Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

(3 голоса5.0 из 5)

В юбилейный год  Победы  координатор проекта «Школа для родителей и воспитателей» Татьяна Захарова делится, как заинтересовать  школьников доблестным прошлым прадедов и увлечь героической историей предков, знакомя их с достопримечательностями родного города.

Ветераны уходят, но остаются «городские свидетели» далеких дней: дома, памятники и даже реки. Именно они могут поведать живую историю подвига горожан.

О воспитывающем просветительском проекте Т. Захаровой  рассказывает программа «Учимся растить любовью» телеканала  «Союз»  и её ведущая Марина Ланская.

Краткая беседа с автором проекта предваряет  небольшую экскурсию  Захаровой с группой школьников по историческим местам Санкт-Петербурга, показанную в эфире телеканала.

– Татьяна, во дворах всё реже можно встретить малышей, играющих в «войнушку», военные песни слышны только в День Победы, а многие современные мальчишки не смотрели «В бой идут одни старики». Как   рассказывать им о войне?

– Современные дети, конечно, живут в других реалиях – не в таких, в которых, например, моё поколение. И они другое видят, другое слышат. Когда я была маленькой, я видела бабушек, дедушек, которые пережили войну, и слова о войне не были пустым звуком для меня – это была история моей семьи.

Я помню, с какой болью рассказывали люди старшего поколения, что они переживали, как они говорили: «лишь бы не было войны!» И это была история не какая-то далекая, а близкая и понятная, это была часть моей истории, моей жизни.

og og 1494155319237898020 300x157 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

К сожалению, ветераны уходят, и дети не видят тех людей, тех свидетелей войны, которые могли им что-то рассказать. Не приходят ветераны в школы, их все меньше и меньше, и поэтому война, последняя война – самая страшная и самая значимая для нас – Великая Отечественная, остается для них в прошлом, как некая часть учебника истории.

Дети не ощущают той боли, которую мы еще ощущаем и помним, несем в себе. Чтобы память о войне у подрастающего поколения не гасла, а возгоралась, усилия должны прикладывать именно мы – родители, воспитатели, учителя.

Мы живем в пространстве, местности, которая хранит память о том, что здесь было. И это может быть самая разная память. Это могут быть могилы наших предков, которые мы не должны забывать, посещать.

Это могут быть памятные места, связанные с людьми, которые ушли воевать и погибли – если, скажем, это было недалеко от фронта. Или различные музеи, которые рассказывают нам о событиях, связанных с Великой Отечественной войной – краеведческие музеи в тех местах, где война реально была, где она оставила свой след.

Конечно, мы должны, прежде всего, сами знать эти места, помнить о них, показывать их детям. Я бы очень хотела, чтобы родители, во-первых, понимали, что детям надо давать другой познавательный опыт, а во-вторых, чтобы  взрослые знакомились, смотрели, что есть вокруг них, и иногда подходили к этим местам.

Просто рассказывали детям – не специально, не пафосно, не по каким-то великим праздникам (хотя и это тоже уместно), а просто потому, что это есть, это было. Это надо уметь замечать, и об этом надо знать и черпать этот огромный опыт.

Экскурсия Татьяны Захаровой

по Санкт-Петербургу с группой школьников

Сегодня мы с вами пройдемся по главной улице города – по Невскому проспекту, который притягивает всегда и всех. Мы знаем, как великолепен Невский – с памятниками архитектуры, с музеями. Когда-то  здесь  были крупные банки, крупнейшие магазины…

Удивительным образом Невский проспект хранит память о войне. И на небольшом промежутке маршрута мы убедимся, как много осталось с тех пор, как много мы можем показать детям. Надо только увидеть это, заметить и рассказать. Сегодня мы попробуем это сделать.

– Ребята, мы с вами подошли к дому, на котором оставлена памятная табличка. Давайте прочитаем, что тут написано: «Граждане, при обстреле эта сторона улицы наиболее опасна».

Такие таблички-предупреждения, что эта сторона улицы наиболее опасна, появлялись на многих домах нашего города. Особенно много вот таких табличек было на Невском проспекте, на главной улице города – именно на солнечной стороне.

Обратите внимание: в Петербурге так и называют эту сторону: «солнечная сторона», потому что именно оттуда – с юга, как правило, велся артобстрел. Именно оттуда летело огромное количество снарядов, которыми фашисты забрасывали наш город. И это было предупреждение, что здесь ходить при обстреле было очень и очень опасно.

Конечно, после войны эти таблички закрасили, но они сохранились, в нашем городе осталось где-то около пяти. И вот одна из них висит здесь, на здании этой школы. Видите, здесь тоже есть надпись: «В память о героизме и мужестве ленинградцев в дни 900-дневной блокады города сохранена эта надпись».

Сохранена – значит, не закрашена, как остальные надписи. Её, конечно, периодически обновляют, потому что, вы знаете, у нас погода не очень хорошая, дожди. И мы с вами можем вспоминать, проходя мимо, о том, что люди старались прятаться во время артобстрелов, переходить на другую сторону.

2cb792fde3dd 300x204 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

Существует традиция приносить цветы к таким памятным знакам. Посмотрите, здесь даже специально сделано место, чтобы люди могли прийти и положить цветы.

Видите, кто-то до нас это уже сделал, давайте и мы тоже возложим цветы в память о людях, которые жили во время блокады, переживали эти страшные времена.

Итак, ребята, мы с вами посмотрели на доску, которая находится на стене школы, и сейчас мы заходим во двор этой школы, которая какое-то время работала во время Великой Отечественной. Мы с вами во дворе этого учебного заведения.

Надо сказать, что дети тоже совершали подвиг во время Великой Отечественной войны, во время блокады. Подвиг этот состоял в том, чтобы просто жить. Чтобы делать в этих страшных условиях голода, холода те дела, которые они делают обычно. А что обычно дети делают? Обычно они учатся.

В условиях холода, голода, когда тяжело было ходить, тяжело было делать привычные дела, они продолжали учиться, они продолжали ходить в школу, хотя это было для них очень и очень тяжело.

1630092 original 300x200 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

В Ленинграде в то время осталось 39 работающих школ. Вот эта школа, во дворе которой мы с вами находимся, она только какое-то время работала, учеников становилось все меньше и меньше, школы закрывались.

Вот здесь в память о тех днях, пережитых школьниками, о том, как они учились, писали на тех листочках, которые находили, на обрывках бумаги карандашами, и все равно продолжали учиться, продолжали сдавать экзамены – поставлен  памятник. Это вот такой Земной Шар, который напоминает нам о мире во всем мире, о том, что это страшно, когда идет война.

И давайте прочитаем слова поэта Юрия Воронова, который подростком пережил блокаду и который знал, что здесь происходит:

«Чтоб снова на земной планете
не повторилось той зимы,
Нам нужно, чтобы наши дети
об этом помнили, как мы».

Нам нужно помнить о тех днях, которые пережили школьники, и брать с них пример. Можете себе представить: никто не заставлял их учиться, никто не говорил, что нужно делать уроки. Конечно, взрослым было не до этого, и многие взрослые не могли проследить за своими детьми. Но все равно дети учились, все равно дети работали.

Мы можем брать с них пример, помнить о том, как они не сдавались, как они верили, что Победа придёт. Все эти места нашего города, мимо которых мы проходим почти каждый день, скрывают за своей красотой свидетельства давно ушедших дней, в том числе тяжелых дней войны.

Мы с вами пришли на место, которое известно очень многим. Здесь перед вами находится Казанский собор – большое величественное сооружение. А перед ним – два памятника полководцам.

Один памятник посвящён Кутузову – фельдмаршалу, прославленному полководцу, который выиграл войну 1812 года. А с другой стороны – памятник Барклаю де Толли, тоже полководцу, который вместе с Кутузовым победил Наполеона.

Вот, представьте себе: другая война – и уже война не с Наполеоном, а война с Гитлером. Город обстреливают, сюда летит огромное количество снарядов. Можете себе представить, что в один из дней в сентябре 1941 года город обстреливался в течение 18 часов, беспрерывно. И когда началась бомбежка, начались регулярные обстрелы, встал вопрос о том, чтобы укрыть эти памятники – нужно же их сохранить.

183058 f51b9 39748778 m750x740 ue51d5 300x232 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

И памятники, действительно, стали укрывать. Но по просьбам многих людей оставили несколько памятников – для того, чтобы они показывали людям, что жизнь идет, что скоро наступит победа.

И чтобы эти фельдмаршалы, которые здесь стоят на Невском проспекте, вдохновляли бойцов, которые уходят на фронт.

И памятник Кутузову, и памятник Барклаю де Толли во время Великой Отечественной войны не были закрыты.

И, представьте себе: ни один снаряд не попал в этот памятник, они не были повреждены! У нас есть еще памятник – памятник Кутузову, который стоит на Марсовом поле, он тоже не был укрыт во время Великой Отечественной войны, и тоже мимо него проходили войска, и Кутузов, прославленный полководец, вдохновлял их на боевые действия.

Итак, ребята, сейчас я хочу, чтобы вы выполнили практическое задание. Оно очень сложное. Как я сказала, многие памятники были укрыты во время Великой Отечественной войны. Конечно, укрывали те памятники, которые были очень тяжелые, а некоторые просто снимали и закапывали в землю, и там они пролежали всю Великую Отечественную войну.

Но некоторые памятники в условиях войны и военного времени невозможно было снять с постамента, куда-то закопать и спрятать. И эти памятники решили укрыть мешками с песком, а сверху досками – вот такая конструкция была придумана и разработана инженерами, и это было достаточно быстро осуществлено.

Смотрите, что сейчас надо сделать. Я вам раздам черно-белые фотографии, на которых спрятанные памятники, и вы должны будете внимательно их рассмотреть. Особенно посмотрите, что сзади – это будет такими подсказками. И я вам раздам цветные иллюстрации, а вы постарайтесь угадать, какой памятник, спрятан на черно-белой фотографии.

Вот так во время Великой Отечественной войны выглядел  «Медный всадник» – сзади Исаакиевский собор, и по этому Исаакиевскому собору легко узнать. Если бы его не было – согласитесь, сложно угадать, какой памятник прячется за этими сооружениями из досок.

Когда мы говорим с детьми о подвигах военных лет, часто совершаем такую ошибку: мы стараемся поведать о героизме бойцов, но редко рассказываем о том, как свой подвиг совершали и простые граждане.

– В блокадном городе жили разные люди. Жили люди творческие: композиторы (мы еще будем об этом говорить), жили поэты, писатели, жили художники, артисты, и они тоже трудились.

Вот, представьте себе: в городе, где нечего есть, где постоянные бомбежки, обстрелы, архитекторы думали о том, какие будут памятники стоять после войны – памятники Победе. Они создавали триумфальные арки, рисовали огромные красивые памятники, напоминающие о подвиге народа, который защитил свой город.

40072 main 300x185 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

И художники тоже работали, они рисовали. Они выходили на пустынные улицы города – замерзшего города, города, который практически обезлюдел. Транспорт не ходил, люди с трудом передвигались. Но красота этого города – замерзшего величественного города, поражала художников.

Я хочу показать вам одну старую фотографию, удивительный кадр, который сняли операторы, когда проезжали по Невскому проспекту. Они увидели, что стоит художник и рисует картину. Он стоит на Невском проспекте. Этого художника звали Вячеслав Пакулин. До этого он никогда не рисовал город, но во время блокады увидел, какой он красивый.

Художники, поэты, артисты и композиторы поддерживали и вдохновляли соотечественников в тяжелые годы войны.

Итак, мы с вами остановились перед зданием, в котором раньше было Дворянское собрание, потом здесь располагалась филармония. Мы говорили о том, что творческие люди в нашем городе продолжали творить. Художники писали картины, архитекторы создавали проекты будущих памятников; а композиторы, музыканты писали свои произведения.

В условиях, когда нечего было есть, когда было тяжело, все равно продолжала жить надежда на то, что все будет хорошо, наступит мирная жизнь.

И в этих тяжелых условиях композитор Дмитрий Шостакович начинает писать свою Седьмую симфонию, которая потом получила название «Ленинградской».

Заканчивал симфонию он уже в другом городе – Куйбышеве, куда был эвакуирован, но он очень хотел, чтобы его произведение прозвучало именно в Ленинграде. И партитуру самолетом доставили сюда – это было очень сложно.

Стали собирать музыкантов, а музыкантов нет. Оказалось, что куда-то все делись: кто-то ушел на фронт, кто-то умирал от голода, не был в состоянии дойти сюда, чтобы начать репетиции.

Сложное было дело найти музыкантов. Тогда решили объявить такой приказ: кто среди военных, которые обороняли наш город, может играть на музыкальных инструментах – все должны были заявить об этом и явиться сюда.

И действительно, музыканты приходили – некоторые даже со своими инструментами, их специально отпускали с передовых, чтобы они могли выполнить задание, важное для жителей всего города и даже для всей страны, чтобы они могли отрепетировать и сыграть здесь это произведение Шостаковича.

Дирижер Элиасберг говорил, что был потрясен, когда открыл эту партитуру и увидел, что Шостакович добавил партии духовых и ударных. Таких людей было сложно найти.

У людей не было сил, чтобы дуть в трубу, чтобы выдуть какой-то звук, у них просто не было столько сил. Некоторые падали на репетициях в обморок.

И вот, несмотря на все трудности, все равно отрепетировали, и 9 августа 1942 года здесь состоялся концерт. Для того, чтобы попасть на этот концерт, надо было купить билет. Посмотрите: продавали вот такие интересные билеты.

Это был и билет, и программка этого концерта. Вначале был помещён эпиграф, это слова Шостаковича: «Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу Ленинграду я посвящаю свою Седьмую симфонию. Д. Шостакович».

Билеты продавали прямо на улицах, люди покупали вот эту программку  на деньги, которые они зарабатывали, и с этой программкой они проходили вот сюда.

Бойцы и творцы – не единственные, кто отважно нес свой подвиг. Люди самых простых профессий доказывали: на любом месте можно выполнять свой долг и служить ближним.

Вот, ребята, тоже необычное свидетельство тех лет. Надпись на доске: «Эта парикмахерская работала всю блокаду 1941-1944гг. В эти годы труд парикмахеров доказал: красота спасет мир» (Блокадная парикмахерская. Невский проспект, 54/3).

Здесь, в этом здании находилась блокадная парикмахерская. Сначала это была обычная парикмахерская с историей, она располагалась здесь ещё до революции. Но во время блокады, что интересно, она не переставала работать.

Иногда для людей это было единственное место, где они могли помыть голову теплой водой, зачастую в домашних условиях сделать это было очень сложно. Здесь работали два зала: мужской и женский, и работники парикмахерской каждый день ходили на Фонтанку, привозили воду, грели ее, и старались все сделать так, как это было в довоенное мирное время.

Жизнь продолжалась несмотря ни на что, и эта доска нам об этом напоминает. Мы можем зайти в это здание на Невском проспекте, вспомнить, что здесь было во время войны.

Наша прогулка продолжается. Небольшие памятные доски, которые мы обычно не замечаем, сейчас приковывают внимание, рождают страшные образы героического прошлого города и его жителей.

Сворачиваем с Невского на Малую Садовую и снова открываем для себя то, что обычно сокрыто от глаз спешащих мимо людей. Мы с вами находимся на Малой Садовой улице, здесь есть еще два интересных памятника. Если люди их и замечают, то совершенно не вспоминают о войне.

Мало кто знает, что вот эти два объекта, которые находятся с одной и другой стороны, связаны с блокадой. Давайте посмотрим сначала вот сюда. Вы видите, что на карнизе дома сидит кошка Василиса, а с другой стороны – возле Елисеевского магазина,  кот Елисей.

Эти два кота напоминают нам о том, что, когда в городе было очень плохо с едой, было голодно, то появилось много крыс. Как эти ни странно, они голода не боялись. Вы знаете, что крысы – достаточно опасные животные, потому что мало того, что они много чего могут погрызть, они ещё и переносят разные инфекционные заболевания. И была большая угроза, что в город придет эпидемия.

Как бороться с крысами, было не очень понятно. Мы знаем, что естественные враги крыс в природе – это кошки. И поэтому, как только была прорвана блокада, было решено привезти целый эшелон кошек. Несколько вагонов  кошек приехало из Ярославской области: считалось, что там очень хорошие кошки-крысоловы.

И было приказано как можно больше собрать, отловить этих кошек и привезти в Ленинград, в осажденный город. Действительно, такая задача была выполнена, и эти коты и кошки помогли справиться с нашествием крыс.

Когда полностью была снята блокада, в 1945 году из Сибири привезли котов и кошек, которые помогли окончательно ликвидировать этих опасных хищников. По крайней мере, они уже не угрожали безопасности города и горожан.

И в память об этом были поставлены вот такие небольшие фигурки кошек, которые как будто сидят на карнизе. Они сытые, довольные, они сделали свое дело. Но мы будем помнить о том, что они связаны с блокадным городом.

Мы идём достаточно долго, отошли от Невского проспекта и пришли на Итальянскую улицу. На Итальянской улице мы остановились у очень известного дома, который знают все жители нашего города – это Дом Радио. Именно отсюда, из этого дома ведутся передачи по радио, также было во время Великой Отечественной войны.

Именно здесь работали дикторы, сюда они приходили каждый день, хотя это было очень трудно. Некоторые даже не могли подняться в студию – настолько были ослабевшие от голода. Но  в этом доме непрерывно велись радиопередачи.

Именно здесь придумали перед микрофоном поставить метроном, потому что раньше не было записей, все передачи велись вживую. Невозможно было постоянно говорить, постоянно какие-то новые передачи записывать.

Метроном, который стоял перед микрофоном, показывал, что город жил. И ленинградцы включали радио и слышали равномерный стук метронома. Этот стук им показывал, что город жив. Как пульс бьется у человека, сердце бьется, также и этот стук говорил о том, что город не сдан врагу и не будет сдан врагу, что он живет.

Мы с вами находится на набережной Фонтанки. Это место, очень памятное для жителей нашего города, потому что зимой замерзали трубы, не было воды в квартирах. Знаете ли вы, что в 1941-1942 году стояла удивительно холодная зима, морозы доходили до 40 градусов – даже сложно себе представить.

Очень рано начались морозы, стало холодно уже в ноябре, и они держались вплоть до апреля. Самые сильные морозы были как раз в декабре-январе, когда даже на Ладоге лёд замёрз так, что по нему смогли пройти грузовики, и там проложили «Дорогу жизни».

А здесь, в городе, люди переживали это по-другому. Переживали из-за отсутствия воды, отсутствия нормальных способов существования. Где было взять воду? Ходили на Неву, ходили на Фонтанку. Это было очень тяжело.

fdf07c27f35d8dda43e22673e203f70a 300x168 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

Смотрите, мы сейчас с вами легко сбежали по этому спуску и легко можем подняться.

А когда-то людям было сложно сделать даже эти несколько шагов. Приходили сюда с ведрами, кастрюльками, бидончиками, на саночках привозили самые разные сосуды и здесь пытались набрать воду.

Пытались, потому что это действительно было очень и очень тяжело. Лед был очень толстым – несколько метров. Делали полынью, делали прорубь, и это место, кстати, тоже по-разному называют: «блокадная полынья», «блокадная прорубь».

Люди опускались на колени и с помощью ковшичков, поварешек наливали воду. Но это была только часть работы. Надо было на саночках заехать и подняться наверх, а потом проделать долгий-долгий путь к своему дому.

«Тому, кому пришлось когда-нибудь
ходить сюда, – не говори: «Забудь».
Я знаю всё. Я тоже там была,
я ту же воду жгучую брала

на улице, меж темными домами,
где человек, судьбы моей собрат,
как мамонт, павший сто веков назад,
лежал, затертый городскими льдами».

(Ольга Берггольц «Твой путь»)

Хочу вам напомнить слова поэта Юрия Воронова, с которого мы начали нашу экскурсию – слова, которые вы прочитали на глобусе во дворе школы. Он писал:

«Я не напрасно беспокоюсь,
чтоб не забылась та война.
Ведь эта память – наша совесть,
она как сила нам нужна».

И действительно, память нам нужна. Кто такой человек без памяти? Никто. А у вас впереди целая жизнь, и это очень важно – помнить о прошлом.

Важно помнить о том, что сделали ваши родные: бабушки, дедушки, прабабушки, прадедушки, как они жили, что они делали для того, чтобы вы стояли на Невском проспекте довольные и счастливые, чтобы вы жили в своем родном городе, чтобы на нашей территории не было врагов.

Мы с вами вспомнили, что сделали жители нашего города – простые люди, такие же мальчишки и девчонки, которые просто жили, учились, ходили за водой, слушали радио, делали какие-то каждодневные дела. Но делали это в невероятно тяжелых условиях.

Вы скажете, что, конечно, были осады городов, на войне это дело известное. Например, Трою осаждали еще в XIII веке до нашей эры, но Троя сдалась, её все равно – хоть хитростью, но взяли. А здесь Ленинград выстоял, Ленинград не сдался, и Ленинград победил.

Зачем помнить о войне? В наш век, когда так модно быть счастливым, мы – родители, педагоги, должны говорить детям о том, как переменчива жизнь и как важно сохранять мужество в любых, даже самых тяжелых обстоятельствах. А за примерами далеко ходить не придется.

Соб. инф.
Фото из открытых источников

 

 

Добавить Gravatar Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*