<span class=bg_bpub_book_author>Непомнящий В.С.</span><br>Да ведают потомки православных. Пушкин. Россия. Мы

Непомнящий В.С.
Да ведают потомки православных. Пушкин. Россия. Мы

(18 голосов4.7 из 5)

Оглавление
След. глава

Всяк дар совер­шен свыше есть.

Иак. 1:17

Гла­го­лом жги сердца людей.

Пуш­кин, “Про­рок”

Зачем же ни Фран­ция, ни Англия, ни Гер­ма­ния… не про­ро­че­ствуют о себе, а про­ро­че­ствует только одна Рос­сия? — Затем, что силь­нее дру­гих слы­шит Божью руку на всем, что ни сбы­ва­ется в ней, и чует при­бли­же­нье иного Царствия.

Гоголь, “О лиризме наших поэтов”

Вален­тин Семе­но­вич Непом­ня­щий (р.1934) — писа­тель, док­тор фило­ло­ги­че­ских наук, заве­ду­ю­щий сек­то­ром изу­че­ния Пуш­кина, пред­се­да­тель Пуш­кин­ской комис­сии Инсти­тута миро­вой лите­ра­туры Рос­сий­ской Ака­де­мии наук (ИМЛИ РАН). Один из веду­щих оте­че­ствен­ных иссле­до­ва­те­лей твор­че­ства Пуш­кина (пер­вая работа о Пуш­кине опуб­ли­ко­вана в 1962 году), автор книг “Поэ­зия и судьба” (М.,1983,1987,1999) и “Пуш­кин. Рус­ская кар­тина мира” (М.,1999; удо­сто­ена Госу­дар­ствен­ной пре­мии Рос­сий­ской Феде­ра­ции), десят­ков пуб­ли­ка­ций о поэте и о про­бле­мах рус­ской куль­туры. Основ­ное каче­ство работ В.С.Непомнящего — соче­та­ние глу­бо­кого фило­ло­ги­че­ского ана­лиза тек­стов с фило­соф­ским осмыс­ле­нием Пуш­кина как цен­траль­ного явле­ния рус­ской куль­туры, его места в оте­че­ствен­ной исто­рии, в судь­бах Рос­сии, его совре­мен­ного зна­че­ния. В этих рабо­тах воз­об­но­вился, впер­вые за совет­ские деся­ти­ле­тия, хри­сти­ан­ский под­ход к про­бле­мам, свя­зан­ным с твор­че­ством и ролью вели­чай­шего рус­ского поэта. 

От автора

Пуш­кин — не только моя спе­ци­аль­ность, но и мой учи­тель и пово­дырь в жизни, помог­ший мне, уже взрос­лому чело­веку, вос­пи­тан­ному ате­и­сти­че­ским режи­мом, обра­титься к вере, вспом­нить о Хри­сте. Отсюда мой посто­ян­ный инте­рес к рели­ги­оз­ным осно­ва­ниям пуш­кин­ского гения и пуш­кин­ского худо­же­ствен­ного мира, к изу­че­нию, с одной сто­роны, худож­ни­че­ского мыш­ле­ния и твор­че­ского про­цесса поэта, а с дру­гой — той актив­ной роли, какую Пуш­кин поныне играет в судь­бах нашего Оте­че­ства и в нашей жизни.

В этой книге собраны неко­то­рые из работ, напи­сан­ных начи­ная со вто­рой поло­вины 80‑х годов по сие время. Они объ­еди­нены темой, кото­рая обо­зна­чена в под­за­го­ловке: “Пуш­кин. Рос­сия. Мы”. К нам имеют отно­ше­ние не только обще­на­ци­о­наль­ные духов­ные и куль­тур­ные про­блемы, затра­ги­ва­е­мые в книге, но и те смыслы, кото­рые заклю­чены в лич­ном духов­ном пути поэта, в его лирике и дру­гих про­из­ве­де­ниях: нам, совре­мен­ным людям, слышно и понятно в Пуш­кине мно­гое такое, чего не могли еще услы­шать и понять его совре­мен­ники. И себя самих, свое время, нынеш­ние про­блемы и нашу недав­нюю исто­рию мы лучше можем постиг­нуть с его помо­щью. Поэтому, наряду с раз­мыш­ле­ни­ями о самом поэте, о его про­из­ве­де­ниях, его худо­же­ствен­ном мире и твор­че­ской мето­до­ло­гии, его месте и ста­тусе в нашей исто­рии и куль­туре, в книгу вклю­чен раз­дел VI, где на пер­вый план выхо­дит XX век — послед­ний век вто­рого тыся­че­ле­тия от Рож­де­ства Христова.

Работы, соста­вив­шие книгу, — раз­ных жан­ров: иссле­до­ва­ния, уст­ные выступ­ле­ния и лек­ции, лите­ра­ту­ро­вед­че­ская пуб­ли­ци­стика, фило­соф­ский пам­флет. Одни чита­ются легче, дру­гие тре­буют извест­ного труда мысли — и к тому же пред­по­ла­гают ино­гда обра­ще­ние чита­теля к пуш­кин­ским тек­стам, кото­рые цити­ру­ются и ука­зы­ва­ются у меня. Кое-где чита­тель может заме­тить воз­вра­ще­ния к уже выска­зан­ным в дру­гих местах книги мыс­лям — эти повторы сохра­нены наме­ренно: при раз­но­об­ра­зии тема­тики и мате­ри­ала, книга пред­став­ляет собой раз­ви­тие еди­ного ком­плекса идей.

Ряд важ­ных работ, соот­вет­ству­ю­щих тема­тике книги, не мог войти в нее по усло­виям объ­ема. Это, прежде всего, иссле­до­ва­ние романа “Евге­ний Оне­гин” (см. в моей книге “Поэ­зия и судьба”, М.,1983,1987; в рас­ши­рен­ном виде — в 3‑м изда­нии той же книги, М,1999), а также работы “Удер­жи­ва­ю­щий теперь. Фено­мен Пуш­кина и исто­ри­че­ский жре­бий Рос­сии” и “Фено­мен Пуш­кина в свете оче­вид­но­стей” (“Новый мир”, 1996,№5; 1998,№6). В заново отре­дак­ти­ро­ван­ном и допол­нен­ном виде ука­зан­ные работы напе­ча­таны в моей книге “Пуш­кин. Рус­ская кар­тина мира”, М.,1999. При необ­хо­ди­мо­сти я отсы­лаю чита­теля к двум упо­мя­ну­тым книгам.

Пуш­кина я цити­рую, как пра­вило, по Боль­шому ака­де­ми­че­скому Собра­нию сочи­не­ний в 16-ти тт. (1937–1949).

Кур­сив в цита­тах — мой, раз­ряд­кой (под­чер­ки­ва­нием — А.Л.) даются места, выде­лен­ные самим Пуш­ки­ным (или дру­гим цити­ру­е­мым автором).

В заклю­че­ние выра­жаю искрен­нюю при­зна­тель­ность Сест­ри­че­ству во имя пре­по­доб­но­му­че­ницы Вели­кой Кня­гини Ели­за­веты Фео­до­ровны и лично про­то­и­е­рею о. Димит­рию Смир­нову за пред­ло­же­ние об изда­нии насто­я­щей книги.

1999 (Пре­об­ра­же­ние Гос­подне) — 2000 (Рав­ноап­о­столь­ного Вели­кого Князя Владимира)

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки