сайт для родителей

Патриарх Тихон: непосредственность святости

Print This Post

102


Патриарх Тихон: непосредственность святости
(1 голос: 5 из 5)

Этого мальчика с детства дразнили «Его Святейшеством». Прозвище оказалось пророческим. Каким он был, самый тихий, но и самый решительный из патриархов российских, до конца сохранивший по-детски непосредственные черты души? Предлагаем тему для семейной беседы о жизни и деяниях Предстоятеля Российской Церкви Святейшего Патриарха Тихона  в преддверии дня памяти святого 18 ноября.

Святые были маленькими

Время навязывает нам в кино и в литературе своих героев – обличенных властью, холодных и расчетливых, крутых и бесконечно успешных. Христианскому миру есть, что противопоставить,  приведя нашим дочерям и сыновьям иные примеры.

Постараемся сломать устойчивый стереотип – донести до детей, что святые – это вовсе не далекие от нас по времени и непонятные суровые люди, отрицающие житейские радости. А абсолютно живые, настоящие, близкие, с личным обаянием и любовью к жизни.

Святые тоже были маленькими. И были подростками со своими проблемами. Иногда над  ними  потешались в школе. А иногда  сверстники им удивлялись.

Святые смеялись и плакали, сомневались и решались на поступки, путешествовали и сидели взаперти, – словом, как и мы, находились в гуще жизни. А значит, святость – это не фантастика, она достижима.

Говорят, что власть портит людей. Но власть, данная этому кроткому человеку, ничуть его не испортила. Она поставила его на путь бесстрашного исповедания веры, служения близким и со смирением принятого на себя мученичества.

К жизни священнического сына Василия, затем инока Тихона, а годы спустя – Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона  – отчасти  подходят слова преподобного Амвросия Оптинского: «По имени и житие твое да будет».

О том, каким был он до начала скорбного патриаршего пути, сохранилось немного свидетельств, но все они рисуют образ тихого, кроткого и смиренного служителя Божьего, который в ту эпоху имел мужество обличать дела, а не делателей  и не принимать ничью сторону, кроме Христовой. Достойно перенося испытания, Первосвятитель до последних дней не переставал совершать литургию, сохранять присутствие духа, нести радость. Время его жизни прошло в молитве и в пути.

Имя, фамилия, прозвище

У первого после Синодального периода Патриарха было не только говорящее имя, но и о многом говорящая фамилия – Беллавин. В Псковской губернии, где он родился, она была нередкой  среди духовенства, говорила о родовом благочестии  и  происходила от прозвища «белый», то есть чистый и непорочный.  Советские газеты  20-х годов прошлого века намеренно искажали  ее, выбрасывая одну букву «л», что перешло и в современную литературу, но правильно писать все-таки «Беллавин».

Удивителен Божий Промысл, предопределивший его патриаршество, можно сказать, с детства. Еще в Торопецком духовном училище (там он обучался с 9 летнего возраста) вслед школяру Василию пророчески неслось: «Вашему Святейшеству многая лета!» Прозвище архиерея потянулось за ним и в Псковскую духовную семинарию, а в Петербургской духовной академии его «повысили в звании», дразня не иначе как  Патриархом. Удивляет это и тем, что повода к таким прозвищам Василий не давал – по признаниям однокурсников, казался  юношей светским, а его монашество после Академии стало для них неожиданностью.

По тундрам пешком

Возможно, увлекательное жизнеописание будущего Святейшего Патриарха однажды вдохновит писателей и кинорежиссеров приключенческих фильмов,  ведь оно  в чем-то сродни странствиям апостолов.  и здесь уже не приходится говорить о тихости. Будучи епископом, Тихон (Беллавин) посетил отдаленные уголки Земного шара, словно сошедшие со страниц Джека Лондона. Чего стоит одно только путешествие протяженностью в сотни километров и продолжительностью в три месяца по Аляске и православным приходам?

Эти островки Церкви были основаны в конце XVIII века нашими миссионерами для местных туземцев. Отец Тихон дарил местным жителям нательные кресты и  образки, обучал молитве, своей простотой и обаянием заслужив их доверие и симпатию. Путешествие не обошлось без экстремального сплава по золотоносной реке Юкон, где опасности подстерегали  путников на каждом шагу. Дневников Патриарха не сохранилось, но из его писем тех лет мы можем заключить, что ему довелось «идти по тундрам пешком, спать двенадцати часов на земле, испытывать «короткость» в провизии и вести кровавую, но не всегда победоносную борьбу с комарами».

Владыка не только проповедует, он не боится решать  проблемы  глобального масштаба – например, ставит перед Синодом вопрос об автокефалии Американской Церкви и, перенеся церковную кафедру из Сан-Франциско в Нью-Йорк, строит собор святителя Николая. Миссионерские труды его были высоко оценены – в 1905 году  он становится архиепископом.

Святой «людоед»

Юмор, простота, мягкость, человеколюбие и личное обаяние святителя – отдельная тема. Сохранилась история, как в следующем месте служения в Ярославской епархии его с радостью встречали в глухом отдаленном селе. После богослужения его ждали с обедом дома у местного батюшки. На прощание матушка поднесла дорогому гостю стопку. С любовью к радушным хозяевам отец Тихон едва пригубил крепкий напиток, с непривычки посетовав – горько, мол! Хозяева – люди простые, и молодая попадья по-своему поняла сказанное – она вдруг, как на свадьбе, обняла супруга и поцеловала его. «Вот так и дальше живите», – напутствовал их будущий Первосвятитель.

Но это – в мирное и спокойное время. А вот что было в самый разгар репрессий на духовенство. С 19 мая 1922 года по распоряжению властей Патриарх «за антисоветскую деятельность» стал «пленником» Донского монастыря в Москве. Больше года он жил рядом с надвратной церковью Тихвинской иконы Богородицы в двухэтажном домике с ироничной надписью над дверью: «По вопросам контрреволюции не беспокоить».

Тогда, будучи под арестом, святитель Тихон встречал Новый 1923 год с сотрудниками советских спецструктур. Член ГПУ Мария Вешнева вспоминает, как заключенный ими Патриарх пришел к охранникам в нарядной  «шелковой рясе, с большим золотым крестом на груди, с тщательно расчесанными серебряными волосами. Он держал деревянный поднос, полный пряников, пастилы, орехов и яблок. Поставил на стол, низко поклонился и поздравил нас с Новым годом. Мы встали и тоже поздравили его, пожелав здоровья и удачи. А потом вскипятили чай, вызвали часового и втроем отметили Новый год».

Можно ли представить, что этого святого советская пресса всерьез окрестила «патриархом-людоедом»!  А было это еще до ареста, когда благодаря связям Патриарха Тихона в голод 20-х годов в Поволжье на фоне вспышки эпидемии тифа с малярией и холеры голодающие в течение двух лет получили на 50 миллионов долларов одежды, медикаментов и провизии из Америки.

Злая ирония прессы родилась не на пустом месте – это был политический заказ власти, понимающей, какой вклад в помощь  Поволжью внесла Церковь молитвами  и делами Патриарха, и боящейся роста ее авторитета  среди населения.

Другим жестким ответом большевиков  стало небезызвестное постановление «О ликвидации церковного имущества» якобы в помощь голодающим. Удивительно,  как Патриарх Тихон отреагировал на документ, по сути, ставший прямой провокацией. Он призвал приходы пожертвовать «драгоценные церковные украшения, не имеющие богослужебного употребления» для нужд голодных. При этом строго  и  бескомпромиссно осудил святотатство – изъятие предметов, требуемых для совершения богослужения.

Не ища своего

О Соборе 1917 года написано много, процесс избрания Патриарха Тихона общеизвестен, стоит лишь сказать, что главным претендентом на Патриаршее место он не был.

Всё решил вынутый жребий с именем «Тихон, митрополит Московский».

Время показало, почему Господь избрал именно его – тихого, кроткого, готового пострадать.

В годы Гражданской войны святитель строго разграничивал свою личную позицию с общецерковной, во всех спорных вопросах делая выбор по заповедям Христа. Именно вера поставила его не по одну из сторон братоубийственной войны, а над ними, в любви и сострадании ко всем.

Патриарх Тихон не благословил ни Белое движение, ни какую-либо из многочисленных партий.

И  его горячая вера не могла не вызвать реакции всей злобы поднебесной  – Патриарха травили в газетах, на него лилась ненависть службистов и власть имущих: вызывали на Лубянку, допрашивали, запугивали, угрожали, искушали. Ненавидели не только они. Об этом говорит серия покушений на святителя Тихона.

Первое случилось до ареста,  в 1919 году ­– в толпе  он получил удар ножом от какой-то женщины. Ее нож не причинил большого вреда – скользнул по кожаному ремню.

Второй случай был после освобождения. В конце шестого десятка своих лет отпущенный большевиками на свободу, полуслепой и слабый, он живет под пристальной слежкой и привык к обыскам. И вот за литургией кто-то с криком «Тихон, мы убьем тебя!» по ошибке напал с дубиной на сослужившего Патриарху митрополита Петра.  А в 1924 году некие люди расстреляли троих близких ему людей – келейника, секретаря и близкого друга  прямо в патриаршем доме, когда сам он  был в комнате рядом.  Все три покушения внешне не нанесли ему ущерба, но ранили святого прямо в любящее сердце. После последнего он слег в больницу. Еще через  год сердечная недостаточность станет причиной его ухода в мир иной в частной клинике Бакуниных.

Простой, но не простец

И все же, каким был Святейший Патриарх в его простом человеческом измерении, мы узнаём лишь опосредованно по некоторым черточкам его  жизни.

При изучении биографии Патриарха у исследователей возникают трудности. Какие именно, знает профессор университета Майами Скотт Кенуорси, который  работал над биографией Патриарха Тихона.

«Стремился ли будущий Патриарх делать карьеру? Мне кажется, он никогда не стремился к власти. Он даже, когда мог, обходил это. Он говорил, что один из самых счастливых периодов его жизни был, когда он был профессором Псковской духовной академии, потому что жизнь была там спокойная. Ярославский период он тоже вспоминает как счастливый. Каждый епископ  писал отчет о епархии в Синод. И обычно это очень скучные документы, очень официальные, но в первый год, когда он был архиереем в Ярославле, он пишет в докладе – как красивы церкви в Ярославской епархии! Он был в восторге от живого православия, которое он увидел там. Потом, после Ярославля, он был архиепископом Виленским – во время Первой мировой войны.

Он всегда был смиренным. Люди описывают его простым, кто-то даже сказал о нем: «простой, но не простец». В конце XIX века были разные стремления внутри Церкви. И он был всегда «в середине», не был в течении ультраправославном, не был либералом».

…До последних дней опальный Патриарх Тихон служил. Каждые два-три дня он совершал литургию. С Богом ничто не могло его разлучить  – «ни высота, ни глубина, ни ангелы, ни демоны», ни масса административных дел, ни тяготы и страдания от давления, арестов и унижений.  Его святость была ярко явлена многим еще при жизни.

Но прославлен во святых Патриарх Тихон (Беллавин) только много лет спустя – Собором Русской Православной Церкви в октябре 1989 года.

Валентина Киденко

В статье использованы материалы православных СМИ

Фото из открытых источников

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus