<span class=bg_bpub_book_author>Жан-Батист Мольер</span><br>Мещанин во дворянстве

Жан-Батист Мольер
Мещанин во дворянстве

(9 голосов3.7 из 5)

Оглавление

Дей­ству­ю­щие лица комедии

ГОСПОДИН ЖУРДЕН мещанин.
ГОСПОЖА ЖУРДЕН его жена.
ЛЮСИЛЬ их дочь.
КЛЕОНТ моло­дой чело­век, влюб­лен­ный в Люсиль.
ДОРИМЕНА маркиза.
ДОРАНТ граф, влюб­лен­ный в Доримену.
НИКОЛЬ слу­жанка в доме г‑на Журдена.
КОВЬЕЛЬ слуга Клеонта.
УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ.
УЧЕНИК УЧИТЕЛЯ МУЗЫКИ.
УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ.
УЧИТЕЛЬ ФЕХТОВАНИЯ.
УЧИТЕЛЬ ФИЛОСОФИИ.
МУЗЫКАНТЫ.
ПОРТНОЙ.
ПОДМАСТЕРЬЕ ПОРТНОГО.
ДВА ЛАКЕЯ.
ТРИ ПАЖА.

Дей­ству­ю­щие лица балета

В ПЕРВОМ ДЕЙСТВИИ

Певица. Два певца. Танцовщики.

ВО ВТОРОМ ДЕЙСТВИИ

Порт­нов­ские под­ма­сте­рья (тан­цуют).

В ТРЕТЬЕМ ДЕЙСТВИИ

Повара (тан­цуют).

В ЧЕТВЕРТОМ ДЕЙСТВИИ

Муф­тий. Турки, свита муф­тия (поют). Дер­виши (поют). Турки (тан­цуют).

Дей­ствие про­ис­хо­дит в Париже, в доме г‑на Журдена.

Действие первое

Увер­тюра испол­ня­ется мно­же­ством инстру­мен­тов; посреди сцены за сто­лом УЧЕНИК УЧИТЕЛЯ МУЗЫКИ сочи­няет мело­дию для сере­нады, зака­зан­ной г‑ном Журденом.

Явление первое

Учи­тель музыки, учи­тель тан­цев, два певца, певица, два скри­пача, четыре танцовщика.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ (пев­цам и музы­кан­там). Пожа­луйте сюда, вот в эту залу; отдох­ните до его прихода.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ (тан­цов­щи­кам). И вы тоже, станьте с этой стороны.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ (уче­нику). Готово?

УЧЕНИК. Готово.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Посмот­рим… Очень недурно.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Что-нибудь новенькое?

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Да, я велел уче­нику, пока наш чудак проснется, сочи­нить музыку для серенады.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Можно посмотреть?

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Вы это услы­шите вме­сте с диа­ло­гом, как только явится хозяин. Он скоро выйдет.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Теперь у нас с вами де́ла выше головы.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Еще бы! Мы нашли именно такого чело­века, какой нам нужен. Гос­по­дин Жур­ден с его поме­ша­тель­ством на дво­рян­стве и на свет­ском обхож­де­нии – это для нас про­сто клад. Если б все на него сде­ла­лись похожи, то вашим тан­цам и моей музыке больше и желать было бы нечего.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Ну, не совсем. Мне бы хоте­лось для его же блага, чтоб он лучше раз­би­рался в тех вещах, о кото­рых мы ему толкуем.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Раз­би­ра­ется-то он в них плохо, да зато хорошо пла­тит, а наши искус­ства ни в чем сей­час так не нуж­да­ются, как именно в этом.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. При­зна­юсь, я слегка нерав­но­ду­шен к славе. Апло­дис­менты достав­ляют мне удо­воль­ствие, рас­то­чать же свое искус­ство глуп­цам, выно­сить свои тво­ре­ния на вар­вар­ский суд бол­вана – это, на мой взгляд, для вся­кого арти­ста неснос­ная пытка. Что ни гово­рите, при­ятно тру­диться для людей, спо­соб­ных чув­ство­вать тон­ко­сти того или иного искус­ства, уме­ю­щих ценить кра­соты про­из­ве­де­ний и лест­ными зна­ками одоб­ре­ния воз­на­граж­дать вас за труд. Да, самая при­ят­ная награда – видеть, что тво­ре­ние ваше при­знано, что вас чествуют за него руко­плес­ка­ни­ями. По-моему, это наи­луч­шее воз­да­я­ние за все наши тяготы, – похвала про­све­щен­ного чело­века достав­ляет насла­жде­ние неизъяснимое.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Я с этим согла­сен, я тоже люблю похвалы. В самом деле, нет ничего более лест­ного, чем руко­плес­ка­ния, но ведь на фимиам не про­жи­вешь. Одних похвал чело­веку недо­ста­точно, ему давай чего-нибудь посу­ще­ствен­нее; луч­ший спо­соб поощ­ре­ния – это вло­жить вам что-нибудь в руку. Откро­венно говоря, позна­ния нашего хозя­ина неве­лики, судит он обо всем вкривь и вкось и руко­пле­щет там, где не сле­дует, однако ж деньги выпрям­ляют кри­визну его суж­де­ний, его здра­вый смысл нахо­дится в кошельке, его похвалы отче­ка­нены в виде монет, так что от неве­же­ствен­ного этого меща­нина нам, как видите, куда больше пользы, чем от того про­све­щен­ного вель­можи, кото­рый нас сюда ввел.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. В ваших сло­вах есть неко­то­рая доля истины, но только, мне кажется, вы при­да­ете день­гам слиш­ком боль­шое зна­че­ние; между тем корысть есть нечто до такой сте­пени низ­мен­ное, что чело­веку поря­доч­ному не должно выка­зы­вать к ней осо­бой склонности.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Однако у нашего чудака вы пре­спо­койно берете деньги.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Конечно, беру, но деньги для меня не глав­ное. Если б к его богат­ству да еще хоть немного хоро­шего вкуса – вот чего бы я желал.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Я тоже: ведь мы оба по мере сил этого доби­ва­емся. Но, как бы то ни было, бла­го­даря ему на нас стали обра­щать вни­ма­ние в обще­стве, а что дру­гие будут хва­лить, то он оплатит.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. А вот и он.

Явление второе

Те же, г‑н Жур­ден в халате и ноч­ном кол­паке и два лакея.

Г‑н ЖУРДЕН. Ну, гос­пода! Как там у вас? Пока­жете вы мне нынче вашу безделку?

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Что? Какую безделку?

Г‑н ЖУРДЕН. Ну, эту, самую… Как это у вас назы­ва­ется? Не то про­лог, не то диа­лог с пес­нями и пляской.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. О! О!

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Как видите, мы готовы.

Г‑н ЖУРДЕН. Я немного замеш­кался, но дело вот в чем: оде­ва­юсь я теперь, как оде­ва­ется знать, и мой порт­ной при­слал мне шел­ко­вые чулки, до того узкие – право, я уж думал, что мне их так нико­гда и не натянуть.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Мы все­цело к вашим услугам.

Г‑н ЖУРДЕН. Я прошу вас обоих не ухо­дить, пока мне не при­не­сут мой новый костюм: я хочу, чтоб вы на меня поглядели.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Как вам будет угодно.

Г‑н ЖУРДЕН. Вы уви­дите, что теперь я с ног до головы одет как должно.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Мы в этом нисколько не сомневаемся.

Г‑н ЖУРДЕН. Я сде­лал себе из индий­ской ткани халат.

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Отлич­ный халат.

Г‑н ЖУРДЕН. Мой порт­ной уве­ряет, что вся знать по утрам носит такие халаты.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Он вам уди­ви­тельно идет.

Г‑н ЖУРДЕН. Лакей! Эй, два моих лакея!

ПЕРВЫЙ ЛАКЕЙ. Что при­ка­жете, сударь?

Г‑н ЖУРДЕН. Ничего не при­кажу. Я только хотел про­ве­рить, как вы меня слу­ша­е­тесь. (Учи­телю музыки и учи­телю тан­цев.) Как вам нра­вятся их ливреи?

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Вели­ко­леп­ные ливреи.

Г‑н ЖУРДЕН (рас­па­хи­вает халат; под ним у него узкие крас­ного бар­хата штаны и зеле­ного бар­хата кам­зол). А вот мой домаш­ний костюм­чик для утрен­них упражнений.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Без­дна вкуса!

Г‑н ЖУРДЕН. Лакей!

ПЕРВЫЙ ЛАКЕЙ. Что угодно, сударь?

Г‑н ЖУРДЕН. Дру­гой лакей!

ВТОРОЙ ЛАКЕЙ. Что угодно, сударь?

Г‑н ЖУРДЕН (сни­мает халат). Дер­жите. (Учи­телю музыки и учи­телю тан­цев.) Ну что, хорош я в этом наряде?

УЧИТЕЛЬ ТАНЦЕВ. Очень хороши. Лучше нельзя.

Г‑н ЖУРДЕН. Теперь зай­мемся с вами.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Прежде всего мне бы хоте­лось, чтобы вы про­слу­шали музыку, кото­рую вот он (ука­зы­вает на уче­ника) напи­сал для зака­зан­ной вами сере­нады. Это мой уче­ник, у него к таким вещам изу­ми­тель­ные способности.

Г‑н ЖУРДЕН. Очень может быть, но все-таки не сле­до­вало пору­чать это уче­нику. Еще неиз­вестно, годи­тесь ли вы сами для такого дела, а не то что ученик.

УЧИТЕЛЬ МУЗЫКИ. Слово «уче­ник» не должно вас сму­щать, сударь. Подоб­ного рода уче­ники смыс­лят в музыке не меньше вели­ких масте­ров. В самом деле, чудес­нее мотива не при­ду­ма­ешь. Вы только послушайте.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки