Неидеальные родители, или нам есть куда расти

Неидеальные родители, или нам есть куда расти

(6 голосов4.3 из 5)

Суще­ствуют ли иде­аль­ные роди­тели? Веро­ятно, да, поскольку на свете суще­ствуют счаст­ли­вые дети. Иде­аль­ные роди­тели мало кому, кроме соб­ствен­ных детей, известны. Навер­ное, потому что счаст­ли­вый чело­век не кри­чит о своем счастье. 

Исто­рия оста­вила извест­ный всем при­мер роди­те­лей, близ­ких к иде­алу – это свя­тые стра­сто­терпцы импе­ра­тор Нико­лай II и импе­ра­трица Алек­сандра Федоровна.

Днев­ники Алек­сан­дры Федо­ровны сви­де­тель­ствуют, насколько ее отно­ше­ния с мужем и детьми были глу­боко про­ду­маны: стро­ила она их на основе иде­ала хри­сти­ан­ской любви и пони­ма­нии цели и смысла жизни чело­века на земле. Алек­сандра Федо­ровна неустанно тру­ди­лась над при­бли­же­нием к этому иде­алу, чер­пая силы в образе Христа.

d736e5587e9bc1eed2d8f06f15341fb8 - Неидеальные родители, или нам есть куда расти

Родители, способные любить

Идеал (от лат. idealis, греч. Їδα – образ, идея) есть наи­луч­шее, завер­шен­ное состо­я­ние того или иного явле­ния; выс­шая норма нрав­ствен­ной лич­но­сти; выс­шая сте­пень нрав­ствен­ного пред­став­ле­ния о бла­гом и должном.

Потому и достичь его в пол­ной мере невоз­можно, однако, дви­га­ясь в его сто­рону, мы все же неуклонно к нему при­бли­жа­емся. В вопросе вос­пи­та­ния ребёнка самым важ­ным явля­ется цель, кото­рую мы перед собой ставим.

И если мы верим в Бога, то целью вос­пи­та­ния и зада­чей роди­те­лей будет спо­соб­ство­вать воз­рас­та­нию ребёнка по образу Божию.

Мно­гие ли роди­тели ста­вят перед собой столь высо­кую цель? Каков идеал семьи у боль­шин­ства совре­мен­ных роди­те­лей, и есть ли он у них вообще?

Все без исклю­че­ния роди­тели вос­пи­ты­вают детей в меру сво­его уме­ния и пони­ма­ния жизни и, к сожа­ле­нию, редко заду­мы­ва­ются о том, почему в опре­де­лен­ных ситу­а­циях посту­пают так, а не иначе.

Не слу­чайно, что резуль­тат нас, как пра­вило, не устра­и­вает: мы хотим, чтобы наши дети были веж­ливы – а они гру­бят; мы хотим, чтобы они были акку­ратны – а они вечно чем-то пере­пач­каны; мы хотим, чтобы они верили в себя – а они нер­возны и бес­по­койны; мы хотим, чтобы они были счаст­ливы – но, кажется, они очень далеки от этого. 

Может быть, мы, взрос­лые, делаем что-то не так? А как посту­пать правильно?

В вос­пи­та­нии детей нет рецеп­тов, кото­рые гаран­ти­ро­вали бы успех во всех слу­чаях. Тем не менее, суще­ствуют неко­то­рые базо­вые прин­ципы, сле­дуя кото­рым, мы обна­ру­жи­ваем, что дети, хотя ино­гда и раз­дра­жают, и утом­ляют нас, но нико­гда не «сво­дят нас с ума». Про­стое пере­чис­ле­ние этих прин­ци­пов не имеет прак­ти­че­ского смысла, поскольку для мно­гих из нас эти прин­ципы (напри­мер, без­услов­ное при­ня­тие сво­его ребёнка) зву­чат так же абстрактно, как при­зыв апо­стола Павла: «Мужья, любите своих жен!»

Как это – любить жену? Разве я не люблю ее – ведь я испы­ты­ваю к ней такие силь­ные чув­ства, что рев­ную к каж­дому столбу? Что я дол­жен делать, чтобы мое отно­ше­ние к ней было любовью?

То же и в отно­ше­нии к ребёнку. Разве я не люблю его: не пере­жи­ваю из-за его оце­нок, суту­ло­сти, блед­но­сти? Разве я не ста­ра­юсь накор­мить его повкус­ней и одеть получше, купить ему новый мобиль­ник, чтобы он не чув­ство­вал себя хуже других?

Разве не отка­зы­ваю себе во всем, чтобы он ни в чем не нуж­дался? И все же это некая смесь любви с дру­гими чув­ствами, кото­рые отрав­ляют ее, как ложка дегтя бочку меда. Любовь опре­де­ля­ется не нака­лом испы­ты­ва­е­мых нами чувств, а их качеством.

Мы почему-то думаем, что любить может каж­дый, однако, по мне­нию хри­сти­ан­ского пси­хо­ана­ли­тика Эриха Фромма, любовь – не такое чув­ство, испы­тать кото­рое может вся­кий, неза­ви­симо от уровня достиг­ну­той им лич­ност­ной зрелости. 

А что же явля­ется уде­лом нераз­ви­той лич­но­сти?  – та самая, «отрав­лен­ная дег­тем» любовь. Дело в том, что жела­ние меж­лич­ност­ного еди­не­ния – одно из самых мощ­ных в чело­веке, и, стре­мясь к еди­не­нию, мы всту­паем в отно­ше­ния, кото­рые вовсе не явля­ются любо­вью, хотя мно­гие из нас при­ни­мают их за нее.

Прежде всего, это раз­ного рода сим­био­ти­че­ские союзы. Что это такое? В каче­стве био­ло­ги­че­ской модели сим­био­ти­че­ского союза можно рас­смот­реть отно­ше­ния между бере­мен­ной мате­рью и пло­дом, кото­рые явля­ются одно­вре­менно и двумя суще­ствами, и в то же время одним.

В этом сим­био­ти­че­ском един­стве два тела физи­че­ски свя­заны, но пси­хи­че­ски неза­ви­симы, но тот же вид при­вя­зан­но­сти может суще­ство­вать после рож­де­ния ребёнка и в пси­хо­ло­ги­че­ской сфере.

В про­ти­во­по­лож­ность сим­био­ти­че­скому союзу любовь – это еди­не­ние при усло­вии сохра­не­ния соб­ствен­ной целост­но­сти и индивидуальности. 

Любовь – это актив­ная сила в чело­веке, реа­ли­зу­е­мая в заботе и заин­те­ре­со­ван­но­сти в том, чтобы инте­ресы люби­мого чело­века были соблю­дены, ответ­ствен­но­сти за свои поступки в отно­ше­нии дру­гого, ува­же­нии к нему и зна­нии его. 

Из-за аль­тру­и­сти­че­ского, бес­ко­рыст­ного (в иде­але) харак­тера мате­рин­ской любви она счи­та­ется выс­шим и наи­бо­лее свя­щен­ным видом любви.

Однако «дей­стви­тель­ным дости­же­нием мате­рин­ской любви высту­пает не любовь матери к мла­денцу, а ее любовь к рас­ту­щему ребёнку, воз­можно, наи­бо­лее труд­ная форма любви из всех дости­жи­мых и наи­бо­лее обман­чи­вая из-за лег­ко­сти, с кото­рой мать любит свое дитя в мла­ден­че­стве» (Э. Фромм).

По-насто­я­щему любя­щая мать должна забо­титься не только о том, чтобы взрос­ле­ю­щий ребё­нок был сыт и оби­хо­жен, но чтобы он мог эмо­ци­о­нально без нее обхо­диться, стал не только физи­че­ски, но и пси­хи­че­ски неза­ви­си­мым от нее. 

Удо­вле­тво­ре­ние инте­ре­сов ребёнка – это не пота­ка­ние его при­хо­тям, как думают мно­гие, а обес­пе­че­ние усло­вий его сво­бод­ного раз­ви­тия, бес­ко­рыст­ность, т.е. спо­соб­ность не мешать его инте­ре­сам, желать, чтобы он рос и раз­ви­вался ради него самого, своим соб­ствен­ным путем, а не для того, чтобы слу­жить или нра­виться родителю.

Мы часто счи­таем, что ува­жать надо за что-либо. Такой взгляд на малень­кого ребёнка неиз­бежно при­во­дит нас к тому, что он не будет достоин нашего ува­же­ния, пока не про­де­мон­стри­рует нам каких-либо дости­же­ний (кото­рые мы захо­тим или не захо­тим счи­тать таковыми).

 «Мал еще мне­ние своё иметь, – гово­рят неко­то­рые роди­тели, – пусть сна­чала научится тому-то и тому-то». Однако ува­жать – зна­чит счи­таться с мне­нием, жела­нием или вку­сами ребёнка. 

Ува­же­ние воз­можно только при при­зна­нии неза­ви­си­мо­сти дру­гого чело­века, и оно суще­ствует только на основе свободы.

Ясно, что ува­жать дру­гого мы можем только, если сами достигли этой неза­ви­си­мо­сти, если можем сто­ять на своих ногах без посто­рон­ней помощи, без потреб­но­сти власт­во­вать над кем-то и исполь­зо­вать кого-то. Ува­же­ние, таким обра­зом, исклю­чает дик­тат и насилие.

Жела­ние познать «тайну чело­века», выте­ка­ю­щее не из любви, а из потреб­но­сти в соеди­не­нии с дру­гим суще­ством как спа­се­ние от оди­но­че­ства, «может толк­нуть чело­века на отча­ян­ный путь стрем­ле­ния к пол­ному гос­под­ству над другим… 

В этой жажде про­ник­но­ве­ния в тайну дру­гого… состоит сущ­ност­ная моти­ва­ция жесто­ко­сти и раз­ру­ши­тель­но­сти», – пишет Фромм.

Можно ли научиться любить?

Мы не можем поро­дить в себе любовь сами, без Бога, но спо­соб­ность любить не дается чело­веку даром.

Этот дар не сва­ли­ва­ется откуда-то «сверху» и «ни за что», а явля­ется резуль­та­том сотруд­ни­че­ства чело­века и Бога, в кото­ром каж­дый делает свою часть «работы».

Чело­век при­ла­гает уси­лия по пре­одо­ле­нию соб­ствен­ного эго­изма и эго­цен­тризма, а Бог воз­на­граж­дает его и укреп­ляет в этом. Инте­ресно, что к такому же выводу при­хо­дят и пси­хо­логи, напри­мер, Эрих Фромм, кото­рый прямо гово­рит: «Прак­тика любви тре­бует прак­тики веры». 

Иссле­дуя спо­соб­ность любить, Фромм обна­ру­жил, что такие каче­ства, как объ­ек­тив­ность и сми­ре­ние, имеют осо­бое зна­че­ние для спо­соб­но­сти чело­века любить. Объ­ек­тив­ность пред­став­ляет собой спо­соб­ность видеть людей и вещи как они есть, а сми­ре­ние есть спо­соб­ность при­ни­мать объ­ек­тив­ные обсто­я­тель­ства своей жизни и инди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти ближних.

Если я хочу научиться искус­ству любить, я дол­жен стре­миться к объ­ек­тив­но­сти в любой ситу­а­ции и стать вос­при­им­чи­вым к ситу­а­циям, где я не прав. Я дол­жен ста­раться видеть раз­ницу между создан­ным мною обра­зом чело­века и реаль­ной лич­но­стью, суще­ству­ю­щей без­от­но­си­тельно к моим инте­ре­сам, потреб­но­стям и страхам.

Если кто-то хочет сохра­нить объ­ек­тив­ность к люби­мому чело­веку и думает при этом, что без нее можно обой­тись в отно­ше­ниях со всем осталь­ным миром, он вскоре убе­дится, что про­иг­ры­вает как в пер­вом, так и во вто­ром случае.

Спо­соб­ность чело­века любить во мно­гом зави­сит от того, насколько ему повезло ощу­тить любовь к себе в детстве.

Доб­рая семья дарит чело­веку «два свя­щен­ных пер­во­об­раза, в живом отно­ше­нии к кото­рым рас­тет его душа и креп­нет его дух: пер­во­об­раз чистой матери, несу­щей любовь, милость, защиту; и пер­во­об­раз бла­гого отца, дару­ю­щего пита­ние, спра­вед­ли­вость и разу­ме­ние» (И. Ильин).

Эти роди­тель­ские образы явля­ются одним из источ­ни­ков любви и духов­ной жизни человека.

Пони­ма­ние этого мы нахо­дим и в запис­ках импе­ра­трицы Алек­сан­дры Федо­ровны: «Бог, чтобы стать ближе всем, создал мате­рей – пре­крас­ная мысль!», «Бог впер­вые при­хо­дит к детям через её (матери. – Т.К.) любовь».

Любовь материнская и отцовская

В вос­пи­та­нии ребёнка оди­на­ково важны оба роди­теля, хотя их роль не оди­на­кова на раз­ных эта­пах его жизни.

Суще­ствует раз­ли­чие между мате­рин­ской и отцов­ской любо­вью. Мате­рин­ская любовь по самой своей при­роде без­условна, отцов­ская любовь – обу­слов­лена, ее прин­цип: «Я люблю тебя, потому что ты соот­вет­ству­ешь моим ожи­да­ниям, потому что ты достойно дела­ешь то, что дол­жен, потому что ты похож на меня». 

Мате­рин­ская и отцов­ская уста­новки по отно­ше­нию к ребёнку соот­вет­ствуют его соб­ствен­ным потреб­но­стям. Функ­ция матери в том, чтобы дать ребёнку в жизни «молоко» – заботу и без­услов­ное при­я­тие, а в иде­але еще и «мед» – радость жизни, любовь к ней. Не слу­чайно Земля Обе­то­ван­ная опи­сана как «изоби­лу­ю­щая моло­ком и медом».

Лишь немно­гие матери спо­собны под­сла­стить молоко медом – ведь для этого нужно самой быть счаст­ли­вым человеком.

Функ­ция отца – учить ребёнка, руко­во­дить им, чтобы он смог справ­ляться с про­бле­мами, кото­рые ста­вит перед чело­ве­ком то обще­ство, в кото­ром он родился.

Ребё­нок, кото­рому неиз­вестны пра­вила и нормы, теря­ется от неопре­де­лен­но­сти, не ощу­щает ком­форта и без­опас­но­сти, и в резуль­тате сам начи­нает уста­нав­ли­вать свою грань между допу­сти­мым и недозволенным.

Отец вно­сит в жизнь ребёнка Закон и Поря­док, при этом он может выпол­нять свою функ­цию как судья и палач, а может быть тер­пе­ли­вым и снисходительным. 

Снис­хо­ди­тель­ная отцов­ская любовь будет давать ребёнку все­воз­рас­та­ю­щее чув­ство соб­ствен­ной силы, поз­во­лит ему выгля­деть авто­ри­тет­ным в соб­ствен­ных гла­зах и позже, уже осво­бо­див­шись от руко­во­дя­щей функ­ции отца. 

Можно ска­зать, что иде­аль­ные роди­тели должны дать ребёнку любовь и при­я­тие его таким, какой он есть, неза­ви­симо от его успеш­но­сти, осо­бен­но­стей, соот­вет­ствия ожи­да­ниям и пред­став­ле­ниям о том, «каким я хочу его видеть», обо­зна­че­ние гра­ниц при­ем­ле­мого и недо­пу­сти­мого поведения.

Любовь и при­я­тие дают ребёнку ощу­ще­ние: «Я хорош, и мир хорош, жить – хорошо!», а обо­зна­че­ние гра­ниц помо­гает ребёнку струк­ту­ри­ро­вать кар­тину мира, ори­ен­ти­ро­ваться в нем. 

Без­услов­ное при­я­тие не озна­чает, что роди­тели одоб­ряют все, что делает ребё­нок. Плохо не то, что ребёнку гово­рят, что суще­ствуют усло­вия, при кото­рых его будут любить, а плохо, что ему сооб­щают сло­вами, взгля­дами или инто­на­ци­ями, что он недо­ста­точно хорош, т.е. дают оценку прямо ему, его лич­но­сти, а не его поступкам.

Чем чаще роди­тели кри­ти­куют ребёнка, одер­ги­вают его, тем быст­рее он при­хо­дит к выводу: «Меня не любят». 

Доводы роди­те­лей типа: «Я же о тебе забо­чусь!», «Ради твоей же пользы ста­ра­юсь» и т.д. дети не вос­при­ни­мают. У них своя, «эмо­ци­о­наль­ная бух­гал­те­рия» – тон важ­нее слов, и если он рез­кий, сер­ди­тый, то и вывод одно­знач­ный: «Меня не любят, не при­ни­мают, я им не нрав­люсь, я плохой».

Ребё­нок спо­со­бен отли­чить стро­гую оценку его поступка от отно­ше­ния роди­те­лей к его лич­но­сти, когда роди­тели лас­ковы с ним.

Боль­шин­ству роди­те­лей легко быть лас­ко­выми со сво­ими детьми тогда, когда дети их слу­ша­ются и делают то, что роди­тели от них тре­буют. Мно­гие ли из нас спо­собны лас­ково пожу­рить ребёнка?

А сами роди­тели, стоят ли они на тех же пози­циях по отно­ше­нию друг к другу, раз­де­ляя лич­ность и поступок?

Отно­ше­ния роди­те­лей друг к другу, к жизни, к окру­жа­ю­щим людям, про­яв­ля­ю­щи­еся в кон­крет­ных поступ­ках и сло­вах, фор­ми­руют у ребёнка образы отца и матери, кото­рые они потом будут вопло­щать в вос­пи­та­нии своих детей.

Счаст­ли­вое супру­же­ство помо­гает быть хоро­шими роди­те­лями, в чем мы как нельзя лучше можем убе­диться на при­мере отно­ше­ний между импе­ра­то­ром Нико­лаем II и его супругой.

Любовь роди­те­лей друг к другу необ­хо­дима детям: «Самое боль­шее, что может сде­лать отец для своих детей, – это любить их мать!» – утвер­ждает Эрих Фромм.

Печальна участь супру­гов, для кото­рых дети слу­жат лишь оправ­да­нием их брака или «смыс­лом» всей их жизни. Что про­ис­хо­дит с их супру­же­ством, когда дети вырас­тают? Если вырос­ший ребё­нок поки­дает семью, то роди­тели ока­зы­ва­ются лишен­ными смысла не только супру­же­ства (кото­рое они пони­мали как союз, необ­хо­ди­мый для «выра­щи­ва­ния» ребёнка), но и жизни вообще.

Чув­ствуя такую угрозу, неко­то­рые роди­тели согла­ша­ются удер­жи­вать ребёнка в семье ценой потери ребён­ком само­сто­я­тель­но­сти или пси­хи­че­ского здоровья.

Мы хотим при­вить детям раз­ные поло­жи­тель­ные каче­ства, хотим, чтобы они обуз­дали свой нрав, пре­одо­ле­вая свою при­роду, но сами при этом оста­емся без­воль­ными, раз­дра­жи­тель­ными и ленивыми.

Ни одна мать не про­сы­па­ется с мыс­лью, что сего­дня она будет ругать или мучить своих детей, но удер­жаться от этого она не может, ведь «дети выво­дят ее из себя» (это они винов­ники ее гнева). Муд­рые роди­тели знают, что прежде чем вос­пи­ты­вать детей, необ­хо­димо вос­пи­тать себя.

На при­мере импе­ра­тора Нико­лая II мы видим, что ни высо­кая заня­тость госу­дар­ствен­ными делами, ни уста­лость, ни про­ступки детей не могли заста­вить импе­ра­тора выйти из себя. Он был дели­ка­тен «чрез­вы­чайно, даже до утонченности». 

Анна Тане­ева также вспо­ми­нала, что царь не поз­во­лял себе ни одного раз­дра­жи­тель­ного слова, ни еди­ного угрю­мого или сер­ди­того взгляда.

«Стро­гость к детям госу­дарь при­ме­нял все-таки по мере необ­хо­ди­мо­сти, но одного его с вла­стью ска­зан­ного слова, а ино­гда и суро­вого оте­че­ского взгляда было доста­точно, чтобы ути­хо­ми­рить не в меру рас­ша­лив­шихся детей. Они боя­лись отца самым луч­шим и воис­тину свя­тым видом страха – стра­хом любви».

Высоко оце­ни­вала само­об­ла­да­ние и выдержку сво­его мужа и импе­ра­трица Алек­сандра Федо­ровна. Кто лучше ее знал, какого «…гро­мад­ного напря­же­ния воли стоит ему подав­лять в себе вспышки гнева, при­су­щие всем Романовым. 

Он пре­одо­лел непре­одо­ли­мое: научился вла­деть собой, и за это его назы­вают сла­бо­воль­ным. Люди забы­вают, что самый вели­кий побе­ди­тель – это тот, кто побеж­дает самого себя…».

Почему родители не идеальны?

Прежде всего, потому, что их роди­тели также не были иде­аль­ными – боль­шин­ство роди­те­лей, кото­рые обра­ща­ются за пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щью по поводу пове­де­ния детей, сами в дет­стве стра­дали от кон­флик­тов с родителями.

Роди­тели, кото­рые не были нежно любимы в дет­стве, не иде­аль­ные потому, что стра­шатся сами про­явить любовь, потому что боятся быть отвергнутыми.

Стиль роди­тель­ского вза­и­мо­дей­ствия непро­из­вольно запе­чат­ле­ва­ется в пси­хике ребёнка. Это про­ис­хо­дит очень рано, в дошколь­ном воз­расте. Став взрос­лым, чело­век вос­про­из­во­дит его как есте­ствен­ный, таким обра­зом, из поко­ле­ния в поко­ле­ние про­ис­хо­дит соци­аль­ное насле­до­ва­ние стиля обще­ния – боль­шин­ство роди­те­лей вос­пи­ты­вают своих детей так, как их воспитывали.

Роди­тели не иде­альны и потому, что не потру­ди­лись выра­бо­тать себе достой­ный идеал супру­же­ства и семей­ных отношений.

Широко рас­про­стра­нен­ный под­ход к вос­пи­та­нию по прин­ципу «кнута и пря­ника» бази­ру­ется на твер­дой вере, что награды и нака­за­ния – глав­ные вос­пи­та­тель­ные сред­ства: похва­лишь ребёнка  – и он укре­пится в добре, нака­жешь – зло отступит. 

Однако вос­пи­та­ние – не дрес­сура, а роди­тели суще­ствуют не для того, чтобы выра­ба­ты­вать у детей рефлексы. При этом часто роди­те­лей не оста­нав­ли­вает тот факт, что чем больше ребёнка ругают, тем хуже он становится. 

Роди­тели не иде­альны потому, что не ста­вят своей зада­чей изме­не­ние самих себя, т.к. не счи­тают это необ­хо­ди­мым: «Со мной в дет­стве не очень-то счи­та­лись, и ничего – вырос!» – гово­рит отец, уни­жа­ю­щий сво­его сына.

А неко­то­рые так хотят быть «без­упреч­ными», что не могут согла­ситься с тем, что они в чем-то неправы: «Мне не в чем себя упрек­нуть, я посту­пила так, как должна была посту­пить хоро­шая мать!»

Однако если кри­те­рием пра­виль­но­сти явля­ется внеш­нее соот­вет­ствие дей­ствий роди­те­лей неко­то­рому образцу без учета инди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей или моти­вов пове­де­ния ребёнка, отно­ше­ния между роди­те­лями и детьми довольно скоро захо­дят в тупик.

А если неко­то­рые из образ­цов «пра­виль­ного» пове­де­ния роди­те­лям не уда­ется выпол­нить, чув­ство вины и недо­воль­ство собой, разъ­еда­ю­щие душу, им обеспечены.

Мно­гие стре­мя­щи­еся быть хоро­шими роди­тели не иде­альны потому, что нахо­дятся в заблуж­де­нии – они думают, что отно­ше­ния между хоро­шими роди­те­лями и детьми должны быть безоблачными. 

Однако обыч­ные дети не все­гда покла­ди­сты и послушны. Роди­тели не могут заста­вить детей пре­бы­вать в состо­я­нии веч­ного послу­ша­ния и сми­рен­ного при­ня­тия любых разочарований.

Роди­тель­ский долг неиз­бежно ста­вит их перед необ­хо­ди­мо­стью: детей про­сят что-то сде­лать или пере­стать что-то делать, им отка­зы­вают в неко­то­рых прось­бах. В таких ситу­а­циях роди­тели и дети стал­ки­ва­ются с одним из самых важ­ных и фун­да­мен­таль­ных вопро­сов, лежа­щих в основе воспитания.

Для детей этот вопрос зву­чит так: «Жизнь может быть очень при­ят­ной, но ино­гда я не могу полу­чить то, что хочу. Какая досада! Как далеко я могу пойти в попыт­ках полу­чить жела­е­мое? Каким обра­зом мне можно полу­чить то, что я хочу?»

Для роди­те­лей вопрос зву­чит так: «Когда сле­дует поз­во­лить ему то, чего он хочет, а когда необ­хо­димо ска­зать «нет»? Когда и каким обра­зом нужно наста­и­вать на пра­виль­ном пове­де­нии? Разумно ли уста­нав­ли­вать гра­ницы, если огра­ни­че­ния так рас­стра­и­вают ребёнка? Разве эмо­ци­о­наль­ные рас­строй­ства не при­ве­дут к еще боль­шим про­бле­мам? И разве наша задача не заклю­ча­ется в том, чтобы предот­вра­щать, а не вызвать подоб­ные всплески?»

Сопро­тив­ля­ясь уста­нов­ле­нию гра­ниц и про­дол­жая доби­ваться жела­е­мого, дети про­яв­ляют настой­чи­вость и изоб­ре­та­тель­ность в спо­со­бах дости­же­ния своих целей.

Пси­хо­логи смогли выявить 6 так­тик воз­дей­ствия детей на роди­те­лей (выклян­чи­ва­ние, под­ли­зы­ва­ние, запу­ги­ва­ние, шан­таж, муче­ни­че­ство и физи­че­ское воз­дей­ствие) с целью тести­ро­ва­ния их сла­бых мест и мани­пу­ли­ро­ва­ния роди­те­лями на этой основе. 

Жизнь не дает детям всего, что они хотят в насто­я­щий момент, и дети при­бе­гают к этим мето­дам, чтобы насто­ять на своем и про­де­мон­стри­ро­вать свое недо­воль­ство. Тести­ро­ва­ние и мани­пу­ли­ро­ва­ние явля­ются нор­мой для малень­ких детей, пред­став­ляют собой серьез­ную про­блему для их родителей.

Суще­ствуют и дру­гие при­чины, по кото­рым дети ведут себя так, что роди­тели «схо­дят с ума». Это про­ис­хо­дит также, когда дети:

  • совер­шают такие поступки, кото­рые мы не могли поз­во­лить себе в дет­стве, потому что боя­лись своих родителей;
  • отка­зы­ва­ются делать то, что мы без­от­казно выпол­няли, когда были детьми;
  • хотят, чтобы о них забо­ти­лись так, как о нас нико­гда не забо­ти­лись. Это наи­бо­лее серьез­ный вари­ант сумасшествия.

Роди­тели, не испы­тав­шие любви в дет­стве, какими бы хоро­шими они ни ста­ра­лись быть, при­хо­дят в ярость, когда ребё­нок молит о любви. Почти невоз­можно стать забот­ли­вым чело­ве­ком тому, кто в дет­стве нико­гда не испы­ты­вал заботы;

  • дети ведут себя, с нашей точки зре­ния, ирра­ци­о­нально: мы не можем понять мно­гие их поступки, объ­яс­нить, почему они делают что-то так, а не иначе.

Когда дети ведут себя так, что роди­тели «схо­дят с ума», они бес­со­зна­тельно ста­ра­ются заста­вить роди­те­лей вспом­нить, как те чув­ство­вали себя в дале­ком дет­стве, но вос­по­ми­на­ния эти слиш­ком мучительны.

Мы не хотим, чтобы нам напо­ми­нали о том, что мы тоже вели себя не луч­шим обра­зом: взяли деньги из мами­ного кошелька, вырвали стра­ницу из днев­ника из страха перед отцом, сло­мали из зави­сти игрушку при­я­теля и т.д., и поэтому мы отка­зы­ва­емся пони­мать, что про­ис­хо­дит с нашим ребёнком.

Мно­гие про­блемы, свя­зан­ные с неуправ­ля­е­мыми и агрес­сив­ными под­рост­ками, можно было предот­вра­тить, если бы роди­тели точно знали, что делать с труд­ным пове­де­нием в ран­нем воз­расте их детей.

Книга Томаса У. Фелана «Ну, почему мне всё запре­щают?» не только опи­сы­вает так­тики дет­ского тести­ро­ва­ния и мани­пу­ли­ро­ва­ния, но и дает аль­тер­на­тиву при­выч­ному ответ­ному пове­де­нию роди­те­лей, а бест­сел­лер Эдды ле Шан «Когда ваш ребё­нок сво­дит вас с ума» помо­гает лучше понять чув­ства и мотивы пове­де­ния детей.

Ано­ним­ный опрос на тему: «Какими должны быть иде­аль­ные роди­тели», про­ве­дён­ный в Санкт-Петер­бурге, пока­зы­вает, что боль­шин­ство роди­те­лей счи­тают своей основ­ной зада­чей заботу, пони­ма­е­мую как удо­вле­тво­ре­ние мате­ри­аль­ных потреб­но­стей ребёнка. Подав­ля­ю­щее же боль­шин­ство школь­ни­ков ста­вят на пер­вое по важ­но­сти место спо­соб­ность роди­те­лей пони­мать своих детей.

«Пони­мать мотивы пове­де­ния своих детей важно, чтобы не нака­зы­вать их, когда они этого не заслу­жи­вают», – счи­тает архиеп. Евсе­вий (Орлин­ский). А пони­ма­ние чувств – необ­хо­ди­мое усло­вие кон­такта с любым чело­ве­ком, и в осо­бен­но­сти с ребён­ком. Как же роди­те­лям этому научиться?

Что делать?

Один из путей – обра­титься к вос­по­ми­на­ниям соб­ствен­ного дет­ства. Ребё­нок, кото­рым был каж­дый из нас, не исче­зает, когда мы вырас­таем. Всё, что мы чув­ство­вали, будучи детьми, еще внутри нас, где-то глу­боко-глу­боко, и если мы смо­жем вос­ста­но­вить боль наших соб­ствен­ных тре­вог и обид, наше сму­ще­ние, слиш­ком доро­гой ценой куп­лен­ную любовь в дале­кие дет­ские годы, – тогда мы ско­рее смо­жем понять своих детей.

Вер­нуться к Ребёнку внутри себя – зна­чит вер­нуть себе то, что насто­я­щий ребё­нок вно­сит в семей­ную жизнь: радость, твор­че­ство и очарование. 

Спо­соб­ность чув­ство­вать, как чув­ствует ребё­нок, при­суща всем нрав­ственно и пси­хи­че­ски здо­ро­вым людям. Обла­дал ею и импе­ра­тор Нико­лай II, о чем сви­де­тель­ствует в своих вос­по­ми­на­ниях Пьер Жиляр: «Он был для них одно­вре­менно царем, отцом и товарищем.

Чув­ства, испы­ты­ва­е­мые ими к нему, видо­из­ме­ня­лись в зави­си­мо­сти от обсто­я­тельств. Они нико­гда не оши­ба­лись, как в каж­дом отдель­ном слу­чае сле­дует отно­ситься к отцу и какое выра­же­ние дан­ному слу­чаю подобает.

Их чув­ство пере­хо­дило от рели­ги­оз­ного покло­не­ния до пол­ной довер­чи­во­сти и сер­деч­ной дружбы.

…Он был для них то тем, перед кото­рым почти­тельно пре­кло­ня­лись мини­стры, выс­шие цер­ков­ные иерархи, вели­кие кня­зья и сама их мать, то отцом, сердце кото­рого с такой доб­ро­той рас­кры­ва­лось навстречу их забо­там или огор­че­ниям, то, нако­нец, тем, кто вдали от нескром­ных глаз умел при слу­чае так весело при­со­еди­ниться к их моло­дым забавам». 

Инте­ресно, что дети также пони­мают, что для пол­но­цен­ного обще­ния с детьми иде­аль­ный роди­тель дол­жен «заклю­чать в себе сразу же несколь­ких чело­век (маму, сестру, подругу, умуд­рен­ную опы­том бабушку)», как пишет в анкете одна питер­ская школьница.

Души детей нахо­дятся в живой зави­си­мо­сти от сердца роди­тель­ского, отме­чает свят. Фео­фан (Гово­ров), а в «сооб­ща­ю­щихся сосу­дах, – гово­рит Пас­каль, – уро­вень жид­ко­сти одинаковый». 

Если роди­тель непра­вильно испо­ве­дует веру, не доро­жит Оте­че­ством, семьей, не хра­нит лич­ного цело­муд­рия, то ника­кие учеб­ники, даже самые пре­крас­ные, не смо­гут рас­крыть образ Божий в ребёнке. Поэтому осно­вой всех качеств вос­пи­та­теля должна быть искрен­няя вера и цело­муд­рие, а иде­а­лом роди­те­лей явля­ются роди­тели, спо­соб­ные любить.

Чело­век не рож­да­ется на свет про­фес­си­о­на­лом ни в одной обла­сти, в том числе и в «про­фес­сии» роди­теля. Тот, кто счи­тает, что его соб­ствен­ное вос­пи­та­ние и обра­зо­ва­ние закон­чено («уж какое есть, такое есть, обой­демся и этим»), – не смо­жет стать хоро­шим воспитателем.

Вопреки быту­ю­щему мне­нию, заняться само­со­вер­шен­ство­ва­нием, изме­нить себя, пере­смот­реть свои пози­ции нико­гда не поздно. Однако пони­ма­ние, что надо что-то менять, – лишь пер­вый шаг на пути к успеху.

Самое важ­ное, пожа­луй, в том, что вос­пи­та­ние детей может и должно быть в радость. Ведь это самая важ­ная часть жизни любого роди­теля. Будем учиться тому, как жить и рабо­тать с детьми в ладу, мире и любви, и пусть жизнь наша будет счастливой.

Т. Б. Крамаренко
Жур­нал для роди­те­лей «Вино­град», №1 (33), 2010 г.
Элек­трон­ная версия

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

3 комментария

  • Инна, 12.12.2021

    Спа­сибо огром­ное за заме­ча­тель­ную, инте­рес­ную и позна­ва­тель­ную ста­тью! Спа­сибо за труд в напи­са­нии этой ста­тьи. Царя Нико­лая очень ува­жаю. Его вос­пи­та­ние своих детей, ува­же­ние к ним, забота о них, вос­пи­та­ние в них хри­сти­ан­ской веры меня очень вдох­нов­ляет. Он авто­ри­тет и заме­ча­тель­ный при­мер для нас всех.
    У меня 3 дочки и много про­блем с их пове­де­нием. Но все это оттого, что наше поко­ле­ние отвер­нули от Бога, от хри­сти­ан­ства и мы выросли ленин­цами. Мы вос­пи­ты­ва­лись на лжи и обмане. Лучше бы нас вырас­тили веру­ю­щими и Бого­бо­яз­нен­ными. Огром­ное спа­сибо за статью!

    Ответить »
  • Асия, 29.05.2021

    Цель этой ста­тьи, похоже, заклю­ча­ется в том, чтобы отва­дить роди­те­лей от воспитания.

    Ответить »
    • Valentina, 30.05.2021

      Цель этой ста­тьи, Асия, заклю­ча­ется в том, чтобы не давать гото­вых рецеп­тов и кри­тич­нее отно­ситься к сво­ему родительству

      Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки