Автобиография

(1 голос5.0 из 5)

Роди­лась я – Татьяна Сер­ге­евна Шоро­хова – 2 авгу­ста 1956 г. в городе Любо­тин Харь­ков­ской обла­сти, кото­рый назы­вают жем­чу­жи­ной Сло­бо­жан­щины (Харь­ков­щины).

Росла в рус­ской семье с само­заб­венно любя­щими нас, троих детей, роди­те­лями. Отец Шоро­хов Сер­гей Ксе­но­фон­то­вич (1926–1994), родом из-под Ельца, мама Белова Мат­рена Нико­ла­евна (1928–2004), родом из-под Бел­го­рода. Деви­чья фами­лия и стала моим лите­ра­тур­ным псев­до­ни­мом (отдель­ные сказки пуб­ли­ко­ва­лись и под псев­до­ни­мом Мат­рена Рома­нова (соеди­нен­ное имя моей мамы и сына)).

В Любо­тин, со сво­его родо­вого гнезда на Бел­го­род­щине, в период кол­лек­ти­ви­за­ции при­е­хал мой дед Белов Нико­лай Кузь­мич. Неда­леко от Любо­тина, где-то за пру­дом в сто­рону Пол­тав­ского шляха, неко­гда была поме­щи­чья усадьба, и там, в начале трид­ца­тых годов, устро­или ком­муну. В это место, избе­жав рас­ку­ла­чи­ва­ния на родине и оста­вив там все свое добро, и при­е­хал мой дед со своим мно­го­чис­лен­ным семей­ством. В ком­муне семья деда пере­жила окку­па­цию. Тема войны дол­гие годы была глав­ной темой мами­ных вос­по­ми­на­ний, кото­рые мы любили слу­шать с самых ран­них лет.

В Любо­тине наша семья жила в той части города, кото­рая назы­ва­лась Шмыдливка. Здесь в сере­дине 50‑х годов роди­тели полу­чили уча­сток и выстро­или неболь­шой дом. В этом доме и про­шли пер­вые годы моей жизни – счаст­ли­вое дет­ство в пря­мом смысле этого слова, несмотря на то, что семья жила трудно. В Любо­тине – самые яркие, согре­ва­ю­щие и теперь, впе­чат­ле­ния от душев­ной доб­роты роди­те­лей, дет­ской дружбы и встречи с при­ро­дой (луг, сад, ягод­ник, поля, забро­шен­ные садки и дома, заросли калины, чере­мухи, овраги, пашни, ставки…).

Учи­лась я по тре­тий класс вклю­чи­тельно в укра­ин­ской школе, росла в дву­языч­ной среде. Рядом с любо­тин­ской шко­лой стоял храм, в кото­ром была устро­ена мас­ло­бойка. Стены обез­глав­лен­ной церкви розо­вого цвета, необыч­ная архи­тек­тура все­гда при­вле­кали вни­ма­ние детей. Помню, с детьми нашей улицы участ­во­вала в коля­до­ва­ниях. Мы ходили с Виф­ле­ем­ской звез­дой на древке по дво­рам сосе­дей и пели колядки, за что в школе учи­тель­ница сде­лала мне замечание.

Пер­вые пред­став­ле­ния о вере я полу­чила в ран­нем дет­стве от бабушки по отцов­ской линии Татьяны Алек­сан­дровны, кото­рая была глу­боко веру­ю­щим чело­ве­ком. Хотя она при­ез­жала к нам в гости редко, бла­го­даря ей в нашем доме появи­лась икона Спа­си­теля – бабуш­кино бла­го­сло­ве­ние на супру­же­скую жизнь моих роди­те­лей. Помню, я несколько дней ходила в глу­бо­ком потря­се­нии, когда бабушка ска­зала, что Бог читает мои мысли.

А от мамы я много раз слы­шала рас­сказы о ее веру­ю­щей бабушке Евдо­кии (моей пра­ба­бушке), жив­шей в страхе Божием и все­гда помо­гав­шей бед­ным сосе­дям. На Тро­ицу весь дом мама укра­шала вет­ками и цве­тами, а пол густо посы­пала тра­вой. Мы, дети, ей в этом помо­гали. Наряд­ным и паху­чим дом оста­вался в тече­ние всей Тро­иц­кой недели. В нашей семье знали и Рож­де­ство, и Пасху. Мама в тече­ние года нико­гда не рабо­тала в празд­ники, но в храм в те, совет­ские, годы мы не ходили. После обеда мама все­гда гово­рила: «Бла­го­дарю Тебя, Гос­поди, за хлеб, за соль». Бога в своих речах и мама, и отец поми­нали. От мамы часто слы­шала «Гос­поди, бла­го­слови», от отца, когда он о чем-то осо­бенно важ­ном про­сил – «я тебя Хри­стом Богом молю». Помню, когда я учи­лась в пятом классе и стала запаль­чиво гово­рить, что Бога нет, как учили нас тогда в школе, и отец и мать убеж­дали меня в том, что Бог есть. Воцер­ко­ви­лись же роди­тели уже в зре­лом возрасте.

Мне было девять лет, когда роди­тели пере­ехали жить в Крым. Там мы ока­за­лись в степ­ной части, в два­дцати кило­мет­рах север­нее Сим­фе­ро­поля, в пгт. Гвар­дей­ское. Несмотря на окру­жа­ю­щие посе­лок пер­си­ко­вые сады и вино­град­ники, при­рода пока­за­лась мне довольно скуд­ной по срав­не­нию с Любо­ти­ном, и потому я несколько лет тос­ко­вала за любо­тин­ской мест­но­стью. Мне каза­лось, что дет­ство мое уже закон­чи­лось. Это ощу­ще­ние не могли воз­ме­стить даже лет­ние походы в Крым­ские горы и поездки на море. Любо­тин­скому пери­оду обя­зана тем, что научил меня любо­ва­нию миром Божьим. Эта «наука» не забы­лась и до сего дня.

После окон­ча­ния сред­ней школы, учи­лась на исто­ри­че­ском факуль­тете Сим­фе­ро­поль­ского госу­дар­ствен­ного уни­вер­си­тета (ныне Таври­че­ский наци­о­наль­ный уни­вер­си­тет), кото­рый закон­чила в 1982 году.

Более десяти лет отра­бо­тала в Крыму в системе туризма экс­кур­со­во­дом, мето­ди­стом, зав. отде­лом… В годы пере­стройки тру­ди­лась биб­лио­те­ка­рем в школе, учи­те­лем исто­рии, пре­по­да­вала на кур­сах клас­си­че­ской япон­ской экибаны…

После воцер­ко­в­ле­ния в 1994 году (духов­ный пере­во­рот про­изо­шел в Иоан­нов­ском мона­стыре на Кар­повке) закон­чила трех­лет­ние курсы кате­хи­за­то­ров при Сим­фе­ро­поль­ской и Крым­ской епар­хии. В 1996–2000 гг. рабо­тала в Епар­хи­аль­ном управ­ле­нии адми­ни­стра­то­ром Пра­во­слав­ного куль­тур­ного цен­тра Сим­фе­ро­поль­ской и Крым­ской епар­хии. Зани­ма­лась изда­нием газеты «Таврида Пра­во­слав­ная», вела на Крым­ском радио пере­дачу «Пра­во­слав­ный кален­дарь» (еже­днев­ный эфир за исклю­че­нием вос­кре­се­нья), орга­ни­зо­вы­вала празд­ники, кон­фе­рен­ции, круг­лые столы, писала сце­на­рии, пьесы, доклады, гото­вила к изда­нию книги, изда­ва­е­мые епар­хией, и т. д.

В 2001 г., чтобы облег­чить мамину ста­рость, вынуж­дена была уехать из Крыма в Рос­сию, куда пере­ехали роди­тели еще в 1988 г., когда страна была в ста­рых гра­ни­цах. Жила в даль­нем при­го­роде Санкт-Петер­бурга, в г. Тосно Ленин­град­ской обла­сти. С 2013 года про­жи­ваю в Севастополе.

Твор­че­ский путь.

Писать стихи начала в 11 лет в Крыму, сидя возле эта­жерки с кни­гами. Пер­вое сти­хо­тво­ре­ние было на пат­ри­о­ти­че­скую тему, кото­рая в моем твор­че­стве и сего­дня оста­лась веду­щей. Писала до 16 лет. А потом юно­ше­ские порывы и дела житей­ские засло­нили поэ­ти­че­ское твор­че­ство. Очень нра­ви­лась работа экс­кур­со­вода, позна­вала Крым, увле­ка­лась кра­е­ве­де­нием – на поэ­ти­че­ское твор­че­ство вре­мени и сил не оста­ва­лось, за исклю­че­нием «капуст­ни­ков» и кол­лек­тив­ных празд­ни­ков. Пом­нила – «если можете не писать, не пишите». Мол­чала, сколько могла, а потом жела­ние писать властно заявило о себе.

После трид­цати лет, когда нача­лись пере­мены в стране, вско­лых­ну­лась и моя душа – я стала писать стихи, кото­рые сразу и стали пуб­ли­ко­ваться. Уче­ни­че­ского пери­ода прак­ти­че­ски не было. Загля­ды­вала ино­гда на лит­объ­еди­не­ния, но больше ради обще­ния. Позд­нее, уже в начале 90‑х годов, позна­ко­ми­лась в Рос­сии с заме­ча­тель­ным поэтом Нико­лаем Бори­со­ви­чем Рач­ко­вым, кото­рого счи­таю своим настав­ни­ком, хотя пишем мы по-раз­ному. Здесь дело в при­над­леж­но­сти к одному направ­ле­нию в твор­че­стве – рус­ская поэ­ти­че­ская традиция.

В 2001 году была при­нята в Союз писа­те­лей Рос­сии, в 2003 – в Крым­ское отде­ле­ние союза писа­те­лей Украины.

При­зва­ние, тяго­те­ние к лите­ра­тур­ному твор­че­ству, кото­рые вло­жил мне в сердце Гос­подь, раз­ви­лись под вли­я­нием мамы. Она была ода­рен­ным чело­ве­ком – живой род­ник народ­ного образ­ного слова. Знала сотни песен, посло­виц, пого­во­рок, при­ска­зок на рус­ском и укра­ин­ском языках.

Все мое дет­ство и юность мамой опето: что бы мама ни делала, она все­гда пела. Была пре­крас­ной рас­сказ­чи­цей. Гово­рила емко, образно, ярко – кар­тины вста­вали перед нами, детьми, как живые. В дет­стве сочи­няла стихи и она, но была война, труд­ное после­во­ен­ное время и т. д. Лите­ра­тур­ный талант не рас­цвел, не стал судь­бой. Мама была про­стой тру­же­ни­цей, но для меня она – это та Русь, кото­рой теперь оста­ется так мало: жизнь по сове­сти в соеди­не­нии с жела­нием все изу­кра­сить сло­вом, пением; свет­лый, радост­ный, устрем­лен­ный на добро дух, несмотря на тяже­лый труд, кото­рый запол­нял всю ее жизнь. Я от мамы поза­им­ство­вала только крохи. У нее – живой, бью­щий из глу­бин духа сло­вес­ный ключ, у меня уже мно­гое от обра­зо­ва­ния, хотя грех жало­ваться, и я бла­го­дарна Богу за всё, что имею.

Стр. 1 из 2 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки