Лермонтов Михаил
Бородино

(250 голосов4.2 из 5)

Крат­кое содержание

Моло­дой чело­век про­сит рас­ска­зать ста­рого сол­дата про напа­де­ние на Рос­сию Напо­леона. Участ­ник Оте­че­ствен­ной войны вспо­ми­нает, что рус­ские долго отсту­пали и были недо­вольны. Отступ­ле­ние про­дол­жа­лось до Боро­дин­ского поля, где коман­до­ва­ние решило дать про­тив­нику гене­раль­ное сра­же­ние. Два дня про­шли в пере­стрелке, кото­рая не дала ника­кого резуль­тата. На тре­тий день состо­ялся зна­ме­ни­тый Боро­дин­ский бой. Сра­же­ние про­дол­жа­лось до тем­ноты, было очень оже­сто­чен­ным и при­вело к боль­шим поте­рям с обеих сто­рон. Рус­ские сол­даты смогли удер­жать пози­ции и были настро­ены при­нять новый бой. Только по реше­нию коман­до­ва­ния армия вновь отсту­пила и оста­вила Москву. Сол­дат гор­дится тем, что при­над­ле­жит к числу участ­ни­ков зна­ме­ни­той битвы. Мно­гие из них погибли в бою или уже умерли, а достой­ной смены среди моло­дого поко­ле­ния, к сожа­ле­нию, нет.

Про­слу­шать стихотворение

– Скажи-ка, дядя, ведь недаром
– Москва, спа­лён­ная пожаром,
Фран­цузу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, гово­рят, еще какие!
Неда­ром пом­нит вся Россия
Про день Боро­дина![1]

– Да, были люди в наше время,
– Не то, что нынеш­нее племя:
Бога­тыри — не вы!
Пло­хая им доста­лась доля:
Немно­гие вер­ну­лись с поля…
Не будь на то Гос­подня воля,
Не отдали б Москвы!

Мы долго молча отступали.
Досадно было, боя ждали,
Вор­чали старики:
«Что ж мы? на зим­ние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изо­рвать мундиры
О рус­ские штыки?»

И вот нашли боль­шое поле:
Есть раз­гу­ляться где на воле!
Постро­или редут.[2]
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осве­тило пушки
И леса синие верхушки —
Фран­цузы тут как тут.

Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хит­рить, пожа­луй к бою;
Уж мы пой­дем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За родину свою!

Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в эта­кой безделке?
Мы ждали тре­тий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до кар­течи!»[3]
И вот на поле гроз­ной сечи[4]
Ноч­ная пала тень.

При­лёг вздрем­нуть я у лафета,[5]
И слышно было до рассвета,
Как лико­вал француз.
Но тих был наш бивак[6] открытый:
Кто кивер[7] чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длин­ный ус.

И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверк­нул за строем строй.
Пол­ков­ник наш рож­дён был хва­том:[8]
Слуга царю, отец солдатам…
Да, жаль его: сра­жён була­том,[9]
Он спит в земле сырой.

И мол­вил он, сверк­нув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой,
Как наши бра­тья умирали!»
И уме­реть мы обещали,
И клятву вер­но­сти сдержали
Мы в Боро­дин­ский бой.

Ну ж был денек!
Сквозь дым летучий
Фран­цузы дви­ну­лись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы[10] с пест­рыми значками,
Дра­гуны[11] с кон­скими хвостами,
Все про­мельк­нули перед нами,
Все побы­вали тут.

Вам не видать таких сражений!..
Носи­лись зна­мена, как тени,
В дыму огонь блестел,
Зву­чал булат, кар­течь визжала,
Рука бой­цов колоть устала,
И ядрам про­ле­тать мешала
Гора кро­ва­вых тел.

Изве­дал враг в тот день немало,
Что зна­чит рус­ский бой удалый,
Наш руко­паш­ный бой!..
Земля тряс­лась — как наши груди;
Сме­ша­лись в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Сли­лись в про­тяж­ный вой…

Вот смерк­лось. Были все готовы
Заутра бой зате­ять новый
И до конца стоять…
Вот затре­щали барабаны —
И отсту­пили бусур­маны.[12]
Тогда счи­тать мы стали раны,
Това­ри­щей считать.

Да, были люди в наше время,
Могу­чее, лихое племя:
Бога­тыри — не вы.
Пло­хая им доста­лась доля:
Немно­гие вер­ну­лись с поля.
Когда б на то не Божья воля,
Не отдали б Москвы!

1837

При­ме­ча­ния

[1] Боро­дин­ское сра­же­ние нача­лось 26 авгу­ста 1812 года ран­ним утром в 5 часов 30 минут у села Боро­дино, в 125 км к западу от Москвы.

[2] Редут – это зем­ля­ное или камен­ное укреп­ле­ние, обне­сен­ное рвом.

[3] Кар­течь – 1) Артил­ле­рий­ский сна­ряд, начи­нен­ный круг­лыми пулями для мас­со­вого пора­же­ния про­тив­ника на близ­ком рас­сто­я­нии. 2) Круп­ная дробь для охот­ни­чьего ружья.

[4] Сеча – уста­рев­шее слово, упо­треб­ля­ю­ще­еся сей­час в высо­ком стиле в зна­че­нии “бой, сражение”.

[5] Лафет – ста­нок на коле­сах, на кото­ром уста­нав­ли­ва­ется ствол артил­ле­рий­ского орудия.

[6] Бивак или бивуак – воен­ный лагерь под откры­тым небом, сол­дат­ская сто­янка для отдыха или ночлега.

[7] Кивер – высо­кий сол­дат­ский голов­ной убор с плос­ким вер­хом. Кивер снаб­жен козырь­ком, кре­пится рем­нем под под­бо­род­ком, часто укра­шен султаном.

[8] Хват – бой­кий, лов­кий, уда­лой человек.

[9] Булат — сталь осо­бой выделки. В пере­нос­ном смысле була­том назы­вают холод­ное ору­жие из стали. Напри­мер, сабли.

[10] Улан – лег­кий кава­ле­рист, обычно воору­жен­ный пикой, саб­лей и писто­ле­том. Уланы суще­ство­вали в рус­ской армии до 1917 года.

[11] Дра­гун – кава­ле­рист, уме­ю­щий вое­вать и вер­хом, и в пешем строю. Дра­гуны пере­ме­ща­лись на лоша­дях, но в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти вое­вали как обыч­ная пехота.

[12] Бусур­ман (басур­ман) – ино­ве­рец. Обычно в Рос­сии так назы­вали мусуль­ман, однако в пере­нос­ном смысле басур­ман — это про­сто сино­ним слов ино­стра­нец, чужак.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

4 комментария

  • Ната­лья, 24.08.2021

    Напи­сано легко, про­сто, от сердца! Шедевр!!!

    Ответить »
  • Ллда, 10.06.2021

    Хоро­ший стих

    Ответить »
  • Яро­слава✨✨✨, 18.05.2021

    Пре­крас­ный стих!

    Ответить »
  • Евдо­кия, 08.08.2020

    Очень инте­ресно. Но учить тяжело!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки