Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

(4 голоса5.0 из 5)

В юби­лей­ный год  Победы  коор­ди­на­тор про­екта «Школа для роди­те­лей и вос­пи­та­те­лей» Татьяна Заха­рова делится, как заин­те­ре­со­вать  школь­ни­ков доб­лест­ным про­шлым пра­де­дов и увлечь геро­и­че­ской исто­рией пред­ков, зна­комя их с досто­при­ме­ча­тель­но­стями род­ного города.

Вете­раны ухо­дят, но оста­ются “город­ские сви­де­тели” дале­ких дней: дома, памят­ники и даже реки. Именно они могут пове­дать живую исто­рию подвига горожан.

О вос­пи­ты­ва­ю­щем про­све­ти­тель­ском про­екте Т. Заха­ро­вой  рас­ска­зы­вает про­грамма «Учимся рас­тить любо­вью» теле­ка­нала  «Союз»  и её веду­щая Марина Ланская.

Крат­кая беседа с авто­ром про­екта пред­ва­ряет  неболь­шую экс­кур­сию  Заха­ро­вой с груп­пой школь­ни­ков по исто­ри­че­ским местам Санкт-Петер­бурга, пока­зан­ную в эфире телеканала.

– Татьяна, во дво­рах всё реже можно встре­тить малы­шей, игра­ю­щих в «вой­нушку», воен­ные песни слышны только в День Победы, а мно­гие совре­мен­ные маль­чишки не смот­рели «В бой идут одни ста­рики». Как   рас­ска­зы­вать им о войне?

– Совре­мен­ные дети, конечно, живут в дру­гих реа­лиях – не в таких, в кото­рых, напри­мер, моё поко­ле­ние. И они дру­гое видят, дру­гое слы­шат. Когда я была малень­кой, я видела бабу­шек, деду­шек, кото­рые пере­жили войну, и слова о войне не были пустым зву­ком для меня – это была исто­рия моей семьи.

Я помню, с какой болью рас­ска­зы­вали люди стар­шего поко­ле­ния, что они пере­жи­вали, как они гово­рили: «лишь бы не было войны!» И это была исто­рия не какая-то дале­кая, а близ­кая и понят­ная, это была часть моей исто­рии, моей жизни.

og og 1494155319237898020 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

К сожа­ле­нию, вете­раны ухо­дят, и дети не видят тех людей, тех сви­де­те­лей войны, кото­рые могли им что-то рас­ска­зать. Не при­хо­дят вете­раны в школы, их все меньше и меньше, и поэтому война, послед­няя война – самая страш­ная и самая зна­чи­мая для нас – Вели­кая Оте­че­ствен­ная, оста­ется для них в про­шлом, как некая часть учеб­ника истории.

Дети не ощу­щают той боли, кото­рую мы еще ощу­щаем и пом­ним, несем в себе. Чтобы память о войне у под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния не гасла, а воз­го­ра­лась, уси­лия должны при­кла­ды­вать именно мы – роди­тели, вос­пи­та­тели, учителя.

Мы живем в про­стран­стве, мест­но­сти, кото­рая хра­нит память о том, что здесь было. И это может быть самая раз­ная память. Это могут быть могилы наших пред­ков, кото­рые мы не должны забы­вать, посещать. 

Это могут быть памят­ные места, свя­зан­ные с людьми, кото­рые ушли вое­вать и погибли – если, ска­жем, это было неда­леко от фронта. Или раз­лич­ные музеи, кото­рые рас­ска­зы­вают нам о собы­тиях, свя­зан­ных с Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ной – кра­е­вед­че­ские музеи в тех местах, где война реально была, где она оста­вила свой след.

Конечно, мы должны, прежде всего, сами знать эти места, пом­нить о них, пока­зы­вать их детям. Я бы очень хотела, чтобы роди­тели, во-пер­вых, пони­мали, что детям надо давать дру­гой позна­ва­тель­ный опыт, а во-вто­рых, чтобы  взрос­лые зна­ко­ми­лись, смот­рели, что есть вокруг них, и ино­гда под­хо­дили к этим местам. 

Про­сто рас­ска­зы­вали детям – не спе­ци­ально, не пафосно, не по каким-то вели­ким празд­ни­кам (хотя и это тоже уместно), а про­сто потому, что это есть, это было. Это надо уметь заме­чать, и об этом надо знать и чер­пать этот огром­ный опыт.

Экскурсия Татьяны Захаровой
по Санкт-Петербургу с группой школьников

Сего­дня мы с вами прой­демся по глав­ной улице города – по Нев­скому про­спекту, кото­рый при­тя­ги­вает все­гда и всех. Мы знаем, как вели­ко­ле­пен Нев­ский – с памят­ни­ками архи­тек­туры, с музе­ями. Когда-то  здесь  были круп­ные банки, круп­ней­шие магазины…

Уди­ви­тель­ным обра­зом Нев­ский про­спект хра­нит память о войне. И на неболь­шом про­ме­жутке марш­рута мы убе­димся, как много оста­лось с тех пор, как много мы можем пока­зать детям. Надо только уви­деть это, заме­тить и рас­ска­зать. Сего­дня мы попро­буем это сделать.

– Ребята, мы с вами подо­шли к дому, на кото­ром остав­лена памят­ная таб­личка. Давайте про­чи­таем, что тут напи­сано: «Граж­дане, при обстреле эта сто­рона улицы наи­бо­лее опасна».

Такие таб­лички-пре­ду­пре­жде­ния, что эта сто­рона улицы наи­бо­лее опасна, появ­ля­лись на мно­гих домах нашего города. Осо­бенно много вот таких таб­ли­чек было на Нев­ском про­спекте, на глав­ной улице города – именно на сол­неч­ной стороне.

Обра­тите вни­ма­ние: в Петер­бурге так и назы­вают эту сто­рону: «сол­неч­ная сто­рона», потому что именно оттуда – с юга, как пра­вило, велся арт­об­стрел. Именно оттуда летело огром­ное коли­че­ство сна­ря­дов, кото­рыми фаши­сты забра­сы­вали наш город. И это было пре­ду­пре­жде­ние, что здесь ходить при обстреле было очень и очень опасно.

Конечно, после войны эти таб­лички закра­сили, но они сохра­ни­лись, в нашем городе оста­лось где-то около пяти. И вот одна из них висит здесь, на зда­нии этой школы. Видите, здесь тоже есть над­пись: «В память о геро­изме и муже­стве ленин­град­цев в дни 900-днев­ной бло­кады города сохра­нена эта надпись».

Сохра­нена – зна­чит, не закра­шена, как осталь­ные над­писи. Её, конечно, пери­о­ди­че­ски обнов­ляют, потому что, вы зна­ете, у нас погода не очень хоро­шая, дожди. И мы с вами можем вспо­ми­нать, про­ходя мимо, о том, что люди ста­ра­лись пря­таться во время арт­об­стре­лов, пере­хо­дить на дру­гую сторону.

2cb792fde3dd - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

Суще­ствует тра­ди­ция при­но­сить цветы к таким памят­ным зна­кам. Посмот­рите, здесь даже спе­ци­ально сде­лано место, чтобы люди могли прийти и поло­жить цветы.

Видите, кто-то до нас это уже сде­лал, давайте и мы тоже воз­ло­жим цветы в память о людях, кото­рые жили во время бло­кады, пере­жи­вали эти страш­ные времена.

Итак, ребята, мы с вами посмот­рели на доску, кото­рая нахо­дится на стене школы, и сей­час мы захо­дим во двор этой школы, кото­рая какое-то время рабо­тала во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной. Мы с вами во дворе этого учеб­ного заведения.

Надо ска­зать, что дети тоже совер­шали подвиг во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, во время бло­кады. Подвиг этот состоял в том, чтобы про­сто жить. Чтобы делать в этих страш­ных усло­виях голода, холода те дела, кото­рые они делают обычно. А что обычно дети делают? Обычно они учатся.

В усло­виях холода, голода, когда тяжело было ходить, тяжело было делать при­выч­ные дела, они про­дол­жали учиться, они про­дол­жали ходить в школу, хотя это было для них очень и очень тяжело.

1630092 original - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

В Ленин­граде в то время оста­лось 39 рабо­та­ю­щих школ. Вот эта школа, во дворе кото­рой мы с вами нахо­димся, она только какое-то время рабо­тала, уче­ни­ков ста­но­ви­лось все меньше и меньше, школы закрывались.

Вот здесь в память о тех днях, пере­жи­тых школь­ни­ками, о том, как они учи­лись, писали на тех листоч­ках, кото­рые нахо­дили, на обрыв­ках бумаги каран­да­шами, и все равно про­дол­жали учиться, про­дол­жали сда­вать экза­мены – постав­лен  памят­ник. Это вот такой Зем­ной Шар, кото­рый напо­ми­нает нам о мире во всем мире, о том, что это страшно, когда идет война.

И давайте про­чи­таем слова поэта Юрия Воро­нова, кото­рый под­рост­ком пере­жил бло­каду и кото­рый знал, что здесь происходит:

«Чтоб снова на зем­ной планете
не повто­ри­лось той зимы,
Нам нужно, чтобы наши дети
об этом пом­нили, как мы».

Нам нужно пом­нить о тех днях, кото­рые пере­жили школь­ники, и брать с них при­мер. Можете себе пред­ста­вить: никто не застав­лял их учиться, никто не гово­рил, что нужно делать уроки. Конечно, взрос­лым было не до этого, и мно­гие взрос­лые не могли про­сле­дить за сво­ими детьми. Но все равно дети учи­лись, все равно дети работали.

Мы можем брать с них при­мер, пом­нить о том, как они не сда­ва­лись, как они верили, что Победа при­дёт. Все эти места нашего города, мимо кото­рых мы про­хо­дим почти каж­дый день, скры­вают за своей кра­со­той сви­де­тель­ства давно ушед­ших дней, в том числе тяже­лых дней войны.

Мы с вами при­шли на место, кото­рое известно очень мно­гим. Здесь перед вами нахо­дится Казан­ский собор – боль­шое вели­че­ствен­ное соору­же­ние. А перед ним – два памят­ника полководцам.

Один памят­ник посвя­щён Куту­зову – фельд­мар­шалу, про­слав­лен­ному пол­ко­водцу, кото­рый выиг­рал войну 1812 года. А с дру­гой сто­роны – памят­ник Барк­лаю де Толли, тоже пол­ко­водцу, кото­рый вме­сте с Куту­зо­вым побе­дил Наполеона.

Вот, пред­ставьте себе: дру­гая война – и уже война не с Напо­лео­ном, а война с Гит­ле­ром. Город обстре­ли­вают, сюда летит огром­ное коли­че­ство сна­ря­дов. Можете себе пред­ста­вить, что в один из дней в сен­тябре 1941 года город обстре­ли­вался в тече­ние 18 часов, бес­пре­рывно. И когда нача­лась бом­бежка, нача­лись регу­ляр­ные обстрелы, встал вопрос о том, чтобы укрыть эти памят­ники – нужно же их сохранить.

183058 f51b9 39748778 m750x740 ue51d5 - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

И памят­ники, дей­стви­тельно, стали укры­вать. Но по прось­бам мно­гих людей оста­вили несколько памят­ни­ков – для того, чтобы они пока­зы­вали людям, что жизнь идет, что скоро насту­пит победа.

И чтобы эти фельд­мар­шалы, кото­рые здесь стоят на Нев­ском про­спекте, вдох­нов­ляли бой­цов, кото­рые ухо­дят на фронт.

И памят­ник Куту­зову, и памят­ник Барк­лаю де Толли во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны не были закрыты.

И, пред­ставьте себе: ни один сна­ряд не попал в этот памят­ник, они не были повре­ждены! У нас есть еще памят­ник – памят­ник Куту­зову, кото­рый стоит на Мар­со­вом поле, он тоже не был укрыт во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, и тоже мимо него про­хо­дили вой­ска, и Куту­зов, про­слав­лен­ный пол­ко­во­дец, вдох­нов­лял их на бое­вые действия.

Итак, ребята, сей­час я хочу, чтобы вы выпол­нили прак­ти­че­ское зада­ние. Оно очень слож­ное. Как я ска­зала, мно­гие памят­ники были укрыты во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны. Конечно, укры­вали те памят­ники, кото­рые были очень тяже­лые, а неко­то­рые про­сто сни­мали и зака­пы­вали в землю, и там они про­ле­жали всю Вели­кую Оте­че­ствен­ную войну.

Но неко­то­рые памят­ники в усло­виях войны и воен­ного вре­мени невоз­можно было снять с поста­мента, куда-то зако­пать и спря­тать. И эти памят­ники решили укрыть меш­ками с пес­ком, а сверху дос­ками – вот такая кон­струк­ция была при­ду­мана и раз­ра­бо­тана инже­не­рами, и это было доста­точно быстро осуществлено.

Смот­рите, что сей­час надо сде­лать. Я вам раз­дам черно-белые фото­гра­фии, на кото­рых спря­тан­ные памят­ники, и вы должны будете вни­ма­тельно их рас­смот­реть. Осо­бенно посмот­рите, что сзади – это будет такими под­сказ­ками. И я вам раз­дам цвет­ные иллю­стра­ции, а вы поста­рай­тесь уга­дать, какой памят­ник, спря­тан на черно-белой фотографии.

Вот так во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны выгля­дел  «Мед­ный всад­ник» – сзади Иса­а­ки­ев­ский собор, и по этому Иса­а­ки­ев­скому собору легко узнать. Если бы его не было – согла­си­тесь, сложно уга­дать, какой памят­ник пря­чется за этими соору­же­ни­ями из досок.

Когда мы гово­рим с детьми о подви­гах воен­ных лет, часто совер­шаем такую ошибку: мы ста­ра­емся пове­дать о геро­изме бой­цов, но редко рас­ска­зы­ваем о том, как свой подвиг совер­шали и про­стые граждане.

– В бло­кад­ном городе жили раз­ные люди. Жили люди твор­че­ские: ком­по­зи­торы (мы еще будем об этом гово­рить), жили поэты, писа­тели, жили худож­ники, арти­сты, и они тоже трудились.

Вот, пред­ставьте себе: в городе, где нечего есть, где посто­ян­ные бом­бежки, обстрелы, архи­тек­торы думали о том, какие будут памят­ники сто­ять после войны – памят­ники Победе. Они созда­вали три­ум­фаль­ные арки, рисо­вали огром­ные кра­си­вые памят­ники, напо­ми­на­ю­щие о подвиге народа, кото­рый защи­тил свой город.

40072 main - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

И худож­ники тоже рабо­тали, они рисо­вали. Они выхо­дили на пустын­ные улицы города – замерз­шего города, города, кото­рый прак­ти­че­ски обез­лю­дел. Транс­порт не ходил, люди с тру­дом пере­дви­га­лись. Но кра­сота этого города – замерз­шего вели­че­ствен­ного города, пора­жала художников.

Я хочу пока­зать вам одну ста­рую фото­гра­фию, уди­ви­тель­ный кадр, кото­рый сняли опе­ра­торы, когда про­ез­жали по Нев­скому про­спекту. Они уви­дели, что стоит худож­ник и рисует кар­тину. Он стоит на Нев­ском про­спекте. Этого худож­ника звали Вяче­слав Паку­лин. До этого он нико­гда не рисо­вал город, но во время бло­кады уви­дел, какой он красивый.

Худож­ники, поэты, арти­сты и ком­по­зи­торы под­дер­жи­вали и вдох­нов­ляли сооте­че­ствен­ни­ков в тяже­лые годы войны.

Итак, мы с вами оста­но­ви­лись перед зда­нием, в кото­ром раньше было Дво­рян­ское собра­ние, потом здесь рас­по­ла­га­лась филар­мо­ния. Мы гово­рили о том, что твор­че­ские люди в нашем городе про­дол­жали тво­рить. Худож­ники писали кар­тины, архи­тек­торы созда­вали про­екты буду­щих памят­ни­ков; а ком­по­зи­торы, музы­канты писали свои произведения.

В усло­виях, когда нечего было есть, когда было тяжело, все равно про­дол­жала жить надежда на то, что все будет хорошо, насту­пит мир­ная жизнь. 

И в этих тяже­лых усло­виях ком­по­зи­тор Дмит­рий Шоста­ко­вич начи­нает писать свою Седь­мую сим­фо­нию, кото­рая потом полу­чила назва­ние «Ленин­град­ской».

Закан­чи­вал сим­фо­нию он уже в дру­гом городе – Куй­бы­шеве, куда был эва­ку­и­ро­ван, но он очень хотел, чтобы его про­из­ве­де­ние про­зву­чало именно в Ленин­граде. И пар­ти­туру само­ле­том доста­вили сюда – это было очень сложно.

Стали соби­рать музы­кан­тов, а музы­кан­тов нет. Ока­за­лось, что куда-то все делись: кто-то ушел на фронт, кто-то уми­рал от голода, не был в состо­я­нии дойти сюда, чтобы начать репетиции.

Слож­ное было дело найти музы­кан­тов. Тогда решили объ­явить такой при­каз: кто среди воен­ных, кото­рые обо­ро­няли наш город, может играть на музы­каль­ных инстру­мен­тах – все должны были заявить об этом и явиться сюда.

И дей­стви­тельно, музы­канты при­хо­дили – неко­то­рые даже со сво­ими инстру­мен­тами, их спе­ци­ально отпус­кали с пере­до­вых, чтобы они могли выпол­нить зада­ние, важ­ное для жите­лей всего города и даже для всей страны, чтобы они могли отре­пе­ти­ро­вать и сыг­рать здесь это про­из­ве­де­ние Шостаковича.

Дири­жер Эли­а­с­берг гово­рил, что был потря­сен, когда открыл эту пар­ти­туру и уви­дел, что Шоста­ко­вич доба­вил пар­тии духо­вых и удар­ных. Таких людей было сложно найти. 

У людей не было сил, чтобы дуть в трубу, чтобы выдуть какой-то звук, у них про­сто не было столько сил. Неко­то­рые падали на репе­ти­циях в обморок.

И вот, несмотря на все труд­но­сти, все равно отре­пе­ти­ро­вали, и 9 авгу­ста 1942 года здесь состо­ялся кон­церт. Для того, чтобы попасть на этот кон­церт, надо было купить билет. Посмот­рите: про­да­вали вот такие инте­рес­ные билеты.

Это был и билет, и про­граммка этого кон­церта. Вна­чале был поме­щён эпи­граф, это слова Шоста­ко­вича: «Нашей борьбе с фашиз­мом, нашей гря­ду­щей победе над вра­гом, моему род­ному городу Ленин­граду я посвя­щаю свою Седь­мую сим­фо­нию. Д. Шостакович».

Билеты про­да­вали прямо на ули­цах, люди поку­пали вот эту про­граммку  на деньги, кото­рые они зара­ба­ты­вали, и с этой про­грамм­кой они про­хо­дили вот сюда.

Бойцы и творцы – не един­ствен­ные, кто отважно нес свой подвиг. Люди самых про­стых про­фес­сий дока­зы­вали: на любом месте можно выпол­нять свой долг и слу­жить ближним.

Вот, ребята, тоже необыч­ное сви­де­тель­ство тех лет. Над­пись на доске: «Эта парик­ма­хер­ская рабо­тала всю бло­каду 1941–1944гг. В эти годы труд парик­ма­хе­ров дока­зал: кра­сота спа­сет мир» (Бло­кад­ная парик­ма­хер­ская. Нев­ский про­спект, 54/3).

Здесь, в этом зда­нии нахо­ди­лась бло­кад­ная парик­ма­хер­ская. Сна­чала это была обыч­ная парик­ма­хер­ская с исто­рией, она рас­по­ла­га­лась здесь ещё до рево­лю­ции. Но во время бло­кады, что инте­ресно, она не пере­ста­вала работать.

Ино­гда для людей это было един­ствен­ное место, где они могли помыть голову теп­лой водой, зача­стую в домаш­них усло­виях сде­лать это было очень сложно. Здесь рабо­тали два зала: муж­ской и жен­ский, и работ­ники парик­ма­хер­ской каж­дый день ходили на Фон­танку, при­во­зили воду, грели ее, и ста­ра­лись все сде­лать так, как это было в дово­ен­ное мир­ное время.

Жизнь про­дол­жа­лась несмотря ни на что, и эта доска нам об этом напо­ми­нает. Мы можем зайти в это зда­ние на Нев­ском про­спекте, вспом­нить, что здесь было во время войны.

Наша про­гулка про­дол­жа­ется. Неболь­шие памят­ные доски, кото­рые мы обычно не заме­чаем, сей­час при­ко­вы­вают вни­ма­ние, рож­дают страш­ные образы геро­и­че­ского про­шлого города и его жителей.

Сво­ра­чи­ваем с Нев­ского на Малую Садо­вую и снова откры­ваем для себя то, что обычно сокрыто от глаз спе­ша­щих мимо людей. Мы с вами нахо­димся на Малой Садо­вой улице, здесь есть еще два инте­рес­ных памят­ника. Если люди их и заме­чают, то совер­шенно не вспо­ми­нают о войне.

Мало кто знает, что вот эти два объ­екта, кото­рые нахо­дятся с одной и дру­гой сто­роны, свя­заны с бло­ка­дой. Давайте посмот­рим сна­чала вот сюда. Вы видите, что на кар­низе дома сидит кошка Васи­лиса, а с дру­гой сто­роны – возле Ели­се­ев­ского мага­зина,  кот Елисей. 

Эти два кота напо­ми­нают нам о том, что, когда в городе было очень плохо с едой, было голодно, то появи­лось много крыс. Как эти ни странно, они голода не боя­лись. Вы зна­ете, что крысы – доста­точно опас­ные живот­ные, потому что мало того, что они много чего могут погрызть, они ещё и пере­но­сят раз­ные инфек­ци­он­ные забо­ле­ва­ния. И была боль­шая угроза, что в город при­дет эпидемия.

Как бороться с кры­сами, было не очень понятно. Мы знаем, что есте­ствен­ные враги крыс в при­роде – это кошки. И поэтому, как только была про­рвана бло­када, было решено при­везти целый эше­лон кошек. Несколько ваго­нов  кошек при­е­хало из Яро­слав­ской обла­сти: счи­та­лось, что там очень хоро­шие кошки-крысоловы.

И было при­ка­зано как можно больше собрать, отло­вить этих кошек и при­везти в Ленин­град, в оса­жден­ный город. Дей­стви­тельно, такая задача была выпол­нена, и эти коты и кошки помогли спра­виться с наше­ствием крыс.

Когда пол­но­стью была снята бло­када, в 1945 году из Сибири при­везли котов и кошек, кото­рые помогли окон­ча­тельно лик­ви­ди­ро­вать этих опас­ных хищ­ни­ков. По край­ней мере, они уже не угро­жали без­опас­но­сти города и горожан.

И в память об этом были постав­лены вот такие неболь­шие фигурки кошек, кото­рые как будто сидят на кар­низе. Они сытые, доволь­ные, они сде­лали свое дело. Но мы будем пом­нить о том, что они свя­заны с бло­кад­ным городом.

Мы идём доста­точно долго, ото­шли от Нев­ского про­спекта и при­шли на Ита­льян­скую улицу. На Ита­льян­ской улице мы оста­но­ви­лись у очень извест­ного дома, кото­рый знают все жители нашего города – это Дом Радио. Именно отсюда, из этого дома ведутся пере­дачи по радио, также было во время Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны. 

Именно здесь рабо­тали дик­торы, сюда они при­хо­дили каж­дый день, хотя это было очень трудно. Неко­то­рые даже не могли под­няться в сту­дию – настолько были осла­бев­шие от голода. Но  в этом доме непре­рывно велись радиопередачи.

Именно здесь при­ду­мали перед мик­ро­фо­ном поста­вить мет­ро­ном, потому что раньше не было запи­сей, все пере­дачи велись вжи­вую. Невоз­можно было посто­янно гово­рить, посто­янно какие-то новые пере­дачи записывать.

Мет­ро­ном, кото­рый стоял перед мик­ро­фо­ном, пока­зы­вал, что город жил. И ленин­градцы вклю­чали радио и слы­шали рав­но­мер­ный стук мет­ро­нома. Этот стук им пока­зы­вал, что город жив. Как пульс бьется у чело­века, сердце бьется, также и этот стук гово­рил о том, что город не сдан врагу и не будет сдан врагу, что он живет.

Мы с вами нахо­дится на набе­реж­ной Фон­танки. Это место, очень памят­ное для жите­лей нашего города, потому что зимой замер­зали трубы, не было воды в квар­ти­рах. Зна­ете ли вы, что в 1941–1942 году сто­яла уди­ви­тельно холод­ная зима, морозы дохо­дили до 40 гра­ду­сов – даже сложно себе представить.

Очень рано нача­лись морозы, стало холодно уже в ноябре, и они дер­жа­лись вплоть до апреля. Самые силь­ные морозы были как раз в декабре-январе, когда даже на Ладоге лёд замёрз так, что по нему смогли пройти гру­зо­вики, и там про­ло­жили «Дорогу жизни».

А здесь, в городе, люди пере­жи­вали это по-дру­гому. Пере­жи­вали из-за отсут­ствия воды, отсут­ствия нор­маль­ных спо­со­бов суще­ство­ва­ния. Где было взять воду? Ходили на Неву, ходили на Фон­танку. Это было очень тяжело.

fdf07c27f35d8dda43e22673e203f70a - Следы блокады на Невском проспекте: детям о войне – через топонимы

Смот­рите, мы сей­час с вами легко сбе­жали по этому спуску и легко можем подняться.

А когда-то людям было сложно сде­лать даже эти несколько шагов. При­хо­дили сюда с вед­рами, кастрюль­ками, бидон­чи­ками, на саноч­ках при­во­зили самые раз­ные сосуды и здесь пыта­лись набрать воду.

Пыта­лись, потому что это дей­стви­тельно было очень и очень тяжело. Лед был очень тол­стым – несколько мет­ров. Делали полы­нью, делали про­рубь, и это место, кстати, тоже по-раз­ному назы­вают: «бло­кад­ная полы­нья», «бло­кад­ная прорубь».

Люди опус­ка­лись на колени и с помо­щью ков­шич­ков, пова­ре­шек нали­вали воду. Но это была только часть работы. Надо было на саноч­ках заехать и под­няться наверх, а потом про­де­лать дол­гий-дол­гий путь к сво­ему дому.

“Тому, кому при­шлось когда-нибудь
ходить сюда, – не говори: «Забудь».
Я знаю всё. Я тоже там была,
я ту же воду жгу­чую брала

на улице, меж тем­ными домами,
где чело­век, судьбы моей собрат,
как мамонт, пав­ший сто веков назад,
лежал, затер­тый город­скими льдами”.

(Ольга Берг­гольц «Твой путь»)

Хочу вам напом­нить слова поэта Юрия Воро­нова, с кото­рого мы начали нашу экс­кур­сию – слова, кото­рые вы про­чи­тали на гло­бусе во дворе школы. Он писал:

«Я не напрасно беспокоюсь,
чтоб не забы­лась та война.
Ведь эта память – наша совесть,
она как сила нам нужна».

И дей­стви­тельно, память нам нужна. Кто такой чело­век без памяти? Никто. А у вас впе­реди целая жизнь, и это очень важно – пом­нить о прошлом.

Важно пом­нить о том, что сде­лали ваши род­ные: бабушки, дедушки, пра­ба­бушки, пра­де­душки, как они жили, что они делали для того, чтобы вы сто­яли на Нев­ском про­спекте доволь­ные и счаст­ли­вые, чтобы вы жили в своем род­ном городе, чтобы на нашей тер­ри­то­рии не было врагов. 

Мы с вами вспом­нили, что сде­лали жители нашего города – про­стые люди, такие же маль­чишки и дев­чонки, кото­рые про­сто жили, учи­лись, ходили за водой, слу­шали радио, делали какие-то каж­до­днев­ные дела. Но делали это в неве­ро­ятно тяже­лых условиях.

Вы ска­жете, что, конечно, были осады горо­дов, на войне это дело извест­ное. Напри­мер, Трою оса­ждали еще в XIII веке до нашей эры, но Троя сда­лась, её все равно – хоть хит­ро­стью, но взяли. А здесь Ленин­град выстоял, Ленин­град не сдался, и Ленин­град победил.

Зачем пом­нить о войне? В наш век, когда так модно быть счаст­ли­вым, мы – роди­тели, педа­гоги, должны гово­рить детям о том, как пере­мен­чива жизнь и как важно сохра­нять муже­ство в любых, даже самых тяже­лых обсто­я­тель­ствах. А за при­ме­рами далеко ходить не придется. 

Видео-вер­сия про­граммы теле­ка­нала  «Союз»

Соб. инф.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки