сайт для родителей

«Не виноват ни он, ни его родители, но он родился таким для того, чтобы на нём явились дела Божии»

Print This Post

583


«Не виноват ни он, ни его родители, но он родился таким для того, чтобы на нём явились дела Божии»
(3 голоса: 5 из 5)

Предлагаем Вашему вниманию беседу о детях-инвалидах, и о семьях, которым выпал тяжелый крест – воспитывать больного ребенка.

Эти семьи практически не поддерживаются обществом и государством. Часто после рождения ребенка-инвалида семья распадается – отец уходит, мать остается одна, она любит и жалеет своего ребенка, но, к сожалению, финансовые, юридические и психологические трудности приводят ее в состояние депрессии. Об этой проблеме размышляет доктор богословия, проректор по учебной работе Санкт-Петербургской Духовной Академии протоиерей Владимир Хулап.

Екатерина Аникина, ведущая:

— Как относиться к рождению ребенка-инвалида в семье – ведь ни одна семья от этого не застрахована?

Протоиерей Владимир Хулап:

— Действительно, для любой семьи рождение такого особого ребенка будет серьезным испытанием, в определенной мере неким таким шоком, но вместе с тем и проверкой на то, что же из себя представляет вот этот союз мужчины и женщины. В одном из эпизодов Евангелия мы видим: апостолы встречают слепорожденного, то есть рождённого таким ребенком-инвалидом, не имеющего зрения, и они обращают ко Христу вопрос: кто виноват – он, или родители его, что он является вот таким неполноценным, с точки зрения общества окружающего, человеком. И Христос дает совершенно иной ответ, Он меняет перспективу. Он говорит: «Не виноват ни он, ни его родители, но он родился таким для того, чтобы на нём явились дела Божии».

Действительно, очень часто родители, да и общество задается вопросом «почему?», и иногда ответ в определенной мере более или менее очевиден – если, например, родители ведут не очень социальный, скажем так, образ жизни: в семье у алкоголика, наркомана вероятность рождения ребенка с определёнными дефектами намного выше. Но, с другой стороны, мы видим, что есть и семьи абсолютно нормальные, в которых также рождаются некие особые дети. И поэтому вопрос евангельский изменяет эту перспективу. Он становится не вопросом «почему?», а становится вопросом «для чего?», «зачем?», то есть он обращается из прошлого в будущее. И действительно, если мы, как христиане, смотрим на все то, что с нами происходит, мы понимаем, что в жизни ничего случайного не бывает. И радости, и горести посылаются нам Богом, но только от нас, от нашего внутреннего устроения зависит то, как мы воспринимаем все то, что с нами происходит. И поэтому действительно, рождение такого особого ребенка – это не только испытание для семьи, но вместе с тем и возможность открыть нечто новое в семейных отношениях, в том мире, который мы привыкли воспринимать как мир неких идеалов, которые нам нередко искусственно дают, представляют в качестве чего-то совершенного. Если мы посмотрим на древнюю Грецию – это идеальное тело, мужское и женское, которое изображается в виде статуи. Сейчас – это реклама, которая представляет нам молодых, здоровых мужчин и женщин – активных, имеющих высокооплачиваемую работу и т. д. И поэтому мы очень часто считаем, что только такая жизнь и есть настоящая жизнь. Но не задумываемся о том, что возможна и другая жизнь по качеству – не материального, не какого-то общественно признанного бытия, – являющаяся, тем не менее, очень полноценной и здоровой жизнью, поскольку в этой жизни возможно проявление любви. А любовь – это самое главное, в чем нуждается любой человек: и здоровый человек, и человек, имеющий те или иные болезни, или те или иные дефекты развития, связанные уже с моментом его рождения. И поэтому я знаю не только те семьи, которые распались после рождения такого ребенка, но и семьи, которые стали наоборот крепче; и даже семьи, в которых были довольно-таки серьезные супружеские проблемы, конфликты, но затем перед лицом этой новой проблемы муж и жена, наоборот, сплотились, и они поняли, что этот ребенок, как ни странно, как ни кажется это нелогичным, с точки зрения окружающего общества, – стал, наоборот, тем, что их объединило. Тем, что позволило забыть какие-то их повседневные ссоры, неурядицы, какие-то конфликты, какие-то проблемы, которые казались им большими и неразрешимыми – все это ушло на второй план. На первый план вышло совместное служение – то есть собственно то, для чего они и заключали брак, создавали семью.

Очень важно, мне кажется, то, как реагируют близкие люди на рождение такого ребенка. Женщина нередко уже в роддоме, сразу же после рождения особого ребенка, подвергается очень сильному стрессу, давлению, ей советуют этого ребенка не брать, оставить его, передать его в детский дом, в дом малютки, чтобы им занималось государство, соответствующие органы и т.д. Но вместе с тем мне кажется, что проблема нашего общества во многом заключается именно в том, что женщина не чувствует какой-то поддержки со стороны родных, со стороны государства, со стороны знакомых, близких и т.д. Шанс того, что она станет «изгоем», к сожалению, очень велик, поскольку само наше общество нередко не задумывается о том, что это тоже люди, это не просто какие-то там «овощи», на содержание которых государство должно тратить деньги.

Но с христианской точки зрения, у каждого из этих детей есть бессмертная душа, в каждом этом ребенке заложен образ Божий, который по-особенному, но, тем не менее, будет раскрываться во время жизни этого ребенка. И поэтому те семьи, которые не отказываются от таких детей, оставляют их – совершают великий подвиг. Это подвиг ничем не меньший, чем создание, какой-то крупной финансовой корпорации; подвиг, ничем не меньший, чем совершение какого-то научного открытия, полет в космос и т.д. Это подвиг любви. Любви, которая, может быть, не так видна, любви, которая не присутствует, может быть на экранах телевидения, в интернете и т.д. Но это ежедневный подвиг становления человека через помощь другим людям. Христос говорит о том, что как вы оказали добро одному из малых сих, так вы оказали это добро и Мне Самому. И тем самым для христианина любая встреча с болью, с проблемами, со страданием, с болезнью – всегда встреча со Христом.

Екатерина Аникина, ведущая:

— А как Православная Церковь относится к перинатальной диагностике?

Протоиерей Владимир Хулап:

— Говоря о перинатальной диагностике, мы должны сказать об общем комплексе современных новых веяний, новых развитий и в области биомедицинских технологий, и поэтому, конечно, перинатальная диагностика, как небольшая часть этого, может служить двум целям. Если она направлена на то, чтобы на начальном этапе развития ребенка выявить определенную болезнь и помочь в ее излечении, то, конечно, ее можно только приветствовать, поскольку медицина развивается очень и очень быстро, и те болезни, которые еще недавно считались неизлечимыми – их успешно лечат, или будут успешно лечить в будущем.

Но вместе с тем, нередко перинатальная диагностика используется как понуждение к аборту в том случае, если у ребенка выявляется даже некая небольшая вероятность или относительная вероятность неких нарушений. Здесь мы тоже должны помнить, что в отношении некоторых болезней перинатальная диагностика не дает 100%-ной гарантии, и поэтому речь идет об определенных вероятностях неких заболеваний, и я знаю семьи, которым в рамках перинатальной диагностики ставили тяжелые и страшные диагнозы, и ребенок рождался совершенно здоровым. Мы должны помнить, что у женщины и у семьи есть право родить любого ребенка, если это верующая семья, или женщина все-таки готова к тому, чтобы дать жить ребенку, несмотря на определенные болезни и нарушения в его развитии. Это ее право. И это право у этой женщины и у этой семьи нельзя забирать.

Поэтому любая жизнь, с точки зрения Православной Церкви, должна иметь право на защиту, на неприкосновенность, на то, чтобы быть священным даром жизни. Но принуждение женщины на аборт в качестве вот такого самого простого средства решения этой проблемы, безусловно, не может быть ни коим образом оправдано.

Если мы посмотрим на нашу современность, то увидим, что сейчас во многих книжных магазинах можно встретить мотивирующие книги инвалида – человека со множественными, как бы мы сказали, нарушениями – Нико Вуйчича – человека, который родился без рук, без ног, с одной небольшой частично развитой ступней. Но вместе с тем он смог получить прекрасное образование, он занимается спортом, он создал семью с обычной женщиной, он родил детей. Более того: он является сейчас мотивационным спикером, то есть он дает надежду людям, которые находятся в намного более лучшем состоянии – физическом, психическом, может быть, общественном, по сравнению с ним. У его родителей тоже был выбор: избавиться от этого ребенка, или оставить его. Они оставили его – это была христианская семья, и во многом благодаря вере, он смог совершить вот это чудо. Он смог сделать то, чего не могут сделать многие десятки и сотни тысяч наших современников, у которых все есть, для которых пользоваться руками, ногами, компьютером, средствами передвижения – нечто само собой разумеющееся.

И поэтому, решая, жить ребенку или нет, мы должны понимать, что качество его жизни будет зависеть только от нас. От родителей, от общества будет зависеть, сможет он обрести счастье, сможет он обрести полноту жизни, несмотря на некую внешнюю неполноту. Или мы будем ждать какого-то идеального ребенка, с идеальным цветом глаз, идеального роста, того пола, какой хотят иметь родители. Но никто не может дать гарантию того, что этот ребенок не будет несчастен, что он не будет жить в состоянии депрессии, что он не закончит свою жизнь каким-то трагическим образом и т.д. И поэтому сама эта идея – выведения некой идеальной породы людей – наиболее ярко была выражена в третьем рейхе, где евгеника – так называемая наука о том, как создать идеальное человечество, – привела к тому, что газовые камеры впервые были опробованы именно на инвалидах. И была разработана целая государственная программа по уничтожению инвалидов под предлогом того, что это дорого для государства, эти люди не могут жить полнотой жизни, и т.д. Но, действительно, это была государственная идеология, и мы можем видеть множество примеров успешной жизни тех людей, которые являются опровержением такой точки зрения. Более важно разбивать вот эти страхи. Важнее всего дать этой семье, которая оказалась один на один с этим особым непонятным, неизвестным ребенком, руку помощи – со стороны государства, со стороны общества, со стороны Церкви и т.д., чтобы люди не боялись, и чтобы люди увидели, что радость жизни, целостность жизни, ее полнота возможны и в такой семье. И тогда наше общество станет намного добрее, намного человечнее и намного совершеннее.

Екатерина Аникина, ведущая:

— Спасибо, отец Владимир, Я уверена, что наша сегодняшняя беседа для очень многих важна. Как отличить, что перед нами: глубокая неполноценность ребенка или особый путь человека перед Богом? Ответ на этот вопрос будет индикатором наших моральных человеческих качеств, а также лакмусовой бумажкой благополучия – или вернее, неблагополучия того общества, в котором мы живем.

Расшифровка видео-сюжета телепрограммы «Слово»

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus