Преподавание Закона Божия в воскресных школах — Куломзина С.С.

Преподавание Закона Божия в воскресных школах — Куломзина С.С.

(3 голоса3.7 из 5)

Тема моего доклада — пре­по­да­ва­ние детям Закона Божия, то есть посте­пен­ное сооб­ще­ние детям зна­ний о Боге, о Церкви, о Свя­щен­ном Писа­нии, о молитве, о бого­слу­же­нии, — све­де­ний, кото­рые нужны чело­веку, чтобы жить — и жить созна­тельно — пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном. С самых пер­вых слов я хочу огра­ни­чить эту тему. Мы должны ясно осо­зна­вать, чему мы можем научить детей и чему мы не можем научить. Помню, как покой­ный отец Сер­гей Чет­ве­ри­ков вну­шал мне: «Есть зна­ния о Боге и есть зна­ние Бога. Мы можем пытаться пере­да­вать детям зна­ния о Боге, но мы не можем давать им зна­ние Бога, позна­ние Бога. Это не в наших силах». Позна­ние Бога — инди­ви­ду­аль­ный путь отдель­ной души, путь при­бли­же­ния к Богу, это тайна отно­ше­ний между Богом и человеком.

Искрен­ний само­от­вер­жен­ный труд пас­ты­рей, пре­по­да­ва­те­лей, доб­ро­со­вест­ность и усер­дие роди­те­лей, связь, уста­нав­ли­ва­ю­ща­яся у детей с жиз­нью при­хода, имели и имеют боль­шое зна­че­ние. В хоро­ших слу­чаях такие школы дают детям кон­крет­ный, реаль­ный опыт цер­ков­ной жизни, явля­ются частью духов­ного роста всех участ­ни­ков, и у детей оста­ется доб­рая память о своем уча­стии в цер­ков­ной школе.

Беда в том, что вос­крес­ная школа при­но­сит пользу только если она — хоро­шая, если в ней царит хоро­ший, доб­рый дух, если пре­по­да­ва­ние ведется про­ду­манно, пре­по­да­ва­тели хоро­шие, а глав­ное — если школа вво­дит детей в опыт цер­ков­ной жизни.

Нам, пра­во­слав­ным пре­по­да­ва­те­лям, кото­рым Бог пору­чил вели­кое и ответ­ствен­ное дело помочь нашим детям стать хоро­шими пра­во­слав­ными людьми, нужно все­гда пом­нить эти два ограничения:

1. «Зна­ния о Боге», кото­рые мы хотим вну­шить детям, только один из немно­гих кир­пи­чи­ков, только малень­кий кусо­чек всего того, что помо­гает росту, раз­ви­тию «позна­ния Бога», то есть духов­ному росту чело­ве­че­ской души.

2. Если мы хотим при­не­сти эту, хотя и огра­ни­чен­ную, пользу духов­ному, хри­сти­ан­скому раз­ви­тию наших детей, мы должны очень тща­тельно, очень ответ­ственно под­го­то­вить, про­ду­мать, про­ра­бо­тать то, что мы пыта­емся пере­да­вать детям на уро­ках, и как мы это делаем. То, как постав­лена школа, как мы пре­по­даем, какие у нас отно­ше­ния с детьми, как дети отно­сятся к школе, к пре­по­да­ва­телю, имеет не меньше зна­че­ния, чем то, что мы преподаем.

1. Воскресная школа должна служить входом в церковную, приходскую жизнь

До того как гово­рить о содер­жа­нии и про­грам­мах пре­по­да­ва­ния Закона Божия, необ­хо­димо вду­маться в роль школы как части Церкви, как части цер­ков­ного орга­низма. Если этого не сде­лать, наше пре­по­да­ва­ние оста­нется мерт­вым и отвле­чен­ным. Глав­ное зна­че­ние школы в том, что она должна быть свя­зана с жиз­нью Церкви и в то же время открыта, вос­при­им­чива к окру­жа­ю­щей среде, к миру… Школа — как бы «при­хо­жая» в квар­тире, откры­тая для вхо­дя­щих и вво­дя­щая их в глав­ные ком­наты. Может быть, эту мысль лучше пояс­нить при­ме­рами из жизни, чем тео­ре­ти­че­скими объяснениями.

С совсем малень­кими детьми, в дет­ском саду, очень полезно бывает устро­ить посе­ще­ние храма в часы, когда нет бого­слу­же­ния, когда детей можно водить по храму, под­хо­дить с ними к раз­ным пред­ме­там в храме, давать им тро­гать, раз­гля­ды­вать. Можно тут же, в храме, научить детей кре­ститься, при­кла­ды­ваться к ико­нам, ста­вить свечи, при­ни­мать бла­го­сло­ве­ние, под­хо­дить к кре­сту, к причастию.

С детьми старше семи лет бывает полезно про­ве­сти дет­ское гове­ние. Помню, как про­шло дет­ское гове­ние в дет­ской школе при Свято-Вла­ди­мир­ской Ака­де­мии. Во всех клас­сах школы была про­ве­дена под­го­товка к испо­веди, беседы о пока­я­нии и т. п. Стар­шие девочки испекли просфоры к литур­гии. Все дети зара­нее при­го­то­вили записки с име­нами близ­ких для поми­на­ния. Отдель­ные дети под­го­то­ви­лись читать в церкви. Были выбраны маль­чики для при­слу­жи­ва­ния. Все дети разу­чили несколько пес­но­пе­ний. Испо­ведь была нака­нуне вече­ром. Про­ско­ми­дию отец Алек­сандр Шме­ман совер­шил перед Цар­скими Вра­тами. Дети сто­яли вокруг него и читали имена по своим запис­кам, пока он выни­мал частицы из просфор. Как бы ни осла­бе­вала потом их связь с Цер­ко­вью, эта память остается.

2. Содержание преподавания в школе

Я убеж­дена, что Закон Божий не есть пред­мет, кото­рый, как ариф­ме­тику или гео­гра­фию, надо заучить, одну часть за дру­гой: Вет­хий Завет, Новый Завет, бого­слу­же­ние, веро­уче­ние, исто­рия Церкви. Уроки Закона Божия должны давать те поня­тия, те све­де­ния и мысли, кото­рые нужны ребенку для наи­бо­лее пол­ной хри­сти­ан­ской жизни на его уровне раз­ви­тия. Это основ­ной прин­цип состав­ле­ния про­граммы по Закону Божию. Есть веро­уче­ние и для трех­лет­него ребенка, есть зна­ния о бого­слу­же­нии, кото­рые нужны в каж­дом воз­расте, есть зна­ние Нового Завета, кото­рое откры­ва­ется только в стар­шем воз­расте… Поста­ра­юсь дать крат­кое опи­са­ние неко­то­рых аспек­тов хри­сти­ан­ской веры, кото­рые нужны на раз­ных уров­нях дет­ского развития.

Уже в три, четыре года у ребенка может быть поня­тие, что Бог есть, а может этого поня­тия и не быть. Он может знать, что папа, мама, бабушка «молятся», он может понять такие выра­же­ния, как «Бог сде­лал сол­нышко, небо, звезды, всё…» Он может пони­мать рас­сказы про Иисуса Хри­ста, как Он помо­гал людям. Мне кажется, что для малень­ких детей в еван­гель­ских рас­ска­зах самое важ­ное — не «чудес­ность», кото­рую они будут вос­при­ни­мать как ска­зоч­ное вол­шеб­ство, а именно любовь Спа­си­теля к людям, сочув­ствие, жалость. Пред­став­ле­ние ребенка о Боге будет совсем дру­гое, чем у взрос­лого. Гово­рить малень­кому ребенку, что «Бог есть Дух», что «Бог это Свя­тая Тро­ица», про­сто ни к чему, дети не вос­при­ни­мают абстракт­ные пред­став­ле­ния. Но четы­рех- или пяти­лет­ний ребе­нок вполне может пред­ста­вить себе дей­ствия, то есть не поня­тия о любви, а «Он любит меня», «я люблю его или ее», и, говоря о Боге с малень­кими детьми, упор нужно делать именно на том, что Бог делает, совершает…

Помню, как я с ужа­сом смот­рела, как моло­дой, милый, искрен­ний учи­тель Закона Божия учил своих пяти­лет­них уче­ни­ков ходить хоро­во­дом и вме­сте при­пе­вать: «Бог есть любовь!», и думал, что он этим дает им поня­тие о Боге. Помню я и малень­кого, трех­лет­него маль­чика, кото­рый после того, как мать, укла­ды­вая его спать, помо­ли­лась с ним, выгля­нул в окно, взгля­нул на небо, пома­хал рукой и закри­чал: «Спо­кой­ной ночи, Боженька!» Дай Бог, чтобы у нас, взрос­лых, было бы такое реаль­ное чув­ство Бога.

Нет боль­шой беды в том, что ребе­нок пред­став­ляет себе Бога кем-то вроде доб­рого Деда Мороза: это его пред­став­ле­ние, по мере его соб­ствен­ного раз­ви­тия оно углу­бится, уси­лится, изме­нится. Но взрос­лым, зани­ма­ю­щимся с детьми, не сле­дует пре­по­да­вать им то, что для них самих фаль­шиво и что ребенку потом при­дется отки­нуть. Из всего обиль­ного мате­ри­ала рели­ги­оз­ной мысли детям надо сооб­щать то, что они спо­собны вос­при­ни­мать, в очень про­стой форме, но то, что мы сооб­щаем, должно быть прав­дой. Нельзя пре­по­да­вать то, что дети потом должны будут отбро­сить как неправду. Слова «Бог сотво­рил солнце, небо, звезды, тебя, меня» ребе­нок пред­став­ляет себе совсем иначе, чем взрос­лый, но эти слова оста­ются прав­дой и для взрос­лого верующего.

До сих пор вспо­ми­наю, как в моем дет­стве, то есть восемь­де­сят лет назад, из учеб­ника чисто­пи­са­ния я пере­пи­сы­вала слова: Боженька весь белень­кий, С седень­кими бров­ками… Такой под­ход в пре­по­да­ва­нии Закона Божия мне кажется абсо­лютно непра­виль­ным. Мы должны не иска­жать поня­тия, кото­рые мы стре­мимся пере­дать, а пере­да­вать то из наших веро­ва­ний и поня­тий, что дети могут усво­ить на своем уровне раз­ви­тия. Очень полезно вспом­нить, как Цер­ковь наша откры­вает пол­ноту своей бла­го­дат­ной жизни детям. С самого мла­ден­че­ства дети допус­ка­ются к таин­ствам кре­ще­ния, миро­по­ма­за­ния, при­ча­стия, а с семи лет и к испо­веди. Под­нося мла­денца к Чаше, мать гово­рит ему: «Батюшка даст тебе вкус­ное, хоро­шее». (До сих пор помню, как посту­пил наш ста­рень­кий, совсем про­стой батюшка. Он очень огор­чился, когда моя шести­ме­сяч­ная дочь, все­гда охотно при­ча­щав­ша­яся, после болезни, во время кото­рой ей давали с ложечки лекар­ство, не захо­тела при­ча­щаться, запла­кала. Придя к нам чай пить, он стал ей давать с ложечки варе­нье, при­го­ва­ри­вая, что он «все­гда дает вкус­ное».) Это мла­ден­че­ский язык, но это правда. Позд­нее ребе­нок уже нач­нет пони­мать из отно­ше­ния взрос­лых, что это что-то «Свя­тое», совсем осо­бен­ное. Ему можно гово­рить: «Это Свя­тая пища. Это тебе сам Боженька дает». И нако­нец, когда дети будут спо­собны вос­при­ни­мать рас­сказы, можно рас­ска­зать им о Тай­ной Вечери и как Иисус сам при­ча­стил Своих уче­ни­ков и ска­зал им все­гда это делать в Его память. Рас­сказ этот можно пере­да­вать на очень раз­ных уров­нях, с подроб­но­стями, понят­ными и инте­рес­ными для самых малень­ких. И только уже более стар­шим детям, девяти-десяти лет, можно поста­раться дать понять, что в Таин­стве Евха­ри­стии Хри­стос при­ни­мает наши дары, нашу жизнь под видом про­стой пищи и пития, хлеба и вина, и отдает Самого Себя, Свою жизнь, Свою любовь во Свя­том При­ча­стии — нам. Помню два слу­чая дет­ского вос­при­я­тия рас­сказа о при­ча­стии. Мать четы­рех­лет­ней девочки на Страст­ной Неделе пока­зала ей икону Тай­ной Вечери. Девочка очень заин­те­ре­со­ва­лась раз­ными подроб­но­стями и нако­нец спро­сила, где же были те жен­щины, кото­рые тоже ходили с Хри­стом. Мать была несколько оза­да­чена вопро­сом, но девочка тут же сама при­ду­мала ответ: «Ну конечно, они же гото­вили ужин, поэтому их здесь нет…» Мне кажется, это при­мер именно самого хоро­шего дет­ского бла­го­че­сти­вого, реа­ли­сти­че­ского вооб­ра­же­ния, того, кото­рое делает детей такими близ­кими к Цар­ству Божию.

А дру­гой слу­чай мне рас­ска­зы­вал отец Сер­гий Чет­ве­ри­ков. Моло­дые, рев­ност­ные устро­и­тели вос­крес­ной школы в При­бал­тике в 30‑х годах устро­или дет­ское гове­ние, под­го­то­вили, как умели, детей, объ­яс­няя им таин­ство, и вдруг во время литур­гии все дети стали со стра­хом пятиться, отка­зы­ваться идти к при­ча­стию, говоря: «Не хочу крови, не хочу мяса…» И отец Сер­гий меня тут же научил, что надо рас­ска­зы­вать детям именно о Тай­ной Вечери, о собы­тиях, свя­зан­ных с ней, а не пытаться объ­яс­нить им бого­слов­ские поня­тия, кото­рых они вос­при­нять не могут.

Объем зна­ний в дет­ском саду

Я бы опре­де­лила объем зна­ний, кото­рые мы можем пытаться дать детям до семи лет, так:

а) Позна­ко­мить малень­ких детей с теми рели­ги­оз­ными поня­ти­ями, кото­рые они могут вос­при­ни­мать с помо­щью орга­нов чувств: ощу­ще­нием, зре­нием, обо­ня­нием, слу­хом, вку­сом, ося­за­нием. В это вхо­дит и крест­ное зна­ме­ние, и «пред­мет­ное» зна­ком­ство с хра­мо­вой утва­рью, и такие дей­ствия, как при­кла­ды­ва­ние к ико­нам, под­ход к кре­сту и т. д. Через такое вос­при­я­тие дети полу­чают пер­вое поня­тие о свя­то­сти, о том, что в окру­жа­ю­щей их среде есть свя­тые дей­ствия, предметы.

б) Из Свя­щен­ной Исто­рии Вет­хого и Нового Завета самым малень­ким детям надо рас­ска­зы­вать те рас­сказы, кото­рые дают им ощу­ще­ние любви Божьей к людям, чув­ство защиты от опас­но­стей, уча­стия Бога в жизни людей. Малень­кие дети еще не спо­собны вос­при­ни­мать поня­тия вре­мени и места, где про­ис­хо­дят собы­тия, так что эти рас­сказы надо рас­ска­зы­вать так, как будто это только что про­изо­шло, так, чтобы ребе­нок сам чув­ство­вал себя участ­ни­ком этих собы­тий. Помню, как я рас­ска­зы­вала шести­лет­нему пра­внуку моему рас­сказ о насы­ще­нии пяти тысяч и о том, как маль­чик помог Гос­поду тем, что у него ока­за­лось немного хлеба и рыбы. Как у него забле­стели глаза и как меч­та­тельно он ска­зал: «Как бы я хотел жить во вре­мена Хри­ста!» Он так хотел бы быть этим маль­чи­ком! Слиш­ком длинно было бы при­во­дить здесь спи­сок рас­ска­зов из Вет­хого и Нового Завета. Упо­мяну несколько, чтобы дать почув­ство­вать вам, какие рас­сказы осо­бенно под­хо­дят детям: это рас­сказы о сотво­ре­нии мира (пред­ла­гая малы­шам закрыть руками глаза, чтобы пред­ста­вить тем­ноту), о потопе (под­чер­ки­вая, как Бог, когда мир поги­бал из-за зла, спас целую семью и живот­ных, и вклю­чая в рас­сказ исто­рию с голу­бем), о мла­денце Мои­сее, спа­сен­ном из воды, и мно­гие дру­гие. Из Нового Завета осо­бенно дороги детям рас­сказы о Рож­де­стве, о раз­ных исце­ле­ниях, о том, как дети кри­чали, встре­чая Хри­ста при Его входе в Иеру­са­лим (можно срав­нить это с тем, как мы теперь в церкви на Пасху отве­чаем свя­щен­нику кри­ками «Хри­стос Вос­крес!»), притчи о блуд­ном сыне и о мило­серд­ном самарянине.

Объем зна­ний в началь­ной школе

Начи­ная со школь­ного воз­раста, может быть, самым важ­ным кри­те­рием содер­жа­ния уро­ков Закона Божия явля­ются те вопросы, кото­рые задают дети этого воз­раста. Может быть, они не зада­дут эти вопросы на уроке, но кате­хи­за­тор дол­жен дать себе труд доста­точно общаться с детьми — любыми детьми, где-нибудь, — чтобы позна­ко­миться с дет­ским мыш­ле­нием. Нужно ска­зать, что дети лет восьми, девяти, десяти, со сво­ими бес­ко­неч­ными «почему» и «отчего», ищут очень про­стых и при­ми­тив­ных отве­тов. (Вспом­ним в «Дет­стве и отро­че­стве» Тол­стого, как Нико­линька, рису­ю­щий охоту синим каран­да­шом, спра­ши­вает отца: «Бывают синие собаки?», и когда отец рас­се­янно отве­чает: «Бывают, бывают…», он с пол­ным удо­вле­тво­ре­нием про­дол­жает рисо­вать свою синюю кар­тину.) Обыч­ная ошибка зако­но­учи­те­лей — давать слиш­ком слож­ные, отвле­чен­ные объ­яс­не­ния млад­шим детям и слиш­ком при­ми­тив­ные, кате­го­рич­ные — стар­шим (11-ти, 12-ти, 13-ти лет). Между тем мы должны пом­нить, что к этому вре­мени в мыш­ле­ние ребенка пото­ком вли­ва­ются впе­чат­ле­ния, мысли, поня­тия, кото­рые он полу­чает и в школе, и из теле­ви­зи­он­ных пере­дач, и про­сто из того, что слы­шит вокруг себя. И эти поня­тия он вос­при­ни­мает довольно при­ми­тивно, но они ино­гда вхо­дят в кон­фликт с усво­ен­ными им, часто тоже доста­точно при­ми­тив­ными рели­ги­оз­ными поня­ти­ями. У детей школь­ного воз­раста часто про­яв­ля­ется некий скеп­сис: «А правда ли это?» «А как это может быть?» Мне кажется, что за ран­ние школь­ные годы, лет от 8 до 11-ти, детей надо позна­ко­мить с Вет­хим и Новым Заве­том в форме понят­ных им рас­ска­зов, но про­водя этими рас­ска­зами основ­ную мысль — исто­рию спа­се­ния чело­ве­че­ства, т. е. сотво­ре­ние мира и чело­века, гре­хо­па­де­ние, посте­пен­ный рост в бого­по­зна­нии, нрав­ствен­ный закон, откры­тый в Вет­хом Завете, ожи­да­ние Спа­си­теля, Его рож­де­ние и жизнь и уче­ние (в прит­чах), Его крест­ная смерть, вос­кре­се­ние, осно­ва­ние Церкви. И пре­по­да­ва­ние это лучше орга­ни­зо­вать кон­цен­три­че­ски, начи­ная с про­стых рас­ска­зов, пере­ходя к бесе­дам о смысле собы­тий в соот­вет­ствии с дет­ской спо­соб­но­стью вос­при­ни­мать поня­тия. С более стар­шими детьми в этой воз­раст­ной группе хорошо орга­ни­зо­вы­вать урок вокруг тем, инте­рес­ных детям; напри­мер, что гово­рит о сотво­ре­нии мира наука, а что — Биб­лия, или как объ­яс­няет биб­лей­ский рас­сказ сотво­ре­ние чело­века и какое это имеет отно­ше­ние к под­ни­ма­ю­щимся теперь вопро­сам о загряз­не­нии окру­жа­ю­щей среды, и т. п.

Нрав­ствен­ное уче­ние хри­сти­ан­ства. В эти же годы уроки Закона Божия должны раз­ви­вать нрав­ствен­ное созна­ние детей. Очень важно дать им пра­виль­ное поня­тие о грехе. Покой­ный о. Алек­сандр Шме­ман гово­рил, что детям надо вну­шить, что грех — это «огор­чить Гос­пода Бога». Дети часто опре­де­ляют грех «коли­че­ственно»: раз­бить по небреж­но­сти доро­гую вазу — боль­шой это грех пред Гос­по­дом или нет? А может быть это и вовсе не грех, а лишь огор­ча­ю­щая роди­те­лей житей­ская непри­ят­ность, кото­рую необ­хо­димо про­сто пере­жить, как бы не было жалко вещь. Бого­слу­же­ние. За эти годы надо посте­пенно осмыс­лить для детей ход бого­слу­же­ния, глав­ным обра­зом Боже­ствен­ной Литур­гии. Детям 8‑ми, 9‑ти, 10-ти лет трудно и, глав­ное, скучно бывает выста­и­вать длин­ные службы. Чисто зри­тель­ная зани­ма­тель­ность уже недо­ста­точна. Мне кажется, что детям очень полезно позна­ко­миться (больше в порядке дет­ского вос­при­я­тия, чем ака­де­ми­че­ского) с «ходом» бого­слу­же­ния, «что идет после чего» или даже «скоро ли кон­чится». Сама я про­во­дила уроки с деся­ти­лет­ними детьми с помо­щью кар­то­чек, изоб­ра­жа­ю­щих раз­лич­ные моменты литур­гии. Я объ­яс­няла смысл каж­дого дей­ствия (руко­вод­ству­ясь в зна­чи­тель­ной сте­пени кни­гой о. Алек­сандра Шме­мана о Евха­ри­стии), и посте­пенно они науча­лись рас­кла­ды­вать эти кар­точки в пра­виль­ном порядке. За эти ран­ние годы детям надо усво­ить и понять смысл по край­ней мере трех таинств — Кре­ще­ния, При­ча­стия и Покаяния.

Бого­слов­ские поня­тия. Раци­о­на­лизм детей в воз­расте от девяти до один­на­дцати лет при­ми­ти­вен. Они удо­вле­тво­ря­ются довольно про­стыми отве­тами, не идут в глу­бину, но, тем не менее, им нужен удо­вле­тво­ря­ю­щий их ответ, в них уже есть извест­ный скеп­ти­цизм. «А правда ли это?», «А так ли это?» За эти годы очень важно дать детям понят­ное для них поня­тие о тайне Свя­той Тро­ицы, о чуде­сах (в отли­чие от магизма и вол­шеб­ства), о смерти, о свя­то­сти, о молитве. Очень кри­ти­че­ским в эти годы явля­ется раз­ви­тие дет­ского пони­ма­ния молитвы. Почти все дети пере­жи­вают слу­чаи, когда они молятся о чем-нибудь, про­сят Бога, а просьба их не испол­ня­ется, и к этому надо отне­стись со вни­ма­нием. Кроме того, именно в эти годы, даже в тех семьях, в кото­рых роди­тели моли­лись с малень­кими детьми, роди­тель­ское руко­вод­ство в молитве обычно пре­кра­ща­ется. Да и должно пре­кра­титься, так как молитва должна сде­латься само­сто­я­тель­ной. И если тема про­стой лич­ной молитвы, ее зна­че­ния, то, как сле­дует молиться, не будет затро­нута, при­вычка лич­ной молитвы, еже­днев­ной молитвы про­сто исчезнет.

Нрав­ствен­ное созна­ние детей спо­собно теперь вос­при­ни­мать более слож­ные поня­тия, чем послу­ша­ние и непо­слу­ша­ние. В рас­ска­зах из Нового Завета, осо­бенно прит­чах, в при­ме­рах из житий свя­тых, в рас­ска­зах из совре­мен­ной буд­нич­ной жизни надо помочь детям осо­знать зна­че­ние любви к ближ­нему, состра­да­ния, зна­че­ние уси­лия, труда, соблазна. Я знаю, что тут очень трудно избе­жать сла­ща­вой и несколько фаль­ши­вой мора­ли­за­ции. Помо­щью могут слу­жить отрывки из лите­ра­тур­ных талант­ли­вых про­из­ве­де­ний (напри­мер, «Сережа» из «Дет­ства и отро­че­ства» Л. Тол­стого). Необ­хо­димо знать, что читают дети, что смот­рят, и уметь исполь­зо­вать это.

Прак­ти­че­ское уча­стие в жизни Церкви. Об этом я уже гово­рила и сей­час только хочу напом­нить, что счи­таю это очень важ­ной сто­ро­ной про­граммы пре­по­да­ва­ния Закона Божия.

Пре­по­да­ва­ние Закона Божия под­рост­кам (три­на­дцати — пят­на­дцати лет). Пере­ходя к этому труд­ному и слож­ному воз­расту, мне кажется, что самая глав­ная задача, самый основ­ной кри­те­рий в пре­по­да­ва­нии Закона Божия — это суметь дать под­рост­кам чув­ство, что вера, рели­гия, духов­ные цен­но­сти, хри­сти­ан­ство имеют отно­ше­ние, свя­заны с теми вопро­сами и инте­ре­сами, кото­рыми они живут, с теми чув­ствами, кото­рые они пере­жи­вают, и пере­жи­вают часто остро и болез­ненно. Им совсем неин­те­ресно, что решил такой-то все­лен­ский собор в таком-то веке, но они встре­ча­ются с поло­же­ни­ями, с кон­флик­тами, про­бле­мами, кото­рых мое поко­ле­ние в их годы не знало. В сущ­но­сти им при­хо­дится решать вопросы: « Кто я? Чего я хочу в жизни? Кем я хочу быть? Что такое любовь? Где мое место?» К под­рост­кам не подой­дешь с рас­ска­зи­ками из свя­щен­ной исто­рии или из житий свя­тых, да и отне­сутся они к ним довольно скеп­ти­че­ски. Я должна ска­зать, что я про­сто не знаю авто­ров, кото­рые умеют писать о рели­гии для под­рост­ков, а из свя­щен­ни­ков за свою жизнь я знала только двух, кото­рые умели сразу и непо­сред­ственно заин­те­ре­со­вать группы под­рост­ков духов­ными вопро­сами — отца Алек­сандра Ель­ча­ни­нова и отца Алек­сандра Шме­мана.

Общий прин­цип для заня­тий с под­рост­ками — найти, нащу­пать темы, кото­рые сей­час им живо инте­ресны, и к этим темам подойти с духов­ной точки зре­ния, углуб­ляя их, обо­га­щая их пони­ма­ние теми све­де­ни­ями, кото­рые при­вно­сит руко­во­ди­тель. Глав­ная задача — зажечь ого­нек инте­реса к теме, а потом питать этот ого­нек све­де­ни­ями, кото­рые пре­по­да­ва­тель может сооб­щить своим ученикам.

С под­рост­ками глав­ным содер­жа­нием Закона Божия должна быть исто­рия Церкви, так как в цер­ков­ном про­шлом воз­ни­кали часто те же самые про­блемы и труд­но­сти, кото­рые мы пере­жи­ваем теперь. Это дает нам воз­мож­ность при­учить детей обсуж­дать труд­но­сти в свете зна­ния про­шлого, а не про­сто спо­рить и рас­суж­дать, не пони­мая проблемы.

Обоб­щая то, что я попы­та­лась пере­дать в моем докладе, можно ска­зать, что наша школь­ная работа с детьми, пре­по­да­ва­ние Закона Божия, должна стро­иться на двух основ­ных принципах:

1. Школа, уроки должны быть вве­де­нием в опыт цер­ков­ной жизни, вхо­дом в Цер­ковь, в фак­ти­че­скую цер­ков­ную жизнь, при­уче­нием самого ребенка к уча­стию в цер­ков­ной жизни.

2. Содер­жа­ние пре­по­да­ва­ния должно быть пищей, соот­вет­ству­ю­щей уровню раз­ви­тия ребенка, должно быть тем окорм­ле­нием, кото­рое ему нужно для духов­ного раз­ви­тия. Содер­жа­ние про­граммы Закона Божия не должно быть логи­че­ским раз­де­ле­нием на части школь­ного пред­мета, а сооб­ще­нием зна­ний, кото­рые нужны ребенку в дан­ный момент для его духов­ного раз­ви­тия. Хочу доба­вить к этому еще одно очень суще­ствен­ное сооб­ра­же­ние. Мы хотим, чтобы дети наши усво­или извест­ные зна­ния. Усво­ить — зна­чит «сде­лать своим». «Сде­лать своим» — это твор­че­ский акт, кото­рый дол­жен совер­шить сам уче­ник. На каж­дом уроке пре­по­да­ва­тель дол­жен ста­раться вызвать этот акт твор­че­ского усвоения.

Хочу при­ве­сти вам в заклю­че­ние недавно про­изо­шед­ший со мною слу­чай. Я объ­яс­няла детям пер­вые слова молитвы «Отче наш»: «Иже еси на небе­сех». Мы гово­рили о том, видят ли кос­мо­навты Бога, когда летают на небо. После беседы на эту тему я им пред­ло­жила напи­сать, как они пони­мают, что такое «небеса», «небес­ное цар­ство». Девя­ти­лет­ний Гриша напи­сал: «Небеса это место, куда мы попа­даем, когда уми­раем», деся­ти­лет­няя Таня: «Небес­ное цар­ство — очень насто­я­щее, но мы его не может тро­нуть или уви­деть», а семи­лет­ний Лука напи­сал кара­ку­лями: «Небеса это доб­рота». Каж­дый раз, когда я читаю молитву Гос­подню, я вспо­ми­наю тол­ко­ва­ние моих трех бого­сло­вов и опять чув­ствую, как много дают дети своим преподавателям.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки