Православное воспитание и современный мир

Православное воспитание и современный мир

(3 голоса5.0 из 5)

Что сде­лать, чтобы наши дети, взрос­лея, оста­ва­лись хри­сти­а­нами? Рецепт прост, счи­тает автор ста­тьи, про­то­и­е­рей Алек­сей Умин­ский, ссы­ла­ясь на опыт извест­ных людей, свя­тых и совре­мен­ных подвижников.

Про­то­и­е­рей Алек­сей УМИНСКИЙ (род. 1960) — насто­я­тель храма Свя­той Тро­ице в Хох­лах, член редак­ци­он­ного совета жур­нала “Альфа и Омега”, духов­ник Свято-Вла­ди­мир­ской пра­во­слав­ной гим­на­зии, веду­щий теле­пе­ре­дачи “Пра­во­слав­ная энциклопедия”

Постхристианство, нехристианство, антихристианство

Совре­мен­ная эпоха, кото­рую все чаще и чаще назы­вают пост­хри­сти­ан­ской, совер­шила еще не осо­зна­ва­е­мый мно­гими пере­во­рот. Слова, – да уже не слова, а тер­мины – новая эра, новое поко­ле­ние – не про­сто слова, а кон­ста­та­ция “нового”, пере­вер­ну­того осмыс­ле­ния основ­ных фун­да­мен­таль­ных поня­тий веры, нрав­ствен­но­сти, закон­но­сти, любви, сво­боды; тех поня­тий, кото­рыми дер­жался 2000-лет­ний мир, назы­вав­ший себя христианским.

Таким обра­зом вся “новизна” здесь заклю­ча­ется в оше­ло­ми­тельно бес­стыд­ной пер­вер­сии, кото­рая, к при­меру, уже давно была уви­дена и опи­сана в анти­уто­пии Дж. Ору­эл­лом (война – это мир). Мы всту­пили в эпоху, в кото­рой мир в своем апо­ста­сий­ном стрем­ле­нии не реша­ется прямо отречься от Хри­ста, но под­ме­няет все иде­алы хри­сти­ан­ства, напол­няя их своим лож­ным содер­жа­нием. Но сам факт под­мены, пере­во­рота, “пере­мены знака” неот­вра­тимо вле­чет за собой то, что мир, жела­ю­щий стать не-хри­сти­ан­ским, ста­но­вится анти­хри­сти­ан­ским (ср. Мф 12:30).

Такие поня­тия как любовь, сво­бода, тер­пи­мость, бла­го­тво­ри­тель­ность и др. все­гда были напол­нены хри­сти­ан­ским содер­жа­нием, а сей­час они напол­нены содер­жа­нием совер­шенно либе­раль­ным. Доста­точно соеди­нить два слова – Сво­бода и Любовь, чтобы полу­чи­лось соче­та­ние, кото­рое хри­сти­ане пони­мают как блуд, а совре­мен­ный мир – как одно из дости­же­ний демократии.

Между тем любовь, заве­щан­ная нам Богом, может осу­ществ­ляться только в сво­боде: Бог сотво­рил чело­века сво­бод­ным (и тем самым не закрыл для него воз­мож­ность скло­няться ко злу) только для того, чтобы тот мог любить – Бога и ближ­него. Здесь налицо пере­во­рот поня­тий; состоит он в том, что любо­вью назы­ва­ется только физи­че­ское вле­че­ние; при этом исклю­ча­ются душев­ная склон­ность, поиск духов­ной общ­но­сти, ува­же­ние к чело­веку как к образу Божию, вер­ность и благодарность.

Наша сво­бода выкуп­лена ценой крест­ной смерти Спа­си­теля, и назы­вать этим сло­вом сата­нин­скую (в самом пря­мом и точ­ном смысле) все­доз­во­лен­ность, ничего общего не име­ю­щую с реаль­ными потреб­но­стями чело­века, – с хри­сти­ан­ской точки зре­ния – кощун­ство, с точки зре­ния про­стого здра­вого смысла – нелепость.

Пере­вер­ну­тые поня­тия стали идео­ло­гией этого “бра­вого нового мира”, как назвал свою анти­уто­пию О. Хаксли. Тот, кто не согла­сен с этим новым пони­ма­нием, ста­но­вится отще­пен­цем, вра­гом сво­боды и демо­кра­тии, фун­да­мен­та­ли­стом и чем далее, тем ужаснее.

В этот мир вхо­дят наши дети, – в мир, кото­рый очень хочет, оста­ва­ясь при­вле­ка­тель­ным, пере­кро­ить чело­века под себя. И есть очень боль­шая опас­ность, что входя в этот мир, кото­рый наве­ши­вает на себя реклам­ные щиты со сло­вами “мир и без­опас­ность” (ср. 1 Фес 5:3), наши дети могут пойти по одному из непра­виль­ных путей: или не смо­гут усто­ять и при­мут под­мен­ные цен­но­сти этого мира, внешне оста­ва­ясь хри­сти­а­нами, име­ю­щими вид бла­го­че­стия, или, наобо­рот, отго­ро­дят себя от мира и уйдут в под­по­лье, некое “пра­во­слав­ное гетто”, и зай­мут абсо­лютно враж­деб­ную пози­цию ко всему окру­жа­ю­щему миру.

И тот и дру­гой пути про­иг­рышны для нашего пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния. Вообще-то мы и сами часто ста­вим перед собой подоб­ные цели: мы или пыта­емся адап­ти­ро­вать детей к этому миру или, наобо­рот, дез­адап­ти­ро­вать их, то есть закон­сер­ви­ро­вать, напу­гать миром или научить их пре­зре­нию или чув­ству пре­вос­ход­ства над теми, кто не вхо­дит в круг твоей общины.

Эти пози­ции про­иг­рыш­ные. Мы должны осо­зна­вать, что цель нашего пра­во­слав­ного обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния может быть только одна – гото­вить для Хри­ста живых чле­нов Церкви. Мы гото­вим те самые живые камни, из кото­рых стро­ится дом духов­ный, наша Цер­ковь. Ну а наша Цер­ковь и каж­дый чело­век в ней – это свет миру, это соль земли.

Так вот и в вос­пи­та­нии: нельзя допу­стить, чтобы наши дети были солью только по виду – без вкуса и запаха, солью, поте­ряв­шей силу, или были бы све­тиль­ни­ком, све­тя­щим под спу­дом – только для себя и для своих. К сожа­ле­нию именно это и может с нами произойти.

Хри­стос гово­рит, что соль должна оста­ваться солью, а свет дол­жен све­тить всем. Здесь воз­ни­кает наша основ­ная болез­нен­ная про­блема – как сде­лать так, чтобы наши дети, выходя в этот мир, оста­ва­лись насто­я­щими христианами.

Мы часто недо­уме­ваем, почему дети-под­ростки из хри­сти­ан­ских семей, с дет­ства научен­ные молит­вам, посе­ща­ю­щие вос­крес­ную школу или пра­во­слав­ную гим­на­зию, часто при­ча­ща­ю­щи­еся, почти начи­сто лишены “духов­ного имму­ни­тета”, падки на гре­хов­ные при­манки, подат­ливы дур­ным влиянием.

Мы пыта­емся ограж­дать их от дур­ных ком­па­ний, от теле­ви­зора, от сквер­ных раз­го­во­ров и кар­тин, от пош­лой музыки и псев­до­куль­туры, но именно это – неожи­данно – их при­тя­ги­вает и с осо­бен­ной убий­ствен­ной силой вли­яет на них; они создают впе­чат­ле­ние оран­же­рей­ных рас­те­ний, кото­рые гиб­нут от лег­чай­шего мороза, и в какой-то мере это так. Но в чем при­вивка, где искать иммунитет?

Прежде всего мы должны понять одну горь­кую вещь: наши дети уже гово­рят на дру­гом языке, они уже вос­при­няли идео­ло­гию новой эры под­со­зна­тельно, но часто очень глу­боко. Как это получилось? 

Очень про­сто – из воз­духа, да-да, из воз­духа, из окру­жа­ю­щей среды, из посто­ян­ной навяз­чи­вой, постро­ен­ной по прин­ципу вну­ше­ния неза­ви­симо от воли чело­века рекламы на улице, по теле­ви­зору, в метро – везде; из посто­янно ору­щей пош­ля­тины в под­зем­ных пере­хо­дах или из сосед­ней квар­тиры, из пор­но­жур­на­лов, выстав­лен­ных на раз­ва­лах – из воз­духа, кото­рым мы дышим.

Да, но мы учим их молит­вам, мы водим их в цер­ковь, мы вос­пи­ты­ваем их в Законе Божием. Все пра­вильно, но… Но мир Закона Божи­его – это мир подвига, мир труда духов­ного, мир сорас­пя­тия Христу. 

Он не про­сто дается, его нельзя про­сто при­нять наравне с дру­гими цен­но­стями или инте­ре­сами души. Он – сокро­вище, ради кото­рого необ­хо­димо про­дать то, что имеешь.

Когда-то так и было с теми, кто обра­тился ко Хри­сту в совет­ский период. Люди, жаж­ду­щие Правды, отре­ка­лись от неправды; ищу­щие Любовь – отсе­кали блуд и похоть; люди, воз­же­лав­шие насто­я­щей Сво­боды – сво­боды во Хри­сте, могли муже­ственно идти на подвиг и пре­тер­пе­вать гоне­ния. Но мир тогда был еще дру­гим. Уже были такие поня­тия, как “сво­бод­ная любовь” – но это был вызов обще­ствен­ной нрав­ствен­но­сти, содо­мия вызы­вала все­об­щее омерзение.

Права и сво­боды в СССР попи­ра­лись, но за них боро­лись муже­ственно и бес­ко­рыстно, часто рискуя лич­ной сво­бо­дой и жиз­нью, а не полу­чая за это гоно­рары. Уди­ви­тельно, но за мно­гие деся­ти­ле­тия совет­ской вла­сти без­бож­ное обще­ство сумело сохра­нить основ­ные кри­те­рии хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти, и даже некий нрав­ствен­ный имму­ни­тет, кото­рый был накоп­лен тыся­че­ле­тием хри­сти­ан­ских поко­ле­ний в России.

Тогда мы не могли учить детей закону Божи­ему, но слово, ска­зан­ное шепо­том, “воз­ве­ща­лось на кров­лях”; мы не могли водить детей в храм регу­лярно, но каж­дое посе­ще­ние храма меняло душу ребенка, так как было подви­гом и духов­ным трудом. 

Нынеш­ние дети роди­лись уже в дру­гом мире; в семьях хри­сти­ан­ских, но лишен­ных вся­ких кор­ней и тра­ди­ций, порвав­ших с обще­ством, в кото­ром они выросли, и отго­ро­див­шихся от обще­ства, в кото­рое готовы всту­пить дети. Может быть, дети и видят в семье опыт обра­ще­ния, но понять его они не могут.

Им дают хри­сти­ан­ское обра­зо­ва­ние люди, кото­рые не полу­чали хри­сти­ан­ского обра­зо­ва­ния, их пыта­ются вос­пи­ты­вать по-хри­сти­ан­ски роди­тели, кото­рые не были вос­пи­таны по-хри­сти­ан­ски. И совер­шенно пагуб­ным пред­стает в этом слу­чае обыч­ное роди­тель­ское тще­сла­вие: люди часто забы­вают, какими они были в дет­стве, и тре­буют от детей того, на что сами неспособны.

Ново­во­цер­ко­в­лен­ные (и если бы воцер­ко­в­лен­ные!) еще только с пере­мен­ным успе­хом начи­нают учиться жить по запо­ве­дям, а от детей тре­буют только пра­вед­но­сти, при­чем в своем пони­ма­нии, не все­гда выве­рен­ном по уче­нию Церкви. 

Очень часто, гораздо чаще, чем можно поду­мать, в резуль­тате дети не только отхо­дят от Церкви, но и теряют связь с роди­те­лями; лишен­ные дома пони­ма­ния, любви и тепла, они ста­но­вятся лег­кой добы­чей любого сомни­тель­ного уче­ния, под­да­ются про­па­ганде любых пороков…

И при этом и мы, хри­сти­ане – роди­тели и педа­гоги, и мир, кото­рый нас окру­жает, гово­рим одни и те же слова: мир, сво­бода, любовь, добро, правда… Но хри­сти­ан­ские поня­тия при­ви­ва­ются с тру­дом, а поня­тия “новой эры” сами про­рас­тают. Как в притче: сеял чело­век доб­рое семя на поле своем, а про­росли вме­сте с доб­рым семе­нем пле­велы, кото­рые посеял враг чело­век. И какое острое жела­ние вырвать эти пле­велы воз­ни­кает, когда видишь их пыш­ное цве­те­ние в душах наших пра­во­слав­ных подростков.

Но Еван­ге­лие гово­рит нам: “Нет, – чтобы, выби­рая пле­велы, вы не выдер­гали вме­сте с ними пше­ницы…” (Мф 13:29). Что же делать? Можно попро­бо­вать пойти вот таким путем: научить детей отли­чать пле­велы от пше­ницы и про­па­лы­вать себя. Путь очень слож­ный, и путь этот лежит через пра­во­слав­ную аске­тику. Именно аске­тика как наука о чело­веке и о спо­со­бах борьбы с гре­хом дает самое точ­ное опре­де­ле­ние фун­да­мен­таль­ных поня­тий, о кото­рых ска­зано выше.

Вот, напри­мер: “Страх Божий рож­дает плач, а плач рож­дает муже­ство” (пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий). Совер­шен­ный абсурд для мира сего. Как это – страх рож­дает муже­ство? И вообще поня­тие страха для совре­мен­ного чело­века уни­зи­тельно. Бес­стра­шие – вот глав­ное каче­ство героя нашего вре­мени. Имеет смысл пого­во­рить с детьми о страхе: чего мы боимся, что вызы­вает страх?

И ока­зы­ва­ется, что кроме био­ло­ги­че­ских пере­жи­ва­ний страха (смерти, боли, тем­ноты и т.д.) чело­век боится не так уж и мно­гого – он боится за своих близ­ких, боится Бога (греха) и боится выгля­деть смеш­ным, то есть чужого мне­ния. Итак, страх бывает раз­ным, его можно поде­лить на три вида: есте­ствен­ный (все боятся зуб­ного врача, но если надо, при­хо­дится пре­одо­ле­вать страх и садиться в кресло), “хоро­ший” страх и “пло­хой” страх.

О “хоро­шем” страхе пишут Свя­тые Отцы-аскеты. Осо­бенно доступно пишет о нем авва Доро­фей в своем поуче­нии “О страхе Божием” – о том страхе, кото­рого этот мир совсем не ведает. Мы не будем сей­час пере­ска­зы­вать это поуче­ние, в кото­ром страх Божий рас­кры­ва­ется как поня­тие любви, как основ­ная состав­ля­ю­щая муже­ства, так как муже­ство полно страха Божия, но совер­шенно лишено страха мира сего, то есть “пло­хого” страха.

Мир при­учает детей к новым героям, бес­страш­ным куми­рам, кото­рые ничего не боятся – ни боли, ни Бога, – но одно­вре­менно с этим они не боятся при­чи­нять боль дру­гим, уби­вать и уни­что­жать вокруг себя толпы людей во имя соб­ствен­ной “спра­вед­ли­во­сти”.

Герой не про­щает обид, он все­гда мстит – в этом его правда. 

Он дей­стви­тельно бес­стра­шен – он лишен пре­крас­ного страха Божия, но вме­сте с ним он лишен и муже­ства. Бес­страш­ный не спо­со­бен под­ста­вить под удар дру­гую щеку – поду­мают, что он сла­бый, он не может про­стить – поду­мают, что стру­сил. Это может сде­лать только муже­ствен­ный чело­век. Тем самым бес­стра­шие обо­ра­чи­ва­ется тру­со­стью, раб­ством миру.

И, конечно, бес­стра­шие легче всего пока­зать на сла­бых и без­за­щит­ных, а муже­ство доста­ется духов­ным тру­дом и, соб­ственно, явля­ется тем, что мы назы­ваем чело­ве­че­ским досто­ин­ством. Совсем немало муже­ства нужно для того, чтобы во всех обсто­я­тель­ствах жизни быть самим собой.

Муже­ство состав­ляет фун­да­мент для вся­кой доб­ро­де­тели – пред­ставьте себе цело­муд­рие, лишен­ное муже­ства, или любовь без муже­ства, или мило­сер­дие без муже­ства, – а это то, чем обла­дают наши дети. Они имеют мно­гие вло­жен­ные в них доб­ро­де­тели (кото­рых часто лишены дети из неве­ру­ю­щих семей), но не имеют муже­ства и поэтому очень быстро эти доб­ро­де­тели теряют. Зато бес­стра­шие в них уже при­сут­ствует – они не боятся греха.

Итак, пер­вое: объ­яс­нить детям духов­ную раз­ницу между похо­жими сло­вами, рас­крыть перед ними смысл этих слов. В каком-то смысле их заново надо учить род­ному хри­сти­ан­скому рус­скому языку. А вто­рое: при помощи аввы Доро­фея и сво­его соб­ствен­ного духов­ного опыта и при­мера учить их муже­ству и страху Божи­ему, кото­рый в сущ­но­сти своей есть любовь, а она, как известно, “изго­няет вся­кий страх”.

Сле­ду­ю­щее поня­тие, кото­рое необ­хо­димо рас­крыть перед детьми – сво­бода. “Сво­бод­ными почи­тай не тех, кои сво­бодны по состо­я­нию, но тех, кои сво­бодны по жизни и нра­вам. Не должно, напри­мер, назы­вать истинно сво­бод­ными знат­ных и бога­тых, когда они злы и невоз­дер­жанны, потому что они – рабы чув­ствен­ных стра­стей. Сво­боду и бла­жен­ство души состав­ляют насто­я­щая чистота и пре­зре­ние при­вре­мен­ного” (пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий).

Сво­бода – это то, что в боль­шой сте­пени вол­нует душу под­ростка. Под­ро­сток ищет выра­же­ния соб­ствен­ной сво­боды, и фор­мой ее выра­же­ния могут быть моло­деж­ная ком­па­ния, “тусовка”, совре­мен­ная музыка, эпа­ти­ру­ю­щий внеш­ний вид. 

К “сво­боде” при­зы­вают гадост­ные под­рост­ко­вые жур­налы, где под­рост­кам вну­ша­ется сво­бода от роди­те­лей, сво­бода от запре­тов (ты еще не про­бо­вал ЭТОГО – ты еще соп­ляк, ты еще не пере­спала с твоим стар­шим дру­гом – малолетка!).

Но тусовка не реа­ли­зует сво­боду под­ростка. Она, наобо­рот, явля­ется тем местом, где чело­век пря­чется от мира, кото­рого он не хочет при­нять. Сердце под­ростка чув­ствует ложь этого мира, и поэтому моло­дежь создает свои сооб­ще­ства, кото­рые этому миру про­ти­во­стоят. Не сво­бода, а страх перед этим миром застав­ляет под­ростка искать тусовку.

И наши пра­во­слав­ные дети стре­мятся к выра­же­нию лич­ной сво­боды. Что же огра­ни­чи­вает их сво­боду? Ну, конечно, роди­тели, обя­зан­но­сти по дому, рас­по­ря­док. Что еще? Они назы­вают: школа, цер­ковь, совесть, Бог. Очень хорошо! Начи­наем раз­го­вор о сво­бод­ном чело­веке, кто это такой? – Тот, кто делает, что хочет, ест, что хочет, пьет, что хочет, идет, куда хочет и т.д. Весь мир желал бы быть таким. – Что же мешает? – Совесть…

Именно совесть, о кото­рой авва Доро­фей гово­рит в своем поуче­нии: “Когда Бог сотво­рил чело­века, то Он всеял в него нечто Боже­ствен­ное, как бы неко­то­рый помысл, име­ю­щий в себе, подобно искре, и свет, и теп­лоту, помысл, кото­рый про­све­щает ум и пока­зы­вает ему, что доб­рое и что злое: сие назы­ва­ется сове­стью, а она есть есте­ствен­ный закон”.

Да, именно совесть мешает людям быть сво­бод­ными в этом смысле. Почему? Да потому, что если кто-то хочет жить как ему хочется, он это делает за счет дру­гого. Сво­бод­ный чело­век без сове­сти – это тоже герой нашего вре­мени. От чего же сво­бо­ден такой чело­век? Он сво­бо­ден от обя­зан­но­стей, от ответ­ствен­но­сти, от дружбы, от любви, от сове­сти, от Бога. Но Бог – источ­ник сво­боды; именно от Него чело­век и полу­чил воз­мож­ность быть сво­бод­ным. Зна­чит, совесть, этот голос Божий в чело­веке, по извест­ному опре­де­ле­нию, – одно­вре­менно и голос сво­боды в человеке.

Итак, сво­бода тоже бывает раз­ная и ее тоже можно раз­де­лить на три вида: сво­бода есте­ствен­ная выра­жа­ется сло­вом хотеть, но хотеть можно “хоро­шей” сво­боды и сво­боды “пло­хой”. Свя­тые Отцы учат, что в мире дей­ствуют три воли: воля Божия, бла­гая и совер­шен­ная, хотя­щая всем спа­стись, воля бесов­ская, лож­ная, хотя­щая все уни­что­жить и погу­бить, и наша немощ­ная чело­ве­че­ская воля, опре­де­лен­ная сво­бо­дой выбора между волей Божией и волей бесовской.

Тяже­лая, мучи­тель­ная сво­бода доста­лась чело­веку – все время подав­лять в себе то, что все вокруг назы­вают насто­я­щей сво­бо­дой, все время понуж­дать себя на то, что так не похоже на воль­ную волю. И сле­дует прямо при­знать, что чело­век не сво­бо­ден. Вер­немся к началу исто­рии. Что сде­лало чело­века несво­бод­ным – запо­ведь или грех?

Мир гово­рит – запо­ведь, Хри­стос гово­рит – грех. Хри­сти­ане пони­мают сво­боду как сво­боду от греха, и именно об этом пишет апо­стол Павел в 6‑й главе Посла­ния к Рим­ля­нам. Только Бог абсо­лютно сво­бо­ден, Его сво­бода – это совер­шен­ная сво­бода в благе и любви. Бог не выбирает.

И вот ока­зы­ва­ется, что сво­бо­ден тот, кто все­гда посту­пает по сове­сти, тот, кто сво­бо­ден при­не­сти себя в жертву, тот, кто муже­стве­нен, кто испол­няет волю Божию. А как такой сво­боды достигнуть? 

Сво­боду можно вос­пи­тать так, как вос­пи­ты­вают в себе силу воли, воли – то есть сво­боды. Сила воли – поня­тие, зна­ко­мое под­рост­кам. Сила воли, стрем­ле­ние к победе, к дости­же­нию своей цели в учебе, в спорте, в музыке и дру­гих обыч­ных наших делах не дается без труда. Это всем понятно. И на вопрос: кто сво­бод­нее – чело­век силь­ной воли или без­воль­ный? – все под­ростки отве­чают однозначно.

Так вот, цель вос­пи­та­ния наших под­рост­ков – вос­пи­та­ние силы хри­сти­ан­ской воли, то есть сво­боды. Сохра­нить веру в совре­мен­ном мире может только сво­бод­ный чело­век, чело­век, кото­рый вхо­дит в этот мир с целост­ным его вос­при­я­тием, осо­зна­ю­щий себя сво­бод­ной лич­но­стью во Христе. 

Об этой сво­боде гово­рит апо­стол Павел, эту сво­боду мы при­званы вос­пи­ты­вать в наших детях. И если нам удастся вос­пи­тать наших детей сво­бод­ными, то они, придя в мир, не будут сло­маны миром, а мир будет ими преображаться.

Нам необ­хо­димо выра­бо­тать духов­ный имму­ни­тет у наших детей через вве­де­ние в пра­во­слав­ное вос­пи­та­ние основ аске­тики, борьбы с гре­хом, выяв­ле­ния и уни­что­же­ния вся­ких извра­щен­ных идео­ло­гем совре­мен­ного мира. Мы обя­заны научить детей про­па­лы­вать поле своей души через испо­ведь и вни­ма­ние к дви­же­ниям своих чувств. Этому и учат нас наша Цер­ковь и наши свя­тые. Но дается это насто­я­щим духов­ным тру­дом всех: роди­те­лей, педа­го­гов, детей.

Источ­ник:  сайт храма Свя­той Тро­ицы в Хохлах

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки