Принципы и ошибки христианского воспитания — иерей Никита Заболотнов

Принципы и ошибки христианского воспитания — иерей Никита Заболотнов

(7 голосов4.9 из 5)

Беседа свя­щен­ника Никиты Забо­лот­ного, кли­рика храма свв. апо­сто­лов Петра и Павла г. Полев­ской Ека­те­рин­бург­ской епархии.

Текст беседы явля­ется рас­шиф­ров­кой виде­обе­седы и отре­дак­ти­ро­ван автором.

Беседа на тему: “Принципы и ошибки христианского воспитания”

Давайте зада­дим себе вопрос: Что такое хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние? На самом деле, чтобы отве­тить на этот вопрос, для начала нужно отве­тить на вопрос: а что такое вос­пи­та­ние вообще. Очень часто, встре­ча­ясь с роди­те­лями по совер­шенно раз­ным вопро­сам, я их спра­ши­ваю: а что вы хотите полу­чить в итоге, как вы видите сам про­цесс вос­пи­та­ния? Потому что, чтобы вос­пи­тать ребёнка, мы должны пред­став­лять себе, какой он будет потом, то есть кого мы воспитываем.

Говоря более точно, какие каче­ства мы в нём хотели бы раз­вить и какие бы не хотели видеть. Чаще всего ответы на такие вопросы крайне рас­плыв­чаты: я хочу, чтобы мой ребе­нок был хоро­ший, чтобы он был доб­рый, чтобы он был ещё какой-то. Но что мы для этого делаем? Более того, ино­гда встре­ча­ется очень баналь­ный ответ: я хочу, чтобы мой ребё­нок был веру­ю­щим, цер­ков­ным, пра­во­слав­ным. А что мы для этого делаем? Дело в том, что, если не ста­вить какую-то кон­крет­ную, задачу мы ее и не достиг­нем. Если мы хотим полу­чить какой-то резуль­тат — мы должны идти к нему и видеть его конеч­ной целью. Чаще всего мы хотим, чтобы наши дети были лучше нас, чтобы они не допу­стили оши­бок, кото­рые допус­каем мы в своей жизни; и напро­тив — вос­поль­зо­ва­лись теми воз­мож­но­стями, кото­рыми мы вос­поль­зо­ваться не смогли. Но кем мы хотим видеть нашего ребёнка? Мы хотим видеть его доб­рым, чест­ным и искрен­ним, пра­во­слав­ным — но в тоже время бога­тым, успеш­ным, чтобы у него всё было, ино­гда не заду­мы­ва­ясь, что желаем соб­ствен­ному ребёнку вещей про­ти­во­по­лож­ных, кото­рые очень часто не могут вме­сте сосу­ще­ство­вать. Поэтому прежде чем гово­рить о хри­сти­ан­ском вос­пи­та­нии, нужно поду­мать, кого же мы хотим вырастить.

Принципы христианского воспитания

Что такое вос­пи­та­ние? Вос­пи­та­ние ребенка — это слож­ный твор­че­ский про­цесс, кото­рый зави­сит от мно­же­ства фак­то­ров. Каж­дый ребе­нок инди­ви­дуа­лен, инди­ви­ду­альна семья ребёнка, отно­ше­ния между людьми в семье, поэтому нет гото­вых рецеп­тов вос­пи­та­ния на все слу­чаи жизни, нет точ­ных ука­за­ний: сде­лай так, так, так и так, и тогда ты полу­чишь тот или иной резуль­тат. К сожа­ле­нию, инструк­ций по сборке хоро­шего ребенка никто предо­ста­вить не может. Но есть методы и прин­ципы вос­пи­та­ния — важ­ные, менее важ­ные, о кото­рых мы и будем гово­рить на наших беседах.

Важно пом­нить об осо­бен­но­стях нашего вре­мени. Сей­час всё не так, как было раньше — доступны совре­мен­ные сред­ства ком­му­ни­ка­ции и почти бес­кон­троль­ные зна­ния обо всём. Вспом­ните: еще 30–40 лет назад для того, что полу­чить прак­ти­че­ски любое зна­ние, нужно было либо у кого-то спро­сить, либо пойти в биб­лио­теку, и не факт, что мы это зна­ние там най­дем. Сей­час ребё­нок может полу­чить зна­ние прак­ти­че­ски обо всём за несколько минут, выйдя в интер­нет. Он может полу­чить зна­ния о хоро­шем, может полу­чить зна­ния о пло­хом. Давайте вспом­ним биб­лей­ский рас­сказ об Адаме и Еве. Гос­подь всё раз­ре­шил им, кроме вку­ше­ния плода добра и зла. Именно вку­ше­нием зна­ния добра и зла Гос­подь огра­ни­чил Адама и Еву, потому что они не были к этому готовы. А наши дети сей­час тоже ещё к этому не готовы. Поэтому в совре­мен­ных усло­виях про­цесс вос­пи­та­ния меня­ется, не нужно без­думно брать опыт из Житий свя­тых или бла­го­че­сти­вых книг, кото­рые были рас­про­стра­нены в конце XIX и начале XX века и слепо сле­до­вать этим при­ме­рам, думая, что вот тогда было всё хорошо, и, если мы сде­лаем точно также, у нас будет тоже хорошо. Опыт пока­зы­вает, что резуль­тат зача­стую очень плох. Сей­час дру­гое время, дру­гие дети, и дру­гие методы воспитания.

Хри­сто­цен­трич­ность

Во-пер­вых, важ­ней­ший прин­цип хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния это хри­сто­цен­трич­ность. В цен­тре наших вза­и­мо­от­но­ше­ниях с ребен­ком дол­жен сто­ять Хри­стос, и каж­дый роди­тель дол­жен пони­мать, что несмотря на то, что Гос­подь дал этого ребенка именно этим роди­те­лям, именно в семью, ребё­нок не при­над­ле­жит им — это дар Божий, и все­гда зани­ма­ясь вос­пи­та­нием ребёнка, обще­нием с ним, мы должны пом­нить, что если между нами не стоит Хри­стос, то пол­но­цен­ного хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния у нас не получится.

Прин­цип разум­но­сти или трезвомыслия

Я напомню, что трез­во­мыс­лие или рас­су­ди­тель­ность — это одно из глав­ней­ших качеств хри­сти­а­нина. Более того — это одна из самых важ­ных доб­ро­де­те­лей. Мы с вами пом­ним зна­ме­ни­тый при­мер из жития пре­по­доб­ного Анто­ния Вели­кого. Как-то пустын­ники Египта собра­лись вме­сте для того, чтобы обсу­дить, какая же из доб­ро­де­те­лей явля­ется самой глав­ной, наи­луч­шей для подвиж­ника. Кто-то гово­рил о доб­ро­де­тели сми­ре­ния, кто-то гово­рил о послу­ша­нии, кто-то гово­рил о любви. Но в конце кон­цов отцы при­шли к уди­ви­тель­ному выводу. Ока­зы­ва­ется, наи­важ­ней­шей доб­ро­де­те­лью явля­ется доб­ро­де­тель рас­су­ди­тель­но­сти, потому что без трез­во­мыс­лия мило­сер­дие может стать попу­сти­тель­ством, сми­ре­ние может стать тру­со­стью и тоже попу­стить на что-либо, и так далее. (Подроб­нее см. Писа­ния пре­по­доб­ного Иоанна Кас­си­ана Рим­ля­нина, кон­кретно о рас­су­ди­тель­но­сти. Поэтому очень важно и нам в про­цессе вос­пи­та­ния иметь вот это трез­во­мыс­лие. Всё в про­цессе вос­пи­та­ния мы должны пони­мать и осо­зна­вать. Если что-то мы не пони­маем, мы не осо­знаём почему это, зачем, как — нужно оста­но­виться и спро­сить себя, зачем это нам нужно, почему мы это делаем. И самое глав­ное: что мы хотим от ребёнка, пред­при­ни­мая те или иные действия.

Прин­цип служения

Сле­ду­ю­щий прин­цип — это слу­же­ние. Мы должны вос­при­ни­мать вос­пи­та­ние детей как слу­же­ние, и слу­же­ние Богу. На самом деле давайте заду­ма­емся. Для того, чтобы чело­веку пойти рабо­тать на завод и рабо­тать — не самым про­стым рабо­чим, а иметь какую-то ква­ли­фи­ка­цию, он учится 5–7, а то и 10 лет. Для того, чтобы врачу выйти на работу, он учится 7–8 лет, а потом еще через опре­де­лен­ный период посто­янно про­хо­дит повы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции. Это нор­мально и пра­вильно. Но самый слож­ный в мире про­цесс — про­цесс вос­пи­та­ния лич­но­сти, чело­век про­хо­дит без какого-либо обу­че­ния вообще. Почему-то каж­дый роди­тель счи­тает, что в нём уже изна­чально зало­жена воз­мож­ность хорошо и пра­вильно вос­пи­тать сво­его ребенка. Опыт пока­зы­вает, что это совер­шенно не так. И, к сожа­ле­нию, мно­гие совре­мен­ные роди­тели стал­ки­ва­ются с этой про­бле­мой. Ну, посмот­рите — когда мы начи­наем заду­мы­ваться о вос­пи­та­нии? Ну, конечно, когда ребенку испол­ня­ется 12–13 лет, у него слож­ный под­рост­ко­вый пере­ход­ный воз­раст, и тогда мы заду­мы­ва­емся: а как нам сде­лать? А что сде­лать, чтобы ребё­нок оста­вался в кон­тек­сте тех пра­вил, кото­рые при­няты у нас в семье? Но, к сожа­ле­нию, поезд уже почти ушел, потому что вос­пи­та­нием нужно было зани­маться раньше. Когда мы начи­наем гово­рить об этом, и нашему ребенку уже 12–14 лет, очень сложно что-то кар­ди­нально поме­нять. Сложно, но можно. Мы будем гово­рить об этом в наших после­ду­ю­щих беседах.

Поэтому очень важно вос­при­ни­мать вос­пи­та­ние как слу­же­ние — слу­же­ние Богу. Это не обя­зан­ность или не необ­хо­ди­мость. Это сродни слу­же­нию свя­щен­ника, кото­рый пред­стоит перед Богом и дар вос­пи­та­ния — он тоже даётся от Бога, он дается не про­сто так. Любой дар, любая бла­го­дать Божия даётся только тогда, когда чело­век потру­дится, и очень важно, чтобы чело­век тру­дился. Задайте себе вопрос: за послед­ний год сколько книг о вос­пи­та­нии вы про­чи­тали? А за 5 лет, а за 10? В луч­шем слу­чае мы читаем ста­тьи в соц­се­тях пси­хо­ло­гов, педа­го­гов, роди­те­лей — это хорошо, но не все­гда. Я поясню. Дело в том, что ино­гда чело­век, про­чи­тав ста­тью на три-четыре печат­ных листах, счи­тает, что он уже все понял, осо­знал, разо­брался в теме, и начи­нает что-либо делать. Теперь пред­ста­вим ситу­а­цию. Вам при­везли новый авто­мо­биль, дали неболь­шую жур­наль­ную вырезку и пред­ло­жили: вот нужно авто­мо­биль разо­брать и снова собрать. Сложно? Очень сложно, с неболь­шой-то жур­наль­ной вырез­кой. Так вот тоже самое каса­ется и вос­пи­та­ния ребенка. Когда мы про­чи­тали две-три ста­тьи и счи­таем, что мы уже разо­бра­лись в теме, мы, к сожа­ле­нию, зани­ма­емся посто­ян­ным само­об­ма­ном. Мы думаем, что мы можем, и поэтому не пред­при­ни­маем уси­лия для того, чтобы улуч­шить каче­ство нашего обра­зо­ва­ния в кон­крет­ной теме.

Прин­цип синергии

Сле­ду­ю­щий прин­цип — это прин­цип синер­гии. Про­цесс вос­пи­та­ния — это про­цесс сов­мест­ного дей­ствия. Я напомню, что синер­гия — это один из бого­слов­ских тер­ми­нов —тер­ми­нов, каса­ю­щихся спа­се­ния чело­века. С точки зре­ния пра­во­слав­ного бого­сло­вия чело­век не может спа­стись соб­ствен­ными уси­ли­ями, и Гос­подь не может спа­сти чело­века, если он этого не хочет. Поэтому дей­ствует прин­цип синер­гии: я делаю что-то для сво­его спа­се­ния, а Гос­подь вос­пол­няет мою немощь и мои недо­статки. И вот такой же прин­цип синер­гии дол­жен быть и в про­цессе вос­пи­та­ния. Это не только воз­дей­ствие стар­шего на млад­шего: я научу тебя жить. Нет, это сов­мест­ное дей­ствие, когда роди­тель и ребё­нок доб­ро­вольно (доб­ро­вольно!) содей­ствуют друг другу для того, чтобы достичь ком­про­мисса, мира, и в конце кон­цов, вза­им­ного счастья.

Прин­цип снисхождения

Еще один прин­цип — это прин­цип снис­хож­де­ния — кено­зис. Снис­хож­де­ния до уровня ребенка, чтобы под­нять его до сво­его уровня. Опять же, напомню: Хри­стос сни­зо­шел до нас, стал Чело­ве­ком, чтобы воз­вы­сить чело­века, и чело­век мог стать Богом, гово­рил Гри­го­рий Бого­слов. И точно также мы должны сни­зойти до ребёнка, сни­зойти до его немо­щей, сни­зойти до его разума, сни­зойти до его ещё невос­пи­тан­ной воли, и вме­сте с ним уже под­няться на сле­ду­ю­щую ступень.

Прин­цип опытности

То, что мы знаем из опыта, сами сде­лаем, и к чему сами стре­мимся. Это очень важ­ный прин­цип. Дело в том, что очень мно­гие роди­тели желают детям того, чего нет у них. Делай то, ты будешь тем, ты будешь таким — нет у нас опыта такого, и нам очень сложно этому научить соб­ствен­ных детей. То, что я знаю и умею, то что я про­жил — это я могу детям дать. Дру­гое мне дать им очень и очень сложно. Поэтому прин­цип опыт­но­сти заклю­ча­ется в том, что мы даем детям то, что имеем, мы можем это им дать, и дадим тот наш про­жи­тый, насто­я­щий опыт, кото­рый им и помо­жет в жизни. Когда же мы пыта­емся им впих­нуть опыт, кото­рого у нас нет, кото­рый мы при­ду­мали, где-то вычи­тали, к сожа­ле­нию, часто у нас либо ничего не полу­ча­ется, либо полу­ча­ется очень и очень ущербно.

Прин­цип уважения

Ува­жать ребенка как лич­ность. Более того — ува­жать ребенка как образ Божий. Ведь в каж­дом чело­веке уже есть образ Божий, и мы при­званы к тому, чтобы стать Его подо­бием. Часто ли мы ува­жаем этот образ Божий в ребёнке? Нет, мы видим в нём свой образ, образ сво­его супруга или своей супруги, образ не все­гда люби­мой тёщи или све­крови — вот какие образы мы видим в соб­ствен­ном ребенке. А часто ли мы видим в нём образ Божий?

Прин­цип ответ­ствен­но­сти или отчетности

Каж­дый роди­тель дол­жен пом­нить о том, что ему нужно будет давать отчет о вос­пи­та­нии соб­ствен­ного ребенка не только перед класс­ным руко­во­ди­те­лем в школе или перед дирек­то­ром, когда ребе­нок нашко­дит, но и перед самим Богом. Мы часто боимся опо­зо­риться перед людьми. Вспом­ните: когда плохо гово­рят о нашем ребенке, что он что-то сде­лал, нашко­дил, как нам стыдно и неудобно. А нам нужно будет отве­чать перед Богом.

Очень важно, когда мы гово­рим о вос­пи­та­нии ребенка, чтобы мы чётко пони­мали цели вос­пи­та­ния — какую конеч­ную цель мы ста­вим в вос­пи­та­нии соб­ствен­ных детей. Когда у нас есть цель, мы можем поста­вить кон­крет­ные задачи, и вот эти задачи уже будут посте­пенно решаться в тече­ние того или иного воз­раста, в тече­ние того или иного пери­ода. Ну, напри­мер, у нас есть задача научить ребенка читать, и мы посте­пенно его учим. Мы учим его не в год, и не в 15 лет — мы учим его в 5–7 лет при под­го­товке к школе — это пра­вильно и свое­вре­менно, ребё­нок может это вос­при­нять. То же самое каса­ется вос­пи­та­ния. Те цели и задачи, кото­рые мы ста­вим, должны быть адек­ват­ные, объ­ек­тив­ные, и соот­вет­ство­вать воз­расту ребенка. Если мы будем вос­пи­ты­вать в ребенке те или иные каче­ства, кото­рые в этом воз­расте ему еще не при­сущи, мы, ско­рее всего, сде­лаем хуже, чем лучше.

О мето­дах воспитания

Ну, и еще очень важ­ный момент — это, конечно, методы вос­пи­та­ния — как именно мы вос­пи­ты­ваем своих детей. Мето­дов вроде бы много, но два из них самые всем зна­ко­мые: метод кнута и метод пря­ника. Нару­гать, поста­вить в угол, нашле­пать, чего-то лишить — или, наобо­рот, похва­лить, что-то пода­рить, что-то пообе­щать. На самом деле мето­дов зна­чи­тельно больше, и мы с вами на наших бесе­дах будем об этих мето­дах гово­рить. Ну, и самое глав­ное, что нет ни одного метода, кото­рый бы все­гда рабо­тал оди­на­ково хорошо и его нужно было бы все­гда при­ме­нять. Нужно чере­до­вать те или иные методы в зави­си­мо­сти от ситу­а­ции, в зави­си­мо­сти от лич­но­сти ребенка, его осо­бен­но­стей, его харак­тера. Ну, и самое глав­ное — в зави­си­мо­сти от его возраста.

Основные ошибки христианского воспитания детей

Теперь хоте­лось бы оста­но­виться на ошиб­ках в вос­пи­та­нии. Да, бывают ошибки. В вос­пи­та­нии есть пози­тив­ный опыт и нега­тив­ный опыт. Так вот, пози­тив­ный опыт чаще всего бывает довольно раз­ным, и не все­гда его можно при­ме­нить в каж­дой ситу­а­ции. А вот нега­тив­ный опыт чаще всего уни­фи­ци­ро­ван, и его как раз очень хорошо можно при­ме­нить. То есть мы можем посмот­реть на ошибки в вос­пи­та­нии и поста­раться этого не делать. Это будет уже огром­ный плюс.

Пере­кла­ды­ва­ние ответственности

Итак, пер­вая ошибка — пере­кла­ды­ва­ние ответ­ствен­но­сти: кто-то вос­пи­ты­вает, кроме меня. Ну, мы же с вами в совре­мен­ном мире: кто у нас вос­пи­ты­вает наших детей? Сна­чала их вос­пи­ты­вает нянечка, потом их вос­пи­ты­вает вос­пи­та­тель­ница. Вслу­ша­емся в слово «вос­пи­та­тель­ница» — чело­век, кото­рый при­зван вос­пи­ты­вать нашего малень­кого ребенка. После вос­пи­та­тель­ницы его вос­пи­ты­вает учи­тель­ница млад­ших клас­сов, потом класс­ный руко­во­ди­тель в сред­ней школе. А когда наша оче­редь вос­пи­ты­вать ребенка? Очень часто роди­тели пере­кла­ды­вают это ответ­ствен­ность — на садик, на школу. Пра­во­слав­ные роди­тели пере­кла­ды­вают ответ­ствен­ность на вос­крес­ную школу, на свя­щен­ника: но он же ходит на испо­ведь к батюшке, батюшка ему всё ска­жет; он же ходит в вос­крес­ную школу — там его научат. Чему его там научат за один или два раза в неделю посе­ще­ния класса вос­крес­ной школы? Вос­пи­тают — нет. Вос­крес­ная школа даст зна­ния, какие-то опре­де­лен­ные уме­ния, и, может быть, даже навыки — но не более того.

Кто вос­пи­ты­вает детей? Вос­пи­ты­ваем мы, роди­тели. У англи­чан есть такая заме­ча­тель­ная пого­ворка: не вос­пи­ты­вайте детей — вос­пи­ты­вайте себя. Вспом­ним еван­гель­ские притчи, где Гос­подь посто­янно ука­зы­вает на то, что не нужно искать ничего в гла­зах брата нашего — сна­чала нужно достать бревно из сво­его глаза, и тогда уже мы смо­жем сде­лать что-то и с ближ­ним. Мы это вроде бы пони­маем, Еван­ге­лие читаем. Но почему то к нашим детям мы это не при­ме­няем? Мы счи­таем, что если мы ему про­чи­тали лек­ции, ска­зали как надо и как не надо — они должны это делать. А мы сами так делаем? Мы при­хо­дим в храм, мы слы­шим про­по­ведь, мы читаем Еван­ге­лие, мы молимся. Мы знаем, как нужно пра­вильно жить. Живём не все­гда. Почему же наши дети должны с пер­вого раза нас слы­шать и тут же выпол­нять всё пра­вильно? Они такие же, как мы. Более того, они берут с нас пример.

Если ребё­нок видит, что мама или папа поз­во­ляет себе гру­бость, поз­во­ляет себе обман, поз­во­ляет себе лице­ме­рие — почему вы счи­та­ете, что этот ребё­нок не будет делать то же самое? Будет, и ещё как. Поэтому в первую оче­редь вос­пи­та­ние нужно начи­нать с самих себя. Хотите что-то в ребенке улуч­шить? Улуч­шите в себе, пора­бо­тайте над собой. Да, это непро­сто. Пой­мите, как это непро­сто. Но когда вы смо­жете над собой пора­бо­тать, вот тогда, во-пер­вых, у вас будет опыт, кото­рым вы поде­ли­тесь с ребён­ком; а во-вто­рых, ребё­нок будет тянуться в этом за вами. У нас часто счи­тают, что если ска­зал ребенку, два или три раза про­чи­тал ему мораль, нака­зал его — то ребё­нок дол­жен вырасти именно доб­рым и хоро­шим. Нет. Без лич­ного соб­ствен­ного при­мера это невоз­можно. Поэтому ошибка пере­кла­ды­ва­ния ответ­ствен­но­сти все­гда чре­вата, и когда потом в 14–16 лет роди­тели смот­рят на сво­его ребёнка и с ужа­сом думают: кто же тебя таким вос­пи­тал? Подой­дите к зер­калу — мы таким его вос­пи­тали или недо­вос­пи­тали. И то, что недо­вос­пи­тано, было вос­пол­нено где-то в дру­гом месте. Свято место пусто не бывает. Если мы не ока­зы­ваем вни­ма­ния соб­ствен­ным детям, не слу­шаем их, не пони­маем их — зна­чит, они най­дут пони­ма­ние в дру­гом месте. Чаще всего там им будут гово­рить весьма нехо­ро­шие вещи.

Неже­ла­ние пони­мать ребёнка

Сле­ду­ю­щая ошибка: неже­ла­ние понять ребенка и при­нять его инте­ресы. Каж­дый из нас живет сво­ими инте­ре­сами, и на инте­ресы детей — осо­бенно это каса­ется под­рост­ков, мы счи­таем, что его инте­ресы они не важны — он слу­шает какую-то дурац­кую музыку, кото­рая и на музыку-то не похожа, он смот­рит какие-то стран­ные фильмы, какие-то муль­тики с непо­нят­ными урод­ли­выми геро­ями; гово­рит на непо­нят­ном языке, всё время висит в ком­пью­тере, теле­фоне, план­шете. Нам непо­нятны его инте­ресы. Задайте вопрос: почему, что он там ищет, что ему инте­ресно? На самом деле ничего нет слож­ного — сядьте вме­сте с ребён­ком, посмот­рите муль­тик или фильм, кото­рый он смот­рит, а потом обсу­дите. Но ни в коем слу­чае не кри­ти­куя: у, какой ужас­ный фильм! Спро­сите, что ребёнку понра­ви­лось, что не понра­ви­лось, обсу­дите с ним пове­де­ние героев. Через это вы научите его гораздо боль­шему, чем про­сто будете кри­ти­ко­вать его инте­ресы. Если вы не вос­при­ни­ма­ете музыку, кото­рую слу­шает ребё­нок — это совер­шенно нор­мально. Это гово­рит о том, что вы с ребён­ком из раз­ных поко­ле­ний. Но попро­буйте послу­шать — хотя бы не музыку, — послу­шать слова песен, кото­рые слу­шают дети. Мно­гие сей­час увле­ка­ются рэпом — это направ­ле­ние в музы­каль­ной куль­туре, кото­рое, в первую оче­редь, направ­лено не на какую-то инте­рес­ную музы­каль­ность — оно направ­лено на смысл. Там очень много глу­бо­ко­мыс­лен­ных, инте­рес­ных песен. Най­дите их, обсу­дите с соб­ствен­ным ребен­ком, и вы уви­дите, что с удо­воль­ствием ребё­нок гово­рит с вами на миро­воз­зрен­че­ские, фило­соф­ские, и даже рели­ги­оз­ные темы. При том, что вам для этого ничего не сто­ило — про­сто найти несколько тек­стов песен тех групп или пев­цов, кото­рые слу­шает ваш ребё­нок. Попы­тай­тесь понять и при­нять его инте­ресы, и вы уви­дите, как ребё­нок смо­жет вам открыться.

Вос­пи­та­ние запретами

Нельзя, нельзя, нельзя, нельзя… Мы будем гово­рить об этом — у нас будет отдель­ная беседа о вос­пи­та­нии авто­ри­тета роди­те­лей, и вот запрет будет играть там важ­ней­шую роль. Но когда запрет посто­ян­ный и нельзя всё, он пере­стает быть запре­том, потому что раз нельзя всё — зна­чит, всё можно. И вот это вот вос­пи­та­ние запре­том при­во­дит к тому, что посте­пенно все эти запреты ухо­дят, при­чём начи­ная с малень­ких и закан­чи­вая самыми боль­шими и страш­ными, когда ребё­нок уже сни­мает для себя запрет даже на нару­ше­ние запо­ве­дей Божиих. Очень часто люди вос­при­ни­мают даже пра­во­сла­вие как сплош­ные запреты. Ну, спроси чело­века про­стого: что такое пра­во­сла­вие? Ну что — это посты. Что такое пост — это нельзя то, нельзя это. Это молитвы — это обя­за­тель­ства — нельзя не молиться. Это пра­вило: нельзя то, нельзя это, нельзя обма­ны­вать, нельзя воро­вать, нельзя играть в карты, нельзя, нельзя, нельзя — сплош­ное нельзя. Разве это пра­во­сла­вие, разве для этого Хри­стос при­шел на землю? Нет, совер­шенно не для этого. Если мы не можем пра­вильно понять нашу веру, обра­ти­тесь к свя­щен­нику на своём при­ходе — пусть он рас­ска­жет, где в нашей вере радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, воз­дер­жа­ние, кро­тость — те плоды Свя­того Духа, о кото­рых гово­рил апо­стол Павел.

Фари­сей­ство

Ещё одна ошибка — это фари­сей­ство, когда слово роди­те­лей рас­хо­дится с делами. Мы гово­рим одно, идем в храм, бла­го­че­стиво оде­ва­емся, делаем из себя такой вот прямо жутко бла­го­че­сти­вый вид. Но когда мы вер­ну­лись из храма — папа может мате­риться на своих детей, мама может накри­чать на них, роди­тели могут тут же пору­гаться между собой. И чему мы учим наших детей, и зачем нам таким ходить в храм? Поэтому фари­сей­ство — это очень плохо, когда мы гово­рим, посту­ли­руем одно: вот это хорошо, а вот это плохо, а на деле делаем совер­шенно дру­гое. Мы гово­рим соб­ствен­ным детям, что среб­ро­лю­бие это страсть, это грех, и не нужно за этим гоняться. А когда перед нами встает вопрос: кем будет рабо­тать наш ребё­нок, и он хочет рабо­тать со зве­рями, лечить их, мы гово­рим: да куда ты пой­дешь, там пла­тят копейки, иди, ты будешь бух­гал­те­ром или мене­дже­ром, или ещё кем-то — вот там пла­тят хоро­шие деньги! Что мы этим самым гово­рим? Мы гово­рим, что нам напле­вать на тебя, на твою лич­ность, на те дары и таланты, кото­рые дал тебе Гос­подь. Мы хотим, чтобы ты зара­ба­ты­вал много денег, потому что это в жизни глав­ное. Вот это рас­хож­де­ние слов и дел, к сожа­ле­нию, больше всего и пор­тит сам про­цесс вос­пи­та­ния. Вна­чале ребё­нок бывает вдох­но­вится и хочет быть хоро­шим, хочет быть хри­сти­а­ни­ном, хочет жить по запо­ве­дям Божиим, но когда он видит, что этого не делают даже в мини­муме его роди­тели — и он пере­стаёт к этому стремиться.

Отсут­ствие общих инте­ре­сов и дел

Давайте вспом­ним, что такое Литур­гия. Литур­гия — это общее дело — когда мы вме­сте делаем какое-то общее дело. Так вот, такие же общие дела обя­за­тельно должны быть в семье, и должны быть с детьми любого воз­раста. 2–3х лет­ний ребе­нок уже может и очень хочет помо­гать. 5–7 лет­ний ребё­нок может участ­во­вать во всех прак­ти­че­ски семей­ных меро­при­я­тиях: может помо­гать мыть посуду, может помо­гать при­би­раться — он всё может помо­гать делать. Сред­ний, стар­ший под­ро­сток — он уже будет делать это не с таким жела­нием, но общие дела в семье должны быть. Должны быть общие дела — и что очень важно — общие раз­вле­че­ния. Давайте вспом­ним, как мы раз­вле­ка­емся. Каж­дый делает это по-сво­ему. Папа может уста­виться в теле­ви­зор, смот­реть фут­бол, мама бол­тает с подру­гами или листает какие-то жен­ские сайты. А дети раз­вле­ка­ются по-сво­ему. И поэтому потом не удив­ляй­тесь, что эти раз­вле­че­ния уве­дут их куда-то в «страну далече». Нужно вме­сте научиться и тру­диться, и раз­вле­каться. Каким обра­зом? Ну, самое баналь­ное: пойти вме­сте погу­лять, с какой-то целью куда-то схо­дить, кого-то наве­стить. А ещё реко­мен­дую — про­сто из сво­его лич­ного опыта. Заме­ча­тель­ная воз­мож­ность про­ве­сти вме­сте время — это настоль­ные игры. Сей­час их очень много, есть спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные мага­зины, интер­нет-сайты. В каж­дом боль­шом городе есть мага­зины, где можно прийти и вам дадут про­сто посмот­реть игру, поиг­рать прямо в мага­зине и попро­бо­вать — пой­дет она или не пой­дет. Мы с семьёй уже несколько лет прак­ти­куем это. Это заме­ча­тельно: вече­ром соби­ра­ется вся семья, ино­гда при­хо­дят еще близ­кие род­ствен­ники, дру­зья, мы садимся за стол и играем в настоль­ные игры. Это весело, это воз­мож­ность побыть вме­сте, пооб­щаться, и самое глав­ное — люди ощу­щают себя вме­сте и семьей. А когда вече­ром каж­дый в своём углу, в своём ком­пью­тере, в своём план­шете, в своих инте­ре­сах — о какой семье может идти речь? — Нет един­ства. Един­ство должно быть в труде, и един­ство должно быть и в развлечении.

Дав­ле­ние авторитетом

Ещё одна ошибка вос­пи­та­ния — это когда роди­тель посто­янно давит своим авто­ри­те­том: я все­гда прав! — и не умеет при­ни­мать свои ошибки, то есть изви­няться. Мы все хотим, чтобы дети изви­ня­лись перед нами, когда что-то сде­лали непра­вильно. А подаем ли мы им в этом при­мер? Ино­гда дети рас­ска­зы­вают мне: вот мама нико­гда не изви­ня­ется, даже если она неправа — почему? Вот я все­гда изви­ня­юсь, она меня застав­ляет изви­няться, а она сама нико­гда не изви­ня­ется. Разве это пра­вильно? Поду­майте: в соб­ствен­ной семье вы изви­ня­е­тесь перед детьми, или неужели мы все­гда правы? Если чело­век ощу­щает, что он все­гда прав — ну, ско­рее всего, дальше гово­рить не о чем. Но если мы всё-таки пони­маем, что и мы часто посту­паем по стра­стям — гне­ва­емся, раз­дра­жа­емся, оби­жа­емся, и наши слова и поступки в это время не совсем пра­вильны, нужно гово­рить об этом, научить ребенка точно так же изви­няться. Это очень важно. Вспом­ните, когда вы послед­ний раз изви­ня­лись? Если это было давно, навер­ное, стоит этот опыт повторить.

Вос­пи­та­ние укорами

Еще одной ошиб­кой вос­пи­та­ния явля­ются посто­ян­ные укоры. Мы всё время ребенка уко­ряем: это не так, это не этак, тут ты сде­лал непра­вильно, тут ты сде­лал не так, тут ты вот вообще такой-рас­ся­кой. Но честно ска­зать, укоры — это вообще плохо. Плохо в прин­ципе в любых вза­и­мо­от­но­ше­ниях: вза­и­мо­от­но­ше­ниях мужа и жены, осо­бенно жены и мужа, мно­гие жены тоже поз­во­ляют себе общаться, в прин­ципе только уко­ряя ребёнка. Вспом­ните свой день с ребен­ком, с чего он начи­на­ется. Вста­вай, оде­вайся, что ты копа­ешься, давай быст­рее ешь, почему это не ешь, идём туда, давай быст­рей — опаз­ды­ваем (если в садик), или ты опаз­ды­ва­ешь (если в школу)! Когда ребё­нок при­шёл: почему поздно при­шел, почему кинул рюк­зак не туда, почему раз­делся не там, почему одежду бро­сил, почему помял — и так далее, и до бес­ко­неч­но­сти, и ребё­нок в тече­ние прак­ти­че­ски всей своей дет­ской и юно­ше­ской жизни живет в бес­ко­неч­ных наших уко­рах. Вы пред­став­ля­ете — 16, 18, 20 лет жить под посто­ян­ным прес­син­гом уко­ров! Неуди­ви­тельно, что после этого ребё­нок охла­де­вает к нам, у нас с ним скла­ды­ва­ются не луч­шие отно­ше­ния, мы не можем его понять, и нам кажется, что он нас абсо­лютно не пони­мает. Но если всё время он нахо­дится под прес­син­гом уко­ров — вряд ли это кому-то понравится.

Попу­сти­тель­ство

Чем бы дитя не теши­лось, лишь бы не пла­кало. Часто бывает роди­те­лям про­сто неко­гда зани­маться ребён­ком. Что в итоге полу­ча­ется? Мы попу­сти­тель­ствуем, и ребё­нок рас­тёт сам как хочет. По боль­шому счёту, в таком слу­чае мы его вос­пи­та­нием не зани­ма­емся. Ну, пред­ста­вим себе ого­род. При­е­хали мы туда — земля вско­пана хорошо. Если мы не будем этим ого­ро­дом зани­маться — что там будет к сен­тябрю? Там будут заросли. И много в этих зарос­лях будет полез­ного? Очень мало, а может быть, и ничего. Так вот то же самое и с вос­пи­та­нием ребенка. Если мы не будем при­ла­гать труд, если мы будем попу­сти­тель­ство­вать — зна­чит, ничего хоро­шего дель­ного цен­ного там и не вырас­тет. Поэтому попу­сти­тель­ство, как и чрез­мер­ная, рья­ное вос­пи­та­ние, когда ребенку не дают сво­боду, это явля­ется ошиб­кой в воспитании.

Наси­лие в вопро­сах духов­ной жизни

Сле­ду­ю­щая ошибка каса­ется уже непо­сред­ственно хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния. Мы застав­ляем идти в храм, молиться, поститься. Таким обра­зом мы при­ви­ваем ребенку какие-то обы­чаи и тра­ди­ции, кото­рые, как нам кажется, вос­пи­тают его пра­вильно. Что про­ис­хо­дит на самом деле? Ребё­нок вос­при­ни­мает внеш­нюю обо­лочку этого. Он идет в храм, кре­стится где надо, он молится — вроде стоит до опре­де­лён­ного момента, конечно, воз­раст­ного. Он постится вме­сте с нами. И вроде бы нам кажется, что всё хорошо и пра­вильно. Но пере­ни­мая у нас обо­лочку, очень часто он не пере­ни­мает содер­жа­ние. В этом глав­ная про­блема детей из пра­во­слав­ных семей. Сколько я встре­чал и слы­шал этих про­блем. Ребе­нок рас­тёт в цер­ков­ный семье, с 40 дней при­ча­ща­ется, с 7 лет испо­ве­ду­ется, он там вырос бук­вально на при­ходе, в вос­крес­ной школе, вот он такой весь пра­виль­ный, хоро­ший. Но насту­пает период, 14–15 лет — и он наот­рез отка­зы­ва­ется идти в храм, он пере­стаёт молиться, он не при­знаёт ника­кой пост. Почему так про­ис­хо­дит? Потому что мы смогли пере­дать внеш­нюю обо­лочку, тра­ди­цию, но не смогли пере­дать содер­жа­ние нашей веры. Потому что вера — это не тра­ди­ция: пойди туда, сде­лай то, помо­лись, почи­тай ака­фист, зажги свечу. Нет. Вера — это огонь, кото­рый пере­да­ется от сердца к сердцу. И если этот огонь горит — мы можем им поде­литься. А если огня нет, мы ничего не смо­жем сде­лать. И поэтому очень важно, чтобы мы пере­да­вали детям, в первую оче­редь, внут­рен­нее наше состо­я­ние, внут­рен­нюю веру, любовь к людям, к Богу, к Церкви, уме­ние бороться со сво­ими стра­стями и раз­ви­вать в себе доб­ро­де­тели, а не только лишь внеш­нее содер­жа­ние пра­во­слав­ной жизни и пра­во­слав­ных обря­дов. Мы на наших бесе­дах будем гово­рить о том, как с детьми молиться и как с детьми поститься. Всё это мы будем раз­би­рать на кон­крет­ных при­ме­рах и нахо­дить какие-то воз­мож­но­сти, чтобы дей­стви­тельно и наши дети вос­при­няли пол­но­ценно пра­во­слав­ную культуру.

Вос­пи­та­ние из прошлого

И послед­няя ошибка о кото­рой, хоте­лось бы ска­зать: когда люди пыта­ются жить ста­рыми обы­ча­ями и строят жизнь по ста­рым, зача­стую вымыш­лен­ным пра­ви­лам. То есть начи­тав­шись каких-то бла­го­че­сти­вых книг, что якобы в 19 веке жили вот так-то, люди начи­нают по эти кни­гам «науч­ной фан­та­стики» стро­ить свою жизнь. Это вот такой ужас­ный совре­мен­ный пост­мо­дерн — когда мы для себя намеч­таем какую-то жизнь в Рос­сий­ской импе­рии XIX века: как там все жили хорошо и бла­го­че­стиво, как все моли­лись и пости­лись, как там не было блуда и раз­врата, обмана, воров­ства, пьян­ства, и был про­сто рай и Божья бла­го­дать. И вот люди все так хорошо жили, ходили в сара­фа­нах, и друг другу улы­ба­лись, и всё было вообще заме­ча­тельно. А потом — потом там рево­лю­ция, и вот всё стало плохо. Нет. Такого нико­гда не было. Начи­тав­шись ино­гда писа­те­лей-эми­гран­тов, кото­рые писали свои вос­по­ми­на­ния ран­него дет­ства, уже про­жи­вая где-нибудь в Париже, мы начи­наем по вот этим кано­нам выстра­и­вать соб­ствен­ную семью. Что у нас полу­ча­ется? У нас полу­ча­ется фейк, говоря совре­мен­ным моло­деж­ным язы­ком, То есть полу­ча­ются ряже­ные, когда мы с одной сто­роны вроде бы вот в той какой-то «тра­ди­ции» — почему в кавыч­ках? Да потому, что не было такой тра­ди­ции, не было какой-то одной еди­ной народ­ной куль­туры — она везде была раз­ная. Да, она была осно­вана на пра­во­сла­вии, но там было и очень много язы­че­ства, и там были все те стра­сти, кото­рые мы сей­час видим, про­сто о них меньше гово­рили, о них меньше рас­про­стра­ня­лись, не было той про­стоты и доступ­но­сти инфор­ма­ции, как сей­час. А так люди внут­ренне были теми же самыми, поэтому не стоит иде­а­ли­зи­ро­вать про­шлое и тем более, из этого про­шлого ста­раться делать какие-то выводы и вос­пи­ты­вать соб­ствен­ных детей таким образом.

Итоги

Вот мы с вами про­го­во­рили основ­ные моменты — ошибки вос­пи­та­ния, прин­ципы пра­во­слав­ного вос­пи­та­ния, и на сле­ду­ю­щих бесе­дах мне бы хоте­лось рас­крыть сле­ду­ю­щие темы. Мы будем гово­рить о Свя­щен­ном Писа­нии, о Боге — а точ­нее, как об этом гово­рить с детьми, как с ними гово­рить о Боге и как с ними читать Свя­щен­ное Писа­ние — с ребя­тами раз­ных воз­рас­тов. Мы будем гово­рить о молитве. Как молиться, какой есть опыт поло­жи­тель­ный и отри­ца­тель­ный. Мы будем гово­рить о посте. Как пра­вильно поститься детям раз­ного воз­раста, в чём поститься и как детям пере­дать суть поста, а не только внеш­нее содер­жа­ние и формы. Мы будем гово­рить о запо­ве­дях Божиих — как детям рас­ска­зать пра­вильно о запо­ве­дях Божиих, опять же, пере­дав не про­сто слова и форму, кото­рую ребё­нок может заучить наизусть, но от этого не будет ника­кого толка, а пере­дав смысл и содер­жа­ние, научить не только слову — научить испол­нять эти запо­веди Божии, и может быть, даже любить. Будем гово­рить о нрав­ствен­ном законе — как нам рас­ска­зать об этом ребёнку и впе­чат­лить его, впе­чат­лить его быть хоро­шим, и напро­тив, не быть пло­хим. Будем гово­рить о кон­флик­тах и их раз­ре­ше­нии, о вос­пи­та­нии авто­ри­тета роди­те­лей и о вос­пи­та­нии послу­ша­ния. Навер­ное, сей­час это одно из глав­ных, что нужно в каж­дой семье — это вос­пи­та­ние послу­ша­ния в семье.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Вероника, 10.08.2018

    Спа­сибо! Очень позна­ва­тельно. По полоч­кам в голове улег­лось, душа успо­ко­и­лась. Нуж­ное направ­ле­ние выбрано.

    Ответить »
  • Евгения, 20.07.2018

    Здорово!!!《Не в бровь, а в глаз》! Спа­сибо большое!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки