Капитанская дочка, или Как беречь смолоду честь — протоиерей Александр Ильяшенко

Капитанская дочка, или Как беречь смолоду честь — протоиерей Александр Ильяшенко

(6 голосов5.0 из 5)

Под­час клас­си­че­ская лите­ра­тура бле­стяще под­ска­зы­вает нам реше­ние очень важ­ных и глу­бо­ких духов­ных про­блем. В каче­стве при­мера при­ве­дем повесть A. С. Пуш­кина «Капи­тан­ская дочка». Это одно из луч­ших про­из­ве­де­ний миро­вой сло­вес­но­сти — совер­шен­ное по форме и глу­боко пра­во­слав­ное по духу. К сожа­ле­нию, по школь­ной про­грамме его изу­чают слиш­ком рано, когда под­ростки еще не готовы к пра­виль­ному вос­при­я­тию этой пове­сти. Кроме того, еще с совет­ских вре­мен у нас сохра­ня­ется «клас­со­вый» под­ход к лите­ра­тур­ным героям, что, есте­ственно, резко иска­жает смысл произведения.

Если посмот­реть на «Капи­тан­скую дочку» гла­зами пра­во­слав­ного чело­века, то нельзя не пора­зиться, насколько глу­боко охва­чены в ней вопросы устро­е­ния бла­го­род­ной хри­сти­ан­ской души! Пуш­кин не слу­чайно взял эпи­гра­фом рус­скую посло­вицу «Береги честь смо­лоду». Что такое бла­го­род­ство, что такое честь и что такое цело­муд­рие в отно­ше­ниях моло­дых людей — все это можно очень хорошо изу­чить по заме­ча­тель­ной пове­сти нашего классика.

Конечно, Пуш­кина пере­ска­зы­вать невоз­можно, его надо читать, тем не менее давайте кое-что  вспом­ним. B основе пове­сти лежат вос­по­ми­на­ния пяти­де­ся­ти­лет­него дво­ря­нина Петра Андре­евича Гри­нева, запи­сан­ные им во вре­мена цар­ство­ва­ния импе­ра­тора Алек­сандра I и посвя­щен­ные вос­ста­нию Пуга­чева, в кото­ром по «стран­ному сцеп­ле­нию обсто­я­тельств» при­нял неволь­ное уча­стие и сем­на­дца­ти­лет­ний офи­цер Петр Гринев.

Слу­чай­ный чело­век, повстре­чав­шийся на дороге, выво­дит заблу­див­ше­гося в метели Гри­нева и его вер­ного слугу Саве­льича к жилью. В бла­го­дар­ность за спа­се­ние Гри­нев отдает «вожа­тому», оде­тому слиш­ком легко, свой заячий тулуп. Тот (а это был не кто мной, как мятеж­ный дон­ской казак Пуга­чев) с покло­ном бла­го­да­рит: «Спа­сибо, ваше бла­го­ро­дие! Награди вас Гос­подь за вашу доб­ро­де­тель. Век не забуду ваших мило­стей». И дей­стви­тельно, помня об этом бла­го­род­ном поступке, Пуга­чев в буду­щем сохра­нит жизни и самого Гри­нева, и его воз­люб­лен­ной, Марии Ива­новны Миро­но­вой, дочери комен­данта Бело­гор­ской кре­по­сти, где слу­жил моло­дой офицер.

Машеньке Миро­но­вой автор отвел в пове­сти срав­ни­тельно мало места, но глу­бо­кий, сокро­вен­ный образ этой девушки, ее необык­но­венно пре­крас­ная душа, несо­мненно, делают капи­тан­скую дочку глав­ной геро­и­ней про­из­ве­де­ния. Офи­цер Шваб­рин пре­пят­ствует любви Маши и Петра, пле­тет интриги. Маша же, «бла­го­ра­зум­ная и чув­стви­тель­ная», без­оши­бочно почув­ство­вав своей чистой душой низость и под­лость этого чело­века, реши­тельно отвер­гает его уха­жи­ва­ния: «Ни за какие благополучия!»

Вскоре кре­пость захва­ты­вают мятеж­ники. Сколь ярко Пуш­кин опи­сы­вает, как во время бунта про­яв­ля­ются высо­кие каче­ства одних людей и низость дру­гих! Роди­тели Маши, Иван Кузь­мич и Васи­лиса Его­ровна, отка­зы­ва­ются слу­жить Пуга­чеву и бес­тре­петно, не изме­няя чув­ству долга, уми­рают за то, что счи­тают свя­ты­ней своей сове­сти. Смерть ждала и Петра Гри­нева, но Пуга­чев милует его. «Обе­ща­ешься ли слу­жить мне с усер­дием?» — спра­ши­вает он. Гри­нев же не только не при­ся­гает ему, но даже не обе­щает Пуга­чеву не идти про­тив него: «Голова моя в твоей вла­сти… отпу­стишь меня — спа­сибо, каз­нишь — Бог тебе судья».

«Суро­вая душа Пуга­чева была тро­нута». Муже­ство, чест­ность, искрен­ность чело­века, не покри­вив­шего душой, даже когда жизнь была на волоске, пора­жают бун­тов­щика, и он отпус­кает офи­цера «на все четыре сто­роны». Гри­нев уез­жает за помо­щью в Орен­бург, ведь в Бело­гор­ской кре­по­сти оста­лась оси­ро­тев­шая Маша, кото­рую попа­дья выдает за свою племянницу.

Рез­ким дис­со­нан­сом явля­ется образ Шваб­рина, став­шего в час испы­та­ния измен­ни­ком. Вос­поль­зо­вав­шись тем, что Пуга­чев назна­чил его комен­дан­том кре­по­сти, он вновь пыта­ется добиться руки капи­тан­ской дочки и, снова полу­чив отказ, зато­чает непо­кор­ную девушку в неволю. Гри­нев узнает об этом и, по сте­че­нию обсто­я­тельств, уже вме­сте с Пуга­че­вым едет в Бело­гор­скую кре­пость. Шваб­рин мечется как трус, пыта­ется не пустить их к девушке, но Пуга­чев выби­вает дверь. «На полу в кре­стьян­ском обо­рван­ном пла­тье сидела Mapия Ива­новна, блед­ная, худая, с рас­тре­пан­ными воло­сами. Перед нею стоял кув­шин воды, накры­тый лом­тем хлеба». Она не сразу дога­да­лась, что пожа­ло­вал убийца ее роди­те­лей. Ука­зы­вая на Шваб­рина, Маша с досто­ин­ством про­из­но­сит: «Я нико­гда не буду его женою! Я лучше реши­лась уме­реть и умру, если меня не изба­вят». Какая твер­дость, какое бла­го­род­ство, ведь она даже ни еди­ным сло­вом осу­дила Шваб­рина! Она мола бы ска­зать, напри­мер: «Я нико­гда не буду женою этого под­леца!» — имея на это пол­ное право.

Наш вели­кий сооте­че­ствен­ник и совре­мен­ник опи­сы­ва­е­мых собы­тий пол­ко­во­дец Алек­сандр Васи­лье­вич Суво­ров гово­рил:  «Мне честь моей дочери дороже жизни и соб­ствен­ной чести». Вот какое отно­ше­ние было тогда к чести, к деви­чьей чести в особенности.

Капи­тан­ская дочка явила нрав­ствен­ную высоту и кра­соту своей души. Ее роди­те­лям уда­лось вло­жить в сердце дочери пра­вила доб­рой жизни: цело­муд­рие, чистоту мыс­лей, чест­ность, муже­ство. Когда позд­нее окле­ве­тан­ный Шваб­ри­ным Гри­нев был осуж­ден и при­го­во­рен к ссылке в Сибирь, эта скром­ная про­вин­ци­аль­ная девушка, в своей жизни ничего, кроме Бело­гор­ской кре­по­сти, не видев­шая, отва­жи­лась поехать в Петер­бург к самой импе­ра­трице, чтобы спа­сти от позора и неспра­вед­ли­вого нака­за­ния Петра Андреевича.

Пуш­кин гени­ально опи­сы­вает, как это могло быть. В лет­нем саду Маша встре­ча­ется с дамой сред­них лет, в кото­рой все «невольно при­вле­кало сердце и вну­шало дове­рен­ность». Девушка искренне пове­дала незна­комке, пред­ста­вив­шейся ей фрей­ли­ной импе­ра­трицы, цель сво­его приезда.

«Вы про­сите за Гри­нева? — изум­ленно спро­сила дама, про­чтя в подан­ной ей бумаге имя жениха девушки. — Импе­ра­трица не может его про­стить. Он при­стал к само­званцу не из неве­же­ства и лег­ко­ве­рия, но как без­нрав­ствен­ный и вред­ный негодяй.

— Ах, неправда! — вскрик­нула Марья Ивановна.

— Как неправда?»

Маша «с жаром рас­ска­зала» свою исто­рию. Видя искрен­ность и уди­ви­тель­ную чистоту девушки, импе­ра­трица (а это была она) пове­рила ей на слово. «Бед­ная сиро­ти­нушка» смогла повли­ять на все­мо­гу­щую госу­да­рыню и изме­нить судьбу сво­его воз­люб­лен­ного, к кото­рому она испы­ты­вала глу­бо­кую и цело­муд­рен­ную любовь. Вот что такое чистота и вот какой необык­но­вен­ной силой она обладает!

Из книги про­то­и­е­рея Алек­сандра Илья­шенко «Испо­ведь, или Как под­го­то­вить детей к Таин­ству Пока­я­ния». Изда­тель­ство Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 2017

Стр. 1 из 1

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки