сайт для родителей

Помочь трехлетке, научив… помогать!

Print This Post

356


Помочь трехлетке, научив… помогать!
(2 голоса: 5 из 5)

Примерно в три года наши чада зачастую превращаются в свою противоположность: протестуют, капризничают и своевольничают.  Нет, это временное «воспаление вредности» – не навсегда. Скорее всего,  дети переживают возрастной кризис под условным названием «я сам».

 

Глядя на «Трилетствующую» икону Богородицы, душевно умиляешься: кажется, что два-три года – это и есть по-настоящему ангельский детский возраст, лишенный подростковой дисгармонии и взрослых противоречий. Да и Церковь в этом возрасте называет детей младенцами и еще не призывает к покаянию.

Однако наши замечательные детки в три года  все-таки  ближе к персонажу О. Генри из рассказа «Вождь краснокожих» – именно в этом возрасте они кажутся порой невыносимыми.

В чем суть кризиса трехлетних? Как нам, взрослым, сохранить душевный и семейный мир и «остаться в живых»?  Очевидно, что надо помочь ребенку перерасти кризис, приучая его самого помогать родителям и  сверстникам. 

Ждём или не ждём?

Конечно, кризиса мы не ждём. Строго говоря, он может и не наступить вовсе или пройти почти незамеченным.

Давайте определимся с возрастными рамками. Психологи  отмечают, что этот кризис вероятен  в  промежутке  от 2,5 до 3,5 лет и старше, но практический опыт тех же психологов, воспитателей и родителей показывает: наши чада развиваются семимильными шагами, границы возраста всё условнее, так что кризисные проявления можно наблюдать и гораздо  раньше.

Теперь к самому понятию кризиса, поскольку для большинства мам и пап это слово звучит пугающе.

В переводе с греческого «кризис» – это решение, переворот, точка невозврата, за которой наступают перемены. И, как правило, в детской душе это перемены  наступают со знаком плюс.

Поэтому  начнем с хорошего – то есть с того, что доброго и полезного приобретается ребенком благодаря кризису.

Кризис трехлеток еще называют кризисом идентичности.

Малыш неожиданно для себя ощущает, что он отдельное существо и  всем своим душевным и физическим миром уникален и неповторим.

К ребенку приходит два очень важных понимания. Первое – я уже не грудной, я больше не часть мамы, и я всё могу сам, и второе – я личность, и есть вещи, которые для меня не приемлемы.  И в этом отмежевании от матери он формирует самооценку.

Итак, если все кризисные перипетии ваше чадо минует благополучно, оно поднимется еще на одну  свою внутреннюю ступенечку самостоятельности  по такой крутой и непростой лесенке взросления. И  результаты  этого подъема  верх  стоят того, чтобы немного потерпеть, потому как такие ценные для души и характера качества  ни за какие средства не приобретешь, ведь это –  воля, автономность и независимость.

Буря и натиск

Насколько  может быть выраженным  кризис трехлеток, во многом зависит от самого ребенка: его характера, эмоционального склада, темперамента. Маленький человечек – изначально, с рождения – личность, поэтому и реакции его могут быть разными и непредсказуемыми. Но стоит помнить – это реакции не на плохую погоду, а на реальные причины, а это, чаще всего, излишнее давление со стороны взрослых.

Не менее важен и  стиль родительского воспитания в семье (при авторитарном «ручном управлении» и при полном попустительстве шансов застрять в кризисе  гораздо больше).  Душевная и физическая связь мамы с ребенком – тоже  важный фактор, ведь, чем она  прочнее, тем легче переживаются любые перемены.

На ум приходят дети в социальных учреждениях, оставшиеся без попечения родителей. Если их оторвали от мамы еще в младенчестве, то сначала они развиваются обычно, но в возрасте от 2 до 3 лет, не имея тесного душевно-телесного контакта с взрослым, могут остановиться или даже  отступить  на несколько шагов  назад в развитии.

Пронизанные неожиданным бунтарским духом изменения в характере и поведении ребенка можно принять за что угодно – начиная с капризов и далеко не заканчивая депрессивным состоянием. Но без паники – давайте наблюдать и разбираться в деталях.

Гасим «негатив»

В ребенке нарастает негативизм по отношению к близким. Почему?

Маленький семейный мирок стал тесен,  а внешний мир вдруг обнаруживает себя с новой стороны – большим, интересным и широко распахнутым для открытий,  и малышу кажется, что  все привычные отношения с родными препятствуют его познанию.

И главный «негатив» обращается, конечно, против мамы, от которой малыш себя раньше не отделял – ни физически, ни эмоционально. Теперь мама стала главной помехой для движения дальше.  И как она не понимает, что он уже не грудной?

Конечно, кроха не осознает своих мотивов – он бессознательно протестует: в адрес такой любимой и необходимой  мамы летят крики и плачи, капризы и обидные  слова,  порой игрушки, а иногда и небезобидные тумаки детским кулачком.

Что делать? Агрессию, конечно, необходимо гасить, а в остальном, что не связано с угрозой и опасностью,  дать  ребенку выпустить пар и не настаивать на своём – советуют психологи. И тем более не обижаться, по-детски переводя стрелки на себя – мол, ребёнок маму с папой «разлюбил», «не ценит».

Кроме того, может проявиться  строптивость – негативная реакция, адресованная не конкретному члену семьи, а миру вообще.

Протест, негодование  и раздражение малыша теперь вызывают привычные вещи и сам уклад жизни, домашние порядки, предметы, любимые раньше занятия. Происходит обесценивание прежде для него ценного, например, игрушек и игр.

Во всём он проявляет неожиданное упрямство и своеволие: не хочет выполнять то, о чем его просят, делает только так, как считает нужным, демонстративно уходит, когда зовут.

Но давайте не путать упрямство с настойчивостью: если ребенок занят очень важным для него делом  (играет, рисует, увлечен) и не спешит идти обедать, то так он проявляет настойчивость – замечательное  качество для его взрослой жизни

Зачастую по отношению к маме и папе он демонстрирует жесткий деспотизм – требует срочного внимания – манипулирует близкими, шантажирует их (купите игрушку – замолчу,  повернитесь сейчас – иначе я вам устрою).

Его  властные требования иногда бывают такими настойчивыми, что это превращает жизнь семьи в настоящий кошмар.

Как себя вести? Прежде всего, избегать лишней прямоты – не спорить, как с взрослым. Малыш не обращает внимания на ваши замечания и просьбы?  Не настаивайте, лучше переключите его на другие дела и занятия.

Устраивает истерику в людном месте? Срочно уведите и лишите его зрительского ажиотажа и упоения публичным успехом, отвлеките птичкой за окном. Переключите его, своим мягким участием к его «бедам»  заодно показав, что привлекать  ваше внимание можно и мирным способом.

Ревнует к другим детям? Покажите на деле, что и он вам бесконечно дорог, но и то, что и другие дети заслуживают внимания и любви.

Итак,  сами храним спокойствие,  даем больше самостоятельности, разумно подходим к запретам, доверяем ребенку выбор. И самое главное – учимся договариваться с ним, уважая его личность.

Главный навык – сопереживать

Итак, протест и полная ломка социальных отношений – это нормально.

Малышу кажется, что он все может сам, отсюда и второе название кризиса – «Я сам».

Его раздирает противоречие  между «я хочу» и «я могу», которое он не в силах разрешить. На самом деле  силенки еще слабые: без взрослых он мало на что способен.

Но  говорить, а тем более настаивать на этом очевидном факте никак нельзя.

Сделаем наоборот – дадим нашим трехлеткам почувствовать, что они  сами по себе кое-что значат и кое-что могут.

Логика кризиса понятна  – малыш растет, растут и его требования к себе и миру, в котором он ищет своё место, и нам надо потихоньку отодвигаться в сторону, давая ему пространство для нового шага. И мы можем это позволить и ему, и самим себе.

Алгоритм несложен:  поделитесь взрослой «властью» над предметами и повседневными делами и активнее привлеките детей к помощи.

Надо понимать – здесь мы решаем не только психологически важные в момент кризиса, но и нравственные, и христианские задачи.

Умением видеть и понимать состояние другого человека, деятельно сопереживать  от природы  наделен не каждый – этому приходится учить. Поэтому маленьким деткам так важны посылы: мама (или бабушка) устала, ей необходима твоя помощь. Папе не обойтись без твоего участия в раскатке обоев.  Кошка очень хочет пообедать, а накормить ее из пакетика можешь только ты.

Задания должны быть несложными, но направленными на конкретное  и деятельное участие в жизни семьи.

Психологи предлагают следующие «рецепты»: 

  • Утром, собираясь в детский сад, позвольте ребенку самому вымыть руки, почистить зубы, прополоскать горло.
  • Поделите на двоих «родительскую работу»: вы надеваете малышу шапочку, а он – скажем, сапожки.
  • Готовя обед, доверьте  ему самое «важное» и неопасное дело  – например, помыть овощи, почистить бананы, открыть баночку, подать полотенце.
  • Накрывая на стол, поручите то, что ребенку приятнее (положить салфетки, поставить цветы и т.д.)
  • Укладывая его спать под чтение сказки на ночь, разрешите малышу вовремя перевернуть страничку. Так он и за текстом научится следить, и в содержание прочитанного лучше вникнет – развитие внимания как дополнительный бонус!
  • Выделите чудо-ящик на кухне для маленьких полезных перекусов. С вашего разрешения малыш может заглянуть туда сам и выбрать себе печенье или сухофрукт, если проголодается
  • Привлекайте своё чадо к участию в уборке. Нравится ему возить за собой пылесос? Пожалуйста. Главное не переборщить с количеством дел  и физической нагрузкой – всё в меру.

Главная задача всех этих маленьких и приятных уступок растущей детской самостоятельности  –  раздвинуть границы возможностей растущего малыша.

Ничего нет хуже родительской позиции обесценивания, когда маленькому  ребенку твердят или всем видом показывают: ты еще маленький, глупенький, ничего не значишь, сиди тихо и молчи.

Усталые мамы зачастую чувствуют ребенка неким своим придатком и не хотят замечать времени, когда ситуация меняется. Это ведет малыша к ощущению себя неполноценным, не значимым, не способным ни на какую деятельность. Не будем перечислять итоги такого воспитательного подхода во взрослом возрасте – они налицо.

И еще о важном. Конечно, детская помощь на деле таковой не является: ощутимо помочь взрослым  наши чада 2-3 лет пока что не могут. Большинство дел  у малышей выходит кривовато: чашки и блюдца бьются, скатерти пачкаются, пылесос оставляет дорожки пыли. Но  ведь для нас главное в этом случае не результат, а сам процесс,  в котором ребенок чувствует себя  очень любимым, востребованным, полезным и… почти большим. Тогда его «Я сам» становится не капризным истерическим выкриком в магазине, а словосочетанием, которое не может не вызывать на лицах мам и пап по-хорошему гордую родительскую улыбку.

«Я сам» – говорит малыш, и мы видим его будущие свершения и открытия, благословляя в путь.

Мария Солунь

Илл. Дональда Золана

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus