Ребенок от года до трех

Ребенок от года до трех

(2 голоса5.0 из 5)

Сбор­ник состоит из трёх частей: ста­тей пси­хо­ло­гов Ната­лии Кед­ро­вой, Марии Бау­ли­ной и «ска­зок-вос­пи­та­лок», кото­рые помо­гут малышу научиться делиться, слу­шаться стар­ших, помо­гать друзьям.

 

Я сам!

Если раз­де­лить мир на боль­ших и малень­ких, то полу­чится, что боль­шой — это тот, кто все умеет делать сам, а малень­кий — тот, кто мно­гого или совсем ничего не умеет, а зна­чит, ему обя­за­тельно нужны помощ­ники и защит­ники. Боль­шим нужно забо­титься о малень­ких, усту­пать им, помо­гать, а малень­кие должны слу­шаться и расти, чтобы ско­рее стать большими.

Ребе­нок запу­тался в слож­ных застеж­ках сво­его костюм­чика, потому что он еще малень­кий, и ему нужно помочь. А вот он ору­дует лож­кой, правда, при этом рас­ки­ды­вает кашу по ска­терти, столу и полу, но зато про­бует есть сам, потому что уже боль­шой. В своей жизни малыш все время ока­зы­ва­ется между двумя мирами: с одной сто­роны, он неза­ви­си­мый, само­сто­я­тель­ный, боль­шой и никто ему не нужен, с дру­гой — снова малень­кий, бес­по­мощ­ный, тре­бу­ю­щий заботы и вни­ма­ния. Когда ребе­нок начи­нает взрос­леть”? Есть ли опре­де­лен­ная гра­ница, перейдя кото­рую он пере­стает быть малень­ким и ста­но­вится само­сто­я­тель­ным, взрослым?

Можно выде­лить несколько важ­ных эта­пов ста­нов­ле­ния само­сто­я­тель­но­сти, кото­рые напря­мую свя­заны с физи­че­ским и интел­лек­ту­аль­ным раз­ви­тием ребенка, а также с изме­не­нием его отно­ше­ний с окру­жа­ю­щими людьми.

Большой или маленький?

Каж­дый месяц тело малыша меня­ется: ножки ста­но­вятся более креп­кими, руки — лов­кими, появ­ля­ются пер­вые зубки. Каж­дое изме­не­ние (то есть взрос­ле­ние) дает ребенку воз­мож­ность осво­ить новые дви­же­ния, под­чи­нить себе новые пред­меты. Еще совсем недавно малыш только ждал, пока его пере­не­сут на дру­гое место, а теперь он может сам пере­ползти от надо­ев­ших игру­шек в дру­гой угол ком­наты, где спря­таны инте­рес­ней­шие мамины вещи… Прой­дет еще немного вре­мени — и уже полу­чится дойти, даже добе­жать, до двери, лест­ницы и до того завет­ного угла! Уйдут в про­шлое те вре­мена, когда ребенку при­хо­ди­лось успе­вать за мами­ной рукой (вовремя откры­вать рот и ловить ложку с супом или кашей), теперь можно смело зажать ложку в кулаке и спра­виться с супом само­сто­я­тельно. Повзрос­лев­шие паль­чики помо­гут заснуть пуго­вицу в петельку, каран­даш — в дырку, попро­буют нажать на все кнопки (и не только кнопки), а что-то поста­ра­ются сразу отвин­тить… Теперь каж­дый раз, когда малыш добьется какой-либо цели, он будет пере­жи­вать осо­зна­ние своей взрос­ло­сти и само­сто­я­тель­но­сти (“я сам!”, “я боль­шой!”), в кото­рых зало­жена основа гор­до­сти, ува­же­ния к себе, уве­рен­ность в своих силах и правах.

Этапы взросления

Само­сто­я­тель­ность как свой­ство лич­но­сти начи­нает фор­ми­ро­ваться при­мерно в год, когда у малыша появ­ля­ется воз­мож­ность пере­дви­гаться и удер­жи­вать пред­меты, а также заяв­лять о себе сло­вами. Ино­гда этот про­цесс начи­на­ется немного раньше вре­мени, а в неко­то­рых слу­чаях задер­жи­ва­ется. Как бы то ни было, сна­чала ребе­нок вос­при­ни­мает свои успехи как целост­ное пере­жи­ва­ние сво­его соб­ствен­ного “Я”. Он не пони­мает, что у него “всего лишь” полу­ча­ется удер­жать ложку или что он “всего лишь” дошел от стенки до стула. Этот опыт дает ему право на вывод: “Я уже большой”.

После того как у малыша полу­чи­лось попасть лож­кой в рот, ему начи­нает казаться, что он может про­явить само­сто­я­тель­ность и в чем-то дру­гом, что, конечно, не все­гда сов­па­дает с его реаль­ными воз­мож­но­стями. Однако, руко­вод­ству­ясь именно этим чув­ством, он пыта­ется завла­деть сто­ло­вым ножом или ста­ра­ется наве­сти поря­док на столе… и ока­зы­ва­ется сильно разо­ча­ро­ван сво­ими неуда­чами и вашими запре­тами, ведь только что он был совсем боль­шим, а теперь опять стал маленьким!

Муд­рые взрос­лые поз­во­ляют ребенку экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать в без­опас­ных ситу­а­циях, кон­тро­ли­руя не столько дей­ствия малыша, сколько про­стран­ство вокруг него. Они поз­во­ляют ему отбе­жать на несколько шагов, но не дают про­пасть из виду, раз­ре­шают про­бо­вать еду лож­кой, но ото­дви­нут нож, поз­во­лят про­ползти под сто­лом, но помо­гут при­гнуть голову и не уши­биться. Если у малыша хорошо полу­ча­ется управ­лять своим телом: паль­чики хорошо слу­ша­ются, ноги крепко и надежно дер­жат, а взрос­лые при этом при­ни­мают само­сто­я­тель­ность ребенка, при­знают за ним право на ошибку, к трем годам он при­об­ре­тет уве­рен­ность в себе и осо­знает, что “я сам — это хорошо”. В даль­ней­шем он будет чув­ство­вать себя уве­рен­нее в дости­же­нии целей, в уме­нии дого­ва­ри­ваться с дру­гими людьми и смо­жет полу­чить удо­воль­ствие от дела, кото­рым занят в дан­ный момент времени.

Переживания родителей № 1

Часто взрос­лых пугают попытки ребенка про­явить само­сто­я­тель­ность. Их раз­дра­жает нелов­кость малыша и то, что у него ничего не полу­ча­ется как сле­дует, а от этого вокруг так много бес­по­рядка. Более того, пове­де­ние малень­кого чело­вечка бывает им не совсем понятно: то он, как взрос­лый, наста­и­вает на своем, а то ока­зы­ва­ется совер­шенно бес­по­мощ­ным перед про­стей­шей зада­чей. Почув­ство­вав такое отно­ше­ние к себе, малыш может испы­тать довольно силь­ное чув­ство стыда или нелов­ко­сти от своей неук­лю­же­сти и неза­дач­ли­во­сти и отка­заться от попы­ток наста­и­вать на своей самостоятельности.

Кроме того, настой­чи­вые попытки взрос­лых усо­вер­шен­ство­вать дей­ствия малыша, помочь ему добиться боль­шей точ­но­сти, акку­рат­но­сти, только ухуд­шают поло­же­ние, застав­ляют испы­ты­вать заме­ша­тель­ство и нелов­кость. Если же раз­дра­же­ние взрос­лого ко всему про­чему сопро­вож­да­ется насмеш­ками и иро­нией, то ребе­нок может надолго отка­заться от попы­ток дей­ство­вать само­сто­я­тельно. В такой ситу­а­ции неко­то­рые дети решат, что лучше навсе­гда остаться малень­ким, чем слу­шать обид­ные папины упреки (“что это за руки-крюки!”), а мно­гие поста­ра­ются изо всех сил как можно ско­рее стать боль­шими и силь­ными. И в том и в дру­гом слу­чае у ребенка фор­ми­ру­ется чув­ство стыда за свою нелов­кость. Ему стыдно “быть малень­ким”, и это ощу­ще­ние мешает его отде­ле­нию от матери и делает его более зави­си­мым от взрослых.

Переживания родителей № 2

Ино­гда взрос­лые по-дру­гому отно­сятся к рост­кам само­сто­я­тель­но­сти ребенка. Они так рады, что малыш начал что-то делать сам, что готовы как можно ско­рее пове­рить в его “взрос­лость” и предо­ста­вить ему гораздо больше само­сто­я­тель­но­сти, чем ребе­нок может выдер­жать. “Наш Денис такой моло­дец, он уже давно ест сам!” — с гор­до­стью гово­рят роди­тели. Но малышу важно не только про­яв­лять свою само­сто­я­тель­ность, ему нужно полу­чать помощь окру­жа­ю­щих и одно­вре­менно иметь воз­мож­ность побыть малень­ким, чтобы еще неко­то­рое время погреться под лучами роди­тель­ского вни­ма­ния и заботы. Иначе реше­ние “я сам” будет свя­зано с таким печаль­ным пере­жи­ва­нием, как: “Я один, и никого нет рядом, кто бы меня покор­мил, уте­шил, взял на ручки, дал бы воз­мож­ность побыть малень­ким”. И вме­сто радо­сти и уве­рен­но­сти в себе само­сто­я­тель­ность ока­зы­ва­ется с окра­шен­ной чув­ством оди­но­че­ства и безнадежности.

Что можно посо­ве­то­вать таким роди­те­лям? Набраться побольше тер­пе­ния, поскольку период ста­нов­ле­ния само­сто­я­тель­но­сти довольно дли­те­лен и все­гда тре­бует от взрос­лых актив­ного при­сут­ствия. Нужно не только хва­лить или поправ­лять ребенка, очень важно с ним сотруд­ни­чать и помо­гать ему делом: под­дер­жать за ручку, помочь про­лезть под сто­лом или спра­виться с пуго­ви­цами и шнур­ками. Тогда у малыша в душе сло­жится пра­виль­ная кар­тинка вза­и­мо­от­но­ше­ний с близ­кими ему людьми: “Я сам, но мы — вме­сте, потому что мы нужны друг другу”.

Если взрос­лые пыта­ются во что бы то ни стало изме­нить или испра­вить дей­ствия ребенка (застав­ляют его брать ложку по-дру­гому, пред­ла­гают под­ни­маться и спус­каться по лест­нице так, как им кажется более удоб­ным) это может вызвать бур­ный про­тест малыша. В неко­то­рых слу­чаях он даже захо­чет отка­заться от попы­ток осва­и­вать пред­ло­жен­ный вид дея­тель­но­сти и надолго пере­ло­жит корм­ле­ние или спуск по лест­нице на взрос­лых. Лучше дождаться того вре­мени, когда ребе­нок будет выпол­нять эти дей­ствия более уве­ренно, и только после этого обу­чить его более удоб­ным спо­со­бам вклю­чать свет или про­во­дить линии фло­ма­сте­ром по бумаге.

Ната­лия Кед­рова, психолог-психотерапевт

О том, как развивается ваш малыш от года до двух

Не знаю как вам, ну а мне этот воз­раст кажется наи­бо­лее сим­па­тич­ным. Не то, чтобы дру­гие были наи­ме­нее хороши, про­сто в год малыш начи­нает вести себя иначе, нежели прежде. Рас­суж­де­ния “по-взрос­лому” в соче­та­нии с малень­ким ростом и ещё плохо выго­ва­ри­ва­е­мыми сло­вами не могут никого оста­вить рав­но­душ­ным. Но запа­си­тесь тер­пе­нием, т.к. в самом начале вто­рого года жизни вашего чада про­ис­хо­дят потря­са­ю­щие собы­тия, поэтому сидеть, сложа руки, вам вряд ли удастся. Навер­ное, для всех роди­те­лей самым дол­го­ждан­ным и вол­ну­ю­щим собы­тием ста­но­вится момент, когда ребё­нок совер­шает пер­вые шаги и лепе­чет пер­вые слова. Чтобы ему было проще вхо­дить в мир взрос­лых, поз­во­ляйте ему про­яв­лять само­сто­я­тель­ность, есте­ственно под вашим неуклон­ным присмотром.

Если малыш любит заби­раться высоко (на сту­лья, столы и т.д.) – можно устро­ить в его ком­натке неболь­шой спор­тив­ный зал с каче­лями, лесен­ками и про­чими игро­выми сна­ря­дами. Всё это должно быть очень устой­чи­вое, а на полу пред­по­ла­га­ется мяг­кое покрытие.

Если вам ещё не дово­ди­лось обе­дать всей семьёй, то сей­час самое время попро­бо­вать. Вам пона­до­бится сиде­нье для ребёнка, при­креп­ля­е­мое к столу или стулу. Запа­си­тесь спе­ци­аль­ными пла­сти­ко­выми сто­ло­выми при­бо­рами для малыша. Ничего страш­ного, если пер­вое время всё вокруг будет залито и заля­пано едой, через пару недель ваши ожи­да­ния увен­ча­ются успе­хом, а сов­мест­ная тра­пеза будет в радость не только вашему ребёнку, но и вам!

Самыми пер­выми сло­вами вашего малыша, ско­рее всего, ста­нут “мама” и “папа”, и про­из­не­сёт он их в воз­расте около года. С этого момента всё больше и больше слов он будет запо­ми­нать, и к концу вто­рого года спо­со­бен будет стро­ить про­стей­шие фразы, и выго­ва­ри­вать около 200 слов. Чтобы малышу было проще начать гово­рить, вни­ма­тельно слу­шайте его, назы­вайте окру­жа­ю­щие пред­меты, отве­чайте ему не ковер­кая слова, чтобы ребё­нок слы­шал их пра­виль­ное зву­ча­ние. Конечно же, нужно читать малышу сказки и стишки, пока­зы­вая кар­тинки и рас­ска­зы­вая о том, что на них изоб­ра­жено. Вы уви­дите, что ваш ребё­нок сам с удо­воль­ствием будет гово­рить о том, что видит, под­ра­жая вам, пусть пока ещё на своём языке. Глав­ное, чтобы ему это достав­ляло удовольствие

Дитя и телевизор — держите дистанцию

Глав­ная труд­ность нашего “обще­ния” с теле­ви­зо­ром в том, что мы нередко вос­при­ни­маем его как некое оду­шев­лен­ное суще­ство. За экра­ном течет какая-то своя жизнь, и мы часто исполь­зуем теле­ви­зор для того, чтобы ожи­вить пустую квар­тиру. Между тем, это всего лишь одна из “вещей века”, пред­мет, не обла­да­ю­щий ни волей, ни вла­стью. Его легко можно пере­клю­чить или выключить…

Какие опас­но­сти таит в себе про­смотр теле­ви­зи­он­ных пере­дач? В первую оче­редь это пере­утом­ле­ние — самый оче­вид­ный, но не самый боль­шой вред, кото­рый можно нане­сти малышу, Теле­ви­зи­он­ная про­грамма — калей­до­скоп обра­зов и зву­ков). Пыта­ясь усле­дить за ними и разо­браться в них, ребе­нок тра­тит много сил. Дли срав­не­ния: про­смотр полу­то­ра­ча­со­вого фильма рав­но­зна­чен полу­то­ра­ча­со­вому при­ему гостей: огром­ному коли­че­ству рас­ска­зов о делах, раз­го­во­ров о поли­тике, выяс­не­ний отно­ше­ний… При этом теле­ви­зи­он­ные пере­дачи вызы­вают не про­сто уста­лость, а перевозбуждение.

Сколько же вре­мени малыш может про­во­дить у голу­бого экрана? Одно­знач­ного ответа на этот вопрос дать нельзя, поскольку все нормы рас­счи­таны на сред­не­ста­ти­сти­че­ского ребенка. И все же до года не остав­ляйте кроху перед экра­ном более чем на 15 минут в день. От года до трех это время можно уве­ли­чить до получаса.

Вто­рая опас­ность теле­ви­де­ния заклю­ча­ется и том, что у ребенка может воз­ник­нуть самая насто­я­щая зави­си­мо­сти. Даже взрос­лые склонны попа­дать под оба­я­ние голу­бого экрана. Если вы частенько вклю­ча­ете теле­ви­зор для того, чтобы занять малыша, отвлечь его, пока зани­ма­е­тесь сво­ими делами, он рис­кует при­вя­заться к нему как к другу. Ведь теле­ви­зор может и уте­шить и отвлечь от непри­ят­ных мыс­лей. При этом он ни о чем не про­сит и не оби­жа­ется — чем не насто­я­щий друг?

Что делать, чтобы итого не про­изо­шло? Нико­гда не пред­ла­гайте теле­ви­зор вме­сто себя. Если ребе­нок хочет побыть с нами, поиг­рать, почи­тать, а вы никак не можете этого сде­лать, Пред­ло­жите ему игру, в кото­рую он может играть один, отправьте его в гости к сосед­скому маль­чику — только не нажи­майте завет­ную кнопку! Рано или поздно малыш сам обна­ру­жит, что с помо­щью теле­пе­ре­дач можно в какой-то мере ком­пен­си­ро­вать оди­но­че­ство и скуку, но это не будет сде­лано с вашей подачи. Кстати, для того чтобы объ­яс­нить ребенку место теле­ви­де­ния в жизни людей, можно под­черк­нуть “сур­ро­гат­ность” обще­ния с ним. Если ребе­нок поссо­рился с дру­гом и не хочет мириться, но при этом про­сит вас поиг­рать с ним, можете пред­ло­жить ему посмот­реть теле­ви­зор со сло­вами: “Я сей­час не могу играть с тобой. Ты мог бы при­гла­сить Петю, но он тебе не нра­вится, вот и смотри теперь мультики”.

Ста­рай­тесь не пре­вра­щать теле­ви­зор в неиз­мен­ного участ­ника семей­ных риту­а­лов: обе­дов и ужи­нов, раз­го­во­ров перед сном. Заду­май­тесь о роли теле­ви­де­ния в своей соб­ствен­ной жизни. Если оно давно вытес­нило дру­зей, инте­рес­ные поездки и стало вашим хобби, наивно пред­по­ла­гать, что малыш избе­жит той же уча­сти. В этом слу­чае, зате­вая борьбу с экра­ном, прежде всего нач­ните с самих себя.

Еще одна опас­ность теле­ви­де­ния — в пас­сив­но­сти пред­ла­га­е­мых им раз­вле­че­ний (именно эта осо­бен­ность частично объ­яс­няет такое лег­кое при­вы­ка­ние к экрану). Во вза­и­мо­дей­ствии чело­века и теле­ви­зора актив­ную роль играет именно теле­ви­зор. Ваша задача заклю­ча­ется лишь в выборе про­граммы. В любом дру­гом виде раз­вле­че­ний вам неиз­бежно при­хо­дится делать что-то самим. В шах­ма­тах и кар­тах — думать, про­счи­ты­вать ком­би­на­ции. При про­чте­нии книги мозг совер­шает огром­ную работу по пре­вра­ще­нию букв в слова, слов в образы, а вооб­ра­же­ние тру­дится, ожив­ляя людей, собы­тия, пей­зажи. Для обще­ния с гостями вам нужно уметь под­дер­жи­вать беседу. К тому же, чем бы вы ни зани­ма­лись, вас обя­за­тельно будет инте­ре­со­вать резуль­тат дей­ствий: кто выиг­рает, чем закон­чится книга, как сло­жится вечер. А в ситу­а­ции “обще­ния” с теле­ви­зо­ром вы все­гда оста­е­тесь ни при чем, так как ни на что не можете повлиять.

Такая форма вза­и­мо­дей­ствия при­вле­ка­тельна и для детей, и для взрос­лых. Взрос­лыми руко­во­дит жела­ние снять с себя на какое-то время ответ­ствен­ность за про­ис­хо­дя­щее и оку­нуться в кру­го­во­рот собы­тий, а для детей это состо­я­ние явля­ется вполне при­выч­ным, поскольку они пока еще ни за что не отве­чают, не вли­яют на ситу­а­цию, кото­рую выстра­и­вают другие.

Что и когда смотреть?

Теле­ви­зор давно стал частью нашей жизни, и даже при самом дози­ро­ван­ном про­смотре мно­гие детишки ста­но­вятся его залож­ни­ками. Теле- и видео­про­дук­ция явля­ется частью их мира, и ком­пе­тент­ность в вопро­сах муль­ти­ков и филь­мов для них так же важна, как для взрос­лых — в вопро­сах лите­ра­туры или искус­ства. Оста­ется лишь узнать, как вос­при­ни­мают кар­тинку дети на раз­ных эта­пах раз­ви­тия и в соот­вет­ствии с этим извлечь из неиз­беж­ных про­смот­ров мак­си­маль­ную пользу.

0–6 месяцев: там что-то движется

Чем младше ребе­нок, тем больше вре­мени про­во­дит с ним мама у теле­ви­зора. И если его вли­я­ние на ново­рож­ден­ного еще не до конца изу­чено, то для мамы он слу­жит свое­об­раз­ным “раз­де­ли­те­лем”, воз­мож­но­стью защи­титься от пол­ного погло­ще­ния забо­тами о ребенке, осо­бенно если ей никто не помо­гает. В пер­вые недели жизни при­глу­шен­ный звук теле­ви­зора лишь уба­ю­ки­вает малыша, но уже в 2–3 месяца он пово­ра­чи­вает голову к све­тя­ще­муся экрану, а еще два месяца спу­стя реа­ги­рует на зна­ко­мую заставку. Известно, что связь между зри­тель­ным и ося­за­тель­ным вос­при­я­тием уста­нав­ли­ва­ется очень рано. А вот связь слу­хо­вого вос­при­я­тия с визу­аль­ным и ее вли­я­ние на раз­ви­тие мла­денца изу­чены мало. Иссле­до­ва­тели про­де­мон­стри­ро­вали детям 4 меся­цев два мульт­фильма: в пер­вом слу­чае звук был нало­жен син­хронно, а во вто­ром — нет. И малыши были гораздо более заин­те­ре­со­ваны “пра­виль­ным” муль­ти­ком. На вопрос о том, как воз­дей­ствуют дви­жу­щи­еся кар­тинки на мла­денца, одно­значно отве­тить нельзя. Оче­видно, что на этом этапе раз­ви­тия чув­ствен­ное вос­при­я­тие цели­ком зави­сит от матери, отца или чело­века, уха­жи­ва­ю­щего за маленьким.

Наш совет: Не исполь­зуйте теле­ви­зор в каче­стве зву­ко­вого фона в дет­ской ком­нате. Не смот­рите люби­мую теле­пе­ре­дачу, когда даете ребенку грудь или буты­лочку. Вы будете слиш­ком увле­чены про­ис­хо­дя­щим на экране, а при корм­ле­нии ему необ­хо­димо все ваше вни­ма­ние без остатка.

6–18 месяцев: слепое подражание

В этом воз­расте ребенку трудно долго удер­жи­вать вни­ма­ние на чем-то одном. Тем не менее эти моменты он исполь­зует с мак­си­маль­ной поль­зой. С шести меся­цев ребе­нок может научиться пра­вильно поль­зо­ваться игруш­кой, уви­ден­ной сутки назад по теле­ви­зору в руках у незна­ко­мого чело­века. Эта уди­ви­тель­ная спо­соб­ность к ими­та­ции появ­ля­ется у людей гораздо раньше, чем пред­по­ла­гали уче­ные. В этом смысле про­смотр теле­ви­зора — это опре­де­лен­ный опыт. Однако до того, как малыш нач­нет гово­рить, смот­реть теле­ви­зор для него озна­чает слы­шать и видеть что-то, недо­ступ­ное пони­ма­нию. Неадап­ти­ро­ван­ный сюжет совер­шенно лишен для него смысла. Цвет, дви­же­ние, кар­тинка при­тя­ги­вают детей к экрану, но они могут извлечь из про­смотра совсем не то, что пла­ни­ро­вал режис­сер. Не стоит обма­ны­ваться: наблю­дая за непо­нят­ным сюже­том, ребе­нок все-таки пере­жи­вает его эмо­ци­о­нально. Было бы ошиб­кой счи­тать, что он не ока­зы­вает на малыша ника­кого влияния.

Наш совет: Наи­бо­лее соот­вет­ствуют вос­при­я­тию ребенка, кото­рый еще не овла­дел навы­ками речи, корот­кие про­граммы, спе­ци­ально пред­на­зна­чен­ные для самых малень­ких. Что каса­ется дис­не­ев­ских мульт­филь­мов, их сюжет и сло­варь еще слиш­ком сло­жен для детей такого возраста.

18 месяцев‑3 года: требуются объяснения

Ста­рай­тесь не остав­лять малыша один на один с вклю­чен­ным теле­ви­зо­ром или видео­маг­ни­то­фо­ном. Суще­ствует опас­ность, что у него разо­вьется необос­но­ван­ное чув­ство страха или сло­жатся оши­боч­ные пред­став­ле­ния о мире, поскольку в этом воз­расте дети еще не обла­дают интел­лек­ту­аль­ными и эмо­ци­о­наль­ными сред­ствами, чтобы объ­яс­нить то, что про­ис­хо­дит на экране. Малыша, кото­рый смот­рит мульт­фильм, пере­пол­няют эмо­ции и чув­ства, но ему ката­стро­фи­че­ски не хва­тает слов, чтобы их выра­зить. Един­ствен­ный выход для роди­те­лей — озву­чить то, что он инту­и­тивно чув­ствует. “Узна­ешь? Это птичка летит за львен­ком. Она хоро­шая, она ему помо­жет”. Ребе­нок под­ра­жает, пока­зы­вает паль­чи­ком, потом повто­ряет слова и запо­ми­нает их. Только при усло­вии повто­ре­ний и ком­мен­та­риев роди­те­лей при­об­ре­тен­ный опыт и его кон­текст запо­ми­на­ются и обре­тают смысл.

Наш совет: В иде­але необ­хо­ди­мые объ­яс­не­ния сле­дует давать непо­сред­ственно во время про­смотра, это при­не­сет больше пользы. Тем не менее воз­вра­титься к сюжету мульт­фильма после того, как он закон­чился, все-таки лучше, чем оста­вить его вовсе без ком­мен­та­риев. Оши­бочно думать, что 2–3‑летний кроха все пони­мает, только потому что узнает того или иного пер­со­нажа. Назы­вая его имя, он не все­гда знает, что тот делает и почему.

3–6 лет: малыш примеряет роль экранного героя

Только к 3–4 годам ребе­нок при­хо­дит к пони­ма­нию раз­ницы между вооб­ра­жа­е­мым и реаль­ным. Он уже знает, что мульт­фильм — это неправда, и с удо­воль­ствием иссле­дует мир пре­крас­ных прин­цев, фей и гово­ря­щих живот­ных, кото­рый будет под­пи­ты­вать его мечты, фан­та­зии и активно участ­во­вать в играх. Конечно, дети еще не пол­но­стью вос­со­здают цепь собы­тий: то, что они видят, ино­гда пута­ется с их соб­ствен­ными жела­ни­ями и лич­ным опы­том. Но в этом воз­расте ребе­нок уже пони­мает, что он — это он, и осо­знает свое отли­чие от осталь­ных, а зна­чит, может при­тво­риться кем-то дру­гим. Ими­та­ция ста­но­вится его люби­мым заня­тиям. Он изоб­ра­жает док­тора, кото­рый делает укол, стро­гого папу, кото­рого надо слу­шаться. Дети любят иден­ти­фи­ци­ро­вать себя с кем-нибудь из героев, чаще всего с тем, чьи пере­жи­ва­ния им ближе всего. Малышу важно “пона­рошку” пере­жить эмо­ции, с кото­рыми он пока не стал­ки­вался в реаль­ной жизни.

Совре­мен­ные дети все чаще иден­ти­фи­ци­руют себя с выду­ман­ными пер­со­на­жами и все реже — с реаль­ными людьми. Их вооб­ра­же­ние в боль­шей сте­пени захва­чено миром теле­ви­зи­он­ных исто­рий. Встает вопрос о том, насколько успешно они смо­гут при­спо­саб­ли­ваться к жиз­нен­ным ситу­а­циям, вос­при­ни­мать роли матери и отца, их вза­и­мо­от­но­ше­ния с дру­зьями и меж­лич­ност­ные связи вообще.

Наш совет: Огра­ничьте покупку игру­шек и вещей с сим­во­ли­кой того или иного мульт­фильма. Чтобы ребе­нок заин­те­ре­со­вался реаль­но­стью, надо при­влечь к ней инте­рес: вме­сте ходить на про­гулки и выставки, поку­пать игрушки, раз­ви­ва­ю­щие вооб­ра­же­ние. Будьте осто­рожны с агрес­сив­ными, жесто­кими изоб­ра­же­ни­ями, кото­рые могут ока­зать нега­тив­ное вли­я­ние на пси­хику. Чтобы обез­опа­сить ребенка, их нужно рас­шиф­ро­вать, объ­яс­няя наме­ре­ния и ухищ­ре­ния их созда­те­лей. Научив ребенка не при­ни­мать на веру все, что пока­зы­вает теле­ви­зор, вы помо­жете ему не путать чье-то пред­став­ле­ние о дей­стви­тель­но­сти с самой действительностью.

Немного о содержании

Как ни странно, самыми трав­ми­ру­ю­щими для дет­ской пси­хики ока­зы­ва­ются не любов­ные или агрес­сив­ные сюжеты (за исклю­че­нием, конечно, тяже­лой пор­но­гра­фии или бру­таль­ных сцен с рас­чле­не­ни­ями), а “ужа­стики”, фан­та­сти­че­ские фильмы об устра­ша­ю­щем буду­щем или сюжеты, свя­зан­ные с поте­рями, рас­ста­ва­ни­ями, одиночеством.

Тема любви для детей есте­ственна и при­ятна. Они легко и с удо­воль­ствием влюб­ля­ются и задают вопросы, кото­рые их бес­по­коят. Если вы сами не фик­си­ру­ете вни­ма­ние ребенка на эро­тике, не бро­са­е­тесь закры­вать собой экран или выго­нять без­мя­теж­ного малыша из ком­наты, он вполне удо­вле­тво­рится вашим отве­том на вопрос: “А что это дядя делает с тетей?” При этом совсем не обя­за­тельно вда­ваться в ана­то­ми­че­ские подроб­но­сти, доста­точно объ­яс­нить на доступ­ном ему языке, что таким обра­зом взрос­лые делают друг другу приятное.

Чтобы ребе­нок слу­чайно не уви­дел жесто­ких сцен, вы в первую оче­редь должны поза­бо­титься о том, чтобы теле­ви­зор не рабо­тал все время в фоно­вом режиме. Когда малыш неуве­ренно спра­ши­вает: “Он ведь не по-насто­я­щему умер?”, уверьте его, что он прав, что перед ним всего лишь кар­тинки, кото­рые не могут быть до конца прав­ди­выми. Это слож­нее объ­яс­нить, если речь идет о фраг­менте доку­мен­таль­ного фильма или ново­стей. В этом слу­чае не стоит отри­цать, что уви­ден­ное не имеет ничего общего с реаль­но­стью. Объ­яс­ните, что уви­ден­ное — не что иное, как взгляд режис­сера на про­ис­шед­шее, а он видит только часть реаль­но­сти. Более стар­шие могут понять, что все изоб­ра­же­ния сни­ма­ются с опре­де­лен­ной целью: напу­гать, заста­вить сме­яться, сооб­щить что-то новое.

Если же вы сами хотите посмот­реть фильм с неод­но­знач­ным содер­жа­нием сде­лайте так, чтобы ребе­нок при это” не присутствовал.

Что каса­ется фан­та­стики, то страх перед буду­щим, осо­бенно перед все­лен­скими ката­стро­фами, при­сущ каж­дому чело­веку. Это страх перед неиз­беж­но­стью смерти и неиз­вест­но­стью жизни. Вызвать его у малыша, кото­рый уже немного пони­мает содер­жа­ние филь­мов, легко, а спра­виться с ним ребенку очень трудно. Если малыш все же умуд­рился уви­деть испу­гав­ший его фильм, будьте вни­ма­тельны к нему: воз­можно, ему пона­до­бится ваша под­держка, но он не смо­жет сооб­щить об этом из-за недо­статка слов и опыта.

Тема рас­ста­ва­ния, потери и оди­но­че­ства очень акту­альна для детей всех воз­рас­тов. Инту­и­тивно чут­кие ко всем нюан­сам отно­ше­ний, дети уди­ви­тельно довер­чивы в том, что каса­ется потери любви. Поэтому, уви­дев исто­рию про отверг­ну­того, бро­шен­ного или поте­ряв­ше­гося дете­ныша, малыш сразу же иден­ти­фи­ци­рует себя с глав­ным героем и потом будет долго пере­жи­вать уви­ден­ное. Уверьте его, что с ним такого нико­гда не слу­чится, потому что вам он очень дорог и забо­титься о нем совсем не трудно.

Почему он такой агрессивный?

У вашего двух­лет­него малыша не ладятся отно­ше­ния с ровес­ни­ками на дет­ской пло­щадке? Зави­дев его, мамы ста­ра­ются уве­сти своих детей подальше от “злого ребенка”. А на вашего непри­ми­ри­мого трех­летку часто жалу­ются в дет­ском саду. Не так уж мало роди­те­лей ломают голову над тем, почему именно их малыш так выде­ля­ется своим пове­де­нием и счи­та­ется агрессивным.

Мы уже обсуж­дали ситу­а­ции, воз­ни­ка­ю­щие “в песоч­нице” с малы­шами, только что научив­ши­мися ходить (см. “НМ” № 10, 2000 г.). Сего­дня пого­во­рим о детиш­ках постарше.

Пол­ное отсут­ствие агрес­сив­но­сти — ско­рее, круп­ный недо­ста­ток, чем досто­ин­ство. Агрес­сив­ность необ­хо­дима для нор­маль­ного раз­ви­тия ребенка, иначе он не смог бы ни позна­вать окру­жа­ю­щий мир, ни защи­щаться, ни кон­ку­ри­ро­вать с дру­гими людьми. Дли­тель­ное подав­ле­ние агрес­сии может при­ве­сти к нев­розу или к тому, что одна­жды она вырвется наружу с эффек­том рас­пря­мив­шейся пружины.

Тем не менее, желая вос­пи­тать сво­его ребенка доб­рым и отзыв­чи­вым, неко­то­рые роди­тели стре­мятся мак­си­мально огра­ни­чить про­яв­ля­е­мую им агрес­сию. Как часто можно услы­шать: “Зачем ты уда­рил Колю? Неужели обя­за­тельно нужно было решать спор кула­ками?”. Но ребе­нок 2–4 лет, не так давно овла­дев­ший речью, не в состо­я­нии вести аргу­мен­ти­ро­ван­ный спор. Ему доступны только два спо­соба реше­ния про­блемы: съез­дить Коле по уху или усту­пить, ока­зав­шись побежденным.

Итак, бес­по­ко­иться по поводу пра­виль­но­сти эмо­ци­о­наль­ного раз­ви­тия ребенка нужно тогда, когда агрес­сия ста­но­вится не доста­точно моти­ви­ро­ван­ной или вообще не имеет ника­кой при­чины. А при­чин может быть множество.

Очень часто агрес­сив­ное пове­де­ние явля­ется отра­же­нием тех отно­ше­ний, кото­рые малыш наблю­дает в семье. Если роди­тели часто при­ме­няют физи­че­ские нака­за­ния, не надо удив­ляться, что ребе­нок не умеет общаться по-дру­гому. Малыш знает, что мама или папа бьют его, чтобы добиться послу­ша­ния. Есте­ственно, он при­вы­кает к тому, что если нужно что-то полу­чить от чело­века, его сле­дует уда­рить. Бес­смыс­ленно убеж­дать ребенка не отни­мать, а веж­ливо про­сить при­гля­нув­шу­юся игрушку у дру­гого малыша, если вы сами только что накри­чали на него, отби­рая, ска­жем, гряз­ную палку. Со вре­ме­нем такие дети могут стать прак­ти­че­ски неуправ­ля­е­мыми, не реа­ги­ру­ю­щими на просьбы и уго­воры, — только на повы­шен­ный тон или физи­че­ское воздействие.

Ребе­нок может вести себя агрес­сивно из-за стрем­ле­ния при­влечь вни­ма­ние окру­жа­ю­щих. Напри­мер, по каким-то при­чи­нам он не выде­ля­ется среди дру­гих детей уме­нием петь или рисо­вать. Но если раз­ру­шить снеж­ную кре­пость, кото­рую стро­ила вся дет­са­дов­ская группа во главе с вос­пи­та­те­лем, его непре­менно заме­тят и будут гово­рить о про­ис­ше­ствии весь день. Это вам не стишки на табу­ретке читать! “Рецепт” здесь только один: ваши дей­ствия и слова должны посто­янно убеж­дать малыша в том, что его любят не за что-то, а несмотря ни на что.

Ещё одна рас­про­стра­нен­ная при­чина дет­ской озлоб­лен­но­сти — рев­ность. Агрес­сия ребенка может быть направ­лена как на чело­века, чьё рас­по­ло­же­ние он пыта­ется заво­е­вать, так и на сво­его “кон­ку­рента”. Вот мама при своей дочке похва­лила дру­гую девочку за кра­си­вый рису­нок. Она могла это сде­лать про­сто так или из педа­го­ги­че­ских сооб­ра­же­ний, чтобы дочери захо­те­лось нари­со­вать так же. А дочка не спе­шит брать в руки каран­даш: вме­сто этого она рвёт шедевр на кусочки и оттал­ки­вает наг­лую дев­чонку, посмев­шую украсть у неё вни­ма­ние и похвалу матери.

Ино­гда объ­ек­том агрес­сив­ных дей­ствий ста­но­вится тот чело­век, кому малыш зави­дует и кото­рого он хочет при­ни­зить, “нака­зать” за пре­вос­ход­ство. Если пред­ме­том зави­сти явля­ется игрушка, ребе­нок может отнять её — но не для того, чтобы играть, а чтобы сло­мать или даже спря­тать и таким обра­зом как бы уни­что­жить раз­ли­чия между собой и её вла­дель­цем. Такое пове­де­ние сви­де­тель­ствует о низ­кой само­оценке ребенка: необ­хо­димо помочь ему осо­знать свою инди­ви­ду­аль­ность и пока­зать, в чем состоит его пре­иму­ще­ство перед дру­гими детьми.

Неко­то­рые дети исполь­зуют агрес­сию в каче­стве защиты от непред­ска­зу­е­мого и враж­деб­ного окру­жа­ю­щего мира, исходя из того, что луч­ший спо­соб обо­роны — это напа­де­ние. Такое пове­де­ние свой­ственно детям, чьи роди­тели не имеют чет­кой стра­те­гии в вос­пи­та­нии и могут по-раз­ному оце­ни­вать поступки сво­его чада в зави­си­мо­сти от настро­е­ния, нали­чия рядом посто­рон­них и т.д. Малыш знает, что от людей можно ожи­дать всего, чего угодно, поэтому ведёт себя агрес­сивно “на вся­кий случай”.

Мише 2,5 года, он очень подвиж­ный ребе­нок и ино­гда оби­жает своих “кол­лег” по песоч­нице. Но вот он набе­гался, успо­ко­ился и сидит на кор­точ­ках, ковы­ряя песок лопат­кой. Какой-то маль­чик слу­чайно заде­вает его руку, и лопата резко дер­га­ется вверх, осы­пая детей пес­ком. Мишина мама, не осо­бенно вни­кая в детали про­ис­ше­ствия, даёт сыну несколько про­фи­лак­ти­че­ских шлеп­ков. Миша начи­нает громко реветь, и мама сразу же берется его успо­ка­и­вать, гладя по голове. Вроде бы кон­фликт исчер­пан. Но через неко­то­рое время мама тянется к Мише, чтобы попра­вить ему ворот­ни­чок, а он опас­ливо встаёт в обо­ро­ни­тель­ную позу и бьёт её по руке. Откуда ему знать, при­не­сет мамина рука шле­пок или ласку?

Очень часто имеет место так назы­ва­е­мая ауто­агрес­сия, когда ребе­нок кусает, цара­пает или бьет самого себя. Одна из при­чин такого пове­де­ния — стро­гий запрет на про­яв­ле­ние агрес­сии по отно­ше­нию к дру­гим людям. Труд­нее всего ребенку выплес­нуть нега­тив­ные эмо­ции на силь­ных и могу­ще­ствен­ных взрос­лых, осо­бенно на роди­те­лей, любовь кото­рых он боится потерять.

Напри­мер, малыш не хочет ухо­дить с про­гулки. Мама берет его за руку, чтобы уве­сти домой. Ребе­нок каприз­ни­чает и, войдя в раж, кусает мамино запястье, пыта­ясь осво­бо­диться. Но после стро­гого вопроса: “Это что ещё такое?” начи­нает кусать себя. Почему? Потому что он ещё не остыл, и ему трудно пере­клю­читься на какое-то дру­гое действие.

Не ждите, пока малыш сам успо­ко­ится, помо­гите ему в этом. Пере­ве­дите всё в шутку: “Ой, ты себя куша­ешь? Ты, навер­ное, слад­кий?”. Пусть ребе­нок учится у вас нахо­дить пози­тив­ный выход из кон­фликт­ных ситу­а­ций. В про­тив­ном слу­чае при­вычка исполь­зо­вать соб­ствен­ное тело для выме­ще­ния злобы на себя или окру­жа­ю­щих при­ве­дет к фор­ми­ро­ва­нию зани­жен­ной самооценки.

Как же реа­ги­ро­вать на дет­ские вспышки агрес­сив­но­сти? Прежде всего ребе­нок дол­жен знать, что вы его любите вне зави­си­мо­сти от того, как он себя ведет. Поэтому не нужно слиш­ком активно защи­щать того, кого малыш оби­дел, и под­чер­ки­вать раз­ницу в вашем отно­ше­нии к обид­чику и “жертве”: ты, такой злой и пло­хой, оби­дел кого-то доб­рого и хоро­шего. Это не про­бу­дит у ребенка сочув­ствие — он про­сто при­дет к выводу, что и вы про­тив него.

Лучше сде­лать акцент на том, что ребе­нок совер­шил пло­хой посту­пок, оби­дев дру­гого чело­века. Дайте понять малышу, какого пове­де­ния вы от него ожи­да­ете, и предо­ставьте воз­мож­ность исправиться.

Бес­смыс­ленно доби­ваться того, чтобы ребе­нок не чув­ство­вал агрес­сию (это невоз­можно, судите по себе). Важно, чтобы он научился её сдер­жи­вать или направ­лять в дру­гое русло. Малень­кий чело­век пока не спо­со­бен ана­ли­зи­ро­вать свои пере­жи­ва­ния, и накап­ли­ва­ю­щи­еся нега­тив­ные эмо­ции достав­ляют ему самому огром­ный пси­хо­ло­ги­че­ский дис­ком­форт. Поэтому задача взрос­лого — помочь малышу выра­зить то, что он чувствует.

Мария Бау­лина, психолог.

Сказки-воспиталки

Роди­те­лями изоб­ре­тены сотни спо­со­бов, как побу­дить, уго­во­рить, заста­вить ребенка “делать то и не делать это”. Совер­шенно новый спо­соб сего­дня пред­ла­гает наш автор Марина Мосина, мама двоих оча­ро­ва­тель­ных малы­шей. Вот что она пишет:
“При­зна­юсь, мои дети так же несо­вер­шенны и далеки от иде­ала, как и ваши. И они не слиш­ком склонны верить нуж­ным нота­циям о пользе или вреде опре­де­лен­ного пове­де­ния или, напри­мер, блюда. Так вот, когда мои “умные” взрос­лые аргу­менты в споре с ними уже исчер­паны, а цель так и не достиг­нута, я при­ду­мы­ваю… сказку! Это очень помо­гает. Жела­е­мое пове­де­ние ста­но­вится куда более при­вле­ка­тель­ным, места для кон­фликта про­сто не оста­ется, да и ребенку легче понять, что от него требуется”.

Именно таким путем, с помо­щью сказки, Марина научила сво­его стар­шего сына само­сто­я­тельно оде­ваться, делиться с дру­гими детьми, а также доби­лась того, что маль­чик пере­стал слиш­ком увле­каться слад­кими булоч­ками. Эти поучи­тель­ные исто­рии про маль­чика Васю (вы можете назвать героя сказки име­нем сво­его ребенка) и Розо­вого Зайца (этот герой воз­ник бла­го­даря аппли­ка­ции на люби­мом Васи­ном ком­би­не­зоне) мы и пред­ла­гаем сего­дня вашему вниманию.

В воз­расте двух лет моего сына обу­яло необык­но­венно рев­ни­вое отно­ше­ние к своим игруш­кам. Он не поз­во­лял никому не то что поиг­рать, напри­мер, выне­сен­ной на улицу лопат­кой, но даже при­бли­зиться к ней. Если его дру­зья при­хо­дили к нам домой, тут же начи­на­лись ссоры и драки из-за игру­шек. Правда, пси­хо­логи утвер­ждают, что каж­дый ребе­нок дол­жен пройти этот этап раз­ви­тия, чтобы у него сфор­ми­ро­ва­лось поня­тие о том, что такое его соб­ствен­ность. Это, конечно, успо­ка­и­вало, но лишь отча­сти. Кому при­ятны посто­ян­ные вопли и слезы при любом кон­такте со сверст­ни­ками? Вот тогда и появи­лись сказки о том, как Розо­вый Заяц учился делаться. Нельзя ска­зать, что это момен­тально решило про­блему. Однако сказки слу­ша­лась с боль­шим удо­воль­ствием, ссылки на при­мер люби­мого героя нередко помо­гали уре­зо­нить жад­ни­чав­шего малыша. А глав­ное, пере­жи­вая подроб­но­сти ска­зоч­ного сюжета, мой сыно­чек с помо­щью нагляд­ных при­ме­ров осо­зна­вал соб­ствен­ные чув­ства. Уже через два-три месяца, его отно­ше­ние к своей соб­ствен­но­сти стало более спокойным. 

А морковка уплыла
(Учимся делиться)

Одна­жды мама Зай­чиха дала Розо­вому Зай­чику боль­шую мор­ковку и сказала:
— Сыно­чек, поешь сам и поде­лись с друзьями.
Заяц ничего но отве­тил, но поду­мал, что и сам может съесть такую вкус­ную мор­ковку. Но гулять одному ему было скучно, и он пошел на берег реки, к сво­ему другу Бобренку.
А папа Бобёр как раз сде­лал для сво­его сыночка лодочку с пару­сом я вес­лами. Боб­рё­нок собрался попла­вать на ней по реке.
Уви­дев Зайца, он закричал:
— При­вет Розо­вый Зай! Пры­гай ко мне в лодку, поплы­вем вместе!
Заяц, держа свою боль­шу­щую мор­ковь напе­ре­вес, собрался пры­гать в лодку с высо­кого берега.
— Постой! — крик­нул папа Бобер. — Ты с этой мор­ков­кой очень тяже­лый, лодка пере­вер­нется. Лучше раз­ломи ее попо­лам, поде­лись с Боб­рен­ком. И наеди­тесь оба, и лодка в рав­но­ве­сии будет.
Но Заяц пожад­ни­чал и не захо­тел делиться. Так и прыг­нул с мор­ков­кой в лодку. А мор­ковка-то и впрямь очень тяже­лая ока­за­лась. Лодка пере­вер­ну­лась, Заяц с Боб­рен­ком сва­ли­лись в воду. Только Боб­рё­нок хорошо пла­вает, ему не страшно. А зайцы — звери сухо­пут­ные, воду не любят. Зай­чик пере­пу­гался, мор­ковку из лап выпу­сти и кричит:
— Спа­сите! Помогите!
Бобры его на берег выта­щили, успо­ко­или. Заяц встрях­нулся, дух пере­вел. Рад, что не уто­нул. Вот только мор­ковку жалко — уплыла она по тече­нию. И заяц голод­ный остался.

Когда моему ребенку испол­ни­лось три года, он рас­суж­дал и вел беседу совер­шенно как взрос­лый, мог уже про­чи­тать кое-какие про­стые слова, пока­зы­вал на гло­бусе, где живут пинг­вины, а где — белые мед­веди. Но вот искус­ство само­сто­я­тель­ного оде­ва­ния оста­ва­лось для него вер­ши­ной не только недо­ся­га­е­мой, но и, к моему боль­шому сожа­ле­нию, совер­шенно не при­вле­ка­тель­ной. В этом не было бы ничего страш­ного, если бы у нас не родился вто­рой ребе­нок. А соби­рать на про­гулку двоих совер­шенно бес­по­мощ­ных в деле оде­ва­ния детей — заня­тие не для сла­бо­нерв­ных. Инте­ресно, что сын счи­тал себя уже настолько взрос­лым, что даже собрался жениться. На девочке Вике, с кото­рой мы часто виде­лись в песоч­нице. Сказка, кото­рую я сочи­нила, чтобы хоть как-то под­хлест­нуть инте­рес к про­цессу оде­ва­ния-раз­де­ва­ния, сыну не понра­ви­лась. Про­слу­шав ее, он запла­кал и попро­сил больше нико­гда не рас­ска­зы­вать. Однако мне кажется, пред­став­ле­ния о необ­хо­ди­мо­сти уме­ния оде­ваться-раз­де­ваться все-таки начало скла­ды­ваться именно в тот момент.

Кто женится на Вике?

У Вики — боль­шие кра­си­вые карие глаза и вью­щи­еся волосы. Васе она очень нра­вится, и он гово­рит, что когда вырас­тет, обя­за­тельно женится на ней. Вот только Вика ничего ему не отвечает…

Одна­жды Вася, Вика и дру­гие дети играли на дет­ской пло­щадке. Вдруг из-за леса появился Змей Горы­ныч. Он про­ле­тел над дет­ской пло­щад­кой совсем низко, на лету схва­тил Вику и снова поле­тел к лесу.

Что делать? Надо идти спа­сать Вику. Вася и Федя вско­чили на свои вело­си­педы и поуча­лись в погоню. Вся звери и птицы охотно под­ска­зы­вали им, куда поле­тел змей. Вася и Федя мча­лись во весь дух.

Вдруг на их пути — речка. Не очень широ­кая, но ни моста, ни брода нет. Федя спря­тал свой вело­си­пед в кустах, быстро снял брюки, рубашку, носки и ботинки и прыг­нул в воду. А Вася раз­де­ваться не умел. Его мама все­гда раз­де­вала, хоть и вор­чала, что боль­шой уже. А тут мамы нет. А без нее никак Вася не может раз­деться. Сидит он, пла­чет. А тем вре­ме­нем Федя уже обратно воз­вра­ща­ется вме­сте с Викой. Змея он побе­дил, Вику осво­бо­дил, помог ей речку пере­плыть. Выбра­лись они на берег, оде­лись, сели на вело­си­пед и обратно поехали. И ска­зала Вика, что вый­дет замуж за Федю.

А Вася пого­ре­вал, пого­ре­вал, а потом стал про­сить маму научить его раз­де­ваться и оде­ваться и с тех пор все­гда делал это сам.

Сказка про страну сладких булок

Одна­жды бабушка при­везла Васе две боль­шие слад­кие булки с маком. Вася съел одну и стал про­сить вто­рую. А мама говорит:
— Хва­тит. Ты одну съел, больше нельзя, объешься.
Вася стал хны­кать. Хны­кал, хны­кал, устал и неза­метно уснул. Дело-то было после обеда. И при­снился ему уди­ви­тель­ный сон. Будто идет он по дороге и вдруг видит высо­кую камен­ную стену. А в стене — ворота. Над ними над­пись боль­шими бук­вами: “Страна слад­ких булок”. Ворота открыты. Ну, Вася и зашел.
Только зашел, видит — при­ла­вок стоит, полон слад­ких було­чек, пирож­ных, пече­ний, пря­ни­ков вся­ких. 3а при­лав­ком про­дав­щица на него смот­рят и спрашивает:
— Маль­чик, хочешь булку?
— Хочу, только у меня денег нет с собой.
— А мы не за деньги про­даем, а за желания.
— Как это — за жела­ния? — уди­вился Вася.
— Очень про­сто. У тебя есть какое-нибудь желание?
— Есть. Я хочу научиться хорошо читать. Ну вот, отка­жись от этого жела­ния, и полу­чишь булку или пря­ник — что хочешь.
Вася поду­мал: ведь читать мне не обя­за­тельно прямо сей­час учиться, успею ещё, а вот булочку съесть хочется сию минуту. II говорит:
— Ладно, отказываюсь.
Полу­чил Вася свою люби­мую булочку с маком и шоко­лад­ной гла­зу­рью и дальше пошел. В стране слад­ких булок все такое инте­рес­ное, кра­си­вое: дере­вья, цветы, дет­ские пло­щадки с каче­лями, доми­ками, гор­ками, лесен­ками. Вася все посмот­рел, везде пола­зил. Опять есть захо­тел. Видит — еще один при­ла­вок со сла­до­стями. Он подо­шел. Про­дав­щица спрашивает:
— Ты хочешь булочку?
— Хочу. Только денег у меня нет.
— А мы не зa деньги про­даем, а за умения.
— Как это — за уме­ния? — не понял Вася.
— Очень про­сто. Что ты умеешь?
— Да мно­гое, — заду­мался Вася. — Бегать умею, пры­гать, на вело­си­педе кататься…
— Отка­жись от какого-нибудь одного уме­ния, и полу­чишь любую булку.
— Хорошо, — гово­рит Вася, — отка­зы­ва­ясь от уме­ния кататься на велосипеде.
Полу­чил Вася булку с повид­лом, съел ее. А потом спра­ши­вает у продавщицы:
— А почему здесь детей нет? Поиг­рать не с кем.
— Про­дав­щица отвечает:
— А дети вон там, в парке.
Вася пошел в парк и видит: дети не бегают, не пры­гают, не играют, а лежат непо­движно на ска­мей­ках, на траве. Неко­то­рые на кару­се­лях ката­ются. И все тол­стые-пре­тол­стые. Вася оста­но­вился и говорит:
— Ребята, чего вы лежите? Давайте поиг­раем, побегаем.
А дети даже не поше­ве­ли­лись, только гла­зами повели в его сто­рону и отвечают:
— Мы не можем. Мы отка­за­лись от жела­ния играть. И от уме­ния бегать и пры­гать — тоже.
— Как? — уди­вился Вася. — Совсем не можете???
Тут до Васи дошло, что же про­ис­хо­дит с детьми в Стране слад­ких булок: они посте­пенно отка­зы­ва­ются от всех своих жела­ний и уме­ний, тол­стеют, ста­но­вятся совсем бес­по­мощ­ными. Ему стало страшно.
— Baм надо бежать отсюда! Ско­рее! — закри­чал он.
— Так мы же не можем бегать, — вяло отве­тили сразу несколько чело­век. Осталь­ные даже не взгля­нули на него.

Тогда Вася отце­пил от кару­се­лей самую вме­сти­тель­ную тележку, поса­дил туда сразу несколько чело­век, впрягся в нее и бегом пота­щил к выходу. Уви­дев, что дети хотят убе­жать, к ним со всех сто­рон устре­ми­лись про­дав­щицы с лот­ками, пол­ными вся­че­ских слад­ких слоек, языч­ков, ков­ри­жек, рога­ли­ков и пон­чи­ков и стали напе­ре­бой пред­ла­гать все это детям. Конечно, для того, чтобы полу­чить все эти вкус­но­сти, надо было отка­заться от жела­ния поки­нуть страну. Но Вася, даже не отве­чая про­дав­щи­цам, при­пу­стил, что было мочи. Он понял, что оста­нав­ли­ваться нельзя. Тем более, что кое-кто из его пас­са­жи­ров готов был под­даться на уговоры.

К вечеру Вася, запря­жен­ный в тележку, нако­нец-то вырвался из этой зло­счаст­ной страны. Только мино­вав ворота, он оста­но­вился, чтобы пере­ве­сти дух. Очень хоте­лось есть и пить. Дети в тележке тоже начали жало­ваться на голод и жажду. Вася огля­нулся вокруг и уви­дел вдали деревню. Он снова впрягся в тележку и пота­щил ее к этой деревне. Там он посту­чался в один из домов. Открыла дверь ста­рень­кая бабуля.
— Что вам, ребятки? — cпpocилa она.
— Нет ли у вас работы для нас? Мы готовы рабо­тать за еду, — ска­зал Вася.
— Есть работа, как eй не быть в деревне-то, — отве­тила бабуля. — Нужно грядки про­по­лоть, дрова нако­лоть, воды при­не­сти, в доме при­брать. Я‑то уже ста­рая, трудно мне одной все успеть.
— Выле­зайте! — ско­ман­до­вал Вася.

Тол­стые дети повзды­хали, покрях­тели, а деваться некуда, кушать-то хочется. Доко­вы­ляли до гря­док, начали полоть. К сча­стью, от уме­ния полоть они ещё не успели отка­заться. Все грядки про­по­лоли. Про­го­ло­да­лись — сил нет. Тогда хозяйка дала им мор­ковки, капу­сты, огур­цов, чес­нока, зелени, хлеба чер­ного. Они поели, водой из колодца запили и почув­ство­вали себя намного лучше. Отдох­нули и стали дальше рабо­тать. Про­жили они у доб­рой бабули целую неделю. Поху­дели, окрепли. Все жела­ния и уме­ния к ним вернулись.

Попро­сили напро­кат боль­шую телегу и отпра­ви­лись в страну слад­ких булок — осталь­ных детей выру­чать. Забрали всех, при­везли к той же бабушке. Она всех к себе взяла, всем работу нашла, всех ово­щами и фрук­там кор­мить стала. Дети за несколько дней выздо­ро­вели, стали снова силь­ные, подвиж­ные, лов­кие, веселые.

А Вася с тех пор ел слад­кие булочки только изредка и понемногу.

Сказка про дочку старшую, главную.

В одной деревне жила-была девочка Яночка. И были у нее папа, мама и малю­сень­кая сест­ричка Машенька. То есть сна­чала ее не было совсем, а потом она откуда-то появи­лась и заняла пол­дома и все сво­бод­ное мамино время. Вот и поду­мала Яночка, что маме она больше не нужна и решила уйти из дома, поис­кать дру­гую маму, получше.

Взяла она рюк­за­чок, поло­жила в него люби­мого мишку, вяза­ную куклу и ска­зала маме: “Я ухожу!”. “Куда же?” — спро­сила мама, ука­чи­вая на руках малень­кую сест­ричку. “Пойду искать дру­гую…” — но тут сест­ричка просну­лась и запла­кала… и мама не услы­шала про­дол­же­ния: “…маму, кото­рая будет любить только меня.” Стар­шей дочке стало очень грустно, вышла она из дома за ворота и пошла по дорожке куда глаза глядят.

За дерев­ней был боль­шой и немно­жечко вол­шеб­ный лес. И девочка все шла и шла по лес­ной тро­пинке, пока не встре­ти­лась ей рыжая лисичка. “Куда ты идешь, девочка? И совсем одна!” — спро­сила она. “Иду искать себе маму, такую, кото­рая будет любить только меня”, — вздох­нула Яночка. “Живи у меня вме­сте с моими лися­тами, а я буду тебя любить, вкусно кор­мить и никому не дам в обиду”, — пред­ло­жила лисичка. Лисята играли возле норки и все время дрались.

А девочка с тру­дом влезла в тес­ную лисью норку и от уста­ло­сти сразу заснула. Утром доб­рая лисичка при­та­щила ей и лисят­кам в зубах зав­трак — несколько полу­жи­вых мышей. Лисят­кам такой зав­трак очень понра­вился и они стали упле­тать мышей за обе щеки, но Яночка есть такой зав­трак не захо­тела. И мышек ей было жалко. Ска­зала девочка лисичке “спа­сибо” и пошла дальше.

В лесу было много малины, и девочка шла и сры­вала с каж­дого куста поне­множку, но все равно хоте­лось съесть кусо­чек хлеба. Уви­дела с дерева Яночку белочка, спрыг­нула пониже и спро­сила: “Девочка, куда ты идешь?” А она отве­тила: “Иду искать себе маму, кото­рая будет любить только меня”. Белочка позвала Яночку жить к себе. Полезла девочка по стволу дерева в бел­кино дупло, но не сумела. Тогда белочка насы­пала ей в рюк­за­чок ореш­ков и Яночка пошла дальше.

В этот день ей повстре­ча­лось много раз­ных зве­рей. У ежихи Яночке не понра­ви­лось — холодно спать на сырой траве. У оле­нихи тоже не понра­ви­лось, потому что девочка не умела спать стоя и не любила есть веточки и траву. А сова ска­зала, что спит днем, а этого Яночка тер­петь не могла.

Долго бро­дила девочка по лесу. Пла­тьице испач­ка­лось, рюк­за­чок порвался, болели ножки, и все время хоте­лось есть. Нако­нец набрела она на малень­кий домик. А на кры­лечке сидел ста­ри­чок в фуражке. Это был лес­ник. “Дедушка, — ска­зала Яночка, — можно у тебя остаться?” Уди­вился ста­ри­чок, позвал в дом. Уса­дил за стол, накор­мил, напоил и стал рас­спра­ши­вать, кто такая и откуда при­шла. Стала девочка рас­ска­зы­вать ему про маму, сест­ричку и как ушла она из дома искать дру­гую маму. Огор­чился ста­рик, заду­мался и спро­сил: “А ты свою маму любишь?” “Люблю”, — ска­зала Яночка и заплакала.

Поса­дил дед Яночку на свою лошадку, а сам взял лошадку за пово­дья и рядом пошел в деревню. К девоч­ки­ной насто­я­щей маме.

Все это время мама везде искала дочку и очень боя­лась, что девочку съели дикие звери. А сей­час она сто­яла на кры­лечке, смот­рела на лес­ную опушку и думала про свою девочку. И вдруг мама уви­дела лес­ника, кото­рый вел лошадку, а на лошадке сидела Яночка — чума­зая, но живая и невре­ди­мая. Мама побе­жала к ним, а дочка спрыг­нула с лошади и тоже побе­жала к своей маме. Мама под­хва­тила девочку на руки, стала ее обни­мать и цело­вать. А сама почему-то пла­чет. И дочка пла­чет. Когда они успо­ко­и­лись, позвали лес­ника в дом. И он рас­ска­зал маме, как встре­тил Яночку.

Вече­ром мама уло­жила спать сна­чала малень­кую сест­ричку, а потом и Яночку. И ска­зала дочке: “Больше нико­гда тебя от себя не отпущу!” А девочка ска­зала маме: “А я сама больше не буду убе­гать. Потому что ты самая луч­шая мама. Я тебя очень люблю. И сест­ричку тоже люблю”. Тут она повер­ну­лась на бочок, закрыла глазки и уснула.

А когда сест­ренка под­росла, девочки очень подру­жи­лись. Обе глав­ные, люби­мые мамины дочки.

Сказка о пропавшей улыбке

Жили-были где-то далеко мама Катя и дочка Сашенька. И было дочке три с поло­ви­ной года. Росла Сашенька очень хоро­шей девоч­кой, и все ее любили. Осо­бенно когда она улы­ба­лась. Каза­лось, даже сол­нышко све­тит ярче. Все и все­гда радо­ва­лись этой девочке, и всё ей было можно. Но вот что из этого получилось.

Как-то осе­нью пошли мама с Сашень­кой гулять в парк. Вдруг Саша уви­дела, что неда­леко про­да­ется моро­же­ное, и тре­бо­ва­тельно ска­зала: “Хочу моро­же­ного! Купи!”. Но мама Катя не захо­тела поку­пать: “У тебя гор­лышко немножко крас­ное, ты можешь опять забо­леть”, — ска­зала она. Саша не при­выкла, что ей отка­зы­вают, разо­зли­лась и громко ска­зала: “Ты нехо­ро­шая, пло­хая мама!” — а лицо у нее стало про­тив­ным и капризным.

Рядом на ска­мейке сидела ста­рушка, с виду обык­но­вен­ная, совсем как твоя бабушка. Не выдер­жала она и ска­зала девочке: “Разве можно так гово­рить с мамой!”. Но девочка ей отве­тила: “Не твое дело, бабка! Моя мама, что хочу, то и говорю!” А бабушка эта была не про­сто ста­рушка, а фея — не злая и не доб­рая, а очень спра­вед­ли­вая. И решила она про­учить девочку, чтобы она больше нико­гда не оби­жала свою маму. Она напра­вила свой вол­шеб­ный зон­тик на Сашу и про­шеп­тала вол­шеб­ные слова:
“Кто оби­дит свою маму,
ста­нет злым и некрасивым,
Но когда ты ста­нешь лучше,
рас­кол­дую я тебя…”.

Рас­стро­ен­ная таким невеж­ли­вым Саши­ным пове­де­нием мама Катя ничего не заме­тила и повела дочку домой. А Сашенька разу­чи­лась сме­яться и улыбаться.

Повела мама дочку гулять. Все дети играют, сме­ются, а Саша рядом стоит, грустная-грустная…

Повёз папа с дочку в цирк. По арене бегают весе­лые кло­уны, сме­шат пуб­лику, дети весе­лятся, хло­пают в ладоши, а у Сашеньки ротик совсем не хочет улы­баться. И какая-то она некра­си­вая, сер­ди­тая. Забес­по­ко­и­лись роди­тели — что с ребен­ком слу­чи­лось? Стали они ей рас­ска­зы­вать весе­лые стихи и сказки, стали сами сме­шить дочку — а она, как Несме­яна, гру­стит и плачет.

Про­шла зима. Одна­жды вес­ной мама снова повела Сашу гулять в парк. Сели они на ска­мейку, на кото­рой уже отды­хал какой-то ста­ри­чок. Навер­ное, тоже вол­шеб­ный. Сашенька сидит, ску­чает, из глаз слезы катятся. “Почему Ваша девочка такая груст­ная?” — тихонько спро­сил ста­ри­чок у мамы Кати. Мама вздох­нула и рас­ска­зала, что раньше дочка была весе­лая, но одна­жды оби­дела маму и разу­чи­лась весе­литься и улы­баться. “Вашему горю можно помочь”, — ска­зал ста­ри­чок. — “Пусть девочка научится делать доб­рые дела, улыбка и вернется”.

Решила девочка делать доб­рые дела, а как — не знает. “Мама, научи, как делать доб­рые дела”, — попро­сила она маму. И стала мама ей подсказывать.

Одна­жды на про­гулке какой-то малыш упал и запла­кал. Саша под­бе­жала к нему, под­няла с земли, отрях­нула одежду и руки и ска­зала: “Не плачь, все прой­дет”. Мама малыша ска­зала ей, что она умница. И Сашенька немного улыб­ну­лась. В дру­гой раз девочка сама взяла тряпку и вытерла колеса вело­си­педа после улицы. Папа очень уди­вился и похва­лил дочку — и еще немножко вер­ну­лась к Саше улыбка. Девочка очень ста­ра­лась — помо­гала маме мыть посуду, уби­рала на место свои игрушки, дели­лась с малы­шами в песоч­нице фор­моч­ками и все­гда гово­рила только хоро­шие слова. Мама очень радо­ва­лась, глядя на Сашеньку, но улыбка пока не воз­вра­ща­лась насо­всем, а только на минуточку.

Когда Саша и мама гуляли в парке, неожи­данно встре­ти­лась та самая ста­рушка, кото­рая закол­до­вала девочку. Но Саша теперь стала хоро­шей и поздо­ро­ва­лась со ста­руш­кой. “Как тебя зовут?”, — спро­сила фея. “Саша”, — отве­тила девочка, — “А Вас как зовут?”. “Марья Ива­новна”. Мама тоже позна­ко­ми­лась с феей и рас­ска­зала ей о Саши­ной беде, о том, что пока не воз­вра­ща­ется Сашина улыбка. Ста­рушка спро­сила, не оби­жает ли девочка маму и папу. “Нико­гда!” — ска­зала мама. Фея поняла, что Саша опять стала хоро­шей девоч­кой и решила рас­кол­до­вать её. Она ска­зала Саше: “Сей­час к тебе вер­нется твоя улыбка, но не забы­вай, что она ино­гда теря­ется”. С этими сло­вами фея напра­вила на девочку свой вол­шеб­ный зон­тик и про­шеп­тала вол­шеб­ные слова:
“Стала, Саша, ты хорошей,
Любишь всех и помогаешь.
И за это, Александра
Рас­кол­дую я тебя…”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки