<span class=bg_bpub_book_author>свящ. Дмитрий Дудко</span><br>На скрещеньи дорог - Христос

свящ. Дмитрий Дудко
На скрещеньи дорог - Христос

(27 голосов4.3 из 5)

Оглавление

На скре­ще­нии наших дорог,
у наших домов,
в наших переулках,
на наших улицах…

Скрестились дороги

В ста­рину на месте скре­ще­ния дорог ста­вили крест. В наше время скре­сти­лись дороги веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих — зна­чит, обра­зо­вался крест.

Как бы то ни было, на пере­крест­ках наших дорог стоит КРЕСТ.

А на кре­сте — Хри­стос, а Хри­стос вос­крес из мерт­вых. Зна­чит, крест как сим­вол стра­да­ния, явля­ется сим­во­лом Воскресения.

К читателю

На пере­крест­ках рус­ских дорог сто­яли кре­сты. Теперь не только кре­сты на доро­гах, но и храмы, на кото­рых были кре­сты, мно­гие поло­маны и раз­ру­шены, однако пере­кре­сток не пере­стает быть.

Пере­крестки испо­ло­со­вали всю нашу жизнь, только вот крест, на кото­ром было изоб­ра­же­ние рас­пя­того Хри­ста, ста­но­вится, как чудо, оно же, это чудо, пово­ра­чи­вает нашу запу­тан­ную жизнь в вер­ном направлении.

Но чтобы уви­деть это, надо вгля­ды­ваться. То, что я уви­дел, вгля­ды­ва­ясь в нашу жизнь, пред­ла­гаю читателю.

26 ноября 1988 г.
Село Чер­ки­зово.

Введение

Естественный вопрос

Что было бы, если бы в наше время, на наших ули­цах появился Хри­стос, как появ­лялся две тысячи лет назад на изра­иль­ской земле? Что вызвал бы Он? Вос­торг толпы или её про­кля­тие? Ходили бы за Ним зеваки, чтоб послу­шать и потом осу­дить Его? Или про­сто ходили бы любо­пыт­ству­ю­щие? А, может, ему не дали бы и про­по­ве­до­вать? Но так ли это?

Не ходит ли, вопреки всему про­ти­во­бор­ству­ю­щему, и сей­час Хри­стос на Рус­ской земле, по нашим ули­цам? Стоит у две­рей наших домов и стучится?

Кто отво­рит и впу­стит Его?

(Днев­ни­ко­вые записи 1960–1988 гг.)

Истинное свидетельство

Хри­стос при­шел в мир, об этом сви­де­тель­ствуют не только еван­ге­ли­сты, а сви­де­тель­ствуем все мы, уве­ро­вав­шие в Него, и сви­де­тель­ство наше истинно. «О том, что было от начала, что мы слы­шали, что видели сво­ими очами, что рас­смат­ри­вали и что ося­зали руки наши, о Слове жизни /ибо жизнь яви­лась, и мы видели и сви­де­тель­ствуем…» /I Иоанн 1, 1–2/

Эти стра­ницы будут посвя­щены тому, что делает Хри­стос в наши дни в Рос­сии. Сюда я запи­сы­вал то, что видел сам, что слы­шал от дру­гих, виден­ное и пере­жи­тое, — все то, что мне пока­за­лось делом Христовым.

Как ко мне постучался Христос

Мой отец имел при­вычку читать Еван­ге­лие вслух, но я как-то не слу­шал и не вни­кал в то, что он читал.

Одна­жды я был дома один, стоял у окна во двор, и мне почему-то захо­те­лось открыть Еван­ге­лие и про­чи­тать. Я подо­шел к столу, выдви­нул ящик, достал Еван­ге­лие и про­чел, не помню о чем… Меня так пора­зило, что я не мог уже не читать Евангелие.

Я стал каж­дый день читать (Еван­ге­лием мы счи­тали не только четы­рех еван­ге­ли­стов, а весь Новый Завет). Запом­ни­лись слова апо­стола Павла: «О, несмыс­лен­ные галаты», — гала­том был я.

Я стал по-иному жить, уда­лился от мира, хотя еще учился в то время в сред­ней школе.

* * *

Меня пора­зила любовь Божия к человеку!

* * *

Одна­жды мы с това­ри­щем, кото­рого я заин­те­ре­со­вал рели­ги­оз­ными вопро­сами, сидели на клад­бище и бесе­до­вали о загроб­ной жизни. При каком-то слове меня охва­тило какое-то необык­но­вен­ное чув­ство, я уми­лился и заплакал.

* * *

Рели­ги­оз­ность моя раз­го­ра­лась день ото дня.

* * *

Помню как-то при про­из­не­се­нии слова БОГ вдруг меня охва­тила такая радость, сла­дость, бла­жен­ство, что милее этого слова для меня ничего не было.

* * *

Был какой-то период в моей жизни, когда я несколько по-сек­тант­ски стал смот­реть, к при­меру, на иконы, счи­тая их идо­лами, видимо, было вли­я­ние каких-то книг. Отец, ныне покой­ный, мне говорил:

— Заблуж­да­ешься, сын мой, — я осо­бенно не воз­ра­жал ему, потому что не было уверенности.

Попа­лась бро­шюра о Церкви, подей­ство­вало. Как-то идя за дро­вами в лес, я помо­лился с уми­ле­нием Иоанну Зла­то­усту:

— Наставь меня, — с того момента я цер­ко­вен, по-православному.

* * *

Были иску­ше­ния. Читая тво­ре­ния Иоанна Зла­то­уста, вдруг при­шла мысль, что Бога нет.

Я стал убеж­дать себя, что Бог есть, а иску­ше­ние не про­хо­дило. Невы­ра­зи­мая тяжесть нава­ли­лась на душу, я снова стал молиться Иоанну Зла­то­усту.

Трое суток про­дол­жа­лась тяжесть. Потом про­шло как-то само по себе, стало неска­занно легко.

Я понял опытно — какая тяжесть НЕВЕРИЕ.

Больше нико­гда иску­ше­ние не повто­ря­лось, Иоанн Зла­то­уст стал моим люби­мым святым.

* * *

Уходя на фронт, я не пла­кал, как дру­гие, и был уве­рен, что воз­вра­щусь. Но все шел дальше и дальше, в бой пока не при­хо­ди­лось вступать.

Мне было тяжело на фронте слы­шать посто­ян­ный мат, видеть нрав­ствен­ное раз­ло­же­ние. Как-то со сле­зами помо­лился Богу, чтобы изба­вил меня от всего. Часа через два после молитвы меня пере­вели из артил­ле­рии, где было лучше, в пехоту, где хуже, и ска­зали, что на сле­ду­ю­щий день мы пой­дем в бой.

Где тут услы­шана молитва? — пошли мысли, но я был уве­рен, что молитва услышана.

По дороге на пере­до­вую я раз­дал весь хлеб, кото­рый мне насо­вали дру­зья при про­ща­ньи! Я стал гото­виться к смерти: какой из меня вояка, если я моби­ли­зо­ван необу­чен­ным, даже из ружья не умел стрелять.

В бой мы все же не пошли, не знаю по какой при­чине. Вскоре я забо­лел тифом и был демо­би­ли­зо­ван. Больше на фронт я не возвращался.

Я родив­шийся в 1922 году, в кото­ром родив­ши­еся очень мно­гие погибли, был только легко ранен, ни разу не участ­во­вал в насту­па­тель­ном бою и даже ни разу не выстрелил.

В такую войну, когда стре­ляли все, когда поги­бали тысячи и мил­ли­оны, я остался жив. Разве это не чудо?

Помню, как-то всё же мне захо­те­лось выстре­лить, сидя в тран­шее, и я один раз выстре­лил вверх.

Я верю, что меня сохра­нил Бог. Видимо, потому, что впо­след­ствии я дол­жен был стать свя­щен­ни­ком. При­нося Бес­кров­ную Жертву перед Богом и зная, что ты в кого-то стре­лял, чтобы про­лить чело­ве­че­скую кровь — это было бы не сов­ме­стимо со свя­щен­ни­че­ским зва­нием, так я сей­час рассуждаю.

* * *

Как я был руко­по­ло­жен. По окон­ча­нии Ака­де­мии я не сразу полу­чил место, епи­скоп обе­щал только диаконское.

Потя­ну­лось томи­тель­ное ожи­да­ние. Про­шло шесть меся­цев, я хотел было уже хотя бы куда-то устро­иться рабо­тать, хотя бы тор­го­вать за ящи­ком све­чами, ведь надо было жить, только женился, на что содер­жать семью?

Вдруг полу­чаю теле­грамму: срочно явиться в Пат­ри­ар­хию. Ехал раз­ду­мы­вая, зачем вызы­вают. О руко­по­ло­же­нии даже не помышлял.

При­е­хал. Епи­скоп Пимен, впо­след­ствии Пат­ри­арх, ска­зал: — Срочно на испо­ведь, — это было часа в четыре, в суб­боту, — зав­тра тебя я руко­по­ла­гаю в диа­коны, на Архи­стра­тига Миха­ила — во свя­щен­ники, — то есть в поне­дель­ник, на сле­ду­ю­щий день.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

2 комментария

  • Мария, 06.04.2019

    Слава Богу за эту книгу! Очень мно­гое из соб­ствен­ного опыта под­твер­ди­лось. Сове­тую прочесть

    Ответить »
  • Ана­то­лий, 11.11.2018

    Всё про­сто, нена­вяз­чиво, наивно непред­ска­зу­емо. Скры­тая доброта.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки