасный момент он придумывает себе идеального друга, который всегда будет рядом, когда необходим.

Дать отпор детским страхам? На это он способен, внутренний друг. Стоит заговорить с ним в темноте, и пугающие тени на потолке  не  вызывают ужаса. С ним не так страшно пойти к зубному врачу или на праздник в детский сад. Помните  старую детскую песенку – «Как положено друзьям, всё мы делим полам?» Разделенные пополам страхи становятся в два раза меньше и вовсе исчезают. В этом смысле придуманный друг целителен.

Вместе бороться  с чувством вины? И это «Карлсону» по силам.

Неслучайно мудрая Русская Православная Церковь заповедала детям  участвовать в Таинстве Исповеди с 7 лет.  В силу возрастных особенностей  психики до наступления этого возраста  ребенку  покаяться в содеянном гораздо сложнее, чем взрослому.

Ему пока что трудно различать свои внутренние движения и оттенки душевного мира.  У ребенка одна установка  и непреложная вера – я хороший. А что, если  сделал плохо – получается, теперь  навсегда плохой?  Его вера в себя  не то что шатается – она просто рушится. Это, повзрослев, малыш поймет – нет, не так уж я и плох, просто поступил плохо. И научится правильно осмысливать и оценивать свои поступки и говорить об этом со священником, исповедуя грехи.

Словом, в  раннем возрасте признание своих проступков – настоящая проблема. Правда, потребность раскаяться в содеянном есть, и ребенок находит способ поговорить  о том, что он сделал – и  это прекрасно, потому как  сообщает  нам, взрослым:  совесть его жива и неспокойна. Как раз  для этой цели у малыша существует  свой «паж для битья» – например, кукла, или кошка, или собака, или… выдуманный друг. Это все он натворил – Карлсон: без спроса съел свежеиспеченные пирожки, сломал телевизор, разбил вазу, устроил потоп в ванной…

Что делать родителю? Разом изобличить детскую ложь во спасение или быть взрослее и мудрее – перехитрить придумщика: взять и поверить ему, то есть показательно пожурить или наказать безобразника Карлсона, чтобы  впредь неповадно было, осуждая не самого персонажа, а его проступок или грех (ложь, воровство и так далее). Это заложит вашему чаду правильное отношение к преступлению нравственных законов и поможет ему  дальше «иди и больше не грешить».

«Если друг оказался вдруг…»

Отношения с придуманным другом могут развиваться по разным сценариям. Ребенок может вскоре отвлечься, переключиться и забыть о своем любимом фантоме, а время спустя вернуться к памяти о нем или даже сочинить себе другого друга. Но иногда он способен  сохранять верность плоду своей фантазии очень продолжительное время.

Он может вслух разговаривать со своим героем, ссориться и мириться с ним в игре.

Это говорит о том, что его «отношения» не стоят на месте, а развиваются – и это вполне  нормальная внутренняя потребность,  ведь и в реальности всякая любовь, которая не растет и не видоизменяется, обречена исчезнуть.

И все же, если такая «дружба»  затягивается и начинает очень сильно  влиять на жизнь ребенка внутри и снаружи, пора встревожиться, ведь особенности восприятия  чада и его творческое воображение могут привести к психологическим проблемам и даже к пограничным расстройствам психики.

Кто такие «пограничники»? Люди, у которых появились некоторые поведенческие странности и небольшие психические отклонения от нормы, которые еще не перешли в заболевание, но близко подошли к опасной грани. Самый яркий пример – затяжные проявления депрессии, а также навязчивые мысли и ощущения, с которыми человеку со временем  все труднее справляться самостоятельно.

Что должно встревожить родителей, если «Карлсон»  долго не желает улетать?

Когда малыш  разговаривает с самим собой – это еще не страшно, это часть игры. Этот разговор может происходить как с игрушкой, так и с придуманным другом (по сути, с тоже оживленной воображением игрушкой). Но вот если  воображаемый персонаж сам начинает разговаривать с ребенком изнутри, когда его не просят – это уже тревожный симптом. Невольно вспомнишь православного психиатра профессора Авдеева  и его размышления о душевных болезнях, связанных с бесовским одержанием. Голоса внутри – это болезненный духовный и душевный признак. Срочно идите к врачу!

Не стоит ждать у моря погоды и когда малыш в мире своей игры перестает отличать  реальность  от иллюзии, замыкается  в придуманном мире  и  не  хочет контактировать с другими детьми, сопротивляясь всем вашим попыткам свести его с реальными друзьями.  Обеспокойтесь и в том случае, если  малыш сильно сосредоточен, а порой даже глубоко зациклен только на друге – окружающий мир во всех его разнообразных проявлениях  с каждым днем интересует  его все меньше.

Любая глубокая фиксация на своих переживаниях довольно опасна. Вероятно, в этом случае потребуется помощь психолога и психиатра.

Вечное дитя в придуманном мире

Оказывается, выдуманный друг – нередкое явление и у взрослого,  если он творческая личность, глубокий интроверт или инвалид, скажем, вынужденный жить в  замкнутом пространстве с ограниченным количеством социальных контактов.

Пережив развод, смерть близкого или другую внутреннюю травму, такой человек  в силу своей тонкой внутренней организации особенно нуждается в поддержке. Если нет психолога или друга, способного понять или полноценно  ответить на его внутренние  вопросы и запросы, переживания и потребности, он тоже (зачастую обращаясь к своему внутреннему ребенку) придумывает себе друга.

И  с точки зрения психологии это, в общем, не плохо. Выдуманному другу он  высказывает все сокровенное, посвящает строки  и картины, ведет с ним внутренние диалоги, в которых раскрывает свои истинные чувства и переживания. Но здесь нужно чувствовать тонкую грань – понимать, где кончается реальность и начинается фантазия,  и наоборот. Не становиться инфантильным существом, живущим только в придуманном мире в прекрасной, но такой хрупкой и ненадежной  золотой скорлупе.

Нечто похожее происходит, когда мы обзаводимся виртуальными друзьями, не спеша переводить отношения в реальность (или заведомо соглашаясь на такую линию поведения друга). Почему мы это допускаем?  Боясь реальных отношений или просто очень дорожа собеседником, боящимся реальных отношений по каким-то своим  внутренним причинам? В каждом случае по-разному. Но как часто это бывают болезненные и созависимые отношения, которые могут глубоко и серьезно травмировать одну из сторон!

Скажем, пишет  много лет виртуальный друг – возникает эмпатия, эмоциональная близость, некое родство душ, но  вот встретиться в реальной жизни (посмотреть в глаза, сказать доброе слово) друг почему-то не желает. Невольно начинаешь сомневаться в искренности такого общения. И, надо сказать, эти  сомнения имеют под собой почву.

Всё же виртуальная дружба с человеком под маской – состояние некой полуправды, непрояснённости отношений, в котором утрачивается нечто очень важное – а именно, простота, прозрачность и доверие. Получается, что  твои  чувства (зачастую  вполне реальные, не виртуальные, а добрые человеческие) обесцениваются, не находят истинного ответа, а затраченные душевные силы уходят куда-то в пустоту.  Так мы рискуем  обрести  вместо дружбы и любви  – их суррогат и  подмену, вместо поддержки – глубокое уныние и разочарование в себе и в людях.

«И каждый вечер друг единственный…»

Зачастую  у  ребенка, подростка и даже взрослого возникает зависимость  от общения с придуманным или наполовину придуманным виртуальным другом,  как правило, дополненная  другой зависимостью.

Есть некий Вася – невероятный  симпатяга на аватарке. Он умеет то-то и то-то гораздо лучше тебя, он успешный, умный, образованный, зарабатывает и путешествует…

Больше, собственно, ничего о его реальной жизни неизвестно. И наше неуемное творческое воображение начинает дорисовывать картинку – наделять  Васю несуществующими качествами, создавать вокруг него некий ореол близких нам идей и смыслов, придумывать истории и выстраивать отношения из ничего.

С  полностью придуманным взрослым Карлсоном  –  и того хуже. Крайнее одиночество ведет подсознание  взрослого человека к болезненным искажениям. И, если ребенок разделяет с выдуманным другом свои игры, то взрослый – скорее, проявления своих страстей. На ум приходит печально известное блоковское  из  «Незнакомки»:

«И каждый вечер друг единственный

В моем стакане отражён,

И влагой терпкой и таинственной

Как я, смирён и оглушен».

Да, именно так – придуманный  (да и наполовину придуманный) друг может со всей очевидностью отражаться  в реальной жизни – и не только в бокале, но и в экране компьютера  или смартфона  (общение в соцсетях, стрелялки и прочие сообщества по интересам).  Так чем же опасен выдумано-виртуальный друг? Тем, что становится сверхзначимым и занимает всё ваше свободное время и все внутреннее пространство без остатка, вытесняя  остальное. Своего рода идол, которому посвящено всё. Заповедь  «не сотвори себе кумира» – в том числе об этом.

Не можете жить без  такого общения, оно дает вам пищу для души и ума? Общайтесь, но  дозируйте  виртуальные встречи с другом – сохраняйте здравый смысл, адекватную оценку происходящего и некоторую дистанцию.

«Если тебя нет, то и меня нет»

Итак,  в чем главный наш посыл?  Придуманный друг  у ребенка в  возрасте с 5 до 7 лет – это  вполне нормальное и здоровое  явление.

Иногда Карлсон очень даже полезен и может протянуть руку помощи. Это некий психический компенсаторный механизм, помогающий детям побороть страхи, неуверенность и одинокость, удовлетворить потребности фантазии и воображения и отчасти реализовать творческие способности.

Другое дело, что с возрастом и со временем  очень  важное  место  придуманного друга в сердце ребенка  (и, конечно, подростка и взрослого)  обязательно должны занять настоящие, невыдуманные (в том числе и не виртуальные)  друзья.

Те, которые будут искать живого общения. Увидят в тебе личность и родственную душу. Не станут  обесценивать. Будут  рады подержать тебя за руку и посмотреть в глаза.

Но как донести до своего малыша понимание этой довольно непростой взрослой истины, к которой мы и сами зачастую идем всю жизнь, добиваясь любви и дружеского расположения там, где их для нас нет, да и не может быть? Как направить детское внимание во внешний мир со всеми его красками и разнообразными человеческими отношениями?

Может быть, через сказку. Помните нестареющую сказочную историю  и нарисованный по ней мультфильм  Сергея Козлова «Ежик в тумане»? Вот где со всей очевидностью проступает духовное пространство внутренней жизни, в которой посреди тумана встречаются и островки тепла, искренности и дружеского расположения.

И сколько правды, скажем, вот в этом диалоге настоящих друзей  Ежика и Медвежонка:

–Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем.

–А ты где?

–А меня нет.

–Так не бывает, – сказал Медвежонок.

–Я тоже так думаю, – сказал Ёжик. – Но вдруг вот – меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать?..

– Переверну все вверх дном, и ты отыщешься!

– Нет меня, нигде нет!

– Тогда, тогда… Тогда я выбегу в поле, – сказал Медвежонок  – И закричу: «Ё-ё-ё-жи-и-и-к! », и ты услышишь и закричишь: «Медвежоно-о-о-ок!.. » Вот.

– Нет, – сказал Ёжик  – меня ни капельки нет. Понимаешь?

– Что ты ко мне пристал?  – рассердился Медвежонок. – Если тебя нет, то и меня нет. Понял?..

А может быть, ангел?

Дети  чувствуют тонкий  ангельский мир, и это не предположение, а одна из богословских достоверностей, о которой говорят многие  православные священнослужители, опираясь на Писание, опыт и конкретные жизненные примеры.

Так может быть, тот самый лучший  друг, с которым  мысленно или вслух говорит  и упрямо не желает расставаться ваше чадо, и есть его добрый  ангел-хранитель?

Предположить такое мы, конечно, можем, но говорить с уверенностью – вряд ли. Это тайна  Бога, маленького человека и его духовной реальности.

Правда,  на память приходит маленькая Дева Мария, вбегавшая по ступеням иерусалимского храма со всей детской непосредственностью и вошедшая в святая святых, и через несколько лет Она же – юная Богородица, которой служили ангелы – невыдуманные и самые лучшие Её друзья. Евангелия, в которых описано Благовещение, наводят на мысль о том, что смиренные и такие мирные по настроению слова Богоматери «Се раба Господня, да будет Мне по слову Твоему» могли быть сказаны Ею не в испуге от внезапного появления Небесного посланника, а именно в мирной беседе с кем-то хорошо знакомым. С тем, кто уже не раз приходил. С непридуманным другом.

Если поразмышлять о выдуманном друге ребенка с христианской точки зрения,  то мы можем предположить и другое – самое невероятное  – возможно, через тоску о Самом Лучшем Друге в душе (то есть психике)  ребенка срабатывает заложенный    в нас изначально  механизм веры в Бога.

Самый Лучший Друг

В семье, далекой от Церкви, вымышленный друг ребенка появляется, как правило, чаще. Заметьте: друг  обладает набором идеальных качеств – он  готов понять, пожалеть,  прийти на помощь, когда тяжело и грустно, когда душат взрослые несправедливости  и мир становится по-взрослому унылым и некрасивым – теряет полноту бытия  и утрачивает радугу красок.  Не напоминает ли  вам Кого-то этот обобщенный портрет?  Образ Божий, евангельский портрет Христов?

Так, может быть, испытывая тоску и тревогу по кому-то родному, доброму и близкому, дитя ищет именно Такого Друга?

Согласно Писанию, Бога не видел никто никогда (Иоан.1:18).

Как поверить в него малышу? Казалось бы, это невозможно – ведь у  маленького ребенка нет и не может быть абстрактного мышления, в его мире все предельно ясно и просто: вот игрушка, вот книжка, можно пощупать-полистать-повозить.

Но … не так  просто. Потому что ребенок чаще всего верит, причем  во младенчестве. Вера детей – феномен,  ребенок верит в Бога, которого он не видит. И вера  эта живая и предельно настоящая – и она способна полностью перевернуть  веру взрослого.

Он с младенчества  испытывает в Нем потребность – в религиозной семье молится Ему сам без взрослой помощи, тянется целовать иконы, любит церковное богослужение  и не тяготится им. Делится с Боженькой  своими впечатлениями и трогательными чувствами. Такой ребенок  не нуждается в придуманном друге – у него внутри и так есть Самый Лучший Друг на все времена.

Человеку свойственно грустить и тосковать по Богу. Страсть по нему – единственно чистая страсть. Вот что пишет об этом митрополит Лимасольский Афанасий (Болгария): «Человек, ищущий Бога и стремящийся иметь связь с Ним, насыщается Божиим присутствием, по словам Давида: «А я в правде буду взирать на лице Твое; пробудившись, буду насыщаться образом Твоим» (Пс.16:15). Опытом доказано, что человек, который имеет личные отношения с Богом, не чувствует пустоты… Потому он не испытывает тяги к чему-то другому, чтобы потратить время или утолить интерес. Нестяжание считается главной добродетелью монашества. Почему? Чтобы научиться не основывать свою жизнь на подпорках, чтобы научиться стоять прямо. Чтобы не было беспокойства о том, как заполнить пустоту низкими вещами».

Вспомним и блаженного Августина: «Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе» («Исповедь» 1,I,1).

Возможно, детское воображение, рисуя себе прекрасный образ выдуманного друга – это и есть истинный душевный росточек тоски по Богу, без которого жизнь пустеет и обессмысливается.

Тоскование  по Небесному Отцу, самому Лучшему Другу, в любом возрасте  говорит о том, что мы внутренне растем.  Возможно, именно это и открывает собой период бурного роста внутреннего мира детей – тех, кто еще не утратил способности летать во сне.

Мария СОЛУНЬ

В статье использованы материалы православных интернет-СМИ

Илл. из открытых источников

 

Обсудить на форуме

Система Orphus