Вечный Человек — Гилберт Честертон

Вечный Человек — Гилберт Честертон


Введение: план этой книги

Чтобы уви­деть свой дом, лучше всего остаться дома; но если это не удастся, обой­дите весь свет и вер­ни­тесь домой. В одной из моих книг я пове­дал о таком путе­ше­ствии. Теперь я хочу напи­сать дру­гую, кото­рая (как все нена­пи­сан­ные книги) лучше всего, что я писал до сих пор.

Однако мне кажется, что я так и не собе­русь за нее при­няться, и потому я вос­поль­зу­юсь сей­час этим обра­зом. На поло­гих скло­нах долин — быть может, тех самых, где выца­ра­паны древ­ние белые лошади, — жил маль­чик, кото­рому очень хоте­лось найти могилу или ста­тую вели­кана. Одна­жды он отпра­вился на поиски, ото­шел подальше и уви­дел, что соб­ствен­ный его ого­род, свер­ка­ю­щий на солнце, словно яркий, мно­го­цвет­ный щит, — часть необъ­ят­ного тела. Он про­сто жил на груди вели­кана, и не видел ее, так была она огромна и так близка.

Именно это, по-моему, про­ис­хо­дит с каж­дым, кто думает сам за себя, и в этом — суть моей книги.

Дру­гими сло­вами, я хочу ска­зать, что лучше всего уви­деть хри­сти­ан­ство изнутри; но если вы не можете, взгля­ните на него извне. Попу­ляр­ным хули­те­лям хри­сти­ан­ства не уда­ется его так уви­деть. Они, в пол­ном смысле слова, топ­чутся на ничьей земле и не уве­рены даже в своих сомне­ниях. Напа­дают они не прямо, а как-то сбоку и бьют не по важ­ным, а по слу­чай­ным нашим свой­ствам — вспом­ните столь при­выч­ную ныне анти­кле­ри­каль­ную болтовню.

Они обли­чают тру­сость свя­щен­ника, чью про­по­ведь нельзя пре­рвать, и гово­рят, что он око­пался на кафедре, хотя не счи­тают око­пом редак­цию газеты. Ни жур­на­лист, ни свя­щен­ник не заслу­жили обви­не­ния в тру­со­сти, но жур­на­ли­сты все же больше заслу­жили этот упрек.

Свя­щен­ник пока­зы­ва­ется нам, мы можем его уда­рить, когда он вышел из церкви; жур­на­лист нередко скры­вает даже свое имя. Нет конца ста­тьям и пись­мам о том, что церкви пустуют, но никто не потру­дится зайти и посмот­реть, пусты ли они или какие из них пусты.

Анти­кле­ри­калы и агно­стики про­воз­ве­стили все­об­щий мир; их, а не нас пора­зила (во вся­ком слу­чае, должна была пора­зить) все­об­щая война. Если цер­ковь опо­зо­рена вой­ной, ков­чег опо­зо­рен пото­пом. Когда мир сби­ва­ется с пути, это лишь дока­зы­вает, что Цер­ковь с пути не сби­лась. Она оправ­дана не тем, что мы без­грешны, а тем, что мы грешны. Но так уж отно­сятся теперь к цер­ков­ному пре­да­нию — отри­цают его, и все.

Хорошо, когда маль­чик живет на земле сво­его отца; хорошо, если он ото­шел подальше и уви­дел свой дом. Но нынеш­ние кри­тики — ни там, ни сям. Они застряли в овраге, откуда не уви­дишь вер­шин. Они не могут стать хри­сти­а­нами, не могут и забыть о хри­сти­ан­стве. Вся суть их, все дело — в про­тив­ле­нии, потому они так мрачны, неспра­вед­ливы, при­дир­чивы. Они томятся в тени веры, но уте­ряли ее свет.

Конечно, лучше всего быть так близко от нашего духов­ного дома, чтобы его любить; но если вы не можете этого, отой­дите от него подальше, иначе вы его воз­не­на­ви­дите. Луч­ший судья хри­сти­ан­ству — хри­сти­а­нин, но сле­ду­ю­щий за ним, ска­жем, после­до­ва­тель Кон­фу­ция. А вот хуже всего именно тот, кто осо­бенно рад судить, — непро­све­щен­ный хри­сти­а­нин, пре­вра­ща­ю­щийся в агностика.

Его втя­нуло в конец рас­при, начала кото­рой он так и не понял, и он устал слу­шать о том, о чем и не слы­хал. Он не может судить о хри­сти­ан­стве спо­койно, как сто­рон­ник Кон­фу­ция, или как сам бы он судил о кон­фу­ци­ан­стве. Он не может волей вооб­ра­же­ния пере­не­сти Цер­ковь за тысячи миль, под стран­ные небеса Востока, и судить о ней бес­при­страстно, как о пагоде.

Гово­рят, свя­тому Фран­циску Кса­ве­рию не уда­лось постро­ить в тех краях цер­ковь, воз­нес­шу­юся выше всех пагод, отча­сти потому, что дру­гие мис­си­о­неры утвер­ждали, будто он и его помощ­ники изоб­ра­жают апо­сто­лов в виде китай­цев. Но гораздо лучше уви­деть в них китай­цев, чем без­ли­ких идо­лов или фигурки в тире, по кото­рым может стре­лять пусто­го­ло­вый горожанин.

Лучше уви­деть в хри­сти­ан­стве чужой, ази­ат­ский культ, в митре епи­скопа — стран­ный убор бонзы, в посохе — извив­шийся змеей жезл, в чет­ках — молит­вен­ное колесо. Тогда мы хотя бы не разъ­яримся, как скеп­тики, и не поглу­пеем, как они. Их нелю­бовь к свя­щен­ству стала атмо­сфе­рой, необо­ри­мой атмо­сфе­рой враж­деб­но­сти. По срав­не­нию с ней было бы лучше уви­деть Цер­ковь на дру­гом кон­ти­ненте или на дру­гой планете.

Было бы муд­рее спо­койно взи­рать на бонз, чем раз­дра­женно вор­чать на епи­ско­пов. Лучше пройти мимо церкви, как мимо пагоды, чем топ­таться на пороге, не реша­ясь ни войти и помочь, ни уйти и забыть. Тем, кому не дает покоя отвра­ще­ние к моей вере, я искренне сове­тую уви­деть в апо­сто­лах китай­цев, дру­гими сло­вами, судить о хри­сти­ан­ских свя­тых так же спра­вед­ливо, как о язы­че­ских мудрецах.

Теперь мы под­хо­дим к самому глав­ному. Я попы­та­юсь пока­зать в этой книге, что если мы уви­дим Цер­ковь извне, мы обна­ру­жим, как она похожа на то, что гово­рят о ней изнутри. Когда маль­чик отой­дет далеко, он убе­дится, что вели­кан очень велик. Когда мы уви­дим хри­сти­ан­скую цер­ковь под дале­ким небом, мы убе­димся, что это — Цер­ковь Христова.

Сло­вом, как только мы ста­нем бес­при­страст­ными, мы пой­мем, почему к ней отно­сятся с таким при­стра­стием. Об этом стоит пого­во­рить немного подробнее.

Я понял, что повесть о Боге непо­вто­рима, — и сразу вслед за этим понял, что непо­вто­рима и повесть о чело­веке, кото­рая вела к ней. Хри­сти­ан­ство пора­жает, если честно срав­нить его с дру­гими рели­ги­ями; точно так же пора­жает чело­век, если срав­нить его с природой.

Самые совре­мен­ные уче­ные изощ­ря­ются в софиз­мах, чтобы смяг­чить пере­ход от живот­ного к чело­веку и не менее рез­кий пере­ход от язы­че­ства к хри­сти­ан­ству. Чем больше мы узнаем об этих пере­хо­дах, тем резче и пора­зи­тель­ней ста­но­вятся они для нас. Уче­ные же не видят их именно потому, что при­страстны, потому, что не хотят видеть раз­ницы между чер­ным и белым.

Стр. 1 из 59 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки