<span class=bg_bpub_book_author>Жюль Верн</span> <br>Двадцать тысяч лье под водой

Жюль Верн
Двадцать тысяч лье под водой

(16 голосов3.8 из 5)
Оглавление

Перевод Игнатия Петрова.

Источник текста: Верн Ж. 80000 километров под водой. — Каунас: Государственное издательство художественной литературы Литовской ССР, 1951. — 419 с.

Часть первая

Глава первая. Движущийся риф

1866 год ознаменовался необычайными происшествиями, память о которых, вероятно, и по сей день жива у многих. Слухи об этих событиях возбудили любопытство среди населения континентов и взбудоражили жителей портовых городов; но особенно встревожили они моряков. Купцы, судовладельцы, капитаны, шкиперы, военные моряки, даже правительства ряда государств Старого и Нового Света – все были чрезвычайно заинтересованы одним феноменом [1].

В тот год несколько кораблей повстречали в море какой-то длинный, веретенообразный предмет; размерами и быстротой передвижений он значительно превосходил кита; иногда Он излучал яркий свет.

Записи в бортовых журналах разных кораблей мало разнились при описании внешности этого предмета или существа и единогласно отмечали неслыханную быстроту его передвижения. Предполагали, что это кит. Однако ни одна из известных науке разновидностей китов не достигала таких размеров. Ни Кювье, ни Ласепед, ни Дюмериль, ни Катрфаж [2] не поверили бы в существование такого чудовища, пока не увидели бы его собственными глазами.

Некоторые очевидцы определяли его длину в двести английских футов [3] и это было явное преуменьшение; зато другие наделили его длиной в три мили при ширине в одну милю, что представляло бесспорное преувеличение. Несмотря на эти противоречия, подводя итоги многочисленным сообщениям, можно было смело заявить, что это существо, если только оно существует в действительности, несравненно больше всех известных зоологам животных. А между тем нельзя было сомневаться в его существовании – этот факт был неоспоримым.

Естественно, что при свойственной человечеству склонности увлекаться загадками весь мир был до крайности взволнован этими сообщениями.

20 июля 1866 года пароход “Губернатор Хигинсон”, принадлежащий Калькуттскому пароходному обществу, встретил эту движущуюся массу невдалеке от восточного берега Австралии.

Сперва капитан Беккер решил, что он обнаружил неотмеченный на карте риф и хотел было уже приступить к точному определению его географических координат[4], как вдруг из недр странного предмета вырвались два столба воды и со свистом взлетели на полтораста футов вверх. Если только это не было извержением подводного гейзера[5], “Губернатор Хигинсон”, очевидно, наткнулся на какое-то неизвестное морское млекопитающее, выбрасывающее из ноздрей столбы воды, смешанной с паром.

23 июля 1866 года в Тихом океане это странное существо заметили с палубы парохода “Христофор Колумб”, принадлежащего Вест-Индскому и Тихоокеанскому пароходному обществу. Ясно было, что этот удивительный кит действительно обладает способностью перемещаться с чудовищной скоростью, ибо на протяжении трех дней “Губернатор Хигинсон” и “Христофор Колумб” видали его в двух точках земного шара, отстоящих одна от другой на семьсот морских миль!

Через пятнадцать дней пароходы “Гельвеция” Национальной компании и “Ханаан” компании “Роял Мейл”, встретившиеся в Атлантическом океане между Америкой и Европой, обнаружили “чудовище” под 42°15′ северной широты и 60°35′ западной долготы (от Гринвича). Капитаны обоих пароходов определили минимальную длину млекопитающего в триста пятьдесят английских футов. “Ханаан” и “Гельвеция”, каждый размером в триста двадцать пять футов от форштевня[6] до ахтерштевеня были меньше его. Между тем самые крупные киты, встречавшиеся в районе Алеутских островов, никогда не превышали ста пятнадцати футов в длину.

Эти сообщения и следовавшие одно за другим известия о том, что трансатлантический пароход “Перейра” также наблюдал чудовище, что корабль “Этна” столкнулся с ним, наконец, протокол, составленный офицерами французского фрегата “Нормандия”, и обстоятельный отчет, поступивший в английское адмиралтейство от командира судна “Лорд Клайд” Фитц-Джемса, – все это до крайности встревожило общественное мнение. В некоторых странах над феноменом только смеялись, но в государствах серьезных и положительных – в Англии, Америке и Германии – им живо заинтересовались.

Во всех столицах чудовище стало модной темой разговоров. О нем пели песни с эстрад, карикатуры на него печатались в журналах, его выводили в театральных представлениях. Во всех газетах появились рисунки, изображавшие вымышленных и действительно существовавших гигантских животных – от страшного белого кита приполярных вод до фантастических осьминогов, способных якобы охватить своими щупальцами пятисоттонный корабль и увлечь его на дно морское. Из архивов спешно выкапывались старинные документы, свидетельства древних – Аристотеля, Плиния[7], – допускавших возможность существования морских чудовищ, рассказы норвежских мореплавателей, сообщения Пауля Геггеды и, наконец показания Харингтона, чья искренность не внушает никаких сомнений, о виденной им в 1857 году чудовищных размеров морской змее.

Тогда в ученых обществах, в научных журналах разгорелись нескончаемые споры между верующими и неверующими. Вопрос о чудовище занял все умы. Потоки чернил были пролиты во время этого памятного спора.

В течение шести месяцев борьба продолжалась с переменным успехом. Бульварная печать подняла насмех статьи в “Известиях Бразильского географического института”, в “Анналах Берлинской академии наук”, в журнале Смитовского института в Вашингтоне, издевалась над дискуссией солидных журналов – “Индийский архипелаг” и “Известия” Петерманна, – над научной хроникой лучших журналов Европы. Журналисты, перефразируя известное изречение Линнея[8] приведенное кем-то из противников чудовища, – “природа не создает дураков”, – уговаривали ученых “не оскорблять природу, приписывая ей создание таких бесполезных гигантов, которые могут существовать только в воображении пьяных моряков”. Наконец, популярный сатирический еженедельник пером известнейшего писателя атаковал чудовище с таким неподражаемым юмором, что при всеобщем смехе защитники его вынуждены были отступить. Так остроумие победило науку.

В продолжение первых месяцев 1867 года вопрос о чудовище казался прочно погребенным без надежды на воскрешение. Но тут новые факты дошли до сведения читающей публики. Речь шла уже не о разрешении отвлеченной научной проблемы, а о борьбе с серьезной и совершенно реальной опасностью. Вопрос получил новое освещение. Чудовище стало снова островком, скалой, рифом, но рифом движущимся, неуловимым, загадочным.

В ночь на 25 марта 1867 года пароход “Моравия”, принадлежащий Монреальской океанской компании, под 27°30′ широты и 72°15′ долготы наткнулся на скалу, не обозначенную ни на каких картах. “Моравия” благодаря попутному ветру и четырехсотсильной машине шла со скоростью в тринадцать узлов[9]. Не обладай корпус судна значительным запасом прочности, это столкновение при столь значительной скорости хода могло бы стать роковым и для самого судна и для двухсот тридцати семи человек пассажиров и команды.

Столкновение произошло в пять часов утра. День только еще занимался. Вахтенные офицеры кинулись к бортам. Они осмотрели поверхность океана с величайшим вниманием, но не заметили ничего подозрительного, если не считать большой волны, поднятой как будто мощным гребным винтом в трех кабельтовых[10] расстояния. Отметив точные координаты этого места, “Моравия” продолжала свой путь. Внешних признаков аварии не было обнаружено, и командный состав “Моравии” тщетно ломал себе голову над вопросом, наткнулся ли пароход на подводный риф или на какое-нибудь затонувшее судно.

По приходе в порт в сухом доке было установлено, что часть киля “Моравии” разбита.

Это странное происшествие, вероятно, было бы вскоре предано забвению, как много других, если бы три недели спустя оно не повторилось в подобных же условиях. Только на этот раз: благодаря тому, что пострадавшее судно принадлежало всемирно известному пароходному обществу, случай получил широкую огласку и вызвал отклики во всем мире.

Вероятно, всем известно имя английского судовладельца Кьюнарда, чьи пароходы первыми стали поддерживать регулярное сообщение между Европой и Америкой. За двадцать семь лет существования пароходства Кьюнарда его суда пересекли Атлантический океан свыше двух тысяч раз, ни разу за все время не опоздав, ни разу не отменив рейсов, ни разу не потеряв ни одного письма из доверенной им почты. Репутация Кьюнардовского пароходства была настолько прочной, что оно не боялось конкуренции. Тем большую огласку приобрело происшествие с одним из лучших пароходов компании.

13 апреля 1867 года, при зеркально гладком море и полном безветрии, “Шотландия” находилась под 15°12′ долготы и 45°37′ широты. Тысячесильная машина сообщала пароходу скорость в тринадцать узлов и. сорок три сотых. Колеса “Шотландии” рассекали воду с размеренностью часового маятника.

В 4 часа 17 минут пополудни, в то время как пассажиры пили чай в большом зале, “Шотландия” слегка вздрогнула от чуть заметного удара в правый борт, несколько позади колеса.

Удар был настолько слабым, что па палубе никто не обрати бы на него внимания, если бы из трюма не донеслись крики

– В трюме вода! Мы тонем!

Пассажиры, естественно, переполошились. Но капитан Андерсон успокоил их. Действительно, одна пробоина не могла угрожать безопасности “Шотландии”, разделенной водонепроницаемыми переборками на семь отсеков.

Капитан Андерсон немедленно спустился в трюм. Он уста повил, что пятый отсек залит водой и, судя по быстроте, с какой вода прибывала, пробоина в борту должна быть весьма значительной. К счастью, в этом отсеке не было топок паровых котлов.

Капитан Андерсон распорядился остановить машины и приказал одному из матросов нырнуть в воду. Матрос доложил, что в корпусе судна имеется пробоина шириной в два метра. Такую пробоину нечего было и думать чинить в море, и “Шотландия” с полупогруженными в воду колесами кое-как продолжала свой путь.

Судно находилось в это время в трехстах милях от мыса Клир и в Ливерпульский порт пришло с трехдневным опозданием, вызвавшим живейшее беспокойство во всей Англии.

“Шотландию” ввели в сухой док, и инженеры компании осмотрели ее. Они не хотели верить своим глазам: в двух с поло виной метрах ниже ватерлинии в корпусе судна зияла пробоина, имевшая форму правильного равнобедренного треугольника! Края пробоины были идеально ровными, словно се сделал нарочно. Очевидно, орудие, пробившее корпус, обладало исключительной закалкой.

Еще большее недоумение вызвал вопрос, каким образом пробив дыру в четырехсантиметровом котельном железе, это орудие могло высвободиться из пробоины. Это было совершенно необъяснимо…

Происшествие с “Шотландией” снова разожгло уже остывшее было любопытство публики. С этой минуты все морские катастрофы от невыясненных причин стали приписывать чудовищу. А так как морской статистике из трех тысяч ежегодных крушений не менее двухсот приходится относить к графе “без вести пропавших”, то естественно, что день ото дня вина фантастического чудовища становилась все более тяжкой.

Справедливо или несправедливо приписывая чудовищу ответственность за все эти беды, общественное мнение всех стран, обеспокоенное тем, что сообщение между материками стало опасным, потребовало, чтобы моря, наконец, были во что бы то ни стало освобождены от этого страшного существа.

Глава вторая. За и против

В то время, когда происходили описываемые события, я странствовал по диким уголкам штата Небраска в Северной Америке. Французское правительство командировало меня в эту научную экспедицию как натуралиста и адъюнкт-профессора, при Парижском музее естественной истории.

Собрав за шесть месяцев пребывания в Небраске драгоценнейшие коллекции, я в конце марта 1867 года прибыл в Нью-Йорк. Во Францию мне нужно было вернуться только в первых числах мая, и потому оставшееся время я решил потратить на приведение в порядок своих минералогических, ботанических и зоологических коллекций.

Конечно, я был в курсе событий, волновавших общественное мнение. Да и могло ли быть иначе, когда сообщениями о морском чудовище были полны все газеты и журналы? Эта загадка разжигала мое любопытство.

Не зная, какое объяснение дать событиям, я переходил от одной крайности к другой. Тут, несомненно, крылась какая-то тайна: скептикам стоило взглянуть на протараненный борт “Шотландии”, чтобы убедиться в этом.

Весь Нью-Йорк был возбужден. Гипотезы о пловучем островке, неуловимом рифе, выдвинутые малоосведомленными лицами, уже были окончательно отброшены. И в самом деле, нельзя было объяснить, как мог передвигаться с такой скоростью этот пловучий риф, если только у него не было мощной машины. Точно так же была оставлена и гипотеза о блуждающем корпусе затонувшего гигантского корабля, потому что и она не объясняла быстроты передвижения чудовища.

Оставались, таким образом, только два правдоподобных решения задачи: чудовище было либо огромным животным, либо подводным кораблем с необычайно сильным двигателем.

Это последнее предположение, в конечном счете самое правдоподобное, рассеялось впрах после следствия, произведенного в обоих полушариях.

Невозможно было предположить, что этот подводный корабль принадлежит частному лицу: его надо было где-то построить, а строительство такого гиганта не могло не привлечь к себе внимания.

Только какое-нибудь государство в состоянии было создать механизм, обладающий столь страшной разрушительной силой. В наши печальные времена, когда человечество изощряется в изобретении все новых и новых смертоносных орудий, легко допустить, что какое-нибудь государство, втайне от всех остальных, соорудило и испытывало на практике такой боевой корабль.

Но гипотеза о военном корабле рухнула, потому что все правительства, одно за другим, заявили о своей непричастности к этому делу. Так как чудовище угрожало международным трансокеанским сообщениям, не приходилось сомневаться в правдивости сообщений правительств. Кроме того, если частному лицу трудно сохранить втайне сооружение громадного подводного корабля, то государству, за каждым шагом которого ревниво следят соперничающие страны, это и подавно невозможно.

Таким образом, после того как были наведены справки в Англии, Франции, России, Германии, Италии, Америке и даже в Турции, предположение о подводной лодке окончательно отпало.

На поверхность воды, несмотря на насмешки бульварной прессы, снова всплыло огромное животное, и возбужденное воображение стало рождать одну за другой самые фантастические гипотезы.

В Нью-Йорке многие просили меня высказать свои соображения по волнующему всех вопросу. Незадолго до отъезда из Франции я выпустил в свет двухтомный труд, озаглавленный “Тайны морского дна”. Эта книга, встретившая хороший прием научном мире, утверждала мое право на звание специалиста этой сравнительно мало изученной отрасли естественной истории.

Меня стали настойчиво приглашать высказаться. Я уклонялся под разными предлогами, но, припертый к стене неумолимыми репортерами “Нью-Йоркского вестника”, вынужден был, наконец, дать обещание поделиться с читателями этой газеты своими мыслями по вопросу о странных происшествиях в океане.

И вот 30 апреля в газете появилась обстоятельная статья профессора Пьера Аронакса, в которой всесторонне освещался опрос о чудовище и давалась научная оценка всем известным фактам.

Привожу выдержку из этой статьи.

“Итак, – писал я, разобрав одну за другой все выдвинутые гипотезы, – за неимением другого выдерживающего критику предположения, нам приходится допустить, что чудовище не что иное, как морское животное, наделенное огромной силой.

Жизнь больших глубин океана нам совершенно неизвестна. Никакой зонд их еще не достигал. Что происходит в этих бездонных пропастях? Какие существа живут, какие существа могут жить на глубине двенадцати-пятнадцати тысяч метров под поверхностью моря?[11] Какое строение должно быть у этих существ? Об этом трудно даже высказывать предположения.

Решение стоящей перед нами задачи может быть двояким: ибо нам известны все населяющие землю существа, либо только некоторая часть их.

Если мы знаем не все существа, обитающие на нашей планете, если природа хранит еще от нас тайны, нет никаких оснований не допускать существования рыб или морских млекопитающих неизвестных нам видов или даже родов, с особой, “глубинной” конституцией; такие существа могут жить в недоступных исследованию наддонных слоях океанов и в силу каких-то неизвестных пертурбаций или без всякой причины время от времени всплывать на поверхность вод.

Если, напротив, мы знаем все виды животных существ тогда нужно искать занимающее нас чудовище в ряду уже классифицированных морских животных. В этом случае я склонен был бы допустить существование гигантского нарвала[12].

Обыкновенный нарвал часто достигает тридцати футов длину. Упятерите, удесятерите эту длину, наделите это животное силой, соответствующей его величине, пропорционально усильте его бивень – и вы получите разгадку волнующей тайны. Это животное приобретет размеры, указанные офицерами “Ханаана”, бивень, который может сделать пробоину такой же формы, как и в корпусе “Шотландии”, и силу, достаточную для того, чтобы пустить ко дну океанский пароход.

В самом деле, нарвал вооружен своеобразным костяным бивнем, или алебардой, как говорят некоторые натуралисты. Эта алебарда обладает твердостью стали. Такие алебарды не однократно находили в теле китов, которых нарвалы почти всегда побеждают в борьбе; такие алебарды с трудом извлекали из корпусов деревянных кораблей, которые они протыкал насквозь – от борта до борта.

Музей парижского медицинского факультета располагает алебардой длиной в два с четвертью метра; у основания толщина ее достигает сорока восьми сантиметров.

Итак, представим себе нарвала в десять раз больше, чем обыкновенный, с гигантской алебардой, или бивнем, наделим его способностью перемещаться со скоростью двадцати морских миль в час, перемножим его массу на скорость – и вас не удивит, если столкновение с ним повлечет за собою катастрофу для любого судна!

В заключение скажу: пока не поступят более подробные сведения, я буду считать это чудовище гигантским нарвалом вооруженным не простой алебардой, а настоящим тараном, как броненосный фрегат, и наделенным не меньшей, чем у фрегата, массой и силой!

Так и только так можно объяснить этот феномен в том случае … если он действительно существует. А это еще нуждается в проверке”.

Эта последняя фраза была продиктована трусостью: мне хотелось сохранить свое достоинство ученого и не дать повода для насмешек американцам, которые любят и умеют посмеяться. Я приготовил себе, таким образом, лазейку, но в глубине души не сомневался в существовании чудовища.

Моя статья вызвала горячие отклики и получила широкую известность. Она даже собрала некоторое число сторонников. Предложенное в ней решение загадки давало обильную пищу воображению. Люди любят помечтать о сверхъестественном. Море же как раз является той единственной средой, где действительно существуют условия для развития гигантских существ, по сравнению с которыми земные великаны – слоны и носороги – просто пигмеи. В морской воде живут самые крупные представители млекопитающих, как, например, киты. Почему же не допустить, что там же водятся гигантские моллюски, страшные ракообразные – омары длиной в сто метров или крабы, весящие по двести тонн? В прежние геологические эпохи четвероногие, четверорукие, птицы и пресмыкающиеся достигали колоссальных размеров, и только через десятки, сотни тысячелетий они уменьшились до современных размеров. Но почему бы в море, состав которого во все времена оставался неизменным, в то время как земная кора беспрерывно видоизменяется, не могли сохраниться представители животного мира отдаленнейших геологических эпох? Почему бы морю не сохранить в своих тайниках последние разновидности этих гигантских первозданных существ, продолжительность жизни которых измеряется не годами, а веками или тысячелетиями?

Но я увлекся грезами, а это пристало мне меньше, чем кому бы то ни было другому.

Повторяю, природа этого необычайного явления не вызывала больше споров, и общество признало существование какого-то огромного животного, не имеющего ничего общего с сказочными морскими змеями.

Но если для некоторых это был вопрос отвлеченный, имеющий только чисто научный интерес, то для других, людей более практичных, особенно для англичан и американцев, заинтересованных в безопасности океанских сообщений, ясно вырисовывалась необходимость принять меры к тому, чтобы не медленно очистить моря от этого опасного чудовища.

Финансовая и коммерческая пресса занималась теперь вопросом о чудовище только под этим углом зрения. “Морское обозрение”, “Газета Ллойда”, “Пакетбот”. “Мореходная торговая газета” – все эти печатные органы страховых обществ, которым грозили крупные убытки, единодушно требовали явления беспощадной войны чудовищу.

Общественное мнение, и в первую очередь северо-американское, было на стороне страховых обществ. В Нью-Йорке стали готовить экспедицию для охоты за нарвалом. Для этой цели решено было снарядить быстроходный фрегат “Авраам Линкольн”.

Двери арсеналов были широко раскрыты перед командиром фрегата, капитаном Фарагутом, который всячески старался ускорить день отплытия. Но, как всегда бывает в таких случаях, как только было принято решение о преследовании чудовища, оно перестало показываться. В продолжение двух месяцев никто ничего не слышал о нем. Ни один корабль не встретил его. Казалось, нарвал учуял, что против него замышляется поход. Об этом столько говорили по трансатлантическому подводному кабелю!.. Шутники уверяли, что хитрый нарвал перехватил какую-нибудь из многочисленных телеграмм и поспешил убраться во-свояси.

Таким образом, когда фрегат был снаряжен в путь и оборудован всеми приспособлениями для необычайной ловли, капитан не знал, куда ему следует направиться.

Всеобщее нетерпенье достигло своего предела, когда июля распространился слух, что пароход, совершающий рейсы между Сан-Франциско и Шанхаем, около трех недель тому назад встретил животное в северной части Тихого океана

Это известие произвело огромное впечатление. Капитану Фарагуту не дали отсрочки даже на двадцать четыре часа. Продовольствие было погружено на борт, трюмы ломились от угля, команда была в полном составе. Оставалось только разжечь топки, развести пары и сняться с якоря.

Капитану Фарагуту не простили бы, если бы он задержался хотя бы на полдня. Впрочем, он и сам рвался в путь.

За три часа до отхода “Авраама Линкольна” мне вручили письмо следующего содержания:

“Господину профессору АРОНАКСУ.

Гостиница “Пятое авеню”. Нью-Йорк.

Милостивый государь!

Если Вы пожелаете присоединиться к экспедиции на “Аврааме Линкольне”, правительству Соединенных штатов будет приятно знать, что Франция, в Вашем лице, участвует в этом предприятии. Капитан Фарагут предоставит Вам отдельную каюту.

Сердечно преданный Вам морской министр Д.-Б. ГОБСОН”.

Глава третья. "Как будет угодно хозяину"

За три секунды до получения письма морского министра я столько же думал о преследовании нарвала, сколько о попытке прорваться через льды Северо-западного прохода[13]. Через три секунды после получения письма я понял, что мое настоящее призвание, моя единственная цель жизни заключается в преследовании этого опасного чудовища и в том, чтобы избавить от него человечество.

Между тем я только что вернулся из трудного путешествия, бесконечно устал и нуждался в отдыхе. Я мечтал о возвращении на родину, к своим друзьям, в свою маленькую квартирку возле Ботанического сада, к своим дорогим и бесценным коллекциям! Но ничто не могло удержать меня. Я забыл все – усталость, друзей, коллекции – и, не раздумывая, принял приглашение американского правительства.

“К тому же, – думал я, – все дороги ведут в Европу” и может случиться, что нарвал приведет меня к берегам Франции. Это достойное животное, может быть, позволит прикончить себя в европейских морях, и я отвезу тогда по крайней мере полуметровый кусок его бивня в Музей естественной истории в Париже!”

Но пока что нарвала приходилось искать в северной части Тихого океана; это значило, что для возвращения во Францию мне предстояло объехать кругом всего света.

– Консель! – крикнул я нетерпеливо.

Консель был моим слугой и сопровождал меня во всех поездках. Я искренне привязался к этому славному фламандцу, и он платил мне той же монетой. Это был человек флегматичный по природе, положительный и солидный по характеру, усердный и исполнительный по привычке, невозмутимо встречающий все житейские неожиданности, мастер на все руки, жадный к работе и, вопреки своему имени[14] никогда и никому не дававший советов, даже когда его об этом просили.

Соприкасаясь постоянно с кружком ученых, посещавших мою маленькую квартирку, Консель сам многому научился и превратился в специалиста в области естественно-научной классификации, способного с быстротой акробата пробегать все лестницы отделов, групп, классов, подклассов, отрядов, семейств, родов, видов и подвидов. Но все его знания этим и ограничивались. Весьма сведущий в теории классификации и очень далекий от практических знаний, он не в состоянии был, я думаю, по внешнему виду отличить кита от кашалота.

И все же, какой чудесный малый!

В течение десяти лет Консель неизменно сопровождал меня во всех научных экспедициях. Никогда я не слышал от него ни одной жалобы на продолжительность путешествия или на усталость! Консель каждую минуту готов был отправиться в любую страну, будь это Китай или Конго, ни о чем не спрашивая, ни в чем не сомневаясь.

Он обладал превосходным здоровьем, при котором не страшны никакие болезни, крепкими мускулами и поистине железными нервами.

Ему было тридцать лет, и его возраст относился к возрасту его хозяина, как пятнадцать к двадцати. Прошу прощения за этот несколько сложный способ признания в том, что мне сорок лет.

Консель имел только один недостаток. Неисправимый формалист, он говорил со мной не иначе, как в третьем лице, я это нередко выводило меня из терпения.

– Консель! – повторил я, начиная в то же время лихорадочно готовиться к отъезду.

Я был уверен, что Консель безгранично предан мне. Обычно я никогда не спрашивал его, согласен ли он сопровождать меня в путешествие; но на этот раз предполагалась экспедиция, которая грозила затянуться на неопределенное время, да к тому еще она была рискованным предприятием. Шутка сказать: преследовать животное, способное потопить фрегат, как ореховую скорлупу! Было над чем призадуматься даже самому невозмутимому человеку в мире. Что-то скажет Консель?

– Консель! – позвал я в третий раз. Консель явился.

– Хозяин звал меня? – спросил он, входя.

– Да, голубчик. Приготовь все, что нужно для поездки. Через два часа мы отправляемся.

– Как будет угодно хозяину, – спокойно ответил Консель.

– Нельзя терять пи одной минуты. Собери в чемодан все необходимое: платье, рубашки, носки. Уложи столько, сколько влезет, но как можно быстрее!

– А коллекции хозяина? – заметил Консель,

– Мы займемся ими позже. Они останутся на хранение в гостинице.

– А олений кабан?

– Его будут кормить и без нас. Впрочем, я распоряжусь, чтобы весь наш зверинец отправили во Фракцию.

– Значит, мы едем не в Париж? – спросил Консель.

– Как сказать, – уклончиво ответил я, – пожалуй, нам придется сделать небольшой крюк …

– Любой крюк, если это угодно хозяину.

– О, сущий пустяк! Дорога будет несколько более длинной … Мы поедем на “Аврааме Линкольне”.

– Как будет угодно хозяину, – невозмутимо твердил Консель.

– Ты знаешь, друг мой, речь идет о чудовище… знаменитом нарвале. Мы должны освободить от него океаны!.. Автор двухтомных “Тайн морского дна” не может отказаться от путешествия с капитаном Фарагутом. Почетная миссия, но вместе с тем и опасная! Совершенно неизвестно, куда нас заведет нарвал… Это животное может оказаться очень капризным. И все же мы поедем! Наш капитан – молодчина.

– Куда поедет хозяин, туда поеду и я, – сказал Консель.

– Подумай хорошенько! Я ничего не хочу от тебя скрывать. Это одно из тех путешествий, из которых не всегда возвращаются.

– Как будет угодно хозяину…

Через четверть часа чемоданы были уложены; Консель ничего не забыл. Этот малый классифицировал рубашки и платье так же безупречно, как птиц и млекопитающих. Коридорный сложил наш багаж в вестибюле. Я спустился в нижний этаж, к большой конторке, вечно осаждаемой посетителями, и распорядился, чтобы тюки с препарированными животными и засушенными растениями были отправлены в Париж. Открыв достаточный кредит оленьему кабану и оплатив счета, я прыгнул, наконец, в коляску, где уже сидел Консель.

Экипаж спустился по Бродвею до Юнион-сквера, завернул на Четвертую авеню, проехал по ней до Катринстрит и, наконец, остановился у Тридцать четвертой набережной. Оттуда паром перевез всех нас – людей, лошадей и экипаж – в Бруклин, предместье Нью-Йорка, расположенное на левом берегу реки Гудзон. Через несколько минут коляска подъехала прямо к сходням “Авраама Линкольна”, из двух труб которого валили густые клубы дыма.

Наш багаж был немедленно поднят на палубу фрегата. Я поспешно взбежал по трапу и спросил, где можно найти капитана Фарагута. Один из матросов проводил меня на мостик и указал на высокого, с открытым лицом моряка. Тот протянул мне руку.

– Господин Пьер Аронакс? – спросил он.

– Так точно, – ответил я. – Капитан Фарагут?

– Самолично. Добро пожаловать, господин профессор! Каюта ждет вас.

Я поклонился и, не желал мешать капитану в эти горячие предотъездные минуты, попросил матроса указать предназначенную мне каюту.

“Авраам Линкольн” как нельзя более подходил для задуманной экспедиции.

Это был быстроходный фрегат, оборудованный самыми совершенными машинами, позволявшими ему развивать скорость в восемнадцать и три десятых мили в час. Впрочем, и эта огромная скорость была недостаточной для погони за гигантским нарвалом.

Внутренняя отделка фрегата не уступала его мореходным качествам. Я был вполне удовлетворен предоставленной мне каютой, помещавшейся в офицерском отделении, на корме.

– Мы отлично устроимся здесь, – сказал я Конселю.

– С позволения хозяина, я скажу: так же удобно, как раку-отшельнику в раковине улитки, – ответил мой ученый слуга.

Я оставил Конселя в каюте распаковывать чемоданы, а сам поднялся на палубу, чтобы следить за приготовлениями к отплытию.

Как раз в эту минуту капитан Фарагут приказал отдать концы, удерживавшие “Авраама Линкольна” у Бруклинской набережной. Стоило мне задержаться на четверть часа, “Авраам Линкольн” отплыл бы без меня, и я не участвовал бы в этой необычайной экспедиции, самый правдивый отчет о которой, вероятно, будет все-таки встречен недоверчиво многими скептиками.

Капитан Фарагут не хотел откладывать не только на день, но на час и даже на минуту начало похода против нарвала.

Он вызвал корабельного инженера.

– Давление пара достаточно? – спросил он.

– Да, капитан.

– Малый ход! – скомандовал капитан.

Получив этот приказ по машинному телеграфу, приводимому в действие сжатым воздухом, механик повернул пусковой рычаг.

Пар со свистом устремился в цилиндры, и поршни привели во вращение гребной вал. Лопасти винта стали вращаться со все возрастающей скоростью, и “Авраам Линкольн” величественно поплыл, сопровождаемый сотнями катеров и буксирных пароходиков, переполненных провожающими.

Набережные Бруклина были густо усеяны любопытными. Троекратное “ура”, вырвавшееся из тысяч глоток, прозвучало, как раскат грома. Тысячи носовых платков развевались в воздухе над толпой, приветствуя “Авраама Линкольна”, пока фрегат не вошел в воды реки Гудзон у оконечности полуострова, на котором расположен Нью-Йорк.

Спустившись вниз по течению Гудзона, вдоль Нью-Джерсея, вытянувшегося цепью прелестных вилл, “Авраам Линкольн” прошел мимо фортов и ответил на их пушечные салюты, трижды подняв и опустив свой кормовой флаг, усеянный тридцатью девятью звездами. Затем, замедлив ход, фрегат вступил в извилистый фарватер морского канала, отмеченный бакенами, обогнул песчаную косу Сэнди Гука, где его снова приветствовала многотысячная толпа зрителей, и вышел в открытый океан.

Вереница катеров и буксиров провожала фрегат до пловучих маяков, огни которых указывают судам вход в Нью-Йоркский порт.

Было три часа пополудни. Лоцман покинул мостик, шлюпка быстро доставила его па катер, и “Авраам Линкольн”, набирая скорость, поплыл вдоль берега Лонг-Айленда. К восьми часам вечера скрылись из виду огни Файр-Айленда, и фрегат на всех парах понесся по темным водам Атлантического океана.

Глава четвертая. Нед Ленд

Капитан Фарагут был хорошим моряком, достойным великолепного фрегата, которым он командовал. Корабль и он составляли как бы одно тело, в котором капитан выполнял функции мозга. У него не было никаких сомнений по вопросу о существовании нарвала, и он не допускал в своем присутствии никаких споров по этому поводу. Чудовище существовало, и он освободит моря от него – он поклялся в этом.

Либо капитан Фарагут убьет нарвала, либо нарвал убьет капитана Фарагута – третьего исхода не было!

Судовые офицеры разделяли веру своего капитана. Приятно было слушать, как они спорили о шансах на скорую встречу с чудовищем и высчитывали быстроту его хода. Даже те офицеры, которые в обычных условиях считали вахты скучной необходимостью, в этот рейс всегда готовы были отдежурить лишнюю.

Пока солнце описывало на небосклоне свой дневной путь, мачты были усеяны кучками матросов, которые высматривали чудовище. А между тем “Авраам Линкольн” был еще далеко от Тихого океана!

Экипаж горел желанием встретить нарвала, загарпунить его, втащить на борт и изрубить на куски. Вся свободная от работы часть команды с самым пристальным вниманием всматривалась в морскую гладь. Кстати сказать, капитан Фарагут поощрял это, пообещав премию в две тысячи долларов. Эта награда ждала юнгу, матроса, боцмана или офицера, которому посчастливится первому заметить нарвала. Нетрудно себе представить, с каким усердием экипаж фрегата всматривался в море!

Что касается меня, то я не отставал от других и добросовестным образом выстаивал по целым дням у бортов корабля. Один Консель был равнодушен к занимавшему всех вопросу и не разделял общего увлечения.

Я уже говорил, что капитан. Фарагут снабдил свой фрегат всеми приспособлениями для ловли гигантских китов. Пожалуй, ни одно китобойное судно не выходило в плавание лучше снаряженным.

У нас были все современные китоловные снаряды, начиная от ручного гарпуна и кончая зубчатыми стрелами, которыми стреляли из специальной пушки. На носу стояло скорострельное усовершенствованное орудие, посылающее свои четырехкилограммовые снаряды на шестнадцать километров.

Итак, команда “Авраама Линкольна” не могла пожаловаться на недостаток смертоносных орудий. Но этого мало–на борту фрегата находился сам Нед Ленд, король гарпунщиков!

Нед Ленд был уроженцем Канады и искуснейшим в мире китоловом, не знающим соперников в этом опасном ремесле. Он был наделен совершенно исключительным хладнокровием, ловкостью, смелостью и сообразительностью. И нужно было быть уж очень лукавым китом или очень хитрым кашалотом, чтобы увильнуть от его страшного гарпуна.

Неду Ленду около сорока лет. Это высокий, почти шести футов ростом, крепкий, суровый человек. Он малообщителен, вспыльчив и легко приходит в ярость при малейшем противоречии.

Внешность его невольно приковывала к себе внимание, особенно глаза, необычайная дальнозоркость которых придавала своеобразное выражение всему его лицу,

Я считаю, что капитан Фарагут поступил вполне правильно, привлекши знаменитого китолова к участию в экспедиции: когда понадобится сильная рука и верный глаз, он один сделает больше, чем весь остальной экипаж. Неда Ленда можно было сравнить с мощным телескопом, соединенным в одно нераздельное целое с заряженной, всегда готовой выстрелить пушкой.

Канадец – это тот же француз, и как ни мало общителен был Нед, но я должен отметить, что он скоро привязался ко мне, – очевидно, он рад был случаю поговорить по-французски. И мне приятно было послушать старофранцузский диалект, сохранившийся со времен Рабле[15] в некоторых провинциях Канады.

Нед Ленд принадлежал к старинной квебекской семье, давшей немало смелых моряков еще в те отдаленные времена, когда город этот принадлежал Франции.

Мало-помалу наши беседы с Недом Лендом становились все более оживленными. Я охотно слушал о его приключениях в полярных морях. Его рассказы об охотах и сражениях были так безыскусственны и поэтичны, что порой мне казалось, что я слушаю какого-то канадского Гомера, поющего “Иллиаду” полярных стран.

Я описываю этого смелого человека таким, каким я его знаю сейчас, – мы старые друзья, и дружба наша, родившаяся в дни страшных испытаний, крепка и нерушима.

Каково же было мнение Неда Ленда о морском чудовище? Должен признаться, что он не верил в существование нарвала и, единственный человек на всем фрегате, не разделял общего увлечения этой гипотезой. Он уклонился от разговора на эту тему, когда я однажды попытался выяснить его мнение.

Через три недели после нашего отъезда, 30 июля, фрегат находился невдалеке от Байа-Бланка, в тридцати милях от Патагонии. Мы пересекли уже тропик Козерога, и теперь Магелланов пролив отстоял от нас меньше чем в семистах милях к югу. Еще восемь дней – и “Авраам Линкольн” будет бороздить воды Тихого океана!

Я сидел с Недом Лендом на юте. Мы болтали о всякой всячине, глядя на таинственное море, глубины которого до сих пор недоступны человеческому взору. По естественной ассоциации, я заговорил о гигантском нарвале и стал разбирать все условия, от которых зависели успех или неудача нашей экспедиции. Но, заметив, что Нед Ленд отмалчивается, я поставил ему вопрос в упор:

– Как вы можете сомневаться в существовании гигантского нарвала, которого мы преследуем? Есть ли у вас какие-нибудь основания быть таким недоверчивым?

Гарпунщик в продолжение нескольких секунд молча смотрел на меня. Прежде чем ответить, он привычным жестом хлопнул себя по лбу, закрыл глаза, как бы собираясь с мыслями, и только после этого сказал:

– Может быть, и есть, господин Аронакс!

– Послушайте, Нед, ведь вы гарпунщик по профессии, вы перевидали на своем веку сотни огромных морских млекопитающих – вам легче, чем кому бы то ни было другому, поверить в возможность существования гигантского китообразного!

– Вот здесь-то вы и ошибаетесь, господин профессор, – ответил Нед. – Невежда охотно поверит в существование чудовищных животных, населяющих внутренность полого земного шара, – это вполне естественно. Но геолог никогда не даст веры этим сказкам. Так и китобой. Я преследовал и убил немало китов и нарвалов. Но, при всей их величине и силе, ни их хвосты, ни их бивни не в состоянии были пробить листовое железо обшивки парохода!

– Однако, Нед, известны случаи, когда зуб нарвала пробивал насквозь борта кораблей.

– Деревянных, профессор, деревянных! – возразил Нед. – Да, признаться, я не очень в это верю – лично я ничего подобного не видел. Поэтому, до тех пор, пока не увижу этого своими глазами, я не поверю, что кашалоты, киты или нарвалы могут произвести разрушения, подобные пробоине в корпусе “Шотландии”.

– Послушайте, Нед…

– Нет, профессор, нет. Все, что вам угодно, но только не это. Может быть, огромный спрут…

– Ни в коем случае, Нед! Спрут – это моллюск гигантских размеров с вялым, мягким телом. Будь он хоть пятисот футов в длину, спрут останется беспозвоночным и, следовательно, совершенно безопасным для таких судов, как “Шотландия” или “Авраам Линкольн”. Пора оставить басни об опасности спрутов для кораблей!

– Итак, господин естествоиспытатель, – иронически заметил Нед, – вы убеждены в существовании огромного нарвала?

– Да, Нед, я убежден в этом, и мое убеждение основывается на ряде неопровержимых фактов. Я не сомневаюсь в существовании гигантского китообразного животного, принадлежащего, так же как киты, кашалоты и дельфины, к разделу позвоночных и наделенного зубом, рогом или бивнем огромной крепости.

– Гм! – хмыкнул гарпунщик, с сомнением покачав головой.

– Заметьте, дорогой мой канадец, – продолжал я, – что, если такое животное живет в глубинах океана, в нескольких милях под поверхностью воды, оно должно обладать исключительно мощным организмом.

– Почему? – спросил Нед.

– Потому что нужна неслыханная сила для того, чтобы выдерживать огромное давление воды на такой глубине.

– В самом деле? – сказал Нед, недоверчиво прищурив глаз.

– Да, это так! И в доказательство я могу вам привести несколько цифр.

– О, цифры! – протянул Нед. – Цифрами можно доказать что угодно.

– Не всегда и не все, Нед. Вот выслушайте меня. Представим себе давление в одну атмосферу в виде давления водяного столба высотой в тридцать два фута. В действительности высота водяного столба должна быть даже несколько меньшей, так как морская вода обладает большей плотностью, нежели пресная. Итак, Нед, когда вы ныряете в воду, ваше тело испытывает давление в столько атмосфер, то есть в столько килограммов на каждый квадратный сантиметр своей поверхности, сколько столбов воды в тридцать два фута отделяют вас от поверхности моря. Отсюда следует, что па глубине в триста двадцать футов это давление равняется десяти атмосферам, на глубине в три тысячи двести футов – ста атмосферам и в тридцати двух тысячах футов, то есть на глубине примерно двух с половиной миль, – тысяче атмосферам. Иными словами, если бы вам удалось добраться до этой глубины, каждый квадратный сантиметр вашего тела испытывал бы давление в тысячу килограммов, или одну тонну. Кстати, дорогой мой, знаете ли вы, сколько квадратных сантиметров имеет поверхность вашего тела?

– Не имею ни малейшего представления об этом.

– Около семнадцати тысяч.

– Так много?!

– А так как в действительности атмосферное давление несколько превышает названную мной величину в один килограмм на один квадратный сантиметр, то семнадцать тысяч квадратных сантиметров поверхности вашего тела испытывают в эту минуту давление в семнадцать тысяч пятьсот шестьдесят килограммов.

– И я этого не замечаю?

– Да, вы этого не замечаете. Эта огромная тяжесть не сплющивает вас только потому, что воздух, находящийся внутри вашего тела, уравновешивает это давление. Поэтому вы ничего и не замечаете. Но стоит вам попасть в воду, и это равновесие нарушается…

– Понимаю, – прервал меня Нед, видимо заинтересовавшийся моим объяснением. – Вода ведь окружит меня со всех сторон, но не проникнет внутрь организма!

– Вот именно, Нед. Таким образом, в тридцати двух футах под поверхностью моря вы будете испытывать давление в семнадцать тысяч пятьсот шестьдесят восемь килограммов; в трехстах двадцати футах это давление удесятерится, то есть будет равно ста семидесяти пяти тысячам шестистам восьмидесяти килограммам; в трех тысячах двухстах футах оно увеличится в сто раз и достигнет миллиона семисот пятидесяти шести тысяч восьмисот килограммов; наконец, в тридцати двух тысячах футах оно усилится в тысячу раз, и на вас будет давить тяжесть

в семнадцать миллионов пятьсот шестьдесят восемь тысяч килограммов. Иными словами, вы мгновенно превратитесь в лепешку, в тончайший листочек, как будто вас вынули из-под гигантского гидравлического молота!

– Ух, чорт! – воскликнул Нед.

– Итак, дорогой друг, если позвоночное животное длиной в несколько сот метров может существовать в подобных глубинах, то миллионы квадратных сантиметров его поверхности испытывают давление многих миллиардов килограммов. Подумайте теперь, какой мускульной силой должны быть наделены эти животные и какая сопротивляемость должна быть у их организма, чтобы безнаказанно выносить это давление!

– Похоже на то, что они должны быть обшиты восьмидюймовым котельным железом, как броненосцы, – сказал канадец.

– Верно, Нед! Подумайте теперь, какие страшные разрушения может произвести такое животное, столкнувшись с кораблем, если оно способно двигаться в воде со скоростью самого быстрого из наших курьерских поездов.

– Да… действительно… – неуверенно бормотал канадец, смущенный этими расчетами, но еще не желая сдаваться.

– Что ж, убедил я вас?

– Вы убедили меня в одном, господин профессор: что если такие животные действительно существуют в глубинах океана, то они должны быть очень сильными.

– Ах вы, упрямец этакий! Да если они не существуют в глубинах океана, то как вы объясните случай с “Шотландией”?

– Может быть… – нерешительно начал Нед.

– Да говорите же!

– Может быть… такого случая и не было? – выпалил канадец.

Но этот ответ свидетельствовал только об упрямстве гарпунщика и ни о чем другом. В этот день я его больше не пытался убедить. Случай с “Шотландией” был совершенно бесспорным. Пробоина была настолько реальной, что ее пришлось заделывать; я думаю, трудно отыскать более убедительное доказательство ее существования. Не вызывало никаких сомнений и то, что эта пробоина не могла возникнуть сама собой; а так как, с другой стороны, совершенно исключалась даже мысль о столкновении с подводным камнем или рифом, то необходимо было признать существование страшного зуба морского животного.

Я лично, в силу всех изложенных выше соображений, относил это животное к типу позвоночных, классу млекопитающих и отряду китообразных. Что касается семейства, к которому его надлежало отнести – китов, кашалотов или дельфинов, – подсемейства и, наконец вида, то на этот вопрос могло ответить только будущее.

Чтобы разрешить этот вопрос, нужно было вскрыть неизвестное чудовище; а чтобы вскрыть, необходимо сначала его изловить; чтобы изловить, надо было загарпунить его – это касалось Неда Ленда; чтобы загарпунить, следовало его увидеть – это было делом всего экипажа; чтобы увидеть, нужно было его встретить, – а это уж было дело случая.

Глава пятая. Погоня вслепую

Первые дни плавания “Авраама Линкольна” не были отмечены никакими приключениями. Только однажды произошла событие, выставившее в самом выгодном свете поразительно? искусство Неда Ленда; гарпунщик доказал, что на него можно безусловно положиться.

В виду Фальклендских островов 30 июня “Авраам Линкольн” встретил американское китоловное судно “Монроэ” Команда его ничего не слышала про нарвала. Но капитан “Монроэ”, узнав, что на борту “Авраама Линкольна” находится знаменитый Нед Ленд, попросил его помочь в охоте на выслеженного кита. Капитан Фарагут, которому хотелось посмотреть, как работает Нед Ленд, разрешил гарпунщику перейти на борт “Монроэ”.

Канадцу повезло, и вместо одного кита он загарпунил двух: первого он убил на месте, всадив ему гарпун в сердце, а второго – после нескольких минут преследования.

О, если только когда-нибудь чудовищу придется иметь дело с гарпуном Неда Ленда – ему не уйти живым!

Фрегат продолжал с большой быстротой плыть вдоль юго-восточного берега Америки. Третьего июля мы подошли к мысу Дев, у входа в Магелланов пролив.

Но капитан Фарагут прошел мимо этого извилистого пролива и взял курс на мыс Горн,

Экипаж единодушно одобрил такое решение.

В самом деле, было мало вероятия встретить нарвала в этом узком проливе. Многие матросы были убеждены, что чудовище “слишком толсто, чтобы пройти через Магелланов пролив”.

Около трех часов пополудни 6 июля “Авраам Линкольн” обогнул тот уединенный островок, ту скалу, затерянную в самом конце американского материка, которую голландские моряки окрестили мысом Горн в честь своего родного города. Фрегат взял курс на северо-запад, и винт его начал пенить воды Тихого океана.

– Гляди в оба! Гляди в оба! – твердили матросы “Авраама Линкольна”.

И они действительно глядели в оба! Соблазненные премией в две тысячи долларов, люди не отрывали взоров от поверхности океана. Ночью и днем глаза и бинокли не знали ни секунды покоя.

Никталопы – люди, обладающие способностью видеть по ночам так же ясно, как днем, – имели вдвое больше шансов получить премию, чем люди с нормальным зрением.

Хотя премия нисколько не соблазняла меня, я также упорно целыми днями всматривался в море. Ограничивая свой сон тремя – четырьмя часами в сутки, тратя на еду считанные минуты, я все остальное время безотлучно стоял на палубе.

То перегнувшись через перила носа, то опираясь на борт кормы, я жадно всматривался в однообразные пенистые гребни валов, простиравшиеся во все стороны, сколько видел глаз.

Как часто, вместе со всем экипажем, я переживал минуты бурного волнения, когда на горизонте показывалась черная спина кита! Весь экипаж мгновенно выбегал на палубу. Каждый, тяжело дыша, напрягая зрение до боли, следил за движениями кита. И я смотрел, смотрел до тех пор, пока все не начинало мутиться в глазах.

Флегматичный Консель в таких случаях спокойно говорил мне:

– Хозяин видел бы много лучше, если бы поменьше таращил глаза!

Но всякий раз волнение оказывалось напрасным. “Авраам Линкольн” подходил ближе к предполагаемому врагу и, убедившись, что это самый обыкновенный кашалот или кит, снова ложился на прежний курс, а команда осыпала тысячами проклятий ни в чем не повинное животное.

Погода все время стояла хорошая, и наше плавание протекало в наилучших условиях, несмотря на то, что июль в южном полушарии соответствует январю в северном и обычно в это время – самый разгар дождливого сезона. Тем не менее море было спокойно и видимость была отличная.

Нед Ленд попрежнему упорствовал в своем неверии. Он демонстративно не глядел на море в часы, свободные от вахт, или когда в виду не было кита.

Это было досадно, потому что его исключительно глаза могли сослужить большую службу экспедиции.

Но упрямый канадец предпочитал шестнадцать часов двадцати четырех проводить в каюте.

Я сто раз упрекал его за равнодушие.

– Зачем напрасно утомлять глаза, профессор? – он мне. – Прежде всего, вообще нет никакого нарвала, а если бы даже и существовало какое-нибудь животное, то сколько у нас шансов натолкнуться на него? Ведь мы гонимся за ним вслепую, наугад. Допускаю даже, что какой-то корабль действительно встретил это неуловимое животное в Тихом океане. Но ведь с тех пор прошло около двух месяцев, а судя по характеру этого нарвала, он, повидимому, не любит подолгу околачиваться на одном месте. Вы сами признаете, что он обладает способностью перемещаться с огромной быстротой, и, я думаю, вы согласитесь со мной, что природа, которая ничего не делает бесцельно, не стала бы наделять медлительное по натуре создание способностью мчаться с быстротой ветра. Следовательно, если это животное существует, оно уже далеко отсюда!

Против этого рассуждения нечего было возразить. Мы в самом деле плыли вслепую. Но что нам оставалось делать? Нед Ленд был прав: наши шансы на встречу чудовищем были ничтожны. И тем не менее никто не сомневался в конечном успехе экспедиции.

Двадцатого июля мы вторично пересекали тропик Козерога под 105° долготы, а 27-го числа того же месяца перешли экватор под 110° долготы. В тот же день фрегат взял курс на запад, к центральному бассейну Тихого океана. Капитан Фарагут резонно считал, что нарвала можно надеяться встретить лишь в глубоководных зонах, вдали от континентов и островов, приближаться к которым чудовище до сих пор избегало, “повидимому потому, что там море недостаточно глубоко для него”, объяснял наш боцман.

Фрегат прошел, таким образом, мимо островов Паумоту, Маркизских, Сандвических, пересек тропик Рака под 132° долготы и направился в Китайское море.

Наконец-то мы добрались до места, где в последний раз было встречено чудовище! Все сердца бились с такой лихорадочной быстротой, что сердечные болезни неизбежно должны были получить большое распространение на фрегате. Весь экипаж был словно одержим навязчивой идеей. Люди не спали, не ели. По двадцать раз в день обманы зрения вызывали взрывы восторга, и это всякий раз обманутое ожидание держало экипаж в состоянии такого нервного напряжения, которое не предвещало ничего хорошего.

И действительно, реакция не замедлила наступить. В продолжение трех месяцев – трех месяцев, каждый день которых длился сто лет! – “Авраам Линкольн” бороздил вдоль и поперек всю северную часть Тихого океана. Фрегат кидался вдогонку за замеченными китами, делал повороты с галса на галс, внезапно останавливался, то прибавляя, то убавляя пары с риском разрегулировать машину. Он не оставил необследованной ни одной точки от берегов Японии до американского континента. Но ничего! Ничего решительно не удалось обнаружить на этом огромном пространстве! Ничего, что напоминало бы хоть отдаленно гигантского нарвала, или подводный островок, или обломок крушения, или движущийся риф, или другую какую-нибудь чертовщину! Ничего!

Началась реакция. Отчаяние пробило дорогу неверию. Тяжелое чувство овладело экипажем: оно состояло из трех десятых стыда и семи десятых обиды.

Каждому было стыдно, что он остался в дураках, поверив нелепой басне; но еще больше, чем стыд, людей терзала обида. Горы доказательств, нагромождавшихся одно на другое в течение целого года, в один день сразу рухнули, и теперь каждый думал только о том, как бы наверстать так глупо потраченное время.

Со свойственным человеческому уму непостоянством, люди из одной крайности ударились в другую. Самые горячие сторонники экспедиции стали яростными врагами ее. Неверие волной залило весь фрегат от трюмов до кают-компании, и если бы не непонятное упорство капитана Фарагута, то “Авраам Линкольн” немедленно повернул бы носом к югу.

Но эти бесплодные поиски не могли продолжаться бесконечно, “Аврааму Линкольну” не в чем было упрекать себя – корабль сделал все от него зависящее, чтобы успешно выполнить поручение. Никогда еще команда американского корабля не проявляла такого усердия и долготерпения. Меньше всего на нее падала вина за неуспех экспедиции. Повидимому, оставалось только вернуться …

Капитану Фарагуту подано было соответствующее заявление. Он отказал.

Матросы не скрывали своего недовольства, и дисциплина на судне упала. Я не хочу сказать, что на судне начался бунт, но, после недолгого сопротивления, капитан Фарагут, как в свое время Колумб, вынужден был попросить у экипажа три дня терпения: если в течение этих дней чудовище не будет обнаружено, рулевой повернет штурвал, и “Авраам Линкольн” тронется в обратный путь.

Это обещание было дано 2 ноября. Оно сразу подняло настроение команды. Люди опять стали всматриваться в волны с новым вниманием. Бинокли и подзорные трубы снова были пущены в ход. Это был последний вызов гигантскому нарвалу…

Так прошло два дня. “Авраам Линкольн” шел малым ходом. Команда придумывала тысячи способов привлечь внимание нарвала, если он находится невдалеке.

Огромные куски сала сбрасывались за борт, к вящему удовольствию акул, толпами сопровождавших фрегат. Шлюпки фрегата бороздили море во всех направлениях, исследуя каждый квадратный метр его поверхности.

Но пришел уже вечер 4 ноября, а тайна попрежнему оставалась неразоблаченной.

На следующий день, 5 ноября, в полдень истекал назначенный срок. С последним ударом часов капитан Фарагут, верный своему слову, должен был повернуть на юго-восток и покинуть северную часть Тихого океана.

Фрегат находился в это время под 31°15′ северной широты и 136°42′ восточной долготы. Япония отстояла от нас меньше чем в двухстах милях. Ночь надвигалась. Пробило восемь часов. Густые облака заволокли узкий серп луны, только что вступивший в свою первую четверть. Море плавно покачивало фрегат.

Я стоял в эту минуту на штирборте, облокотившись на перила палубы. Консель был рядом со мной и равнодушно глядел вперед. Матросы, забравшись па реи, осматривали все суживающийся из-за надвигающейся темноты горизонт. Офицеры направили на поверхность океана ночные бинокли. Время от времени луч лунного света, прорываясь сквозь завесу облаков, бросал свой серебристый отблеск на волны, но тотчас же тучи затягивали просвет, и все снова погружалось в темноту.

Посмотрев на Конселя, я решил, что впервые за все время этот невозмутимый человек заразился общим волнением.

– Что, Консель, – спросил я его, – последний раз представляется случай заработать две тысячи долларов?

– С позволения хозяина скажу, что я никогда не рассчитывал прикарманивать эту премию, – ответил Консель. – Правительство Соединенных штатов могло с таким же успехом пообещать премию в сто тысяч долларов, и оно не стало бы беднее от этого.

– Ты прав, Консель. В конечном счете это глупая затея, и я поступил легкомысленно, ввязавшись в эту экспедицию.

Сколько времени растрачено понапрасну, сколько нервов это стоило! Мы бы уже шесть месяцев тому назад вернулись во Францию…

– В маленькую квартирку хозяина, – подхватил Консель, – в его музей. И я бы распределил по классам ископаемых из нашей коллекции, и олений кабан, привезенный хозяином, занимал бы клетку в зоологическом саду и привлекал бы к себе любопытных со всех концов Парижа!

– Все это так именно и было бы, Консель. А теперь, в довершение всех несчастий, над нами еще будут смеяться.

– Несомненно, – спокойно подтвердил Консель, – я уверен, что над хозяином будут смеяться. Не знаю, стоит ли говорить…

– Говори, говори, Консель.

– Но я думаю, что эти насмешки заслужены хозяином.

– В самом деле?

– Когда человек имеет честь быть таким крупным ученым, он не должен рисковать …

Консель не закончил своего комплимента. Звучный голос послышался в царившей кругом тишине. Это был голос Неда Ленда. Канадец кричал:

– Эй! Эта штука здесь, под ветром, против нас.

Глава шестая. На всех парах

При этом возгласе весь экипаж кинулся к гарпунщику – капитан, офицеры, матросы, юнги, даже инженеры и механики, бросившие свои машины, даже кочегары, покинувшие свои топки.

Капитан приказал остановить фрегат.

Ночь была непроницаемо темной, и, хотя я знал, что у канадца превосходное зрение, я спрашивал себя, как и что он мог увидеть в подобной темноте.

Сердце мое билось с такой силой, что грозило разорваться.

Но Нед Ленд не ошибся. Вскоре все мы увидели то, на что ОН указывал рукой.

В двух кабельтовах от “Авраама Линкольна”, за штирбортом, море казалось освещенным изнутри. Это не могло быть простым фосфорическим свечением. Чудовище, погруженное на несколько футов под поверхность воды, излучало яркое и странное сияние, о котором упоминали в своих отчетах многие капитаны. Это излучение должно было вызываться каким-то очень ярким источником. Освещенный участок поверхности океана имел форму длинного овала. В центре овала свечение было очень ярким, но по мере приближения к краям оно ослабевало.

– Это просто скопление фосфоресцирующих организмов! – воскликнул один из офицеров.

– Нет, вы ошибаетесь! – возразил я убежденно. – Ни в коем случае, ночесветки или сальпы не могли бы испускать такой яркий свет. У этого излучения несомненно имеется какой-то электрический источник… Впрочем, глядите… Глядите! Око движется!.. Оно направляется к нам!

Крик вырвался из уст всех столпившихся на палубе.

– Молчать! – скомандовал капитан Фарагут. – Лево руля! Задний ход!

Все кинулись по своим местам.

Приказание было мгновенно выполнено, и “Авраам Линкольн” описал полукруг.

– Право руля! Ход вперед! – приказал капитан Фарагут.

Винт снова заработал, и фрегат стал быстро удаляться от источника яркого света.

Я ошибся: фрегат хотел удалиться, но сверхъестественное животное приближалось к нему вдвое быстрее, чем он отступал.

Мы затаили дыхание и замерли в неподвижности, не произнося ни слова не столько от страха, сколько от удивления. Животное точно шутя догоняло нас. Оно обогнуло фрегат, мчавшийся со скоростью четырнадцати узлов, обдав его своими электрическими лучами, словно светящейся пылью. Затем оно отплыло на две или три мили, оставив за собой фосфоресцирующий след, похожий на клубы дыма, отбрасываемые назад мчавшимся локомотивом экспресса. И вдруг из темноты, в которую оно отступило для разбега, чудовище ринулось на “Авраама Линкольна” с устрашающей быстротой, так же внезапно остановилось на расстоянии двадцати футов от него и… угасло. Оно не погрузилось в воду – в этом случае яркость его свечения уменьшалась бы постепенно: оно погасло сразу, точно источник, питающий этот световой поток, внезапно истощился.

Через мгновение чудовище снова появилось с другой стороны фрегата, не то обогнув его, не то проплыв под килем “Авраама Линкольна”.

Каждую секунду могло произойти столкновение, которое неминуемо должно было иметь для нас роковые последствия.

Меня удивляли маневры фрегата. Он спасался бегством, вместо того чтобы вступить в бой с чудовищем. Фрегат, посланный для преследования чудовища, сам оказался на положении преследуемого.

Я сделал это замечание капитану Фарагуту. Его обычно невозмутимое лицо выражало сейчас крайнее недоумение.

– Видите ли, профессор, – ответил он мне, – я не знаю, с каким огромным зверем я имею дело, и не хочу рисковать своим фрегатом в этой непроницаемой темноте. Как атаковать неизвестное, как от него защищаться? Подождем до рассвета, тогда роли переменятся.

– Капитан, есть ли у вас еще сомнения насчет природы этого существа?

– Нет, профессор. Очевидно, это гигантский нарвал, но нарвал электрический.

– Может быть, – продолжал я, – к нему так же опасно приближаться, как к гимноту[16] или пловучей мине?

– Вполне возможно, – согласился капитан. – И если он, вдобавок ко всему прочему, заряжен электричеством, то это поистине самое опасное животное на свете. Поэтому я и решил быть настороже.

Экипаж фрегата не смыкал глаз всю ночь. Никто не покидал палубы. “Авраам Линкольн”, убедившись в невозможности соперничать с нарвалом в скорости, убавил ход. Со своей стороны, и нарвал, подражая фрегату, плавно покачивался на волнах и, казалось, не собирался покинуть поле битвы.

Около полуночи, однако, он исчез или – чтобы быть более точным – погас, как большой светляк. Может быть, он бежал? Этого следовало скорее опасаться, чем желать. Но через час послышалось оглушительное шипение, похожее на шум воды, которая под сильным давлением вырывается из узкого отверстия.

Капитан Фарагут, Нед Ленд и я находились в это время на палубе. Мы жадно всматривались в окружавший нас непроницаемый мрак.

– Нед Ленд, – спросил капитан, – часто ли приходилось вам слышать шум, издаваемый китом?

– Часто, капитан, но до сих пор я еще не встречал кита, один вид которого принес бы мне две тысячи долларов.

– В самом деле, вы заслужили премию. Но скажите мне, похож ли этот звук на шум воды, извергаемой китами из ноздрей?

– Звук похож, но только несравненно сильней обычного. Однако сомневаться не приходится: перед нами несомненно какое-то из китообразных животных, и с вашего позволения, капитан, – добавил гарпунщик, – завтра на рассвете я скажу ему пару слов.

– Если только ему заблагорассудится выслушать вас, Нед, – заметил я, – но я не очень-то уверен в этом.

– Если мне удастся подойти к нему на расстояние учетверенной длины гарпуна, – возразил канадец, – ему придется познакомиться со мной.

– Но ведь для этого придется дать вам шлюпку? – спросил капитан.

– Разумеется.

– И рисковать жизнью гребцов?

– Так же, как и моей, – просто ответил гарпунщик. Около двух часов пополуночи электрическое сияние вновь

появилось с наветренной стороны в пяти милях от “Авраама Линкольна”. Несмотря на значительное расстояние, шум ветра и моря, отчетливо было слышно, как животное всплескивало хвостом и прерывисто дышало. Можно было подумать, что, когда нарвал выходит на поверхность, чтобы подышать, воздух врывается в его легкие с такой же силой, как пар в цилиндры двухтысячесильной машины.

“Чорт побери! – подумал я. – Кит, обладающий силой целого кавалерийского полка, должен быть не заурядным китом”.

Ночь прошла в настороженном ожидании и в подготовке к бою. Китоловные орудия были выложены на палубе вдоль бортов. Второй помощник капитана приказал зарядить гарпунные пушки, бросающие гарпуны на целую милю, и карабины, стреляющие разрывными пулями, которые насмерть ранят даже самых крупных животных. Нед Ленд довольствовался тем, что наточил свой гарпун.

В шесть часов занялась заря. С первыми лучами света электрическое сияние вокруг нарвала исчезло.

В семь часов настал день, но густой туман, непроницаемый для самых сильных биноклей, ограничивал видимость. Можно себе представить общее огорчение и гнев.

Я взобрался на первую перекладину бизани. Несколько офицеров поднялись еще выше.

В восемь часов туман поплыл над волнами и медленно, клочьями, стал подниматься вверх.

Внезапно, как и накануне, послышался голос Неда Ленда:

– Эта штука – с наветренной стороны, за кормой! – кричал гарпунщик.

Все устремились на корму.

Действительно, в полутора милях от фрегата из воды выступало, примерно на метр, длинное черное тело. За его хвостом, повидимому, быстро извивающимся, море бурлило и волновалось. Ни одно известное животное не могло бить воду с такой силой. Огромный след ослепительно белой пены отмечал его

Фрегат направился к чудовищу. Я глядел на него, не отрывая глаз и затаив дыхание. Рапорты “Ханаана” и “Гельвеции” несколько преувеличивали размеры нарвала. Я определил его длину всего в двести пятьдесят футов. О толщине трудно было судить, ко у меня создавалось впечатление, что животное имеет прекрасные пропорции во всех трех измерениях.

В то время как я наблюдал за животным, из его ноздрей вырвались два столба воды, поднявшиеся на сорок метров вверх. Это дало мне представление о том, как оно дышит.

Я пришел к выводу, что загадочное существо принадлежит к типу позвоночных, классу млекопитающих, подклассу одноутробных, отряду китообразных, семейству… Этого я еще не знал.

Отряд китообразных включает семейства: китов, кашалотов и дельфинов. К этому последнему относятся и нарвалы. Каждое из этих семейств делится на много подсемейств, подсемейства – на роды, роды – на виды. Вид, род, подсемейство и семейство – об этом я еще не могу судить, но я не сомневался, что скоро благодаря искусству Неда Ленда и опытности капитана Фарагута получу и эти данные.

Команда с нетерпением ждала приказаний своего начальника. Капитан, внимательно посмотрев на животное, приказал позвать корабельного инженера. Тот не замедлил явиться.

– Пары разведены? – спросил капитан.

– Точно так, капитан, – ответил инженер.

– Хорошо. Подбавьте угля в топки! Троекратное “ура” встретило этот приказ. Час борьбы настал.

Через несколько минут над двумя трубами фрегата поднялись столбы черного дыма, и палуба задрожала мелкой дрожью.

Мощный винт “Авраама Линкольна” повлек фрегат прямо к животному. Оно равнодушно позволило приблизиться к себе на полкабельтова. Потом, не погружаясь в воду, тихо поплыло прочь, сохраняя прежнюю дистанцию от фрегата.

Преследование продолжалось в течение трех четвертей часа, но за это время “Аврааму Линкольну” не удалось выиграть ни одного фута. Ясно было, что при такой скорости невозможно догнать животное.

Капитан Фарагут яростно теребил свою густую бороду.

– Нед Ленд! – крикнул он. Канадец подошел.

– Ну, господин китолов, – обратился к нему капитан, – нужна ли вам шлюпка?

– Нет, – ответил гарпунщик. – Эту бестию не возьмешь, пока она сама не дастся в руки.

– Что же делать?

– Поднять давление пара, если это возможно. Я же, С вашего позволения, помещусь на носу и, как только мы подойдем к нему достаточно близко, брошу гарпун.

– Хорошо, Нед, – сказал капитан и по переговорной трубе передал приказ:

– Поднять пары!

Нед Ленд отправился на свой пост. Топки были загружены новой порцией угля, и винт стал давать сорок три оборота в минуту. Брошенный в воду лаг показал, что “Авраам Линкольн” движется со скоростью восемнадцати с половиной миль в час.

Но проклятое животное также стало делать по восемнадцати с половиной миль в час.

В течение часа фрегат шел с этой скоростью, не выиграв ни одного сантиметра расстояния. Это было унизительно для самого быстроходного судна американского флота.

Вся команда была охвачена бешенством. Матросы отчаянно ругали чудовище, но оно презрительно молчало. Капитан Фарагут уже не теребил свою бороду, а кусал ее.

Инженера снова призвали на мостик.

– Вы довели давление до предела? – спросил капитан.

– Да, – ответил инженер.

– До скольких атмосфер? – До шести с половиной.

– Доведите до десяти!

Это было чисто американское приказание. Лучше не мог сказать даже капитан парохода на Миссисипи, стремящийся обогнать конкурента.

– Консель, – сказал я своему славному слуге, стоявшему рядом, – знаешь ли ты, что мы, вероятнее всего, взлетим на воздух?

– Как будет угодно хозяину, – ответил Консель.

Признаюсь, мне понравилась безумная смелость капитана.

Кочегары снова засыпали уголь на колосники. Вентиляторы нагнетали воздух в топки. Давление пара усилилось. “Авраам Линкольн” рванулся вперед. Мачты его дрожали до самого основания, и вихри дыма едва прорывались наружу сквозь узкие отверстия труб.

Вторично был брошен лаг.

– Сколько? – спросил капитан.

– Девятнадцать и три десятых мили.

– Поднять еще давление!

Инженер повиновался. Стрелка манометра показала десять атмосфер. Но и чудовище, видно, “развело пары” – без какого бы то ни было заметного усилия оно также плыло теперь со скоростью девятнадцати и трех десятых мили в час…

Какая погоня! Нет, я не могу описать своего волнения.

Я весь дрожал от возбуждения.

Нед Ленд стоял на носу с гарпуном в руке.

Несколько раз животное позволяло фрегату приблизиться к себе.

– Догоняем! Догоняем! – кричал канадец.

Но когда он заносил руку, чтобы бросить гарпун, животное вдруг удалялось со скоростью по меньшей мере тридцати миль в час. Мало того, в то время как мы шли с максимальной скоростью, оно, словно в насмешку, описало вокруг нас широкий круг. Экипаж фрегата мог ответить на это только криками бешенства.

В полдень мы находились на таком же расстоянии от нарвала, как и в восемь часов утра.

Тогда капитан Фарагут решил пустить в ход другие средства.

– Ах, так!– воскликнул он. – Это животное плывет быстрее, чем “Авраам Линкольн”? Что ж, посмотрим, обгонит ли оно коническую бомбу. Боцман! Канонира к носовому орудию!

Орудие было мгновенно заряжено и наведено. Раздался выстрел, но снаряд пролетел на несколько футов выше нарвала, находившегося в полумиле впереди.

– Другого наводчика, половчее! – крикнул капитан. – Пятьсот долларов награды тому, кто попадет в эту проклятую тварь!

Старый канонир с седой бородой – я и сейчас отчетливо вижу его спокойный взгляд и холодное лицо – подошел к орудию и тщательно прицелился. Не успел отзвучать гул выстрела, как раздался мощный крик “ура”.

Снаряд попал в цель. Но, вместо ожидаемого эффекта, он скользнул вдоль бока нарвала и отлетел далеко в море.

– Ах, чорт! – воскликнул взбешенный старый канонир. – Неужто у этой гадины шестидюймовая броня?

– Проклятье! – вскричал капитан Фарагут. Погоня продолжалась.

Подойдя ко мне, капитан сказал:

– Я буду преследовать нарвала до тех пор, пока фрегат не взлетит на воздух.

– Правильно, – ответил я. – Так и надо!

Можно было надеяться, что, рано или поздно, животное устанет, не выдержав состязания с неутомимой паровой машиной. Но час проходил за часом, а оно не проявляло никаких признаков усталости.

К чести “Авраама Линкольна” надо сказать, что он продолжал преследование с непоколебимым упорством. По моим расчетам, фрегат прошел не менее пятисот миль в этот злосчастный день, 6 ноября. Но снова спустилась ночь и окутала мглою бурное море.

Я решил в эту минуту, что наша экспедиция закончена и что мы больше никогда не увидим фантастическое животное.

Но я ошибся.

В 10 часов 50 минут вечера электрическое сияние снова появилось в трех килях от фрегата.

Нарвал казался неподвижным. Утомившись за день, он спал теперь, покачиваясь на волнах. Надо было воспользоваться этим, и капитан решил попытать счастья.

Он отдал соответствующие приказания. “Авраам Линкольн” двинулся вперед тихим ходом, чтобы не разбудить животное. В океане нередко можно встретить китов, спящих глубоким сном, и Нед Ленд загарпунил не одного из них именно во время сна.

Канадец снова занял свой пост на носу.

Фрегат бесшумно подошел на два кабельтова к животному. Здесь машина была остановлена, и судно подвигалось вперед только по инерции.

На борту все притаили дыхание. Мертвая тишина царила на палубе. Мы находились едва в ста шагах от сияющего овала.

Посмотрев в эту минуту на Неда Ленда, я увидел, что он вытянул руку со своим страшным оружием.

Фрегат подплыл еще ближе к неподвижному животному – едва двадцать шагов отделяли нас от него.

Вдруг рука Неда Ленда с силой описала в воздухе полукруг, а гарпун полетел. Я услышал звон как будто от удара в металл.

Электрическое сияние мгновенно угасло, и два огромных столба воды внезапно обрушились на палубу фрегата, сшибая с ног людей и все круша на своем пути.

Раздался страшный треск, и, не успев схватиться за перила, я вылетел за борт.

Глава седьмая. Кит неизвестного вида

Несмотря на полную неожиданность этого падения, я сохранил отчетливое воспоминание о всех своих ощущениях. Сначала я погрузился в воду.

Я хорошо плаваю и благодаря этому не растерялся при неожиданном погружении.

Всплыв на поверхность океана, первым долгом я стал искать глазами фрегат. Заметили ли там мое исчезновение? Спустил ли капитан Фарагут шлюпку, чтобы искать меня? Могу ли я надеяться на спасение?

Несмотря на темноту, я рассмотрел на востоке какую-то черную массу, которая, судя по расположению опознавательных огней, удалялась. Это был фрегат. Я понял, что погиб.

– Ко мне, ко мне! – кричал я, пытаясь догнать фрегат. Одежда стесняла меня. Намокнув, она липла к телу и парализовала движения. Я задыхался. Меня тянуло ко дну…

– Помогите!

Это был мой последний крик. Я отчаянно забарахтался, чувствуя, что тону.

Вдруг сильная рука схватила меня за шиворот и одним рывком вытащила на поверхность воды.

Я услышал следующие слова, произнесенные над самым моим ухом:

– Если хозяин соблаговолит опереться на мое плечо, ему легче будет плыть!

Я схватил за руку верного Конселя.

– Это ты?! – воскликнул я. – Это ты?!

– Да, это я, – ответил Консель, – всегда готов к услугам хозяина.

– Значит, толчок сбросил тебя в море, так же как и меня? – Нет. Но, состоя на службе у господина профессора, я счел своим долгом последовать за ним.

Славному малому этот поступок казался естественным!

– А фрегат? – спросил я.

– Фрегат? – переспросил Консель, поворачиваясь на спину. – Мне кажется, что хозяину лучше было бы не рассчитывать на его помощь.

– Почему?

– Потому что в ту минуту, когда я бросился в воду, вахтенный матрос крикнул: “Винт и руль сломаны!”

– Сломаны?

– Да, сломаны зубом чудовища. Кажется, “Авраам Линкольн” отделался только этой аварией. Но, к нашему огорчению, он потерял способность управляться.

– Значит, мы погибли?

– Возможно, – спокойно ответил Консель. – Однако в нашем распоряжении есть еще несколько часов, а за несколько часов можно многое сделать.

Невозмутимое хладнокровие Конселя ободрило меня. Я поплыл более энергично. Но одежда попрежнему стесняла движения и мешала держаться на поверхности.

Консель заметил это.

– Прошу у хозяина позволения разрезать на нем платье, – сказал он.

И он ножом вспорол на мне одежду сверху донизу, в то время как я поддерживал его на поверхности. В свою очередь, я оказал такую же услугу Конселю. После этого мы снова поплыли рядом.

Но положение не стало от этого менее отчаянным. Наше исчезновение могло пройти незамеченным, да если бы даже его и заметили, фрегат все равно не мог, потеряв руль и винт, пойти за нами против ветра. Следовательно, мы могли надеяться только на то, что капитан Фарагут пошлет за нами шлюпки.

Придя к этому заключению, мы решили держаться на поверхности, сколько будет возможно. Чтобы не расходовать одновременно силы, мы решили поступать так: в то время как один из нас, скрестив руки, будет отдыхать, лежа на спине, другой будет плыть вперед и подталкивать лежащего. Каждые десять минут мы должны были сменяться. Таким образом, мы могли удержаться на поверхности воды в течение нескольких часов, быть может даже до восхода солнца.

Какая слабая надежда на спасение! Но ведь человеку свойственно надеяться даже тогда, когда его положение безнадежно.

Столкновение фрегата с нарвалом произошло около одиннадцати часов вечера. Следовательно, до наступления дня нам надо было продержаться на воде около восьми часов. Это было вполне возможно.

Море было спокойно, волн не было. Время от времени я пытался разглядеть что-нибудь в кромешной тьме, но кругом все было пустынно и только светилась фосфорическим блеском потревоженная нашими движениями вода.

Однако около часу ночи я почувствовал смертельную усталость. Сильные судороги сводили мои руки и ноги.

Конселю пришлось одному заботиться о нашем спасении. Скоро бедный малый стал часто и тяжело дышать – я понял, что он недолго продержится.

– Оставь меня! Оставь меня! – сказал я ему.

– Покинуть хозяина? Никогда! – ответил мой преданный слуга. – Я твердо рассчитываю утонуть раньше, чем он.

В эту минуту из просвета в темной туче, увлекаемой ветром к востоку, выглянула луна. Поверхность океана заискрилась под ее лучами. Этот благодетельный свет вернул мне силы. Я поднял голову и обвел глазами горизонт.

Я увидел фрегат – он был в пяти милях от нас. На таком расстоянии он казался едва заметной точкой. Ни одной шлюпки не было в виду.

Мне хотелось позвать на помощь, но мои распухшие губы не могли издать ни звука. Консель закричал:

– Помогите! Помогите!

Остановившись на секунду, мы прислушались. Что это, шум в ушах от прилива крови к голове или действительно донесся ответный крик?

– Ты слышал? – прошептал я. – Да, да!

И Консель снова бросил в пространство отчаянный зов. Теперь – никакого сомнения! Человеческий голос ответил на крик Конселя!

Был ли это голос какого-нибудь несчастного, затерянного, как и мы, в безбрежном океане, голос еще одной жертвы толчка, испытанного кораблем? Или, быть может, нас окликали с невидимой во тьме шлюпки?

Консель сделал огромное усилие и, опершись на мое плечо, наполовину высунулся из воды; но тотчас же, обессиленный, он плашмя упал на воду.

– Что ты увидел?

– Я увидел… – прошептал он, – я увидел… Но лучше помолчим, сбережем силы…

Что же он увидел? Не знаю почему, но в эту минуту мне пришла в голову мысль о чудовище…

Между тем Консель продолжал подталкивать меня вперед. Время от времени он поднимал голову и кого-то окликал. Ему тотчас же отвечал чей-то голос.

Но я уже плохо слышал. Мои силы исчерпались до конца; пальцы безвольно разжались; ладонь не служила больше точкой опоры; судорожно раскрытый рот заполнила соленая вода; холод пронизал меня до костей. Я поднял голову в последний раз, чтобы попрощаться с жизнью …

В эту секунду я натолкнулся на какое-то твердое тело. Я уцепился за него. Потом почувствовал, что меня вытаскивают из воды, что грудь моя свободно дышит, и… потерял сознание.

Очевидно, я скоро пришел в себя благодаря энергичному растиранию.

Я полуоткрыл глаза.

– Консель! – прошептал я.

– Хозяин звал меня? – тотчас же откликнулся верный слуга.

В этот миг, при свете последних лучей луны, опускавшейся за горизонт, я увидел другое, хорошо знакомое мне лицо.

– Нед Ленд! – воскликнул я.

– Совершенно верно, господин профессор. Как видите, гонюсь за своей премией! – ответил канадец.

– Вас выбросило в море при толчке?

– Да, господин профессор, только мне больше повезло, чем вам, – я почти сразу выбрался на пловучий островок.

– Островок?

– Да. Или – чтобы быть точным – на вашего гигантского нарвала.

– Говорите ясней, Нед!

– И тут только, – продолжал канадец, – я понял, почему мой гарпун не мог пробить его кожи, а только скользнул по ней.

– Почему, Нед, почему?

– А потому, господин профессор, что это животное заковано в стальную броню!

Слова канадца произвели внезапно переворот в моих мыслях.

Я быстро встал и выпрямился на спине у полупогруженного в воду существа или предмета, на котором мы нашли убежище.

Топнув ногой, я убедился, что спина эта была непроницаемой и твердой, а не упругой, каким бывает тело крупных млекопитающих.

Я подумал было, что мы находимся на костистом черепе, сходном с черепами допотопных животных. Тогда мне пришлось бы отнести чудовище к разряду пресмыкающихся, как черепахи или аллигаторы.

Но нет. Черная спина, на которой я стоял, была гладкой и полированной, а не чешуйчатой. При ударе она издавала металлический звук и производила впечатление склепанной из стальных листов.

Нельзя было сомневаться: животное, чудовище, живой феномен, тайна которого волновала весь научный мир и потрясла воображение моряков обоих полушарий, оказался – приходилось поверить очевидности – еще более удивительным феноменом, феноменом, созданным рукой человека!

Если бы мне удалось открыть существование самого баснословного животного, я не был бы так удивлен и потрясен. Нет ничего удивительного в том, что природа творит чудеса. Но увидеть своими глазами нечто чудесное и сверхъестественное, созданное рукой человека, – от этого можно потерять рассудок.

И тем не менее сомневаться было нельзя. Мы находились на поверхности своеобразного подводного корабля, имеющего, сколько я мог судить, форму огромной стальной рыбы. Мнение Неда Ленда на этот счет уже твердо установилось. Конселю и мне осталось только присоединиться к нему.

– Но если это корабль, – сказал я, – то он должен иметь двигатель и всяческие механизмы, а следовательно, и людей для управления ими?

– Разумеется, – ответил гарпунщик, – хотя в продолжение трех часов, которые я провел на этом пловучем острове, я не заметил никаких признаков жизни.

– Корабль не двигался?

– Нет, профессор. Он качался на гребнях волн, но не трогался с места.

– Но мы-то хорошо знаем, что он может двигаться с большой скоростью. А так как, чтобы развить эту скорость, нужна машина и люди, управляющие ее работой, я считаю… что мы спасены.

– Гм! – промычал недоверчиво Нед Ленд.

В этот момент, как бы в подтверждение моих слов, за кормой странного корабля раздалось какое-то клокотание, и он тронулся с места. Очевидно, он приводился в движение вращением лопастей гребного винта. Мы только-только успели уцепиться за небольшое возвышение, выступавшее на носу. К счастью, корабль плыл тихим ходом.

– Покамест он плывет по поверхности воды, – пробормотал Нед Ленд, – мне нечего возразить. Но если ему заблагорассудится нырнуть, я не дам и двух долларов за свою шкуру.

Канадец мог бы предложить за нее и того меньше. Очевидно, нам нужно было немедленно вступить в общение с людьми, находившимися внутри этого пловучего аппарата, кем бы они ни были.

Я стал искать на поверхности какой-нибудь люк, отверстие. Но ряды заклепок, плотно пригнанные к краям стальной обшивки, были везде одинаковы.

Луна закатилась, и мы очутились в полнейшей темноте. Нужно было дождаться рассвета, чтобы попытаться проникнуть внутрь этого подводного корабля.

Итак, наша жизнь всецело зависела от каприза таинственных рулевых, направлявших корабль. Если им вздумается погрузиться в воду, мы пропали. Если же это не случится, я не сомневался, что нам удастся войти в сношение с людьми, составлявшими экипаж подводного корабля. И в самом деле, если только они сами не добывали кислород, время от времени они должны были возвращаться на поверхность океана для возобновления запасов воздуха. А отсюда следовало, что должно было существовать какое-нибудь отверстие, через которое воздух проникает внутрь корабля.

Корабль шел на запад с умеренной скоростью, не больше двенадцати миль в час. Лопасти винта регулярно били воду, по временам выбрасывая высоко в воздух фонтаны фосфоресцирующих брызг.

Около четырех часов утра скорость движения возросла. Нам стало трудно удерживаться на палубе корабля. К счастью, Нед нащупал рукой широкое кольцо, прикрепленное к обшивке, и нам удалось всем уцепиться за него.

Наконец, эта бесконечная ночь миновала. Я не могу сейчас вспомнить все свои переживания, но одна подробность остро запечатлелась в моей памяти: временами, когда шум ветра и песни волн стихали, мне казалось, что я слышу звуки какой-то музыки, беглые аккорды, обрывки мелодии…

Какую тайну хранил этот подводный корабль?

Какие странные существа жили в нем? Какой двигатель позволял ему перемещаться с такой огромной скоростью?

Рассвело. Утренний туман окутал нас. Но и он вскоре рассеялся.

Только что я хотел приступить к подробному осмотру выступавшей из воды части подводного судна, как вдруг оно стало медленно погружаться.

– Эй вы, дьяволы! – закричал Нед Ленд, изо всех сил стуча ногами по гулкому металлу. – Пустите же нас!

Но голос его терялся среди оглушительного шума, производимого винтом. К счастью, корабль прекратил погружение.

Вдруг стук отодвигаемых засовов донесся изнутри судна. Открылась крышка люка, и из нее выглянул человек. Он крикнул что-то и мгновенно исчез. Через несколько минут из люка вышли восемь дюжих молодцов. Они молча повлекли нас внутрь загадочного корабля.

Глава восьмая. "Подвижный в подвижном"

Эта операция была совершена с такой быстротой, что ни я, ни мои товарищи не успели обменяться даже словом. Не знаю, что они почувствовали, когда их втаскивали в пловучую тюрьму, но у меня при этом мороз пробежал по коже.

С кем мы имели дело? Несомненно, с какими-то пиратами новейшей формации!

Как только узкая крышка люка закрылась за нами, мы очутились в полнейшей темноте. Мои глаза, привыкшие к яркому; свету дня, ничего не различали вокруг.

Нед Ленд и Консель, также окруженные стражей, следовали за мной.

У подножья трапа находилась дверь. Она пропустила нас и тотчас же звонко захлопнулась.

Мы были одни. Где? Этого я не мог сказать и даже не мог себе представить.

Кругом было темно, настолько темно, что даже после долгого пребывания во мраке мои глаза не уловили ни малейшего проблеска света.

Между тем Нед Ленд, возмущенный таким грубым обращением, дал волю своему негодованию.

– Тысяча чертей! – вскричал он. – Эти люди хуже самых диких из каледонских дикарей! Недостает только одного: чтобы они оказались людоедами! Меня это нисколько не удивит!.. Но я заранее заявляю, что добровольно на съедение не дамся.

– Успокойтесь, Нед, успокойтесь, – невозмутимо сказал Консель. – Не стоит горячиться раньше времени. Пока что мы еще не на сковородке.

– Согласен: мы еще не на сковородке, – ответил канадец, – но в печке – это уж наверняка! Здесь достаточно темно. К счастью, нож при мне, а для того, чтобы пустить его в ход, мне нужно много света. Первый из этих бандитов, который прикоснется ко мне …

– Нет, не шутите, – сказал я гарпунщику, – и не отягчайте нашего положения… Кто знает, может быть, нас подслушивают. Лучше попробуем выяснить, где мы находимся.

Я осторожно сделал несколько шагов и уперся в стену, обитую листовым железом. Пройдя вдоль стены, я наткнулся на деревянный стол, вокруг которого стояло несколько табуреток. Пол нашей тюрьмы был устлан плотной цыновкой, заглушавшей шаги. В голых стенах я не нашел ни окна, ни двери. Консель, отправившийся вдоль стены в противоположную сторону, столкнулся со мной, и мы вместе вернулись на середину каюты, имевшей двадцать футов в длину и десять в ширину. Высоту ее мы определить не могли, так как даже Нед Ленд, несмотря на свой высокий рост, не мог дотянуться до потолка.

Прошло около получаса, а наше положение оставалось прежним. Но вдруг наша тюрьма осветилась. По яркости и белизне света я узнал электричество, – то самое, которое словно фосфоресцирующим ореолом окружало подводный корабль.

В первую секунду я невольно зажмурил глаза. Снова открыв их, я увидел, что свет струится из матового полушария, прикрепленного к потолку.

– Наконец-то все видно! – воскликнул Нед.

Он стоял в оборонительной позе, стиснув нож в руке.

– Да, – ответил я шутливо, – не видно только, что с нами будет.

– Советую хозяину запастись терпением, – сказал Консель.

При ярком свете мы могли осмотреть как следует свою тюрьму. Единственной ее мебелью служили стол и пять табуретов. Потайная дверь была герметически закрыта – следов ее я не обнаружил. Никакой шум не доходил до наших ушей. Казалось, на корабле все вымерли. Я не мог определить, стоим ли мы на одном месте, движемся ли, погрузились ли под воду или попрежнему продолжаем плыть по поверхности…

Но ясно было, что электрическая лампа была зажжена с какой-то целью. Я не сомневался, что кто-нибудь из состава команды не замедлит появиться, – люди не станут напрасно освещать темницу.

Я не ошибся. Вскоре послышался шум отодвигаемых засовов, дверь открылась, и в каюту вошли два человека.

Один из них был маленького роста, мускулистый, широкоплечий, с большой головой, густыми всклокоченными черными волосами, длинными усами и проницательным взглядом. В его облике была та южная подвижность и живость, которая во Франции отличает провансальцев.

Второй неизвестный, человек высокого роста, заслуживает более подробного описания. Ученик великих физиономистов – Грасиоле или Энгеля – определил бы по его лицу, как по книге, весь его характер. Я, не колеблясь, определил важнейшие свойства его: уверенность в себе – голова его гордо была поднята, и черные глаза глядели с холодной решимостью; спокойствие – бледность его кожи говорила о хладнокровии; энергия – на это указывали быстрые сокращения надбровных мышц; наконец, смелость – об этом свидетельствовало его мощное дыхание, обнаруживавшее также большой запас жизненной силы. Добавлю, что человек этот был гордым, что его спокойный и твердый взгляд отражал благородство мыслей и что в целом облик его производил впечатление большой искренности. Как только он вошел, я сразу почувствовал, что можно не беспокоиться о нашей участи и что свидание с ним кончится для нас благоприятно.

Этому человеку можно было дать от тридцати пяти до пятидесяти лет, – точнее определить его возраст я не мог. У него был большой лоб, прямой нос, резко очерченный рот, великолепные зубы, тонкие, красивой формы руки. В общем, он являл собой самый совершенный образец мужской красоты, какой мне когда-либо приходилось встречать.

Отмечу еще одну своеобразную, отличительную черту его лица: широко расставленные глаза могли охватить одним взглядом целую четверть горизонта. Это свойство, как я узнал позже, сочеталось с остротой зрения, еще большей, чем у Неда Ленда.

Когда этот незнакомец устремлял на кого-нибудь свой взор, его брови хмурились, веки сближались, ограничивая поле зрения, и взгляд его пронизывал насквозь. Какой взгляд! Он приближал отдаленные предметы, забирался в самые скрытые тайники мозга, проникал, как сквозь стекло, в водные толщи и читал, как по книге, жизнь морских глубин.

На обоих незнакомцах были шапочки из меха выдры, высокие морские сапоги из тюленьей кожи и костюмы из какой-то неизвестной мне ткани, удобные, не стеснявшие движений тела и красивые.

Более высокий – очевидно, начальник – посмотрел на нас с величайшим вниманием. Обернувшись затем к своему спутнику, он заговорил на неизвестном мне языке. Это был звучный гибкий певучий язык, богатый гласными звуками, с скачущими ударениями.

Тот ответил кивком головы и произнес в свою очередь два-три столь же непонятных слова.

Затем взгляд начальника обратился ко мне, как будто о чем-то вопрошая.

Я ответил на чистом французском языке, что не понимаю его вопроса. Но он, повидимому, не понял меня. Положение становилось затруднительным.

– Советую хозяину рассказать нашу историю, может быть, они все-таки поймут из нее хоть что-нибудь, – сказал Консель.

Я последовал этому совету и рассказал нашу историю, чеканя слова и не упуская ни одной подробности. Я перечислил наши имена и звания и в конце, с соблюдением всех правил этикета представил незнакомцам профессора Аронакса, его слугу Конселя и заслуженного гарпунщика Неда Ленда.

Человек с задумчивыми и добрыми глазами слушал меня учтиво и внимательно. Но ни один мускул не дрогнул па его лице; ничто не выдавало, что он понял хоть одно из моих слов.

Оставалась еще возможность объясниться по-английски. Может быть, этот язык – почти международный – будет скорее понят. Я знал английский, так же как и немецкий, достаточно хорошо, чтобы читать без словаря, но не в такой мере, чтобы объясняться. Между тем здесь надо было стараться говорить как можно лучше.

– Теперь ваша очередь, – сказал я гарпунщику. – Начинайте, Нед! Вытащите из вашей памяти самый изысканный английский язык и постарайтесь добиться лучшего результата, чем я!

Нед не заставил дважды просить себя и повторил по-английски мой рассказ. Вернее, он передал сущность его, но совершенно изменил форму.

Канадец говорил с большим жаром. Он резко протестовал против совершенного над нами насилия, противоречащего, говорил он, человеческим правам; он спрашивал, в силу какого закона нас заключили в эту камеру; он грозил судебным преследованием тем, кто лишил нас свободы; жестикулировал, кричал и в конце концов выразительным жестом дал понять, что мы умираем с голоду.

Это было совершенно верно, но мы об этом почти забыли.

К своему величайшему удивлению, гарпунщик убедился, что его речь так же мало была понята, как и моя. Наши посетители не моргнули и глазом. Очевидно, они знали язык Фарадея не больше, чем язык Араго[17].

Смущенный неудачей, исчерпав свои филологические ресурсы, я не знал, что делать дальше, когда Консель обратился; ко мне:

– Если хозяин позволит, я расскажу то же самое по-немецки.

– Как, ты говоришь по-немецки? – вскричал я.

– Как всякий фламандец. Если только хозяин не имеет ничего против…

– Пожалуйста, Консель! Говори скорей!

И Консель совершенно спокойно в третий раз повторил рассказ о всех наших приключениях. Но, несмотря на изысканность оборотов и ораторские приемы рассказчика, немецкий, язык также не имел успеха.

Наконец, прижатый к стене, я собрал в памяти обрывки школьных воспоминаний и начал тот же рассказ по-латыни. Цицерон[18] заткнул бы уши и выгнал меня на кухню, но все-таки я довел свою речь до конца.

Результат был такой же неудовлетворительный.

После неудачи этой последней попытки незнакомцы обменялись несколькими словами на своем непонятном языке и удалились, не ответив нам даже успокоительным жестом, который одинаков во всех странах и у всех народов.

Дверь закрылась за ними.

– Это подлость! – вскричал Нед Ленд, в двадцатый раз вскипая негодованием. – Как! С этими неучами говорят по-французски, по-английски, по-немецки, по-латыни, и ни один из них ни словом не отвечает!

– Успокойтесь, Нед, – сказал я взволнованному гарпунщику, – гневом делу не поможешь.

– Но вы понимаете, профессор, – ответил раздраженный канадец, – что мы тут сдохнем с голоду, в этой железной клетке!

– О, – с философским спокойствием возразил Консель, – еще не так скоро.

– Друзья мои, – сказал я, – не надо отчаиваться. Мы прошли и через худшие испытания. Не спешите осуждать капитана и экипаж этого корабля. Мы успеем еще составить себе о них мнение.

– Мое мнение уже сложилось окончательно, – заявил Нед Ленд. – Это негодяи!

– Отлично, но откуда они родом? – невозмутимо спросил Консель.

– Из страны негодяев!

– Милый Нед, эта страна недостаточно четко обозначена на географической карте, поэтому, признаюсь, мне трудно определить национальность этих людей. Можно только с уверенностью сказать, что они не англичане, не французы и не немцы. У меня сложилось впечатление, что начальник и его спутник родились в стране, расположенной под низкими градусами широты, – по внешности они похожи на южан. Но расовые особенности у них не настолько ярко выражены, чтобы можно было с уверенностью сказать, кто они – испанцы, турки, арабы или индусы. Язык их мне совершенно не известен.

– Вот как плохо не знать всех языков, – заметил Консель. – Насколько лучше было бы, если бы существовал один международный язык!

– Это ни к чему бы не привело, – возразил Нед Ленд. – Разве вы не видите, что у наших тюремщиков свой особый язык, придуманный для того, чтобы бесить честных людей, которым хочется есть? Во всех странах света понимают, что означает открытый рот, щелкающие зубы, движущиеся челюсти.

В Квебеке, в Париже, на Паумоту, у антиподов[19] – всюду этот жест обозначает одно и то же: я голоден, дайте мне поесть!

– О, – невозмутимо ответил Консель, – есть такие понятливые люди…

В это время дверь раскрылась, и в комнату вошел стюард[20]. Он принес нам одежду – куртки и брюки, сделанные из какой-то таинственной ткани.

Я поспешил одеться. Мои товарищи последовали моему примеру.

Тем временем стюард – немой, а может быть, и глухой – поставил на стол три прибора.

– Вот это дело! – сказал Консель. – Это приятное начало. – Посмотрим, – пробурчал злопамятный гарпунщик.

Воображаю, чем здесь кормят! Тресковой печенью, окуньим филе и бифштексом из морской собаки?

– Мы это скоро узнаем, – ответил Консель. Прикрытые серебряными колпаками блюда были симметрично расставлены на скатерти.

Мы уселись за стол. Несомненно, мы находились среди цивилизованных людей, и, если бы не электрическое освещение, можно было подумать, что мы в столовой отеля Адельфи в Ливерпуле или Гранд-отеля в Париже.

Впрочем, нужно отметить, что ни хлеба, ни вина не было вовсе.

Вода была свежей, прозрачной, но это была только вода, что весьма огорчило Неда.

Среди поданных нам кушаний я различил несколько отлично приготовленных рыбных блюд. Но зато об остальных блюдах я не мог сказать даже, к какому царству природы – растительному или животному – они принадлежат.

Обеденный сервиз был элегантен и красив. На каждой ложке, вилке, тарелке, салфетке и т. д. был выгравирован следующий девиз:

ПОДВИЖНЫЙ В ПОДВИЖНОМ

Н

Подвижный в подвижной среде! Этот девиз вполне подходил к подводному кораблю. Буква “Н” была, очевидно, инициалом загадочного подводного капитана.

Мед Ленд и Консель не утруждали себя размышлениями. Они жадно ели, и я не замедлил последовать их примеру.

Теперь я был спокоен за нашу участь. Я не сомневался, что хозяева не станут морить нас голодом.

Но все на этом свете проходит, даже голод людей, не евших в течение пятнадцати часов. Насытившись, мы почувствовали неодолимую тягу ко сну. Это была естественная реакция после долгой ночной борьбы со смертью.

– Право, я охотно соснул бы, – сказал Консель.

– Я уже сплю, – ответил Нед Ленд.

И оба мои спутника растянулись на устилавших пол каюты цыновках и мгновенно погрузились в глубокий сон.

Я не мог заснуть так легко, как они. Слишком много мыслей теснилось в моем мозгу, слишком много неразрешенных проблем волновало меня, слишком много образов мелькало предо мною. И глаза мои еще долго оставались открытыми.

Где мы находились? Какая странная сила увлекала нас? Я чувствовал, вернее, мне казалось, что я чувствую, как корабль погружается в бездну.

Кошмары преследовали меня. Предо мной мелькали в этих таинственных глубинах сонмы неизвестных животных, в чем-то родственных этому подводному кораблю, таких же огромных, таких же подвижных, таких же сильных, как и он.

Но вскоре образы потускнели, мозг погрузился в туман дремоты, и я заснул.

Глава девятая. Нед Ленд возмущен

Не знаю, сколько времени продолжался мой сон. Но, очевидно, он был очень долгим, так как, проснувшись, я почувствовал себя совершенно свежим и бодрым.

Я очнулся первым. Мои товарищи еще крепко спали.

Поднявшись со своего достаточно жесткого ложа с сознанием, что мозг отдохнул и снова обрел способность точно и отчетливо работать, я прежде всего занялся внимательнейшим исследованием нашей каюты.

Ничто не изменилось в ней за время нашего сна. Тюрьма осталась тюрьмой, а заключенные – заключенными. Только стюард успел убрать со стола остатки обеда. Ничто, таким образом, не предвещало скорого изменения нашей судьбы, и я тревожно спрашивал себя, не обречены ли мы на вечное заключение в этой клетке.

Эта перспектива показалась мне тем более удручающей, что хотя мой мозг и освободился от вчерашних кошмаров, но что-то сдавливало мне грудь. Дышать было трудно. Спертый воздух мешал нормальной работе легких.

Несмотря на то, что каюта была достаточно просторной, мы повидимому, поглотили большую часть содержащегося в ее воздухе кислорода.

Действительно, человек расходует на дыхание в час такое количество кислорода, какое заключается в ста литрах воздуха. И этот воздух, насыщаясь выдыхаемой углекислотой, становится негодным для дыхания.

Таким образом, нужно было обновить воздух в нашей тюрьме, а может быть и во всем подводном корабле.

Тут возникал первый вопрос: как поступает в этом случае командир подводного корабля? Получает ли он кислород химическим путем, то есть путем прокаливания бертолетовой соли? В таком случае он, очевидно, должен поддерживать связь с сушей, чтобы возобновлять запасы этой соли. Довольствуется ли он тем, что сгущает воздух в специальных резервуарах и потом расходует его по мере надобности? Возможно, что и так. Или, экономии ради, он попросту поднимается на поверхность каждые двадцать четыре часа за новым запасом воздуха?

Но каким бы из этих способов он ни пользовался, давно, по-моему, настала пора применить его, и без промедления!

Я вынужден был уже дышать вдвое чаще, чтобы получать то количество кислорода, которое необходимо легким, как вдруг в каюту ворвалась струя свежего воздуха, пахнущего солью. Это был морской воздух, освежающий, напоенный иодом.

Я широко раскрыл рот и жадно ловил животворящую струю. В ту же минуту стала заметной качка, не сильная, правда, но достаточно чувствительная.

Подводный корабль, железное чудовище, очевидно, поднялся, как кит, на поверхность океана, чтобы подышать свежим воздухом…

Способ вентиляции принятый на судне, таким образом, был точно установлен.

Надышавшись вволю, я стал искать глазами вентиляционное отверстие, “воздухопровод”, если угодно, через который добрался к нам живительный газ, и без труда нашел его. Над дверью находилась решетка, через которую в каюту врывалась струя воздуха.

Едва успел я сделать это наблюдение, как Нед и Консель почти одновременно проснулись. Они протерли глаза, потянулись и вскочили на ноги.

– Как почивал хозяин? – спросил Консель с своей обычной учтивостью.

– Отлично, мой милый, – ответил я. – А вы, Нед?

– Спал, как убитый, господин профессор. Но что это? Мне кажется, тут пахнет морем.

Я рассказал канадцу, что произошло во время его сна.

– Так, – сказал он, – это отлично объясняет странное мычание, которое мы слышали, когда “нарвал” был в виду “Авраама Линкольна”.

– Вы правы, Нед. Он “дышал”.

– Знаете, господин профессор, я никак не могу сообразить, который теперь час. Не пора ли нам обедать?

– Не пора ли обедать? Вы хотели, верно, спросить про завтрак, Нед, ибо совершенно ясно, что мы проспали и день и ночь!

– Не стану с вами спорить, – ответил Нед Ленд, – но я с распростертыми объятиями встречу стюарда, что бы он ни принес – завтрак или обед.

– Особенно, если он принесет и то и другое вместе! – добавил Консель.

– Правильно, – сказал канадец, – мы имеем право и на то и на другое, и, со своей стороны, я непрочь был бы оказать честь и завтраку и обеду вместе.

– Что ж, Нед, подождем, – сказал я. – Ясно, что эти люди не собираются уморить нас голодом, иначе им не было бы смысла присылать нам вчера обед.

– Л может быть, они, наоборот, хотят откормить нас на убой? – возразил Нед.

– Нед, будьте справедливы! Не думаете же вы в самом деле, что мы попали в лапы людоедов?

– Один раз – это не в счет, – серьезно ответил канадец. – Кто знает, может быть, эти люди давно не ели свежего мяса… А в таком случае трое здоровых, хорошо сложенных и упитанных людей, как господин профессор, Консель и ваш покорный слуга …

– Перестаньте, Нед! – оборвал я гарпунщика. – Выбросьте из головы эти мысли. А главное, не вздумайте так разговаривать с нашими хозяевами – это только ухудшит наше положение!

– Как бы там ни было, – сказал Нед Ленд, – но я голоден, как собака, а завтрака или обеда нам все еще не приносят!

– Дорогой Нед, нам надо подчиняться существующему здесь распорядку. Я думаю, что наши желудки слишком спешат по сравнению с часами кока[21].

– Что ж, переведем стрелки наших желудков, и все будет в порядке, – спокойно сказал Консель.

– Узнаю вас, Консель! – воскликнул нетерпеливый канадец. – Вы, как всегда, бережете свои нервы! Вот завидное спокойствие! Вы способны скорее умереть с голоду, чем пожаловаться!

– К чему жаловаться? Это все равно не поможет!

– Как так не поможет? Да ведь уже сама по себе жалоба приносит какое-то облегчение! Но если эти пираты – я называю их пиратами только из уважения к господину профессору, который запрещает называть их людоедами, – если, говорю, эти пираты думают, что я молча позволю держать себя в этой каморке, где я задыхаюсь, и не познакомлю их даже с своим репертуаром ругательств, то они жестоко ошибаются! Послушайте, господин профессор, скажите откровенно, как по-вашему, долго они продержат нас в этой клетке?

– По правде сказать, Нед, я знаю об этом столько же, сколько и вы.

– Но что вы об этом думаете?

– Я думаю, что мы случайно узнали важную тайну. Если экипаж подводного корабля заинтересован в сохранении этой тайны и этот интерес важнее, чем жизнь трех человек, тогда нам угрожает серьезная опасность. В противном случае, при первой возможности поглотившее нас чудовище возвратит нас в мир, населенный такими же людьми, как и мы.

– Или зачислит нас в судовую команду, – добавил Консель, – и оставит здесь…

– До тех пор, – докончил его фразу Нед Ленд, – пока другой фрегат, более быстроходный и более удачливый, чем “Авраам Линкольн”, не захватит это пиратское гнездо и не вздернет весь его экипаж, и нас в том числе, на самую верхушку своей грот-мачты!

– Резонное замечание, Нед, – сказал я, – Но, сколько мне известно, пока еще никто не делал нам предложения вступить в состав команды этого подводного корабля. Поэтому не стоит обсуждать, как нам держаться в таком случае. Повторяю, запасемся терпением, будем ждать, а когда наступит пора действовать, поступим, сообразуясь с обстоятельствами; пока же ничего не будем делать, так как делать-то нам все равно нечего!

– Напротив, – возразил упрямый гарпунщик, не желая сдаваться, – необходимо что-то делать!

– Но что же, Нед?

– Спасаться!

– Бежать из земной тюрьмы чрезвычайно трудно, спастись же из подводной – совершенно невозможно, – сказал я.

– Ну, друг Нед, – спросил Консель, – что вы ответите на замечание хозяина? Я знаю, американцы за словом в карман не лезут.

Гарпунщик растерянно молчал. Бегство при тех условиях, в которых мы находились, было действительно невозможно. Но канадец ведь наполовину француз. И Нед Ленд превосходно доказал это своим ответом.

– Господин профессор, – сказал он после нескольких минут раздумья, – вы не знаете, что должны делать люди, которые не могут бежать из тюрьмы?

– Нет, друг мой.

– Но ведь это очень просто. Они устраиваются в тюрьме так, чтобы в ней приятно было оставаться …

– Еще бы! – сказал Консель. – Лучше уж быть внутри подводной тюрьмы, чем под ней или над ней.

– Но предварительно выбрасывают оттуда тюремщиков, привратников и сторожей, – добавил Нед Ленд.

– Да что вы, Нед! Неужели вы серьезно думаете завладеть этим судном?

– Вполне серьезно, – ответил канадец.

– Это невозможно.

– Почему же, профессор? Это возможно, если представится удобный случай. И я не вижу причины не воспользоваться им. На борту корабля, я думаю, не более двадцати человек. Такая горсточка людей не может устрашить двух французов и одного канадца.

Благоразумнее было обойти молчанием предложение гарпунщика, чем вступать с ним в спор. Поэтому я ограничился тем, что сказал:

– Подождем такого случая, Нед, и тогда мы посмотрим. Но до тех пор прошу вас сдерживать свое нетерпение. Такой план можно осуществить только хитростью, а ваша вспыльчивость меньше всего способствует приближению удобного случая. Обещайте мне терпеливо и без гнева дожидаться его,

– Я обещаю вам это, господин профессор, – ответил Нед Ленд не очень уверенным голосом. – Вы не услышите от меня ни одного грубого слова, не увидите ни одного резкого жеста, даже если кушанье не будет подаваться нам со всей желаемой аккуратностью.

– Помните же ваше слово, Нед, – ответил я канадцу. Разговор па этом прекратился, и каждый из нас отдался своим мыслям. Должен сознаться, что, несмотря на все уверения гарпунщика, я не обольщал себя никакими надеждами. Я не верил в счастливую случайность, о которой говорил Нед Ленд. Несомненно, подводное судно имело многочисленный экипаж, и, следовательно, в случае борьбы нам пришлось бы столкнуться с очень сильным противником.

Впрочем, для того чтобы привести в исполнение план Неда Ленда, нам прежде всего нужна была свобода, а мы были пленниками. Я не представлял себе, каким образом мы освободимся из этой железной, герметически закупоренной клетки. Ведь если странный капитан подводного судна хранит какую-то тайну, – а это казалось весьма вероятным, – то ясно, что он не позволит нам беспрепятственно ходить по своему судну.

Нельзя было предвидеть, как он поступит с нами: пожелает ли он немедленно избавиться от нас или, продержав нас взаперти много лет, высадит на какой-нибудь необитаемый клочок земли. Мы находились всецело в его власти, и все эти предположения казались мне очень правдоподобными. Надо было обладать характером Неда Ленда, чтобы надеяться завоевать свободу при таких условиях. Я понимал, впрочем, что чем больше Нед Ленд будет размышлять, тем больше он будет раздражаться. Я чувствовал уже, что в его глотке застряли проклятия, и видел, что его жесты становятся все более угрожающими. Он бегал взад и вперед, как дикий зверь по клетке, и колотил в стены ногами и кулаками.

Между тем время шло, голод жестоко давал о себе знать, а стюард все не показывался. Это невнимание к потерпевшим крушение не предвещало ничего хорошего.

Неда Ленда мучили спазмы голода, и он все больше и больше выходил из себя. Несмотря на его обещание сдерживать свои порывы, я опасался настоящего взрыва с его стороны при появлении кого-нибудь из команды.

В продолжение следующих двух часов гнев Неда Ленда все время нарастал. Канадец звал, кричал, но тщетно: железные стены были глухи. Я не слышал ни малейшего шума в глубине этого судна, которое казалось мертвым. Оно стояло на месте, иначе мы чувствовали бы дрожание корпуса от вращения винта. Погруженное в водную бездну, оно не принадлежало более земле. Эта гробовая тишина была ужасна.

Я боялся и думать о том, сколько времени может продлиться наше заключение в этой железной клетке.

Надежды, возникшие было у меня после свидания с капитаном судна, мало-помалу исчезли. Ласковый взгляд, открытое; выражение лица, благородство осанки – все стерлось из моей памяти. Я представлял себе этого загадочного человека таким, каким он, очевидно, был, – жестоким и безжалостным. Я представил себе его стоящим выше человечности, недоступным, чувству жалости, непримиримым врагом людей, которым он поклялся в вечной ненависти.

Но неужели этот человек даст нам погибнуть от истощения в тесной тюрьме, во власти соблазнов, на которые толкает голод? Эта страшная мысль всецело завладела моим умом. Ужас охватил меня. Консель оставался спокоен, Нед распалился все больше и больше.

В это мгновение за стеной послышался шум. Звуки шагов отдавались в металлических плитах. Засовы заскрипели. Дверь открылась, и появился стюард.

Прежде чем я успел помешать ему, канадец бросился на этого несчастного, повалил его на пол и схватил за горло, Стюард задыхался в его могучих руках.

Консель пытался вырвать из рук гарпунщика его жертву, я собрался уже помочь ему, как вдруг был пригвожден к месту словами, произнесенными по-французски:

– Успокойтесь, Ленд, и вы, господин профессор! Выслушайте меня!

Глава десятая. Человек бездны

Это говорил капитан корабля.

Нед Ленд мгновенно вскочил. Стюард, чуть живой, шатаясь, вышел из каюты по знаку своего хозяина. И такова была власть капитана, что человек этот ни единым жестом не проявил ненависти, которую, несомненно, должен был питать к канадцу. Я и Консель в изумлении ожидали развязки этой сцены.

Капитан, скрестив руки на груди, смотрел на нас с глубоким вниманием. Может быть, он не решался говорить? Или он жалел о произнесенных по-французски словах? Это было весьма вероятно.

Прошло несколько секунд в молчании, которое никто из нас не решился нарушить.

– Господа, – сказал, наконец, капитан, – я одинаково свободно говорю по-французски, по-английски, по-немецки и по-латыни. Следовательно, я мог ответить вам при первой же нашей встрече. Но мне хотелось сперва приглядеться к вам, поразмыслить. Все вы порознь рассказали мне о себе одно и то же – это совершенно убедило меня в том, что вы и есть те люди, за которых себя выдаете. Я знаю теперь, что случай свел меня с господином Пьером Аронаксом, профессором естественной истории Парижского музея, отправленным за границу с научной миссией, Конселем, его слугой, и с канадцем Недом Лендом, гарпунщиком с фрегата “Авраам Линкольн”, входящего в состав военного флота Соединенных штатов Америки.

Я поклонился в знак согласия. Капитан не обращался ко мне с вопросом, следовательно, и ответа не требовалось.

Этот человек объяснялся по-французски вполне правильно, без малейшего акцента. Его произношение было безукоризненно, слова точны, легкость речи исключительная. И, несмотря на это, я не чувствовал в нем соотечественника.

Он продолжал свою речь:

– Без сомнения, господа, вы убеждены, что я несколько запоздал со своим вторым визитом. Но, узнав, кто вы такие, я должен был обдумать, как поступить с вами. Я долго колебался. Досадные обстоятельства столкнули вас со мной – человеком, который порвал со всем человечеством. Вы нарушил мое уединение…

– Невольно, – сказал я.

– Невольно? – повторил незнакомец, возвышая голос. – Разве “Авраам Линкольн” невольно охотился за мною по всем морям? Разве невольно предприняли вы плавание именно на этом фрегате? И ваши ядра невольно попали в корпус моего судна? А мистер Ленд тоже невольно метнул в меня гарпуном?

Я почувствовал в его словах сдерживаемое раздражение. Но на все эти упрека у меня был совершенно естественный ответ.

– Сударь, – сказал я, – без сомнения, вам неизвестны споры, которые вы возбудили в Америке и в Европе. Вы не знаете, что ряд происшествий, вызванных столкновением с вашим подводным судном, взволновал общественное мнение двух материков. Я. избавлю вас от перечисления всех бесчисленных гипотез, которыми пытались объяснить эту загадку, ключ к которой известен только вам. Но знайте же, что, преследуя вас до самых отдаленных частей Тихого океана, “Авраам Линкольн” был уверен, что он охотится за каким-то могучим морским чудовищем, от которого он должен любой ценой освободить моря.

Что-то вроде улыбки промелькнуло на лице капитана.

Он продолжал более спокойным тоном:

– Господин Аронакс, осмелитесь ли вы утверждать, что фрегат не стал бы преследовать и обстреливать подводное судно совершенно так же, как морское чудовище?

Этот вопрос смутил меня, ибо действительно капитан Фарагут не поколебался бы сделать это. Он считал бы своим долгом уничтожить подводный корабль так же, как и гигантского нарвала. Я ничего не ответил.

Капитан продолжал:

– Итак, вы понимаете, что я имею право обращаться с вами, как с врагами?

Я снова промолчал, и совершенно сознательно. К чему обсуждать подобный вопрос, когда сила может разрушить ваши лучшие доказательства?

– Я долго колебался, – продолжал капитан. – Ничто не обязывало меня быть гостеприимным. Если бы я решил избавиться от вас, мне не было никакого смысла видаться с вами еще раз. Я мог выбросить вас обратно на палубу этого судна, погрузиться в море и… забыть, что вы когда-либо существовали. Разве я не в праве был так поступить?

– Это было бы правом дикаря, но не культурного человека, – ответил я.

– Господин профессор, – живо возразил капитан, – я не знаю, что вы называете “правом культурного человека”. Я порвал с обществом по причинам, о важности которых я один имею право судить. Я не повинуюсь законам этого общества, и я предлагаю вам никогда не упоминать о них при мне.

Это было сказано очень резко. Глаза неизвестного зажглись гневом и презрением. У меня мелькнула догадка, что прошлое этого человека таило нечто страшное. Недаром же он поставил себя выше человеческих законов и ушел за пределы досягаемости.

Кто посмеет преследовать его в глубине морей, когда и на поверхности вод он легко подавляет малейшую попытку борьбы с собой? Какое судно устоит перед его подводным монитором? Какая броня окажется настолько прочной, чтобы устоять под ударами страшного бивня его корабля? Никто в мире не в силах потребовать у властелина вод отчет в его действиях.

Все это быстро пронеслось в моем мозгу, в то время как этот странный человек шагал по каюте, погруженный в свои думы.

Я смотрел на него со смешанным чувством интереса и ужаса.

После долгого молчания капитан снова заговорил.

– Итак, я колебался, – продолжал он, – но в конце концов пришел к выводу, что мои интересы можно совместить с естественной жалостью, на которую имеет право каждое человеческое существо. Вы останетесь на моем судне, раз уж случай забросил вас сюда. Вы будете свободны, и, в обмен на эту свободу, весьма относительную, впрочем, я поставлю вам только одно условие. Ваше обещание подчиниться ему вполне меня удовлетворит.

– Говорите, капитан, – ответил я. – Надеюсь, условие ваше таково, что честный человек может принять его?

– Без сомнения! Вот оно: возможно, некоторые непредвиденные обстоятельства заставят меня держать нас иногда взаперти по несколько часов, а может быть и дней, – сейчас трудно сказать. Я не желаю ни при каких условиях прибегать к насилию и поэтому хочу заручиться вашим обещанием беспрекословно повиноваться мне в таких случаях. Предлагая вам это, я целиком снимаю с вас всякую ответственность за то, что может произойти, так как вы будете даже лишены возможности видеть то, что вам не следует знать. Принимаете ли вы мое условие?

Следовательно, на борту подводного судна иногда разыгрывались события, которые не следовало даже видеть людям, не порвавшим с человеческими законами? Из всех неожиданностей, которые готовило мне будущее, эта, пожалуй, была одной из самых неприятных.

– Мы принимаем, – ответил я, – Только… разрешите задать один вопрос, капитан?

– Пожалуйста.

– Вы сказали, что мы будем свободны на борту вашего корабля?

– Да, совершенно.

– Я прошу объяснить, как это понимать?

– Вы можете ходить по всему судну, смотреть, наблюдать все, что здесь происходит, за редкими исключениями, – словом, пользоваться такой же точно свободой, как я сам и мои спутники.

Ясно было, что мы друг друга не поняли.

– Простите, капитан, – сказал я, – но ведь эта свобода – свобода узника, которому разрешается ходить по тюрьме. Мы не можем довольствоваться ею.

– И тем не менее вам придется ею довольствоваться.

– Как, мы навеки должны отказаться от возвращения на родину, к семьям, к друзьям?

– Да. Но отказаться от тяжести отвратительного гнета, который называется законами общества и который люди в своем ослеплении принимают за свободу, – это не так уж мучительно, как вы думаете.

– Что касается меня, – воскликнул Нед Ленд, – то я никогда не дам обещания не пытаться бежать отсюда!

– Я и не прошу у вас его, Ленд! – холодно ответил капитан.

– Капитан, – вскричал я, не в силах сдержаться, – вы злоупотребляете своей властью над нами. Это жестокость!

– Нет, господа, это милосердие! Вы попали ко мне в плен после боя. Я дарую вам жизнь, хотя мог бы вышвырнуть вас в океан. Вы напали на меня! Вы завладели тайной, в которую не должен был проникнуть ни один человек, – в тайну моего бытия! И вы думаете, что я позволю вам беспрепятственно вернуться на землю, где никто не должен и подозревать о моем существовании? Никогда! Задерживая вас на борту своего подводного корабля, я думаю не о ваших интересах, а о своих собственных!

В голосе капитана звучали такие нотки, что я понял бесцельность попыток переубедить его.

– Итак, капитан, вы попросту предлагаете нам выбор между пленом и смертью?

– Совершенно верно.

– Друзья мои, – обратился я к Конселю и Неду Ленду,– при такой постановке вопроса нам не о чем спорить. Но помните, что никакое обещание не связывает нас с хозяином этого судна.

– Никакое, – подтвердил капитан.

И более мягким тоном он продолжал:

– Теперь выслушайте еще несколько слов. Я знаю вас господин Аронакс. Не поручусь за ваших товарищей, но вы лично не можете пожаловаться на случай, столкнувший вас со мной. Среди книг, которыми я постоянно пользуюсь, вы найдете и сбой труд о тайнах морского дна. Я часто перечитываю его. Вы достигли в своей книге предела знаний, доступных земной науке. Но вы не все знаете, ибо вы мало видели. Позвольте заверить вас, что вы не пожалеете о времени, проведенном на этом борту. Вы совершите путешествие в страну чудес. Изумление, глубочайшее и восторженное удивление станут, вероятно, обычным состоянием вашего ума. Вы не скоро пресытитесь зрелищем, которое беспрерывно будет развертываться перед вашими глазами. Я решил предпринять новое подводное кругосветное путешествие, быть может последнее – кто знает? – чтобы подвести итог всем наблюдениям, сделанным во время прежних путешествий. Вы будете помогать мне в этой работе. С сегодняшнего дня вы попадаете в совершенно новый; мир. Вы увидите то, чего не видел ни один человек, – я и мои товарищи не идем в счет, – и наша планета раскроет перед вами свои последние тайны!

Не могу не признаться, что слова капитана произвели на меня огромное впечатление. Он задел самую чувствительную мою струнку, и я забыл на мгновение, что созерцание этих чудес не могло мне возместить утерянной свободы.

Впрочем, я рассчитывал в будущем найти еще случай вернуться к этому важному вопросу. Поэтому я ограничился таким ответом:

– Капитан, я надеюсь, что порвав связь с человечеством, вы не отказались от человеческих чувств. Мы – потерпевшие крушение, которых вы милосердно приютили на своем корабле. Ни я, ни мои товарищи никогда не забудем этого. Признаюсь, лично меня возможность служить интересам науки до известной степени вознаграждает за утраченную свободу.

Я думал, что капитан протянет мне руку, чтобы скрепит наш договор. Но он не сделал этого. И я искренне пожалел его в душе.

– Еще один вопрос, – сказал я в тот момент, когда этот странный человек хотел уже уйти.

– Слушаю, господин профессор.

– Каким именем мы должны вас звать?

– Для вас я только капитан Немо[22] , а вы сами и ваши спутники для меня только пассажиры “Наутилуса”[23].

Капитан Немо что-то крикнул. В каюту вошел стюард. Капитан отдал ему приказание на том же неизвестном мне языке.

Затем, повернувшись к канадцу и Конселю, он сказал:

– Вы будете завтракать в своей каюте. Прошу вас следовать за этим человеком.

– Не откажусь, – сказал гарпунщик.

Консель и он вышли из клетки, в которой мы провели в заключении почти тридцать часов.

– А теперь, профессор, очередь за нами. Завтрак ждет нас. Позвольте указать вам дорогу.

– К вашим услугам, капитан.

Я последовал за капитаном Немо, Мы вышли в освещенный электричеством коридор, похожий на обычные судовые коридоры, и, пройдя метров десять, остановились перед закрытой дверью.

Капитан Немо распахнул двери и пропустил меня вперед.

Я очутился в столовой, обставленной и отделанной со строгим вкусом. Высокие дубовые поставцы, инкрустированные черным деревом, стояли в противоположных концах зала. На их полках сверкала и переливалась огнями хрустальная, фарфоровая, серебряная посуда художественной работы, не имеющая цены. Строгие тона облицовки стен смягчали нестерпимую яркость света, лившегося с потолка.

В середине зала стоял богато убранный стол. Капитан Немо жестом указал мне место.

– Садитесь, – сказал он, – и кушайте, – вы, верно, умираете с голоду.

Я не заставил дважды просить себя.

На завтрак подали несколько рыбных кушаний и какие-то яства, приготовленные из неизвестных мне продуктов.

Все это было вкусно, но с каким-то привкусом, к которому, впрочем, легко было привыкнуть. Эта продукты показались мне богатыми фосфором, и я подумал, что они должны быть морского происхождения.

Капитан Немо пристально смотрел на меня. Я ни о чем не спрашивал его, но он сам поспешил ответить на незаданные вопросы, которые жгли мне язык.

– Большинство этих кушаний незнакомо вам, – сказал он. – Тем не менее вы можете есть без опаски. Все они здоровые и питательные. Я уже давно отказался от земных продуктов и чувствую себя, несмотря на это, превосходно. Да и весь мой экипаж, питающийся так же, как и я, пользуется завидным здоровьем.

– Значит, все эти яства – морские продукты?

– Да, профессор, море удовлетворяет псе мои потребности. Иногда я забрасываю сети, и не было случая, чтобы они оставались пустыми. Иногда я отправляюсь на охоту в стихию, недоступную другим людям, и преследую “дичь”, обитающую в моих подводных лесах. Мои стада, как стада старого пастуха Нептуна[24] спокойно пасутся в океанских прериях. Поместья мои бесконечно велики, и я один пользуюсь ими.

Я с удивлением посмотрел на капитана Немо и ответил ему:

– Я понимаю, капитан, что сети поставляют вам великолепную рыбу к столу. Я не знаю как, но все-таки допускаю, что вы можете охотиться за “дичью” в своих подводных лесах; но мне непонятно, откуда попадает к вам на стол мясо, как бы мало вы не потребляли его?

– Но, – возразил капитан Немо, – я никогда не ем мяса наземных животных.

– А это? – спросил я, указывая на блюдо, на котором лежали несколько ломтей филея.

– Это кушанье, которое вы приняли за мясо земного животного, есть не что иное, как филей морской черепахи. Вот соус из печени дельфина, который покажется вам похожим по вкусу на свиное рагу. Мой повар – мастер своего дела и не знает соперников в приготовлении блюд из морских рыб и животных. Вот консервы из ракушек, которые любой малаец признал бы лучшими в мире, вот крем, сливки для которого дало вымя кита, а сахар – водоросли Северного моря; наконец, вот варенье из анемонов.

Я пробовал все эти кушанья не из жадности, а из любопытства, как зачарованный слушая рассказы капитана Немо.

– Море, – продолжал он, – не только кормит меня, но и одевает. Ткань, из которой сшита ваша одежда, соткана из бяссусов некоторых морских ракушек. Она окрашена пурпурной краской древних, а фиолетовый оттенок получен при помощи экстракта из средиземноморских моллюсков – аплизий. Духи, стоящие на туалетном столике отведенной вам каюты, – продукт сухой перегонки некоторых морских растений. Тюфяк на вашей постели сделан из лучших океанских трав. Перо, которым вы будете писать, сделано из китового уса, чернила – из выделений желез каракатицы. Все, чем я пользуюсь сейчас, поставляется морем, и все это когда-нибудь вернется к нему.

– Вы любите море, капитан?

– О да, я люблю его. Море – это все. Оно покрывает семь десятых земного шара. Его испарения свежи и живительны. В его огромной пустыне человек не чувствует себя одиноким, потому что все время ощущает дыхание жизни вокруг себя. В самом деле, ведь в море есть все три царства природы: минеральное, растительное и животное. Последнее насчитывает многочисленных представителей зоофитов[25], два класса членистоногих, пять классов моллюсков, три класса позвоночных, млекопитающих, пресмыкающихся и бесчисленное множество рыб. Этот огромный класс животных насчитывает свыше тринадцати тысяч разновидностей, из коих едва одна десятая часть живет в пресных водах. Море – обширный резервуар природы. Жизнь на земном шаре началась в море, и, кто знает, не в море ли она и окончится? В море – высшее спокойствие… Море не принадлежит деспотам. На его поверхности они еще могут сражаться, истреблять друг друга, повторять весь ужас жизни на суше. Но на глубине тридцати футов под водой их власть кончается. Ах, профессор, живите в глубине морей! Только здесь полная независимость, только здесь человек поистине свободен, только здесь его никто не может угнетать!

Капитан Немо внезапно оборвал свою горячую речь. Не раскаивался ли он, что изменил своей обычной сдержанности? Не испугался ли, что сказал лишнее?

В продолжение нескольких минут он взволнованно шагал по столовой. Затем, совладав со своими нервами, придав своему лицу обычное выражение холодной величавости, он обратился ко мне со следующими словами:

– А теперь, профессор, если вам угодно осмотреть “Наутилус”, – я к вашим услугам.

Глава одиннадцатая. "Наутилус"

Капитан Немо направился к дверям. Я последовал за ним. Двустворчатая дверь в глубине столовой распахнулась, и мы вошли в соседнюю комнату. Это была библиотека. По размерам она не уступала столовой. В высоких, до самого потолка, шкафах из палисандрового дерева с бронзовой отделкой хранилось множество книг в одинаковых переплетах. Шкафы тянулись вдоль всех стен комнаты. Широкие, обитые коричневой кожей диваны манили к отдыху. Легкие передвижные пюпитры-подставки для книг стояли возле диванов.

Середину комнаты занимал большой стол, заваленный грудой книг. Тут же лежало несколько выпусков старых газет.

Этот величественный зал освещался четырьмя электрическими полушариями, вделанными в потолок.

Я с восхищением осматривал это помещение, так комфортабельно и красиво обставленное.

– Капитан Немо, – сказал я, – вот книгохранилище, которым гордился бы любой из дворцов на континенте. Я просто потрясен при мысли, что эта чудесная библиотека сопровождает вас на дно океанов!

– А где же вы найдете более благоприятные условия для работы, профессор? – возразил капитан. – Разве ваш кабинет в Парижском музее дает вам такой ничем не возмутимый покой?

– Нет, конечно… Я должен признаться, что он выглядит очень бедным по сравнению с этим залом. У вас здесь не меньше шести-семи тысяч книг?

– Двенадцать тысяч, господин Аронакс. Это единственное, что связывает меня с землей. Но свет перестал существовать для меня в тот день, когда “Наутилус” в первый раз погрузился в воду. В этот день я купил последние книги, последние брошюры и последние выпуски газет. С тех пор для меня человечество перестало думать, перестало писать. Книги эти, профессор, в полном вашем распоряжении – пользуйтесь ими, когда и как вам угодно.

Поблагодарив капитана Немо, я подошел к библиотечным полкам. Я нашел там книги на всех языках по различным отраслям точных наук, по философии, по литературе.

Мне бросилось в глаза любопытное обстоятельство: все книги стояли в алфавитном порядке, независимо от того, на каком языке они написаны. Это свидетельствовало о том, что капитан Немо одинаково свободно владел всеми языками.

В библиотеке я увидел произведения старинных и современных авторов – все то лучшее, что создано человеческим гением и в области науки, и в художественной прозе, и в поэзии – от Гомера до Виктора Гюго, от Ксенофонта до Мишле, от Рабле до Жорж Занд. Но научные книги все-таки преобладали в этой библиотеке; книги по механике, баллистике[26], гидрологии[27], метеорологии, географии, геологии и т. д. занимали не меньше места, чем труды по естественной истории, которая, как я понял, являлась главным предметом научных занятий капитана Немо. На полках стояли: полный Гумбольдт, полный Араго, работы Фуко, Анри Сен Клер-Девиля, Шасля, Мильн-Эдвардса, Катрфажа, Тимдаля, Фарадея, Бертелло, аббата Секки, Петерманна, Мори, Агассица, “Ежегодники” Академий, бюллетени различных географических обществ и т. д., и тут же рядом, в этом почетном обществе, находились те два тома, которым, быть может, я был обязан гостеприимством капитана. Книга Жозефа Бертрана “Основы астрономии” позволила мне установить одну дату: я знал, что эта книга вышла в свет в середине 1865 года; следовательно, “Наутилус” был спущен на воду не раньше этого времени.

Итак, капитан Немо стал подводным странником не больше трех лет тому назад!

Я подумал, что, если удастся обнаружить более свежие книги, можно будет определить дату спуска подводного судна еще более точно. Но у меня впереди было достаточно времени для этих изысканий, а пока что мне не хотелось откладывать знакомство с чудесами “Наутилуса”.

– Благодарю вас, капитан, за разрешение пользоваться вашей библиотекой. Это настоящая сокровищница науки, и я воспользуюсь ею.

– Эта комната служит не только библиотекой, но и курительной.

– Курительной? – вскричал я. – Разве на “Наутилусе” курят?

– Разумеется.

– В таком случае, капитан, я должен высказать предположение, что вы поддерживаете связь с Гаванной?

– Никакой, – ответил капитан Немо. – Вот попробуйте эту сигару, профессор, и хоть она и не гавайская, но, если вы знаток, она понравится вам.

Я взял сигару, по форме напоминавшую лучшие сорта гаванских, но более светлую, скрученную из золотистых листьев. Я раскурил сигару у светильника, стоявшего на изящной бронзовой подставке, и затянулся дымом с жадностью завзятого курильщика, лишенного табака в течение двух суток.

– Отличная сигара, но… значит, это не табак?

– Нет, – ответил капитан. – Это разновидность морских! водорослей, богатая никотином. Жалеете ли вы теперь о гаванских сигарах?

– С этой минуты я их презираю.

– В таком случае курите, сколько вам вздумается, не спрашивая о происхождении сигар. Никакая табачная монополия не взимала за них налога. Но ведь от этого они не стали хуже, не правда ли?

– Нисколько.

В эту минуту капитан Немо распахнул дверь, расположенную напротив той, через которую мы вошли в библиотеку, я вступил в огромный, великолепно освещенный салон.

Это был просторный зал со срезанными углами, длиной в десять, шириной в шесть и высотой в пять метров. Скрытые в потолке, украшенном изящными арабесками, лампы заливали ярким, но не резким светом чудеса, собранные в этом музее. Да, это был настоящий музей! Умелые и щедрые руки собрали здесь все сокровища природы и искусства в том живописном беспорядке, который отличает жилище художника. Тридцать картин великих мастеров, в одинаковых рамах, украшали стены, обитые красивыми, со строгим рисунком, тканями. Между картин висели щиты с оружием и стояли статуи в полном рыцарском снаряжении.

Я увидел полотна огромной ценности, которыми любовался на выставках и в частных картинных галлереях Европы. Старинные мастера были представлены здесь одной “Мадонной” Рафаэля, “Девой” Леонардо-да-Винчи, “Немой” Корреджио, “Женщиной” Тициана, “Поклонением волхвов” Веронезе, “Вознесением” Мурильо, “Портретом” Гольбейна, “Монахом” Веласкеза, “Мучеником” Рибейра, “Ярмаркой” Теньерса, двумя фламандскими пейзажами Рубенса, тремя маленькими полотнами в манере Жерара-Доу, Метсу, Поля Поттера, двумя картинами Жерико и Прюдона, несколькими морскими видами Бакюйзена и Верпе. Среди произведений современной живописи я заметил картины, подписанные Делакруа, Энгром, Деканом, Труайном, Мейссонье, Добиньи и др.

Несколько очаровательных мраморных и бронзовых копий античных скульптур стояли на высоких пьедесталах по углам этого великолепного музея.

Предсказание капитана Немо начинало сбываться: с первых же шагов осмотра “Наутилуса” я был ошеломлен.

– Надеюсь, вы извините меня, профессор, – сказал этот странный человек, – за ту бесцеремонность, с какой я вас принимаю, за беспорядок, царящий в этой комнате.

– Капитан, – ответил я, – я должен сказать, вы настоящий артист!

– О, нет, только любитель, – возразил он. – Мне доставляло радость собирать эти великолепные произведения человеческого гения. Я был неутомим в поисках и жаден в приобретениях – это позволило мне заполучать ряд вещей действительно высокой ценности. Это последнее воспоминание об умершей для меня земле. В моих глазах даже современные ваши художники – старинные мастера. У гениев нет возраста.

– А эти музыканты? – спросил я, показывая на партитуры Вебера, Россини, Моцарта, Бетховена, Гайдна, Мейербера, Вагнера, Обера, Гуно и ряд других, разбросанные на крышке большого пианино-органа, занимавшего целый простенок в салоне.

– Эти музыканты для меня – современники Орфея[28]

Разница во времени стирается в памяти мертвецов, а я мертв, профессор, так же мертв, как те из ваших друзей, которые покоятся под землей…

Капитан Немо умолк и погрузился в глубокую задумчивость. Я глядел на него с живейшим интересом, молча изучая особенности его лица. Облокотившись о драгоценный столик, он не видел меня и, казалось, совершенно забыл о моем существовании.

Я решил не мешать его раздумью и продолжал осматривать чудеса, собранные в этом салоне.

Рядом с произведениями искусств видное место занимали природные редкости. Это были, главным образом, растения, раковины и другие продукты океанской флоры и фауны, очевидно все собранные руками самого капитана Немо.

Посредине салона бил фонтан, освещенный снизу электричеством; струйки воды ниспадали в бассейн, сделанный из одной гигантской раковины – тридакны. Окружность тридакны достигала шести метров. Следовательно, она была даже больше знаменитой раковины, подаренной Венецианской республикой королю Франциску I.

Вокруг бассейна, в красивых стеклянных витринах, отделанных медью, были расставлены самые драгоценные морские редкости, которые когда-либо доводилось видеть натуралисту. Можно себе представить мою радость при взгляде на них.

Раздел зоофитов был представлен здесь полипами и иглокожими. Среди первых были веерообразные горгонии, морские органчики, сирийские губки, молуккские кораллы, великолепный экземпляр альционин, восхитительные вееролистники, глазчатки с острова Реюньен и целая коллекция мадрепоровых, в числе которых особенно обращала на себя внимание “колесница Нептуна” с Антильских островов. Здесь были собраны самые разнообразные виды кораллов, колонии которых образуют целые острова, а с течением веков, быть может, и континенты. Иглокожие, снабженные панцирем, покрытым шипами и иглами были представлены здесь несколькими разновидностями морских звезд, морских кубышек (голотурий), морских ежей, змеехвосток и др.

Будь на моем месте слабонервный конхиолог[29], он бы обмер при виде соседних витрин, в которых разместились коллекции моллюсков. Этим экспонатам не было цены и описанию их нужно было бы посвятить целый том. Я ограничусь поэтому перечислением только самого интересного. Е коллекции капитана Немо были представлены: элегантный молоток Индийского океана с правильно расположенными белыми пятнами на красно-коричневом фоне; так называемый “императорский спондилий”, весь усеянный комочками и ярко расцвеченный, – экземпляр, за который любой европейский музей не пожалел бы двадцати тысяч франков; австралийский молоток, который почти невозможно разыскать; сенегальские сердцевики – двустворчатые, белые, такие хрупкие, что они рассыпаются в прах при малейшем дуновении; несколько яванских морских леек – известковых трубочек со складчатыми краями, высоко ценимых любителями; целый ряд брюхоногих – желто-зеленых, встречающихся в американских водах, темнобурых, водящихся у берегов Новой Зеландии, в Мексиканском заливе и отличающихся своей черепашеобразной раковиной; затем удивительные сернистые теллины, драгоценные породы цитер и венусов, мраморная кубарна с перламутровыми пятнами; далее все разновидности ужовок, употребляемых в Индии вместо монет; “слава моря” – самая драгоценная раковина Восточной Индии; наконец, башенки, янтины, митры, каски, багрецы, арфы, тритоны, птероцеры, пателлы, гиалеи, клеодоры, нежные и хрупкие раковины, которым ученые дали красивые имена.

В отдельных витринах лежали нити невиданной красоты жемчугов, в которых отблеска электрического света зажигали искры огня: розовый жемчуг, добываемый, на дне Красного моря, зеленый, желтый, синий, черный жемчуга – встречающиеся почти во всех морях и океанах болезненные наросты на телах разных моллюсков.

Некоторые из этих жемчужин были больше голубиного яйца. Она стоили больше, чем та жемчужина, которую путешественник Тавернье продал за три миллиона шаху персидскому, а красотой превосходили жемчужину имама Маскаты, которую я считал первой в мире.

Таким образом, определить стоимость этой коллекции было невозможно. Капитан Немо должен был истратить миллионы, чтобы приобрести ее.

Я спрашивал себя, где источник этого неслыханного богатства, как вдруг капитал обратился ко мне:

– Вы рассматриваете мои коллекции, профессор? Они и в самом деле заслуживают внимания натуралистов. Но для меня ценность их тем значительнее, что каждую из них я собрал своими собственными руками, и нет на земном шаре моря, которое не дало бы мне хоть что-нибудь для этих витрин.

– Я вполне понимаю, капитан, радость, которую вы должны испытывать при виде таких богатств. Ни один европейский музей не располагает такой коллекцией! Но если и растрачу; все свои восторги на осмотр музея, что останется мне для осмотра корабля? Я меньше всего хочу быть нескромным и допытываться о ваших тайнах, но признаюсь, что мое любопытство в высшей степени возбуждено самим “Наутилусом”, приводящей его в движение силой, механизмами, сообщающими ему такую подвижность. На стенах этого, салона я вижу приборы, назначение которых мне не ясно. Могу ли я спросить…

– Господин Аронакс, – прервал меня капитан, – я уже сказал, что вы свободны на этом корабле, и, следовательно, нет такого уголка на “Наутилусе”, куда бы вам был запрещен доступ. Можете осматривать корабль, сколько вам будет угодно, и я с удовольствием готов служить вам проводником.

– Не знаю, как благодарить вас, капитан. Постараюсь не злоупотреблять вашей любезностью. Разрешите мне только узнать, каково назначение этих физических приборов?

– Точно такие же приборы, профессор, имеются в моей каюте, и там я объясню вам их назначение. Но прежде пройдемте в отведенную вам каюту. Надо же вам знать, в каких условиях вы будете жить на “Наутилусе”,

Я последовал за капитаном Немо в узкий коридор. Пройдя па нос корабля, капитан Немо ввел меня в каюту, вернее, в элегантно остановленную просторную комнату, с кроватью, туалетным столом, креслами и т. д.

Я рассыпался в благодарностях.

– Ваша каюта – смежная с моей, – сказал капитан, раскрывая дверь, – а моя сообщается с салоном, который вы только что покинули,

Мы вошли в каюту капитана. Железная койка, рабочий стол, несколько стульев, умывальник – вот и вся обстановка. Только необходимые вещи, никакого комфорта.

В каюте царил полусвет.

Капитан Немо указал мне на стул:

– Садитесь, пожалуйста.

Я сел. Он помолчал немного и потом заговорил.

Глава двенадцатая. Все посредством электричества

– Смотрите, профессор, – начал капитан Немо, указывая на приборы, висевшие на стенах комнаты. – Вот аппараты, служащие для управления “Наутилусом”. Здесь, так же как и в салоне, они всегда перед моими глазами и указывают мне точное местонахождение “Наутилуса” в океане и его направление. Некоторые из этих приборов вам известны. Это термометр, указывающий температуру воздуха на “Наутилусе”; барометр, определяющий давление воздуха и тем самым предсказывающий изменения погоды, гигрометр, показывающий содержание влаги в атмосфере; компас, указывающий судну направление; секстант, позволяющий по высоте солнца определять широту местности; хронометры, при помощи которых мы находим долготу; наконец, дневные и ночные подзорные трубы, при помощи которых я осматриваю горизонт, когда “Наутилус” поднимается на поверхность воды.

– Все эти приборы, – ответил я, – обычны в мореходной; практике, и я давно с ними знаком. Но вот тут есть какие-то неизвестные мне приборы. Очевидно, они-то и отвечают особенностям управления “Наутилусом”. Вот этот небольшой циферблат с подвижной стрелкой – это не манометр ли?

– Да, это манометр. Сообщаясь с водой за бортом корабля, он показывает ее давление и тем самым глубину погружения “Наутилуса”.

– А это – зонды?

– Да, только новой конструкции. Это термометрические зонды, указывающие температуру различных слоев воды.

– А вот эти приборы? Я не представляю себе, для чего они могут служить.

– Здесь, профессор, придется дать вам некоторые разъяснения, – ответил капитан Немо.

Он помолчал немного, потом заговорил:

– В природе есть сила – послушная, быстрая, простая в обращении. Она делает все на моем корабле: освещает, отапливает, приводит в движение машины. Эта сила – электричество.

– Электричество? – удивленно воскликнул я.

– Да.

– Однако, капитан, ваш корабль обладает необыкновенной скоростью передвижения. Это мало вяжется с тем, что нам известно об электричестве. До сих пор его механическая сила представлялась чрезвычайно ограниченной.

– Видите ли, профессор, – ответил капитан Немо, – мои способы использования электрической энергии не похожи на общепринятые. Разрешите мне ограничиться только этим сообщением.

– Не буду настаивать, капитан, хотя я совершенно ошеломлен вашим сообщением. Прошу вас ответить мне только на один вопрос, если, конечно, он не покажется вам нескромным. Веды элементы, которые служат источником получения этой удивительной силы, должны быстро истощаться, особенно цинк. Каким же образом вы пополняете его запасы, раз вы не поддерживаете связи с землей?

– Охотно отвечу на этот вопрос, – сказал капитан Немо. – Прежде всего знайте, что на дне морском есть залежи цинка, железа, серебра, золота и других металлов, разработка которых не представляет большого труда. Но я не пользуюсь этими земными металлами. Я получаю из моря то количество энергии, в котором нуждаюсь.

– Из моря?

– Да, профессор, из моря. Есть немало способов получения электричества из моря. Я мог бы, например, в цепи проводников, погруженных на разную глубину, получить ток от разностей температур слоев воды, окружающих эти проводники. Но я предпочел другой, более практичный способ.

– Какой?

– Вы знаете состав морской воды? В ста частях ее чистая вода занимает девяносто шесть с половиной частей, а примерно две и две трети части падают на долю хлористого натрия[30]. Далее, в ней содержатся в небольшом количестве хлористый магний и хлористый кальций, бромистый магний, сернокислый магний, серная кислота и углекальциевая соль. Вы видите, что хлористый натрий содержится в морской воде в значительном количестве. Вот этим-то хлористым натрием я и питаю свои элементы.

– Хлористым натрием?

– Да. В соединении с ртутью он образует амальгаму, заменяющую цинк элементах Бунзена. Ртуть в элементах не разлагается. Расходуется, таким образом, только натрий, а его мне поставляет само море. Должен вам еще сказать, что натриевые элементы по крайней мере в два раза сильнее цинковых.

– Я понимаю, капитан, преимущества натрия в условиях, в которых вы находитесь. В море его сколько угодно. Отлично. Но ведь натрий надо еще выделить в чистом виде из его хлористого соединения. Что вы делаете для этого? Конечно, ваши батареи могли бы послужить для электролиза хлористого натрия, но, если я не ошибаюсь, расход натрия на электролиз превысит получающееся в результате его количество натрия. И вы больше потратите натрия, чем получите нового!

– Поэтому-то, профессор, я и не добываю натрий электролитическим путем, а пользуюсь для этого энергией горения каменного угля.

– Каменного угля? Значит, вы все-таки связаны с землей?

– Нет. Назовем, если хотите, этот уголь морским.

– Значит, вы нашли способ разработки подводных залежей каменного угля?

– Вы увидите это собственными глазами, профессор. Я прошу у вас только немного терпения, тем более, что время вполне позволяет вам быть терпеливым. Помните только одно: я абсолютно все получаю от океана. Он дает мне электричество, а электричество дает “Наутилусу” тепло, свет, движение, – одним словом, жизнь!

– Но только не воздух для дыхания?

– О, мне было бы легко добывать нужное количество воздуха, но это бесполезно, ибо я могу подниматься на поверхность океана, когда мне заблагорассудится. Впрочем, электричество приводит в действие мощные насосы, нагнетающие воздух в специальные резервуары, пользуясь которыми я могу при нужде долго находиться под водой.

– Капитан, – сказал я, – я могу только преклониться перед вами. Очевидно, вам удалось открыть то, что люди откроют лишь много позже, – огромную механическую силу электричества!

– Не знаю, откроют ли они ее когда-нибудь, – холодно ответил капитан Немо. – Однако, как бы там ни было, но вы уже знаете, какое применение я дал этой изумительной силе. Это она освещает корабль с постоянством и непрерывностью, которых нет даже у солнца. Теперь взгляните на эти часы – они электрические и в точности не уступают лучшим хронометрам. Я поделил циферблат на двадцать четыре часа, как итальянские часы, потому что для меня не существует ни дня, ни ночи, ни солнца, ни луны, но только тот искусственный свет, который я увлекаю за собой в глубину морей. Глядите, теперь десять часов утра.

– Совершенно верно.

– Л вот вам другое применение электричества. Этот циферблат, висящий перед вашими глазами, служит указателем скорости “Наутилуса”. Провод соединяет бинт лага с этим циферблатом, и стрелка его говорит мне, с какой быстротой идет судно. Вот видите, в настоящую минуту мы идем с умеренной скоростью – пятнадцать миль в час.

– Поразительно! – воскликнул я. – Я вижу теперь, капитан, что вы совершенно правильно поступили, использовав именно эту природную силу, и что ваш корабль только выиграл от замены электричеством силы пара.

– Мы еще но кончили осмотра, профессор, – сказал капитан Немо, поднимаясь со стула. – Если вы не устали, пройдемте на корму “Наутилуса”.

В самом деле, я уже познакомился со всей носовой частью подводного корабля. Вот перечень помещений этой части в последовательном порядке от середины до тарана на носу: столовая длиной в пять метров, отделенная от библиотеки водонепроницаемой переборкой; библиотека длиной в пять метров; большой салон длиной в десять метров, отделенный от комнаты капитана второй водонепроницаемой переборкой; комната капитана длиной в пять метров; моя комната в два с половиной метра и, наконец, резервуар для воздуха в семь с половиной метров в длину, идущий до самого форштевня.

В общем, длина этой части равнялась тридцати пяти метрам. Водонепроницаемые переборки были снабжены герметически закрывающимися дверями и должны были обезопасить “Наутилус” от затопления на случай, если в какой-нибудь его части откроется течь.

Я последовал за капитаном Немо по коридорам в середину судна. Там находилась узкая шахта, заключенная между двумя водонепроницаемыми переборками. Железная лесенка, привинченная к стене, вела к потолку. Я спросил капитана, каково назначение этой шахты.

– Она ведет к шлюпке, – ответил мне тот.

– Как! У вас есть, шлюпка? – недоуменно переспросил я.

– Конечно. Прекрасная шлюпка, легкая и нетонущая. Она служит для прогулок и рыбной ловли.

– И для того, чтобы спустить шлюпку на воду, вам приходится подниматься на поверхность?

– Ничуть не бывало. Шлюпка помещается в специальной выемке в палубе “Наутилуса”. Она снабжена герметически закрывающейся, водонепроницаемой крышкой и удерживается в своей выемке крепкими болтами. Эта лестница ведет к узкому люку в палубе “Наутилуса”, сообщающемуся с таким же люком в дне шлюпки. Через эти два отверстия я влезаю в шлюпку. За мной закрывают люк “Наутилуса”. Я сам закрываю отверстие в дне шлюпки особой крышкой. Затем я отвинчиваю болты, и шлюпка с огромной быстротой всплывает на поверхность моря. Тогда я разбираю складную крышку, ставлю мачту, парус или берусь за весла.

– А как вы возвращаетесь на борт?

– Я и не возвращаюсь. “Наутилус” приходит за мной.

– По вашему приказанию?

– Да, по моему приказанию. Я соединен с ним электрическим проводом. Когда я хочу вернуться на судно, я даго телеграмму.

– В самом деле, – воскликнул я, ошеломленный всеми этими чудесами, – ничто не может быть проще!

Миновав клетку трапа, ведущего на палубу, мы прошли мимо каюты длиною в два метра, в которой Нед Ленд и Консель уписывали за обе щеки великолепный завтрак. Рядом находилась кухня, занимавшая три метра в длину. Тут же помещались просторные кладовые.

Кухня отапливалась электричеством. Провода, припаянные к платиновым пластинкам, раскаляли их добела, поддерживая нужную для печения, варки и жарения температуру плиты. Электричество же нагревало дистилляционный аппарат, снабжавший судно достаточным количеством отличной пресной воды путем перегонки морской воды.

Возле кухни помещалась ванная комната.

Дальше находился кубрик – помещение команды – длиной в пять метров; но дверь в него была заперта, и мне не удалось по обстановке его определить количество людей в экипаже “Наутилуса”, на что я рассчитывал.

Здесь же находилась четвертая водонепроницаемая переборка, отделяющая кубрик от машинного отделения. Пройдя через дверь в переборке, мы очутились в зале, где капитан Немо первоклассный инженер, установил машины, приводящие “Наутилус” в движение.

Этот ярко освещенный зал имел не менее двадцати метров в длину. Зал делился на две части. В первой стояли элементы, вырабатывающие электрическую энергию, во второй – машины, вращающие винт корабля.

Меня удивил какой-то странный запах, ощущаемый в этом зале.

Капитан Немо заметил мое недоумение.

– Это запах газа, – сказал он, – выделяющегося при получении натрия. Но это в конце концов небольшое неудобство. Впрочем, мы каждое утро основательно вентилируем весь корабль.

С интересом я рассматривал машины “Наутилуса”.

– Как видите, – сказал капитан Немо, – я пользуюсь элементами Бунзена, а не Румкорфа. Они не дали бы мне нужной мощности. Батарей Бунзена у меня немного, но зато каждая очень сильна. Выработанное батареями электричество передается в противоположный конец зала, воздействует там на огромные электромоторы, которые через сложную систему трансмиссий сообщают вращательное движение гребному валу. Диаметр этого вала – шестьдесят сантиметров, длина – семь с половиной метров. Несмотря на эти большие размеры, скорость вращения вала доходит до ста двадцати оборотов в секунду.

– И вы развиваете скорость…

– Пятьдесят миль в час.

Здесь крылась какая-то тайна, но я не смел добиваться ее разъяснения. Каким образом электричество могло давать такую огромную энергию? Где источник этой неслыханной, почти неограниченной мощи? Заключался ли секрет в катушках нового образца, дающих высокое напряжение, или в системе трансмиссий? Этого я не мог понять.

– Капитан Немо, – сказал я, – я преклоняюсь перед результатами и не пытаюсь даже объяснить себе, как вы достигли их. Я видел “Наутилус” маневрирующим вокруг “Авраама Линкольна” и знаю, какую чудовищную скорость может он развивать. Но ведь недостаточно одной быстроты. Нужно еще видеть, куда идешь. Нужно иметь возможность направлять судно вверх, вниз, влево, вправо. Как добиваетесь вы всего этого на больших глубинах, где давление достигает сотен атмосфер?! Как поднимаетесь на поверхность океана? Наконец, каким способом вы достигаете прямолинейности движения в избранном! вами водном слое? Не нескромно ли, что я задаю вам столько вопросов?

– Нисколько, профессор, – ответил капитан после недолгого колебания. – Ведь вы никогда не уйдете с этого подводного корабля. Пройдем в салон. Там мой рабочий кабинет, и там вы узнаете все, что должны знать о “Наутилусе”.

Глава тринадцатая. Несколько цифр

Через несколько минут мы уже сидели с сигарами в зубах на диване в салоне.

Капитан Немо дал мне чертежи, на которых “Наутилус” был изображен в продольном и поперечном разрезах. Затем он начал свое объяснение:

– Вот, господин Аронакс, чертежи судна, на котором вы находитесь. Это вытянутый в длину цилиндр с коническими краями. По форме он похож на сигару, а сигарообразная форма считается в Лондоне лучшей для такого рода конструкций! Длина цилиндра, от края до края, в точности равняется семидесяти метрам, а наибольшая его ширина – в центре – восьми метров. Я не придерживался обычного для быстроходных судов отношения ширины к длине, как один к десяти, но и при данном соотношении лобовое сопротивление невелико и вытесняемая вода не тормозит хода. Эти величины уже позволяют вам вычислить площадь и объем “Наутилуса”. Площадь его равняется одной тысяче одиннадцати квадратным метрам, объем – одной тысяче пятистам кубическим метрам. Таким образом, полностью погруженный в воду, он вытесняет тысячу пятьсот кубических метров, или тонн воды.

Составляя план этого судна, предназначенного для подводного плавания, я ставил себе задачу, чтобы при спуске на воду девять десятых его объема были погружены в море и одна десятая выступала из воды. При таких условиях судно должно было вытеснять девять десятых своего объема, или тысячу триста пятьдесят кубических метров воды, и весить столько же тони. Мне нужно было, следовательно, не допускать нагрузки сверх этого веса. “Наутилус” имеет два корпуса – один внутренний и другой наружный; они соединены между собой железными балками, имеющими двутавровое сечение; эти балки придают судну необычайную крепость. В самом деле, благодаря этому устройству пустотелый “Наутилус” обладает таким, же запасом прочности, как если бы был весь литой. Его обшивка не прогибается, тщательность креплений и однородность материалов позволяют ему не бояться самого бурного моря. Эти два корпуса состоят из стальных листов. Толщина листов внутреннего корпуса – около пяти сантиметров и вес его – триста девяносто тони. Внешний корпус, киль, имеющий в высоту пятьдесят и в ширину двадцать пять сантиметров и весящий сам по себе шестьдесят тонн, машины, балласт, все остальное оборудование, обстановка, внутренние переборки и подпорки – все это вместе взятое весит около девятисот тонн, что вместе с тремястами девяносто тоннами веса внутреннего корпуса составляет нужный суммарный вес в тысячу триста пятьдесят тонн. Поняли ли вы?

– Понял.

– Итак, – продолжал капитан, – когда “Наутилус” находится на поверхности воды, при этой нагрузке он выступает на одну десятую часть. Следовательно, если бы на корабле были резервуары, емкостью, равной этой десятой части, то есть емкостью в сто пятьдесят тонн, и если бы эти резервуары наполнить водой, то “Наутилус”, вытесняющий тысячу пятьсот кубометров, или, что одно и то же, весящий тысячу пятьсот тонн, полностью погрузился бы в воду. Это-то и происходит на практике. На “Наутилусе” имеются резервуары, расположенные в его нижней части. Стоит открыть краны, как они наполняются водой, а корабль полностью погружается в море в уровень с поверхностью.

– Отлично, капитан. Но тут-то, по-моему, и начинаются главные трудности. Я понимаю, что вы можете погрузиться в воду настолько, что ни один сантиметр “Наутилуса” не выступает на поверхность. Но вот когда вы спускаетесь в глубь, разве ваше судно не встречает повышенного давления? Разве это давление не выталкивает его снизу вверх с силой, которая равняется примерно одной атмосфере на каждые тридцать два фута водяного слоя, или, иначе говоря, с силой одного килограмма на квадратный сантиметр? – Совершенно верно, профессор.

– В таком случае, если только вы не заполняете водой весь “Наутилус”, я не вижу, каким образом вы можете заставить его погружаться глубоко в воду.

– Господин профессор, – сказал капитан Немо, – не я следует смешивать статику с динамикой – это может повлечь за собой серьезные ошибки. Для того чтобы достигнуть больших глубин океана, не нужно тратить много усилий. Вы следите за ходом моих рассуждений?

– Я слушаю вас внимательно.

– Для определения того, насколько нужно увеличить вес “Наутилуса”, чтобы он мог погружаться в глубину морей, я должен был заняться расчетом уменьшения объема, занимаемого морской водой на различных глубинах, под влиянием тяжести вышележащих слоев.

– Это очевидно, капитан.

– Однако, хотя нельзя отрицать, что вода обладает способностью сжиматься, по надо сказать, что сжимаемость ее очень ограничена. В самом деле, по новейшим данным, вода сжимается на четыреста тридцать шесть десятимиллионных частей при увеличении давления на одну атмосферу, то есть на глубине тридцати футов. При погружении на глубину тысячи метров надо взять в расчет уменьшение объема от давления столба воды высотой в тысячу метров, то есть от давления в сто атмосфер. Это уменьшение объема выражается в таком случае в четыреста тридцать шесть стотысячных. Следовательно, вес судна должен будет увеличиться до тысячи пятисот шести целых и пятидесяти четырех сотых тонны вместо нормального веса в тысячу пятьсот тонн. Таким образом, требуемое увеличение веса составит всего шесть и пятьдесят четыре сотых тонны.

– Всего?

– Только всего, господин Аронакс, и расчет этот нетрудно проверить. Между тем у меня есть запасные резервуары емкостью в сто тонн. Благодаря им я могу погружаться на значительные глубины. Для того чтобы подняться в уровень с поверхностью воды, мне достаточно освободить эти добавочные резервуары от водяного балласта. Если же я хочу, чтобы “Наутилус” выплыл из воды на одну десятую часть своего объема, я должен целиком опорожнить все резервуары.

Мне нечего было возразить против этих рассуждений, опирающихся на точные цифры.

– Я принимаю ваши расчеты, капитан, – сказал я. – И в самом деле, смешно было бы оспаривать их, когда практика каждый день подтверждает их правильность. Но у меня возникает еще одно сомнение.

– Какое?

– Когда вы погружаетесь на глубину тысячи метров, стенки корпуса “Наутилуса” испытывают давление в сто атмосфер.

Следовательно, если вы на этой глубине захотите опорожнить резервуары, чтобы облегчить ваш корабль и подняться на поверхность, то насосам, выталкивающим воду из резервуаров, придется преодолеть добавочное сопротивление в сто килограммов на каждый квадратный сантиметр. А это потребует от насосов такой мощности…

– Которую может дать только электричество, – прервал меня капитан Немо. – Повторяю, профессор, мощность моих машин почти беспредельна. Насосы “Наутилуса” необычайно сильны. Вы должны были в этом убедиться, когда на палубу “Авраама Линкольна”, как водопад, обрушились извергнутые ими столбы воды. Впрочем, чтобы не перегружать батареи, я пользуюсь добавочными резервуарами только в тех случаях, когда хочу погрузиться на глубину от полутора до двух тысяч метров. А если мне взбредет в голову фантазия посетить самые глубокие места океана – в восьмидесяти тысячах Петров от его поверхности, – я прибегаю к другим маневрам, несколько более сложным, но столь же надежным.

– К каким же, капитан?

– Для того чтобы вы поняли их, я должен сначала рассказать вам, как управляется “Наутилус”, – Мне не терпится узнать это.

– Чтобы направлять судно вправо и влево, или, иными словами, в горизонтальной плоскости, я пользуюсь обыкновенным рулем, укрепленным под кормой. Руль этот приводится в движение посредством штурвала и штуртросов. Но можно также направлять “Наутилус” и в вертикальной плоскости – сверху вниз и снизу вверх – при помощи двух плоскостей, свободно прикрепленных к его бортам у ватерлинии. Плоскости подвижны в вертикальном направлении и приводятся в движение изнутри судна при посредстве рычагов. Когда плоскости установлены параллельно килю, “Наутилус” идет по горизонтали. Когда они наклонены, “Наутилус”, в зависимости от угла наклона, увлекаемый вперед винтом, либо опускается почти по диагонали, либо поднимается по диагонали же, причем длина этой диагонали всецело зависит от меня. Больше того, если я хочу ускорить подъем, я останавливаю винт, и давление воды выталкивает “Наутилус” на поверхность по вертикали, как наполненный водородом аэростат.

– Браво, капитан! – воскликнул я. – Но управление погруженным в воду “Наутилусом” производится вслепую?

– Ничего подобного. Рулевой помещается в будке, образующей выступ над палубой “Наутилуса”, в его носовой части. Иллюминаторы этой будки имеют толстые чечевицеобразные стекла.

– Стекло, выдерживающие такие давления?

– Да. Хрусталь, хрупкий при падении или толчке, обладает в то же время значительной прочностью. В 1864 году вен время рыбной ловли при электрическом освещении, производившейся в Северном море, хрустальные пластинки толщиной в семь миллиметров выдержали давление в шестнадцать атмосфер. А стекла, которыми я пользуюсь, имеют толщину в центре двадцать один сантиметр, то есть они в тридцать раз толще пластинок, о которых я говорил.

– Я понял. Но для того, чтобы видеть, нужно, чтобы свет рассеивал темноту, и я спрашиваю себя, каким образом в темных глубинах…

– За рулевой рубкой помещается мощный электрический рефлектор, – прервал меня капитан Немо, – лучи которого освещают воду на полмили вперед.

– Браво, трижды браво, капитан! Теперь мне понятно это электрическое солнце пресловутого “нарвала”, которое так смущало ученых. Кстати, позвольте узнать: было ли только случайностью столкновение “Наутилуса” с “Шотландией”, которое наделало столько шума во всем мире?

– Чистой случайностью, профессор. Я плыл в двух метрах ниже поверхности воды, когда произошло столкновение. Впрочем, я сразу увидел, что никакой беды не случилось.

– Совершенно верно. “Шотландия” благополучно добралась до порта. Ну, а ваша встреча с “Авраамом Линкольном”?

– Господин профессор, я сам сочувствую этому лучшему из кораблей храброго американского флота, но он нападал на меня, и я должен был защищаться. Впрочем, я ведь ограничился тем, что лишил фрегат возможности нападать на меня, – ему нетрудно будет исправить свои повреждения в ближайшем порту.

– О, капитан, – воскликнул я, – “Наутилус” действительно изумительный корабль!

– Да, профессор, – с заметным волнением в голосе ответил капитан Немо. – Я люблю его, как родное дитя. Тысячи опасностей подстерегают корабли, плавающие по поверхности океана. Каждая случайность может стать для них роковой. Между тем здесь, в глубине морей, человеку нечего опасаться. Не приходится бояться сплющивания от давления – корпус этого судна крепче, чем железо. У него нет такелажа, который “устает” от качки. Нет парусов, которые может сорвать ветер. Нет котлов, могущих взорваться. Не страшен пожар, ибо на нем нет деревянных частей. Не страшны столкновения, так как только он один бороздит глубину океанов. Не опасны бури, потому что в нескольких метрах ниже поверхности океана всегда царит невозмутимый покой. Вот, профессор, идеальный корабль! И если правда, что изобретатель всегда больше верит в свое судно, чем инженер-конструктор, а этот последний больше, чем капитан, то вы поймете, с каким безграничным доверием отношусь к “Наутилусу” я, одновременно и изобретатель, и конструктор, и капитан судна!

Капитан Немо говорил с большим воодушевлением.

Огонь, загоревшийся в его глазах, живость движений преобразили его. Я не удержался и предложил капитану Немо вопрос, который мог показаться ему нескромным:

– Следовательно, вы получили инженерное образование?

– Да, – ответил он. – В то время, когда я еще был земным жителем, я учился в Лондоне, Париже и Нью-Йорке.

– Но как вам удалось сохранить втайне постройку этого изумительного подводного корабля?

– Каждая часть его, господин профессор, делалась в различных уголках земного шара, при чем заводам указывалось вымышленное название их. Киль “Наутилуса” был выкован на заводах Крезо во Франции; гребной вал – у Пена и К° в Лондоне; винт – у Скотта в Глазго; резервуары – у Кайля и К° в Париже; двигатель сделали заводы Круппа в Германии; таран – шведский фабрикант Мотана; измерительные приборы – братья Гарт в Нью-Йорке и так далее. Каждый из поставщиков получал мои чертежи, подписанные всякий раз! другим именем.

– Но, – заметил я, – ведь недостаточно было получить части, – надо было их собрать, смонтировать.

– Я построил себе верфь на одном необитаемом островке, затерянном в океане. Там обученные мною рабочие, верные мои товарищи, под моим наблюдением собрали “Наутилус”. Когда сборка закончилась, огонь уничтожил всякие следы нашего пребывания на острове. Будь я в силах – я бы взорвали самый островок.

– Надо полагать, что корабль стоит вам огромных затрат?

– Обычный железный корабль стоит тысячу сто двадцати пять франков с каждой тонны веса. Мой “Наутилус” весит тысячу пятьсот тонн. Следовательно, он стоит без малого два миллиона франков, если считать только стоимость его оборудования, и не менее четырех-пяти миллионов франков вместе с коллекциями и предметами искусства, хранящимися на нем.

– Разрешите задать еще один последний вопрос, капитан?

– Говорите, профессор.

– Вы очень богаты?

– Я неизмеримо богат и мог бы, без затруднений и не обеднев, уплатить десятимиллиардный государственный долг Франции.

Я пристально посмотрел на этого странного человека. Злоупотреблял ли он моей доверчивостью? Будущее должно было показать это.

Глава четырнадцатая. "Черная река"

Площадь, занимаемая водой на земной поверхности, равняется тремстам шестидесяти одному миллиону квадратных километров. Объем этой массы воды равен одной тысяче тремстам семидесяти миллионам кубических километров. Следовательно, вес воды на земном шаре достигает одной тысячи трехсот семидесяти квинтиллионов тонн.

Чтобы осмыслить это число, надо знать, что квинтиллион так относится к миллиарду, как миллиард к единице, или, иначе говоря, в квинтиллионе столько миллиардов, сколько в миллиарде единиц.

В дни молодости земли за огненным периодом последовал период водяной. Океан сперва покрывал всю землю. Затем, мало-помалу, в силурийский период, начался горообразовательный процесс. Из океана выступили макушки гор. Затем появились острова; они снова исчезли от потопов, затем снова появились, упрочились и образовали материки; наконец, суша приобрела те очертания, которые мы видим здесь сейчас. Суша отвоевала у воды сто сорок миллионов шестьсот тысяч семь квадратных километров.

Очертания материков позволяют разделить воды земного шара на пять главнейших частей:

Северный Ледовитый океан,

Южный Ледовитый океан,

Индийский океан,

Атлантический океан и

Тихий океан.

Тихий океан вытянулся с севера на юг, между обоими полярными кругами, и с запада на восток, между Азией и Америкой, на протяжении ста сорока пяти градусов долготы. Это самый спокойный из океанов; его течения широки и неторопливы, приливы и отливы в нем небольшие, дожди обильные.

Таков океан, с которого начались мои необычайные странствия.

– Если хотите, профессор, – сказал мне капитан Немо, – мы точно определим наше местонахождение – отправную точку нового путешествия. Сейчас без четверти двенадцать часом Я сейчас велю поднять “Наутилус” на поверхность океана.

С этими словами капитан трижды нажал кнопку электрического звонка. Насосы начали выталкивать воду из резервуаров. Стрелка манометра шевельнулась и поползла кверху по циферблату, показывая, что давление все время уменьшается. Наконец, она замерла на нуле.

– Мы поднялись на поверхность, – сказал капитан Немо.

Я направился к центральному трапу, взобрался по его железным ступенькам наверх и через открытый люк вышел на палубу “Наутилуса”.

Она выступала из воды не больше чем на восемьдесят сантиметров. Веретенообразный корпус “Наутилуса” действительно напоминал длинную сигару. Я обратил внимание на то, что его листовая обшивка походила на чешую, покрывающую тело крупных наземных пресмыкающихся. Теперь мне стало понятно, почему все корабли принимали “Наутилус” за морское животное.

Полускрытая в корпусе “Наутилуса” лодка образовывала; небольшой выступ в середине палубы. На носу и на корме возвышались две невысокие кабины с наклонными стенками, застекленными толстым чечевицеобразным хрусталем. В передней помещался рулевой, управляющий “Наутилусом”, а задней – яркий электрический прожектор, освещающий путь.

Море, было великолепно, небо ясно. Длинное судно едва, покачивалось на широких океанских волнах. Легкий восточный ветерок рябил поверхность воды. Ничем не затуманенная, отчетливо вырисовывающаяся линия горизонта позволяла с полной точностью произвести наблюдения.

Море было совершенно пустынным. Ни островка, ни скалы в виду. “Авраама Линкольна” также не было видно.

Безбрежная величественная пустыня окружала нас.

Капитан Немо дождался полудня и, поднеся к глазам секстант, определил высоту солнца – это давало ему широту места. Во время наблюдения ни один мускул его не дрогнул, и секстан не был бы более неподвижен в руке мраморного изваяния.

– Полдень, – сказал он. – Профессор, не угодно ли вам спуститься вниз?

Я бросил последний взгляд на море, вода которого была чуть желтоватой – неопровержимое свидетельство близости берегов Японии, – и спустился вслед за ним в салон.

Там капитан Немо определил при помощи хронометра долготу места, проверил свой расчет по предшествующим угломерным наблюдениям и нанес на карту точку – найденное местонахождение “Наутилуса”.

– Господин Аронакс, – сказал он, – мы находимся на 137°15′ западной долготы.

– Считая от какого меридиана? – живо спросил я, в надежде, что ответ капитана прольет свет на его национальность.

– У меня есть разные хронометры, – ответил он, – поставленные по парижскому, гринвичскому и вашингтонскому времени. Но в честь вашего присутствия я воспользовался сегодня парижским меридианом.

Этот ответ ничего не дал мне. Я поклонился в знак благодарности. Капитан продолжал:

– 137°15 западной долготы от парижского меридиана и 30 7′ северной широты. Иными словами, мы примерно в трехстах милях от берегов Японии. Итак, сегодня, восьмого ноября, и полдень, мы начинаем экспедицию под водой. А теперь, господин профессор, я не буду вам мешать работать. Я приказал взять курс на восток-северо-восток и погрузиться на глубину пятидесяти метров. На этой большой карте ежедневно будет отмечаться пройденный путь. Салон в полном вашем распоряжении.

Капитан Немо поклонился и вышел. Я остался один в салоне, погруженный в свои мысли. Они неизменно возвращались к капитану “Наутилуса”.

Узнаю ли я когда-нибудь национальность этого человека, гордо заявляющего, что он не имеет родины? Что или кто возбудил в нем ненависть к человечеству! Был ли он одним из тех непризнанных ученых, которых “обидел свет”, как говорит Консель, современным Галилеем[31] или ученым-революционером, изгнанным из своей страны? Этого я еще не знал.

Он принял меня, случайно заброшенного на его корабль гостеприимно, но с оттенком холодности, не позволяющей мне забывать, что моя жизнь в его власти. И он ни разу сам не протянул мне своей руки.

Целый час я был погружен в эти мысли, стараясь проникнуть в волнующую тайну этого человека.

Потом мой взгляд упал на разложенную на столе карту, и я опустил палец на то место скрещения определенных капитаном Немо долготы и широты.

Море имеет свои реки, так же как и материки. Это течения, которые легко узнать по цвету и температуре, отличной от цвета и температуры остальной воды. Наиболее известное океанское течение – это Гольфстрим.

Наука нанесла на карту направление пяти главнейших течений: одного – в северной части Атлантического океана, другого – в южной, третьего – в южной части Тихого океанам четвертого – в северной и, наконец, пятого – в южной частиц Индийского океана. Вполне вероятно, что в давнопрошедшие времена, когда Каспийское и Аральское моря и большие азиатские озера составляли один водоем, в северной части Индийского океана существовало шестое течение.

Через тот пункт карты, где точкой обозначено было место: нахождение “Наутилуса”, проходило одно из этих течений – Куро-Шиво, что в переводе с японского значит “Черная река”; выйдя из Бенгальского залива, нагретое отвесными лучами тропического солнца, оно проходит Малаккским проливом, идет вдоль берегов Азии и описывает кривую в северной части Тихого океана, доходя до Алеутских островов.

Течение это увлекает с собой стволы камфарных деревьев и Других тропических растений и резко отличается своей ярко-синей окраской и высокой температурой от темнозеленых и холодных вод океана.

Путь “Наутилуса” лежал по этому течению. Я следил за течением по карте, мысленно представляя себе, как оно исчезает, растворяясь в беспредельном пространстве Тихого океана, и так далеко унесся от действительности, что не заметил, как Нед Ленд и Консель вошли в салон.

Мои славные спутники просто окаменели при виде сокровищ, лежащих перед их глазами.

– Где мы находимся? – воскликнул канадец. – Неужто в Квебекском музее?

– С позволения хозяина, – сказал Консель, – я бы скорее подумал, что мы в отеле Сомерар.

– Друзья мои, – сказал я, – вы не в Канаде и не во Франции, но на борту “Наутилуса”, в пятидесяти ветрах под уровнем моря.

– Приходится этому поверить, раз это говорит хозяин, – ответил Консель, – но, говоря по правде, этот салон может ошеломить даже такого фламандца, как я!

– Можешь удивляться, сколько тебе вздумается, друг мой. А заодно осмотри витрины – там есть над чем поработать такому классификатору, как ты.

Конселя не нужно было дважды просить заняться классификацией. Склонившись над витринами, он уже бормотал что-то на языке натуралистов: класс, отряд, подотряд, семейство, род, вид …

Тем временем Нед Ленд, которого мало занимала конхиология, расспрашивал меня о свидании с капитаном Немо: узнал ли я, кто он, откуда родом, куда держит путь, в какие глубины увлекает нас.

Канадец засыпал меня тысячью вопросов, не давая возможности ответить ни на один.

Когда он умолк, я сообщил ему все, что знал сам, и, в свою очередь, спросил его, что он слышал и видел за это время.

– Ничего не слышал и ничего не видел, – ответил канадец. – Я даже не видел никого из команды судна. Может быть, и она тоже электрическая.

– Электрическая?

– Честное слово, в это можно поверить… Но скажите, господин профессор, – спросил Нед Ленд, одержимый все той же идеей, – сколько человек экипажа на борту этого судна? Десять, двадцать, пятьдесят, сто?

– Ничего не могу вам сказать, Нед. Поверьте мне, выбросьте из головы мысль завладеть “Наутилусом” или бежать с него. Этот корабль – чудо современной техники, и я бы века жизнь раскаивался, если бы мне не удалось как следует ознакомиться с ним. Многие позавидовали бы нашему с вами положению, хотя бы ради возможности совершить путешествие среди чудес. Итак, ведите себя смирно и давайте будем наблюдать за тем, что происходит вокруг нас.

– Наблюдать? – вскричал гарпунщик. – Да здесь ничего не увидишь, в этой железной тюрьме! Мы движемся, как слепые!

Не успел Нед Ленд кончить фразы, как вдруг салон погрузился в абсолютную темноту. Светящийся потолок погас с такой быстротой, что у меня даже заболели глаза, так же, как если бы от полного мрака я перешел внезапно к ярчайшему свету.

Мы онемели и не смели даже пошевельнуться, не зная, какой сюрприз – приятный или неприятный – нас ожидает. На тут послышался шорох движения, как будто железная обшивка “Наутилуса” стала раздвигаться.

– Это конец, – сказал Нед Ленд.

Внезапно салон осветился. Свет проникал в него снаружи, с обеих сторон, сквозь два овальных отверстия в стенах. Водные глубины были ярко освещены электрическим прожектором. Два хрустальных окна отделяли нас от моря. Сначала я вздрогнул при мысли, что эта хрупкая преграда может разбиться. Но, разглядев толстый медный переплет окон, я успокоился; он должен был сообщать стеклам огромную прочность.

Море было великолепно видно в радиусе одной мили от “Наутилуса”. Какое необычайное зрелище! Кто может передать изумительный эффект электрического луча, пронизывающего прозрачные слои воды, мягкую гамму переходов от света к тени, неописуемое богатство полутонов?.. Всем известна прозрачность морской воды, – она чище, чем самая чистая ключевая вода. Растворенные и взвешенные в ней минеральные соли только увеличивают эту прозрачность. В некоторых местах океана, например у Антильских островов, сквозь слой воды толщиной в несколько десятков метров отчетливо видна каждая песчинка на дне.

Электрический свет, вспыхнувший в глубине моря, казалось, превратил жидкую среду вокруг “Наутилуса” не в освещенную воду, а в потоки жидкого пламени.

Если признать правильной гипотезу Эремберга о том, что глубокие водные слои фосфоресцируют, то природа даровала глубоководным, жителям зрелище невиданной красоты. Я мог убедиться в этом, глядя через окна “Наутилуса” на игру света в воде.

С обеих сторон салона открыто было по окну в мир неведомого и неисследованного. Темнота, царившая в салоне, усиливала эффект наружного освещения, и мы смотрели как будто сквозь гигантское стекло аквариума.

Казалось, “Наутилус” стоит на одном месте. Это объяснялось тем, что в виду не было никакого неподвижного предмета, перемещение которого могло бы показать нам, что мы движемся. Но время от времени струйки воды, рассеченные носом подводного корабля, проносились перед нашими глазами с огромной скоростью. Очарованные и восхищенные, мы прижались к стеклам, не находя слов для выражения своего удивления.

Вдруг Консель заговорил:

– Ну‑с, дружище Нед, вы хотели видеть? Смотрите же!

– Любопытно, любопытно, – сказал канадец, забывая при виде этого увлекательного зрелища и свой гнев и мечты о побеге. – Стоило приехать издалека, чтобы любоваться этим великолепным зрелищем!

– Теперь мне понятна жизнь капитана Немо! – вскричал я. – Он создал себе особый мир и наслаждается теперь созерцанием его чудес!

– Но где же рыбы? – спросил канадец. – Я не вижу рыб!

– Не все ли вам равно, Нед? – ответил Консель. – Ведь вы их не знаете.

– Как не знаю? Да ведь я рыбак! – вскричал Нед Ленд.

Между друзьями разгорелся спор – оба они знали рыб, но каждый по-своему. Всем известно, что рыбы образуют первый класс типа позвоночных. Наука выработала совершенно точное определение для них: “позвоночные с холодной кровью, дышащие жабрами и приспособленные к жизни в воде”. Рыбы делятся на два подкласса: костистых, то есть таких, у которых спинной хребет состоит из костных позвонков, и хрящевых, то есть таких, у которых спинной хребет состоит из хрящевых позвонков.

Возможно, что канадец слышал про такое деление рыб, но Консель, бесспорно, знал об этом несравненно больше. Сдружившись с Недом, он искренне захотел просветить его и поэтому сказал:

– Друг мой Нед, вы гроза рыб, вы ловкий и смелый рыбак. На своем веку вы переловили множество морских обитателей. Но я готов биться об заклад, что вы не имеете представления о том, как их классифицировать.

– Ничего подобного, – совершенно серьезно ответил канадец. – Рыбы делятся на съедобных и несъедобных.

– Это классификация обжор, – рассмеялся Консель. – Но скажите, знаете ли вы разницу между костистыми и хрящевыми рыбами?

– Может быть, и знаю.

– А подразделения этих классов?

– Нет, об этом не имею представления!

– В таком случае, слушайте, Нед, и запоминайте. Костистые рыбы делятся на шесть отрядов, Первый отряд – колючеперые рыбы с цельной и подвижной верхней челюстью и с жабрами, напоминающими по форме гребень. Этот отряд включает пятнадцать семейств, то есть почти три четверти всех известных рыб. Представитель отряда – обыкновенный окунь.

– Довольно вкусная рыба, – заметил Нед Ленд.

– Второй отряд, – продолжал Консель, – отверстопузырные, у которых брюшные плавники находятся под животом, позади грудных, и не прикреплены к плечевым костям. Этот отряд включает пять семейств, и в него входит большая часть пресноводных рыб. Представители: карп, щука.

– Фу! – пренебрежительно сказал канадец, – не люблю пресноводных рыб.

– Третий отряд, – сказал Консель, – мягкоперые, брюшные плавники которых расположены под грудными и непосредственно прикреплены к плечевым костям. В этом отряде четыре семейства. Представитель отряда – камбала.

– Вот замечательная рыба! – воскликнул гарпунщик, упорно продолжая рассматривать рыб только под углом зрения кулинарии.

– Четвертый отряд, – не слушая, продолжал Консель, – составляет одно только семейство угрей – с удлиненным телом, лишенным брюшных плавников и покрытым плотной, нередко слизистой кожей.

– Невкусные, – вставил гарпунщик.

– Пятый отряд, – сказал Консель, – пучкожаберные с цельными подвижными челюстями, но с жабрами, состоящими из маленьких пучков, расположенных попарно вдоль жаберных дуг. В этом отряде только одно семейство иглицевых. Представитель – морской конек.

– Фу, гадость! – воскликнул канадец.

– Шестой и последний, – сказал Консель, – сростночелюстные, челюстная кость которых неподвижно соединена с междучелюстной и поднебный свод соединяется с черепом. В этом отряде два семейства – твердокожие и скалозубые. Представитель – луна-рыба.

– Которая может только осквернить кастрюлю, – заметил канадец.

– Поняли вы меня, дружище? – спросил ученый Консель.

– Ни черта не понял, Консель, – ответил гарпунщик. – Но продолжайте: то, что вы говорите, очень интересно.

– Что касается подкласса хрящевых рыб, – невозмутимо продолжал Консель, – то он включает в себя всего лишь три отряда.

– Чем меньше, тем лучше, – заметил Нед.

– Первый – круглоротые, челюсти которых соединены в одно кольцо а жабры открываются многочисленными щелями, В этом отряде только одно семейство. Представитель – минога.

– Неплохая рыба, – отметил Нед Ленд.

– Второй отряд – акулы и скаты с жабрами, как у круглоротых, но с подвижной нижней челюстью.

– Как! – вскричал Нед. – Акула и скат в одном отряде? Ну, дружище Консель, если вы хотите, чтобы скаты уцелели, не советую вам помещать их в один отряд с акулами.

– Третий отряд, – не моргнув глазом, продолжал Консель, – осетровые, жабры которых открываются одной щелью, прикрытой крышкой. В этом отряде четыре семейства. Представитель – осетр.

– Ага, Консель, лучшее-то вы приберегли на самый конец. Вы кончили?

– Да, Нед. Но заметьте себе, что, узнав это, вы узнали еще сущие пустяки, так как отряды делятся на подотряды, семейства, подсемейства, роды, виды, разновидности[32]

– Вот, Консель, как раз несколько разновидностей, – сказал канадец, поворачиваясь лицом к окну.

– Да, рыбы! – воскликнул Консель. – Можно подумать, что находиться в аквариуме.

– Нет, – возразил я, – аквариум ведь только клетка, а эти рыбы так же свободны, как птицы в воздухе.

– А ну-ка, Консель, назовите мне этих рыб, – попросил Нед Ленд.

– Это не по моей части, – ответил Консель. – За этим обратитесь к моему хозяину.

И в самом деле, этот заядлый классификатор не был натуралистом, и я не знаю, ног ли он отличить в натуре тунца от пузанка. В этом отношении он был прямой противоположностью практика-канадца, который не колеблясь определял название любой из рыб.

– Это спинорог, – сказал я.

– Китайский спинорог, – добавил Нед Ленд.

– Род спинорогов, семейство твердокожих, отряд сростночелюстных, – прошептал Консель.

Право, Консель и Нед Ленд, вместе взятые, составили бы одного хорошего натуралиста!

Канадец не ошибся. Множество спинорогов, со сплющенными телами, с шероховатой кожей, с шипом на спинном плавнике, резвились вокруг “Наутилуса”, шевеля четырьмя рядами колючек, которыми усеян их хвост.

Трудно представить себе что-либо красивее их тела – серого на спине и белого на брюхе. Рядом со спинорогами плыли скаты, словно полотнища, развевающиеся по ветру. Среди них я заметил китайского ската с желтоватой спиной, нежнорозовым брюхом и тремя шипами над глазом; эта разновидность чрезвычайно редко встречается. Ласепед вообще не верил в существование китайских скатов, так как он видел их только в одном собрании японских рисунков.

В продолжение двух часов целая подводная армия сопровождала “Наутилус”. Среди рыб, соперничавших друг с другом красотой расцветки и быстротой движения, различил зеленого губана, султанку с двойной черной чертой на спине, японскую макрель с синим телом и серебряной головой, блестящих лазоревых рыб, одно название которых заменяет целое описание, полосатых спаров с плавниками, отливающими синим и зеленым, спаров с черной полосой вокруг хвоста, спаров, окаймленных шестью “поясками”, бекасовых рыб, отдельные экземпляры которых достигали целого метра в длину, мурен длиной в шесть футов, с маленькими живыми глазами и” широким ртом.

Мы не переставали восхищаться. Нед называл рыб, Консель тотчас же классифицировал их, а я приходил в экстаз от красоты их формы и быстроты движений. Нигде мне еще не приходилось видеть живых рыб в их естественной среде.

Не стану перечислять все разновидности, промелькнувшие перед нашими глазами, всю эту коллекцию рыб Японского и Китайского морей. Привлеченные, повидимому, ярким электрическим светом, они стекались к “Наутилусу” целыми стаями. Внезапно салон осветился. Железные ставни задвинулись. Чарующее видение исчезло, но я долго еще был погружен в мечты. Посмотрев на висевшие в салоне приборы, я увидел, что стрелка компаса попрежнему показывает направление на: восток-северо-восток, манометр – давление в пять атмосфер, соответствующее пятидесятиметровой глубине, а электрический лаг – скорость в пятнадцать миль в час.

Я ждал капитана Немо. Но он не появлялся. Хронометр показывал пять часов пополудни,

Нед Ленд и Консель вернулись в свою каюту. Я тоже ушел: к себе. Обед ждал меня на столе. Он состоял из черепахового супа, жаркого из султанки, печень которой, приготовленная отдельно, была на редкость вкусным блюдом, и филея из круглоголового шипоглаза, более нежного, чем лосось.

Вечер я провел за чтением. Когда сон стал одолевать меня, я растянулся на кровати и крепко заснул, в то время как “Наутилус” скользил по течению “Черной реки”.

Глава пятнадцатая. Письменное приглашение

На следующий день, 9 ноября, я проснулся после двенадцатичасового сна. Консель пришел по своему обыкновению узнать, “как хозяин провел ночь”, и предложить свои услуги. Он оставил своего друга-канадца спящим так крепко, как будто ничем другим тот всю свою жизнь и не занимался.

Я предоставил славному Конселю болтать, сколько ему вздумается, отвечая ему кое-как и невпопад. Меня смущало отсутствие капитана Немо на вчерашнем зрелище, и я надеялся, что мне удастся повидать его в этот день.

Я облачился в свой костюм из биссусовой ткани. Вид этой одежды вызвал у Конселя ряд замечаний. Я сказал ему, что ткань изготовлена из шелковистых волокон, которыми прикрепляются к скалам некоторые ракушки. Биссус дает очень мягкую и теплую ткань. Таким образом, само море обеспечивало экипаж “Наутилуса” одеждой, и он не нуждался ни в хлопке, ни в овечьей шерсти, ни в шелковичных червях.

Одевшись, я вышел в салон. Там никого не было.

Я углубился в рассматривание драгоценностей, собранных под стеклянными витринами. Я рылся в гербариях, заполненных самыми редкими морскими растениями, сохранившими, несмотря на то, что они были засушены, необычайную прелесть и яркость красок.

Так прошел весь день. Капитан Немо не показывался. Железные ставни на окнах салона не раскрывались. Возможно, что нас берегли от пресыщения этим чудесным зрелищем.

“Наутилус” попрежнему держал курс на восток-северо-восток и шел на глубине пятидесяти-шестидесяти метров со скоростью двенадцати миль в час.

Следующий день, 10 ноября, прошел в таком же одиночестве. Я не видел ни одного человека из команды “Наутилуса”. Нед и Консель провели большую часть дня со мною. Отсутствие капитана удивляло их не меньше, чем меня. Может быть, этот странный человек заболел? Или он переменил относительно нас свое решение?

В конечном счете, как правильно заметил Консель, нам не на что было жаловаться. Мы пользовались полной свободой, нас вкусно и сытно кормили. Наш хозяин строго соблюдал условия Договора. К тому же самая необычность нашего положения давала нам такое удовлетворение, что мы не в праве были сетовать на судьбу.

В этот день я стал вести запись всех событий – это позволяет мне теперь рассказывать о них с величайшей точностью.

Любопытная подробность: дневник свой я писал на бумаге, сделанной из морских водорослей.

Одиннадцатого ноября рано утром приток свежего Воздуха показал, что мы поднялись на поверхность океана, чтобы возобновить запасы кислорода.

Я направился к трапу и поднялся на палубу “Наутилуса”.

Было шесть часов утра. Стояла пасмурная погода. Море было серое, но спокойное; легкая зыбь чуть колыхала его поверхность.

Меня занимал вопрос: поднимется ли наверх капитан Немо? Пока что, кроме рулевого, заключенного в свою стеклянную будку, на палубе никого не было видно.

Усевшись на возвышении, образуемом дном шлюпки, я жадно вдыхал насыщенные солью морские испарения.

Мало-помалу под действием солнечных лучей туман рассеялся. Сияющее светило поднялось из-за горизонта на востоке. Море вспыхнуло под его лучами, как порох. Многочисленные перистые облачка, предвещавшие ветреный день, окрасились в удивительно нежные тона,

Но что значит ветреный день для “Наутилуса”, не боящегося никаких бурь?

Я любовался этим веселым, жизнерадостным восходом солнца, когда за моей спиной послышались шаги. Кто-то поднимался на палубу.

Я приготовился уже поклониться капитану Немо, но это оказался его помощник – я уже видел его раньше, при первой встрече с капитаном. Он вышел на палубу, как будто не замечая моего присутствия. Приставив к глазам сильный бинокль, он с величайший вниманием стал осматривать горизонт. Окончив осмотр, он подошел к люку и произнес следующую фразу, – я точно запомнил ее звучание, потому что впоследствии часто слышал ее при подобных же условиях:

– Nautron respoc orni virch!

Не знаю, что она означала.

Бросив эти слова, помощник спустился вниз по лесенке, Я подумал, что “Наутилус” сейчас снова погрузится в воду, и потому поспешил, в свою очередь, сойти вниз.

Так, без перемен, прошло пять дней. Каждое утро я выходил на палубу. Каждое утро тот же человек произносил ту же фразу. Но капитан Немо не появлялся.

Я уже примирился с тем, что больше не увижу его, когда 16 ноября, войдя в свою комнату в сопровождении Конселя и Неда Ленда, я нашел на столе адресованное мне письмо.

Я нетерпеливо вскрыл конверт. Он был надписан твердым и четким почерком по-французски, но очертания букв походили на готические буквы немецкого алфавита.

Вот содержание этого письма:

“Господину профессору Аронаксу

На борту “Наутилуса” 16 ноября 1867 года.

Капитан Немо просит профессора Аронакса принять участие в охоте, которая состоится завтра утром в лесах острова Креспо. Капитан Немо будет очень рад, если спутники господина профессора пожелают присоединиться к этой экскурсии.

Командир “Наутилуса” капитан Немо”

– Охота! – воскликнул Нед.

– Да еще в лесах острова Креспо! – добавил Консель.

– Значит, этот человек посещает иногда и твердую землю? – спросил Нед.

– По-моему, сказано совершенно ясно, – ответил я, перечитав письмо.

– Что ж, в таком случае необходимо принять приглашение, – заявил канадец. – Попав на сушу, мы, в зависимости от обстоятельств, выработаем план действия. А кроме всего я непрочь съесть кусок свежего мяса.

Не пытаясь примирить кричащее противоречие между словами капитана Немо о том отвращении, которое ему внушают материки и острова, и этим приглашением в лес на охоту, я ограничился таким ответом:

– Давайте посмотрим сначала, что собой представляет остров Креспо.

Поискав на карте, я нашел под 32°40′ северной широты я 167°50′ западной долготы этот островок. В 1801 году его открыл капитан Креспо. На старых испанских картах он назывался Рокко де ла Плата, что в переводе означает “Серебряная скала”. Этот островок отстоял примерно в тысяче восьмистах милях от точки нашего отправления; “Наутилус”, таким образом, несколько изменил первоначальный курс и направлялся теперь к юго-востоку.

Я указал своим товарищам на эту крохотную точку, затерянную на карте в просторах северной части Тихого океана.

– Ясно, что если капитан Немо иногда и выходит на сушу, то он выбирает для этого совершенно необитаемые острова.

Нед Ленд, не отвечая, покачал головой. Затем он и Консель ушли.

После ужина, поданного невозмутимым и как будто немым стюардом, я лег спать, несколько озабоченный.

На следующее утро, 17 ноября, проснувшись, я почувствовал, что “Наутилус” стоит неподвижно. Я быстро оделся и вышел в салон, где застал капитана Немо.

Он поднялся ко мне навстречу, поклонился и спросил, согласен ли я сопровождать его.

Так как он не делал никакого намека на свое восьмидневное отсутствие, я остерегался говорить об этом и коротко ответил, что мои товарищи и сам я готовы следовать за ним.

– Разрешите, капитан, – добавил я, – задать один вопрос

– Пожалуйста, профессор, – сказал он. – Если смогу, я вам отвечу.

– Как случилось, капитан, – спросил я, – что, порвав, связи с землей, вы владеете лесами на острове Креспо?

– Видите ли, профессор, – ответил мне капитан, – леса, которыми я владею, не требуют от солнца ни теплоты, ни света. В них не водятся ни львы, ни тигры, ни пантеры, ни вообще четвероногие. Про их существование знаю только я один. Они и растут-то только для меня… Это не земные, а подводные, леса.

– Подводные леса?! – вскричал я.

– Да, профессор.

– И вы предлагаете мне итти туда?

– Совершенно верно.

– Пешком?

– Даже не замочив ног.

– И охотиться?

– Да, охотиться.

– С ружьем?

– С ружьем.

Я бросил на капитана Немо взгляд, в котором не было ничего лестного для него.

“Нет сомнения, – подумал я, – этот человек психически болен; у него только что был приступ болезни, продолжавшийся восемь дней, а может быть, и сейчас еще продолжающийся. Жалко! Я предпочел бы, чтобы он был человеком со странностями, но не безумцем”.

Эти мысли, вероятно, легко было прочесть на моем лице. – Капитан Немо, ничего не говоря, жестом предложил мне следовать за собой, и я пошел с видом человека, готового ко всяким неприятным случайностям.

Мы пошли в столовую, где нас уже ждал завтрак.

– Господин Аронакс, – сказал капитан, – садитесь, пожалуйста, и кушайте без церемоний. Я обещал вам подводную прогулку, но не подводный ресторан. Поэтому рекомендую вам завтракать поплотней, так как обедать мы будем только поздно вечером.

Я послушался этого совета и воздал должное завтраку. Он состоял из различных рыбных кушаний, приправленных морскими водорослями. Запивали мы завтрак чистой водой, к которой, следуя примеру капитана, я прибавил несколько капель перебродившего настоя водоросли, известной под названием “перепончатой родомении”.

Вначале капитан Немо ел молча. Потом он сказал:

– Я думаю, профессор, что, получив приглашение на охоту в лесу острова Креспо, вы сочли меня непоследовательным. Когда же вы узнали, что я приглашаю вас в подводный лес, вы решили, что я сошел с ума. Господин профессор, никогда не следует поверхностно судить о людях!

– Но, капитан, поверьте, что…

– Благоволите выслушать меня, а после судите, можно ли обвинять меня в непоследовательности или в безумии.

– Я слушаю вас.

– Вы знаете, так же как и я, профессор, что человек может находиться под водой при условии, если он забирает с собой достаточный запас воздуха для дыхания. При подводных работах рабочие-водолазы, одетые в непромокаемое платье и защищающий голову металлический шлем, получают воздух с поверхности через специальный шланг, соединенный с насосом.

– Да, эта одежда называется скафандром.

– Правильно. Но одетый в скафандр водолаз не свободен. Его связывает резиновый шланг, через который насосы подают ему воздух. Это настоящая цепь, приковывающая к земле! Если бы мы были прикованы шлангом к “Наутилусу”” мы недалеко бы ушли.

– А каким же образом можно этого избежать? – спросил я.

– Пользоваться прибором Руквейроля-Денейруза. Этот прибор изобретен двумя вашими соотечественниками, господин профессор, и усовершенствован мной настолько, что вы можете отправиться в нем под воду – в среду с совершенно иными физиологическими условиями – без всякого ущерба для своего здоровья. Аппарат этот представляет собой резервуар из толстого листового железа, в который нагнетен воздух под давлением в пятьдесят атмосфер. Резервуар укрепляется на спине водолаза при помощи ремней точно так же, как ранец на спине солдата. В верхней части его сделано приспособление вроде кузнечных мехов, которое доводит давление воздуха до нормального и только в таком виде пропускает воздух через клапан. В обычном приборе Руквейроля-Денейруза две резиновые трубки, соединенные с резервуаром, подводятся к особой маске, накладывающейся на рот и нос водолаза. Одна служит для вдыхания из резервуара, другая – для удаления выдыхаемой углекислоты. Водолаз открывает то одну, то другую трубку языком, в зависимости от того, хочет ли он вдохнуть или выдохнуть воздух. Но мне, для того чтобы выдерживать на дне моря значительное давление верхних слоев воды, пришлось заменить эту маску медным шлемом и к нему уже приделать трубки для вдыхания и выдыхания.

– Отлично, капитан. Но воздух, который вы уносите с собой, должен быстро расходоваться, а как только содержание кислорода в нем упадет ниже пятнадцати процентов, он станет негодным для дыхания.

– Это верно, профессор. Но я уже сказал, что насосы “Наутилуса” позволяют мне нагнетать воздух в резервуар под значительным давлением. При этих условиях резервуар обеспечивает запас воздуха для дыхания на девять-десять часов.

– Мне нечего больше возразить, – сказал я. – Позвольте только спросить вас, капитан, каким образом вы освещаете себе путь в глубине океана? Ведь там должен царить беспросветный мрак!

– Аппаратом Румкорфа, профессор. Резервуар со сжатым воздухом укрепляется на спине, а этот – у пояса. Он состоит из элемента Бунзена, который я заряжаю натрием, а не двухромокислым калием, как обычно. Индукционная катушка собирает получающийся ток и направляет его к фонарю особой конструкции: он состоит из змеевидной полой стеклянной трубки, наполненной углекислым газом. Когда аппарат вырабатывает электрический ток, газ светится достаточно ярким, белесоватым светом. Вот каким образом я могу дышать и видеть под водой.

– Капитан Немо, на все мои возражения вы даете такие исчерпывающие ответы, что я не смею больше ни в чем сомневаться. Однако, признав себя побежденным аппаратами Руквейроля и Румкорфа, я надеюсь еще взять реванш на ружьях, которыми вы обещали вооружить нас для подводной охоты.

– Но ведь это не огнестрельные ружья, заряжающиеся порохом, – сказал капитан.

– Значит, ваши ружья действуют сжатым воздухом?

– Конечно. Ну, судите сами, как бы я стал готовить порох на “Наутилусе”, где нет ни селитры, ни серы, ни угля?

– Но ведь при стрельбе под водой, где среда в тысячу восемьсот пятьдесят раз плотнее воздуха, пуле необходимо преодолеть огромное сопротивление.

– Это не мешает моим ружьям стрелять. Кстати сказать, существуют орудия, усовершенствованные после Фультона англичанами Филиппом Кольсом и Берлеем, французом Фурсы и итальянцем Ланди, которые могут стрелять и в таких условиях. Но, повторяю, не имея пороха, я заменил его в своих ружьях сжатым воздухом, запас которого благодаря электрическим насосам “Наутилуса”, конечно, неограничен.

– Но этот запас нужно возобновлять после каждого выстрела.

– Что же, разве у меня нет за спиной резервуара Руквейроля, чтобы перезарядить ружье? Для этого вполне достаточно повернуть кран. Впрочем, вы увидите сами, профессор, что во время подводных охот не приходится тратить ни много сжатого воздуха, ни много пуль.

– Однако мне кажется, что в царящей на дне полутьме и при большой плотности жидкой среды выстрелы не могут попадать на большом расстоянии и быть смертельными.

– Напротив, профессор, все выстрелы из моих ружей смертельны, и если только “дичь” задета пулей – пусть даже чуть-чуть, – она падает, словно сраженная молнией.

– Почему?

– Потому что мои ружья стреляют не простыми пулями, а особыми снарядами, изобретенными австрийским химиком Леинбреком. Это маленькие стеклянные шарики, имеющие свинцовое ядро и стальную оболочку. В сущности говоря, пуля Ленибрека не что иное, как маленькие лейденские банки, содержащие электрический заряд очень высокого напряжения. При самом легком толчке они разряжаются, и животное, как бы велико оно ни было, падает мертвым. Я добавлю, что эти стеклышки не крупнее дроби номер четыре и что обойма ружья вмешает не меньше десяти зарядов.

– Сдаюсь, – сказал я, вставая из-за стола. – Вы опрокинули все мои возражения. Мне остается только взять ружье и последовать за вами, куда бы вы ни пошли.

Капитан Немо повел меня на корму “Наутилуса”. Проходя мимо каюты Неда Ленда и Конселя, мы позвали их. Они тотчас же присоединились к нам.

Все вместе мы вошли в камеру, расположенную непосредственно за машинным залом. Здесь мы должны были надеть скафандры для подводной прогулки.

Глава шестнадцатая. Прогулка по подводной равнине

Эта камера была одновременно и арсеналом и гардеробной “Наутилуса”, Дюжина скафандров висела на ее стенах, поджидая охотников.

Нед Ленд, взглянув на скафандры, сделал недовольную гримасу. Ему явно не улыбалось облачаться в этот тяжелый костюм.

– Вы должны знать, Нед, – сказал я храброму канадцу, – что леса острова Кресло – подводные леса!

– Вот так штука! – разочарованно протянул гарпунщик, видя, что его мечты о куске свежего мяса рассыпаются в прах. – А вы, господин профессор, – спросил он меня, – собираетесь влезть в эту сбрую?

– Непременно, дорогой Нед.

– Вольному воля, – ответил Нед Ленд, пожимая плечами,

– но если только меня не принудят к этому силой, я в нее не полезу!

– Вас никто принуждать не будет, мистер Ленд, – сухо сказал капитан Немо.

– А Консель пойдет? – спросил Нед.

– Консель последует за хозяином не только в воду, но и в огонь! – ответил Консель.

По зову капитана два матроса пришли помочь нам облачиться в эти тяжелые непромокаемые одежды, сделанные из цельных кусков резины. Скафандры, рассчитанные на высокое давление, напоминали броню средневекового рыцаря, но отличались от нее своей гибкостью.

Одежда состояла из куртки и штанов, оканчивавшихся толстыми башмаками с подбитыми к ним свинцом подошвами. Ткань куртки была натянута на медные обручи, которые защищали грудь от давления воды и позволяли легким свободно дышать. К рукавам куртки были пришиты мягкие рукавицы, не стеснявшие движений пальцев.

Капитан Немо, один из его матросов, – настоящий геркулес по внешности, видимо наделенный чудовищной силой, – Консель и я – все мы быстро надели скафандры. Оставалось только просунуть голову в металлический шлем.

Но, прежде чем сделать это, я попросил у капитана разрешение осмотреть ружье, которое мне предназначалось.

Один из матросов подал мне обыкновенное на вид ружье, с несколько большим, чем у огнестрельного, прикладом, полым внутри и сделанным из стали. Приклад этот служил резервуаром для сжатого воздуха, вырывавшегося в дуло, когда спущенный курок отодвигал клапан резервуара. В обойме помещалось штук двадцать электрических пуль, которые особой пружиной автоматически вставлялись в дуло. Как только из ружья вылетала одна пуля, на ее месте тотчас же оказывалась другая.

– Капитан Немо, – сказал я, – это замечательное оружие и притом чрезвычайно простой конструкции. Мне не терпится испробовать его на деле. Но каким образом мы опустимся на дно?

– “Наутилус” стоит сейчас на дне, на глубине десяти метров. Мы можем отправляться, профессор.

– Но как мы выйдем из судна?

– Сейчас увидите.

И капитан Немо надел на голову медный шлем. Консель и я последовали его примеру, причем на прощание Нед Ленд иронически пожелал нам удачной охоты. Ворот куртки был снабжен медным кольцом с винтовой нарезкой, на которую навинчивался медный шар. Сквозь толстые стекла трех окошек шлема, поворачивая голову, можно было глядеть вперед и в стороны.

Открыв кран аппарата Руквейроля, я прицепил к поясу лампу Румкорфа и взял в руки ружье. Тяжелый скафандр, а особенно подбитые свинцом башмаки буквально пригвождали меня к полу. Мне казалось, что я не смогу сделать ни шага.

Но, очевидно, это было в порядке вещей. Меня выволокли в маленькую кабинку рядом с гардеробной. Моих спутников вытолкали вслед за мной таким же образом. Я услышал, как за нами закрылась дверь, и мы очутились в абсолютной темноте.

Через несколько минут до моих ушей донесся сильный свист. Я почувствовал, как что-то холодное поднимается от ног к груди. Очевидно, в машинном зале открыли кран, дающий доступ морской воде, и она заливала сейчас кабинку, в которой мы находились. Как только вода заполнила доверху всю кабинку, раскрылась вторая дверь в борту “Наутилуса”, и мы увидели бледный полусвет. Через секунду мы уже шагали по дну моря.

Как мне теперь описать впечатления от этой прогулки по дну морскому? Как словами передать виденные мною чудеса, когда даже кисть художника не в силах нарисовать поразительные эффекты водной стихии?

Капитан Немо шел впереди. Матрос замыкал шествие. Консель и я шли рядом, как будто можно было обмениваться впечатлениями через наши металлические шлемы. Я не чувствовал больше тяжести скафандра, свинцовых башмаков, резервуара с сжатым воздухом и металлического шлема, в котором голова болталась, как орех в скорлупе. Все эти предметы, погруженные в воду, теряли в весе ровно столько, сколько весила вытесненная ими вода. Я готов был благословлять этот физический закон, открытый еще Архимедом, так как он вернул мне подвижность.

Меня удивил яркий свет, заливавший дно, несмотря на тридцатифутовый слой воды. Солнечные лучи свободно пронизывали эту водную толщу и обесцвечивали ее. Я отчетливо видел мельчайшие предметы в сотне метров расстояния. Дальше контуры начинали тускнеть, краски сгущались, темнели, и в конце концов все исчезало в неопределенной синеве. Среда, окружавшая меня, казалась тем же воздухом, только более плотным, чем земная атмосфера, но не менее прозрачным. Над собой я видел спокойную поверхность моря.

Мы шагали по мелкому, плотно слежавшемуся и идеально гладкому песку, не имевшему тех складок, которые волны оставляют на прибрежных песках. Этот ослепительный ковер служил настоящим рефлектором для солнечных лучей. Вот почему так ярко были освещены водные толщи, каждая частица которых была буквально пронизана светом. Поверят ли мне, если я скажу, что на этой глубине в тридцать футов было также светло, как на поверхности воды в светлый день? В продолжение четверти часа мы ступали по песчаному копру, посыпанному неосязаемой пылью миллиардов мельчайших ракушек. Корпус “Наутилуса” понемногу таял в отдалении; ночью его прожектор должен был своими яркими, видными издалека лучами облегчить нам возвращение на борт.

Мы все шли и шли, а обширная песчаная равнина, казалось, не имела границ. Я раздвигал руками жидкие занавеси, но они тотчас же смыкались за моей спиной, и давление воды мгновенно уничтожало следы моих шагов на песке.

Наконец, в отдалении смутно стали вырисовываться какие-то контуры. Подойдя ближе, я разглядел подводные скалы, густо поросшие зоофитами. Тут я был ослеплен световым эффектом, присущим только жидкой среде.

Было около десяти часов утра. Солнечные лучи, падая под острым углом, преломлялись в воде, словно в призме, и окрашивали края скал, полипы, растения во все семь цветов солнечного спектра. Яркие краски – фиолетовая, синяя, голубая, зеленая, желтая, оранжевая и красная, – разбросанные в воде, словно на палитре темпераментного художника, были настоящим праздником для глаз.

Как досадно было, что я не мог поделиться с Конселем своими ощущениями, той радостью, которая волновала меня… Как жаль, что я не знал языка, знаков, при помощи которых капитан Немо разговаривал с матросом! Не в силах молчать, я говорил сам с собой, выкрикивал какие-то слова, расточительно и бесцельно расходуя драгоценный запас воздуха.

Консель, так же как и я, остановился, ошеломленный этим изумительным зрелищем.

Мне показалось, правда, что достойный малый, увидев зоофитов и моллюсков, стал их немедленно классифицировать.

Дно было усеяно множеством полипов и иглокожих. Разнообразные кораллы – изиды, живущие в одиночестве кожистые кораллы – корнулярии, группы глазастых кораллов, которых раньше называли “белыми кораллами”, кораллы-фунгии, имеющие форму шампиньонов, актинии с венцом щупальцев вокруг рта – образовывали настоящий цветник. Но лучшими украшениями этого морского сада были порпиты с кружевными воротничками из лазоревых щупальцев, морские звезды, образовывавшие целые созвездия на песке, офиуры – австрофитоны, с разветвленными и курчавыми лучами.

Я испытывал искреннее огорчение, когда мне приходилось давить под башмаками моллюсков, тысячами устилавших дно: молотков, донаций, совершавших прыжки гребешков, трохусов, стромбусов, морских зайцев – аплизий – и много других обитателей неистощимого в своем богатстве океана.

Но надо было итти вперед, и мы шли.

Над нашими головами неторопливо плыли отряды физалий с развевающимися небесноголубыми щупальцами и медуз с нежнорозовыми или опаловыми шляпками, окаймленными лазоревой полоской по краям. Мы встретили также медузу-пелагию, которая освещала бы нам путь своим фосфорическим блеском, если бы мы шли ночью.

Все эти чудеса я наблюдал мимоходом, на протяжении едва четверти мили. Нужно было не отставать от капитана Немо, который быстро, не останавливаясь, шел вперед.

Вскоре характер грунта изменился. Песчаный ковер сменился слоем вязкого ила, который американцы называют “узом”. Этот ил состоял преимущественно из кремнистых или известковых ракушек. Затем мы прошли по поросшей водорослями поляне. Подводные лужайки, покрытые густой растительностью, стлались под ногами, как пушистый ковер, вытканный искуснейшим мастером.

Растения простирались не только под ногами у нас, но и над нашими головами. Мы шли словно по крытой аллее с потолком из водорослей. Тут были длинные ленты фукусов, шарообразные или трубчатые лауреиции, кладостефы с тонкими листьями, широколистные родомении, похожие на веера кактусов.

Я заметил, что зеленые водоросли держались ближе к поверхности моря, красные – на средней глубине, а коричневые и черные образовывали цветники и сады в более глубоких слоях океана.

Водоросли – настоящее чудо природы. К этому семейству, насчитывающему около двух тысяч членов, принадлежат одновременно и самые маленькие и самые крупные растения в мире. Так, наряду с микроскопическими водорослями, сорок тысяч штук которых умещаются на площади в пять квадратных миллиметров, известны и водоросли, имеющие свыше пятисот метров в длину.

Прошло уже часа полтора с тех пор, как мы покинули “Наутилус”. Приближался полдень. Я заметил это по тому, что солнечные лучи стали падать отвесно, не преломляясь в воде. Фантастическое богатство красок мало-помалу тускнело, и сапфировые и изумрудные тона исчезли с нашего небосвода. Мы мерно шагали вперед, и стук наших шагов отдавался с необычайной отчетливостью. Малейшие шумы распространялись с быстротой, к которой ухо не привыкло на земле. В самом деле, вода лучший проводник звука, чем воздух, и звук распространяется в ней в четыре раза быстрее.

Тем временем дно стало заметно покатым. Мы находились теперь на глубине в сто метров и испытывали давление в десять атмосфер. Но, повидимому, мой скафандр был приспособлен к этим условиям, так как я нисколько не страдал от повышенного давления.

Я ощущал только какое-то неуловимое стеснение в суставах пальцев, но и это несколько неприятное чувство скоро исчезло. Никакой усталости от двухчасовой ходьбы в снаряжении, к которому у меня, естественно, не было привычки, я не испытывал. Поддерживаемый водой, я двигался в ней с необычайной легкостью[33].

На этой глубине в триста футов я еще наблюдал отблески Солнечного света, но уже еле заметные. Яркий свет дня уступил место красноватым сумеркам, – состоянию, среднему между днем и ночью. Однако, мы достаточно хорошо видели дорогу, и еще не пришла пора пускать в ход лампы Румкорфа.

Вдруг капитан Немо остановился. Он подождал, пока я к нему подойду, и, вытянув палец вперед, указал мне на какую-то темную массу, явственно вырисовывавшуюся в полутьме, невдалеке от нас.

“Это лес острова Креспо”, подумал я и не ошибся.

Глава семнадцатая. Подводный лес

Итак, мы, наконец, пришли к опушке леса, вероятно оттого-то из красивейших мест в необозримых владениях капитана Немо. Он считал этот лес своей собственностью, присваивая себе те же права, какие были у первых людей в первые дни существования мира. Впрочем, кто мог оспаривать у него эти права на подводные поместья? Какой другой, более смелый пионер явится сюда с топором в руках вырубать дремучие леса?

Лес острова Креспо состоял из больших древовидных растений, и, как только мы вошли под его просторные своды, я был поражен одной особенностью в расположении ветвей. Ничего подобного я до сих пор ещё не видывал!

Травинки, ковром устилающие дно, и ветви, растущие на деревьях, не гнулись, не изгибались и не лежали в горизонтальной плоскости – все они перпендикулярно поднимались к поверхности океана. Самые тонкие стебельки вытягивались стрункой кверху, как железные прутья. Фукусы и другие водоросли вследствие плотности окружающей среды росли вверх по строго перпендикулярной к поверхности моря прямой. Эти растения, если я отодвигал их в сторону, тотчас же принимали прежнее положение, как только я убирал руку.

Вскоре я привык к этому странному царству вертикальности, так же как и к окружавшей нас относительной темноте. “Почва” леса была усеяна острыми камнями. Подводная флора показалась мне очень обильной.

Мне не сразу удалось отличить растительное царство от животного: я принимал животнорастения, зоофиты, за водяные растения – гидрофиты, и наоборот. Да и кто не ошибся бы да моем месте? Фауна и флора ведь так тесно переплетаются в этом подводном мире[34]!

Я заметил, что все растения искусственным образом прилеплялись к грунту, а не росли из него. В этом нет ничего удивительного: лишенные корней, они требуют от почвы не жизненных соков, а только точки опоры. Поэтому они одинаково охотно селятся и на камнях, и на песке, и на гальке, и на ракушках. Эти растения живут, дышат и питаются водой, которая их окружает. Большинство из них вместо листьев выпускает маленькие пластинки самой причудливой формы. Расцветка этих пластинок ограничена гаммой следующих цветов: розовый, карминно-красный, зеленый, оливковый, бурый и коричневый. Я снова увидел здесь, но уже не засушенными, как в коллекциях “Наутилуса”, а полными жизни, падин-павлинов, похожих на раскрытые веера, яркокрасные церамии, ламинарии, вытягивающие молодые побеги, нитевидные нереоцистеи, расцветающие на высоте пятнадцати метров, букеты ацетабулярий, чьи стебли утолщаются кверху, и множество других морских растений, которые все не имели цветов. “Какой странный мир, – сказал один натуралист о подводном царстве, – здесь животные цветут, а растения не дают цветов”

Под сенью различных растений, не уступающих по величине: деревьям умеренного пояса, виднелись, словно настоящие заросли живых цветов, целые изгороди из зоофитов, над которыми пышным цветом цвели меандрины с извилистыми бороздками, желтоватые звездчатые кораллы – кариофиллии – с прозрачными щупальцами, и – в довершение аналогии с наземным садом – рыбы-мухи перелетали с цветка на цветок, как рой колибри, а из-под ног у нас поднимались, как стаи бекасов, желтые леписаканты, летучие петухи и моноцентры.

Около часа дня капитан Немо дал сигнал к отдыху. Мы растянулись на дне под сенью аларий, длинные стебли которых вздымались кверху, как шпили готического собора.

Этот отдых был чрезвычайно приятен. Не хватало только, возможности поболтать. Но ни говорить, ни слушать нельзя было. Я довольствовался тем, что приблизил свою большую медную голову к такой же голове Конселя, и увидел, что глаза моего славного товарища блестят от восторга. В знак своего полного удовлетворения он комично завертел головой внутри металлического шлема.

Меня очень удивило, что после четырехчасовой прогулки Я не испытывал голода. Почему желудок проявлял такую умеренность, я не знал. Но зато мне нестерпимо хотелось спать, как это бывает с водолазами. Веки мои смежились под толстым стеклом, и я отдался дремоте, которую до тех пор преодолевала только ходьба. Капитан Немо и великан-матрос первые подали пример и быстро уснули на песчаном ложе.

Не могу определить, сколько времени я проспал. Когда я очнулся, капитан Немо уже был на ногах. Я только начал потягиваться, как вдруг заметил в нескольких шагах от себя огромного морского краба, ростом в целый метр; пяля свои раскосые глаза, он, повидимому, хотел напасть на меня. Хотя мой скафандр был достаточно плотным, чтобы защитить меня от его укусов, я все-таки не смог сдержать дрожи ужаса. В эту минуту проснулись Консель и матрос с “Наутилуса”.

Капитан Немо указал на отвратительное животное, и матрос тотчас же убил краба ударом приклада.

Встреча с огромным членистоногим навела меня на мысль, что в этих темных глубинах могли обитать и другие животные, более страшные, против которых мой скафандр не явится достаточной защитой.

Я решил быть настороже.

Я думал, что этот отдых означает конец прогулки, но оказалось, что я ошибся, – вместо того чтобы повернуть к “Наутилусу”, капитан Немо снова пошел вперед.

Дно постепенно все больше понижалось, и, идя по его покатости, мы уходили все дальше в глубь моря. Было, вероятно, около трех часов пополудни, когда мы достигли узкой ложбины, расположенной между двумя отвесными скалами на глубине в сто пятьдесят метров. Благодаря совершенству наших водолазных костюмов мы опустились уже на девяносто метров ниже того предела, который природа, казалось, установила для подводных экскурсий человека.

Я определил глубину нашего погружения в сто пятьдесят петров, хотя, конечно, никаких инструментов для измерения расстояния от поверхности воды у меня не было. Но я знал, что даже в самых прозрачных водах солнечные лучи не могут проникать глубже. Между тем на той глубине, на какой мы находились, царил полный мрак. Но вдруг впереди вспыхнул довольно яркий свет. Это капитан Немо зажег свой электрический фонарик. Его спутник последовал этому примеру. Тогда Консель и я также зажгли свои фонари: мы повернули выключатель, и змеевидная трубка, наполненная газом, засветилась от действия электрического тока.

Свет наших четырех фонарей осветил море в радиусе двадцати пяти метров.

Капитан Немо продолжал углубляться в темный лес. Деревья становились все реже. Я заметил, что растительная жизнь исчезала быстрее, чем животная. Мы уже почти не встречали морских растений, тогда как зоофиты, членистоногие, моллюски и рыбы продолжали еще кишеть вокруг нас.

Мне пришла в голову мысль, что электрические фонари должны были привлечь к нам внимание морских обитателей. Но если они и приближались к нам, то все-таки оставались на почтительном расстоянии, недостаточном для успешной охоты.

Несколько раз я видел, как капитан Немо останавливался и вскидывал ружье к плечу. Но, прицелившись, он опускал ружье, не стреляя.

Наконец, около четырех часов пополудни мы дошли до цели нашей чудесной прогулки. Перед нами вдруг выросла огромная гранитная стена, величественное нагромождение скал, изрытых темными пещерами; стена эта была почти отвесной. Это было подножие острова Креспо. Это была земля.

Капитан Немо остановился. Жестом он предложил нам последовать его примеру, и как мне ни хотелось одолеть эту стену, но пришлось остановиться. Здесь кончались владения капитана Немо. Он не хотел перешагнуть их границу.

За этой чертой начинался другой мир, в который он не хотел вступать!

Мы тронулись в обратный путь. Капитан Немо снова стал во главе нашего маленького отряда и повел нас вперед, не колеблясь. Мне показалось, что мы возвращались к “Наутилусу” другой дорогой.

Эта новая дорога, очень крутая, а следовательно очень утомительная, быстро приблизила нас к поверхности моря. Однако возвращение в верхние слои воды было не настолько быстрым, чтобы грозить нам неприятными последствиями: как известно, мгновенное изменение давления вызывает в человеческом организме выделение из крови азота – вскипание крови.

Эта опасность угрожает всем неосторожным водолазам, быстро поднимающимся на поверхность из больших глубин.

Вскоре мы снова вошли в освещенные слои воды. Так как солнце уже стояло низко над горизонтом, и его лучи, преломляясь, опять зажгли радужный ореол по краям растений.

Мы шли на глубине в десять метров, окруженные стаями самых разнообразных рыбешек; но до сих пор ни одно водяное животное, достойное ружейного выстрела не попалось нам в глаза.

Вдруг я увидел, что капитан Немо снова вскинул ружье к плечу и стал прицеливаться в какое-то движущееся в подводном кустарнике существо. Он спустил курок. Послышался слабый свист, и в пяти шагах от нас свалилось какое-то животное.

Это была морская выдра[35] – единственное морское четвероногое. Мех этого животного, имеющего полтора метра в длину, темнобурый на спине и серебристо-белый на брюхе, очень высоко ценится на русском и китайском рынках. Я с интересом рассматривал этого зверька с длинным плоским телом, на коротких ногах, с плоской головой, тупой мордой, маленькими круглыми ушами, сильно развитой перепонкой между пальцами и длинным сплющенным хвостом. Это драгоценное хищное животное, за которым усиленно охотятся рыбаки, стало за последнее время очень редкой добычей. Оно встречается теперь только в северных частях Тихого океана, и, вероятно, недалеко то время, когда оно совершенно выведется.

Матрос поднял убитую выдру, взвалил ее на плечо, и мы снова тронулись в путь.

В течение часа мы шагали по песчаной равнине. Местами она поднималась к поверхности моря, не доходя до нее едва на два метра. Тогда я увидел нас самих в отчетливом зеркальном отражении – казалось, что над нами шла группа людей, повторяющая все наши движения и жесты, но идущая… головой вниз и ногами вверх.

Еще одно заслуживающее внимания явление: над нами беспрерывно проносились и таяли клочья облаков, на мгновение застилавшие свет. Пораздумав над причинами этого странного явления, я понял, что эффект этих “облаков” был не чем иным, как следствием волнения, вызывавшего изменение толщины водяного слоя над нами. Приглядевшись, я заметил пенистые “барашки” на гребнях волн. Прозрачность воды была такова, что я отчетливо видел даже тени больших морских птиц, быстро мелькавшие над водой.

Тут-то я и стал свидетелем самого замечательного выстрела, который когда-либо доводилось видеть охотнику. К воде приближалась, паря на широко распростертых крыльях, какая-то большая птица. Она была отчетливо видна. Матрос вскинул к плечу ружье и выстрелил в нее, когда она летела в расстоянии нескольких метров от поверхности моря. Птица камнем упал в воду, и сила падения была так велика, что, преодолевая сопротивление воды, она спустилась почти в самые руки меткого стрелка. Это был крупный альбатрос, замечательный представитель группы морских птиц.

В продолжение двух часов мы шли то по песчаной равнине, то по поросшим водорослями лугам, через которые было трудно пробиваться. Должен признаться, что я выбивался из последних сил, когда заметил в полумиле от нас какой-то слабый свет. Это был прожектор “Наутилуса”. Не позже как через двадцать минут мы должны были вернуться на борт корабля. Там я надеялся снова вздохнуть полной грудью – мне казалось, что сжатый воздух, поступающий под шлем из резервуара, содержит теперь недостаточно кислорода. Но я не предвидел одной встречи, которая несколько задержала наше возвращение. Я шел шагах в двадцати позади капитана Немо. Он повернулся и быстро направился ко мне. Железной рукой он пригнул меня к земле. Матрос поступил так же с Конселем.

Сначала я не знал, что подумать об этом внезапном нападении, но успокоился, увидев, что сам капитан опустился рядом со мной и лежит неподвижно.

Я лежал под кустом водорослей, не понимая, что происходит, как вдруг, подняв глаза, увидел, что над нами проносятся какие-то огромные фосфоресцирующие туши. Кровь застыла у меня в жилах. Я узнал в этих громадинах пару акул. У этих страшных животных огромный хвост, железные челюсти, могущие одним взмахом перерубить человека пополам, и тусклые стеклянные глаза.

Не знаю, занимался ли Консель классифицированием, но что касается меня, то я глядел на их серебристое брюхо и пасть, усеянную огромными острыми зубами, скорее как жертва, чем как ученый-естествоиспытатель.

К нашему великому счастью, у этих страшных хищников скверное зрение. Они проплыли над самыми нашими головами, ничего не заметив. Мы счастливо избавились от опасности, более страшной, чем встреча с тигром в глухом лесу.

Через полчаса мы добрались до “Наутилуса”, яркий прожектор которого указывал нам путь. Наружная дверь оставалась открытой. Капитан Немо захлопнул ее, как только мы вошли в кабину. Затем он нажал кнопку. Я услышал шум насосов внутри корабля и почувствовал, как спадает уровень воды вокруг меня. В несколько минут кабина совсем освободилась от воды. Тогда раскрылась внутренняя дверь, и мы перешли в гардеробную.

С меня сняли скафандр, и, усталый до полусмерти, почти падая от истощения и сонливости, но бесконечно довольный этой чудесной подводной экскурсией, я вернулся к себе в комнату.

Глава восемнадцатая. 16000 километров под Тихим океаном

На следующий день, 18 ноября, я проснулся бодрым и отдохнувшим. Я поднялся на палубу “Наутилуса” как раз в ту минуту, когда помощник капитана произносил свою обычную Фразу. Мне пришла вдруг в голову мысль, что эта фраза означает: “Ничего нет в виду”.

И в самом деле океан был совершенно пустынен. Ни одного паруса на горизонте. Горы острова Креспо исчезли из виду, повидимому, еще ночью. Море, поглощающее все цвета спектра, кроме синего, отражало этот цвет.

Я все еще любовался великолепным зрелищем океанского Утра, когда на палубу вышел капитан Немо. Как будто не замечая меня, он занялся астрономическими наблюдениями. Закончив их, он отошел к штурвальной будке и, облокотивший о нее, стал смотреть в океан.

Тем временем на палубу поднялись человек двадцать матросов. Это все были здоровые и крепкие люди. Они начали выбирать сети, закинутые накануне ночью. Это были люди разных национальностей. Я узнал среди них несколько ирландцев, французов, славян, одного грека, одного уроженца острова Крита. Все они были скупы на слова и объяснялись между собой на каком-то непонятном языке, происхождение которого я не мог угадать.

Матросы вытащили сети на палубу. Эти сети напоминали нормандские и представляли собой большой мешок, отверстие которого при помощи палки и цепи, продетой сквозь нижние петли, остается полуоткрытым в воде. Мешок этот, прикрепленный к корме стальными тросами, скребет дно океана и вбирает в себя все, что попадается на пути судна.

В этот день в сети попали любопытные образчики океанской, фауны – рыбы-рыболовы, прозванные “морскими чертями” из-за своего уродства, необычайной прожорливости и странного способа передвижения: они держатся на дне и перепрыгивают с места на место при помощи своих рукоперых плавников. В сетях бились также пятнистые иглобрюхи; в спокойном состоянии у этой рыбы живот втянут, но стоит ей заметить приближение опасности, как она надувается, расправляет складки кожи, превращается в шар и подставляет врагу свой живот, усеянный грозными колючками. Далее из сетей высыпали на палубу “Наутилуса” несколько желтоватых миног; двух серебристо-серых волосахвостов, длинное тело которых вместо хвостового плавника заканчивается тонкой нитью; несколько чешуйчатых прямоперов, нижняя сторона тела которых обрамлена длинным прямым плавником; желтовато-серую с бурыми пятнами треску; множество разновидностей бычков и, наконец, несколько крупных великолепных тунцов, которых не спасла от сетей даже огромная быстрота их движений.

Сети дали не менее тысячи фунтов рыбы. Это был удачный, но не исключительный улов.

В самом деле, ведь сети тащились за судном много часов, вбирая в себя все, что попадалось на пути.

Всю пойманную рыбу матросы снесли в камбуз: часть ее должна была быть съедена в свежем виде, а остальная заготовлена впрок.

Рыбная ловля окончилась; подумав, что корабль сейчас снова нырнет в воду, я собирался уже возвратиться в свою комнату. Но вдруг капитан Немо подошел ко мне и заговорил:

– Взгляните на океан, профессор! Разве вам не кажется, что это живое существо, порой гневное, а порой и нежное? Вчера вечером он заснул, так же как и мы, а сегодня проснулся в хорошем расположении духа после спокойной ночи.

“Ни здравствуйте, ни прощайте! – подумал я. – Со стороны может показаться, что этот человек продолжает давно начатый со мной разговор!”

– Глядите, – продолжал капитан Немо, – вот он просыпается от ласки солнца; начинает жить своей дневной жизнью. Как интересно следить за проявлениями жизнедеятельности его организма! У него есть сердце, есть артерии… Я совершенно согласен с ученым Мори, утверждающим, что он подметил в океане движение, в точности подобное кровообращению животных.

Было совершенно ясно, что капитан Немо не ждал от меня ответа. Поэтому я избавил себя от труда вставлять в его речь бессодержательные “совершенно верно”, “вы правы” и “да, конечно”.

Капитан просто говорил сам с собой, делая большие паузы между фразами. Это были мысли вслух.

– Да, – говорил он, – в океане происходит постоянный круговорот, обусловленный температурными изменениями, наличием солей и микроорганизмов. Температурные изменения создают различную плотность воды и, как следствие этого, течения и противотечения. Испарение воды – ничтожное в полярных областях и очень значительное в экваториальных зонах рождает постоянный обмен между тропическими и полярными водами. Кроме того, я обнаружил постоянное движение воды от поверхности ко дну и от дна к поверхности; это движение представляет собой подлинное дыхание океана. Нагретая солнечными лучами капелька с поверхности моря опускается в глубины его, достигает своей предельной плотности при температуре в два градуса выше нуля и, охладившись и став легкой, снова поднимается к поверхности. Вы увидите у полюса результаты этого явления и поймете тогда, почему вода может обледенеть только на поверхности.

Пока капитан Немо заканчивал свою фразу, я успел подумать: “У полюса? Неужели этот храбрец хочет повести нас туда?”

Между тем капитан умолк; взор его был устремлен на океан, который он так тщательно, любовно и непрестанно изучал. Помолчав немного, он снова заговорил:

– Море содержит в себе значительное количество солей. Если бы собрать всю соль, растворенную в морской воде, то она заняла бы объем в четыре с половиной миллиона кубических миль. Если бы, профессор, вы пожелали рассыпать эту соль ровным слоем по всему земному шару, то получилась бы насыпь толщиной свыше десяти метров. Но только не думайте, пожалуйста, что наличие солей в воде обусловливается каким-нибудь капризом природы. Нет! Соль уменьшает испарение морской воды, не дает ветрам уносить слишком много водяных паров и тем защищает от дождей умеренные зоны нашей планеты. Это огромная и почетная роль – уравновешивать работу стихий на земном шаре!

Капитан Немо снова умолк, сделав несколько шагов по палубе и продолжал:

– Что касается бактерий, этих мельчайших живых организмов, миллионы которых помещаются в одной капле и восемьсот тысяч штук которых весят один миллиграмм, – их роль не менее значительна. Они поглощают морские соли, вбирают в себя растворенные в воде твердые вещества. Там, в глубине, зоофиты образуют колонии кораллов и полипов и строят целые материки. Но вода в океане не остается в покое. Она все время перемешивается как в горизонтальном, так и в вертикальном направлении и снабжает организмы пищей. Эти постоянные токи поды, вверх и вниз, – постоянное движение – создают в море неугасающую жизнь. Жизнь более напряженную, чем на материках, более плодовитую, бесконечную, непрекращающуюся и цветущую во всех частях океана – этой мертвой для большинства людей, но животворной для мириадов животных – и для меня – среды!

Когда капитан Немо говорил это, он весь преобразился. Слова его произвели на меня огромное впечатление.

– И настоящая жизнь, – добавил он, – здесь и только здесь! Я верю в возможность создания подводных городов, скопления подводных домов, которые, как “Наутилус”, каждое утро будут подниматься на поверхность океана, чтобы подышать свежим воздухом, – свободных, ни от кого не зависящих городов!.. И, кто знает, если какой-нибудь деспот осмелится…

Капитан Немо не кончил фразы и угрожающе взмахнул рукой.

Потом, обращаясь непосредственно ко мне, как будто желая отвлечься от печальных мыслей, он спросил;

– Господин профессор, знаете ли вы, какова глубина океана?

– Я знаю только те цифры, капитан, которые были получены при последних промерах…

– Можете ли вы сообщить мне эти цифры?

– Пожалуйста, я сообщу вам все, что припомню. Если я не ошибаюсь, исследования установили, что средняя глубина в северной части Атлантического океана достигает трех тысяч девятисот метров, а в Средиземном море – тысячи двухсот. Самые замечательные промеры глубины сделаны в южной части Атлантического океана, примерно на тридцать пятом градусе широты. Их результаты таковы: двенадцать тысяч метров, четырнадцать тысяч девяносто один метр и пятнадцать тысяч сто сорок девять метров[36]. Ученые считают, что, если бы дно морское было нивелировано, глубина его по всему земному шару равнялась бы примерно трем тысячам восьмистам метрам.

– Отлично, профессор, – сказал капитан Немо. – Я надеюсь, что сумею показать вам нечто лучшее. Если же вас интересует глубина этой части Тихого океана, то я могу сообщить нам, что она не превышает четырех тысяч метров.

Сказав это, капитан Немо направился к люку и спустился по железной лесенке вниз. Я последовал за ним и зашел в салон. Винт почти в ту же минуту пришел во вращение, и лаг показал скорость в двадцать миль,

В продолжение следующих дней и даже недель капитан Немо очень редко оказывал мне честь своими посещениями. Я встречался с ним только через большие промежутки времени. Помощник капитана каждое утро аккуратнейшим образом делал наблюдения и наносил полученные результаты на карту.

Консель и Нед Ленд проводили ежедневно по многу часов со мной. Консель рассказал своему приятелю о чудесах нашей; подводной прогулки, и гарпунщик теперь искренне сожалел, что не принял в ней участия.

Но я утешил его надеждой, что, вероятно, еще представится случай снова посетить океанские леса. Почти ежедневно железные ставни на окнах салона отодвигались на несколько часов, и мы не уставали восторгаться чудесами подводного мира!

“Наутилус” шел теперь на юго-восток, держась на глубине между ста и ста пятьюдесятью метрами. Но однажды, в силу какой-то прихоти капитана, увлекаемый наклоном своих рулей глубины, он спустился на две тысячи метров в глубь моря. Стоградусный термометр показывал четыре с четвертью градуса выше нуля – температуру, свойственную этим глубинам как будто под всеми широтами.

Двадцать шестого ноября, в три часа; утра, “Наутилус” пересек тропик Рака под 172° долготы. 27-го мы миновали Сандвичевы острова, где 14 февраля 1779 года погиб знаменитый капитан Кук.

Мы прошли уже четыре тысячи восемьсот шестьдесят лье[37] с начала нашего кругосветного путешествия.

Утром 29-го, выйдя на палубу, я увидел в двух милях под ветром Гавайи, самой большой из семи островов, образующих Гавайский архипелаг. Я ясно различал возделанные поля, предгорья и горные кряжи, тянущиеся параллельно побережью вулканы, над которыми возвышается вершина Муна-Реа, высотой в пять тысяч метров над уровнем моря.

“Наутилус” продолжал держать курс на юго-восток. Он пересек экватор 1 декабря под 142° долготы, а 4 декабря, после быстрого перехода, не отмеченного ничем примечательным, мы подошли к группе Маркизских островов.

Я увидел пик Мартин на Нука-Хива, крупнейшем из Маркизских островов, расположенный под 8°57′ южной широты и 139° 32′ западной долготы. Но кроме густых лесов, покрывавших гору, ничего рассмотреть не удалось, так как капитан Немо не любил приближаться к земле.

Сети, заброшенные в эти воды, принесли несколько золотистых с синим отливом макрелей, мясо которых необычайно нежно на вкус, и голубовато-зеленых с серебристым отливом сарганов. Эти рыбы заслуживали почетного места на обеденном столе.

Попрощавшись с этими прекрасными островами, над которыми развевается флаг Франции, с 4 по 11 декабря “Наутилус” прошел еще около двух тысяч миль. Переход ознаменовался только встречей с огромной стаей кальмаров, очень любопытных моллюсков, принадлежащих к классу головоногих, к подклассу двухжаберных, к которому относятся также сепия и аргонавт. Эти моллюски почему-то привлекали особое внимание древних натуралистов и, занимая почетное место в метафорах древних ораторов, пользовались не меньшим уважением за столом у богатых граждан. Так, по крайней мере, утверждает Атеней, древнегреческий врач, предшественник знаменитого Галена.

Армию кальмаров “Наутилус” встретил в ночь с 9 на 10 декабря. Многие миллионы этих моллюсков переселялись из умеренных зон в более теплые, следуя теми же путями, что сельдь и сардины.

Мы смотрели на них сквозь толстое хрустальное окно; кальмары плыли задом наперед, безостановочно размахивая десятью ногами, которые природа поместила у них на голове.

Несмотря на быстроту своего хода, “Наутилус” в течение долгих часов плыл, окруженный кальмарами; закинув сети, мы собрали огромное количество, этих моллюсков.

Море не давало нам скучать. Оно развертывало перед нами зрелище за зрелищем, спектакль за спектаклем, бесконечно разнообразя их, каждочасно меняя декорации и постановку. Оно не только развлекало нас, но и позволяло проникать в самые сокровенные свои тайны.

Днем 11 декабря я сидел в салоне, читая книгу из библиотеки капитана Немо. Нед Ленд и Консель сквозь хрустальное окно любовались ярко освещенной водой. “Наутилус” стоял неподвижно. Наполнив резервуары, он держался на глубине в тысячу метров в малонаселенном слое океана, в который только изредка забредают самые крупные рыбы.

Я читал в это время замечательную книгу Жака Масэ “Слуга желудка”, восхищаясь неподражаемым блеском и остроумием автора, когда Консель вдруг окликнул меня.

– Не угодно ли будет хозяину подойти на минуту к окну? – сказал он каким-то странным голосом.

– Что случилось, Консель?

– Пусть хозяин посмотрит!

Я отложил книгу и, прижавшись к окну, стал всматриваться.

В жидком пространстве, ярко освещенном электрическим прожектором, виднелась какая-то огромная неподвижная черная масса. Я пристально всматривался в нее, стараясь рассмотреть это гигантское животное. Вдруг догадка молнией пронзила мой мозг.

– Это корабль! – вскричал я.

– Да, – ответил канадец, – это затонувший корабль… Нед Ленд не ошибался. Перед нами был затонувший корабль. Корпус его был еще в хорошем состоянии, и казалось, что крушение произошло не больше как несколько часов тому назад. Три обрубка, возвышавшиеся над палубой едва на два фута, говорили о том, что кораблю в борьбе за жизнь пришлось пожертвовать мачтами. Но это не помогло…

Какую грусть навевал вид этого затонувшего судна!

Но еще более грустное зрелище являла его палуба, где лежало несколько трупов; Я насчитал шесть трупов: четырех мужчин – один из них стоял у руля – и женщину, наполовину высунувшуюся из отверстия люка и держащую в руках ребенка.

Женщина была молода. При ярком свете прожектора я смог даже различить Черты ее лица, еще не тронутого разложением. Последним усилием она подняла над головой ребенка; бедная крошка так и умерла, обняв ручонкой шею матери…

Трупы трех матросов застыли в неестественных позах – смерть застигла их, видимо, когда они пытались развязать веревки, которыми привязали себя к палубе тонущего судна. Четвертый, рулевой, стоял выпрямившись, со спокойным и строгим лицом. Его руки застыли на руле.

Казалось, старый рулевой продолжал управлять затонувшим трехмачтовиком в его последнем пути по глубинам океана…

Какое страшное зрелище! Мы не могли оторвать глаз от этой картины крушения…

Я увидел, как приближались огромные акулы, привлеченные запахом человеческого мяса …

“Наутилус” обошел вокруг затонувшего корабля, и я успел прочитать надпись на его корме:

“ФЛОРИДА”
ЗУНДЕРЛАНД

Глава девятнадцатая. Ваникоро

Эта трагическая встреча была первой из целого ряда подобных же встреч. Впоследствии мы часто из окон “Наутилуса” наблюдали затонувшие суда, догнивавшие в воде. В более глубоких слоях на дне мы видели пушки, ядра, якори, цепи и тысячи других железных предметов, изъеденных ржавчиной.

Одиннадцатого декабря мы приблизились к архипелагу Паумоту”, которому Бугенвиль в свое время дал название “Опасной группы островов”; острова этого архипелага разбросаны на протяжении более двух тысяч километров с востока-юго-востока на запад-северо-запад между 13°3′ – 20°50′ южной широты и 125°30′ – 151°30′ западной долготы. Крайний восточный остров группы называется островом Дюси, крайний западный – островом Лазарева.

Этот архипелаг занимает площадь в триста семьдесят квадратных лье и состоит из шестидесяти групп островков, в числе которых находится и группа Гамбье, принадлежащая Франции. Острова эти – коралловые. Медленная, но неустанная работа полипов поднимает их из воды и рано или поздно соединит между собой. Затем этот новый остров соединится с соседними архипелагами, и между Новой Зеландией и Новой Каледонией, С одной стороны, и Маркизскими островами, с другой, возникнет новый материк

В тот день, когда я развил эту теорию перед капитаном Немо, он холодно ответил мне:

– Земля нуждается не в новых материках, а в новых людях!

Случайно курс “Наутилуса” был проложен мимо острова Клермон-Тоннера, одного из любопытнейших во всем архипелаге. Эта случайность позволила мне изучить удивительные колонии мадрепоровых кораллов, которым обязаны жизнью острова этой части Тихого океана.

Мадрепоровые кораллы представляют собой живую ткань, покрытую известковым скелетом. Различия в структуре их скелета дали Мильн-Эдвардсу, моему знаменитому учителю, основание разделить их на пять групп. Миллиарды этих микроскопических живых существ, чьи выделения образуют полипняки, составляют одну колонию. Из отлагаемой ими извести вырастают скалы, утесы, островки и острова. Здесь они образуют известковое кольцо, окружающее лагуну, или маленькое озеро, соединяющееся с морем через подводные трещины; там они воздвигают барьеры из утесов, подобные тем, какие обрамляют берега Новой Каледонии, или целые острова, как, например, архипелаг Паумоту. В других местах, например на островах Маврикия, они возводят зубчатые утесы, высокие отвесные стены, у подножия которых глубина океана весьма значительна.

Мы плыли на расстоянии нескольких кабельтовых от подножия острова Клермон-Тоннера, и я не уставал восхищаться грандиозной работой, проделанной крошечными строителями.

Консель задал мне вопрос, сколько времени требует возведение такой стены, и был крайне удивлен, когда я сообщил ему, что, по вычислениям ученых, за сто лет высота стены вырастает на одну восьмую долю дюйма[38].

– Следовательно, для того чтобы возвести эту стену высотой в триста метров.

– Потребовалось сто девяносто две тысячи лет, друг мой Консель! Выходит, что библия слишком омолодила землю. Впрочем, библейские утверждения становятся еще менее достоверными, если вспомнить, какие громадные сроки понадобились для того, чтобы допотопные леса превратились в каменный уголь!

Когда “Наутилус” всплыл на поверхность океана, я смог, рассмотреть во всех подробностях остров Клермон-Тоннер, едва выступающий из воды и поросший густым лесом. Его известковая почва была, вероятно, оплодотворена ураганами и бурями. В один прекрасный день какое-нибудь зернышко, подхваченное ураганом на соседней земле, упало на его почву, удобренную разложившимися остатками морских рыб и водорослей. Вслед за тем волны выбросили на берег кокосовый орех, выросший на пальме, отстоявшей в тысячах миль. Зерна дали ростки, выросли деревья. Деревья стали задерживать испарения. Возникли ручейки. Растительность стала распространяться. Какие-нибудь насекомые, червяки, заброшенные сюда деревьями, унесенными бурей с ближайшей земли, были первыми Читателями острова. Затем черепахи стали закапывать в береговой песок свои яйца. Птицы свили гнезда на молодых деревцах. Постепенно развилось здесь животное царство. Наконец, привлеченный свежей зеленью и обилием животных, сюда переселился человек.

Так возникла жизнь на этих островках, созданных трудом микроскопических животных.

К вечеру Клермон-Тоннер исчез в отдалении, и “Наутилус” резко изменил курс. Дойдя до тропика Козерога под 135° долготы, подводный корабль направился на запад-северо-запад, оставаясь внутри тропической зоны. Хотя лучи тропического солнца были нестерпимо горячи, мы нисколько не страдали от жары; на глубине в тридцать-сорок метров температура воды не превышала десяти-двенадцати градусов.

Пятнадцатого декабря мы прошли западнее прелестного острова Таити, жемчужины Тихого океана. Утром в нескольких милях под ветром я увидел высокие горные вершины этого острова.

В его водах мы поймали несколько великолепных рыб – макрелей, тунцов – и разновидность морской змеи – двухцветную пеламиду.

“Наутилус” прошел восемь тысяч сто миль. В день, когда мы: проплыли мимо архипелага Тонга-Табу, где погибли экипажи “Арго” и “Дюк-оф-Портленд”, лаг “Наутилуса” отметил девять тысяч семьсот двадцатую пройденную милю.

Затем мы обошли острова Фиджи, где дикари убили команду корабля “Юнион” и капитана Бюро, командира “Любезной Жозефины”. Этот архипелаг тянется на протяжении четырехсот километров с севера на юг и трехсот шестидесяти с востока на запад между 6° и 2° южной широты и 174° – 179° западной долготы.

Он состоит из ряда островов, островков и скал, крупнейшие ИЗ которых – Вити-Леву, Вануа-Леву и Кандубон.

Эти острова были открыты Тасманом в 1643 году, в том же году, когда Торичелли изобрел барометр, а Людовик XIV вступил на престол Франции. Во второй половине XVIII века их посетил Кук, а затем д’Антркасто, и, наконец, в 1827 году Дюмон-Дюрвиль распутал весь этот географический клубок.

“Наутилус” приблизился к бухте Ваилеа, памятной по ужасным приключениям капитана Диллона, который первый осветил тайну гибели кораблей Лаперуза.

Мы несколько раз закидывали наметку на дно этой бухты и извлекали множество устриц. Мы пожирали их с жадностью, открывая их тут же, за столом. Устричная отмель бухты Ваилеа была очень значительной по размерам.

Каждая устрица несет до двух миллионов яиц, и устричные грядки, конечно, быстро заполнили бы бухты, если бы не тысячи врагов устриц, не дающих им размножаться.

Если Неду Ленду не пришлось раскаиваться в своем обжорстве, то он обязан был этим только тому, что устрицы – единственное кушанье, не вызывающее несварения желудка. В самом деле, нужно съесть не менее шестнадцати дюжин этих безголовых моллюсков, чтобы поглотить те триста пятнадцать граммов азотистых веществ, из которых должен состоять дневной пищевой рацион взрослого человека.

Двадцать пятого декабря “Наутилус” плыл среди островов Ново-Гебридского архипелага, открытого Квиросом в 1606 году, исследованного Бугенвилем в 1768 году и которому Кук дал его нынешнее название в 1773 году. Мы прошли довольно близко от острова Арру. Во время полуденных наблюдений я вышел на палубу и увидел этот остров. Он был покрыт сплошным лесным массивом и увенчан очень высоким горным пиком.

Я не видел капитана Немо уже дней восемь. Утром 27 декабря он вышел в салон и кивнул головой с видом человека, расставшегося с вами не больше пяти минут назад. В это время я искал на карте путь “Наутилуса”.

Капитан подошел к столу, спустил палец на карту и произнес только одно слово:

– Ваникоро.

Это слово прозвучало, как выстрел. Это было название островка, у которого погибли корабли Лаперуза. Я вскочил на ноги. – “Наутилус” держит курс на Ваникоро?

– Да, профессор, – ответил капитан.

– Я увижу этот знаменитый остров, где разбились “Буссоль” и “Астролябия”! Когда же мы придем в Ваникоро?

– Мы уже пришли, профессор.

В сопровождении капитана Немо я поднялся на палубу и стал жадно всматриваться в горизонт. На северо-востоке виднелись два острова, несомненно вулканического происхождения, окруженные коралловым барьером длиной приблизительно в сорок миль.

“Наутилус”, войдя через узкий пролив внутрь кораллового барьера, очутился за линией прибоя, в гавани глубиной в пятьдесят-шестьдесят метров. Под сенью высоких пальм я увидел нескольких дикарей, с величайшим удивлением следивших за нашим приближением. Вероятно, они принимали черный веретенообразный корпус “Наутилуса” за огромного кита.

Капитан Немо спросил меня, что мне известно о гибели Лаперуза.

– То, что известно всем, – ответил я.

– Отлично. Но не можете ли вы посвятить меня в то, что известно всем? – не без иронии спросил капитан Немо.

– Очень охотно, – ответил я.

И я рассказал ему содержание сообщений Дюмон-Дюрвиля.

Бот краткое изложение этих фактов.

Лаперуз и его помощник капитан де-Лангль в 1785 году были отправлены Людовиком XVI в кругосветное плавание на двух корветах – “Буссоль” и “Астролябия”,

В 1791 году французское правительство, встревоженное долгим отсутствием кораблей Лаперуза, снарядило спасательную экспедицию под командой Бруни д’Антркасто, в составе двух фрегатов – “Розыск” и “Надежда”, которые вышли в плавание из Бреста 28 сентября. Через два месяца правительство узнало из показаний некоего Боуэена, капитана корабля “Эльбермель”, что какие-то обломки крушения были замечены у берегов Южной Георгии. Но д’Антркасто, не зная про это сообщение, кстати сказать, достаточно неопределенное, продолжал свой путь к островам Адмиралтейства, которые в рапорте капитана Гунтера указывались как место крушения корветов Лаперуза.

Поиски д’Антркасто оказались безуспешными. “Розыск” и “Надежда” прошли мимо Ваникоро, не останавливаясь. Плавание было очень несчастливым, так как стоило жизни самому д’Антркасто, двум его помощникам и многим матросам из состава экспедиции.

Первым на бесспорные следы крушения кораблей Лаперуза натолкнулся старый морской волк, капитан Дильон. 15 мая 1824 года его корабль “Святой Патрик” остановился у острова Тикопиа, принадлежащего к Ново-Гебридской группе. Там один туземец продал ему серебряный эфес шпаги, на котором еще виднелись следы какой-то вырезанной надписи. Тот же туземец сообщил Дильону, что шесть лет назад он видел на Ваникоро двух европейцев, которые служили раньше матросами на судах, разбившихся о рифы вблизи этого острова.

Дильон догадался, что речь идет о кораблях Лаперуза, исчезновение которых волновало весь свет. Он решил отправиться на Ваникоро, где, по словам туземца, сохранились многочисленные следы крушения. Но ветры и течения не позволили ему осуществить это желание.

Дильон возвратился в Калькутту. Там он сумел заинтересовать своим открытием Азиатское общество и Ост-Индскую компанию, и в его распоряжение был предоставлен корабль, также получивший название “Розыск”. 23 января 1827 года, сопровождаемый французским представителем, Дильон отплыл из Калькутты.

После ряда остановок в различных точках Тихого океана, 7 июня 1827 года “Розыск” бросил наконец якорь в той самой гавани Вану, где сейчас находился “Наутилус”.

Здесь Дильон нашел многочисленные остатки крушения: якори, инструменты, блоки, камнемет, восемнадцатифунтовое ядро, сломанные астрономические приборы и, наконец, бронзовый колокол с надписью “Меня отлил Базен”, с клеймом литейной Брестского арсенала и датой “1785”. Теперь сомнениям не оставалось места.

Дильон, чтобы собрать больше доказательств, пробыл на Ваникоро до октября 1827 года. Затем он поднял якорь и через Новую Зеландию отправился в Калькутту. Отсюда Дильон выехал во Францию, где его очень ласково встретили.

В это время Дюмон-Дюрвиль, командир судна, названного “Астролябией” в честь исчезнувшего корабля Лаперуза, ничего не зная об открытии Дильона, продолжал поиски следов катастрофы в совершенно другом направлении; со слов одного китобоя ему стало известно, что у дикарей Новой Каледонии и Лузиады видели медаль и орден св. Людовика,

Через два месяца после того как Дильон покинул Ваникоро, Дюмон-Дюрвиль бросил якорь у Гобарт-Тоуна. Только здесь он узнал об удаче Дильона. Тут же он ознакомился с показанием некоего Джемса Гоббса, помощника капитана корабля “Юнион” из Калькутты. Этот последний утверждал, что, пристав к острову, расположенному под 8°18′ южной широты и 15°ЗцИ восточной долготы, он заметил у туземцев железные полосы и куски красной ткани.

Дюмон-Дюрвиль, смущенный этими противоречивыми известиями и не зная, можно ли им верить, решился все-таки отправиться по следам капитана Дильона.

Десятого февраля 1828 года “Астролябия” подошла к острову Тикопиа, забрала на борт в качестве лоцмана обосновавшегося здесь белого матроса и взяла курс на Ваникоро. Подойдя к острову 12 февраля, “Астролябия” оставалась за пределами его кораллового кольца девять дней и только 20 феврале вошла в гавань Вану.

Двадцать третьего матросы “Астролябии”, вернувшись из обхода острова, принесли несколько малоценных обломков крушения. Туземцы отказались указать им место несчастия и на все расспросы отговаривались непониманием или незнанием Поведение туземцев было подозрительным и наводило на мысль, что они плохо обращались с потерпевшими крушение. Действительно, туземцы, повидимому, боялись, что Дюмон-Дюрвиль явился, чтобы отомстить за гибель Лаперуза и его несчастных спутников.

Но 26 февраля, соблазненные обещаниями подарков и убедившись, что им не грозит месть, туземцы указали помощнику капитана, Жакино, место крушения.

Там на глубине четырех-пяти метров, между утесами Паку и Вану, лежали якори, пушки, железные и свинцовые чушки балласта, покрывшиеся уже известковыми отложениями. Шлюпки “Астролябии” направились к этому месту и с большим трудом подняли со дна якорь, весящий тысячу восемьсот футов, пушку, стреляющую восьмифунтовыми ядрами, одну свинцовую чушку и два медных камнемета.

Дюмон-Дюрвиль, опросив туземцев, узнал, что Лаперуз, потеряв оба своих корабля у берегов острова, построил из обломков их третий, маленький корабль и отправился в открытое море… Куда? Этого никто не знал.

Командир “Астролябии” велел тогда воздвигнуть под сенью мангифер памятник отважному мореплавателю и его товарищам. Это была простая четырехгранная каменная пирамида на коралловом пьедестале. Ни кусочка железа не пошло на этот памятник, чтобы у туземцев не было соблазна разобрать его.

После этого Дюмон-Дюрвиль хотел сейчас же сняться с якоря.

Но команда “Астролябии” была изнурена лихорадкой, свирепствовавшей в этих местах, да и сам он был болен. Вследствие этого он смог отправиться в обратный путь только 17 марта.

Между тем французское правительство, боясь, что Дюмон-Дюрвиль ничего не знает об открытии Дильона, послало в Ваникоро корвет “Байонезку” под начальством Легонара де-Тромелена.

“Байонезка” бросила якорь у берегов Ваникоро через несколько месяцев после отплытия “Астролябии”, не нашла никаких новых документов, но убедилась, что дикари пощадили памятник Лаперузу.

Вот все, что я мог сообщить капитану Немо.

– Итак, – сказал он мне, – по сей день никому не известно, где погиб этот третий корабль, построенный потерпевшими крушение на Ваникоро?

– Этого никто не знает.

Капитан Немо ничего не ответил мне, но знаком предложил последовать за ним в салон. “Наутилус” погрузился на несколько метров в глубину, и железные ставни раздвинулись. Я прильнул лбом к окну и под коралловыми отложениями и зарослями зоофитов и водорослей, среди множества снующих во все стороны рыб, заметил обломки крушения, не извлеченные экспедицией Дюмон-Дюрвиля: якори, пушки, мачту, цепи, ядра. Все это поросло теперь зоофитами. И в то время как я разглядывал эти трагические обломки, капитан Немо с грустью в голосе сказал:

– Экспедиция капитана Лаперуза отплыла от берегов Франции седьмого декабря 1785 года на корветах “Буссоль” и “Астролябия”, Она зашла сначала в Ботани-Бей, на Новую Каледонию, затем направилась к Санта-Круцу, и остановилась на Намука – острове принадлежащем к Гавайской группе. Наконец, корабли Лаперуза подошли к неизвестным утесам Ваникоро. Корвет “Буссоль”, шедший впереди, наткнулся на рифы на южном берегу. “Астролябия” поспешила к нему на помощь и, в свою очередь, также налетела на риф. Первый корвет погиб почти мгновенно. Второй, севший на мель под ветром, держался еще несколько дней. Туземцы оказали довольно хороший прием потерпевшим крушение. Лаперуз обосновался па острове и начал строить маленькое суденышко из обломков двух больших корветов. Несколько матросов добровольно остались на Ваникоро. Остальные, изнуренные болезнями, ослабленные, уехали с Лаперузом по направлению к Соломоновым островам и там погибли все до одного у главного острова группы, между мысами Разочарования и Удовлетворения.

– Но откуда вы это знаете? – вскричал я.

– Вот что я нашел на месте их последнего крушения.

И капитан Немо показал мне жестяную шкатулку, на крышке которой был выбит герб Франции. Шкатулка вся проржавела в соленой воде. Он раскрыл ее, и я увидел свитки пожелтевших документов.

Это была инструкция морского министра капитану Лаперузу с собственноручными пометками Людовика XVI на полях.

– Вот это смерть, достойная моряка! – сказал капитан Немо. – Он покоится в спокойной коралловой могиле, и я был бы рад, если бы у моих товарищей и у меня была такая же могила…

Глава двадцатая. Торресов пролив

В ночь с 27 на 28 декабря “Наутилус” покинул Ваникоро и с огромной скоростью помчался на юго-запад. В три дня он прошел расстояние, отделяющее Ваникоро от юго-восточной части Новой Гвинеи, то есть свыше трех тысяч километров.

Первого января 1863 года рано утром Консель встретил меня на палубе “Наутилуса”.

– Не разрешит ли хозяин пожелать ему счастливого нового года? – спросил он.

– Как же, как же, Консель, с таким же удовольствием принял твое пожелание, как если бы мы были в Париже, в моем кабинете, в Ботаническом саду. Благодарю за поздравление и, в свою очередь, поздравляю тебя. Только позволь спросить, как понимать твое пожелание счастья в новом году? Видишь ли ты это счастье в окончании нашего плена или в продолжении чудесного путешествия?

– Право, – сказал Консель, – я не знаю, что ответить хозяину. Несомненно, мы наблюдаем любопытные вещи, и за те два месяца, что мы здесь, нам некогда было скучать. Последнее по времени зрелище здесь всегда самое поразительное, и если эта прогрессия сохранится, то трудно представить себе, до чего мы дойдем! Думаю, что никогда больше мы не встретим такого случая…

– Никогда!.. Ты прав, Консель.

– Кроме того, капитан Немо вполне оправдывает свое латинское имя Никто: он так же мало стесняет нас, как если бы его и не было на свете!

– Верно, Консель.

– Поэтому позволю себе сказать хозяину, что я буду считать счастливым тот год, который даст нам возможность увидеть все!

– Увидеть все, Консель? Это может быть слишком много. Кстати, что об этом думает Нед?

Нед Ленд думает как раз обратное, – ответил Консель. – Это человек с прозаическим складом ума и властным желудком. Ему наскучило все время глядеть на рыб и есть рыбное. Отсутствие хлеба, мяса, вина мучительно для этого англо-сакса, привыкшего к кровавым бифштексам и к ежедневной дозе виски, джина или бренди[39].

– А меня это всего меньше смущает, – сказал я. – Я отлично приспособился к режиму “Наутилуса”.

– И я также, – ответил Консель. – Поэтому я так же охотно готов остаться здесь, как охотно Нед Ленд бежал бы отсюда. Итак, если начинающийся год будет несчастлив для меня, он будет счастливым для него, и наоборот. Таким образом, кто-нибудь из нас обязательно будет удовлетворен. Хозяину же я позволяю себе пожелать то, что он сам себе желает.

– Спасибо, Консель. Прошу тебя только отложить на время решение вопроса о новогодних подарках и довольствоваться крепким рукопожатием. Ничего больше я не могу тебе сейчас предложить.

– Хозяин никогда не был более щедрым, – ответил Консель.

Второго января лаг показывал, что мы прошли одиннадцать тысяч триста сорок миль со времени нашего отправления из Японского моря.

Впереди “Наутилуса” находились опасные зоны коралловых морей, омывающих северо-восточные берега Австралии.

Наш корабль плыл на расстоянии нескольких миль от предательского барьера из рифов, который чуть не погубил 10 июня 1770 года корабли капитана Кука. Судно, на котором находился сам Кук, наткнулось на скалу и не затонуло только благодаря тому, что кусок коралла, отломившийся при столкновении, закрыл собой пробоину.

Мне очень хотелось осмотреть этот барьер в триста шестьдесят лье, о который всегда бурное море разбивается с грохотом, напоминающим раскаты грома.

Но в это время наклон рулей глубины увлек “Наутилус” в нижние слои воды, и мне так и не удалось увидеть эти коралловые стены. Пришлось довольствоваться знакомством с фауной этих мест путем осмотра рыб, попавших в сети.

Я заметил в числе прочих разновидностей скумбрию размером с доброго тунца, с серебристо-синим телом, исчерченным поперечными полосками, исчезающими после смерти. Эти скумбрии провожали нас целыми стаями и служили нам на редкость вкусными деликатесами. В сети попадались также в большом количестве спары длиной не больше пяти сантиметров, но очень вкусные, и триглы, настоящие морские ласточки. Среди моллюсков и зоофитов в петлях сети я нашел также различных, представителей альционарий, лужанок живородящих, байдарок, молотков.

Через два дня после того как мы пересекли Коралловое море. 4 января, мы очутились в виду берегов Новой Гвинеи. Капитан Немо сказал мне при встрече, что он собирается пройти в Индийский океан через Торресов пролив. Больше он ничего не добавил, но Неду Ленду и этого было достаточно: он с удовлетворением отметил, Что мы приближаемся к европейским морям.

Торресов пролив пользуется скверной репутацией как из-за его опасных рифов, так и из-за дикости племен, населяющих его берега. Он отделяет Австралию от Новой Гвинеи.

В полдень, когда помощник капитана определял при помощи секстанта высоту солнца, я увидел вершины гор Арфалькса, поднимающиеся уступами и увенчанные острыми пиками.

“Наутилус” подошел к входу в этот опаснейший в мире пролив, перед которым в раздумье останавливались даже самые смелые мореплаватели. Этот пролив был открыт Луи Пац де-Торресом на обратном пути из южных морей в Меланезию; здесь в 1840 году едва не погибла на мели экспедиция Дюмон-Дюрвиля. Даже “Наутилус”, которому не страшны были ни меди, ни скалы, должен был опасаться его коралловых рифов.

Торресов пролив имеет примерно сто тридцать пять – сто сорок километров в ширину, но он загроможден неисчислимым количеством островов, островков, утесов и подводных скал, делающих почти невозможным проход через него.

Капитан Немо, учитывая это, принял все необходимые меры предосторожности: “Наутилус” плыл в полупогруженном состоянии с очень малой скоростью.

Лопасти его винта, как хвост усталого кита, медленно били воду.

Воспользовавшись этим обстоятельством, я и оба моих товарища вышли на вечно пустующую палубу и стали за рулевую рубку. Капитан Немо находился в рубке, лично управляя “Наутилусом”.

У меня перед глазами лежала превосходная карта Торресова пролива, составленная инженером-гидрографом Винцендоном Дюмуленом и мичманом экспедиции – впоследствии адмиралом – Купван-Дюбуа, принимавшим участие в последней кругосветной экспедиции Дюмон-Дюрвиля. Эта карта, а карта, составленная капитаном Кингом, – лучшие карты Торресова пролива, распутывающие этот непроходимая лабиринт. Я разглядывал их с величайшим вниманием.

Вокруг “Наутилуса” море яростно клокотало. Сильное течение, катящее свои воды с юго-востока на северо-запад со скоростью двух с половиной миль в час, разбивалось о рифы, выступавшие из воды чуть не на каждом шагу. – Опасное место! – сказал мне Нед Ленд. – Действительно, хуже не придумать, – ответил я, – даже для такого вездехода, как “Наутилус”.

– Надо полагать, что этот промятый капитан хорошо знает свой путь, ибо я вижу дальше такую коралловую кашу, при одном соприкосновении с которой “Наутилус” рассыплется на куски!

И в самом деле, положение было очень серьезным. Но “Наутилус”, словно по волшебству, благополучно проскальзывая мимо самых грозных утесов. Он не придерживался проложенного “Астролябией” и “Усердным” пути, на котором едва не погибли эти корабли Дюмон-Дюрвиля. Подводный корабль держал курс много северней и, только обогнув остров Меррея, возвратился на юго-запад, к проходу Кумберленда. Я подумал было, что теперь капитан Немо поведет “Наутилус” прямо по этому проходу, но, неожиданно повернув на северо-запад, подводный корабль поплыл, лавируя среди бесчисленных островов и островков, к острову Таунда и Опасному каналу.

Я с удивлением спрашивал себя, неужели капитан Немо будет так неосторожен, что войдет в этот канал, где сели на мель оба корабля Дюмон-Дюрвиля. Но в это время, снова переменив направление, “Наутилус” пошел прямо на запад, к острову Гвебороару.

Было уже около трех часов пополудни. Прилив почти достиг своей высшей точки, и волнение утихло. “Наутилус” подошв к Гвебороару. Мы были всего в двух милях расстояния от живописного берега, поросшего пальмами.

Вдруг сильный толчок опрокинул меня на палубу. “Наутилус” наткнулся на риф и остановился, слегка накренившись вправо.

Поднявшись на ноги, я увидел, что на палубу уже вышли капитан Немо и его помощник. Они осматривали судно, обмениваясь короткими фразами на неизвестном мне языке.

Вот каково было положение. За штирбортом виднелся остров Гвебороар, вытянувшийся с севера на юг, как гигантская рука. На востоке из воды уже начали показываться обнажаемые отливом верхушки рифов.

Мы прочно сели на мель, вдобавок в таком месте, где приливы не бывают высокими. Однако корабль нисколько не пострадал от столкновения, настолько прочным был его корпус. Но если “Наутилусу” не удастся сняться с мели, он рискует остаться навсегда прикованным к этим скалам, и тогда – конец кораблю капитана Немо.

Так я думал, когда ко мне приблизился капитан Немо, по обыкновению невозмутимый и спокойный. На его лице нельзя было прочитать ни раздражения, ни волнения.

– Катастрофа? – спросил я его.

– Нет, небольшая заминка, – ответил он.

– Но все-таки это происшествие может заставить вас снова стать обитателями той самой земли, от которой вы бежите?

Капитан Немо как-то странно взглянул на меня и отрицательно покачал головой. Он хотел, видимо, дать мне понять, ничто никогда не заставит его вернуться на землю.

Затем он сказал:

Что вы, профессор! Положение “Наутилуса” совсем не такое безнадежное. Он еще будет знакомить вас с чудесами океана. Наше путешествие только началось, и я не хочу так скоро лишиться чести быть вашим спутником!

– Однако, капитан, – возразил я, делая вид, что не замечаю иронии, звучащей в его словах, – “Наутилус” сел на мель в разгаре прилива. Заметьте, что тихоокеанские приливы вообще невысокие; если только вы не найдете способа как-нибудь облегчить “Наутилус”, я не вижу, каким образом бы заставите свой корабль снова всплыть на воду.

– Вы правы, профессор, – ответил капитан Немо, – тихоокеанские приливы невысокие, но все-таки в Торресовом проливе уровень высокой и низкой воды разнится на полтора метра. Сегодня у нас четвертое января, и через пять дней наступит полнолуние. Я буду очень удивлен, если луна, этот верный спутник земли, не поднимет морскую воду достаточно высоко, чтобы оказать мне эту пустячную для нее услугу.

С этими словами капитан Немо, сопровождаемый своим помощником, удалился внутрь “Наутилуса”.

Подводный корабль стоял неподвижно, как приросший и месту, точно коралловые полипы уже успели вмуровать его в скалу своим неразрушимым цементом.

– Ну что, господин профессор? – спросил Нед Ленд, подошедший ко мне тотчас же после ухода капитана.

– Вот что, друг Нед: мы спокойно дождемся прилива де пятого января. Выходит так, что луна любезно снимет нас с мели.

– Только всего?

– Только всего!

– И капитан не намерен, чтобы сняться с мели, завести якоря и пустить полным ходом машину?

– Зачем все это, раз нас снимет с мели прилив? – просто ответил Консель.

Канадец недовольно посмотрел на Конселя и пожал плечами. В нем говорило теперь оскорбленное чувство моряка.

– Помяните мое слово, господин профессор, – обратился он ко мне, – никогда больше эта железная лоханка не будем плавать ни по воде, ни под водой! Она годна теперь только для продажи на слом! Я думаю поэтому, что настало время лишить капитана Немо нашего общества!

– Видите ли, дружище Нед, – ответил я, – не все так мрачно смотрят на будущее этого замечательного корабля, как вы. Потерпите четыре дня – мы узнаем точно, какова сила приливов Тихого океана. Кстати сказать, совет бежать был уместен в виду берегов Англии или Прованса. Но вблизи берегов Новой Гвинеи с этим не стоит спешить – ведь никогда не поздно будет прибегнуть к этой крайности, если “Наутилус” не снимется с мели.

– Но нельзя ли хоть сойти на землю? – огорченно спросил Нед Ленд. – Вот остров. На этом острове растут деревья. Под ними бродят земные животные – живые котлеты, ростбифы и бифштексы… С каким удовольствием я съел бы кусок мяса!

– Вот в этом Нед прав, – сказал Консель. – Я всецело присоединяюсь к его мнению. Не может ли хозяин добиться у своего друга, капитана Немо, разрешения сойти на этот берег хотя бы для того, чтобы мы не потеряли привычки ходить по твердой земле?

– Я могу попросить у него разрешения, но уверен, что он откажет.

– Пусть хозяин все-таки попробует, – сказал Консель, – по крайней мере, мы будем знать предел любезности капитана Немо.

К моему искреннему изумлению, капитан Немо дал мне просимое разрешение немедленно и с большой охотой. Он даже не потребовал от меня обещания вернуться на борт. Впрочем, путешествие по островам Новой Гвинеи было настолько опасным предприятием, что я не посоветовал бы Неду Ленду пускаться в него. Лучше было оставаться пленником на “Наутилусе”, чем попасть в руки туземцев – папуасов.

Я не решился спросить, предполагает ли капитан Немо сопровождать нас. Впрочем, я был уверен, что никто из матросов не будет отпущен с нами и Неду Ленду самому придется управлять шлюпкой. Но земля находилась едва в двух милях от нас, и, будучи отличным моряком, канадец без труда проведет легкую лодчонку среди гряды скал, гибельных для больших судов.

Назавтра, 5 января, шлюпку вынули из гнезда и спустили на воду.

Это легко сделали два матроса. Весла были сложены на дне, нам оставалось только занять места на скамьях.

В восемь часов утра, вооруженные ружьями и топорами, мы отчалили от борта “Наутилуса”.

Море было довольно спокойно. Легкий бриз дул с берега. Консель и я сидели на веслах. Мы энергично гребли, а Нед направлял шлюпку в узкие проходы между рифами.

Шлюпка великолепно слушалась руля и летела, как стрела.

Нед Ленд не скрывал своего восторга. Он чувствовал себя узником, вырвавшимся на свободу, и не думал о том, что скоро придется возвратиться в тюрьму.

– Мы сейчас будем есть мясо! – почти пел он. – И какое мясо! Настоящую, неподдельную дичь! Правда, без хлеба … Я не! говорю, что рыба – невкусная пища, но, согласитесь сами, нельзя же все время есть только рыбу да рыбу! Кусок свежего! мяса, зажаренный на угольках, может только внести приятное разнообразие в наскучивший стол!

– Вот обжора! – сказал Консель. – У меня от одних разговоров уже слюнки потекли…

– Остается только узнать, – заметил я, – есть ли дичь в этих лесах, и если есть, то не достигает ли она таких размеров, при которых охотник сам легко может стать дичью?

– Чепуха, господин профессор, – возразил Нед Ленд, обнажая зубы, острые, как лезвие топора, – я готов съесть даже тигра, хороший кусочек жареного тигра, если на этом острове нет других животных?

– Нед просто пугает меня, – сказал Консель.

– И к какой бы породе ни принадлежало первое встреченное нами животное – будь то неоперенное четвероногое или пернатое двуногое, – я готов приветствовать его метким выстрелом из ружья!

– Ага! – воскликнул я. – Ленд опять начинает безумствовать!

– Не беспокойтесь, профессор, – возразил канадец, – гребите смело! Не пройдет и получаса, как я предложу вам блюдо, изготовленное по наилучшему рецепту.

В половине девятого шлюпка “Наутилуса” причалила к песчаному пляжу, благополучно миновав коралловое кольцо! окружающее остров Гвебороар.

Глава двадцать первая. Несколько дней на суше

Я помню, что первое соприкосновение с твердой землей произвело на меня довольно сильное впечатление. Нед Ленд пробовал землю ногой, точно испытывал ее прочность. Между тем не прошло еще и двух месяцев с тех пор, как мы стали пассажирами “Наутилуса”, по выражению капитана Немо, или, точнее говоря, пленниками капитана.

Через несколько минут мы были уже на расстоянии ружейного выстрела от берега моря. Почва здесь состояла почти исключительно из кораллового известняка, но, судя по руслам высохших рек, усеянных гранитными глыбами, можно было предположить, что происхождение острова было вулканическое.

Весь горизонт был закрыт чащей великолепного леса. Огромные деревья, – некоторые из них достигали двухсот футов в высоту, – соединялись друг с другом густой сетью ползучих лиан – настоящими естественными гамаками, покачивающимися от каждого дуновения ветерка.

Тут были мимозы, фикусы, гибисковые деревья и пальму, пальмы без конца. У подножья деревьев, под защитой их зеленеющих сводов, цвели гигантские орхидеи.

Но канадец, весь поглощенный мыслями о полезной, не обращал внимания на приятное – на эти изумительные образцы новогвинейской флоры. Найдя кокосовую пальму, он сшиб с нее камнем несколько кокосов, вскрыл их и предложил нам. Мы выпили кокосовое молоко и съели мякоть с наслаждением, которое, нельзя было рассматривать иначе, как протест против обычного меню “Наутилуса”.

– Замечательно! – заявил Нед Ленд.

– Вкусно! – поддержал его Консель.

– Как вы думаете, неужели капитан Немо запретит нам принести на борт “Наутилуса” некоторый запас этих кокосов? – спросил меня канадец.

– Не думаю, – ответил я, – но уверен, что сам он не прикоснется к ним.

– Тем хуже для него! – заметил Консель.

– И тем лучше для нас! – подхватил Нед Ленд. – Нам больше останется.

– Минутку, друг Нед! – сказал я канадцу, намеревавшемуся атаковать вторую пальму. – Кокосовые орехи – замечательная вещь, но, прежде чем наполнять ими до отказа шлюпку, следует, мне кажется, выяснить, нет ли на острове других продуктов, не менее полезных. Я полагаю, что свежие овощи очень нам пригодятся на “Наутилусе”.

– Хозяин прав, – сказал Консель. – Я предлагаю поделить шлюпку на три части: первую оставить для плодов, вторую – для овощей, а третью – для дичи, которой, кстати сказать, пока мы совершенно не видим.

– Консель, не надо отчаиваться, – возразил канадец,

– Итак, предлагаю продолжить нашу экскурсию, но только все время быть на-чеку. Хотя остров и кажется необитаемым, но все-таки тут могут оказаться жители, менее разборчивые в выборе пищи, чем мы …

– Эге-ге! – вскричал Нед Ленд, ляская челюстями при этом намеке.

– Эй, Нед, что с вами? – воскликнул Консель.

– Честное слово, – сказал канадец, – я начинаю понимать прелесть людоедства.

– Нед! Нед! Что вы сказали? – воскликнул Консель. Оказывается, вы людоед? Значит, находясь с вами в каюте, я все время был в опасности? Значит, мне грозит в одно прекрасное утро проснуться полусъеденным?

– Друг Консель, я вас люблю, но не настолько, чтобы съесть вас без особой надобности.

– Не верю вам, – ответил Консель, – Давайте охотиться. Надо поскорее подсунуть какую-нибудь дичь этому каннибалу, не то в один из ближайших дней хозяин найдет только кусочки своего бывшего слуги.

В то время как Нед и Консель перебрасывались этими шутками, мы дошли до опушки леса. Проникнув под густые своды, мы в продолжение двух часов обошли его из конца в конец.

Случай благоприятствовал нам: мы наткнулись на одно из самых полезных растений тропического пояса; оно снабдило нас пищей, по которой мы стосковались на борту “Наутилуса”.

Я говорю о хлебном дереве, обильно произрастающем на острове Гвебороаре; мы очень скоро нашли его бессемянную разновидность, получившую у малайцев название “рима”.

Хлебное дерево отличалось от окружающих совершенно прямым стволом высотою в сорок футов. Его грациозно закругленная верхушка, образованная большими многодольчатыми листьями, сразу бросается в глаза натуралисту. Среди массы листьев свешивались большие шаровидные плоды величиною в один дециметр, покрытые шероховатыми шестиугольниками. Это полезное дерево без всякого ухода и забот дает плоды в течение восьми месяцев в году.

Нед Ленд хорошо знал эти плоды.

Ему случалось уже есть их во время своих многочисленных путешествий, и он знал, как их надо приготовлять.

– Господин профессор, – сказал он, – я умру от нетерпения, если не попробую тотчас же мякоти этого дерева!

– Попробуйте, Нед, попробуйте. Ведь мы для того и забрались сюда, чтобы делать опыты. Не стесняйтесь!

– Это не отнимет много времени, – сказал он.

Вооружившись зажигательным стеклом, канадец быстро развел костер из валежника.

Огонь весело затрещал.

Тем временем Консель и я выбирали подходящее хлебное дерево.

Плоды некоторых из них еще не созрели, и их толстая кожура покрывала белую мякоть. Зато другие, – таких было множество, – студенистые и желтоватые, казалось, только ждали того, чтобы их сорвали.

Консель принес Неду штук десять таких плодов.

Канадец разрезал их на ломтики – плоды хлебного дерева не содержат никаких семян – и положил на раскаленные уголья. При этом он все время приговаривал:

– Вы увидите, профессор, какой это вкусный хлеб!

– Особенно после того, как люди два месяца вовсе не видели хлеба, – добавил Консель.

– Это даже не хлеб, – продолжал канадец. – Это вкуснейшее пирожное. Вам никогда не доводилось пробовать его, господин профессор?

– Никогда, Нед.

– В таком случае готовьтесь к неземному наслаждению. Если вы не попросите второй порции – я не достоин звания короля гарпунщиков!

Через несколько минут та сторона ломтей, которая была обращена к огню, совершенно обуглилась. В середине каждого ломтя показалась белая мякоть, запахом напоминающая артишок.

Надо признаться, что хлеб оказался действительно вкусным, и я ел его с большим удовольствием.

– К сожалению, – сказал я, – вряд ли эта мякоть сохраняется в свежем виде … Поэтому, мне кажется, не стоит брать запас ее на борт.

– Что вы, господин профессор! – возмущенно воскликнул Нед Ленд. – Вы говорите как теоретик-натуралист, я же поступаю как практик-пекарь. Консель, сделайте запас этих плодов, мы на обратном пути заберем их с собой на борт.

– А как вы заготовите их впрок?

– Сделаю из мякоти тесто. После того как оно перебродит, оно может сохраняться бесконечно долго, не портясь. Перед употреблением его надо будет сварить на кухне “Наутилуса”, и, несмотря на кисловатый привкус, вы пальчики оближете, когда вам его подадут.

– Я вижу, Нед, что ваш хлеб – совершенство, и нам нечего больше желать…

– Напротив, господин профессор, – возразил канадец, – можно пожелать еще овощей и фруктов для полноты удовольствия.

– Что ж, давайте искать фрукты и овощи.

Закончив сбор плодов хлебного дерева, мы снова пустились на поиски новых блюд для нашего “земного” обеда.

Поиски не остались безуспешными, и к полудню мы собрал ли достаточный запас бананов. Эти удивительно нежные тропические фрукты зреют в течение круглого года. Их едят в сыром виде. Кроме бананов, мы нашли вкусные плоды манго и несколько крупных ананасов. Хотя эти сборы и отняли у нас много времени, мы не жалели об этом.

Консель не спускал глаз с Неда Ленда. Гарпунщик шел впереди и, проходя мимо кустов или деревьев, уверенной рукой срывал лучшие плоды для пополнения запасов.

– Ну, – сказал, наконец, Консель, – надеюсь, теперь вы удовлетворены, дружище Нед? Вы получили все, что хотели.

– Гм … – промычал канадец.

– Как, вы еще недовольны?

– Все эти травки – только приправа к обеду, десерт” сладкое. А где суп? Где жаркое?

– Да, да, Нед, – сказал я, – не забывайте, пожалуйста, своего обещания накормить нас котлетами! Что-то я не вижу этих котлет …

– Господин профессор, – ответил канадец, – охота не только не кончилась, но даже еще не начиналась. Терпение! Рано или поздно мы встретим какую-нибудь крылатую или четвероногую дичь, не здесь, так где-нибудь в другом месте…

– И если не сегодня, то в какой-нибудь другой день, – в тон канадцу подхватил Консель. – Однако забираться в глубь леса не стоит. Я советую возвратиться к шлюпке.

– Как? Уже? – вскричал Нед.

–– Мы должны вернуться на борт до наступления темноты, – сказал я.

– Но который теперь час? – огорченно спросил канадец.

– Не меньше двух часов пополудни, – ответил Консель. Как быстро бежит время на твердой земле! – с глубоким вздохом сказал Нед Ленд.

Мы пошли обратно лесом. Попутно мы пополнили наши запасы листьями капустной пальмы, за которыми пришлось лезть на самую верхушку дерева, зелеными бобами, которые малайцы называют “абру”, и превосходного качества ямсом.

Мы изнывали от усталости, когда подходили к лодке, Однако, Нед Ленд считал, что мы еще мало собрали провизии. Но судьба была благосклонна к нему. Уже усевшись в лодку, он вдруг заметил несколько саговых деревьев, высотой в двадцать пять–тридцать футов.

Эти деревья столь же полезны, как и хлебные, и по справедливости считаются одним из драгоценнейших продуктов Меланезии.

Нед Ленд знал, как нужно обращаться с ними.

Взявшись за топор, он в несколько минут срубил два-три дерева.

Я следил за канадцем скорее как натуралист, чем как проголодавшийся человек. Он начал с того, что от каждого ствола отодрал по куску коры толщиной с большой палец; при этом обнажилась сеть волокон, переплетающихся в путанные узлы, между которыми виднелась клейкая мука. Эта мука и была тем веществом, которое служит главной пищей меланезийского населения.

Наконец, в пять часов пополудни, нагруженные запасам, мы покинули берег острова и полчаса спустя пристали к “Наутилусу”.

Нас никто не встретил. Огромный железный цилиндр казался необитаемым.

Освободившись от ноши, я спустился в свою комнату. Там ждал меня ужин. Я поел и лег спать.

На другой день, 6 января, не произошло ничего нового. Никакого шума внутри судна, ни малейшего признака жизни. Шлюпка болталась у борта, на том самом месте, где мы ее оставили. Мы решили возвратиться на остров Гвебороар.

Нед Ленд надеялся, что на этот раз охота будет удачнее, чем накануне. Кроме того, мы хотели посетить другую часть леса.

С восходом солнца мы тронулись в путь. Лодка, подхваченная бегущей к берегу волной, быстро подплыла к острову.

Мы высадились и, доверившись инстинкту Неда Ленда, последовали за ним, следя за тем, чтобы длинноногий канадец не слишком удалялся от нас.

Нед Ленд повел нас в глубь западной части острова. Перейдя вброд несколько ручейков, мы вышли на равнину, окаймленную с одной стороны великолепным лесом. Несколько зимородков порхали на берегу ручья, но ни один не позволил приблизиться к себе на ружейный выстрел.

Поведение птичек навело меня на мысль, что они не в первый раз сталкивались с двуногими существами и знают, чего можно ожидать от человека. Из этого я сделал вывод, что если остров и необитаем в данное время, то во всяком случае еще недавно его посещали люди.

Пройдя всю обширную равнину, мы подошли к маленькому лесочку, откуда доносилось пение множества птиц.

– Пока что это только птицы, – сказал Консель.

– Но среди них есть и съедобные, – ответил гарпунщик.

– Навряд ли, дружище, – возразил Консель. – По-моему, это попугай.

– Друг мой Консель, – важно заявил канадец, – попугай сойдет за фазана у людей, которым нечего есть!

– Со своей стороны могу подтвердить, – сказал я, – что приготовленный попугай – довольно вкусное блюдо.

В самом деле, под густой листвой деревьев роился целый мирок попугаев, готовых заговорить на человеческом языке, если бы кто-нибудь занялся их воспитанием.

В ожидании же этого они болтали со своими разноцветными самками, перепрыгивая с ветки на ветку и порхая с дерева на дерево. Тут были представлены все разновидности отряда попугаев: медлительные и важные какаду, как будто занятые решением какой-то философской проблемы, и ярко окрашенные арары, во время полета кажущиеся кусками разноцветной ткани, уносимой ветром, и умные попугаи-жако, лучше всех других усваивающие человеческую речь, и множество других разновидностей этих очаровательных, но в большинстве своем несъедобных птиц.

Однако, в этой коллекции недоставало одного экспоната: я говорю о птице, водящейся исключительно в этих краях и никогда не появляющейся вне пределов островов Арру и Новой Гвинеи. Но судьба оказалась милостивой ко мне и дала мне случай полюбоваться этой птицей.

Пройдя сквозь редкий лесок, мы вышли на лужайку, поросшую кустарником. Наши шаги вспугнули пару каких-то птиц; я заметил, что их оперение расположено так, что они могут летать только против ветра. Их волнистый полет, грация, с которой они описывают в воздухе круги, непередаваемая игра красок в их оперении – все это привлекало и услаждало взор. Я без труда узнал их.

– Это райские птицы! – вскричал я.

– Отдел килегрудых, отряд воробьинообразных, семейство райских птиц, – тотчас же сказал Консель.

– Может быть, семейство куропаток? – спросил Нед Ленд.

– Нет, друг Нед, – сказал я. – Но хоть это и не куропатки, я буду вам очень обязан, если вы со свойственной вам ловкостью поможете мне поймать одну из этих очаровательных тропических птиц.

– Попробую, господин профессор, хотя, по правде сказать, я больше привык к гарпуну, чем к ружью.

Малайцы, торгующие райскими птицами, применяют разнообразные способы их ловли, к которым, к сожалению, мы не могли прибегнуть: то они расставляют силки на макушках высоких деревьев, где охотнее всего гнездятся райские птицы; то они ловят их при помощи специального, очень вязкого клея; то, наконец, они отравляют водоемы, из которых эти птицы привыкли пить воду.

Что же касается нас, то нам оставалось только стрелять их в лет, с малыми шансами на успех. И в самом деле, мы истратили значительную часть зарядов, но не убили ни одной из этих птиц.

К одиннадцати часам утра мы миновали уже первую цепь холмов в центре острова, не встретив ни одного зверька. Голод подстегивал нас. Понадеявшись на успешную охоту, мы не захватили с собой провизии и теперь горько раскаивались в этом.

Но тут, к нашей радости и к великому изумлению самого Конселя, ему посчастливилось двумя выстрелами подряд сбить белого голубя и вяхиря. Мы быстро ощипали их и, насадив на импровизированный вертел из прута, стали жарить на костре из сухого валежника.

В то время как дичь жарилась под наблюдением Конселя, Нед Ленд приготовлял плоды хлебного дерева.

Как и следовало ожидать, вяхирь и голубь были съедены до последней косточки. Мускатные орехи, которыми они питаются, придали особый аромат их мясу, и жаркое получилось действительно восхитительное.

– Они так же вкусны, как пулярки, выкормленные на трюфелях! – сказал Консель.

– Ну‑с, Нед, – спросил я, – чего вам теперь еще не хватает?

– Четвероногой дичи, господин профессор, – ответил канадец. – Эти птички – только закуска, а не настоящая пища. Поэтому я не успокоюсь до тех пор, пока не убью какое-нибудь настоящее четвероногое животное, из которого можно сделать отбивную котлету.

– А я, Нед, не успокоюсь до тех пор, пока не поймаю райскую птицу.

– Итак, будем продолжать охоту, – сказал Консель. – Только вернемся назад, поближе к морю. Мы забрались уже к самым отрогам гор, и я думаю, что благоразумней все-таки было бы не забираться в глубь леса.

Консель был прав, и мы последовали его совету. После часа ходьбы мы пришли в лес, состоящий почти исключительно из саговых деревьев. Из-под наших ног несколько раз выскальзывали змеи, но не ядовитые. Райские птицы улетали, как только мы приближались к ним на расстояние выстрела, и я потерял уже надежду поближе познакомиться с ними, когда Консель, шедший впереди, вдруг нагнулся и, восторженно вскрикнув, позвал меня: он держал в руке великолепный экземпляр райской птицы.

– Браво, Консель! – воскликнул я.

– Хозяин очень любезен, – ответил он.

– Нет, нет, друг мой, ты совершил чудо. Поймать райскую птицу живой, да еще голыми руками – это неподражаемо!

– Если хозяин соблаговолит взглянуть на нее поближе, он поймет, что моя заслуга не так велика.

– Почему, Консель.

– Потому что эта птица мертвецки пьяна!

– Пьяна?

– Да. Пьяна от мускатных орехов, которые она пожирала под мускатным деревом, и мне ничего не стоило взять ее. Глядите же внимательно, Нед: вот наглядное доказательство того, как вредна невоздержанность!

– Ну, знаете, Консель, грешно вам попрекать меня количеством выпитой за последние два месяца водки! – ответил канадец.

Тем временем я рассматривал птицу, Консель не обманывал меня: райская птица действительно опьянела от одурманивающею сока мускатных орехов и была совершенно беспомощна. Она не только не могла летать, но и ходила с трудом.

Пойманный Конселем экземпляр принадлежал к красивейшей из восьми разновидностей райских птиц, которые водятся в Новой Гвинее и соседних с нею землях. Эта разновидность получила название “изумрудной” и была самой редкой. Величиной она в тридцать сантиметров. Головка у нее маленькая, глаза, помещающиеся непосредственно рядом с клювом, также очень малы. Расцветка ее представляла собой очаровательную гамму цветов: желтый клюв, темнокорнчневые лапы и когти, светлокоричневые с пурпурной каемкой крылья, бледножелтый хохолок, изумрудно-зеленая шея и каштановая грудь и брюшко. Два пышных и пушистых изогнутых дугой пера необычайной нежности и красоты украшали ее хвост. В общем, птица, была поразительно красива и вполне заслужила свое туземное название “солнечной птицы”.

Мне страстно хотелось привезти живым в Париж этот редкий экземпляр и подарить его зоологическому саду, в котором еще не было ни одного экземпляра живых райских птиц.

– Это в самом деле редкая птица? – спросил Нед Ленд тоном охотника, для которого несъедобная дичь не имеет никакой цены.

– В самом деле, Нед, и к тому же райскую птицу очень трудно поймать живьем. Но даже и мертвые, эти птицы очень; высоко ценятся. Поэтому туземцы стали подделывать их так же, как в Европе подделывают жемчуг и бриллианты.

– Как! – воскликнул Консель. – Они подделывают райских птиц?

– Да, Консель.

– И хозяин знает, как это делают?

– Знаю, Консель. Райские птицы во время летних муссонов теряют свое замечательное хвостовое оперение. Птичьи “фальшивомонетчики” собирают эти перья и ловко вклеивают или вшивают их в хвост какого-нибудь несчастного попугая, предварительно ощипав его. Потом они закрашивают шов, “лакируют” птичку и… посылают в Европу – музеям или любителям – продукт этого своеобразного искусства.

– Что ж, – заметил Нед Ленд, – тем не на что жаловаться. Они ведь получают перья, а ведь это самое главное, если птица не предназначена для еды.

Моя мечта – завладеть райской птицей – таким образом осуществилась, но мечта Неда Ленда о котлете, пока что, была еще далека от воплощения!

Все же к двум часам дня канадцу посчастливилось подстрелить лесного кабана из породы тех, которых туземцы называют “бари-утанг”.

Выстрел Неда, доставивший нам настоящее жаркое, был встречен всеобщим восторгом.

Нед Ленд был горд своей удачей. Кабан упал на месте мертвым, как только его коснулась электрическая пуля… Канадец быстро освежевал его и вырезал отличный кусок мяса на ужин. После этого охота возобновилась, и во время ее Неду Ленду и Конселю предстояло еще отличиться.

В самом деле, пробираясь сквозь кустарник, друзья неожиданно для себя вспугнули стадо кенгуру, которые бросились бежать, высоко подпрыгивая на своих эластичных конечностях. Они бежали очень быстро, но электрические пули оказались быстрей.

– Ах, господин профессор, – вскричал Нед Ленд, опьяненный удачной охотой, – какая чудная дичь, особенно в тушеном виде! Какой запас провизии для “Наутилуса”! Два, три, четыре кенгуру. И подумать только, что мы одни съедим всю эту гору мяса, а те ослы даже и не понюхают его!

Я думаю, что, если бы в порыве радости канадец не разболтался, он перебил бы все стадо. Но теперь ему пришлось довольствоваться дюжиной этих интересных млекопитающих, принадлежащих к семейству кенгуровых, разделу двуутробных, как сообщил Консель.

Убитые кенгуру были малорослыми. Они принадлежали к виду зайцеобразных кенгуру. Это ночные животные, днем они крепко спят. Помимо большой быстроты бега, этот вид кенгуру отличается удивительной увертливостью. Несмотря на небольшую величину этого зверька, шкурки его высоко ценятся.

Мы были очень довольны результатами своей охоты, Восторженный Нед предполагал на следующий день вернуться на этот очаровательный остров и перебить всех водящихся на нем съедобных четвероногих. Но он не предвидел, что события обернутся иначе.

Около шести часов вечера мы вышли к берегу моря. Шлюпка стояла на том месте, где мы ее оставили. “Наутилус”, издали казавшийся длинным рифом, выступал из; воды в двух милях от нас.

Нед Ленд, не откладывая, занялся приготовлениями к обеду. Он был мастером в поваренном искусстве. Поджариваемые им “отбивные котлеты из бари-утанга” вскоре напоили воздух приятнейшим ароматом …

Но я ловлю себя на том, что становлюсь похожим на канадца и прихожу в восторг от куска жареного мяса. Да простит мне это читатель, как я простил канадцу …

Итак, обед удался на славу. Два вяхиря дополнили меню. Тесто саго, плоды хлебного дерева, несколько плодов мангового дерева, полдюжины ананасов и перебродивший сок кокосового! ореха привели нас в благодушное настроение. Мои достойные товарищи, да и я сам, отяжелели от сытного обеда.

– А что, если мы не вернемся сегодня на “Наутилус”? – предложил Консель.

– Ни сегодня, ни завтра и никогда? – добавил Нед Ленд. В эту секунду у наших ног упал камень.

Глава двадцать вторая. Молния капитана Немо

Не вставая, мы оглянулись в сторону леса. Моя рука замерла на полпути ко рту.

– Камни обычно не падают с неба, – сказал Консель. – Когда же это случается, они называются аэролитами.

Второй камень, брошенный более удачно, выбил из рук Конселя аппетитную ножку вяхиря, подкрепляя вескость его замечания.

Вскочив на ноги и вскинув ружья к плечам, мы все трое готовы были встретить любое нападение.

– Неужели это обезьяны? – воскликнул Нед Ленд.

– Почти, – ответил Консель. – Это дикари.

– К шлюпке! – скомандовал я и направился к морю.

И в самом деле, пора было отступать, так как едва в сотне шагов, на опушке рощи, заслонявшей от нас горизонт, показалось человек двадцать дикарей, вооруженных большими луками и пращами.

Шлюпка находилась на расстоянии двадцати метров от нас.

Дикари приближались не спеша, но с явно враждебными намерениями. Камни

и стрелы сыпались дождем. Нед Ленд не пожелал бросить собранную провизию и, несмотря на угрожающую опасность, потащил к лодке туши убитых кабана и кенгуру.

В две минуты мы перенесли в лодку продовольствие, оружие, столкнули ее на воду, укрепили весла в уключинах и сели грести. Не успели мы отъехать на два кабельтова, как сотня воющих и рычащих дикарей вошла в море по пояс. Я думал, кто их крики привлекут внимание команды “Наутилуса”. Но нет: палуба подводного корабля оставалась совершенно пустынной.

Через двадцать минут мы причалили к “Наутилусу”.

Люк был открыт. Привязав шлюпку к борту, мы спустились внутрь судна.

Я вошел в салон, откуда доносились звуки органа. Капитан Немо играл с таким увлечением, что не заметил даже моего прихода.

– Капитан, – сказал я. Он не слышал.

– Капитан, – повторил я, прикоснувшись рукой к его плечу.

Он вздрогнул и быстро повернулся.

– Ах, это вы, господин профессор, – сказал он, – Ну, как Евы поохотились? Какие растения нашли?

– Отлично, капитан, спасибо. Но, не скрою, мы привели за собой стадо двуногих, соседство которых мне кажется небезопасным.

– Двуногих?

– Дикарей.

– Дикарей? – насмешливо протянул капитан Немо. – Вас, верно, удивило, профессор, что, ступив ногой на одну из земель нашей планеты, вы натолкнулись на дикарей? Где только нет дикарей!.. Да и чем они хуже других, эти люди, которых вы называете дикарями?

– Но, капитан …

– Что до меня, то я дикарей встречал повсюду.

– Все-таки, – ответил я, – если вы не хотите допустить нашествия этой орды на “Наутилус”, советую вам принять меры предосторожности,

– Успокойтесь, не стоит об этом тревожиться.

– Но этих дикарей очень много!

– Сколько?

– Не меньше сотни!

– Господин Аронакс, – сказал капитан, снова опуская пальцы на клавиши органа, – если бы все туземное население Новой Гвинеи собралось на этом пляже, то и в этом случая “Наутилусу” ничто бы не грозило.

Пальцы капитана забегали по клавишам инструмента. Я обратил внимание на то, что он ударял только по черным клавишам, что придавало его музыке минорный оттенок. Вскоре он забыл о моем присутствии и весь отдался музыке. Я не осмелился больше отвлекать его и тихо вышел.

Я поднялся на палубу. Ночь уже вступила в свои права – в этих низких широтах день уступает место ночи сразу, без сумерек. Остров Гвебороар чуть виднелся в темноте. Но многочисленные огни костров, разведенных на берегу, свидетельствовали о том, что дикари и не думали покидать его.

Я оставался в одиночестве на палубе в продолжение долгих часов, то вспоминая про туземцев, но уже без всякого беспокойства, так как капитан Немо заразил меня своей уверенностью, то просто отдавшись очарованию этой тропическом ночи.

Мои мечты обращались к Франции при взгляде па звезды, сверкавшие на северном склоне неба, которые через несколько часов должны были увидеть мою родину.

Луна стала подниматься, гася созвездия. Я подумал, что этот преданный спутник земли через два дня проделает тот же путь на небе, чтобы поднять морскую воду и снять “Наутилуса с его кораллового ложа.

Около полуночи, убедившись, что потемневшая поверхность воды так же спокойна, как и спящий под сенью деревьев берега я вернулся в свою каюту и спокойно заснул.

Ночь прошла без происшествий. Дикари, очевидно, испугались одного вида чудовища, лежавшего на воде. Сквозь открытые люки они имели возможность свободно проникнуть внутрь “Наутилуса”.

В шесть часов утра 8 января я снова поднялся на палубу. Рассвет только разгонял ночные тени.

Вскоре сквозь разорванные клочья тумана показался остров: сначала пляж, а потом и верхушки деревьев.

Туземцы все еще были на берегу; только их стало значительно больше – человек пятьсот-шестьсот. Некоторые из них, воспользовавшись отливом, по обнаружившимся верхушкам рифов приблизились к “Наутилусу” и остановились на расстоянии не больше двух кабельтовов от него.

Я хорошо видел их невооруженным глазом. Это были папуасы гигантского роста, отлично сложенные, с высоким крутым лбом, с большим, но не приплюснутым носом и с ослепительно белыми зубами; их курчавые волосы, выкрашенные в красный цвет, резко выделялись на лоснящемся черном теле. В мочках их ушей, разрезанных на две части и оттянутых книзу, висели костяные четки.

Большинство мужчин были совершенно голыми. Несколько женщин, находившихся тут же, были одеты в сплетенную из трав юбку, ниспадающую от бедер к коленям и поддерживаемую поясом из лиан. У некоторых, очевидно вождей, шея была украшена полукольцом или ожерельями из цветных – белых и красных – стекляшек.

Все дикари были вооружены луками, стрелами, щитами. У многих за спиной болтались сетки с круглыми камнями для пращи, которой они владели с величайшим искусством.

Один из вождей подошел ближе других к “Наутилусу” и рассматривал его с пристальным вниманием. Очевидно, это была важная персона, так как он был закутан в покрывало из листьев банана.

Мне нетрудно было подстрелить этого дикаря, стоявшего очень близко; но я решил, что лучше подождать, пока он сам не проявит враждебных намерений.

Все время, пока продолжался отлив, дикари бродили вокруг “Наутилуса”. Но они ничем не проявляли своей враждебности.

Я слышал, как они часто повторяли слово “ассе”, и по их жестам понял, что они приглашают меня сойти на берег. Однако я предпочел отклонить это приглашение.

В этот день шлюпка, конечно, не покидала борта “Наутилуса”, к величайшему огорчению Неда Ленда, которому очень хотелось пополнить свои запасы провизии.

Чтобы как-нибудь скоротать время, канадец – мастер на все руки – занялся приготовлением консервов из привезенных с острова Гвебороара мяса и “хлеба”.

Около одиннадцати часов утра, как только волны прилива стали заливать верхушки скал, дикари возвратились на берег.

Толпа на берегу все прибывала; надо полагать, весть о прибытии “Наутилуса” облетела все ближайшие острова, и туземцы со всех сторон стекались на Гвебороар. Впрочем, ни одной пироги не было видно.

Время в виду близкой, но недоступной земли тянулось нестерпимо медленно, и, чтобы развлечься, я решил поскрести дно драгой. Сквозь прозрачную воду я явственно видел там множество раковин, зоофитов и морских растений. Кстати, не следовало откладывать знакомство с фауной и флорой этих мест, так как этот день, если капитан Немо не ошибся в расчетах, должен был быть предпоследним днем нашей стоянки у берегов Новой Гвинеи.

Консель принес мне легкую драгу, похожую на те, какими ловят устриц.

– Как ведут себя дикари? – спросил Консель. – С позволения хозяина, скажу, что на меня они производят впечатление не злых людей.

– И тем не менее это людоеды, друг мой!

– Разве людоед непременно должен быть негодяем? – возразил Консель. – Ведь можно быть лакомкой, оставаясь в то же время порядочным человеком. Одно не исключаете другого.

– Ладно, Консель, я уступаю тебе – это честные людоеды, но они поедают своих пленных с соблюдением всех правил приличия. Однако мне не хочется быть съеденным даже честными людьми, и я буду начеку, ибо капитан “Наутилуса” не принимает никаких мер предосторожности. А теперь – за дело!

В течение двух часов мы усердно закидывали драгу, но ничего интересного не выловили: драгу наполняли ракушки, которых называют “уши Мидаса”; арфы, молотки, пожалуй, самые красивые экземпляры, которые когда-либо встречались мне. Мы поймали также несколько голотурий, жемчужных раковин и дюжину маленьких черепах, которых мы решили передать на кухню. И вот в ту минуту, когда я меньше всего это ожидал, я увидел чудо. Собственно, следовало бы сказать – необычайно редко встречающееся уродство. Консель, закинувший только что драгу, вытащил ее, наполненную ракушками. Он был крайне удивлен, увидев, как я внезапно рванул драгу, вытащил из нее одну раковину и испустил крик конхиолога, то есть самый пронзительный, какой когда-либо вырывался из человеческой глотки.

– Что случилось с хозяином? – удивленно спросил Консель. – Хозяина укусил кто-нибудь?

– Нет, мой друг, но я охотно отдал бы палец за эту находку!

– Какую находку?

– За эту раковину! – торжествующе сказал я.

– Но ведь это самая обыкновенная пурпурная олива из рода олив, отряда гребенчатожаберных, класса брюхоногих, типа моллюсков…

– Совершенно верно, Консель, но, вместо того чтобы закручиваться справа налево, эта раковина закручивается слева направо!

– Неужели? – вскричал Консель.

– Да, мой милый. Это раковина-левша!

– Раковина-левша? – повторил Консель с дрожью в голосе.

– Погляди на ее завиток.

– Хозяин может мне поверить, – сказал Консель; благоговейно беря в руки раковину, – что я никогда еще так не волновался.

В самом деле, было от чего притти в волнение. Всем известно, что в природе движение чаще всего идет справа налево.

Звезды и их спутники вращаются справа налево. У человека

Правая рука развитее левой, и поэтому вес его инструменты, приборы, аппараты, замки приспособлены к пользованию ими справа налево. Природа соблюдает этот же закон, если это только можно назвать законом, и в закручивании моллюском все они закручены справа налево, и в тех крайне редких случаях, когда попадаются раковины-левши, любители готовы платить за них любые суммы.

Консель и я были поглощены рассматриванием нашего сокровища. Я уже мечтал о том, как я подарю его музею естественной истории в Париже, как вдруг камень, брошенный дикарем разбил, эту драгоценность в руках Конселя.

Я отчаянно вскрикнул, Консель бросился к моему ружью и прицелился в дикаря, размахивавшего пращой в десяти метрам от нас. Я хотел удержать Конселя, но не успел. Он выстрелил, и пуля разбила браслет из амулетов, охватывавший запястья дикаря.

– Консель! – укоризненно вскричал я. – Консель!

– Что? Разве хозяин не видит, что этот людоед первым напал на нас?

– Никакая раковина не стоит человеческой жизни, Консель!

– Ах, негодный!.. Я предпочел бы, чтобы он сломал мне плечо! – воскликнул Консель.

Консель говорил это совершенно искренне, но не убедил меня в своей правоте.

Между тем за последние минуты, пока мы были поглощены созерцанием раковины-левши, положение изменилось. Около двадцати туземных пирог окружили “Наутилус”. Эти пироги, выдолбленные в стволе дерева, узкие, длинные, приспособленные для быстрого хода, уравновешиваются на воде при помощи двойного бамбукового поплавка, укрепленного рядом с бортом

Было очевидно, что папуасы уже встречались с европейцами и видели раньше их суда. Но что они должны были подумать об этой железной сигаре, без мачт, без труб, еле выступающей из воды? Очевидно, ничего хорошего, так как они долго держались на почтительном от нее расстоянии. Однако убедившись, что мы не проявляем никакой агрессивности, они постепенно свыклись с видом “Наутилуса”, осмелели и теперь решили поближе познакомиться с ним. Но как раз этому-то знакомству и следовало помешать.

Наши ружья, стреляющие бесшумно, не могли произвести впечатления на дикарей, уважающих только могучие громы орудий. Так и молния, не сопровождайся она громом, не пугала бы людей, хотя общеизвестно, что опасна именно молния, а не гром.

В эту минуту несколько пирог сомкнулись вокруг “Наутилуса”, и туча стрел посыпалась на палубу.

– Чорт возьми! – воскликнул Консель. – Идет град! Да еще, может быть, отравленный…

– Нужно предупредить капитана Немо, – сказал я, направляясь к люку.

Я зашел в салон, но там никого не было. Тогда я попробовал постучать в дверь комнаты капитана Немо.

– Войдите, – ответили мне из-за двери.

Я застал капитана Немо погруженным в какие-то сложные вычисления; ворох бумаг, лежавший перед ним, был испещрен математическими знаками.

– Я потревожил вас? – из вежливости спросил я.

– Да, господин профессор, – ответил мне капитан, – но я полагаю, что у вас есть для этого серьезные основания?

– Очень серьезные. Нас окружили пироги туземцев, и, вероятно, не позже как через несколько минут много сотен дикарей нападут на нас.

– Ага, – сказал совершенно спокойно капитан, – они явились на пирогах?

– Да, капитан.

– В таком случае достаточно закрыть люк.

– Как раз это я и хотел вам посоветовать.

– Ничего не может быть проще, – ответил капитан Немо, И, нажав кнопку электрического звонка, он передал соответствующее приказание в каюту команды.

– Вот и все, – сказал он мне после минутного молчания. – Шлюпка водворена на место, и люк закрыт. Надеюсь, вы не боитесь, что дикари взломают борта, против которых были бессильны ядра “Авраама Линкольна”?

– Нет, не боюсь. Но есть еще одна опасность, капитан.

– Какая, профессор?

– Завтра в это же время придется открыть люки, чтобы возобновить запас воздуха.

– Совершенно верно, профессор, ибо мой корабль дышит так же, как киты.

– Но если в это время папуасы будут еще на палубе, я не вижу, как вы сможете помешать им ворваться внутрь корабля.

– Следовательно, вы уверены, профессор, что они поднимутся на борт “Наутилуса”?

– Совершенно уверен.

– Что ж, пусть… Не вижу никаких оснований мешать им в этом. Ведь это только бедные, темные дикари. И я ни за что не хочу, чтобы посещение острова Гвебороара “Наутилусом” стоило жизни хоть одному из этих несчастных.

Я хотел откланяться и уйти, но капитан Немо удержал меня и пригласил сесть рядом с собой. Он с интересом расспрашивал меня о наших экскурсиях на остров, об охоте и сделал вид, что не понимает, почему канадец так соскучился по мясу.

Затем разговор перешел к другим темам. Не став общительнее, капитан Немо все-таки проявил больше любезности.

Разговор, между прочим, коснулся и положения “Наутилуса”, севшего на мель как раз в том проливе, где едва не погибли корабли Дюмон-Дюрвиля.

По этому поводу капитан Немо сказал:

– Дюрвиль был одним из величайших моряков и одним из просвещеннейших людей Франции. Это французский капитан Кук, Бедный ученый! Бороться со льдами южного полюса, с кораллами Океании, с людоедами тихоокеанских островов и в конце концов погибнуть при крушении поезда пригородной железной дороги! Если обстоятельства дали время на размышления этому мужественному человеку в последние минуты его жизни, представляете ли вы себе, что он должен был пережить!

Говоря это, капитан Немо казался взволнованным. Это волнение делало ему честь.

Мы проследили по карте все плавания великого французского моряка, все его кругосветные путешествия, его двукратную попытку открыть южный полюс, которая окончилась неудачей, но зато привела к открытию земель Адели и Луи-Филиппа.

Наконец, мы вспомнили о произведенных им гидрографических исследованиях вокруг важнейших островов Тихого океана.

– То, что Дюрвиль сделал на поверхности океана, я повторяю в его глубинах; по мои исследования полней и точней и стоят мне меньше трудов и усилий. “Астролябию” и “Усердного” – корабли Дюмон-Дюрвиля, которых все время трепали бури и ураганы, – конечно, нельзя сравнить с “Наутилусом” – настоящим подводным домом, в спокойных кабинетах которого ничто не мешает работе.

– Однако, капитан, в одном отношении судьба “Наутилуса” сходна с судьбой “Астролябии” и “Усердного”, – сказал я.

– В каком, господин профессор?

– В том, что “Наутилус” сел на мель так же, как и они, и в том же самом месте.

– “Наутилус” не садится на мель, – холодно ответил капитан Немо. – “Наутилус” просто отдыхает, лежа на морском дне, и мне не придется делать тех мучительных усилий, каких стоил Дюмон-Дюрвилю спуск на воду его судов, “Астролябия” и “Усердный” едва не погибли, между тем как мой “Наутилус” не подвергается никакой опасности. Завтра, в назначенный мной день, в назначенный мной час, прилив плавно подымет его, и он возобновит свое плавание.

– Капитан, – начал я, – не сомневаюсь, что…

– Завтра, – прервал меня капитан Немо, вставая со стула, – в два часа сорок минут пополудни “Наутилус” снимется с мели и без всякого повреждения выйдет из Торресова пролива!

Проговорив эти слова отрывистым голосом, капитан Немо слегка поклонился. Это означало, что он считает беседу оконченной. Мне оставалось только уйти, что я и сделал.

Вернувшись в свою комнату, я застал там Конселя, которого интересовал результат моих переговоров с капитаном.

– Друг мой, – сказал я ему, – капитан посмеялся надо мной, когда я сказал, что “Наутилусу” угрожают туземцы. А капитану Немо можно довериться. Можешь спокойно спать!

– Хозяин не нуждается сейчас о моих услугах?

– Нет, спасибо, мой друг. Что делает Нед Ленд?

– С позволения хозяина, скажу, что Нед Ленд в настоящее время готовит такой паштет из кенгуру, от которого пальчики оближешь!

Оставшись один в комнате, я лег в постель, но спал очень плохо.

Над моей головой все время раздавался топот ног дикарей по железной обшивке палубы и их громкие крики.

Ночь прошла спокойно. Команды “Наутилуса”, как всегда, не было ни видно, ни слышно. Казалось, ее столько же беспокоило присутствие дикарей на палубе, как солдат какого-нибудь блиндированного форта муравьи, бегающие по его крыше.

В шесть часов утра я встал. Люки еще не открывались. Следовательно, воздух не обновлялся со вчерашнего дня. Впрочем, это не чувствовалось, так как резервуары своевременно подбавили в обедневшую атмосферу подводного корабля несколько кубических метров кислорода.

Я работал в своей каюте до полудня, не повидав даже мельком капитана Немо. На борту судна не было заметно никаких приготовлений к отплытию.

Я выждал еще несколько времени, а потом прошел в салон. Часы показывали половину третьего. Через десять минут прилив должен был достигнуть своей высшей точки, и, если капитан Немо не ошибался в расчетах, “Наутилус” должен был всплыть на поверхность моря. Если же того не случится, пройдет еще много месяцев, пока он будет в состоянии покинуть свое коралловое ложе.

Вскоре корпус судна стал вздрагивать. Я услышал, как скрипела обшивка, задевая за шероховатое коралловое дно.

В два часа тридцать пять минут капитан Немо вошел в салон.

– Сейчас мы отправимся, – сказал он.

– Ага, – буркнул я.

– Я приказал открыть люки.

– А папуасы?

– Папуасы? – Капитан Немо пожал плечами.

– Ведь они заберутся внутрь “Наутилуса”.

– Каким образом?

– Через люк, который вы приказали открыть,

– Господин Аронакс, – спокойно ответил капитан Немо, – через люк “Наутилуса” не всегда можно пройти даже тогда, когда он открыт.

Я посмотрел на капитана.

– Вы не понимаете? – спросил он.

– Нет.

– В таком случае следуйте за мной. Вы увидите.

Мы подошли к лестнице, ведущей к люку. Там уже находились Нед Ленд и Консель, с величайшим любопытством смотревшие на работу нескольких, матросов, открывавших люк под аккомпанемент яростных криков и воплей, доносившихся с палубы.

Створки люка откинулись в сторону. Сразу же в отверстии показались двадцать разъяренных физиономий.

Но первый же из дикарей, положивший руку на перила трапа, был отброшен неизвестно какой силой и убежал, подпрыгивая и испуская отчаянные вопли.

Десять его товарищей последовали его примеру с таким же успехом.

Консель пришел в восторг.

Нед Ленд, увлекаемый своим воинственным темпераментом, хотел преследовать отступающего врага, но не успел он схватиться рукой за перила, как в свою очередь был отброшен назад.

– Тысяча чертей! – заревел он. – Меня ударила молния!

Эти слова объяснили мне все.

Перила трапа были превращены в проводники тока высокого напряжения. Всякий, кто прикасался к ним, получал страшный толчок. Этот толчок был бы смертельным, если бы капитан Немо пожелал направить в перила ток от всех своих батарей. Но он ограничился тем, что создал не смертельный, но непроходимый барьер между нападающими и внутренностью своего корабля.

Между тем перепуганные насмерть папуасы поспешно отступали. Мы, скрывая улыбки, успокаивали и утешали Неда Ленда, который ругался, как одержимый.

В эту минуту “Наутилус”, поднятый волной прилива, снялся с мели. Было ровно два часа сорок минут – момент, назначенный капитаном Немо.

Винт корабля стал бить воду с величественной медлительностью. Но постепенно скорость вращения увеличивалась, и плывя по поверхности, целый и невредимый, “Наутилус” вышел из опасных вод Торресова пролива.

Глава двадцать третья. Снова в тюрьме

На следующий день, 10 января, “Наутилус” снова плыл в открытом океане. Но на этот раз скорость его была чрезвычайно значительна – не менее тридцати пяти миль в час. Винт, вращался с такой быстротой, что уследить за ним и подсчитать количество оборотов в минуту я не мог.

Когда я вспоминал, что эта чудесная сила – электричество – не только приводила “Наутилус” в движение, но и освещала, и обогревала его, и защищала от нападения извне, создавая преграду, за которую не мог ступить никто без риска погибнуть па месте от удара молнии, – когда я вспоминал все это, моему восхищению не было границ. Еще большее восхищение вызывал во мне тот человек, который все это сделал.

Мы держали курс прямо на запад. 31 января мы обогнули мыс Вессель, расположенный под 135° долготы и 10° северной широты и стерегущий вход в залив Карпентарии. Здесь было немало подводных скал, но они были разбросаны на значительном расстоянии друг от друга и с большой точностью обозначены на карте.

“Наутилус” легко прошел между рифами Моне слева н скалами Викторин справа, расположенными под 130° долготы па той же десятой параллели, вдоль которой лежал наш путь.

Тринадцатого января мы вошли в воды моря Тимор у острова того же имени, расположенного под 122° долготы. Этой остров, площадью в тысячу шестьсот двадцать пять квадратных лье, управляется несколькими раджами. Властители острова именуют себя сыновьями крокодилов, то есть считают себя наиболее благороднорожденными существами, какие только могут жить на свете. Хищные “предки” раджей в изобилии водятся в реках острова и в силу своего родства с монархами окружены благоговейным поклонением населения. За ними ухаживают, им льстят, им предлагают в пищу молодых девушек, и горе тому чужеземцу, который осмелится поднять руку на священное пресмыкающееся!

Но “Наутилусу” не было никакого дела до этих отвратительных гадов. Мы видели остров Тимор всего несколько минут, в полдень, когда помощник капитана делал очередное наблюдение. Так же мельком я увидел маленький остров Ротти, принадлежащий к той же группе; женщины этого острова славятся своей красотой и высоко ценятся на меланезийских невольничьих рынках.

Отсюда “Наутилус” круто повернул на юго-запад, по направлению к Индийскому океану.

Куда нас занесет каприз капитана Немо? Может быть, к берегам Азии? А быть может, к европейскому материку?

Эти предположения трудно было согласовать с всегдашней ненавистью капитана Немо к обитаемым землям.

Значит, мы спустимся еще южней? Может быть, “Наутилус” обогнет мыс Доброй Надежды и мыс Горн и доплывет до южного полюса? Каким путем мы вернемся в воды Тихого океана, где подводный корабль имел больше всего простора?

Только будущее могло дать ответ на эти вопросы.

Пройдя вдоль подводных рифов Картье, Гиберни, Серингапатама и Скотта, последних форпостов твердой земли, выдвинутых далеко во владения враждебной стихии, 14 января мы очутились в открытом море, далеко от суши. Скорость движения “Наутилуса” стала умеренной. Капризный и непостоянный корабль то все время шел на большой глубине, то подолгу не покидал поверхности океана.

Во время этого плавания капитан Немо сделал любопытные наблюдения относительно температуры морской воды на разных глубинах. В обычных условиях эти наблюдения осуществляются при помощи довольно сложных приборов: термометрических зондов или аппаратов, действие которых основано на неодинаковой электропроводности различных металлов. Но показания этих приборов не всегда заслуживают доверия, особенно показания термометрических зондов, стекла которых часто не выдерживают высокого давления в глубинных слоях воды. К тому же полученные данные трудно проверить, так как повторение опыта представляет значительные трудности.

Напротив, капитан Немо сам погружался на любую глубину, и термометр, спущенный в различные слои воды, давал немедленно же совершенно точное и бесспорное показание.

Таким образом, погружаясь, то при помощи наполненных; водой резервуаров, то при посредстве наклоненных рулей глубины, капитан Немо последовательно достигал уровня в три, четыре, пять, семь, девять и десять тысяч метров под поверхностью океана и пришел к окончательному выводу, что под всеми широтами температура воды на глубине ниже тысячи метров равняется всегда четырем с половиной градусам Цельсия.

Я следил за этими исследованиями с величайшим интересом. Часто я спрашивал себя: к чему капитану Немо эти научные исследования? Неужели он думает о пользе человечества?

Это было маловероятно – ведь все его работы должны были вместе с ним найти последнее прибежище на дне какого-нибудь отдаленного моря.

Впрочем, может быть, он решил через мое посредство подарить миру свои научные труды? Значит, рано или поздно он позволит мне покинуть свой подводный корабль и вернуться на сушу, к людям?

К сожалению, пока не было никаких оснований надеяться на это…

И тем не менее капитан Немо однажды поделился со мной результатами сделанного им исследования плотностей воды в важнейших морях земного шара. Из его сообщения, представлявшего, кстати сказать, огромный научный интерес, я попутно сделал одно заключение, никак и ничем не связанное с наукой, но весьма важное лично для меня.

Это произошло утром 15 января. Я прохаживался с капитаном Немо по палубе “Наутилуса”, когда он неожиданно спросил меня, знаю ли я, что морская вода в разных местах обладает неодинаковой плотностью. Я ответил, что нет, и добавил, что наука не имеет проверенных сведений по этому вопросу.

– Я сам проделал это исследование, – сказал мне капитан Немо, – и ручаюсь за его точность.

– Отлично, – ответил я, – но “Наутилус” – это обособленный мирок, и открытия его ученых никогда не дойдут до жителей земного шара.

– Вы правы, профессор, – промолвил капитан Немо после недолгого размышления. – “Наутилус” действительно обособленный мирок. Он так же далек от земли, как планеты, вращающиеся вместе с ней вокруг солнца. И так же как на земле не узнают никогда о работах ученых Сатурна или Юпитера, так же точно останутся неизвестными работы ученых “Наутилуса”. Но вам, судьба которого случайно оказалась связанной с судьбой “Наутилуса”, я могу сообщить результаты своих наблюдений.

– Я слушаю вас со вниманием, капитан.

– Вам, конечно, известно, господин профессор, что морская вода обладает большей плотностью, чем пресная? Но эта плотность не везде одинакова. В самом деле, если принять за единицу плотность пресной воды, то плотность вод Атлантического океана будет равняться одной целой и двадцати восьми тысячным, Тихого океана – одной целой и двадцати шести тысячным; эта плотность равняется для вод Средиземного моря.

“Ага, – подумал я, – значит, он бывает и в Средиземном море!”

– … одной целой и тридцати одной тысячной, для вод Ионического моря – одной целой и восемнадцати тысячным и для вод Адриатического моря – одной целой и двадцати девяти тысячным.

Ясно было, что “Наутилус” не избегал самых оживленных морей земного шара. Отсюда я сделал вывод, что когда-нибудь – а может быть, и скоро – он приблизится к более цивилизованным странам.

Эта новость должна была обрадовать Неда Ленда.

В течение следующих дней мы совместно провели ряд исследований: определение насыщенности воды солями на различных глубинах, определение электропроводности, окраски, прозрачности воды и т. д. Все это время меня поражала удивительная изобретательность капитана Немо, с которой могла соперничать только его предупредительность по отношению ко мне. Но по окончании этих опытов он снова скрылся, и я попрежнему оказался одиноким на борту подводного корабля.

Шестнадцатого января “Наутилус” как будто заснул в нескольких метрах ниже поверхности моря. Электрические машины остановились, и неподвижный винт предоставил течению нести подводное судно в любом направлении. Мне кажется, что машины были остановлены для мелкого текущего ремонта, необходимость которого обусловливалась только что совершенным большим пробегом при значительных скоростях.

В этот день мои товарищи и я стали очевидцами любопытного явления. Ставни на окнах салона раздвинулись, и, так как прожектор “Наутилуса” бездействовал, а покрытое густыми грозовыми облаками небо пропускало мало света в нижние слои воды, в окружающей нас среде царил полумрак.

Я любовался странным видом моря, как вдруг неожиданно “Наутилус” попал в полосу яркого света. Сначала я подумал, что заработал электрический прожектор и осветил водные толщи. Но это было ошибочное предположение, и, вглядевшись внимательней, я в этом убедился.

“Наутилус” был снесен течением в фосфоресцирующий слой воды, свечение которого, по контрасту с окружающей темнотой, казалось ослепительно ярким. Это свечение вызывалось мириадами микроскопических светящихся животных, излучения которых усиливались от соприкосновения с металлической поверхностью подводного корабля. Я замечал неожиданные вспышки света среди этого сверкающего моря, похожие на потоки расплавленного свинца в раскаленной печи; благодаря этим вспышкам некоторые участки фосфоресцирующего слоя, по контрасту, производили впечатление темных. Нет, этот свет нисколько не был похож на спокойное излучение нашего прожектора. В нем чувствовались сила и движение. Сразу можно было заметить, что этот свет живет.

В течение многих часов “Наутилус” плавал в этих сверкающих водах. Наше восхищение еще более возросло, когда мы увидели больших морских животных, резвящихся в этом огне, как саламандры. В этом холодном свете купались неутомимые акробаты-дельфины и меченосцы длиной в три метра, огромные мечи которых несколько раз задевали окна салона. Потом появились более мелкие рыбы, спинороги, макрель и сотни других.

В этом зрелище было какое-то странное очарование. Возможно, что атмосферные условия увеличивали интенсивность этого свечения. Быть может, над поверхностью моря разыгралась гроза? Но на глубине в несколько метров, где плыл “Наутилус”, непогода была бессильна, и мы плавно покачивались в спокойных водах.

Так мы чуть заметно подвигались среди все новых и новых чудес. Консель глядел во все глаза и классифицировал без конца зоофитов, членистоногих, моллюсков и рыб. Дни протекали быстро, и я перестал их считать. Нед Ленд, следуя установившейся привычке, старался разнообразить наш стол.

Мы, как улитки, не покидали своей раковины. Я на личном опыте убедился, что быть улиткой совсем нетрудно.

Мы привыкли к этому образу жизни, находили его легким и приятным и совершенно забыли про то, что на поверхности земного шара жизнь идет совершенно по-иному.

Но неожиданно одно происшествие вернуло нас к сознанию действительности.

Восемнадцатого января “Наутилус” находился под 105° долготы и 15° южной широты. Погода стояла грозовая, по морю гуляли высокие волны. Ветер дул с востока с ураганной силой. Барометр, вот уже несколько дней беспрерывно падавший, предвещал близкую бурю.

Я поднялся на палубу в ту минуту, когда помощник капитана делал наблюдения. Я ожидал, что он, по обыкновению, произнесет ту же фразу. Но в этот день он произнес другие, непохожие, но в такой же мере непонятные слова. Тотчас же вслед за этим на палубу вышел капитан Немо и, приставив к глазам бинокль, стал всматриваться в горизонт.

В продолжение нескольких минут капитан стоял неподвижно, не отводя бинокля от какой-то точки на горизонте. Затем, опустив бинокль, он обменялся с помощником несколькими словами на непонятном языке.

Этот последний, казалось, был чем-то возбужден и с трудом скрывал волнение. Капитан Немо лучше владел собой и сохранял хладнокровие. Мне показалось, что он сделал замечание помощнику, на которое тот ответил горячим уверением или обещанием.

По крайней мере, такое впечатление осталось у меня от интонаций их голосов.

Я внимательнейшим образом всматривался в то место на горизонте, куда только что наводили бинокли капитан Немо и его помощник, но ничего не увидел. Вода и небо сливались в отдалении в одну линию, идеальная прямизна которой ничем не нарушалась.

Тем временем капитан Немо прохаживался по палубе из конца в конец, не глядя, а быть может, и не замечая меня. Его шаги были такими же неспешными, но, может быть, чуть-чуть менее размеренными, чем обычно.

Изредка он останавливался и, скрестив руки на груди, оглядывал море.

Что он высматривал в огромной водной пустыне? “Наутилус” находился в расстоянии нескольких десятков миль от ближайшей земли.

Помощник капитана снова поднес бинокль к глазам. Затем он стал метаться по палубе, вперед и назад, внезапно останавливался, топал ногой и снова начинал бегать. Теперь он уже и не старался скрыть свое волнение.

Тайна, очевидно, должна была скоро разъясниться, так как по приказу капитана Немо машины заработали полным ходом. В эту минуту помощник снова окликнул своего начальника. Тот прекратил ходьбу по палубе и направил бинокль в указанную точку. Он долго не отнимал бинокля от глаз. Заинтересованный странным поведением этих обычно невозмутимых людей, я спустился в салон и взял там великолепную подзорную трубу, которой постоянно пользовался. Затем, вернувшись на палубу, я поднес трубу к глазам, чтобы осмотреть горизонт. Но не успел я направить трубу, как ее вдруг вырвали у меня из рук.

Я живо обернулся. Передо мной стоял капитан Немо, но я не узнал его. Лицо его преобразилось. Глаза сверкали мрачным огнем. Рот полуоткрылся, обнажая зубы. Его напряженное тело, стиснутые кулаки, втянутая в плечи голова говорили о том, что все его существо было объято великой ненавистью и гневом.

Он не шевелился. Труба, вырванная им из моих рук, валялась на палубе.

Неужели этот взрыв гнева вызван мной? Может быть, этот непонятный человек вообразил, что я раскрыл какую-то тайну, которую не следовало знать пленнику “Наутилуса”?

Но нет, не я был предметом его ненависти. Он даже не смотрел на меня. Взор его вперился в ту же невидимую точку на горизонте.

Но капитан Немо уже снова овладел своими чувствами. Его искаженное лицо приобрело обычное выражение холодного спокойствия. Он бросил несколько слов на непонятном языке своему помощнику и затем обернулся ко мне:

– Господин Аронакс, – сказал он властно, – я должен потребовать от вас выполнения одного из условий моего с вами договора.

– Какого именно, капитан?

– Вам и вашим спутникам придется просидеть взаперти до тех пор, пока я не сочту возможным вернуть вам свободу.

– Я вынужден подчиниться вашему приказанию, – ответил я, пристально глядя на него, – но разрешите задать вам один, вопрос.

– Нет, не разрешаю!

Спорить было бесполезно, так как сопротивляться ему у меня не было сил.

Пришлось подчиниться.

Я спустился в каюту, занимаемую Недом Лендом и Конселем, и сообщил им приказание капитана.

Представляю читателю догадаться, какое впечатление произвело мое сообщение на канадца. Впрочем, на долгие разговоры у нас не оставалось времени. Четыре матроса уже ждали нас у двери и отвели в ту самую каюту, в которой мы были заключены в первый день нашего пребывания на “Наутилусе”.

Нед Ленд хотел было протестовать, но дверь захлопнулась перед самым его носом.

– Не скажет ли нам хозяин, что это означает? – спросил Консель.

Я рассказал своим товарищам все, что произошло на палубе. Они так же удивились, как и я, но от этого окружающая нас тайна не стала яснее.

Я погрузился в тяжелые размышления. Странное выражение лица капитана Немо не выходило у меня из головы. Я дошел до такого состояния, что не мог уже связать двух мыслей, теряясь в самых бессмысленных догадках и предположениях, когда вдруг меня вывел из раздумья возглас Неда Ленда:

– Смотрите, завтрак на столе!

Действительно, стол был уставлен блюдами. Очевидно, капитан Немо отдал распоряжение об этом одновременно с приказом ускорить ход “Наутилуса”.

– Позволит ли хозяин дать ему совет? – спросил меня Консель.

– Конечно, друг мой, – ответил я.

– Так вот, я советую хозяину позавтракать. Этого требует и осторожность. Ведь неизвестно, что произойдет.

– Ты, прав, Консель,

– Увы, – вздохнул Нед Ленд, – нам подали только рыбные блюда, и ничего из наших запасов.

– Подумайте, Нед, что бы вы сказали, если бы нам не подали никакого завтрака?

Этот довод сразу укротил канадца.

Мы сели за стол. Завтрак прошел в молчании.

Я ел мало. Консель заставлял себя есть побольше, все из той же осторожности, а Нед Ленд, несмотря на свое недовольство, не дал пропасть ни одному кусочку пищи.

После завтрака каждый из нас уселся в свой угол.

В эту минуту матовое полушарие, освещавшее нашу камеру, погасло, и мы остались в полнейшей темноте. Нед Ленд не замедлил захрапеть. Меня удивило, что и Консель вскоре последовал его примеру. Я спрашивал себя, что могло вызвать у моих друзей внезапную сонливость, когда почувствовал, что и меня тоже неодолимо клонит ко сну.

Я старался держать глаза раскрытыми, но веки мои так отяжелели, что закрылись вопреки моей воле. Я впал в состояние мучительного полусна. Очевидно, в поданные нам кушанья были подмешаны снотворные вещества.

Значит, капитану Немо мало было запрятать нас в темницу, чтобы скрыть свои действия, – ему нужно было еще, чтобы мы спали?..

Сквозь полусон я услышал стук закрывающихся люков. Легкая качка, вызванная волнением на поверхности, прекратилась. “Наутилус”, очевидно, погрузился в вечно спокойные глубины океана.

Я все еще пытался бороться со сном. Но это было невозможно. Дыхание мое ослабевало, я почувствовал, как смертельный холод подбирается от конечностей к моему сердцу. Налившиеся свинцом веки невозможно было поднять. Тяжелый сон, полный кошмаров, овладел мною. Потом видения исчезли, и я потерял сознание.

Глава двадцать четвертая. Царство кораллов

Назавтра я проснулся со страшной пустотой в голове. К своему глубокому удивлению, я увидел, что нахожусь в своей каюте. Очевидно, и моих товарищей также перенесли в их каюту во время сна. Следовательно, они не больше моего могли знать о событиях предшествующей ночи, и мне оставалось надеяться только на то, что будущее как-нибудь поднимет завесу этой тайны.

Мне захотелось выйти из каюты. Но свободе ли я или по-прежнему в плену? Оказалось, что я совершенно свободен. Я раскрыл дверь и коридором прошел к трапу, ведущему на палубу. Закрытый накануне люк был настежь открыт.

Я вышел на палубу.

Там меня уже ждали Нед Ленд и Консель. Я стал расспрашивать их. Они ничего не знали. Заснув вчера тяжелым сном, они очнулись только сегодня в своей каюте.

“Наутилус” был по-обычному спокоен и по-обычному таинственен. Он плыл с умеренной скоростью по поверхности моря. Казалось, ничто на нем не изменилось.

Нед Ленд осмотрел горизонт. Море было пустынно – даже зоркие глаза канадца не увидели вдали ни паруса, ни трубы парохода, ни земли. Сильный ветер, дувший с запада, развел на море большую волну.

“Наутилус” изрядно покачивало.

Возобновив запас воздуха, “Наутилус” погрузился метров на пятнадцать в воду с таким, очевидно, расчетом, чтобы можно было всплыть немедленно, как только это понадобится. Против обыкновения этот маневр несколько раз повторялся в течение дня 19 января. Всякий раз помощник капитана поднимался на палубу и оттуда бросал привычную фразу в люк.

Капитан Немо не показывался. Из команды в этот день я видел только невозмутимого стюарда, прислуживавшего мне за едой с обычной аккуратностью.

Около двух часов пополудни в салон, где я приводил в порядок свои записи, вошел капитан Немо. Я поклонился ему. Он ответил мне чуть заметным кивком и не произнес ни слова. Я снова принялся за свою работу, надеясь, что он что-нибудь расскажет о событиях вчерашнего дня, но он этого не сделал.

Я украдкой посмотрел на него. Он производил впечатление усталого человека; глаза его покраснели, словно от бессонницы; лицо выражало глубокую печаль, даже горе.

Он шагал по комнате, садился на диван, опять вставал, брал первую попавшуюся книгу и тотчас же бросал ее, подходил к приборам и смотрел на них, но не делал, как обычно, записей. Казалось, он не мог ни секунды усидеть на месте.

Наконец, он подошел ко мне и спросил:

– Не врач ли вы, господин Аронакс?

Я так мало был подготовлен к этому вопросу, что несколько времени смотрел на него, не отвечая.

– Я спрашиваю, не врач ли вы. Ведь многие из ваших коллег-натуралистов получили медицинское образование…

– Да, я был врачом и ординатором клиники и много лет занимался медицинской практикой до поступления в музей, – ответил я.

– Отлично, – сказал капитан.

Мой ответ, видимо, обрадовал его. Но я еще не знал, чего он от меня хочет, и ждал новых вопросов, решившись отвечать на них в зависимости от их характера.

– Господин профессор, – продолжал капитан, – не согласитесь ли вы оказать медицинскую помощь одному из моих матросов?

– На борту есть больной?

– Да.

– Я готов следовать за вами. – Идемте.

Признаюсь, сердце мое учащенно билось. Не знаю почему, но мне сразу пришло в голову, что между болезнью этого матроса и событиями вчерашней ночи есть какая-то связь, и эта тайна занимала меня больше, чем сам больной.

Капитан Немо повел меня на корму “Наутилуса” и открыл дверь маленькой каюты, расположенной рядом с матросским кубриком.

В каюте лежал человек лет сорока, с мужественным лицом настоящего англо-сакса.

Я склонился над ним. Это был не больной, а раненый. Его голова, повязанная окровавленными бинтами, лежала на подушках.

Я снял бинты. Раненый пристально глядел на меня широко раскрытыми глазами, но не мешал разбинтовывать себя и даже ни разу не застонал.

Рана была ужасная. Черепная коробка, пробитая каким-то тупым орудием, обнажала мозг. Видно было, что мозговые ткани серьезно задеты. Кровяные подтеки, видневшиеся на сероватой массе мозга, были похожи на винные пятна на скатерти. Итак, у раненого было одновременно и сотрясение мозга и местные кровоизлияния.

Несчастный тяжело дышал. Временами его лицо подергивалось судорогой. Передо мной был типичный случай воспаления мозга с параличей двигательных центров.

Пульс у раненого был перемежающийся. Конечности уже начинали холодеть. Я видел, что смерть приближается и что ее ничем нельзя отвратить.

Я снова перевязал рану и повернулся к капитану Немо.

– Как был ранен этот человек? – спросил я.

– Разве это существенно? – уклончиво сказал он. – “Наутилус” испытал толчок, от которого рычаг машины сломался и ударил этого человека. Но скажите, что вы думаете о его состоянии? Я замялся.

– Можете говорить, – сказал капитан Немо, – он не знает французского языка.

Я еще раз посмотрел на раненого и сказал:

– Этот человек проживет не больше двух часов.

– Ничто не может его спасти?

– Ничто.

Капитан Немо судорожно сжал кулаки. Слезы покатились из его глаз.

В продолжение нескольких минут я не спускал глаз с умирающего. Жизнь заметно оставляла его.

Холодный электрический свет еще больше подчеркивал его бледность.

Я глядел на его умное лицо, изборожденное преждевременными морщинами – неизбежным следствием нищеты и несчастной жизни.

Я хотел прочесть тайну этой жизни в последних словах, которые скажут холодеющие губы.

Но капитан Немо сказал мне:

– Я не задерживаю вас, господин профессор.

Пришлось уйти.

Я оставил капитана у постели умирающего и, потрясенный всем виденным, вернулся в свою каюту.

В течение всего дня меня угнетали тяжелые предчувствия. Ночью я плохо спал. Сквозь сон мне слышались отдаленный плач и как будто траурные мелодии.

На следующее утро, на заре, я поднялся на палубу. Капитан Немо опередил меня в этот день – он уже был там. Он подошел ко мне.

– Господин профессор, – сказал он, – хотите сегодня принять участие в подводной прогулке.

– И мои товарищи также могут участвовать в ней?

– Если они пожелают.

– С благодарностью принимаю ваше предложение.

– В таком случае наденьте скафандр.

Об умирающем или мертвом – ни слова. Я зашел к Неду Ленду и Конселю и передал им приглашение капитана Немо.

Консель с радостью согласился, да и канадец на сей раз не отказался.

Не было еще восьми часов утра. В половине девятого мы уже облачились в скафандры и вооружились резервуарами Руквейроля и электрическими фонарями.

Обе двери раскрылись поочередно, и в сопровождении капитана Немо и дюжины матросов мы ступили на глубине десяти метров на каменистое дно, на котором отдыхал “Наутилус”.

Легкий вначале уклон почвы привел нас к крутому откосу, сбегавшему метров на тридцать вниз. Мы спустились в котловину, резко отличавшуюся своим видом от дна, по которому мы ходили во время первой экскурсии в Тихом океане. Здесь не было ни мягкого песка, ни подводных лужаек, ни морских лесов. Мне сразу бросились в глаза особенности местности, по которой нас вел капитан Немо. Это было коралловое царство.

В отделе зоофитов, в подклассе альционарий, имеется отряд горгоний, к которому принадлежат благородные кораллы, любопытные создания природы, по очереди относившиеся учеными ко всем трем царствам природы – минеральному, растительному и животному. Это лекарство древних и драгоценное украшение наших современниц было окончательно отнесено к животному царству только в 1744 году англичанином Тремблеем.

Коралл – это колония мельчайших животных, образующих каменистый, хрупкий полипняк. Эти полипы имеют одного родоначальника, породившего их почкованием, Живя общей жизнью, каждый из членов колонии в то же время имеет свою частную жизнь.

Я читал последние работы об этих любопытных зоофитах, и мне было чрезвычайно интересно посетить лес из окаменелых коралловых деревьев, который природа насадила в глубине океана.

Мы засветили фонари и пошли вдоль только еще воздвигаемой кораллами стены, которая с течением времени отгородит эту часть Тихого океана от Индийского. Дорогой мы все время должны были обходить чащи коралловых деревьев. Только в отличие от земных деревьев, эти древоподобные растения росли сверху вниз, прилепившись основанием к скалам.

Свет наших фонарей рождал поразительные эффекты, падая на ярко окрашенные ветви. Мне порой казалось, что эти окаменелости покачиваются от движения воды; мне хотелось сорвать с них свежие венчики с нежными тонкими щупальцами, только что распустившиеся пышным цветом или еще едва начинающие распускаться. Легкие, неуловимо быстрые рыбки стрелой проносились, чуть задевая их, как стайки птиц. Но стоило мне протянуть руку к этим живым цветам, как вся колония приходила в беспокойство. Белые венчики прятались в свои красные футляры, цветы увядали на глазах, и цветущий куст превращался в засохшую окаменелость.

Случай привел меня к зарослям самых редких зоофитов. Эта коралловая роща не уступала по красоте кораллам, которые добываются в Средиземном море у французских, итальянских и африканских берегов.

Окраска благородных кораллов оправдывает поэтическое название, которое ювелиры дают лучшим экземплярам: “кровавый цветок” и “кровавая пена”.

Вскоре кустарник стал чаще, а деревца – выше. Длинные коридоры фантастической архитектуры открывались перед нами.

Капитан Немо углубился в темную, слегка наклоненную галлерею, которая постепенно привела нас на глубину в сто метров.

Среди коралловых деревцев я заметил другие, не менее любопытные виды полипов с суставочными разветвлениями, затем несколько кустов зеленых и красных кораллов, настоящих водорослей по внешнему виду, несмотря на полную окаменелость их обизвествленных тканей. Но, как сказал один мыслитель, “кораллы – это, может быть, и есть та грань, где жизнь начинает просыпаться от своей каменной спячки, но еще не приобрела подвижности”.

Наконец, после двух часов ходьбы мы достигли глубины, примерно, в триста метров, то есть того предела, где кончаются коралловые образования. Здесь росли не отдельные группы коралловых деревьев, а целый дремучий лес из гигантских каменных деревьев, связанных между собой изящными гирляндами плюмарий, этих морских лиан, окрашенных во всевозможные цвета. Мы проходили, не сгибаясь под их сводами, терявшимися в темноте водных толщ, а под ногами у нас цвел роскошный ковер из тубипор, астрей, меаидрин, фунгий и кариофилий.

Какое поразительное зрелище! Как жаль, что мы не могли делиться впечатлениями! Как обидно было в такие незабываемые минуты чувствовать, что твоя голова в плену в этом шлеме из стекла и металла! Почему мы не можем жить в воде, как эти рыбы, стрелой проносящиеся мимо пас, или, еще лучше, как амфибии, которые долгие часы могут находиться в воде и на суше, одинаково хорошо себя чувствуя в обеих стихиях – воздушной и водной?

Между тем капитан Немо остановился. Мои товарищи и я последовали его примеру.

Я увидел, что матросы “Наутилуса” выстроились полукругом за своим начальником.

Присмотревшись, я заметил, что четверо из них несли на плечах какой-то продолговатый предмет.

Мы находились в центре просторной лужайки, обрамленной со всех сторон высоким коралловым лесом. Наши фонари бросали на дно неверный, блеклый полусвет, от которого гигантски вырастали тени.

По краям лужайки царил густой мрак, и только кое-где вспыхивали и тотчас же угасали кровавые огоньки – это луч фонаря отражался на мгновение в кораллах.

Нед Ленд и Консель стояли рядом со мной. Всем нам только теперь пришла в голову мысль, что наша подводная прогулка совершалась с какой-то целью.

Осмотрев дно, я заметил, что оно во многих местах горбилось холмиками, расположенными рядами; правильность расположения этих рядов говорила о том, что они созданы руками человека.

По знаку капитана Немо один из матросов вышел вперед, отвязал кирку от пояса и стал вырубать яму в дне.

Тут я все понял.

Эта лужайка была кладбищем, яма, которую рыл матрос, – могилой; продолговатый предмет на плечах у матросов – телом умершего ночью человека.

Капитан Немо и его матросы пришли сюда, чтобы предать тело своего товарища погребению на этом братском кладбище в глубине океана.

Никогда я не был так взволнован. Никогда ни одно зрелище не потрясало меня до такой степени.

Я не хотел видеть того, что делалось передо мной и не мог оторвать глаз от этого зрелища ни на секунду.

Тем временем яма медленно углублялась в коралловое дно океана. Вспугнутые ударами кирки рыбы, метнулись во все стороны.

Я слышал глухой стук, когда железо кирки ударяло по куску кремня, затерянному в глубине вод.

Яма вытягивалась в длину и росла в ширину и, наконец, стала достаточно просторной, чтобы вместить человека.

Тогда приблизились носильщики. Тело, окутанное белой тканью, скользнуло в заполненную водой могилу.

Капитан Немо и матросы стали вокруг со скрещенными на груди руками. Я и мои товарищи, глубоко потрясенные этой сценой, отступили на шаг назад, чтобы не мешать их горю.

Могилу засыпали кусками кораллов и придали насыпи правильные очертания.

Когда это было сделано, капитан Немо и все его спутники опустились на одно колено и подняли кверху руки в знак последнего прощания…

Затем траурный кортеж тронулся в обратный путь к “Наутилусу”.

Мы снова прошли под сводами кораллового леса и вышли к подножью коралловой стены. Отсюда начался крутой подъем. После часа утомительной ходьбы, наконец, вдали показались огни “Наутилуса”. Мы пошли прямо на них и к двум часам пополудни вернулись на борт.

Переменив одежду, я поспешил выйти на палубу, весь во власти грустных мыслей, навеянных только что виденной тяжелой церемонией.

Капитан Немо вскоре присоединился ко мне. Я спросил его:

– Значит, как я и предвидел, этот человек ночью умер?

– Да, господин Аронакс, – ответил капитан.

– И теперь он спит последним сном, рядом со многими своими товарищами, на подводном коралловом кладбище?

– Да, он спит там, забытый всеми, но не нами…

И, закрыв лицо руками, капитан Немо безуспешно пытался подавить рыдания.

После долгого молчания он сказал:

– Там, глубоко под водой, расположено наше тихое кладбище…

– И там ваши мертвецы спят спокойно, недосягаемые для акул?

– Да, – глухим голосом ответил капитан Немо, – недосягаемые для акул и для людей.

Конец первой части


[1] Феномен – необычайное, редкое явление.

[2] Кювье, Ласепед, Дюмериль, Катрфаж – ученые натуралисты.

[3] Один английский фут = 30,4 сантиметра.

[4] Координаты (географические) – широта и долгота, определяющие положение точки на земном шаре.

[5] Гейзеры – горячие источники, выбрасывающие через определенные промежутки времени (от 25 минут до 3 часов) фонтаны горячей воды и пара.

[6] Форштевень – продолжение киля, составляющее носовую оконечность судна. Ахтерштевень – продолжение киля, составляющее кормовую оконечность судна.

[7] Аристотель – один из величайших ученых и мыслителей древней Греции (384–322 гг. до нашей эры). Кай Секунд Плиний Старший – римский писатель и ученый (23–79 гг. нашей эры).

[8] Линней Карл (1707 – 1788) – знаменитый шведский натуралист.

[9] То есть 13 морских миль в час. Морская миля равна 1 850 метрам.

[10] Кабельтов – морская мера длины для небольших расстояний – около 200 метров.

[11] Наибольшая глубина океана немногим превышает 10 000 метров (в Тихом океане); глубины в 12 000 – 15 000 метров не существует.

[12] Нарвал – морской единорог – от морских млекопитающих животных отряда китообразных. Самцы нарвалов имеют громадные бивни в левой половине челюсти.

[13] Проход из Атлантического океана в Тихий мимо северных берегов американского континента.

[14] Игра слов: Консель (conseil) – по-французски совет.

[15] Рабле Франсуа (около 1495–1553) крупнейший французский писатель эпохи Возрождения.

[16] Гимнот – электрический угорь.

[17] Фарадей – великий английский физик. Араго – известный французский физик и астроном.

[18] Цицерон – древнеримский оратор и писатель (106–43 гг. нашей эры).

[19] Антиподы – обитатели противоположных точек земного шара.

[20] Стюард – слуга на корабле.

[21] Кок – корабельный повар.

[22] Немо – по-латыни значит “никто”.

[23] Наутилус – по-латыни значит “кораблик”

[24] Нептун – у древних римлян бог моря.

[25] Зоофиты – животные-растения. Так называла раньше иглокожих, мшанок, кишечнополостных, губок и некоторых червей.

[26] Баллистика – наука, изучающая закону полета артиллерийских снарядов.

[27] Гидрология – наука, изучающая физические свойства водяной оболочки земного шара (океанов, морей, озер и рек).

[28] Орфей – в древнегреческой мифологии певец, своими песнями приводивший в движение деревья и скалы и укрощавший диких зверей.

[29] Конхиолог – ученый, изучающий раковины.

[30] Хлористый натрий – обыкновенная поваренная соль.

[31] Галилей (1564–1642) – великий итальянский ученый, которого церковника преследовали за его учение о том, что земля вертится вокруг солнца.

[32] В настоящее время классификация раб, приводимая Ж. Берном, уже устарела и изменена, а именно – круглоротые рыбы, к которым относится) миноги, совсем выделены из класса рыб в самостоятельный класс; класс же рыб делится на подклассы: 1 – поперечноротых, куда относятся акулы и скаты; 2 – химеровых; 3 – костноскелетных, куда входят отряд осетровых рыб в отряд настоящих костистых, а этот последний подразделяется на подотряды открытопузырных, мягкоперых, жесткоперых, плотночелюстных, сростночелюстных и пучкожаберных; 4‑й подкласс составляют двоякодышащие рыбы. Также значительно устарели и другие приводимые Ж. Верном данные относительно классификации рыб.

[33] Работа водолаза – очень тяжелый физический труд, требующий длительного обучения. Та легкость, с которой герои Ж. Верна путешествуют в своих водолазных костюмах под водой, на любых глубинах, возможна только в романе.

[34] Ошибочное представление, существовавшее среди ученых в конце XVII и начале XIX века.

[35] Морская выдра обитает в прибрежной зоне Командорских островов.

[36] По современным научным данным, наибольшие океанские глубины едва превышают 10 километров.

[37] Лье – французская мера длины; километрическое лье равно 4 километрам. До введения метрической системы во Франции лье называлось 1/25 часть градуса меридиана, то есть 4 445 метров.

[38] Профессор Аронакс ошибается: коралловые рифы могут расти гораздо быстрее – до нескольких десятков сантиметров в течение одного года.

[39] Спиртные напитки.

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Тёмная тема:
Цвета
Цвет фона:
Цвет текста:
Цвет ссылок:
Цвет акцентов
Цвет полей
Фон подложек
Заголовки:
Текст:
Выравнивание:
Боковая панель:
Сбросить настройки