Из воспоминаний - свящ. Василий Румянцев

Из воспоминаний - свящ. Василий Румянцев

(9 голосов5.0 из 5)

Оглавление

Моё детство
Мое первое образование
Значение школьного воспитания
Как производилась эта работа?
Жизнь и быт на лесозаготовках в Конногоре
Новый кустарный промысел и болезнь моя
Моя продолжительная болезнь
Памятные для меня события в это время и в детстве
Мои другие детские разные занятия и забавы
Моя работа в качестве учителя школы грамоты
Переход мой в Чудцовскую церковно-приходскую школу в качестве исполняющего должность учителя
Мой бывший учитель для меня был примером
Второй год обучения в Чудцовской церковно-приходской школе
Приезд в школу о. Наблюдателя
Дьяконовская школа грамоты и мои приготовления к экзамену
Мой экзамен на звание учителя
Моя жизнь и занятия в Чудцовской церковно-приходской школе
Педагогические учительские курсы в г. Костроме в 1899 году
Наша экскурсия в Бабаевский монастырь
Экскурсия в Ипатьевский монастырь
Занятия в школе после курсов
Открытие Дьяконовской церковно-приходской школы
Моя женитьба
Дьяконовская церковно-приходская школа построена и занятия начались
Пожар в деревне Дьяконове 1906 г.
Моя жизнь в Тутке. Болезнь Вани
Болезнь Вани в Тутке
Мои экзамены при Консистории на священника
Мое рукоположение во священника и переезд в с. Введение-Каликино Парфеньевского р-на[6]
Разсказ о. Никодима о своей болезни
Мой переезд из Тутки
Первая война с немцами и революция
Как мы жили в это время
Как мы жили после раскулачивания
Порядок моей жизни
Я определен 2-м священником в г. Галич
Произошла кража в моем доме
Моя временная служба в г. Галиче в 1948 г.
Народный суд по делу Николая Сизова
Народный суд в нарушение Сталинского Устава
Дневник Отечественной войны 1942 г.
Примечания

Свя­щен­ник Васи­лий Румян­цев (1876/77 — 1962) родился в деревне Дья­ко­нове Буй­ского уезда в кре­стьян­ской семье.

В 1884 — 1887 гг. учился в Чуд­цов­ской началь­ной школе Буй­ского уезда. Это было един­ствен­ное учеб­ное заве­де­ние, в кото­ром он учился. Отец, Вавила Васи­лье­вич, умер 54‑х лет, когда сыну было не более 13 лет, но отец успел научить Васи­лия всем кре­стьян­ским рабо­там. После смерти отца Васи­лий нани­мался вме­сте с бра­тьями, с кото­рыми он жил, к лесо­про­мыш­лен­ни­кам рубить и выво­зить лес (рабо­тал 2 зим­них сезона погон­щи­ком лоша­дей), помо­гал бра­тьям в пле­те­нии лап­тей на про­дажу. С 1891 г. он — писарь и сче­то­вод мест­ного сель­ского ста­ро­сты. В 1893 — 1909 гг. — учи­тель Чуд­цов­ской цер­ковно-при­ход­ской школы и Дья­ко­нов­ской школы гра­моты (в 1896 г. сдал испы­та­ния на зва­ние учи­теля началь­ной школы). За труды по народ­ному обра­зо­ва­нию в 1902 г. был награж­дён сереб­ря­ной меда­лью «За усер­дие» на Алек­сан­дров­ской ленте.

В 1909 г. Васи­лий Румян­цев при­нял сан диа­кона и вплоть до 1913 г. слу­жил диа­ко­ном в Ильин­ской церкви села Тутки Соли­га­лич­ского уезда. В 1913 г. о. Васи­лий был руко­по­ло­жен в свя­щен­ника и с этого вре­мени по 1937 год слу­жил свя­щен­ни­ком Геор­ги­ев­ской церкви села Кали­кина Чух­лом­ского уезда (ныне тер­ри­то­рия Пар­фе­ньев­ского рай­она), впо­след­ствии закры­той и разрушенной.

В 1934 г. о. Васи­лий пере­шёл в обнов­лен­че­ский рас­кол, став в это время бла­го­чин­ным. В 1937 г. ушёл в заштат. В 1943 г. в связи с упразд­не­нием обнов­лен­че­ства воз­вра­тился в Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. После 1937 г. недолго слу­жил в Вос­кре­сен­ском храме села Пар­фе­ньева, в 1947 г. — в храме св. Васи­лия Вели­кого в Галиче. Умер 85-ти лет в Кали­кине, похо­ро­нен возле Геор­ги­ев­ского храма, в кото­ром про­слу­жил около 25 лет.

Вос­по­ми­на­ния напи­саны им в начале 50‑х гг., пуб­ли­ку­ются в сокращении.

При пуб­ли­ка­ции сохра­нены осо­бен­но­сти автор­ского напи­са­ния слов: буква ё под уда­ре­нием («бре­вён­ча­тый», «тёмно») и в без­удар­ном поло­же­нии («морё»), «и» в поло­же­нии между мяг­кими соглас­ными («болизни») и неко­то­рых слов: «фамиль», «дедушко», «кон­фекты» и т.д.; напи­са­ние с заглав­ной буквы назва­ний меся­цев года, учеб­ных пред­ме­тов в школе и в др. слу­чаях («Госу­дар­ство» — не в начале пред­ло­же­ния; «Его» — при рас­сказе о погиб­шем в Оте­че­стве­ную войну сыне — тоже не в начале пред­ло­же­ния — и пр.); при­ставки на «з» перед глу­хими соглас­ными; у при­ла­га­тель­ных и чис­ли­тель­ных окон­ча­ние «-ия» вме­сто «-ие» в им. п. мн. ч. и «-яго» вме­сто «-его» в род. п. ед. ч. муж. и ср. р.

Неко­то­рые сокра­щён­ные слова для удоб­ства чте­ния даны пол­но­стью; дру­гие, име­ю­щие автор­ский харак­тер сокра­ще­ния, печа­та­ются в обще­при­ня­том виде. Про­пу­щен­ные слова даны в квад­рат­ных скоб­ках, под­чёрк­ну­тые авто­ром слова выде­лены жир­ным шриф­том. Даты запи­сей в «Днев­нике Оте­че­ствен­ной войны» выде­лены курсивом.

В подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­чаев сохра­ня­ется автор­ская пунк­ту­а­ция. Редак­тор­ская правка отсутствует.

Моё детство

12 фев­раля 1952 г.

Я не помню, когда родился. Это невоз­можно. О вре­мени сво­его рож­де­ния я узнал в школе в 3‑м классе, когда учился тре­тий год. В то время мне было 11-ть лет. Я родился 22 декаб. по ст. ст. 1876 г. в дер. Дья­ко­нове Дья­ко­нов­ского с/с Буй­скаго р‑на Костр. обл.[1] от небо­га­тых роди­те­лей — кре­стьян-хле­бо­паш­цев. Отца звали Вавило Васи­лье­вич, а мать – Пела­гия Тимо­фе­евна. Они были мало­гра­мот­ными, фамили не имели.

Для меня кажется неве­ро­ят­ным, но на самом деле это было в моей еще мла­ден­че­ской жизни, когда мне было не более одного года от рож­де­ния. В один из дней я уви­дел себя у гру­дей своей матери, пита­ю­щей меня, а потом понял, что она кла­дет меня в люльку про­тив моего жела­ния и начи­нает качать с пением колы­бель­ных слов. Я видел в это время, что за сто­лом сидел седой ста­рик в домо­тка­ной в кле­точку синей рубашке. Это был мой дедушко по отцу, как я узнал после. Его звали Васи­лием. И это собы­тие каким-то обра­зом [запе­чат­ле­лось] в моз­гах моей головы и оста­лось в памяти навсе­гда по сие время, когда мне уже 75 лет. Еще запе­чат­ле­лось в тот момент внут­рен­ний вид дома и поста­новка в нем, а именно: белая печка, пиле­ный тесо­вый пол, брё­вен­ча­тый и нетё­са­ный пото­лок, лавка около стен, стол в крас­ном углу и наверху в углу иконы.

Я помню, что мне не хоте­лось в этот раз быть в люльке и я очень пла­кал. А потом, по-види­мому, я уснул под пение матери. И больше не воз­об­нов­ля­лись мои подоб­ные ощу­ще­ния себя и дей­ствий моей матери и моих род­ных до вре­мени моего пони­ма­ния, свой­ствен­ного всем детям.

Когда я стал уже поря­дочно взрос­лым, пони­ма­ю­щим и спо­соб­ным раз­го­ва­ри­вать с мате­рью и спра­ши­вать ее и ей пере­да­вать свои дет­ские впе­чат­ле­ния – мне вспом­ни­лось ска­зан­ное выше собы­тие. Я рас­ска­зал ей всё это. Она на это отве­тила, что дей­стви­тельно всё так и было во время моего мла­ден­че­ского воз­раста, когда мне было не больше одного года от рож­де­ния. При этом она сооб­щила, что виден­ный мною седой ста­рик был мой дедушко Васи­лий 80 лет, кото­рый потре­бо­вал при кре­ще­нии моем дать мне имя тоже Васи­лий. При этом он про­ро­че­ски ска­зал, что я родился на смену ему, буду таким же, как и он. При кре­ще­нии меня на дому он был за пса­лом­щика и читал Сим­вол веры, вме­сто отца крест­ного. Также мать сооб­щила при этом, что дедушко носил синия в кле­точку рубашки. Она сооб­щила, что дей­стви­тельно пра­вильно опи­саны мною внут­рен­ние виды дома. Дедушко Васи­лий недолго жил после моего рож­де­ния, вскоре умер. Мать сооб­щила мне о нем одно хоро­шее и при­мер­ное для нас в жизни, остав­шихся жить с роди­те­лями. Он был совер­шенно трез­вым, тру­до­лю­би­вым, миро­лю­би­вым со всеми, не любив­шим ссор и сквер­но­сло­вия, вел свое хозяй­ство пра­вильно-тол­ково, каж­дое дело по хозяй­ству отправ­лял свое­вре­менно и без опу­ще­ний. У меня было два брата и две сестры старше меня. Их теперь нет: они умерли.

Стр. 1 из 21 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Елена, 05.01.2020

    Огром­ное спа­сибо! Заме­ча­тель­ная книга моего зем­ляка. Про­чи­тала на одном дыха­нии. Очень инте­ресно читать о людях жив­ших когда-то на моей род­ной земле, их нра­вах, судь­бах. В какое труд­ное время выпал жре­бий им жить.

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки