• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Принцесса и Курд — Джордж Макдональд Автор: Макдональд Джордж

Принцесса и Курд — Джордж Макдональд

(1 голос: 5 из 5)

Курд, сын Питера-горняка, жил со своими родителями в доме на горе и работал в шахте вместе с отцом. Каждый день они вместе уходили в горы и возвращались поздним вечером. А надо вам сказать, что горы – довольно грозные творения природы. В старые времена их боялись гораздо больше, чем сейчас. А потом люди с удивлением обнаружили, что горы не только ужасны и коварны, но и прекрасны.

 

 

Глава 1. Горы

Курд, сын Питера-горняка, жил со своими родителями в доме на горе и работал в шахте вместе с отцом. Каждый день они вместе уходили в горы и возвращались поздним вечером.

А надо вам сказать, что горы – довольно грозные творения природы. В старые времена их боялись гораздо больше, чем сейчас. А потом люди с удивлением обнаружили, что горы не только ужасны и коварны, но и прекрасны. Раньше люди не любили их, потому что они всегда недолюбливают то, чего боятся. Только теперь мы научились смотреть на горы с восхищением и ничуть их не пугаться, и нам они кажутся красивыми и привлекательными.

Я попробую рассказать вам, какие они – горы. Это настоящие любимцы Сердца Земли, которое они укрывают от опасностей. Сердце Земли – огромная кипящая масса, но там нет крови, как в сердцах людей и животных; Сердце Земли пылает расплавленным металлом и раскаленными камнями. И как наши сердца хранят нашу жизнь, так и огромное Сердце Земли хранит жизнь всего живого; в нем заключается сила, похожая на силу солнечных лучей.

Теперь представьте: мы берем котел, в котором все клубится и пузырится – огромный, как Альпы. Он пузырится и пузырится, кипит и кипит, и тепло от него поднимается вверх, в холодное высокое небо. Представили? Только не бойтесь смотреть снова на горы. Там, где скрыт котел, – там царит тьма, – там нет света, – там абсолютно темно. А тепло от Сердца Земли идет вверх, к лесам и лугам, городам и деревням, к ветру и холоду, к звездному сиянию. Оно идет даже к снежному покрову, который зимой, словно шкура горностая, покрывает сине-зеленую кольчугу ледников. А сверху за всем происходящим на поверхности Земли следит Великое Солнце – прадед Земли – и маленькая старая холодная Тетушка Луна, которая бродит в небе по ночам. Кругом вечное движение – это среди скал и пещер носится ветер. Пещеры он превращает в фантастические трубы, и людям кажется, что молодые архангелы именно здесь учатся высвобождать боль из своих сердец, играя музыку усталых душ.

А там, среди гор и ледников, жили самые различные существа. Одни из них жили на поверхности, другие под землей. Птицы вили свои гнезда на вершинах гор, на склонах которых, словно зеленая одежда, росли деревья. Мягкие травы искрились на лугах, и чудесные цветы росли недалеко от границы вечных льдов. Реки с шумом обрушивались в бело-зеленые цветущие долины. В этом прекрасном мире кое-где притаились пропасти, куда путешественники могли упасть и потеряться, а еще здесь были озера – такие глубокие, что напоминали маленькие арктические океаны, где плавали крошечные айсберги.

Но это снаружи! Что же у горы внутри? Пещеры полного одиночества со стенами толщиной в милю, искрящаяся руда, золото и серебро, медь и железо, олово и ртуть; озера со слепыми рыбами; холодные ручьи, усеянные по берегам драгоценными камнями. Здесь, в глубине Земли, хранятся горы драгоценностей – рубинов и изумрудов, сапфиров и топазов! Никто точно не может сказать (уверен, что там никто не был), сколько времени уже они все ждут света, чтобы заискриться, заиграть, ждут миллионы веков с тех пор, как Земля отделилась от Великого Солнца горящим огненным шаром и начала остывать.

Некоторые пещеры заполняла вода, страшно холодная, холоднее льда, или огненно-горячая, горячее кипятка. Иногда вода неподвижна, иногда она несется бурлящим потоком. Эти потоки похожи на кровь в человеческом теле: маленькие ручьи-вены несли воду вниз, от вечных льдов к Сердцу Земли, а оттуда – в колодцы и родники, вперед и вверх, через горную плоть, к свету. Там воды гор соединялись в потоки и реками стекали в долины… Вниз, вниз к другому могучему миру, к морю, где мечутся штормы и циклоны, где на больших волнах рождаются тайфуны. Туманы каплями оседают на прибрежные скалы. Вода испаряется с поверхности морей и попадает опять на ледник. Она выпадает в виде снега, смерзается в лед и опять постепенно тает.

Теперь вернемся к Сердцу Земли, тщательно скрывающему свои сокровища от детей Земли, которые лопатой, ломом и киркой буравят и крошат горы в поисках сокровищ, сокрытых в недрах своей Матери. Горы же дышат чистым воздухом, с усмешкой наблюдая за людьми, роющими туннели и скитающимися в темноте, там, где не видно света луны и солнца.

Курд и его отец тоже были среди этих людей. Они рыли туннели в недрах горы, искали серебро и очень радовались, когда находили его. Но они мало знали о других драгоценностях, сокрытых в глубине гор. Рудокопы, а именно так назывались эти люди, искали лишь серебряную руду. Темнота и опасность окружали их. И как потом сладко вдыхать воздух гор, когда выберешься на солнечный свет и вернешься домой, где тебя ждет жена или мать.

Серебряные копи принадлежали королю страны, а рудокопы были его слугами. Они работали под наблюдением наместников и стражников. Король был хорошим правителем – из тех, кто заботится о людях. Он требовал добывать серебро не для того, чтобы самому стать богаче, а для того, чтобы обогатить страну и заплатить жалованье солдатам, защищающим страну от беспокойных соседей. Он всегда справедливо вершил суд, как следует разобравшись в деле, и в стране не было других судей. А единственное, чем Сердце Земли могло помочь королю, так это подбрасывать горнякам богатые серебром жилы. Но в стране были и такие люди, которые старались загрести в свои руки все больше и больше серебра, от этого их характер менялся, а со временем с этими людьми происходили ужасные вещи. Они даже могли превратиться в булыганов, если, конечно, ввязывались в различные ссоры и драки.

За год до того, как началась эта история, случилось очень много удивительных событий. Я не зря рассказываю все так подробно. Ведь вы уже давно читали книжку про Курда, гоблинов, булыганов и принцессу, и теперь я хочу, чтобы мои читатели все хорошенько вспомнили.

На склоне горы стоял большой старый дом. Он был похож одновременно на замок и на ферму. Дом этот принадлежал королю, там раньше жила его дочь, принцесса Ирен. Она жила там, пока ей не исполнилось девять лет, и продолжала бы жить там дальше, но случилось много всяких происшествий.

В те времена внутри гор жили существа, которых звали гоблинами, и они доставляли людям массу беспокойства. Однажды они хотели похитить принцессу, но благодаря умному и энергичному Курду их замыслы были расстроены. Поток воды, направленный мальчиком из забоя в их страну, смыл большую их часть. Гоблинов осталось так мало и они вели себя так тихо, что через некоторое время горняки перестали верить в их существование.

Король поблагодарил находчивого мальчика за то, что тот спас его дочь. Несмотря на то, что Курду исполнилось всего лишь тринадцать лет, король предложил ему вступить в его свиту. Но маленький горняк сказал королю, что предпочитает остаться со своими отцом и матерью. Король был добрым и умным человеком и понял, что мальчик, решивший не бросать своих родителей, стоит десяти тысяч бессовестных придворных и должен стать великим человеком. У родителей Курда, как и у всех горняков, не было золота, но у них был хороший король, и они (горняки и король) хорошо понимали друг друга. Наша предыдущая история кончилась тем, что король попрощался с горняками, с родителями Курда, с самим мальчиком и уехал. Ирен уехала вместе с королем. Она сидела на лошади вместе со своим отцом. Теперь они жили в городе, но где это – мальчик толком не знал.

Когда Ирен уехала, в горах стало очень скучно. Курд целую неделю не насвистывал своих песенок. Он сумел прогнать гоблинов, а все вдруг взяли и уехали… Вот тебе и хороший конец… А еще говорят: все хорошо, что хорошо кончается.

Мальчик очень жалел, что принцесса уехала. Как он хотел, чтобы она осталась! А горняки, хоть дом короля и был покинут, сами управлялись со своими делами. Им было совершенно безразлично, живет принцесса в замке на горе или нет. Они были слишком заняты своими делами с утра до позднего вечера.

Питер и его жена сожалели, что их сын не согласился на предложение короля. А как было бы хорошо, думали они, если бы он оказался в свите короля. Каким красивым он был, когда ехал на королевском коне через реку, ту самую реку, которая вырвалась из недр гор и смела гоблинов. Курд мог бы стать даже капитаном стражников, так считали его родители. Но он не хотел быть военным. Он хотел быть горняком, как и его отец.

Глава 2. Белый голубь

Когда зимой Петерсоны (вы, конечно, помните, что это фамилия семьи Курда) сидели у огня и ужинали, когда летом они загорали на камнях у реки или гуляли по лугу неподалеку от своего дома, то старались не говорить о недавних событиях, – приключениях Курда и принцессы.

Правда, их немного беспокоила прапрапрабабушка принцессы, о которой Ирен так часто рассказывала, но которую не видели ни отец Курда, ни его мать. Курд, если бы захотел, мог бы, наверное, вспомнить таинственную бабушку, но теперь она казалась ему ненастоящей. Мальчик хорошо помнил, как однажды принцесса привела его, как она говорила, к прапрапрабабушке в гости, а на самом деле там оказались лишь пустые комнаты и не было никаких старых королев. То же, что случилось потом, походило скорее на сон. Курд постепенно стал считать прапрапрабабушку принцессы сном, а чердак, грязную солому, освещенную солнечными лучами, и сморщенное яблоко на полу – реальностью. Король ведь тоже говорил ему, что никакой королевы на чердаке не существовало, что все это лишь фантазии принцессы. Может быть, так оно и было. Принцесса, правда, очень сердилась, когда ее фантазии не принимали всерьез.

Фантазии-то фантазии, да, видно, не совсем. Мать Курда могла бы вспомнить таинственный свет. Она видела его давно, задолго до того, как родился Курд. Тот таинственный свет очень напоминал то, о чем рассказывала Ирен, называвшая это светом прапрапрабабушкиной луны. Курд и сам хорошо помнил этот свет. Он видел его над замком, когда король и принцесса покидали горняков. С тех пор никто из окрестных жителей не видел и не слышал ничего, связанного с таинственной прапрапрабабушкой. Никто никогда не видел, чтобы она входила в дом или выходила из него. Правда, если она и впрямь была так могущественна, как рассказывала принцесса, то она могла покинуть дом совершенно незаметно.

С тех пор прошло уже много времени. Чем старше становился Курд, тем больше и больше он сомневался в существовании старой королевы. Сон и явь смешались в его памяти; ведь дети иногда не различают, где сон, а где реальность. Мать Курда считала, что он становится все взрослее и из мира грез переходит в реальный мир.

Думая об этом, Курд морщился, как от головной боли, но не думать об этом он не мог. Говорить о всяких волшебных и таинственных вещах с отцом и матерью было бесполезно. Отец Курда много думал, но мало говорил, таким уж он родился; и Курд был уверен, что отец не верил даже собственным глазам, а не только рассказам жены.

Не с кем ему было поговорить о принцессе. Среди горняков встречались самые разные люди. Некоторые из них были хорошие, иные – не очень, были и вовсе плохие люди. Всем известно, что горняки – очень умные люди: ведь они умеют находить серебро в горах. Большинство из них хорошо относились к Курду. Они много знали о серебряной руде, отлично разбирались в подземных туннелях, в устройстве фонарей, с которыми искали руду, и в знаках пород, скрытых в земле. Но услышав рассказ о прапрапрабабушке, они стали бы дразнить Курда, да мальчик и сам понимал, что в этой истории было много странного. Само слово «прапрапрабабушка» вызвало бы среди товарищей Курда бурю смеха на целую неделю! Я уверен, что никто из них не поверил бы в существование такого загадочного человека, как прапрапрабабушка принцессы. Ведь никто никогда не видел даже свою прапрапрабабушку. Вокруг не было никого, кто сумел бы помочь Курду разобраться во всем. Он быстро рос и взрослел, и ум его взрослел быстрее, чем взрослело его тело. И с каждым днем он все меньше верил в реальность случившегося. Курд постепенно превращался в настоящего горняка, все уменьшалась в его душе частичка внешнего мира, того мира, где дуют ветры и светит солнце. Он все реже и реже думал о таких отвлеченных вещах, как мотыльки, пчелы, жучки и драконы, цветы, ручьи и облака. Постепенно он превращался в обычного человека…

Люди растут по-разному. В одном случае это продолжительная смерть души, в другом – ее воскрешение. А люди всегда должны в первую очередь заботиться о душе.

И похоже, что на этот раз Курд сбился с пути. Его отец и мать стали замечать за ним, что теперь он редко пел, опаздывал к обеду, забывал сказать «спасибо» и «пожалуйста». Он перестал видеть слезы на глазах других людей. Родители очень волновались, но не хотели лишний раз его расспрашивать. А ведь в глубине души Курда еще жил прежний веселый мальчик. Не мог же он пропасть бесследно во взрослой душе. И все же Курд понимал, что должен стать простым человеком, таким сыном, который был бы дорог матери и которым гордился бы отец. Ребенок умирал в нем медленно и безвозвратно.

Курд сделал себе лук и стрелы и даже научился неплохо стрелять, Мальчик постоянно носил с собой это самодельное оружие и постоянно тренировался. Однажды в начале лета, когда он шел из шахты домой, он заметил вдали что-то необычное. Всмотревшись, он увидел, что это снежно-белый голубь. Птица как будто светилась в лучах заходящего солнца. Она чуть дернула крылом, солнечный свет, отразившись от перьев, неожиданно ударил в глаза мальчику, и через мгновенье голубь поднялся в воздух.

Тут Курд решил, что летящий голубь – хорошая мишень. Он решил потренироваться: положил стрелу на тетиву и… сперва ему показалось, что он промахнулся. Но птица, будто бы наткнувшись на луч света, замерла в воздухе, и в том месте, где в ее тело вошла стрела, появилась капелька крови. Птица упала на землю.

Гордясь тем, какой он ловкий стрелок, и радуясь удаче, Курд побежал, чтобы подобрать жертву. Должен сказать, что Курд поднял голубя очень осторожно… Может, он с самого начала почувствовал раскаяние? Но все же он поднял свою добычу – белую птицу, которая казалась красной в свете заходящего солнца. Он осмотрел ее и вдруг увидел, как судорожно трепещут крылья птицы, заглянул в ее стекленеющий круглый глаз. Красное солнце скрылось за облаками, подул ветер. Глаза птицы открылись, словно задавая немой вопрос. Потом птица попыталась поднять крыло, но ей удалось лишь чуть двинуть им. Сердце Курда бешено забилось в груди. Что это значит? Голубь… Почему он не может убить голубя? До этого момента он не задумывался о смерти малых существ. Наверное, Курда в жизни ждало еще много открытий! Голубь тем временем продолжал открывать и закрывать глаза. Курд чуть не зарыдал: эта птица чем-то напомнила ему принцессу. Он и сам не знал, почему. Он вспомнил, сколько труда ему стоило спасти ее. Почему они тогда спасали друг друга? А главное, что ему делать сейчас? Он убил голубя! Сможет ли он теперь жить? Останется ли в его жизни место радостям и наслаждениям? Нет. Он стал другим, не тем милым мальчиком, который всем помогал, а Курдом-разрушителем! И ему самому придется нести груз, который он взвалил себе на плечи.

Словно подземные воды, хлынули слезы в сердце мальчика. Да, Курд расплакался, как настоящая девчонка – со слезами пришли воспоминания. О, теперь он вспомнил эту птицу – белого голубя, который кружил в свете прапрапрабабушкиной лампы, а потом улетел неведомо куда. Улетел, когда король и Ирен покидали замок. Да-да, Курд только теперь понял, что это и впрямь был белый голубь. Ужас пронзил мальчика. Этот белый голубь! Он ведь появился здесь не случайно. А может, у прапрапрабабушки Ирен было много белых голубей?.. Кажется, так говорили девочка… А вдруг он убил голубя старой королевы?

Внезапно Курду показалось, что весь мир обернулся против него. Красное солнце потускнело, горы стали еще более мрачными и неприступными. Ветер ударил ему в лицо, когда он стал спускаться к своему дому… Ах, если бы она не поцеловала его тогда. Нет, не так. Хорошо бы она поцеловала его еще раз, и еще, и еще…

Солнце садилось. Огромные облака двигались на запад. Становилось все темнее и темнее. Кругом завывал ветер. Облака превратились в тучи. А потом раздался ужасный грохот. Курд подумал, что это гром, но потом догадался, что на сайтом деле это большая скала осела внутри горы. Из глубин земли донесся вздох. Курд подумал, что это, наверно, проделки гоблинов, и задумался. Очень уж он их не любил. Голубя он по-прежнему нежно держал в руках.

Становилось темнее и темнее. Кругом шевелились какие-то тени.

– Каким же дураком я был! – воскликнул мальчик. Он позеленел от ярости. Он не мог бросить птицу, он знал, что потом не сможет распевать своих любимых веселых песен. А разве вы смогли бы петь веселые песни на месте Курда? Мальчик посмотрел вверх и увидел в небе огромный светящийся шар – серебряный и пылающий. Однажды он уже видел такой шар. Он сверкал над крышей замка. Тогда Курд знал, что это луна королевы. Неужели и сейчас не обошлось без ее участия? Не может быть! Тогда, давно, он расспрашивал всех о таинственном сверкающем шаре. Но никто не мог ему объяснить, что это такое. Каждый объяснял его появление какими-то особыми волшебными силами! Значит, все-таки прапрапрабабушка принцессы существовала? Или нет? Ведь кроме светящегося шара никто ничего не видел. Но шар все же сиял, и это Курд видел сейчас собственными глазами. Умирающий голубь в его руках – ведь это тоже реальность, ужасная реальность! Вдруг голубь пошевелился. «Значит, птица жива!» – обрадовался Курд и со всех ног помчался к замку.

Глава 3. Госпожа серебряной луны

Курд очень скоро добрался до замка. Он бежал через маленький сад и думал о том, что скажет, если его спросят, зачем ему нужно войти в королевский дом. Но все получилось как нельзя лучше. Дверь была приоткрыта! А надо вам сказать, что это была удивительная дверь. Многие женщины из прислуги (вы, конечно, знаете, что в королевском доме прислуга живет постоянно) часто недоумевали, почему эта дверь то открывается, то закрывается. Это происходило само собой, словно дверь действовала по собственному усмотрению. На кухне давно уже перестали судачить, почему так происходит. Я, конечно, говорю не об огромной парадной двери, а о маленькой, задней. Считалось, что ее держали открытой, чтобы те, кому нужно зайти в королевский замок, могли это сделать. Но разве маленький мальчик-рудокоп из тех, кому непременно нужно попасть в королевский замок? Тем не менее дверь была открыта, и Курд вошел в большую пустую комнату.

Там было не так уж темно – тусклый, призрачный свет наполнял ее. Мальчик знал, что он должен подняться наверх. Немного поблуждав, Курд нашел лестницу и стал подниматься. Он знал, что где-то должна быть еще одна лестница, которая вывела бы его наверх, в башенку на крыше. Странно, но он не встретил никого из слуг, хотя долго бродил по дому в поисках нужной лестницы. Тот, кто работает глубоко под землей, не очень-то разбирается в высоких лестницах. Горняки и Курд знали все уголки королевской шахты и были способны даже с завязанными глазами определить, еде они находятся. Королевский дом был совсем другим местом. Здесь Курду было тяжело найти правильную дорогу. Закрыв глаза, он попытался припомнить внешний вид дома, чтобы сообразить, в какую сторону идти. Затем он восстановил в памяти свое прежнее путешествие в комнаты прапрапрабабушки принцессы. И все же он долго топтался на одном месте, пытаясь вспомнить все подробности, правильно определить каждый поворот и найти нужное направление.

Наконец он вышел к следующей лестнице и поднялся по ней. Внезапно ему показалось, что он заблудился. «По-моему, раньше здесь было как-то по-другому», – подумал Курд, но отправился дальше. Он вспомнил, как год назад поднимался по лестнице, не зная, что принцесса ведет его к своей прапрапрабабушке. Ему показалось, что он уже поднялся не на вершину дома, а на небо – так долго он шел. Наконец он очутился в коридоре, темном коридоре, в конце которого было единственное окно, а с обеих сторон – двери, и все они были заперты. В окне был виден мерцающий холодный свет, в небе за окном Курд заметил несколько звезд. Сам коридор выглядел мрачным, старым и темным. Потом Курд попал в другой коридор, который тоже заканчивался окном, через которое пробивались последние лучи заходящего солнца. Курд даже почувствовал прикосновение теплых солнечных лучей.

Мальчику показалось, что теперь тут все по-другому. Он удивился, но не очень сильно, ведь главное, о чем он помнил – он шел, чтобы спасти птицу. Судя по всему, до башни старой дамы было уже рукой подать. Еще один коридор привел его к двери, которая показалась знакомой. Сначала Курд хотел сразу войти, но, чего-то испугавшись, постучал. Никто не ответил ему. Дверь медленно открылась, и Курд увидел очередную, на этот раз уж точно последнюю, лестницу с узкими ступенями. Видимо, тогда, в прошлый раз, принцесса вела мальчика в башенку по другой лестнице. Тут все осталось по-прежнему, и Курду даже показалось, что если он обернется, то увидит Ирен. Мальчик медленно поднялся по лестнице и очутился на маленькой площадке. Перед ним были две двери. В какую он должен войти? Может быть, постучаться?

Он замер и услышал знакомый шум, шум вращающейся прялки. Он узнал этот звук, потому что его мама тоже иногда пряла. К тому же именно прялка научила его сочинять стихи и песни. Теперь он точно знал, куда идти.

Мальчик стоял прислушиваясь, а прялка жужжала и жужжала, играя новыми рифмами. Курд, зачарованный звуками, словно бы задремал. Но вдруг мальчик вспомнил о бедной птице, лежащей без движения у него на ладонях. Она словно разбудила его и заставила постучать.

– Входи, Курд, – ответили ему.

Курд замер. Сердце, которое не дрогнуло при виде армии гоблинов, затрепетало от мягких слов приглашения. И еще эта белая птица, истекающая красной кровью! Он не мог смотреть на нее без содрогания. Курд осторожно открыл дверь.

Что же он увидел? Сначала ничего, только луч серебристого лунного света, падающий на пол через открытое окно. Он стоял и смотрел на него, забыв закрыть дверь.

– Почему ты не входишь, Курд? – спросил голос. – Ты что, раньше не видел лунного света?

– Я не видел лунного света без луны, – ответил Курд. Храбрость постепенно возвращалась к нему.

– По-моему, – снова заговорил голос, – лунного света без луны не бывает.

– Но ведь луна снаружи, – удивился Курд.

– Но ты же внутри.

Помолчав, голос продолжал:

– Есть луны, о которых ты, Курд, ничего не знаешь. Где есть одно солнце, там всегда много лун… и причем самых разных. Пойди и посмотри из моего окна, и ты увидишь, на что они похожи.

Ласковые нотки в голосе заставили Курда вспомнить, зачем он пришел. Курд закрыл дверь и сделал несколько шагов по направлению к лучу лунного света.

Все это время шум прялки не прекращался, но только теперь Курд увидел ее. Это была изящная вещь очень тонкой работы. Стояла она в середине лунного луча, и похоже, пряжей был сам луч. Подойдя еще ближе, Курд увидел, что пряжу тянут две маленькие руки. Обладательница этих рук находилась по ту сторону лунного луча, и ее не было видно. Только подойдя вплотную, Курд увидел, что за прялкой сидит очень старая женщина. Да, конечно, это и была прапрапрабабушка принцессы. Она сидела и крутила колесо прялки, стоящей перед ней, колесо это напоминало длинноногого паука в своей паутине. Женщина пряла и пряла.

Курд даже замер от удивления. Ведь то, что он увидел, не было похоже ни на рассказы Ирен, ни на его собственные воспоминания. Седые волосы старушки казались запутанными и так искрились в лунном свете, что Курд не мог сказать, где начинается одно и кончается другое. Старушка производила странное впечатление. Одежда висела на ней, голова ушла в плечи, а маленькие руки напоминали серые лапки, царапающие нить, которая в лунном свете казалась Курду просто невидимой. Он чуть было не улыбнулся, но потом тяжело вздохнул: он вспомнил, с каким восторгом принцесса рассказывала о прапрапрабабушке. Курд и сам привык думать о ней как о старой даме. В этот момент маленькая старушка нагнулась, и лицо ее попало в полосу лунного света. Курд увидел, как сверкнули ее глаза, и смех застрял у него в горле.

– Зачем ты пришел сюда, Курд? – спросила она ласково, как и раньше.

Курд вспомнил, что он натворил.

– О, матушка! Посмотрите сюда, – смущенно попросил он, шагнув вперед и показал голубя.

– Что там у тебя? – спросила она.

Старушка долго разглядывала птицу. Когда на голубя упал луч лунного света, он чуть-чуть пошевелил крыльями. Старая дама взяла его из рук Курда и прижала к груди, покачивая и бормоча что-то себе под нос, словно это была не птица, а больной ребенок.

Курд увидел, как она огорчилась. И окончательно расстроился.

– Я не хотел причинять ему вреда, матушка. Я просто как следует не подумал.

– Ах, Курд! Что бы было с этой птицей, если бы не я? – спросила старушка. – Ты сказал, что не хотел причинять ему вреда… Ты все делал с самыми чистыми намерениями…

– Да, – кивнул Курд и опустил голову.

– Помни, что бы ты ни делал с хорошими намерениями, ты всегда можешь кому-то причинить вред. Я стараюсь, чтобы намерения каждого исполнялись так, как бы он сам того хотел. Я видела, как ты выстрелил из своего лука. Но тогда ты еще не понимал, что перед тобой живое существо. Теперь ты это помял и огорчился. Опасно совершать вещи, о которых все до конца не известно.

– О, не браните меня, матушка. Я не знаю, что сказать в свое оправдание, – ответил Курд. – Спасите птицу, если можете, – добавил он тихо.

– Ты совершил большую ошибку, – продолжала старушка. – Ты должен был немного подумать! Последнее время ты постоянно делаешь что-то не так. Но наконец-то ты поступил правильно, придя сюда.

Курд смутился.

– В мире существует много хорошего. Однако расскажи мне, почему ты выстрелил в голубя?

Старушка разговаривала с мальчиком тихим ласковым голосом, и ему казалось, что этот голос убаюкивает его. И еще ему казалось, что он стал самым замечательным парнем в округе. «В самом деле, я никогда не думал, что хорошо, а что плохо в моих поступках», – подумал Курд. Он словно бы задремал. А потом лучик лунного света коснулся его, и он как будто проснулся и как будто заново увидел старушку, крутившую прялку.

– Да, матушка, понимаю, – сказал он. – Благодарю вас. Вы околдовали меня своей прялкой. Да, теперь я вижу, что последнее время часто поступал неправильно! Когда я стрелял в птицу, я ведь знал, что не надо этого делать, но не остановился. Я сделал ужасную вещь! Благодаря вам я понял, что ошибался, и мне кажется, что я теперь знаю, как исправить это.

– Но все ли ты делал так уж плохо, Курд? Подумай хорошенько, – сказала старушка, и ее голос стал еще нежней.

– Я делал ошибку за ошибкой. Самое главное – я никогда не пытался стать лучше. Я не помогал своей матери, да и отцу не слишком-то помогал. Знаете, мне все время казалось, что что-то идет не так, но мне не с кем было поговорить. Я ворчал на свою работу, да и вообще все делал спустя рукава. Не знаю, смогу ли я теперь исправить все это.

– Не осуждай себя слишком жестоко, Курд, – остановила мальчика старушка. – Знаешь, я даже рада, что ты подстрелил моего голубя.

– Матушка! – воскликнул Курд. – Как такое может быть?

– Это заставило тебя взглянуть на себя со стороны и увидеть свои ошибки. Теперь ты хочешь их исправить, и ты достоин помощи, как и моя маленькая птичка. Поднимись, мой голубок.

Как бы в ответ на слова женщины голубь слабо зашевелился.

– Я вылечу моего маленького, ангела, – сказала дама, – и через неделю или две он снова сможет летать. Так что о голубе можешь больше не беспокоиться.

– Спасибо! Большое спасибо! – воскликнул Курд. – Не знаю, как и благодарить вас! Что я могу сделать для вас?

– Есть только один способ меня отблагодарить: никогда и никого не убивать без особой на то причины.

– Матушка, я сейчас сбегаю и принесу лук и стрелы. Я сожгу их прямо тут, у вас на глазах.

– У меня нет огня, чтобы сжечь твои лук и стрелы, Курд.

– Тогда я засуну их в наш очаг, когда мама станет готовить завтрак.

– Нет-нет, Курд. Оставь их у себя. Ты должен вырасти хорошим стрелком. На свете слишком много зла, и с ним необходимо бороться. В нужный день ты используешь свое мастерство во благо.

– Но когда? – спросил Курд. – Неужели вы знаете, что произойдет со мной в будущем, матушка?

– Сейчас я не могу тебе ничего сказать. Все узнаешь в свое время, – ответила старая королева. – Но прошу тебя: если ты услышишь, как кто-то говорит обо мне, не смейся и, самое главное, не пытайся защищать меня, если кто-нибудь будет меня ругать.

– Хорошо, матушка! – воскликнул Курд, удивленный такой необычной просьбой, и отступил к двери.

– Стой, стой, – женщина подошла к мальчику. – Люди, живущие по соседству, иногда рассказывают нелепые истории о таинственной старой женщине, наблюдающей за всем в округе. Они имеют в виду меня. Не вмешивайся в их разговоры. Ладно, Курд?

– Хорошо, матушка. Но я же вижу вас. Вы не тайна…

Старушка печально улыбнулась.

– Да. Ты видишь меня, – ответила она. – Но мысленно. Я не хочу ничего объяснять… Прошу только: попридержи язык.

– Это будет легко, – ответил Курд. – Но, матушка, я ведь вижу вас своими собственными глазами.

– Не так все просто, как тебе кажется, – ответила старушка, и улыбка ее показалась Курду странной.

– Я хочу стать твоим другом, – сказала она после маленькой паузы. – Я хочу этого, как бы ты ни относился ко мне.

– Я бы тоже хотел быть вашим другом, матушка, – сказал Курд.

– Но прежде чем снова прийти ко мне, ты должен быть уверен, что тебе в самом деле плохо и ты не можешь сам себе помочь. Я благодарна тебе за то, что ты принес мне раненого голубя и осознал все свои ошибки.

Говоря все это, она подала мальчику руку. Курд помог старой королеве встать, но ничего не сказал. Теперь она стояла рядом с ним: высокая, сильная женщина, настоящая королева. На ее лице не было никакого следа морщин. Она выглядела совершенно другим человеком. Ее волосы были белыми и густыми, они сияли серебром в лунном свете.

– Я вижу вас! – воскликнул Курд. – Я вижу вас наяву! Я никогда не забуду вас!

– Мы уже говорили об этом, – остановила мальчика старая королева.

– Да, матушка, – согласился Курд.

– К сожалению, большего я тебе пока рассказать не могу, – покачала головой старая дама. – А теперь возвращайся.

– Хорошо, матушка… – Курд улыбнулся и направился к двери.

– Что же сказать вам на прощание? – спросил Курд, но когда он повернулся, ожидая ответа, там, где только что стояла старая дама, никого не было. Это было очень странно. Может быть, она вышла из комнаты? Курд подумал, что мог не заметить этого, так как луч лунного света исчез и все вокруг погрузилось во тьму. Страхи, от которых Курду удалось было избавиться, вернулись к нему. Ощупью мальчик добрался до двери, вышел из комнаты и начал осторожно спускаться по лестнице. На этот раз лестница показалась ему намного короче. Он шел вниз и вниз, а потом вдруг сразу оказался у открытой двери и вышел из дома под звездное, но безлунное небо.

Без всяких приключений Курд добрался до выхода: ведь он неплохо знал королевский парк. Всего за несколько минут, несмотря на темноту, он домчался до своего дома. Пробегая мимо скалы, возле которой он ранил голубя, мальчик почувствовал, как у него защемило сердце. Он испугался и припустил еще быстрее. Дома мать и отец уже ждали его к ужину и очень волновались.

Глава 4. Родители Курда

Мать и отец давно видели, что их сын изменился. Когда он прибежал домой, они сразу поняли, что случилось что-то необыкновенное.

– Прошу прощения за опоздание, – Курд говорил так вежливо, как никогда в жизни. Все тепло своего сердца вложил мальчик в эти слова.

Мать и отец сразу заметили изменения в сыне. Они даже не стали ругать его за опоздание. Если сердце ребенка полно тепла и любви, родители никогда не будут ругать его. После ужина вся семья пошла посидеть перед сном на свежем воздухе на берегу ручья. Они расселись на огромных камнях на лугу, неподалеку от тропинки к вершине горы. Курд целый час рассказывал своим родителям о том, что с ним случилось. Может, он поступил неправильно – ведь старая королева взяла с него обещание никому не говорить о ней. Но ведь не мог же он скрывать что-то от своих родителей! Лето только начиналось, вечера стояли теплые и тихие, высоко в небе сверкали необыкновенно большие звезды. Наступила ночь, сжав весь мир своей прохладной рукой. Наконец Курд закончил свой рассказ. Было очень тихо. Даже деревья перестали перешептываться и настороженно молчали. Только звуки журчащего ручейка нарушали тишину.

Ручей, торопливо бежавший с горы вниз, ни слова не понял из рассказа Курда. А мать и отец, хоть и поняли все, что рассказал их сын, но не слишком-то ему поверили. Они ведь давно уже были взрослыми людьми, и их мир был ограничен домом и шахтой.

– Что ты скажешь на это, мама? – спросил Курд, закончив свой рассказ. – Все это странно, правда? – сказал он и замолчал.

– Пожалуй, Питер Петерсон, с нашим мальчиком действительно произошла очень странная история, – повернулась к мужу мать Курда.

– Похоже на то, – ответил Питер и улыбнулся. Было темно, и никто этого не увидел, но его жена почувствовала, что и Питер не слишком-то верит в рассказ своего сына. Питер и его жена жили счастливо и не верили в грустные сказки, которые рассказывал им мальчик.

– А как ты сам думаешь, Курд? – спросила у него мама.

– Я, – ответил Курд, – не знаю, что и думать.

– Все это так необычно. Но если и впрямь было так, как ты рассказал, то этот случай должен послужить тебе хорошим уроком.

– Пожалуй так, мамочка, – согласился Курд.

– Верно, Джоан, – согласился со своей женой Питер. – Я и сам так думаю. Однако история довольно странная.

– Ты помнишь, Курд, – продолжала его мать, – что, когда принцесса отвела тебя в башню в первый раз и показала своей прапрапрабабушке, ты вернулся домой, разозлившись на нее. Ты сказал, что в том месте, куда отвела тебя маленькая Ирен, ничего не было – лишь старая кадка и куча соломы. Я очень хорошо помню, как ты тогда все это рассказывал! Старая кадка, куча соломы, высохшее яблоко и луч солнца, бьющий в окно. Если верить твоим глазам, то тогда ты увидел только пустой, старый, огромный, пыльный чердак. А теперь ты вдруг встретил на том же самом чердаке старую королеву!

– Да, мама, я видел ее… или не видел, – Курд уже начал путаться не только в мыслях, но и в словах. – Та, кого я видел своими собственными глазами, была высокой тощей старухой, она плыла в лунном свете как летучая мышь из серебряной бумаги или как кусок ткани, если сделать ткань из паутины. Она взяла меня за руку и пожала ее, и я знал, что она сильнее меня, мама… Во много раз сильнее!

– Может, так все и было, если она выглядела так, как ты рассказал, – сказала миссис Петерсон.

– Но если это и впрямь был сон, – вырвалось у Курда, – я бы очень хотел окончательно проснуться, чтобы такие сны больше не тревожили меня.

– К сожалению, – ответила его мать, – тут я не могу помочь тебе и сказать, где сон, а где явь, если ты сам этого не знаешь. Я лишь думаю, что происшедшее с тобой весьма удивительно. Только это я и могу сказать тебе. Но ты должен знать, что все, сказанное старой королевой, – правда. Иногда ты забываешь о своих родителях. Я уж и не помню, когда ты вел себя, как послушный и ласковый сын.

– Да, – пристыженно вздохнул Курд. – Извините меня, пожалуйста.

– С тобой случилось необычное происшествие. Оно заставило тебя задуматься, и это хорошо. Ты должен помнить о своем обещании старой королеве.

– Мне все же кажется, что ты, Курд, видел все это во сне, – задумчиво произнес отец.

– Может и так, папа! – согласился мальчик.

Потом они встали и отправились спать, потому что уже наступила поздняя ночь.

Глава 5. Рудокопы рассказывают истории

На следующее утро сомнения Курда стали сильнее. Мальчик весь день работал в шахте то вместе с отцом, то один, и весь день его не оставляло чувство, что все происшедшее с ним накануне – это всего лишь сон. Он даже специально заговаривал с горняками, расспрашивая их о разных удивительных событиях, которые случались с ними в окрестностях горы и в шахтах. Жены, матери и бабушки горняков очень любят такие истории и часто рассказывают их своим мужьям, сыновьям и внукам.

Больше всего было рассказов о старой матушке Вутер Вул. Жены многих горняков встречались с ней. Но никто не видел ее больше одного раза, хотя некоторые уверяли, что нечто подобное видели в детстве. Говорили, что матушка Вутер Вул появляется в образе старой худой женщины, такой старой и такой худой, что просто удивительно. И еще говорили, что за спиной у нее всегда горит лампа. Она встречалась людям только ночью и всегда в каких-нибудь жутких местах. А потом обязательно случалось какое-то несчастье: или шахта обрушится, или вода хлынет из расщелин и затопит забой.

Иногда ее видели у колодца: она сидит наклонившись и опускает палец в воду. Раз шесть опустит, прежде чем успокоится. А через месяц обязательно кто-нибудь заболеет, выпив воды из этого колодца. Правда, Курд с детства помнил, что мама всегда запрещала пить сырую воду. Но большинство рудокопов соглашалось с тем, что это ведьма травит людей… Да-да, матушку Вутер Вул горняки считали ведьмой. Ну, а если она не старая ненавистная ведьма, которая травит людей, то кто же она тогда? Кто-то сказал: иногда она принимает образ молодой женщины, красивой, как ангел, но тогда-то ведьма и опасней всего. Каждый знает, что тот, на кого она пристально посмотрит, немедленно превратится в камень.

Только однажды Курд задал рассказчику рискованный вопрос. Он спросил: «Почему, если она может быть молодой, она принимает образ старухи? Разве старость лучше молодости?» Никто не возразил Курду.

Потом мальчик спросил: «Неужели матушка Вутер Вул и впрямь не сделала ничего хорошего?» И все горняки в один голос возразили: «Как она могла сделать что-то хорошее, когда она плохая». Тогда мальчик поинтересовался, почему же они считают матушку Вутер Вул плохой, ведь они же не знакомы с ней.

Горняки сказали ему на это: «Она плохая, потому что она плохая». Ведь каждый знает, что безобразная старуха ни на что хорошее не способна. Почему она ходит только по ночам? Почему после того, как она появляется, обязательно случается что-нибудь плохое? Один рудокоп рассказал, как его дед отправился на городскую ярмарку, и эта старуха подсела к нему на воз. Они весело провели в городе время, и дед вернулся домой без денег. На обратном пути ведьма заманила его в болото. С тех пор и до самой смерти он больше не пил вина.

– Уверен, что этот урок пошел ему на пользу, – сказал Питер, но рассказчик, который сам любил хорошенько выпить, обиделся.

– А еще говорят, – начал другой горняк, – что живет она в доме, где раньше жила маленькая принцесса. Говорят, что домоправительница о ней знает и покровительствует старой ведьме. Я не сомневаюсь, что они вместе летают по воздуху на метле, от таких, как они, всего можно ожидать.

– Когда умирала наша корова, – начал другой, – ведьма всю ночь бродила вокруг коровника. От коровы мог бы родиться теленок, но он тоже умер. Я уверен: эта матушка Вутер Вул – колдунья. Не знаю, как она это делает, но ведь и корова, и теленок умерли.

– Моя старуха видела ее как-то ночью. Ведьма сидела на пригорке, и все самые страшные булыганы собрались вокруг нее, как будто слушали свою повелительницу. Как мою жену увидели, так и разбежались. А потом вода хлынула в забой. А куст, возле которого они сидели, засох. Наверное, она из него жизнь выпила.

В тот день горняки возвращались домой, рассказывая друг другу разные истории. Курд же все больше молчал. Наконец горняки обратились к нему:

– А ты что думаешь, Курд?

– Да я и не думаю об этом, – ответил Курд.

– И поэтому молчишь? – засмеялись горняки.

– Вы тут рассказали так много историй. А сами-то вы в это верите? – спросил Курд.

– А ведь этот мальчишка считает, – заявил один из горняков, который до сих пор хранил молчание, – что вы тут все говорите вздор. Хотя, конечно, таинственная старуха существует. И мне почему-то кажется, что Курд знает об этом больше всех нас.

– Может и так, – согласился Курд. – Лучше не говорить ничего, чем рассказывать всякие небылицы. Ведь если толком не знаешь, то можешь случайно обидеть человека.

– Ты хочешь сказать, что на самом деле эта старуха не такая уж и плохая? – спросил кто-то.

– Не знаю, что в рассказах о ней правда, а что ложь, – ответил Курд. – Но скажу, что если существует в мире какое-то зло, то я его не боюсь. Наоборот, я попробую сделать так, чтобы оно стало добрым. Я думаю, что мы боимся того, чего не понимаем.

Горняки засмеялись.

– Послушайте-ка этого святого! – кричали они. – Он верит в добрую ведьму! Ха! Ха! Ха!

– Он не боится ее!

– Он считает ее доброй!

– И хочет подружиться с ней, чтобы она показала ему самую богатую жилу серебряной руды!

– Пусть мне дадут хороший заступ, и я не побоюсь никаких ведьм! – обиделся Курд.

– А я скажу так, мальчик, если увидишь что-нибудь подозрительное, то лучше всего берись за заступ. Это вернее всего.

Так они подшучивали над Курдом. Он же держался поближе к отцу, который, хотя и посмеивался над мальчиком, все же старался не обижать его.

Вечером отец с Курдом решили вернуться в шахту, чтобы узнать, правду ли говорят горняки. Может, им удастся встретиться с матушкой Вутер Вул?

Глава 6. Изумруд

Отец и сын сидели на выступе скалы под землей в том месте, где встречались две галереи – одна вела туда, где они работали, а другая уходила в ту часть горы, где были заброшенные шахты. Раньше в той части горы жили гоблины, но после потопа, устроенного Курдом, они ушли и теперь там осталась только вода, залившая нижние шахты.

Они подождали, пока их глаза привыкну к темноте, а потом медленно пошли по заброшенной галерее. Откуда-то сверху струился слабый зеленый свет, но что это был за свет – нельзя было сказать точно. Казалось, что свечение исходит от почти незаметной нити, протянутой под самым потолком. Они ее не видели, но ее свет напоминал свет далеких звезд и странным образом, как круги по воде, расходился в разные стороны. Они видели входы в боковые шахты, но входы эти казались немного призрачными. Отец и сын медленно шли по древнему туннелю и вспоминали таинственные волшебные истории о спрятанных в горах драгоценностях. Да, тут могло случиться все что угодно.

Вдруг они обнаружили, что очень-очень далеко впереди двигается что-то светящееся. Они попытались догнать светящуюся тень, но как ни старались, у них ничего не получалось.

Но они упорно шли вперед – ведь они хотели узнать правду о внутренней жизни гор. Их не испугала даже вода: в одном месте им пришлось по пояс залезть в ледяную реку.

Вдруг Питер подумал, что, наверное, впереди нет никакого таинственного свечения. Ведь они могли принять за привидение отсветы своих собственных фонарей! Он слышал, такое случалось иногда с горняками.

Теперь Питер и Курд шли по той части галереи, где никто из рудокопов давно уже не был. И все же отец и сын продолжали идти вперед.

Опять повороты, то направо, то налево, и вдруг оба они остановились как вкопанные. Перед ними в темноте вспыхнули глаза, а потом в свете фонарей проступило светящееся лицо. Из-за необычного освещения Курд не сразу смог разобрать, где он видел того, кто скрывался в темноте.

– Я вижу, ты узнал меня, Курд, – произнес знакомый голос.

– Если… О да, я узнал нас, матушка, – ответил мальчик.

Из темноты постепенно появилась прекрасная дама. Дама стояла, гордо подняв голову, на которую была надета корона, усыпанная драгоценностями. В короне сиял огромный изумруд, который сам по себе слегка светился. Вокруг него располагался орнамент из сверкающих изумрудов самых различных оттенков, от зеленого до чуть голубоватого. Бархатное платье дамы было тоже удивительного бледно-зеленого цвета. На вид ей можно было дать лет пятьдесят. Но Курд-то знал, что это прапрапрабабушка принцессы Ирен.

Вдруг вспыхнул яркий свет, и оказалось, что отец с сыном находятся в огромной великолепной сверкающей пещере. Курд узнал это место – здесь раньше собирались гоблины.

– Я был тут однажды, мадам, – почтительно поклонился мальчик.

– Я знаю, Курд, – ответила она.

– Тогда тут горели факелы и светились стены. Но все равно было гораздо темнее.

– Хочешь узнать, откуда этот свет? – спросила дама улыбнувшись.

– Хочу.

– Тогда смотри. Я выйду из пещеры. Не бойтесь, только смотрите.

Дама стала медленно удаляться. Когда она повернулась к горнякам спиной, свет потускнел и пропал. И сразу в пещере воцарилась кромешная тьма, даже горняцкие лампы, казалось, не давали света. Курд и его отец застыли в изумлении, ожидая, когда вернется таинственное свечение.

Глава 7. Дело не в имени

Долго-долго Питер и Курд стояли в темноте и ждали, когда вернется чудесная женщина – Мать Света. Но ее все не было и не было, так что горняки начали сомневаться, появится ли она вообще. Они не знали, смогут ли выйти из шахты через лабиринт естественных пустот и ходов гоблинов. Отец с сыном сели на землю и ждали. Наверное, там, наверху, в наземном мире, уже поднималось солнце.

Ждать пришлось невероятно долго. Масло в их лампах почти догорело, и теперь лампы давали слабый красноватый свет и чадили. Но горняки – отец и сын – не утратили храбрости и веры. Они знали, что видели наяву саму Королеву Изумрудов. Она обещала вернуться. Значит, надо ждать.

Петерсоны устали. Курд и Питер наблюдали, как замирает пламя в их лампах. Огоньки обеих ламп дрожали, словно задыхались. А потом и вовсе потухли. Тьма накрыла горняков своими крыльями, стало очень жутко. Но что это? Нет, наверное, показалось. И все же… все же где-то далеко-далеко проявилось зеленоватое свечение… Кто может сказать, где правда, а где ложь? Что может привидеться в таких темных коридорах? Свет стал ярче. Но откуда он взялся? Где его источник? Этого они не знали. Постепенно свет становился ярче, словно приближаясь, и горняки с безмолвным восторгом следили за его приближением. Наконец свечение приняло определенные очертания. Да это лицо! Прекрасное лицо! Вся пещера засверкала, заискрилась бесчисленными великолепными изумрудами.

На этот раз Королева Изумрудов (а это была она) выглядела очень молодой, но выражение ее лица наполнило сердца горняков почтительностью. Она обратилась к Питеру.

– Я давно знаю тебя, – сказала она, – каждый день я встречала тебя у входа в шахту последние сорок лет.

– Как это может быть, мадам? Вы знатная госпожа, а я – бедный горняк, – удивился Питер. Но чуть позже он понял, что вопрос его оказался глупым.

– Я не богата и не бедна. Я тоже сама зарабатываю себе на хлеб, – ответила дама. – Я слышала, как Курд вчера вечером рассказывал вам о моем голубе, о лунном свете и о лунной прялке. Удивительно, что вы, взрослые люди, не поверили мальчику. Ведь он в самом деле видел меня. Та старушка – ведь это была я. Я слышала весь ваш разговор. Слышала и разговор с горняками о старой мамаше Вутер Вул.

Дама рассмеялась, и ее смех наполнил восторгом их души.

– Ты, Питер Петерсон, – продолжала она, – должен быть благодарен своей бедности. Я вижу все и понимаю тебя. Быть бедным – это испытание, Питер… очень многие рвутся к богатству, но богатство портит их. Но ты, Питер, закален жизнью. Ты станешь богатым, я знаю, и богатство принесет тебе счастье. Ты, Питер, и твоя жена – вы оба королевской крови. Я всегда следила за вашей семьей. Недавно мне показалось, что Курд становится жестоким, и тогда я послала голубя. Правда, Курд подстрелил его, но он очень сожалел о содеянном, и в конце концов все кончилось хорошо.

Она посмотрела на Курда и улыбнулась ему.

– Матушка, – заговорил Курд, – можно мне задать вопрос?

– Почему же нет, Курд. Я слушаю тебя.

– Скажите, матушка, почему запрещено расспрашивать о короле?

– Такова королевская воля, – ответила дама с некоторым раздражением. – Что ты хочешь еще спросить? Если у меня хватит времени, я отвечу на некоторые из твоих вопросов.

– Тогда я прошу прощения заранее, матушка, вы и есть Госпожа Серебряной Луны?

– Да, Курд. Ты можешь звать меня так, если тебе больше нравится.

– Но теперь вы другая! Вы носите другое имя. Вы хозяйка всех драгоценных камней на земле. Горняки вас называют мамаша Вутер Вул! Принцесса Ирен говорила мне, что вы ее прапрапрабабушка! Вы прядете нить из паутины, заботитесь о голубях, как о людях. Когда я вас видел, вы были самой молодой и самой старой одновременно.

Дама приблизилась к большому камню, который лежал на полу пещеры. Она прикоснулась к нему, подняла его и протянула Питеру.

– Ух ты! Вот это да! – воскликнул Курд. – Двадцать человек не смогли бы вытащить его из породы! А вы своими руками, белыми и гладкими, как у знатной дамы, сделали это в один миг.

– Я должна предостеречь вас от будущих ошибок. Не слушайте разные глупости обо мне. Но даже если слушаете, никогда не высказывайте своего мнения. Неизвестно, к чему может привести человеческая глупость. Ведь если кто-то тайком проберется сюда и увидит меня, он подумает, что видел демона шахты, который призван охранять сокровища. Ведь злые люди могут увидеть меня, когда я буду чем-то занята.

– Думаю, я понял, – сказал Курд.

– Питер, – обратилась дама к горняку, – дайте Курду немного отдохнуть. Пусть он не выходит пока на работу.

– Но почему?

– Все узнаешь в свое время, мой друг, – ответила прекрасная королева.

Она взяла Питера за руку и погладила грубую руку рудокопа.

– Я не могу сказать большего, – добавила она. – Но ведь мы все понимаем друг друга. Ты, я и Курд.

Слезы навернулись на глаза Питера. Он кивнул с благодарностью, но так и не смог ничего сказать.

Потом прекрасная дама повернулась к Курду.

– Курд, ты готов?

– Да, матушка, – ответил Курд.

– Но ты еще не знаешь, что ждет тебя впереди. Лучше вот что скажи мне, Курд, – она улыбнулась. – Как ты думаешь, мы с тобой увидимся снова?

– Думаю, что да. Но как я вас узнаю? Я же не знаю, как вы будете выглядеть в следующий раз.

– Действительно! Что же ответить? Но знай, что те, кто любят меня, узнают меня, какое бы платье я ни надела.

– Наверное, если вы захотите, я узнаю вас, – с уверенностью сказал Курд. – Ведь вы подадите мне какой-нибудь знак? Скажете что-нибудь, что даст мне понять: ничего не изменилось.

– Нет, Курд. Боюсь, в следующий раз тебе придется скрыть то, что ты знаешь меня. Наверное, мне нужно вынуть изумруд из короны и дать его тебе. Тогда ты всегда сможешь позвать меня. Знай, Курд, тебе предстоит еще многое совершить! Ты обязательно увидишь меня снова… совсем в другом месте и, может статься, в ином обличье! А теперь пойдемте, я выведу вас из этой пещеры. Джоан уже беспокоится о вас. И прошу вас, не сочиняйте новых сказок о старой матушке Вутер Вул.

И королева повела их по подземных ходам. Она светилась таинственным светом, рассеивая темноту впереди, а за спиной горняков тьма снова смыкалась. Но вот впереди загорелись звезды.

Отец и сын вышли в холодную прозрачную ночь. Время было позднее. Лишь звезды мерцали на темном небе. Неподалеку от них возникла старая женщина в темном плаще. Лишь подойдя к ней почти вплотную, горняки увидели, что это и есть Королева Изумрудов и что ее плащ теперь красный.

– Всего хорошего! – повторила королева. На этот раз голос ее был совсем старушечий.

Курд добавил:

– Я ваш слуга, королева.

Старая дама продолжала:

– Завтра ночью, Курд, приходи в мою башню. Но только один.

– Хорошо, матушка, – кивнул Курд.

Они расстались, и горняки пошли домой.

Глава 8. Что должен был сделать Курд

На следующий вечер Курд пораньше вернулся из шахты, чтобы успеть привести себя в порядок перед посещением башни. Королева не назначила точного времени, значит он может отправиться в королевский дом, когда захочет. По пути ко дворцу мальчик встретил своего отца. Солнце уже садилось, но вечер был удивительно теплым.

– А, Курд! Это ты! – воскликнул рудокоп, увидев своего сына.

– Ты выглядишь усталым, отец, – заметил Курд.

– Да, мой мальчик. Не всем же быть молодыми, как ты! Знаешь, малыш, – продолжал он, – я очень волнуюсь. Весь день я думал, что же хочет сказать тебе королева. Если она позволит, ты нам об этом расскажешь?

– Я думаю, она позволит мне довериться родителям, – ответил Курд и, махнув отцу рукой, прибавил шагу, потом побежал, а затем помчался вприпрыжку. Очень скоро мальчик был уже у самых дверей королевского дома.

Тут то его и поджидало неожиданное препятствие: в открытых дверях стояла домоправительница. Она показалась мальчику необыкновенно толстой, так как загородила весь проход.

– Ну, – сказала она. – Не ты ли тот самый мальчишка, который является в дом, когда пожелает, бегает по лестницам и не отвечает, когда мы его зовем?

– Нет, не я, – с уважением ответил Курд. – Ведь это все же королевский дом.

– Король тут давно уже не живет, разве ты не знаешь?

– А может, он умер и оставил этот дом вам? – произнес Курд полувопросительно-полуутвердительно.

– Наглец! – воскликнула домоправительница. – Разве по моей одежде ты не видишь, что я состою на службе у короля?

– А разве я не один из его рудокопов? Я тоже служу королю.

– Ах! Это ничего не значит. Я домоправительница. А ты – чернорабочий. Ничто. Пустое место. Да у тебя и кирка с собой. А я ношу ключи – принадлежность моей гильдии. Видишь?!

– Позовите кого-нибудь из королевской свиты, – попросил Курд.

– Убирайся! – воскликнула домоправительница и стала закрывать дверь, собираясь оставить Курда на улице. Курд подошел ближе. Женщина сняла с пояса ключ – огромный ключ от входной двери – и уже совсем было собиралась закрыть дверь, но, бросив мимолетный взгляд за спину Курда, пронзительно закричала. Отскочив в глубь дома, она оставила дверь широко открытой.

Курд оглянулся. К нему приближался зверь, который даже по его понятиям, (ведь он-то видел немало всяких разных странных существ из тех, которые жили внутри горы и прислуживали гоблинам) выглядел ужасно. Глаза чудовища яростно сверкали… Оно смотрело только на домоправительницу, а Курда как бы не замечало, хотя было почти у ног мальчика. Курд хотел было повнимательнее рассмотреть чудовище, но ноги сами собой понесли его вверх по ступеням раньше, чем на крики домоправительницы сбежалась вся прислуга. На этот раз Курд быстро добрался до волшебной комнаты в башенке замка. Лишь перед дверью молодой горняк остановился, перевел дыхание и постучал.

– Входи, – ответила ему королева.

Курд открыл дверь… и остолбенел. Комнаты перед ним не было. Может, он открыл не ту дверь? Перед ним, куда ни глянь, небо и звезды, а позади, у него за спиной, нет уже никакой двери – только тьма! А что это там, впереди, светится таинственным светом? Огромное, сияющее голубым светом колесо, вращающееся с огромной скоростью!

– Входи, Курд, – повторил голос королевы.

– Неужели я тут уже был, матушка? – спросил Курд. – Если, конечно, я и впрямь вошел в ту самую дверь.

– Почему ты сомневаешься, Курд?

– Я не вижу стен и пола, кругом одна темнота и бесконечное небо.

– Ты все сделал правильно. Входи, не бойся.

Курд в самом деле боялся упасть. Но он очень верил старой королеве. Он собрался с духом и шагнул вперед. Все же он немножко боялся, ведь под ногами у него ничего не было. Но пол оказался на месте.

Потом мальчик опять увидел огромное колесо в небе и догадался, что это колесо прялки, поющей прялки королевы. Той самой прялки, которая должна была стоять в дальнем углу комнаты. Больше Курд не видел ни неба, ни звезд. Перед глазами мальчика были только прялка и королева, сидящая за ней.

– Слышишь, как она поет? – сказала королева. Ее голос был похож на перезвон серебряных колокольчиков. Курд прислушался.

– Что ты слышишь?

– Она поет.

– О чем?

Курд попытался сказать, но понял, что ему для этого не хватит слов. Он слушал и слушал, словно зачарованный.

– Говори же, Курд!

– Матушка, – ответил Курд, – я пытаюсь, но мне не хватает слов.

– Да, но ты должен мне сказать! Скажи, о чем говорит моя прялка?

– Но, матушка!

И вдруг королева запела, и прялка вторила ее песне. Мягкие звуки крутящегося колеса наполняли пространство. Музыка прялки напоминала о ветре, серебре, золоте, траве, пальмах, древних городах, рубинах, шорохе ручья, о распущенном павлиньем хвосте, об облаках, снеге, об островах дальних морей. Голос рождал образы, рисовал их, и они растворялись вдали…

Прялка остановилась. Королева замолчала. Потом засмеялась. Ее смех казался таким же нежным, как пение и шум прялки. Он был похож на журчание ручья и звенел, как серебряный колокольчик. Это был смех, полный любви.

– Подойди-ка поближе, Курд. Я вижу, в пении прялки ты слышал те же слова, что и я, – сказала королева.

Наконец-то Курд смог хорошо ее рассмотреть. Сегодня она опять выглядела молодой. Теперь она была в бледно-голубом наряде с жемчужинами. Ее туфли были отделаны опалами, сверкающими всеми цветами радуги. Курд вдруг понял, что он стоит внутри удивительной комнаты. Высокий потолок был отделан золотом, и гроздья рубинов свисали с него сверкающими водопадами. В середине комнаты висела великолепная лампа – лучшее из того, что видел Курд в своей жизни – серебряный шар, испускающий во все стороны серебряные лучи.

Комната выглядела огромной. Обернувшись, Курд едва сумел разглядеть дверь, через которую он только что вошел. И еще он увидел удивительный огонь. Он горел в огромном камине, но что это был за огонь! Воздух был наполнен запахом роз. Да и само пламя казалось не пламенем, а великолепным букетом. Курд повернулся к женщине и увидел, что она сидит на старинном стуле. Ноги ее были осыпаны драгоценностями, а на коленях у нее лежали букеты маргариток и пучки зеленой травы.

– Курд, – обратилась она к мальчику, – одно испытание ты уже прошел, но сейчас тебе предстоит другое.

– Как скажете, матушка, – ответил мальчик.

– Я надеюсь, ты выполнишь все, что я прикажу тебе.

– Да, матушка. Скажите, что я должен сделать.

Курд замер, всматриваясь в прекрасный лик королевы.

– Иди и опусти руки в огонь, – торопливо произнесла дама.

Мальчик не стал задумываться, хотя то, что приказала ему королева, выглядело настоящим безумием. Маленький горняк подошел к камину и сунул обе руки по самые локти в букет из огненных роз. Ах, до чего же ему было больно! Только тут он по-настоящему испугался. Но Курд не отдернул рук. Он держал их в огне и терпел.

А теперь представьте себя хотя бы на минутку на месте Курда! Страшно даже подумать! Ведь можно на всю жизнь остаться без рук! Курд тоже подумал об этом и выдернул руки из волшебного огня, с ужасом рассматривая их. Но, о чудо! На руках не было ни малейшего следа огня! Наоборот, кожа из грубой и шершавой стала гладкой и нежной, как кожа на руках маленькой принцессы.

– Подойди ко мне, – позвала его королева. Курд обернулся и, к своему удивлению, обнаружил, что королева плачет.

– О, ваше величество! Что случилось? – воскликнул мальчик. – Со мной же все в порядке.

– Конечно. Но, надеюсь, ты понял, почему я заставила тебя опустить руки в огонь?

Курд снова посмотрел на свои руки.

– Теперь они годятся для королевского двора. На них не осталось следов тяжелой работы, – предположил он.

– Нет, Курд, – покачала головой королева. – Я сделала твои руки такими, чтобы при королевском дворе не смогли узнать, кем ты был раньше. Чувствуешь разницу?

– Нет, матушка.

– Почувствуешь, когда придет время. Хотя… хотя может статься, что ты и тогда не поймешь разницы. Ты прав, я должна объяснить тебе. Ты слышал когда-нибудь о том, что все люди произошли от животных?

– Нет, матушка.

– Придется тебе поверить мне на слово. Но оказывается, бывает и наоборот. Все люди при отсутствии надлежащей заботы спускаются с вершин в страну животных. Иногда мне даже кажется, что люди всю свою жизнь стремятся превратиться в зверей.

– Я не удивляюсь, матушка. Я так думал о многих наших горняках.

– О, ты должен остерегаться! Нельзя говорить это человеку, который пусть неосознанно, но стремится стать зверем.

– Но, матушка, – спросил Курд, – как я отличу тех, кто стремится стать зверем, от нормальных людей, тем более, что они сами об этом не подозревают?

– Ты должен внимательно выслушать то, что я тебе сейчас скажу. В нужный момент ты сам поймешь, кто есть кто. Все дело в том, что их разум постепенно изменяется, тело же сохраняет привычный человеческий облик. Однако есть один верный признак, по которому можно узнать, кто в действительности перед тобой. Я долго наблюдала за этими людьми и теперь точно знаю, что в первую очередь изменяются ладони. Прикоснувшись к ладоням такого человека, ты, опаленный огнем роз, сможешь узнать, сидит ли внутри этого человека какой-нибудь зверь. Это поможет тебе отличать настоящих людей от тех, кто только внешне похож на человека.

– Как ужасно! – воскликнул Курд. – Я должен обдумать все это.

– Действительно ужасно.

– Но ведь можно как-то помешать этим превращениям?

– Можно.

– Я уверен, вы, матушка, просто хотели предостеречь меня от людей-зверей. Ведь они сами не знают, что превращаются в зверей!

Королева улыбнулась.

– Уже лучше, Курд! Я просто не хочу упускать удобного случая. Ты же знаешь, как редко выпадают удобные случаи. Но об этом позже… А сейчас постарайся запомнить. Людей-зверей оскорбляет правда. Они не могут выдержать ее не потому, что превратились в зверей, а потому, что перестали был людьми. Умирающему в нем человеку очень плохо, он всячески стремится свернуть с этого пути.

– А есть ли у них надежда? Может, ничего страшного и не случится? Ведь это ужасно – сознавать, что ты катишься вниз все дальше и дальше.

– Ты прав, – подтвердила старая королева, кивнув мальчику. – Их ждет страшная судьба. Многие дамы, с виду такие деликатные и нежные, в действительности – звери, столь ужасные, что невозможно и описать. Ложь притаилась под шелковистой кожей и безупречными чертами их лиц. Но постепенно звериная сущность становится сильнее, она побеждает все человеческое, и тогда перед нами – сильный и опасный враг.

– А почему с ними происходит это, матушка? Королева задумалась.

– Подойди, Лина, – позвала она после долгой паузы.

Из-за спины Курда, виляя хвостом, выползло огромное существо. То самое страшилище, которое так испугало домоправительницу и которое, видимо, отправилось вслед за горняком в башню. Оно подбежало к королеве и легло у ее ног, глядя на нее жалкими глазами, так не подходящими к ее ужасному виду. Теперь мальчик смог подробно рассмотреть Лину. Тело у нее было очень коротким, а лапы похожи на ноги слона, только маленькие. Длинный и толстый хвост тащился по полу. Голова представляла что-то среднее между медведем и змеей. Взгляд темно-зеленых глаз с желтыми зрачками заставлял сердце замирать от ужаса. Зубы напоминали бахрому сосулек, белых сосулек, свисающих с верхней губы. Согласитесь, вид не самый симпатичный, хотя кожа твари казалась белой и гладкой.

– Лина, дай лапу Курду, – приказала королева. Существо поднялось и протянуло переднюю лапу Курду. Но мальчик дрожал, он согласился бы, чтоб перед ним оказалась какая-нибудь, пусть даже самая злая, собака, только не это страшилище. Но зеленые глаза чудовища пристально наблюдали за мальчиком, а рот кривился в постоянной усмешке. Курд вдохнул поглубже, как будто собираясь нырять в воду, и пожал протянутую лапу. Но что это! Курд едва верил самому себе! Глазами он видел, что держал за лапу препротивное существо, но руками он чувствовал, что эта лапа в действительности была маленькой и нежной ладошкой ребенка! Курд повернулся к королеве.

– Матушка, у нее же руки ребенка! – воскликнул Курд.

– Я показала тебе больше, чем обещала.

– Но… – начал было Курд.

– Больше я не стану отвечать на твои вопросы, – перебила его старая дама. – Ты и так знаешь ответы на большинство из них, только не думаешь об этом. Знай, что по ладоням в твоей руке можно изучить всю человеческую историю.

– Пожалуй, – согласился Курд. – Но еще один вопрос, если позволите. Я могу рассказать об этом дома?

– Да, но подумай, что стоит говорить, а что нет. Иначе они тебе не поверят.

– Но они всегда верят мне, – возразил Курд. – К тому же вы мне толком так ничего не рассказали. Все какие-то недомолвки. Что я должен делать? Куда идти?

– Завтра утром, тебе надо отправиться к королевскому двору. Вот об этом родителям лучше не говорить. Предупреди просто, что они долго не увидят тебя. И еще скажи, что камень, который я дала твоему отцу, стоит огромных денег. А если он уж очень станет беспокоиться о тебе, то пусть перед сном положит камень в огонь. Утром он найдет его в золе, и если цвет его останется зеленым, то с тобой все в порядке, если изумруд станет бесцветным, значит, ты болен, а если камень станет белым, значит – ты в огромной опасности, и он должен срочно найти меня.

– Хорошо, матушка, – сказал Курд. – Теперь я должен идти?

– Да, – ответила королева и протянула Курду руку.

Курд взял ее, трепеща от радости. У королевы была прекрасная рука… маленькая, с гладкой нежной кожей. Он стоял бы так всю жизнь, сжимая в своих руках руку королевы.

– После твоего возвращения я возьму тебя к себе на службу, – объявила она.

– Но куда же мне идти, матушка? Где королевский двор? И самое главное, что мне там делать? Вы же не дали мне никакого поручения, никакого послания. Как я могу пойти туда просто так?

– Курд! – сказала королева, и тон ее стал строже. – Я же сказала: тебе нужно отправляться ко двору короля. Король живет на севере, в городе Гвунтусторме. Хотя ты должен был бы сам сообразить, в какой это стороне. Ты не похож на глупца и со временем сам должен понять, чего я хочу от тебя. А сейчас ты должен отправиться в путь и постараться разобраться во всем, что встретится тебе на пути. Ты должен сам решить, как нужно поступить. Я уверена, что ты все решишь правильно. Будь правдивым, честным, бесстрашным, и ты со всем справишься.

И чуть подумав, добавила:

– Никому не лги, ни мне, ни своим родителям.

Молодой горняк кивнул и, бросив украдкой взгляд на ужасное существо у ног королевы, отправился к выходу.

Он миновал прялку, а потом обернулся. Но чудесная комната исчезла. Он стоял в тусклой, пыльной, пустой комнате, той самой, в которую привела его принцесса Ирен в первый раз. А то, что он принял за волшебную лампу, теперь оказалось обыкновенной сияющей в небе луной…

Глава 9. Руки

Курд шел домой задумавшись. Что же рассказать отцу с матерью? Королева сказала, что он должен рассказать им то, во что они могут поверить. Раньше они всегда верили Курду, но в этот раз, если он расскажет им все, они наверняка начнут сомневаться. Взрослые люди всегда сомневаются в существовании волшебниц.

Он так и не смог ничего придумать. Когда, придя домой, он показал родителям свои руки, они решили, что Курд просто очень хорошо вымыл их с мылом. И это несмотря на то, что его руки все еще пахли розами. Отец вообще не заметил разницы между тем, что с ним стало сейчас, и тем, каким его сын был.

– Курд, – позвала его мать, – ну-ка, возьми меня за руку. Посмотрим, скрывается ли внутри моей руки звериная лапа.

– Нет, мама, – ответил Курд полуумоляюще-полунегодующе. – Не будем делать так в шутку. Это не игра. К тому же внутри твоей руки ничего такого и быть не может.

– И все-таки, подержи меня за руку, – попросила мать. – Ты мой сын и должен знать все, даже плохое.

Тогда Курд бережно и нежно погладил ее руку.

– Мамочка, – начал Курд, облегченно вздохнув, – у тебя рука, как у королевы.

– Ну и выдумал! Моя мозолистая, ревматическая рука с распухшими суставами и короткими ногтями, изуродованная непосильной работой! Как только тебе в голову могло такое прийти? Ведь мои руки совершенно не такие, как у королевы. Мои руки такие уродливые, что мне даже стыдно их показывать! Разве можно смеяться над матерью?

– Мама, я сказал так потому, что не почувствовал грубых мозолей и трещин, а тем более распухших суставов и коротких ногтей. Твои руки на ощупь напоминают ухоженные руки старой королевы.

– Перестань льстить, – приказала ему мать с улыбкой, хотя то, что сказал Курд, ей очень понравилось. – Боюсь, то, чем наделила тебя королева, сделает из тебя колдуна или зазнайку, – добавила она.

– Мама, королева велела мне всегда говорить правду, – настаивал Курд. – А я вижу, ты не очень-то мне веришь! Но твои руки и правда руки королевы.

– А я думаю, мальчик говорит правду, – заметил Питер. – Он ведь говорит о том, что чувствует, Джоан. Я не особенно разбираюсь в дамах, но уверен, малыш, что твоя мама достойна быть знатной дамой. Джоан, мальчик все правильно сказал насчет твоих рук.

– Папа, можно мне потрогать твои руки? – чуть позже спросил Курд.

– Heт, мой мальчик, – ответил Питер, – я не хочу ничего знать ни о своих руках, ни о своей голове, ни о своем сердце. Лучше пойдем спать, если ты решил отправиться в дорогу на рассвете.

Курду казалось, что его отправляют в тюрьму, такая его душила печаль.

Он решил не брать с собой в дорогу ничего лишнего. Мальчик надел свою лучшую одежду, и все же даже в ней он выглядел как самый бедный слуга королевского двора. Мать приготовила ему лепешек, а отец вручил старую книгу с мудрыми советами.

После завтрака мать положила в сумку из козлиной кожи хлеб, сыр и некоторые мелочи, которые могли понадобиться в дороге. Потом помогла Курду закинуть ее на плечо. Отец вручил Курду кирку, ручку которой он сам вырезал для сына. Они поспешно попрощались; Курд боялся, что не сможет уйти из дома. А потом, положив кирку на плечо, он еще раз оглядел своих родителей и, перешагнув через порог, растаял в утреннем тумане.

Глава 10. Пустошь

Курд отправился на север, вниз по склону холма. Дорога была опасной, на северном склоне горы было много пропастей. Проходя мимо королевского дома, он не увидел ничего, что напоминало бы о старой королеве.

Через несколько часов мальчик спустился с горы. Изредка ему попадались маленькие деревни. Встречали в них горняка довольно дружелюбно. Правда, дети бежали вслед за Курдом, дразня его.

– Обезьяна вылезла из шахты, – кричали они.

Иногда к малышам присоединялись их родители.

– Парень решил, что больше не стоит добывать серебро для короля! – говорили они. – Он решил сбежать.

Курд не понимал, откуда в этих людях такая жестокость. Иногда они казались ему даже хуже гоблинов, и, чтобы не слышать их глупых криков, Курд громко распевал свои песни, которых у него накопилось великое множество. Один малыш, швырнув в Курда камень, бросился бежать, но подвернул ногу и упал. Горняк поднял малыша, поцеловал его и отнес к матери. Мать сперва пришла в ужас, увидев своего ребенка на руках незнакомого горняка. Она подумала, что это Курд обидел малыша, но когда узнала, как было дело, благословила Курда, и он с легким сердцем зашагал дальше.

Прошел день, и наступил вечер. Перед Курдом открылась огромная пустошь. Он устал и присел под большой куст боярышника. Куст был старый и кривой, единственный на многие мили вокруг.

Курд немного перекусил. Совсем немного – ведь в этот день он уже завтракал. Зато воды у него оказалось в изобилии. Тут и там через пустошь текли маленькие ручейки с чистой водой. Солнце садилось, небо было ясным. Только на западе собирались облака.

Теперь Курд находился в той части страны, которую совсем не знал. Он помнил, что про эту пустошь рассказывали странные вещи. Тут никто не смог жить, хотя многие пытались. Одни сразу умерли. Некоторые бежали. А иные начинали бредить, словно безумцы, и потом тоже умирали ужасной смертью. Но Курд не боялся. В этом месте ему предстояло провести всего одну ночь.

Тем временем стали собираться облака, да и заходящее солнце приняло тот самый красноватый оттенок, который свидетельствует о надвигающейся буре.

И тут маленький шахтер заметил, что какое-то странное существо появилось вдали. С каждой секундой оно становилось все больше и больше. Оно приближалось. Но двигалось оно со стороны заходящего солнца, поэтому Курд никак не мог рассмотреть хорошенько, кто это.

Когда солнце наконец село, существо уже было поблизости. Сперва Курд испугался, а потом узнал его.

Глава 11. Лина

Да, это была Лина. То самое ужасное существо, с которым он познакомился в покоях королевы. Оно подбиралось все ближе и ближе. В полутьме ее голова выглядела страшно уродливой. Нет, она не напала на Курда, а всего лишь, обогнув куст боярышника, легла с другой стороны. Лина была хоть и ужасна на вид, но вела себя очень миролюбиво и лежала, закрыв глаза. Лишь ужасные зубы, торчащие изо рта, сверкали в звездном свете.

Стоит ли удивляться, что после долгого путешествия и ужина Курд крепко уснул. Ночь выдалась достаточно теплой. Мальчик лежал под кустом и спал.

Внезапно Курда разбудило нежное пение. Раньше он ничего подобного не слышал. Где-то неподалеку пели какие-то странные птицы. Голоса их раздавались все ближе и ближе. А потом мальчик услышал шорох крыльев и, окончательно проснувшись, широко открыл глаза. Он увидел множество огромных птиц, которые расселись вокруг него и пели. Удивительно, что такие нежные голоса принадлежат таким большим птицам.

А птицы пели и танцевали вокруг куста боярышника. Они кружили и кружили, сплетаясь в странный хоровод, двигая крыльями, головами, ногами. Но, несмотря на нежное пение птиц, Лина почему-то беспокоилась. За спиной Курда она громко рычала, а птицы все танцевали и танцевали.

Теперь и Курд почувствовал что-то неладное, а Лина по-прежнему рычала. Курд даже хотел прогнать ее.

Тем временем птицы начали сжимать круг. Их пение, движения; покачивание крыльев постепенно усыпляли Курда. Все время он задавал себе вопрос: а существуют ли птицы на самом деле, не спит ли он? Мальчик не думал, чтобы птицы могли причинить ему вред.

Внезапно он окунулся в омут дремоты и тут же проснулся от сильной боли. Птицы накинулись на него и начали клевать и царапать когтями. Птиц оказалось слишком много, они были сильны, и мальчику не удалось сбросить с себя этих чудовищ. И вдруг они все взлетели! Курд даже не сразу понял, кому обязан своим спасением. На птиц набросилась Лина. Во все стороны полетели перья. Маленький горняк, вжавшись в куст, лишь отмахивался от них руками. Битва продолжалась с неутихающей яростью, и Курд испугался, что странные птицы разорвут Лину на куски. Клубок тел – Лина, облепленная птицами – покатился во тьму. Оставшиеся около мальчика птицы улетели, а вскоре и Лина, прихрамывая, вернулась и легла на прежнее место. Когда рассвело, Курд с горестью осмотрел свою порванную одежду. Оставалось только удивляться, что птицы не выклевали ему глаза. Потом мальчик осмотрел Лину. Она сильно пострадала: у нее было множество ссадин и царапин. На Лину было жалко смотреть. Она даже не могла зализать раны на шее.

– Бедная Лина! – воскликнул Курд. – Ты вовремя помогла мне.

Она завиляла хвостом, показывая, что поняла его. Курд догадался, что старая королева послала Лину, чтобы та его охраняла. Ведь в первую же ночь Лина спасла ему жизнь!

– Пойдем, Линочка, – позвал Курд. – Надо найти чистую воду.

Лина опустила нос к земле, вынюхивая что-то, и медленно пошла в сторону. Курд направился вслед за ней. Они немного покружили, а потом Лина остановилась возле большого камня и начала царапать его когтями, пытаясь приподнять. Мальчик помог ей, и они вдвоем откатили камень.

Под камнем оказался родник, прекрасный маленький родник. Курд наполнил чашку чистой ключевой водой. Он напоил Лину, напился сам и тщательно промыл раны своей спасительницы. Но ее шея все равно выглядела просто ужасно. Курд подумал некоторое время, а потом решительно вытряхнул содержимое из своей кожаной сумки, которую на прощанье подарила ему мать.

Взяв нож, он распорол швы сумки. Лина стояла рядом и ждала. Жалко, что у него было так мало материала, только-только хватило, чтобы прикрыть раны на шее Лины. Наконец воротник был готов. Курд привязал его к шее Лины шнурками. Лина теперь выглядела намного лучше.

Теперь у Курда не было сумки, но зато у него была Лина, которая спасла ему жизнь! Дальше они отправились вместе. Семь дней они шли на север. С ними произошло немало приключений, и Лина изо всех сил помогала мальчику.

– Ах, Лина! Как я хотел бы, чтобы королева омыла тебя в огне роз!

Лина печально посмотрела на Курда. Словно собака, она положила голову ему на руки.

Глава 12. Жена пекаря

Курд и Лина миновали прекрасные холмы, низины и ревущие реки. Холмы были с крутыми склонами, а обширные маленькие овраги густо заросли деревьями. Наконец, они попали в огромную долину.

Там текла быстрая река. Низкие берега и обширные луга были усыпаны красными и белыми точками удивительных цветов. На склонах холмов росли виноград и каштаны. На полях у подножья холмов колосились овес, ячмень и пшеница.

Путешественники вышли к реке, которую надо было преодолеть, чтобы оказаться в городе Гвунтусторме. Там жили король и его двор. Чем дальше шли Курд с Линой, тем уже становилась долина, а река оставалась такой широкой, что по ней могли плавать даже большие суда. Долина вдоль берега делалась все уже и уже и, наконец, стала такой узкой, что если бы кому-нибудь взбрело в голову строить дом в этом месте, его отделяла бы от гранитных утесов всего лишь какая-нибудь пара-другая футов.

Внезапно перед путешественниками открылся удивительный вид. После очередного поворота река стала очень широкой, почти как маленькое море. На середине реки возвышалась огромная скала, на которой стоял город. Это и был город Гвунтусторм, в котором жили король и принцесса Ирен. До острова было очень далеко, но высокие стены, башни и королевский дворец были видны хорошо. Королевский дворец выглядел как хорошо укрепленный замок. Но нужно заметить, что все эти укрепления давным-давно не использовались, так как всей страной правил один король, и жители ее больше не нуждались ни в оружии, ни в крепостных стенах. Простым людям не очень-то нравилось соседство короля, но никто не мог назвать его плохим правителем. В стране царил мир, и это была заслуга короля. Город Гвунтусторм был столицей, и если кому-то не нравилось жить в нем, он мог покинуть его в любое время.

Путешественники прошли еще немного и увидели узкий мост, путь на который закрывали ворота и башня с бойницами. Когда-то это было мощное укрепление, но сейчас ворота были сорваны с петель и лежали на земле. Петли съела ржавчина, и повесить ворота на место было не так-то просто. Башни, так сурово чернеющие бойницами издали, не имели крыши и оказались просто пустыми цилиндрами. Курд с сожалением подумал о том, как они, должно быть, величественно выглядели раньше, если даже сейчас, полуразрушенные, они внушали уважение. Вообще город производил странное впечатление. Казалось, что для его жителей все уже в прошлом: и науки, и искусство, и веселые ярмарки.

Курду еще предстояло узнать, что в городе образовалась группа людей, которые говорили, что не нужно изучать историю страны, нужно просто гордиться славой своих предков. Они не хотели ничего знать, им достаточно было просто гордиться. Считалось, что людям нужны только радости и удовольствия. Изобрели даже специальные пилюли, дающие людям радость. Правда, радость проходила, как только заканчивалось действие пилюль, но аптекари Гвунтусторма все равно очень гордились – ведь, проглотив пилюлю, можно было целый час смеяться.

Путники перешли через реку и стали подниматься по обдуваемой всеми ветрами дороге к городу. Горожане недружелюбно смотрели на Курда. Но выражать вслух свое беспокойство опасались: слишком уж непривычно выглядела Лина. После долгого подъема путешественники добрались до ворот и вошли в город.

Самым большим и красивым зданием города был королевский дворец. Улицы ступенями поднимались вверх и заканчивались перед дворцом. Курд и Лина успели сделать лишь несколько шагов, когда увидели булочника в белом фартуке, выбежавшего из дверей своего магазина. Надо сказать, что булочник этот (его можно назвать еще и пекарем) жил совсем рядом с городскими воротами. Он очень дружил с парикмахером, который жил неподалеку, на другой стороне улицы. Видимо, булочник спешил по какому-то очень важному делу. Вдруг он споткнулся и растянулся во весь рост посреди улицы. Маленький горняк помог ему подняться. Курду было жалко пекаря: тот сильно ударился, и на лбу его теперь красовалась огромная шишка. Оказалось, что споткнулся он о выступающий из мостовой булыжник, причем не первый раз. Только за последний месяц бедный булочник упал на этом месте три раза! Булочник на чем свет стоит ругал короля. Он кричал, что король виноват, раз позволяет камню торчать из мостовой на главной улице города. Что это за король, если он не заботится о здоровье своих подданных! И пекарь снова и снова тер шишку на лбу.

– Почему ты кого-то ругаешь, если в том, что ты упал, виноваты твои ноги и голова? – спросил Курд.

– Ты что, мальчишка, считаешь, что во всем виноват только я один? – спросил пекарь.

– Нет, конечно, – пожал плечами Курд. – Но нельзя же во всем обвинять короля.

– Я смотрю, – сказал пекарь, – ты расставляешь мне ловушки, горняк. Зачем ты пришел сюда? Чтобы следить за мной? Король должен отвечать за то, чтоб мы жили хорошо и ни в чем не нуждались! За улицами тоже он должен следить!

– Да, конечно, – возразил Курд. – Но почему король должен заботиться о пекаре, если сам пекарь не заботится о себе?

– Но ведь я королевский пекарь! – возмутился мужчина.

О, это был достойный ответ! Достойный ответ достойного жителя Гвунтусторма. Вместо того чтобы спорить дальше, Курд подошел к выступающему из мостовой булыжнику и, размахнувшись, ударил киркой по камню. Удар за ударом обрушивал на камень маленький горняк и, отколов от него несколько маленьких кусочков, забил камень в мостовую. Тут на улицу выбежал взбешенный парикмахер.

– Почему ты разбил мое окно, негодяй! Посмотри, ты расколотил булыжник, а кусок булыжника разбил мою витрину.

– Извините, – пробормотал Курд, – я сделал это не нарочно. Я хотел помочь пекарю…

– А разве тебя об этом просили? Кто просил тебя дробить камни, на которых стоит город?

– Посмотрите на лоб своего соседа, – воскликнул Курд. – Посмотрите, какую шишку он набил, споткнувшись об этот камень.

– А при чем тут мое окно? – кричал парикмахер. – Пекарь скоро поправится, а кто вставит мне новое стекло?

– Но ведь он королевский пекарь, – проговорил Курд, все больше и больше удивляясь злобе человека, стоявшего перед ним.

– Какое мое дело! Это свободный город! Здесь каждый должен сам заботиться о себе! А король должен заботится обо всех. Я заставлю тебя заплатить за разбитое окно. Или ты думаешь, что мне заплатят из королевской казны?

Парикмахер схватил Курда за шиворот.

– Идем-ка! Купишь мне новое стекло.

– Сколько я вам должен? – спросил Курд, освобождаясь из цепких рук парикмахера.

– Одну крону, – выпалил парикмахер.

Тут закричал булочник:

– Нет-нет! Не плати так много! Маленькое оконное стеклю стоит лишь четверть кроны!

Булочник был возмущен! Еще бы, его сосед, его лучший друг, думал о своем окне больше, чем о его шишке!

– Ладно, – согласился Курд, – я дам полкроны. Надеюсь, ваш друг вернет мне то, что останется у него после покупки стекла.

– Ха-ха-ха! – засмеялся парикмахер. – Ну и дурак!

И он взял у Курда деньги. Когда парикмахер дотронулся до руки Курда, мальчик понял, что перед ним обезьяна, ему даже показалось, что он видит, как парикмахер засовывает монету за щеку.

– Я так рад, что больше не будет этого камня! – сказал пекарь. – Надо же, как это просто оказалось. Дай-ка свою кирку, малыш. Я покажу тебе, как крушить камни одним ударом.

Он схватил кирку Курда и обрушился на один из булыжников, торчащих у ворот. Но вместо того, чтобы раздробить камень с одного удара, он сильно ушиб руку. Булочник бросил кирку и с воплями помчался домой. Курд поднял свой инструмент и, посмотрев вслед пекарю, увидел хлеб, выставленный на витрине его магазина. Курд решил зайти туда. Пекарь, наверное, решил, что Курд идет посмеяться над ним. Поэтому, когда мальчик вошел в магазин, пекарь ушел в заднюю комнату, предоставив разбираться с маленьким горняком своей жене. На самом деле Курд решил купить большую булку, весьма вкусную на вид (вы, конечно, помните, что у него не было с собой еды).

Жена пекаря видела из окна все, что случилось с ее мужем. Мальчик ей сразу понравился. Вдобавок ей было очень стыдно за своего мужа. Она поглядела на заднюю дверь магазина, за которой прятался пекарь, и сказала:

– Это не самый лучший хлеб. Подожди, мальчик, я дам тебе хлеб, который мы пекли для себя, – и она приложила палец к губам, чтобы Курд помолчал, выслушав ее до конца. – В этом городе ты должен сам заботиться о себе, сынок, – объяснила она. – Тут не любят чужих. Раньше я тоже была тут чужой и знаю, о чем говорю.

Потом она спросила:

– Что это за странное животное?
– Конечно, – ответил Курд, – она некрасива, но очень хороший и верный друг. Мы любим друг друга. Не так ли, Лина?

Лина взглянула на Курда и заурчала. Курд дал ей половину хлеба, который принесла жена пекаря, и гладил по голове, пока она ела. Потом женщина принесла воды, и Курд напился сам и напоил Лину. Поблагодарив булочницу, они отправились дальше.

Глава 13. Собаки Гвунтусторма

Курд и Лина вышли на большую рыночную площадь. Там было полным-полно мясных лавок, а как известно, где мясные лавки, там и собаки. Собаки, увидев Лину, сразу захотели броситься в драку. Когда Курд увидел собак, несущихся на Лину, он шагнул вперед, занеся кирку над головой. Видя, что такую страшную тварь собираются защищать, огромный бульдог прыгнул на мальчика. Курд убил его одним ударом. Не успел он приготовиться к следующей атаке, как на него кинулся огромный волкодав.

Лина сперва спряталась за спину мальчика, но увидев, что ее хозяину грозит опасность, чуть не сошла с ума от ярости. Когда волкодав бросился на Курда, Лина прыгнула на собаку. Их тела сшиблись в воздухе, но Лина не промахнулась, и ее челюсти сжались на шее врага. Мертвый волкодав упал на тело мертвого бульдога. Представьте себе, это были лучшие собаки на рынке! Остальные не решились напасть на путешественников. Наконец показались хозяева собак, размахивавшие большими ножами для разделки мяса. Курд ничуть не испугался. Он приготовился к обороне и спокойно ждал приближения разъяренных людей. Лина сидела у ног мальчика, предусмотрительно обнажив только первый ряд длинных, как сосульки, и острых, как ножи, зубов. Ее зеленые глаза зловеще сверкали. Мясники, оглядевшись и увидев мертвых собак, вступили в переговоры.

– Чужеземец, – сказал один из них, – это мой бульдог.

– Тогда забирай его, – ответил Курд.

– Ты убил его.

– Иначе бы он убил меня.

– Это не мое дело.

– Неужели?

– Представь себе.

– Тогда тем более и не мое.

– Так не делают, ты же знаешь, – вмешался другой мясник.

– Правда, – согласился Курд.

– Это мой волкодав, – сказал мясник.

– Охотно верю.

– Твое животное загрызло мою собаку, – пожаловался хозяин.

– Как бы не так, – фыркнул Курд. – Мы спокойно шли по улице, когда напали ваши псы. Вы сами виноваты, что не научили своих собак, как вести себя с незнакомцами.

– Они вели себя как следует, – возразил мясник. – С каких это пор разрешено приводить в наш город такое чудовище? Любой ребенок, увидев его, испугается до смерти.

– Мы – слуги короля. Разве запрещено служить королю, если ты уродлив? Разве она виновата, что так выглядит? Зато внутри у нее нежное сердце.

– Мы не верим тебе, – ответили мясники и, замахав ножами, стали приближаться.

– Не бойся, Лина, – воскликнул Курд. – Я убью одного, ты убьешь другого.

Лина ужасно зарычала и приготовилась к прыжку. Мясники развернулись и хотели было убежать, но…

Пока мясники ругали Курда, на площади собралась большая толпа зевак. Да и мальчишки как раз в это время возвращались из школы и, конечно, остановились поглазеть на чужих. Поэтому оказалось, что бежать мясникам некуда. Отступать на глазах толпы казалось им слишком позорным. Тут кто-то предложил обычный способ, которым разделывается толпа с теми, кого не может одолеть в честном бою. В путешественников полетели камни. Лина поймала один и, не моргнув глазом, разгрызла его. Толпа задрожала от ужаса. Все бросились врассыпную, началась паника. Площадь быстро опустела. Люди кричали на бегу, что дьявол и его зверь явились в Гвунтусторм. Курд и Лина остались на рыночной площади в одиночестве. Волна ужаса неслась через город. Запирались двери, закрывались ставни на окнах. По всему городу закрыли магазины, так велик был страх. Теперь зеваки выглядывали из открытых окон верхних этажей. Всем было интересно, что будут делать дальше страшные пришельцы.

Курд огляделся. Неподалеку он увидел постоялый двор. Положив кирку на землю и приказав Лине посторожить ее, мальчик направился к нему. Но люди в доме вместо того, чтобы открыть дверь, стали кидать камни из окон. Они не слушали того, что говорил им Курд. Они хорошо видели Лину с окровавленной мордой и умирали от страха. Лине они не понравились. Она с яростью бросилась к двери и хотела было, подпрыгнув, достать кого-нибудь из обидчиков, но Курд приказал ей сидеть.

– Лина, – с печалью сказал мальчик, – эти люди держат ворота в городе открытыми, а их дома и сердца крепко заперты.

Лина понимала, что весь этот переполох начался из-за нее, и стала, мурлыкая, словно кошка, кружить вокруг Курда и тереться о его ноги.

На той же площади, зажатый двумя огромными особняками, стоял маленький домик. Этот домик выглядел кукольным рядом с каменными гигантами. В этом доме жила старая женщина с внучкой. Она никогда не сплетничала, ни с кем не ссорилась и никогда ни над чем не смеялась. Соседи не любили ее за это и называли колдуньей. Некоторые даже боялись ее.

Пока Курд раздумывал, куда пойти, дверь домика открылась и оттуда вышла маленькая темноволосая и темноглазая девочка. Она протопала через всю площадь прямо к Курду и его зверю. Отверженные с удивлением смотрели на нее. Лина легла и закрыла пасть, чтобы выглядеть как можно дружелюбнее. Курд наклонился к девочке и подхватил ее на руки. Крошка внимательно посмотрела на маленького горняка и чмокнула его в щеку. Потом она сползла с рук и, не отпуская Курда, потянула мальчика к своему дому. Курд принял это молчаливое приглашение. То, что случилось дальше, окончательно утвердило горожан во мнении, что старая женщина и ее внучка – колдуньи.

Прежде чем страшный зверь успел подняться с земли, девочка храбро взобралась ему на спину. Курд придерживал малышку и, похлопывая Лину по боку, чтобы она шла медленнее, направился к домику. Толпа зевак изумленно глазела из окон на эту «очень-очень глупую девочку» и тревожно перешептывалась.

Дверь открыла старая женщина. Она сняла девочку со спины зверя и прижала к своей груди, удивляясь мужеству своей внучки. Она пригласила бездомных путешественников в дом. Многие жители города тут же обменялись многозначительными взглядами, шепча друг другу, что дьявол и колдунья – старые друзья. Женщина, приютившая Курда, была умной, она сразу поняла, что ее ждут большие неприятности.

И правда, вскоре у ее порога собралась маленькая группа наиболее отважных горожан. Пекарь и парикмахер тоже были среди них. Они оживленно рассказывали остальным о своей встрече с Курдом и его ужасным зверем.

– Он довольно странный, – сказал парикмахер. – Он заплатил мне за разбитое окно вдвое.

И объяснил всем, как Курд разбил его окно.

– Это все случилось из-за меня, – вступил в разговор булочник. – Я три раза за месяц упал на этом месте. Вы представляете, он раздробил камень на куски с первого же удара! Я тогда взял его кирку и попробовал разбить другой камень у ворот. Камень я не разбил, а кирка отскочила так, что мне отшибло обе руки и все зубы во рту закачались.

Надо вам сказать, что булочник любил немного посочинять.

Глава 14. Дерба и Барбара

Курд и Лина остались у старой женщины ночевать. Барбара (так звали малышку) сидела на коленях у Курда, и он рассказывал ей истории о рудниках и о своих приключениях. Но он не упоминал ни о короле, ни о принцессе. Он рассказывал ей о своих родителях, о том, как хорошо они жили. Дерба (а именно так звали старую женщину) тоже с интересом слушала рассказы Курда. Рудокоп показался ей честным и говорил умно. Наконец маленькая Барбара уснула, и бабушка отнесла ее в кровать.

Дом, приютивший путешественников, был маленький и бедный. Дерба уступила мальчику свою кровать» Курд увидел это и попросил ее постелить на полу, но она все равно постелила ему на своей кровати.

Ночью Лина разбудила мальчика. Курд прислушался, и ему показалось, что он слышит какой-то подозрительный шум. Он встал, прихватил свою кирку и обошел дом, вслушиваясь и вглядываясь в темноту. Он действительно слышал какой-то шум то здесь, то там. Подумав, он решил, раз уж горожане боялись его днем, то ночью они тоже не рискнут напасть. Вскоре шум прекратился, и Курд отправился спать.

Причина ночного шума обнаружилась утром. Дерба попыталась выйти из дома и не смогла. Дверь не открывалась. Старая женщина позвала Курда на помощь. Оказалось, что не только дверь, но и окна дома невозможно открыть. Дерба озабоченно посмотрела в лицо Курду. Но мальчик только посмеялся.

– Они очень ошибаются, – ответил он, – если воображают, что смогут удержать горняка и Лину в любом доме в Гвунтусторме, даже если заколотят все окна и двери.

Он занес было свою кирку, но Дерба попросила его не ломать дверь. Продуктов для завтрака у них хватит, сказала женщина, а до обеда они наверняка узнают, что хотят горожане.

Действительно, так и получилось. Где-то через час появился мэр города. Его сопровождали трубачи и двадцать жандармов с обнаженными саблями. При виде стражи толпа на площади осмелела, и люди стали требовать выдачи горняка и его зверя для суда над ними. Они кричали, что он побеспокоил их мирную жизнь, обидел их и смеялся над ними, а также убил двух беззащитных животных, принадлежавших двум достойным гражданам города. Тут затрубили трубы, и глава магистрата зачитал указ, по которому Курду надлежало выйти из дома и сдаться на милость властей.

Когда он закончил, Лина, просунув голову в дверную щель, громко клацнула зубами. Толпа в ужасе замерла.

– Я сдаюсь, – закричал Курд.

– Тогда свяжи своего зверя.

– Нет-нет, – ответил Курд через дверь. – Я согласен сдаться, но я не согласен выполнять работу палача. Если вы хотите связать моего друга, сделайте это сами.

Потом Курд повернулся к Дербе и сказал:

– Не бойтесь. У меня хватит сил. Уверен, что все кончится хорошо. И извините за то, что мы причиняем вам столько неприятностей.

– Бедное животное! – пробормотала Дерба.

– Тогда мы подожжем дом. Пусть сгорит старая ведьма и вы все вместе с ней, – закричали с площади.

Лина пристально посмотрела на главу магистрата. Он сперва захихикал, а потом пожелтел от страха, так как подумал, что ужасный зверь решил его съесть.

– Может быть, с этим зверем, и впрямь стоит обождать, – на всякий случай сказал он. – Но теперь, – он уверенно шагнул вперед, – я буду вынужден поджечь дом.

– Не думайте о моем доме, спасайтесь, – сказала старая женщина. – Сомневаюсь, что они начнут охотиться на твоего зверя.

– Мы сделаем отверстие в задней стене дома и выйдем отсюда. А Лина задержит этих невежд, чтобы мы могли уйти подальше.

Курд взялся за свою кирку и подошел к задней стене.

– Они не подожгут дом сразу, – сказал он сам себе. – По крайней мере не с этой стороны.

Шум снаружи усилился, и мэр что-то прокричал, но Курд не расслышал. Видимо, горожане услышали стук кирки. Послышались громкие крики. Люди подгоняли жандармов. Они боялись и зверя, и горняка. Наконец жандармы решились и стали разбирать завал у двери дома.

В тот миг, когда они открыли дверь, Лина прыгнула на них. Стражи порядка в ужасе закричали, побросали сабли и разбежались в разные стороны. Потом Лина исчезла, скрылась, словно ее и не было, и никто из толпы не решился разыскивать ее.

Когда Лина исчезла, Курд вышел из дома и сдался. Жандармы, переполненные страхом и стыдом, готовы были убить его на месте. Хотя Курд стоял совершенно спокойно, не сопротивляясь, глава магистрата приказал связать мальчика. Жандармы бросились выполнять его приказ. Они пинали Курда и смеялись над ним. Они заломили ему руки за спину и крепкой веревкой прикрутили руки мальчика к ручке его кирки.

Потом они повели его по лестнице, идущей вверх к замку. Толпа следовала в отдалении. Теперь королевский замок возвышался над ними; но они остановились, не доходя до него, перед низкой дверью большого, тусклого, неопрятного здания.

Мэр открыл дверь большим ключом и втолкнул Курда в темное помещение. Внутри было очень темно. Курд попытался осторожно шагнуть вперед, но упал. Он дважды перевернулся перед тем, как встать на ноги. Его руки оставались крепко связанными.

Приближалось время второго завтрака. Мэр города решил сперва позавтракать, а потом разбираться с Курдом. Маленький горняк получил время собраться с мыслями. Никогда с ним не обходились так несправедливо и так жестоко.

Мальчик обрадовался, что кирка осталась с ним. Он попытался ослабить веревки. Это ему удалось. Курд освободил обе руки и снял с себя путы.

Глава 15. Кирка

Пока мэр города завтракал в одиночестве, Курд скучал в темноте подвала. Он пытался придумать, что делать дальше, но так ничего и не придумал. Потом он стал думать об отце и матери, об их маленьком домике, построенном высоко на горе, где такой чистый воздух. Мальчик хотел вспомнить все чистое и светлое, что было в его жизни. Он хотел заглушить печаль и тоску, охватившие его в этом унылом месте.

Вдруг какой-то шум оторвал его от размышлений. Снаружи слышались топот и голоса, которые становились все громче и громче, словно к тюрьме торопливо приближалась огромная толпа. Жители Гвунтусторма перекусили и решили развлечься. Сейчас должны были осудить чужестранца за то, что он оскорбил добропорядочных горожан.

Шум толпы напоминал рев моря. Вскоре появился мэр. Насладившись завтраком, он теперь хотел использовать свое право судить и миловать. Голоса становились все громче и громче, шум нарастал. Курд с интересом ждал, что же будет дальше. Он совершенно не боялся мэра и его жандармов.

Ключ заскрипел в ржавом замке, и дверь отворилась. Свет ослепил Курда. Он услышал голос мэра, который приказал ему выйти. Мэр говорил, что пришедший в город горняк обвиняется в страшных преступлениях: он устроил переполох в городе Гвунтусторме, обеспокоил и лишил душевного спокойствия королевского пекаря и парикмахера, а также убил любимых собак мясников его величества.

Когда глава магистрата закончил читать длинный список преступлений Курда (а надо сказать, что Курд слушал его очень невнимательно, он думал о короле, вспоминал, как тот ехал на белой лошади, и о чудесной принцессе Ирен, которая сидела рядом с королем), откуда-то издалека, из толпы, послышался крик ужаса. Курд даже подумал, что начался пожар. Мгновенно воздух наполнился ужасными завываниями и криками невыразимого страха. Толпа разбегалась. В следующее мгновение все объяснилось: в дверях появилась Лина. Ее глаза сверкали желтым солнечным светом, словно маленькие фонарики. Одним прыжком она очутилась рядом с Курдом. В дверном проеме возникли два солдата. Они быстро захлопнули дверь и оставили Курда и Лину в темнице. Лина тяжело дышала. Но теперь друзья были опять вместе.

Некоторое время Лина отдыхала. Вы только представьте, сколько ей пришлось прыгать, скакать, скалиться и рычать, чтобы разогнать толпу в несколько тысяч человек. Теперь ей нужно было немного отдохнуть.

Вскоре Лина вскочила и обвела взглядом темницу. До этого Курд не мог ее рассмотреть. А теперь глаза-фонарики Лины осветили небольшое помещение, заваленное всевозможной рухлядью. Видимо, сюда бросали ненужные старые вещи. И тут случилось нечто необычное. Лина подбежала к ближайшей куче и начала ее разгребать. Хлам полетел во все стороны.

Наконец Лина добралась до каменного пола. Ее глаза высветили плиты. Она стала царапать их. От неприятного скрипа у Курда по спине побежали мурашки. «Интересно, что там дальше, – подумал Курд. – Наверное, Лина хочет, чтобы я разломал пол. Ну, а потом? Нет, не зря старая королева прислала мне ее. Лина должна знать, что делать дальше».

Курд попросил Лину отойти в сторону. Несколько ударов кирки – и каменный пол провалился, открыв чернеющий провал. Лина наклонилась над проломом, пытаясь высветить подземелье, но свет ее глаз терялся в кромешной темноте, царящей внизу. Курд взял маленький камешек и бросил его в пролом. Где-то далеко-далеко внизу послышался всплеск. Значит – внизу вода.

Курд, опечалившись, сел на груду обломков и замер, повесив голову, но Лина не давала ему покоя. Тыча носом в его плечо, она заставила мальчика подняться и вернуться к пролому. Она дала понять, что хочет, чтобы маленький горняк расширил пролом. Курду пришлось изрядно попотеть. Наконец пролом стал достаточно большим, чтобы мальчик смог пролезть в него. А Лина не унималась. Теперь она настаивала, чтобы Курд спустился в таинственный колодец.

Пожав плечами, Курд затянул веревочную петлю вокруг ручки кирки (как замечательно, что солдаты ее не отобрали) и осторожно спустил веревку в темноту. (Вы уже догадались, откуда у него взялась веревка? Ну, конечно, это была та самая веревка, которой его связали.) Потом маленький горняк положил кирку поперек отверстия и начал осторожно спускаться в неведомую темноту.

Он очутился в бездонном, как ему показалось, колодце. Кругом были гладкие стены, по которым стекала вода. Где-то внизу тоже журчала вода, Курд ясно слышал это. Зачем же Лина хотела, чтобы он спустился сюда? Курд повнимательней оглядел стенки колодца. Наконец он заметил темный пролом – вход в коридор, ведущий неведомо куда.

Качнувшись на веревке, Курд легко добрался до коридора. Аккуратно привязав веревку, по которой он спускался, к вделанному в стену кольцу, Курд пошел вперед, выставив перед собой руки. Света, который исходил из глаз Лины, не хватало, чтобы осветить его путь. Что же дальше? Внезапно он наткнулся на маленькую окованную железом дверь. Но разве запертая дверь сможет его остановить?

Однако Курд решил сперва вернуться за Линой. Нельзя же бросать друга! Первым делом маленький горняк нашел подходящую деревянную палку и привязал к ней веревку. Кирка еще пригодится. «Нельзя бросать такую нужную вещь», – решил Курд. Еще он навалил много мусора и хлама на плоскую дощечку и установил ее так, что если бы он сдвинул с места палку с веревкой, то дощечка, упав, как раз закрыла бы пробитое им отверстие, а рассыпавшийся мусор полностью скрыл бы все их следы.

После этого Курд обвязал Лину особым скользящим узлом и осторожно спустил ее в бездонную, черную пропасть. Потом, когда Лина добралась до коридорчика, ведущего к загадочной двери, Курд последовал за ней и, встав на твердую землю, дернул за веревку. Палка, к которой она была привязана, сдвинулась, и хлам завалил отверстие. Путь к отступлению был закрыт.

Теперь Лине и Курду волей-неволей надо было идти вперед. Они быстро добрались до двери. В свете глаз Лины Курд увидел, что дверца очень старая и почти целиком сгнила. Он со всего размаха ударил по ней и пробил дыру. Просунув руку, мальчик нащупал засов, но сколько ни пытался, он не смог его открыть. Запоры заржавели и не поддавались. Несколькими ударами кирки Курд расширил отверстие, и Лина просунула в него голову. Острые зубы необычного животного лязгнули, перекусив щеколду. Дорога вперед стала свободной.

Глава 16. Винный погреб

Курд и Лина осторожно шли вперед. Они смутно различали огромные бочки. Значит, они попали в винный погреб короля. Мальчик осторожно пошел вдоль бочек. Их было очень много. Курд обнаружил маленькую лесенку и дверь, ведущую из подвала. Она оказалась запертой. Сперва Курд решил было воспользоваться киркой, но потом подумал, что за дверью может оказаться кто-нибудь из слуг. А еще раз нарушать местные обычаи ему не хотелось.

Тут в замочной скважине заскрипел ключ. Курд юркнул под лестницу. Лина спряталась за бочками. Дверь открылась. Высоко подняв свечу над головой, появился дворецкий с большим кувшином. Он прошел вдоль бочек, а потом, открыв краник, стал наполнять кувшин, который принес с собой. Не наполнив кувшина, он резким взмахом выплеснул его содержимое на каменные плиты пола подвала. Курд, затаив дыхание, наблюдал за ним. Ему сразу показалось, что здесь что-то не так, но долго не мог понять, в чем дело. Дворецкий тем временем еще раз наполовину наполнил кувшин и снова выплеснул его содержимое. Странно! И только когда дворецкий, в третий раз наполнив кувшин вином, хорошенько приложился к горлышку и Курд услышал бульканье – вино из сосуда переливалось в огромный живот дворецкого – он понял: этот слуга короля был пьян! Высунувшись из своего укрытия, маленький горняк заметил, что дворецкий оставил ключ во входной двери.

Тогда он тихонько свистнул, подзывая Лину. Та, видимо, поняла замысел мальчика и, взвыв, выскочила из-за бочки прямо на дворецкого. Тот аж поперхнулся, увидев перед собой чудовище со светящимися глазами и двумя рядами великолепных острых зубов.

Уронив свечу и кувшин, дворецкий пулей вылетел из подвала, что-то крича на бегу. Курд последовал вслед за ним вверх по маленькой лесенке, осторожно вытащил ключ из двери и побежал. У него было очень мало времени. Он знал: на крики дворецкого сюда быстро сбежится дворцовая стража и многочисленные слуги. Мальчик успел только отломить небольшой кусочек от свечи дворецкого.

Курд и Лина быстренько проскочили через подвал и нырнули в дверь, через которую проникли в погреб. Через отверстие, пробитое в ней, мальчик и его зверь следили за тем, как медленно, держа оружие наготове и высоко подняв свечи, ходили по подвалу стражники, а за ними – дворецкий и куча придворных. Дворецкий рассказывал, как на него напал ужасный зверь с чудовищными светящимися глазами и невероятно огромными клыками.

Но зверя в подвале не нашли. Потом все увидели брошенный кувшин и огромную бочку: из незакрытого крана вино тонкой струйкой текло на пол. Кран закрыли, а дворецкого стали убеждать, что увиденное им чудовище всего лишь пригрезилось ему, что никого он на самом деле не видел. Почти все слуги тоже были под хмельком, поэтому они очень долго разбирались, где явь, а где сон и что на самом деле видел дворецкий. Вскоре и сам дворецкий потерял нить разговора и стал утверждать, что никаких чудовищ не бывает.

Наконец они направились к выходу. Тут дворецкий обнаружил, что не может нигде найти ключа от подвала. Немного подумав, он рассудил: все равно никто не полезет в подвал, тем более после того, как там видели чудовище.

Так они и ушли…

Выждав, пока замок вернулся к спокойной жизни (а надо сказать, что на это ушло много времени), путешественники осторожно вылезли из винного погреба. Они попали в кладовую, где хранились копченые окорока и всякие припасы, а оттуда, прихватив ливрею слуги, висевшую на крючке, Курд отправился на разведку. В коридорах было полно слуг. На огромных подносах они носили всевозможные яства. Курд испугался, что его узнают и, обвинив еще в чем-нибудь, отправят из дворца назад в темницу. Он решил дождаться ночи.

Глава 17. Королевская кухня

Когда в замке короля все стихло, Курд и Лина, осторожно ступая (Курд на всякий случай надел ливрею), поднялись в коридор. Курд шел немного впереди, подсвечивая себе дорогу небольшим огарком, а Лине пришлось прикрыть глаза, так как они слишком ярко светились.

Когда они попали в коридоры замка, все спали. Прежде чем войти внутрь дома, Курд оставил свою кирку у входа в винный погреб. Вокруг никого не было видно. Сначала коридор привел их в большую, хорошо обставленную залу. Огромный стол был завален едой. Там же спали семь человек. Некоторые прямо на столе, а двое сидели на стульях, положив головы на стол. Запах помог Курду догадаться, что они так пьяны, что уснули прямо за столом. Маленький горняк из любопытства прикоснулся к их рукам. И что же он обнаружил?! Свиные и лошадиные копыта, лапы обезьян и собак. На вид это были обыкновенные люди, но внутри у них прятались звериные души. Еще Курд нашел на столе несколько свечных огарков. Он сунул их в карман. Через другую дверь они вышли из обеденного зала. Пройдя через небольшой коридорчик, Курд и Лина попали на кухню.

На полу лежал пьяный повар, а сама кухня была очень грязной. Раскормленные до безобразия кошки спали на шкафах, а по полу шныряли отвратительно толстые крысы.

По широкой галерее Курд и Лина отправились в глубь замка. Наконец Курд заметил дверь, на которой была нарисована королевская корона. «Наверное, тут живет король», – подумал Курд.

Он осторожно приоткрыл дверь и проскользнул внутрь.

Лина последовала за ним.

Глава 18. Королевские покои

Курд очутился в большой комнате. Серебряная лампа под потолком давала тусклый свет. Сердце Курда тревожно забилось. Странная лампа для королевских палат, погруженных в сон. В противоположном конце комнаты стояла большая кровать с балдахином.

Когда Курд был уже на полпути к кровати, возле нее появилась маленькая, удивительно знакомая фигурка; девочка шагнула к нему, и Курд удивленно застыл на месте. В тусклом свете он плохо видел ее лицо, но она подходила все ближе и ближе и наконец остановилась перед мальчиком.

– Ты – Курд, – сказала она.

– А вы – принцесса Ирен?

– Раньше мы дружили, – сказала она с печальной улыбкой. – Ты пришел помочь мне?

– Наверное, – ответил Курд. Он не сказал: «Если смогу». Теперь он знал, зачем Королева Изумрудов послала его сюда. Все ведь знают, что человеку может помочь только человек. Волшебники могут лишь подсказать, и делают они это так, что понимают их только дети.

– Могу ли я поцеловать вашу руку, принцесса?

Курд знал, что принцессе исполнилось только девять лет и десять месяцев. Но выглядела она намного старше. У нее были глаза взрослой женщины. Она подала руку.

– Я больше не маленькая принцесса. С тех пор, как мы виделись в последний раз, я очень выросла, горняк.

Улыбка, сопровождавшая эти слова, показалась мальчику печальной и в то же время какой-то странной.

– Я вижу, госпожа принцесса, – тихо сказал Курд. – Однако ты осталась принцессой, моей принцессой. Я пришел сюда, потому что меня послала твоя прапрапрабабушка. Могу я спросить, почему ты не спишь в такой поздний час?

– Потому что мой отец постоянно всего боится. Если он проснется и не увидит меня рядом с собой, не знаю, что и случится. Ах, он просыпается!

Она нырнула под балдахин. Курд остался стоять на месте.

Голос, доносившийся из-под балдахина, отнюдь не походил на голос того короля, которого Курд видел скачущим верхом на белой лошади. Это был писклявый, тонкий, ломающийся голосок вздорного ребенка.

– Нет-нет. Я – король. Я буду королем. Я ненавижу тебя!

– Не надо злиться, дорогой папочка, – говорила принцесса. – Я здесь, рядом с тобой. Они будут слушаться тебя, ты же знаешь.

– Они хотят отнять у меня корону. Но разве я отдам свою корону? Что за король без короны!

– Они никогда не получат твоей короны, отец, – успокаивающе говорила Ирен. – Тут ты в безопасности. Я посижу с тобой.

Курд приблизился к кровати и заглянул под балдахин с другой стороны. Там лежал старый, величественный король. Да, выглядел он величественно, как и раньше. Его тело возлежало на подушках, у него выросла длинная белая борода. Король сжимал в руках корону с драгоценными камнями и изумрудами, сверкающими в тусклом свете. Его лицо напоминало лицо мертвеца. Но особенно странными оказались его глаза, бегающие туда-сюда. Это были пустые глаза. Он не видел ни дочери, ни короны. А губы его все время что-то шептали.

Представьте только эту ужасную сцену! Старый король лежал на кровати. С одной стороны над ним склонилась прекрасная принцесса, а с другой – маленький горняк. В глазах старого короля читалось безумие. Лина же, хоть и вошла в комнату, осталась у порога, словно знала, что ее внешний вид может испугать принцессу или короля.

Вскоре губы короля замерли. Его дыхание стало спокойным. Принцесса, взглянув на него еще раз, обошла кровать и приблизилась к Курду.

– Давай немного поговорим, – сказала она, выводя Курда на середину комнаты. – Мой отец теперь будет спать до тех пор, пока не придет доктор. Он лечит его не настоящими лекарствами, а вином. По словам доктора, оно поможет ему прожить подольше. Доктор обычно приходит к папочке после полуночи. И он обычно заставляет меня кричать, чтобы разбудить отца.

– А что он за человек, этот ваш доктор? – спросил Курд.

– Такой милый, хороший человек! – ответила принцесса. – Он говорит так мягко и так печально о своем короле! Он скоро будет здесь и, наверное, очень удивится, увидев тебя. Но я думаю, что ты ему понравишься.

– Твой отец давно болеет? – спросил Курд.

– Около года, – ответила принцесса. – А ты не знал? Мой отец ведь так и не прислал твоей матери теплую юбку, как обещал. Мэр Гвунтусторма говорил о том, что вся страна скорбит о болезни короля.

Однако Курд ни слова не слышал о болезни короля за все свое путешествие. Нехорошие мысли закрались в сердце маленького горняка, но он пока ничего не сказал принцессе.

– А король так бредит каждую ночь? – спросил он.

– Каждую, – ответила Ирен, беспомощно встряхнув головой. – Я не сплю ночами. А днем он чувствует себя лучше. Тогда мне удается немного поспать прямо тут, в гардеробной. Как плохо, что у него есть только я! Как плохо, что рядом с ним нет моей мамы!

– Давай сделаем так, – предложил Курд. – Иногда ночью я буду дежурить возле него. Тогда ты сможешь немного поспать.

– Но ведь ты тоже ничего не сможешь сделать! – воскликнула принцесса. – Кстати, откуда ты взялся? Ах да, ты же говоришь, тебя послала моя прапрапрабабушка. Знаешь, мой отец иногда звал тебя во сне.

И она широко открыла свои голубые глаза.

– Меня? – удивился Курд, но в глубине души он был этому очень рад.

– Он говорил, что если бы не был так болен… если бы он не был так болен… то обязательно бы съездил и посмотрел, как ты живешь.

–Я ничего не знал! – пробормотал Курд.

– Папа даже приказал своему секретарю, чтобы он написал старосте горняков. В письме говорилось, что необходимо тебя разыскать и привезти сюда. Но тебя не смогли найти, а может, и не искали. Мой отец тогда горько вздыхал и говорил, что боится, как бы гоблины не задумали отомстить тебе. А потом ему стало хуже. Но однажды ко мне, хлопая крыльями, прилетел прапрапрабабушкин голубь, и я подумала, что в горах все в порядке. Где же ты был, Курд? Почему никто не мог найти тебя?

– Мы поговорим об этом в другой раз, после визита доктора, – сказал Курд.

Его глаза гневно сверкнули. Принцессе показалось, что это отблеск света от лампы. Сердце Курда тревожно забилось. Но мальчик беспокоился не за себя.

– Не нравится мне все это, – прошептал про себя Курд. – Когда же придет этот ваш доктор? – спросил он.

И словно в ответ на его вопрос кто-то, распахнув дверь, тяжело ввалился в комнату и, споткнувшись о Лину, упал.

На полу лежал маленький круглый человечек. Курд подумал о своей кирке и огорчился, что оставил ее внизу.

– Ах, дорогой доктор Келман! – воскликнула принцесса и, подбежав к нему, взяла его за руку. – Извините! – она тянула и тянула его, но он оставался на полу, лишь чуть-чуть приподнимаясь и подпрыгивая, как воздушный шарик. – Вы не ушиблись?

– Нет, нет, все в порядке, – ответил доктор, силясь улыбнуться и в очередной раз пытаясь подняться.

– Если бы он спал на полу, то всегда опаздывал бы к завтраку, – подумал Курд и протянул руку, чтобы помочь доктору встать.

Но, едва коснувшись его руки, он почувствовал, что перед ним какая-то скользкая тварь, и отдернул руку. Доктор наконец-то изловчился и встал на ноги.

– Ваше королевское высочество, вы постелили у порога чересчур толстый ковер, – сказал доктор, сплетая пальцы. – Надеюсь, мое появление не разбудило его величество.

Он не заметил Курда, притаившегося за дверью, а Лина тоже на всякий случай спряталась за портьеру.

Доктор направился к кровати.

– Как вы думаете, принцесса, король спит? – спросил врач.

– Не слишком крепко.

– Ах, это очень хорошо, – воскликнул доктор. – Тогда нам не придется его долго будить, чтобы полечить. Он и сам проснется.

Только тут Курд заметил в руках доктора большой кувшин. Доктор хотел налить из него вина, но, к его удивлению, кувшин оказался пуст.

– Проклятый дворецкий! Я слышал, говорили, что он пьян! – воскликнул доктор громким шепотом и поставил кувшин на пол.

– А вы, молодой человек, – сказал доктор (он только сейчас заметил Курда), – почему бы вам не сбегать и не принести королю вина из подвала.

– Это совершенно невозможно. Я должен быть здесь, – ответил Курд, вежливо поклонившись.

– Ну что ж, тогда придется самому, – проворчал доктор, подозрительно поглядывая на мальчика.

Как только он исчез, из-за переплетения занавесей бесшумно, как призрак, появилась Лина. Мальчик показал ей на пустой кувшин.

– Пойдем-ка в подвал.

Они быстро выскочили из комнаты и поспешили за доктором. Курд даже не попрощался с принцессой. Но по пути Курд передумал. Не лучше ли остаться в комнате и посмотреть, как доктор будет лечить короля? Вернувшись назад, Курд кивнул принцессе. Теперь они спрятались за портьерой вместе с Линой.

Он увидел, как вернулся доктор с полным стаканом вина, понюхал его, но не стал пробовать, а просто сел в изголовье королевской кровати. Доктор наклонился и что-то прошептал королю на ухо. Тот чуть приоткрыл глаза и проснулся, но вроде бы не до конца. Одной рукой держа стакан, а другой осторожно приподняв голову короля, доктор влил вино ему в рот. Потом он опустил голову короля обратно на подушку.

Маленький человечек тревожно огляделся, словно боялся, что кто-нибудь схватит его за руку. Он встал и собирался выйти в коридор, но на пороге комнаты остановился.

– Странно, – произнес он вслух, – никакого ковра. А я уверен, что тут был ковер.

И сказав это, доктор ушел.

 

Глава 19. Заговор

Все происходящее во дворце Курду совершенно не понравилось. Судя по всему, никто и не собирался слушаться приказов его королевского величества. Не иначе, здесь готовится заговор! Кто-то хотел уморить короля! Тогда можно было бы сменить династию, ведь наследника у короля не было. Принцесса еще совсем маленькая, а править страной должен король. Но подумав о заговоре, Курд сам испугался. Если так, то можно ли что-нибудь сделать? Ведь их было только двое: он и маленькая, хотя и такая умная, принцесса.

Курд долго стоял размышляя. Король беспокойно спал, вздрагивая во сне. Иногда он сквозь сжатые губы шептал что-то неразборчивое. Принцесса успокаивала его.

Курд подошел к девочке и тихо позвал ее.

– Я сейчас не могу оставить папу, – сказала она тихим голосом.

– Я подожду, – сказал Курд. – Но я должен поговорить с тобой.

Пока принцесса успокаивала спящего отца, Курд сбегал вниз, в подвал, и на всякий случай принес свою кирку. Очень уж ему не понравился доктор.

Через несколько минут принцесса подошла к Курду, стоявшему под лампой.

– Зачем ты звал меня, Курд? – спросила она.

– Принцесса, – сказал он, – я хочу сказать тебе, зачем меня послала сюда твоя прапрапрабабушка.

– Тогда пойдем, – попросила Ирен. – Сядем там, откуда я смогу видеть лицо отца.

Курд поставил два стула, они сели на них и заговорили шепотом, чтобы не беспокоить спящего короля. Маленький горняк рассказал принцессе все, что случилось с ним: как ее прапрапрабабушка послала голубя, как он ранил его и как потом она встретилась с ним и наградила волшебным даром, отправив его в Гвунтусторм, не сказав, что он должен делать.

– Но я вижу, – сказал он в заключении, – что дела тут идут очень плохо.

– Ты расстроил меня, – дрожа проговорила принцесса.

– Но ты же такая отважная, – возразил Курд.

– Наверное, – пожала плечами Ирен, не отрывая взгляда от короля. – Но что же делать? И как я могу поверить в ту ужасную вещь, которую ты рассказал о докторе Келмане?

– Моя дорогая принцесса, – повторил Курд, – ты же знаешь его только снаружи, а изнутри… Так вот, его добродушная внешность – обман. Если даже ты не веришь мне, то уж своей прапрапрабабушке ты должна поверить. Я почувствовал змею. Круглое скользкое туловище змеи. Возможно, он и впрямь потихоньку превращается в змею.

– Ужасно! – воскликнула Ирен.

– Да, это ужасно. Но мы должны, не отводя глаз, смотреть на ужасные вещи и называть их своими именами. Скажи, все началось, когда твой отец стал пить вино?

– Да.

– Когда он спит, ему лучше?

Принцесса пожала плечами.

– Не знаю. Но, по-моему, хуже, – ответила она.

– Тогда подумай, через чьи руки в доме проходит вино перед тем, как попасть к его величеству?

– Но… ведь это невозможно, дорогой Курд! – воскликнула принцесса.

– Я думаю, что надо начать следить за тем, что ест и пьет король, – сказал Курд. – И еще, принцесса, ты должна быть осторожна.

– Не бойся за меня. Не нужно говорить обо мне, – попросила принцесса. – Папе нужна хорошая пища! Начнем именно с этого, Курд. Да?

– Думаю, ты права, – ответил мальчик. – Дайка мне подумать. Где же нам взять свежей еды? На тех слуг, которых я видел, полагаться нельзя. Я пойду и поищу что-нибудь из того, что они едят сами.

– Канцлер спит в этом же доме, он и главный конюх вместе ночуют и вместе ужинают в большом зале – направо и вниз по лестнице, – сказала Ирен. – Я пошла бы с тобой, но не могу оставить отца. Ах! Он опять что-то бормочет. Сходи и принеси чего-нибудь, хотя бы хлеба с маслом. Раз доктор Келман назвал это нездоровой пищей, значит, это и есть самая лучшая еда.

– Дадим ему хлеба, – кивнул Курд, – и никакого вина. Я верю, мы поставим твоего отца на ноги. Твоя прапрапрабабушка будет довольна, – вздохнул Курд.

– Хорошо бы мне ее увидеть.

– А теперь я хочу познакомить тебя со своим зверем.

Курд подошел к двери и позвал.

Лина появилась в этот раз из-за двери, из коридора. Курд подвел это странное создание к принцессе. Девочка встала на колени и осторожно погладила Лину по голове.

– Хорошая собачка! Милая собачка! – прошептала она.

Лина фыркнула.

– Я верю тому, что сказала твоя прапрапрабабушка, – сказал Курд. – А она говорила: раньше Лина была женщиной, но не слишком-то хорошей.

Лина положила голову на плечо принцессе, а та осторожно погладила ее и почесала под подбородком, как порой чешут собак, а потом поцеловала в лоб, как раз между большими золотисто-зелеными глазами.

– Мне взять ее с собой или оставить у тебя? – спросил Курд.

– Оставь, – попросила Ирен, и Курд понял, что должен оставить Лину.

Конечно, принцесса Ирен была очень храброй девочкой. Но даже очень храбрым девочкам страшно сидеть всю ночь в темной комнате в окружении людей, которым нельзя доверять.

Курд сходил в обеденный зал и взял хлеба, осторожно завернув его в чистый носовой платок. Потом он вернулся в спальню короля. Принцесса уже спала, склонившись над больным отцом. Она больше не боялась. Она верила, что Курд и Лина защитят ее и короля.

Начинало светать.

Глава 20. Королю стало лучше

Его величество спал очень спокойно. Начался новый день, но Курд решил не будить принцессу, а дать ей немного выспаться.

Она немного вздремнула и, когда мальчик ее разбудил, чувствовала себя получше. Отец еще спал, и Ирен присела у него в изголовье, положив руку ему на плечо.

Курд забрал свою кирку и вместе с Линой ушел в подвал. Там они позавтракали, прихватив еду из обеденного зала. Потом они вернулись. В самом деле, нельзя же обедать в королевской спальне!

Потом Курд с Ирен разработали план действий.

Курд вернулся с Линой в подвал. Он оставил там своего странного зверя и кирку, а сам отправился в город, чтобы купить у пекаря того замечательного хлеба, который дала ему хозяйка пекарни.

По городу он шел, никого не боясь и не скрываясь. Горожан он не опасался, а все местные собаки после смерти двух своих собратьев сами побаивались Курда: Лина могла ведь оказаться где-то поблизости.

Мальчик добрался до лавки булочника, но было еще очень рано, и лавка была закрыта. Только через час ожидания Курд был вознагражден: булочник потягиваясь вышел из своего дома. Курд зашел к нему в лавку и попросил буханку такого же вкусного хлеба, какой ел в прошлый раз. Конечно, булочник умирал от любопытства, но Курд ничего не стал ему рассказывать.

Пекарь принес ему великолепный свежий хлеб, и Курд вернулся в замок. Если вы думаете, что это было сложно, то ошибаетесь. Все оказалось на редкость просто – стражники все еще спали, напившись накануне вина.

Курд без всяких приключений добрался до подвала. Там он завернул хлеб в платок и вместе с фляжкой родниковой воды повесил на ошейник Лине. Скрываясь в тени, используя каждый выступ, они пробрались в спальню к королю. Конечно, вы догадались, что Курд и Лина опасались встречи с доктором.

Ирен обрадовалась, увидев Курда, и тут же накормила отца вкусным свежим хлебом и напоила родниковой водой. Король поел и снова уснул.

Наконец для утреннего осмотра явился доктор Келман. Увидев спокойно спящего короля, он забеспокоился. Доктор стал уверять Ирен, что ее отец очень болен. Но Ирен уже знала, что словам этого милого толстячка доверять нельзя. Наконец, переваливаясь по-утиному, доктор Келман убежал, пообещав обязательно прислать лорда-камергера, как только тот проснется.

Королю принесли завтрак. Но принцесса не стала кормить им своего отца, а, отломив маленький кусочек пирога, попробовала сама. Рот словно обожгло огнем. Курд был прав! Действительно, во дворце существует заговор. Принцесса немедленно выбросила отравленную еду. Она накормила отца хлебом, который принес Курд, и напоила его чистой родниковой водой.

После завтрака король пришел в себя. Он сказал принцессе, что чувствует себя намного лучше, и загадочно сообщил, что совершил какую-то большую ошибку, но какую – не сказал. Ирен рассказала, как Курд появился во дворце среди ночи и о том, что его послала прапрапрабабушка. Сначала король странно смотрел на свою дочь, но потом его взгляд прояснился, и он улыбнулся. Ирен вздохнула с облегчением. Теперь она верила в возможность выздоровления Великого Короля.

Глава 21. Лорд-камергер

Вскоре появился лорд-камергер. Он вошел с низким поклоном. В руке он держал бумаги. Что-то звериное было в его походке, когда он осторожно вошел в комнату. Сам он был тощим, высоким, светловолосым человеком с маленькой головой, суживающейся сверху. Пройдя по комнате, лорд-камергер остановился у кровати и с недоумением посмотрел на короля. Ему явно не понравилось, что король хорошо выглядит. Рот придворного перекосился в неприятной улыбке, и только тут принцесса заметила, что кроме бумаг, лорд-камергер держал в руке бутылочку с чернилами и перо.

Король отнесся к появлению лорда-камергера очень спокойно, и хотя сразу заметил бумаги, сделал вид, что не понимает, зачем тот пришел. Когда же лорд-камергер протянул бумаги ему на подпись, король повернулся к принцессе:

– Я думаю, что его превосходительство мог что-либо напутать, – сказал он. – Дитя мое, не могла бы ты прочесть, что там написано. Почитай мне, я давно не слышал, как ты читаешь. Возьми у его превосходительства приготовленные им документы и прочти их мне с начала до конца. А вы, – обратился он к лорду-камергеру, – отведайте моего вина, пока девочка читает.

– Извините меня, ваше величество, – ответил лорд-камергер, – но мне нужно торопиться; к тому же я думаю, что принцесса не справится с таким длинным и сложным текстом.

– А я думаю, она справится, – возразил король, – по крайней мере, пусть хоть попытается.

– Поверьте мне, ваше величество, вы должны обязательно подписать эту бумагу, – настаивал придворный.

– Нет. Возможно, что там все правильно, но с этого дня я не подпишу ни одной бумаги, пока не прочту ее. Я так хочу.

– Ваше величество, разве так сложно поставить одну закорючку, а? – клянчил лорд-камергер.

– Нет! – тихим, но решительным голосом отозвался король. – И запомните, я не хочу вас видеть, пока не окрепну.

Лорд-камергер, осторожно пятясь и отвешивая поклоны, начал отступать к двери. Он явно не ожидал такого отпора. До этого король подписывал все бумаги без всяких вопросов. Ставил дрожащей рукой свою подпись и ни о чем не спрашивал.

Когда придворный ушел, принцесса поговорила с королем. Он уже давно не был таким разговорчивым. Потом она почитала ему книгу и покормила, отломив еще несколько кусочков от буханки, принесенной Курдом.

Слышали бы вы, как лорд-камергер кричал на доктора Келмана! Доктор занялся самоуправством! Он не дал королю ночного лекарства! Келман, в свою очередь, сваливал всю вину на дворецкого, который вовремя не принес вино.

Дворецкий же, взяв на поводок фокстерьера и прихватив здоровенную алебарду, спустился в подвал. Курд наблюдал за ним через дыру в дверце. Он хорошо видел, как дворецкий наполнил чашу вином, а потом чинно удалился. Хотя дворецкий и считал, что Лина ему просто привиделась, он все равно страшно боялся. Поскольку ключ от подвала так и не нашли, он оставил его открытым и только прикрыл дверь.

Следующей ночью, лишь только все утихло, Курд зажег один из огарков свечи и стал рубить ход из коридорчика прямо в город. Курду нужен был свой выход в город. Ему не хотелось каждый раз прятаться от пьяных стражников, пробираясь за едой для короля.

Тут-то и ждало его великое открытие. Только он начал работу, как его кирка наткнулась на что-то золотистое. Курд удивился. Он хорошо знал, как выглядит серебро, но никогда не видел самородного золота. А тут было сплошное золото! Оказывается, город стоит на золоте! Но обитатели замка об этом и не подозревали.

Глава 22. Анита

Вскоре Курд пробил ход в город. Туннель вывел его на задний двор какого-то заброшенного здания. «Оно и лучше, – решил маленький горняк. – Тут уж точно меня никто не найдет».

Раздобыв съестные припасы, Курд вернулся в королевский замок. Как всегда, все уже спали. Мальчик хорошо знал порядки во дворце. Он медленно шел в спальню короля, чтобы отнести продукты. В столовой он увидел девушку, сидевшую у камина. Когда мальчик вошел, она повернулась к нему. Несмотря на слабое освещение, Курд сразу заметил круги у нее под глазами.

– Извините, я побеспокоил вас, – сконфуженно пробормотал Курд. – Я вижу, вы плакали… Что-нибудь случилось?

– Да, – печально ответила девушка. – Разве ты не знаешь, кто я и в чем моя беда?

Курд отрицательно покачал головой.

– Видишь ли, – продолжала девушка, – я очень несчастна. Моя мать учила меня говорить только правду. Когда я обманывала ее, она очень расстраивалась, и с тех пор я не могу лгать. Но теперь я попала в услужение в этот замок, и когда я говорю правду, надо мной все смеются… Я вижу, ты тоже чужестранец. Не обижайся, пожалуйста, но я думаю, что это место не для тебя.

– Я не тот, за кого ты меня принимаешь, – вздохнул Курд. – Извини, я должен идти, но потом я вернусь, и ты мне все расскажешь… – тут Курд оглянулся. Лины нигде не было видно.

– Скажите, а вы пугливая?

– Наверное. Я очень боюсь злых людей.

Курд немного успокоился и позвал:

– Лина, – а потом повернулся к девушке. – Сейчас вы познакомитесь с моим зверем. С виду он страшный, но сердце у него доброе.

Лина осторожно выглянула из-за стола, но увидев добродушное лицо, подошла, виляя хвостом, и сразу же уткнулась мордой в горячие ладони.

– Какая милая зверушка, – протянула незнакомка.

– Значит, вы служанка? – спросил Курд.

– Да, – ответила девушка.

– А согласны вы помочь мне? – спросил еще раз Курд.

– Я не знаю… – замялась она.

– А принцессе?

– Конечно. Я и должна служить принцессе. Меня наняли для этого, – тяжело вздохнула служанка. – Но лорд-камергер запретил ей прислуживать.

Курд взял ее с собой в королевские покои. Девушка была невероятно рада. Звали ее Анита. Детство она провела среди пастухов, а потом за красивую внешность и хороший характер ее пригласили служить в королевский замок. Узнав, что она будет прислуживать принцессе, Анита очень обрадовалась.

Теперь Курду надо было что-то придумать, чтобы спасти короля. В первую очередь необходимо было выгнать доктора Келмана. Отправив принцессу спать, Курд спрятался за занавесками балдахина. Лина залезла под кровать. Нужно сказать, что Анита с удовольствием помогала принцессе. Вы представляете, принцесса целый год сама раздевалась и одевалась. Даже поговорить перед сном ей было не с кем!

Король немного побеседовал с Курдом, посетовав на то, что не может прямо сейчас отправиться в свой замок на горе. Потом он уснул крепким сном выздоравливающего человека.

Доктор Келман появился точно в полночь. Он, как всегда, принес королю вечернюю порцию вина и отравленные булочки. Но когда он собрался дать вино спящему корою, из-под кровати высунулась Лина и слегка цапнула доктора Келмана за ногу. Маленький человечек взвыл от боли и страха. С криками и стонами он бросился прочь из королевских покоев. Он бежал, как трусливый зверек. «Словно змея, на которую наступили», – подумал Курд.

Мальчик вышел из своего укрытия и склонился над королем. К его радости, король не проснулся. Но необходимо было как-то спасать его. Тут Курду пришла в голову хорошая идея. Он немедленно разбудил Аниту и принцессу, попросив их закрыть за ним дверь королевских апартаментов и никого не впускать. Потом он быстро отправился по хорошо известному ему пути в город. Курд очень торопился. Он знал: все зависит от того, успеет ли он выполнить свой план.

А во дворце уже было неспокойно. Видно, заговорщики догадались, что их секрет раскрыт. Но дверь в винный погреб никто не охранял, и Курду вместе с Линой удалось благополучно выскользнуть из королевского замка.

Глава 23. Осада

Тихонько, как мышь, Курд прошмыгнул по темным улицам Гвунтусторма к воротам города, где жили булочник и парикмахер. Какого же труда ему стоило разбудить соню-булочника и купить у него огромную флягу чистой родниковой воды, которую тот использовал, когда пек свой знаменитый «королевский хлеб»! А потом Курд разбудил парикмахера и с огромным трудом уговорил его отправиться в королевский замок.

Тут большую роль сыграла Лина. Убедившись в остроте ее зубов, парикмахер перестал спорить, а подхватив маленький футлярчик с самой лучшей своей бритвой и кусок самого душистого мыла, пошел с Курдом. Они быстро добрались до винного погреба. Но тут их поджидал сюрприз…

Весь коридор, ведущий к комнате короля, оказался забит стражниками, которые под руководством лорда-камергера пытались взломать двери королевских покоев. Вокруг лорда-камергера, хромая, крутился доктор Келман.

– Ломайте двери! – потрясая кулаками, кричал лорд-камергер. – Мы схватим его и покончим с этим узурпатором!

Делать было нечего. Курд с надеждой повернулся к Лине, и чудовище понимающе кивнуло головой. Она-то знала, чего хотел от нее маленький горняк.

С громким лаем, ревом и визгом Лина бросилась на врагов. И слуги, и стражники в ужасе разбежались в разные стороны, пронзительно крича. Их беспорядочное бегство выглядело так потешно, что Курд рассмеялся им вслед.

Когда же коридор опустел, он осторожно постучал в покои короля. Принцесса Ирен открыла ему дверь, и парикмахер с Курдом вошли к королю.

Увидев, в каком беспорядке находятся волосы и борода короля, парикмахер сокрушенно закивал головой и тут же принялся за дело. Курд же, сложив на маленький нефритовый столик запасы хлеба и фляжку с водой, отозвал принцессу в сторону.

– Ты знаешь, я должен рассказать тебе поразительную вещь.

– Ну же? – принцесса внимательно слушала маленького горняка.

– Когда я только пришел в этот город, то познакомился с пекарем и парикмахером. Они оба были внутри животными и только на вид казались людьми. Тогда я решил, что они отвратительны. А сейчас, когда парикмахер отправился сюда со мной среди ночи, я случайно коснулся его руки. Ирен, ты не поверишь, он снова стал человеком, как ты или я.

– Все так и должно быть, – пожала плечами принцесса. – Пока человек живет только для себя, он постепенно превращается в животное.

Тем временем король стал похож на прежнего короля, только немного печального. Он уже не боялся за свою корону, но сил для того, чтобы выступить против заговорщиков, которых возглавлял лорд-камергер, у него не было.

Единственное, что могли сейчас сделать Курд и его друзья, так это забаррикадировать вход в комнату, чтобы придворные, превратившиеся в зверей от непомерного пьянства и обжорства, не ворвались в покои. Королю ничего не оставалось делать, кроме как ждать помощи извне. Ведь Лина-то осталась где-то там, по ту сторону запертой двери. Курд все время думал о ней.

Наступило утро, потом день. Осажденные поели. Несмотря на то, что они со всех сторон были окружены врагами, они не сдавались и не теряли бодрости духа. День уже близился к концу, когда на площади перед дворцом появились необычные и непривычные для города люди: они носили высокие островерхие колпаки, а в руках у них были тяжелые кирки и крепкие лопаты. Вы, конечно, догадались, кто это был. Волшебный камень подсказал Питеру Петерсону, что его сын в опасности, и горняк привел своих друзей спасать мальчика. Но оказалось, что нужно спасать не только Курда, но и короля.

 

Глава 24. Конец истории

На этом и заканчивается наша история. Да-да, мой удивленный читатель. Не было никакой битвы. Никакого ужасного сражения.

Просто когда горняки, готовые на все, чтобы спасти короля, хотели переловить всех придворных, появилась Лина с охапкой огненных цветов, а за ней бежали другие люди-звери. На бегу они бросали цветы – горящие розы старой королевы. И все люди, в душе ставшие зверьми, превращались снова в людей, как только их касалось волшебное пламя.

Король вышел на балкон. Он не очень твердо стоял на ногах, Аните и Курду приходилось поддерживать его под руки. Король обвел своих подданных взглядом: горняков, горожан, стражников во главе с лордом-камергером, дворецким, главным конюхом и доктором Келманом. Он был счастлив, что все так хорошо закончилось.

Стражники сложили оружие, а все придворные вместе с доктором сами покинули город. Огненные розы королевы превратили их в людей, и теперь им было стыдно смотреть в глаза горожанам.

Король объявил, что вечером он устраивает бал – ведь королевство спасено. Все те, кто были животными, снова обрели человеческий облик, и это событие непременно надо было отпраздновать.

Вечером на балу все веселились и танцевали. Курд танцевал с принцессой, любуясь ее красотой. Даже сам король прошел несколько кругов с Анитой, которая была очень честной девушкой и честно вскрикнула, когда король наступил ей на ногу. Но король ничуть не обиделся. И еще он поцеловал Лину, которая оказалась толстой, неповоротливой уличной торговкой из соседнего города: она превратилась в зверя, потому что любила совать нос не в свои дела и ругаться на базаре.

А утром, после бала, горняки отправились к себе домой. Король остался во дворце под присмотром Аниты, которая могла помочь королю выздороветь, поскольку говорила только правду. Принцесса же, подобрав несколько огненных роз из тех, что раскидывали люди-звери, припрятала их на тот случай, если зло опять овладеет людьми.

Бочки с вином по приказу короля выкатили из подвала и вылили вино в ущелье.

Король щедро наградил Курда, но маленький горняк отказался от всех подарков, которые хотел преподнести ему король. Больше всего он хотел как можно скорее увидеться и поговорить со старой королевой. Он собрался в путь, положив в новый дорожный мешок немного еды. Он очень хотел бы вернуться не один, а хотя бы с Линой. Но Лина теперь опять стала человеком и не могла сопровождать его. Мальчику почему-то казалось, что его приключения не закончились. И, конечно, ему не давала покоя тайна его происхождения. Он очень хотел узнать: может, он и в самом деле принц. Ведь пока все то, что говорила старая королева, оказывалось правдой. А всем известно, что принцы должны пройти через множество испытаний, прежде чем откроются все тайны. К тому же всякие волшебные истории случаются только с принцами и маленькими детьми.

Курд приготовился к длинному пути, длиной в целую жизнь.

Он знал, что обязательно вернется к принцессе Ирен, вот только… Нет, не мог он сказать, чего он ждал… Просто знал, что должен раскрыть оставшиеся еще тайны…

Тут я, как настоящий сказочник, должен забежать немножко вперед и сказать, что Курд и впрямь оказался принцем, он женился на принцессе Ирен и еще раз спас королевство от нашествия врагов, но это уже совсем другая история. История для взрослых. Ведь Курд вырос. Враги, с которыми он столкнулся, стали могущественнее и злее. Но какие же враги могут устоять против честного, горячего сердца!

Старая королева так и не раскрыла Курду до конца все тайны. Она по-прежнему осталась загадочной обитательницей башни, таинственной колдуньей, матушкой Вутер Вул, Королевой Изумрудов, Матерью Лунного Света. И никто не знал и никогда не узнает, какое из ее имен настоящее. Она всегда помогала горнякам и предупреждала их об обвалах. Членам королевской семьи она помогала советами, а по ночам пряла паутину в башне королевского дома на вершине горы.

Король женился на Аните, которая всегда говорила правду и поэтому была хорошей женой. Пока король не состарился, Курд и Ирен жили в доме на горе. Там у них родился сын, которого в честь деда назвали Питером. Сам Питер и его жена часто заходили к Курду. Они учили маленького внука быть честным и добрым.

Когда же король состарился, Курд и Ирен перебрались в город Гвунтусторм. И весь народ был счастлив, что Курд стал королем. В тот день устроили большой праздник. Булочник испек праздничный пирог. Парикмахер бесплатно подстриг всех слуг короля, дамам сделал великолепные прически, а Курда даже побрил. Ведь Курд к тому времени сильно возмужал, и у него теперь были точно такие же усы, как у взрослых.

Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: