«Не виноват ни он, ни его родители, но он родился таким для того, чтобы на нём явились дела Божии»

«Не виноват ни он, ни его родители, но он родился таким для того, чтобы на нём явились дела Божии»

(3 голоса5.0 из 5)

Пред­ла­гаем Вашему вни­ма­нию беседу о детях-инва­ли­дах, и о семьях, кото­рым выпал тяже­лый крест – вос­пи­ты­вать боль­ного ребенка.

Эти семьи прак­ти­че­ски не под­дер­жи­ва­ются обще­ством и госу­дар­ством. Часто после рож­де­ния ребенка-инва­лида семья рас­па­да­ется – отец ухо­дит, мать оста­ется одна, она любит и жалеет сво­его ребенка, но, к сожа­ле­нию, финан­со­вые, юри­ди­че­ские и пси­хо­ло­ги­че­ские труд­но­сти при­во­дят ее в состо­я­ние депрес­сии. Об этой про­блеме раз­мыш­ляет док­тор бого­сло­вия, про­рек­тор по учеб­ной работе Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Хулап.

Ека­те­рина Ани­кина, ведущая:

- Как отно­ситься к рож­де­нию ребенка-инва­лида в семье – ведь ни одна семья от этого не застрахована?

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Хулап:

- Дей­стви­тельно, для любой семьи рож­де­ние такого осо­бого ребенка будет серьез­ным испы­та­нием, в опре­де­лен­ной мере неким таким шоком, но вме­сте с тем и про­вер­кой на то, что же из себя пред­став­ляет вот этот союз муж­чины и жен­щины. В одном из эпи­зо­дов Еван­ге­лия мы видим: апо­столы встре­чают сле­по­рож­ден­ного, то есть рож­дён­ного таким ребен­ком-инва­ли­дом, не име­ю­щего зре­ния, и они обра­щают ко Хри­сту вопрос: кто вино­ват – он, или роди­тели его, что он явля­ется вот таким непол­но­цен­ным, с точки зре­ния обще­ства окру­жа­ю­щего, чело­ве­ком. И Хри­стос дает совер­шенно иной ответ, Он меняет пер­спек­тиву. Он гово­рит: «Не вино­ват ни он, ни его роди­тели, но он родился таким для того, чтобы на нём яви­лись дела Божии».

Дей­стви­тельно, очень часто роди­тели, да и обще­ство зада­ется вопро­сом «почему?», и ино­гда ответ в опре­де­лен­ной мере более или менее оче­ви­ден – если, напри­мер, роди­тели ведут не очень соци­аль­ный, ска­жем так, образ жизни: в семье у алко­го­лика, нар­ко­мана веро­ят­ность рож­де­ния ребенка с опре­де­лён­ными дефек­тами намного выше. Но, с дру­гой сто­роны, мы видим, что есть и семьи абсо­лютно нор­маль­ные, в кото­рых также рож­да­ются некие осо­бые дети. И поэтому вопрос еван­гель­ский изме­няет эту пер­спек­тиву. Он ста­но­вится не вопро­сом «почему?», а ста­но­вится вопро­сом «для чего?», «зачем?», то есть он обра­ща­ется из про­шлого в буду­щее. И дей­стви­тельно, если мы, как хри­сти­ане, смот­рим на все то, что с нами про­ис­хо­дит, мы пони­маем, что в жизни ничего слу­чай­ного не бывает. И радо­сти, и горе­сти посы­ла­ются нам Богом, но только от нас, от нашего внут­рен­него устро­е­ния зави­сит то, как мы вос­при­ни­маем все то, что с нами про­ис­хо­дит. И поэтому дей­стви­тельно, рож­де­ние такого осо­бого ребенка – это не только испы­та­ние для семьи, но вме­сте с тем и воз­мож­ность открыть нечто новое в семей­ных отно­ше­ниях, в том мире, кото­рый мы при­выкли вос­при­ни­мать как мир неких иде­а­лов, кото­рые нам нередко искус­ственно дают, пред­став­ляют в каче­стве чего-то совер­шен­ного. Если мы посмот­рим на древ­нюю Гре­цию – это иде­аль­ное тело, муж­ское и жен­ское, кото­рое изоб­ра­жа­ется в виде ста­туи. Сей­час – это реклама, кото­рая пред­став­ляет нам моло­дых, здо­ро­вых муж­чин и жен­щин – актив­ных, име­ю­щих высо­ко­опла­чи­ва­е­мую работу и т. д. И поэтому мы очень часто счи­таем, что только такая жизнь и есть насто­я­щая жизнь. Но не заду­мы­ва­емся о том, что воз­можна и дру­гая жизнь по каче­ству – не мате­ри­аль­ного, не какого-то обще­ственно при­знан­ного бытия, – явля­ю­ща­яся, тем не менее, очень пол­но­цен­ной и здо­ро­вой жиз­нью, поскольку в этой жизни воз­можно про­яв­ле­ние любви. А любовь – это самое глав­ное, в чем нуж­да­ется любой чело­век: и здо­ро­вый чело­век, и чело­век, име­ю­щий те или иные болезни, или те или иные дефекты раз­ви­тия, свя­зан­ные уже с момен­том его рож­де­ния. И поэтому я знаю не только те семьи, кото­рые рас­па­лись после рож­де­ния такого ребенка, но и семьи, кото­рые стали наобо­рот крепче; и даже семьи, в кото­рых были довольно-таки серьез­ные супру­же­ские про­блемы, кон­фликты, но затем перед лицом этой новой про­блемы муж и жена, наобо­рот, спло­ти­лись, и они поняли, что этот ребе­нок, как ни странно, как ни кажется это нело­гич­ным, с точки зре­ния окру­жа­ю­щего обще­ства, – стал, наобо­рот, тем, что их объ­еди­нило. Тем, что поз­во­лило забыть какие-то их повсе­днев­ные ссоры, неуря­дицы, какие-то кон­фликты, какие-то про­блемы, кото­рые каза­лись им боль­шими и нераз­ре­ши­мыми – все это ушло на вто­рой план. На пер­вый план вышло сов­мест­ное слу­же­ние – то есть соб­ственно то, для чего они и заклю­чали брак, созда­вали семью.

Очень важно, мне кажется, то, как реа­ги­руют близ­кие люди на рож­де­ние такого ребенка. Жен­щина нередко уже в род­доме, сразу же после рож­де­ния осо­бого ребенка, под­вер­га­ется очень силь­ному стрессу, дав­ле­нию, ей сове­туют этого ребенка не брать, оста­вить его, пере­дать его в дет­ский дом, в дом малютки, чтобы им зани­ма­лось госу­дар­ство, соот­вет­ству­ю­щие органы и т.д. Но вме­сте с тем мне кажется, что про­блема нашего обще­ства во мно­гом заклю­ча­ется именно в том, что жен­щина не чув­ствует какой-то под­держки со сто­роны род­ных, со сто­роны госу­дар­ства, со сто­роны зна­ко­мых, близ­ких и т.д. Шанс того, что она ста­нет «изгоем», к сожа­ле­нию, очень велик, поскольку само наше обще­ство нередко не заду­мы­ва­ется о том, что это тоже люди, это не про­сто какие-то там «овощи», на содер­жа­ние кото­рых госу­дар­ство должно тра­тить деньги.

Но с хри­сти­ан­ской точки зре­ния, у каж­дого из этих детей есть бес­смерт­ная душа, в каж­дом этом ребенке зало­жен образ Божий, кото­рый по-осо­бен­ному, но, тем не менее, будет рас­кры­ваться во время жизни этого ребенка. И поэтому те семьи, кото­рые не отка­зы­ва­ются от таких детей, остав­ляют их – совер­шают вели­кий подвиг. Это подвиг ничем не мень­ший, чем созда­ние, какой-то круп­ной финан­со­вой кор­по­ра­ции; подвиг, ничем не мень­ший, чем совер­ше­ние какого-то науч­ного откры­тия, полет в кос­мос и т.д. Это подвиг любви. Любви, кото­рая, может быть, не так видна, любви, кото­рая не при­сут­ствует, может быть на экра­нах теле­ви­де­ния, в интер­нете и т.д. Но это еже­днев­ный подвиг ста­нов­ле­ния чело­века через помощь дру­гим людям. Хри­стос гово­рит о том, что как вы ока­зали добро одному из малых сих, так вы ока­зали это добро и Мне Самому. И тем самым для хри­сти­а­нина любая встреча с болью, с про­бле­мами, со стра­да­нием, с болез­нью – все­гда встреча со Христом.

Ека­те­рина Ани­кина, ведущая:

- А как Пра­во­слав­ная Цер­ковь отно­сится к пери­на­таль­ной диагностике?

Про­то­и­е­рей Вла­ди­мир Хулап:

- Говоря о пери­на­таль­ной диа­гно­стике, мы должны ска­зать об общем ком­плексе совре­мен­ных новых вея­ний, новых раз­ви­тий и в обла­сти био­ме­ди­цин­ских тех­но­ло­гий, и поэтому, конечно, пери­на­таль­ная диа­гно­стика, как неболь­шая часть этого, может слу­жить двум целям. Если она направ­лена на то, чтобы на началь­ном этапе раз­ви­тия ребенка выявить опре­де­лен­ную болезнь и помочь в ее изле­че­нии, то, конечно, ее можно только при­вет­ство­вать, поскольку меди­цина раз­ви­ва­ется очень и очень быстро, и те болезни, кото­рые еще недавно счи­та­лись неиз­ле­чи­мыми – их успешно лечат, или будут успешно лечить в будущем.

Но вме­сте с тем, нередко пери­на­таль­ная диа­гно­стика исполь­зу­ется как понуж­де­ние к аборту в том слу­чае, если у ребенка выяв­ля­ется даже некая неболь­шая веро­ят­ность или отно­си­тель­ная веро­ят­ность неких нару­ше­ний. Здесь мы тоже должны пом­нить, что в отно­ше­нии неко­то­рых болез­ней пери­на­таль­ная диа­гно­стика не дает 100%-ной гаран­тии, и поэтому речь идет об опре­де­лен­ных веро­ят­но­стях неких забо­ле­ва­ний, и я знаю семьи, кото­рым в рам­ках пери­на­таль­ной диа­гно­стики ста­вили тяже­лые и страш­ные диа­гнозы, и ребе­нок рож­дался совер­шенно здо­ро­вым. Мы должны пом­нить, что у жен­щины и у семьи есть право родить любого ребенка, если это веру­ю­щая семья, или жен­щина все-таки готова к тому, чтобы дать жить ребенку, несмотря на опре­де­лен­ные болезни и нару­ше­ния в его раз­ви­тии. Это ее право. И это право у этой жен­щины и у этой семьи нельзя забирать.

Поэтому любая жизнь, с точки зре­ния Пра­во­слав­ной Церкви, должна иметь право на защиту, на непри­кос­но­вен­ность, на то, чтобы быть свя­щен­ным даром жизни. Но при­нуж­де­ние жен­щины на аборт в каче­стве вот такого самого про­стого сред­ства реше­ния этой про­блемы, без­условно, не может быть ни коим обра­зом оправдано.

Если мы посмот­рим на нашу совре­мен­ность, то уви­дим, что сей­час во мно­гих книж­ных мага­зи­нах можно встре­тить моти­ви­ру­ю­щие книги инва­лида – чело­века со мно­же­ствен­ными, как бы мы ска­зали, нару­ше­ни­ями – Нико Вуй­чича – чело­века, кото­рый родился без рук, без ног, с одной неболь­шой частично раз­ви­той ступ­ней. Но вме­сте с тем он смог полу­чить пре­крас­ное обра­зо­ва­ние, он зани­ма­ется спор­том, он создал семью с обыч­ной жен­щи­ной, он родил детей. Более того: он явля­ется сей­час моти­ва­ци­он­ным спи­ке­ром, то есть он дает надежду людям, кото­рые нахо­дятся в намного более луч­шем состо­я­нии – физи­че­ском, пси­хи­че­ском, может быть, обще­ствен­ном, по срав­не­нию с ним. У его роди­те­лей тоже был выбор: изба­виться от этого ребенка, или оста­вить его. Они оста­вили его – это была хри­сти­ан­ская семья, и во мно­гом бла­го­даря вере, он смог совер­шить вот это чудо. Он смог сде­лать то, чего не могут сде­лать мно­гие десятки и сотни тысяч наших совре­мен­ни­ков, у кото­рых все есть, для кото­рых поль­зо­ваться руками, ногами, ком­пью­те­ром, сред­ствами пере­дви­же­ния – нечто само собой разумеющееся.

И поэтому, решая, жить ребенку или нет, мы должны пони­мать, что каче­ство его жизни будет зави­сеть только от нас. От роди­те­лей, от обще­ства будет зави­сеть, смо­жет он обре­сти сча­стье, смо­жет он обре­сти пол­ноту жизни, несмотря на некую внеш­нюю непол­ноту. Или мы будем ждать какого-то иде­аль­ного ребенка, с иде­аль­ным цве­том глаз, иде­аль­ного роста, того пола, какой хотят иметь роди­тели. Но никто не может дать гаран­тию того, что этот ребе­нок не будет несча­стен, что он не будет жить в состо­я­нии депрес­сии, что он не закон­чит свою жизнь каким-то тра­ги­че­ским обра­зом и т.д. И поэтому сама эта идея – выве­де­ния некой иде­аль­ной породы людей – наи­бо­лее ярко была выра­жена в тре­тьем рейхе, где евге­ника – так назы­ва­е­мая наука о том, как создать иде­аль­ное чело­ве­че­ство, – при­вела к тому, что газо­вые камеры впер­вые были опро­бо­ваны именно на инва­ли­дах. И была раз­ра­бо­тана целая госу­дар­ствен­ная про­грамма по уни­что­же­нию инва­ли­дов под пред­ло­гом того, что это дорого для госу­дар­ства, эти люди не могут жить пол­но­той жизни, и т.д. Но, дей­стви­тельно, это была госу­дар­ствен­ная идео­ло­гия, и мы можем видеть мно­же­ство при­ме­ров успеш­ной жизни тех людей, кото­рые явля­ются опро­вер­же­нием такой точки зре­ния. Более важно раз­би­вать вот эти страхи. Важ­нее всего дать этой семье, кото­рая ока­за­лась один на один с этим осо­бым непо­нят­ным, неиз­вест­ным ребен­ком, руку помощи – со сто­роны госу­дар­ства, со сто­роны обще­ства, со сто­роны Церкви и т.д., чтобы люди не боя­лись, и чтобы люди уви­дели, что радость жизни, целост­ность жизни, ее пол­нота воз­можны и в такой семье. И тогда наше обще­ство ста­нет намного доб­рее, намного чело­веч­нее и намного совершеннее.

Ека­те­рина Ани­кина, ведущая:

- Спа­сибо, отец Вла­ди­мир, Я уве­рена, что наша сего­дняш­няя беседа для очень мно­гих важна. Как отли­чить, что перед нами: глу­бо­кая непол­но­цен­ность ребенка или осо­бый путь чело­века перед Богом? Ответ на этот вопрос будет инди­ка­то­ром наших мораль­ных чело­ве­че­ских качеств, а также лак­му­со­вой бумаж­кой бла­го­по­лу­чия – или вер­нее, небла­го­по­лу­чия того обще­ства, в кото­ром мы живем.

Рас­шиф­ровка видео-сюжета теле­про­граммы «Слово»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки