Православный молитвенник с переводом на русский язык


Предисловие

Апо­стол Павел, объ­яс­няя досто­ин­ство молит­вы, гово­рит: Ста­ну молить­ся духом, ста­ну молить­ся и умом (1Кор.14:15). Он Сам (т. е. Спа­си­тель), во дни пло­ти Сво­ей, с силь­ным воп­лем и сле­за­ми, при­нёс молит­вы и моле­ния (Евр.5:1). А поели­ку вы Сыны, то Бог послал в серд­ца ваши Духа Сына Сво­е­го, вопи­ю­ще­го: Авва Отче! (Гал.4:6). Будем чрез Него при­но­сить жерт­вы и хва­лы, — то есть пло­ды уст, про­слав­ля­ю­щих Имя Его (Евр.13:15). Поели­ку серд­цем веру­ют к оправ­да­нию, и уста­ми испо­ве­ду­ют ко спа­се­нию (Рим.10:10). Все­гда в молит­ве и про­ше­нии, с бла­го­дар­но­стью откры­вай­те жела­нья свои пред Богом, и мир Божий, кото­рый пре­вы­ше вся­ко­го ума, соблю­дёт серд­ца ваши и мыс­ли ваши в Иису­се Хри­сте. (Флп.4:6–8).

Какое высо­кое, свя­тое досто­ин­ство молит­вы! Какая все­мощ­ная сила её! Но, тот же Апо­стол гово­рит, что: одна сухая, неоду­шев­лён­ная Бук­ва — уби­ва­ет, а Дух — живо­тво­рит! (2Кор.3:6): зна­чит, совер­ше­ние моле­ний посред­ством лишь изуст­ных молитв, меха­ни­че­ски затвер­жен­ных на память с мало­лет­ства, и про­из­но­си­мых без уча­стия ума и пони­ма­ния точ­но­го смыс­ла их, а пото­му и без согре­тия ими серд­ца и без увле­че­ния души к мыс­лен­но­му Пре­сто­лу Божию, не толь­ко бес­по­лез­но и ведёт к заслу­жен­но­му упрё­ку: Люди сии чтут Меня уста­ми, а серд­це их дале­ко отсто­ит от Меня (Мк.7:6); но и пре­ступ­но, и под­вер­га­ет моля­ще­го­ся подоб­ным обра­зом, страш­но­му осуж­де­нию: Да будет про­клят всяк, тво­ряй с небре­же­ни­ем дело Божие! (Иер. 48:10).

Писа­ние (Свя­щен­ное) Бого­дух­но­вен­но, — про­дол­жа­ет Апо­стол, — и полез­но для науче­ния, для обли­че­ния, для исправ­ле­ния и для настав­ле­ния в пра­вед­но­сти, что­бы чело­век был совер­шен и ко вся­ко­му доб­ро­му делу при­угоmoв­лен (2Тим.3:16–17); и добав­ля­ет, в дру­гом месте, что Для сло­ва Божия нет уз (2Тим.2:10); но так как не разу­ме­ю­щий зна­че­ния слов поуче­ния нахо­дит­ся в отно­ше­нии к нему, как бы чуже­стра­нец, то в отвра­ще­ние это­го: и вы, с рев­но­стью желая даров духов­ных, ста­рай­тесь обо­га­тить­ся ими к нази­да­нию дру­гих (чле­нов Хри­сто­вой Церк­ви). И пото­му, гово­ря­щий на незна­ко­мом язы­ке, молись и истол­ко­вы­вай! Хочу луч­ше пять слов ска­зать умом моим, чтоб и дру­гих наста­вить, неже­ли тьму слов на незна­ко­мом язы­ке! (1Кор.14:11–14, 19). Это мож­но при­ме­нить к поло­же­нию боль­шин­ства моля­щих­ся затвер­жен­ны­ми молит­ва­ми, в отно­ше­нии смыс­ла кото­рых они ста­но­вят­ся чуже­стран­ца­ми. Отсут­ствие зна­ния сла­вян­ско­го язы­ка, на кото­ром изло­же­ны все молит­во­сло­вия, недо­ста­ток тол­ко­ва­ний их на язы­ке общем, и раз­бро­сан­ность сих послед­них по совре­мен­ным изда­ни­ям, недо­ступ­ным для боль­шин­ства Пра­во­слав­ных, — остав­ля­ют досе­ле, ещё мно­гих из них в невоз­мож­но­сти при­ме­нить к себе убеж­де­ние, того же Пер­во­вер­хов­но­го Апо­сто­ла, что: Сло­во Божие живо и дей­ствен­но, и острие меча обо­ю­до­ост­ро­го: оно про­ни­ца­ет до раз­де­ле­ния души и духа, соста­вов и моз­гов, — и судит чув­ство­ва­ния и помыш­ле­ния сер­деч­ные (Евр.4:12).

Для неко­то­ро­го попол­не­ния это­го про­бе­ла и для услу­ги тем, кому это нуж­но, — мы реши­лись соста­вить сбор­ник глав­ней­ших молитв, с их сла­вян­ским тек­стом, рус­ским пере­во­дом и объ­яс­не­ни­ем; умыш­лен­но при­дер­жи­ва­ясь в послед­нем частых ссы­лок на Еван­ге­лие, Апо­столь­ские Дея­ния и Посла­ния, в виду того, что уча­щён­ны­ми справ­ка­ми на эти ссыл­ки, в сово­куп­но­сти обще­го их смыс­ла со всем преды­ду­щим и после­ду­ю­щим, любо­зна­тель­ные чита­те­ли, быть может, убе­дят­ся, что: Бог, Отец Сла­вы, про­све­тит очи серд­ца наше­го, дабы мы узна­ли, в чём состо­ит надеж­да при­зы­ва­ния Его, и как бога­то слав­ное насле­дие Его, и как пре­вос­ход­но вели­чие могу­ще­ства Его в нас! (Еф.1:17).

Символ веры

Сло­во Сим­вол веры озна­ча­ет всю сущ­ность испо­ве­да­ния веры, или те глав­ней­шие её осно­ва­ния, на кото­рых она сози­жде­на и укреп­ле­на. Это соб­ствен­но не есть молит­ва, а лишь изло­же­ние уче­ния о том, во что дол­жен веро­вать, без­услов­но, каж­дый Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин. Это его Свя­щен­ная при­ся­га пред Богом и Цер­ко­вью, и тор­же­ствен­ная клят­ва пред самим собой: что­бы до кон­ца жиз­ни не изме­нять тому, что изло­же­но в этом Сим­во­ле веры[1]. И, как крест — есть Сим­вол наше­го спа­се­ния, так, и все пунк­ты (или чле­ны) это­го уче­ния, исшед­ше­го от Апо­сто­лов и с точ­ной опре­де­ли­тель­но­стью, изло­жен­но­го Все­лен­ски­ми Собо­ра­ми, — есть Сим­вол нашей Свя­той Пра­во­слав­ной веры.

Вре­мя и обсто­я­тель­ства состав­ле­ния это­го Сим­во­ла, были сле­ду­ю­щие: Апо­сто­лы по при­ня­тии Св. Духа, не тот­час же оста­ви­ли Иеру­са­лим, но дол­го ещё оста­ва­лись в нём (как это вид­но из кни­ги их дея­ний). Про­све­щён­ные разу­мом Духа Божия, они уви­де­ли, что надеж­ды воз­нёс­ше­го­ся Спа­си­те­ля, теперь воз­ло­же­ны на них, и что вос­при­яв рож­де­ние от Духа, они, как пер­вен­цы Хри­ста, долж­ны спер­ва раз­лить свет истин Его в Иеру­са­ли­ме, а потом уже нести гла­го­лы живо­та веч­но­го и во всю зем­лю, даже до кон­ца все­лен­ной! И пото­му, после уби­е­ния Архи­ди­а­ко­на Сте­фа­на, когда начав­ше­е­ся гоне­ние на хри­сти­ан при­ну­ди­ло мно­гих из веру­ю­щих бежать из Иеру­са­ли­ма, — Апо­сто­лы, как вер­ные стра­жи дома Гос­под­ня, — бес­страш­но оста­ва­лись здесь, соде­лы­вая спа­се­ние пле­мён Изра­иль­ских. Но когда гоне­ние это, про­дол­жав­ше­е­ся несколь­ко лет, дошло, нако­нец, до неистов­ства, в пылу кото­ро­го Царь Ирод обез­гла­вил Иако­ва, бра­та Божия, заклю­чил в тем­ни­цу Пет­ра, и хотел и его так­же пре­дать смер­ти, — тогда Апо­сто­лы, с бла­го­сло­ве­ния Божи­ей Мате­ри, реши­лись оста­вить на вре­мя Иеру­са­лим и поло­жи­ли кинуть меж­ду собой жре­бий, кому, в какую сто­ро­ну идти для Про­по­ве­ди Еван­гель­ской. Преж­де испол­не­ния это­го, они, руко­во­ди­мые Духом Свя­тым, соста­ви­ли Сим­вол веры, как бы усло­вие меж­ду собою, что­бы всем и каж­до­му, повсю­ду про­по­ве­до­вать одно и то же, и чрез это соглас­но насаж­дать веру Хри­сто­ву[2].

После это­го собо­ра Апо­столь­ско­го, где возы­мел своё нача­ло этот Свя­той дог­мат, впо­след­ствии он был, соглас­но Апо­столь­ско­му уче­нию, тор­же­ствен­но изло­жен и допол­нен на пер­вых двух Все­лен­ских Собо­рах, кото­рые Хри­сти­ан­ская Цер­ковь, с самых пер­вых вре­мён сво­е­го суще­ство­ва­ния, соби­ра­ла в осо­бен­ных слу­ча­ях, как для обли­че­ния лже­учи­те­лей, так и для раз­ре­ше­ния сомне­ний и утвер­жде­ния бла­го­че­стия. Все­лен­ски­ми они назы­ва­лись пото­му, что собра­ние на них Хри­сти­ан­ских Пас­ты­рей и учи­те­лей Церк­ви было, по воз­мож­но­сти, со всей все­лен­ной, и что опре­де­ле­ния их, как запе­чат­лён­ные для веру­ю­щих Все­на­зи­да­ю­щим Духом Божи­им, при­ня­то соблю­дать свя­то и неиз­мен­но в Хри­сти­ан­ской Церк­ви по всей все­лен­ной[3].

Сим­вол веры раз­де­ля­ет­ся на 12 чле­нов, кото­рые, — знать твёр­до наизусть, вполне пони­мать их зна­че­ние, и про­из­но­сить их с тол­ком и вни­ма­ни­ем, поут­ру и вече­ром, — есть обя­зан­ность каж­до­го Пра­во­слав­но­го Хри­сти­а­ни­на. Это вну­ша­ет нам Св. Цер­ковь, по уста­нов­ле­ни­ям кото­рой, в еже­днев­ных Бого­слу­же­ни­ях чита­ет­ся Сим­вол Веры: и на полу­нощ­ни­це, т. е. тот­час по про­буж­де­нию от сна, и на пове­че­рии, т. е. отхо­дя ко сну. Этим она, как бы запо­ве­ду­ет Хри­сти­а­нам, что каж­дый из них дол­жен начи­нать и, окан­чи­вать свой день стро­гой повер­кой себя: сохра­не­ны ли им, во всей чисто­те и пол­но­те, эти Свя­тые осно­ва­ния Свя­той его веры?

Вот изло­же­ние и зна­че­ние это­го вели­ко­го Сим­во­ла:

1‑й член. Верую во Еди­но­го Бога, Отца, Все­дер­жи­те­ля,. Твор­ца небу и зем­ли, види­мым же всем и невидимым.

Смысл это­го тот, что вспо­ми­ная сло­ва Спа­си­те­ля, ска­зав­ше­го Ап. Фоме: Бла­жен­ны не видев­шие и уве­ро­вав­шие! (Ин.20:29), каж­дый пра­во­слав­ный, как бы гово­рит в душе: Я непре­лож­но верую и испо­ве­даю, хотя и не видел телес­ны­ми оча­ми Бога, что Он есть, и что это Высо­чай­шее Суще­ство, будучи нераз­дель­но Еди­ным, — заклю­ча­ет в себе три лица; Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Свя­то­го! Что Он: всем в мире управ­ля­ет, всё содер­жит в воле и силе Сво­ей, и что всё, мною види­мое, т. е. всё живу­щее на зем­ле и над зем­лёй, и всё неви­ди­мое, пре­бы­ва­ю­щее в зем­ле, в воде и в воз­ду­хе, — всё сотво­ре­но Им.

2‑й член. И во Еди­но­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста, Сына Божия, Еди­но­род­но­го, Иже от Отца Рож­ден­на­го преж­де всех век, Све­та от Све­та, Бога истин­на от Бога истин­на, рож­ден­на, несо­тво­рен­на, Еди­но­сущ­на Отцу, Им же вся быша.

Смысл здесь сле­ду­ю­щий: вспо­ми­ная сло­ва Спа­си­те­ля, ска­зан­ные уче­ни­кам Я и Отец одно! (Ин.8:29), а так­же и упрёк, обра­щён­ный Им к Ап. Филип­пу: Видев­ший Меня, видел Отца; как же ты гово­ришь, пока­жи нам Отца? Раз­ве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? (Ин.14:9–10), — каж­дый пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен в душе гово­рить так: Я верую, что этот Сын Божий, Образ и сла­ва Бога Отца, нераз­дель­ная Ипо­стась Св. Тро­и­цы и Еди­ный Гос­подь, — есть Иисус Хри­стос! Он один толь­ко во всём мире рож­дён, т. е. исшел от Суще­ства Бога, и рож­дён Им (т. е. суще­ство­вал) ещё преж­де всех веков, в без­на­чаль­ной веч­но­сти, когда не было ещё ни счис­ле­ния вре­ме­ни и ниче­го в мире — види­мом и неви­ди­мом, о чём Он Сам удо­сто­ве­ря­ет, гово­ря уче­ни­кам: что Отец воз­лю­бил Его преж­де осно­ва­ния мира (Ин.18:24). Как Свет исхо­дит от Све­та, так и Он, как Истин­ный Бог, исшел от Отца, Бога Истин­но­го! И что Он, хотя и рож­дён от Бога-Отца и Бога-Духа Свя­то­го, но состав­ляя с Ними одно нес­ли­ян­ное и нераз­дель­ное Лицо Боже­ствен­ной Тро­и­цы, рож­дён непо­нят­ным обра­зом по изво­ле­нию Пред­веч­ной Пре­муд­ро­сти, — но не сотво­рён, как про­чие люди! А пото­му, будучи Богом-Сыном и заклю­чая в Себе Бога-Отца и Бога-Св. Духа (о чём Спа­си­тель Сам так­же удо­сто­ве­ря­ет, гово­ря уче­ни­кам о Духе Св. Он Меня про­сла­вит, пото­му что от Мое­го возь­мёт, и воз­ве­стит вам Ин.16:14) — Он, как Еди­но­сущ­ный Отцу, — есть Бог, Кото­рым всё сотво­ре­но и всё Им существует!

3‑й член. Нас ради чело­век и наше­го ради спа­се­ния, сшед­ша­го с Небес, и вопло­тив­ша­го­ся от Духа Свя­та, и Марии Девы, и вочеловечшася.

Смысл это­го тот: вспо­ми­ная обе­то­ва­ния Божии к пад­шим пра­ро­ди­те­лям и вет­хо­за­вет­ным Пра­вед­ни­кам; вос­по­ми­ная про­ро­че­ские ска­за­ния, за мно­гие ещё сот­ни лет огла­шав­шие все­лен­ную о снис­хож­де­нии на зем­лю Сына Божия; нако­нец, вспо­ми­ная сло­ва Само­го Спа­си­те­ля, гово­рив­ше­го: Я есмь хлеб живый, сшед­ший с Небе­си: яду­щий хлеб сей будет жить во век; хлеб же, кото­рый Я дам, есть плоть Моя, кото­рую Я отдам за жизнь мира! (Ин.6:51) — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен гово­рить так: Я верую и всем серд­цем при­знаю, что Сын Божий, Гос­подь Иисус Хри­стос, для того, что­бы спа­сти нас от веч­но­го осуж­де­ния и смер­ти за гре­хи пра­ро­ди­те­лей и наши соб­ствен­ные, — сошёл с небес; а для того, что­бы, как неви­ди­мый Бог, сде­лать­ся види­мым для людей, Он вопло­тил­ся, при­няв тело от Духа Свя­то­го и Девы Марии, от Кото­рой и родил­ся истин­ным чело­ве­ком, не пере­ста­вая в то же вре­мя быть Истин­ным Богом Все­дер­жи­те­лем, что Он Сам под­твер­дил в бесе­де с Нико­ди­мом, гово­ря: Никто не вос­хо­дил на Небо, как толь­ко сшед­ший с Небе­си Сын чело­ве­че­ский, сущий на Небе­си! (Ин.3:13).

4‑й член. Рас­пя­та­го же за ны при Пон­тий­стем Пила­те, и стра­дав­ша и погребенна.

Смысл это­го тот: вспо­ми­ная сле­ду­ю­щие сло­ва, той же бесе­ды Спа­си­те­ля с Нико­ди­мом, где Он ска­зал: И как Мои­сей воз­нёс змею в пустыне, так до́лжно воз­не­се­ну быть Сыну чело­ве­че­ско­му, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную… Ибо не для того Бог послал в мир Сына Сво­е­го, что­бы От судил мир, но что­бы мир спа­сён был чрез Него (Ин.3:14, 15 17), вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен повто­рять в душе: верую и испо­ве­дую, что Гос­подь Иисус Хри­стос, не имев­ший ни еди­но­го гре­ха на Себе, доб­ро­воль­но при­нёс Себя в уми­ло­сти­ви­тель­ную жерт­ву Пра­во­су­дию Божию за наши гре­хи; был рас­пят при Пон­тий­ском Пила­те (намест­ни­ке Рим­ско­го Импе­ра­то­ра в Иудее); стра­дал вдвойне, и телом и духом, за ослеп­ле­ние и жесто­ко­сер­дие люд­ские, — и нако­нец, уснув пло­тью чело­ве­че­скою — был погребён.

5‑й член. И вос­крес­ша­го в тре­тий день по Писанием.

Смысл это­го тот: что, кро­ме древ­них про­ро­честв, так вер­но оправ­дан­ных Хри­стом во всю жизнь Его, и так ясно изоб­ра­зив­ших Его стра­да­ния, смерть и вос­кре­се­ние, — при­пом­нив ещё Соб­ствен­ные сло­ва Его, ска­зан­ные Апо­сто­лам при послед­нем вхо­де их в Иеру­са­лим: Се Мы вос­хо­дим в Иеру­са­лим, и совер­шит­ся всё напи­сан­ное Про­ро­ка­ми о Сыне чело­ве­че­ском. Ибо пре­да­дут Его языч­ни­кам, и пору­га­ют­ся Ему, и оплю­ют Его, и будут бить, и убьют Его; и в тре­тий день вос­крес­нет (Лк.18:31–34), — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен в глу­бине души сво­ей ска­зать: верую, и всем серд­цем испо­ве­дую, что Гос­подь Иисус Хри­стос, будучи погре­бён в нед­рах зем­ли, в пеще­ре, закры­той огром­ным кам­нем, запе­ча­тан­ной печа­тя­ми Пер­во­свя­щен­ни­ков и стре­го­мый их стра­жей, — в тре­тий день вос­крес из мёрт­вых, силою Боже­ства Сво­е­го, и этим сно­ва оправ­дал то, что было ска­за­но о Нём в про­ро­че­ских писа­ни­ях и пред­ре­че­но Им Самим.

6‑й член. И воз­шед­ша­го на Небе­са, и Седя­ща Одес­ную Отца.

Смысл это­го тот: что, при­пом­нив сло­ва Спа­си­те­ля, ска­зан­ные Им в Капер­на­ум­ской сина­го­ге, роп­тав­шим на Него уче­ни­кам: Это ли вас соблаз­ня­ет! Что ж, если уви­ди­те Сына чело­ве­че­ско­го, вос­хо­дя­ще­го туда, где был преж­де? (Ин.6:62), и потом, те сло­ва, кото­ры­ми Он отве­чал судив­шим Его Пер­во­свя­щен­ни­кам, на вопрос: — Он ли Сын Бла­го­сло­вен­но­го? Я; и вы узри­те Сына чело­ве­че­ско­го, сидя­ще­го одес­ную Силы Божи­ей, и гря­ду­ща­го на обла­ках небес­ных! (Мк.14:62), — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен от всей души вос­клик­нуть вме­сте с Ап. Пав­лом: верую и испо­ве­дую, что Гос­подь Иисус Хри­стос, будучи Сия­ни­ем сла­вы и Обра­зом суще­ства Божия, дер­жа­щий всё силь­ным сло­вом Сво­им, — очи­стив крест­ною жерт­вой гре­хи наши, взо­шёл с пло­тью на небо и вос­сел, как рав­ный Богу-Отцу, одес­ную вели­чия Его (Евр.1:3), не поки­дая в то же вре­мя зем­лю, как Вез­де­су­щий Бог!

7‑й член. И паки гря­ду­ща­го со сла­вою суди­ти живым и мерт­вым. Его же Цар­ствию не будет конца.

Смысл здесь тот: вспом­нив пред­ре­че­ние Про­ро­ка Ено­ха, о Страш­ном Суде: Се идет Гос­подь с тыся­ща­ми Свя­тых (Анге­лов) Сво­их совер­шить суд над все­ми! (Иуд.1:14–15); а потом посла­ние Апо­сто­ла Пет­ра, вещав­ше­го, что: Нынеш­ние небе­са и зем­ля тем же сло­вом содер­жат­ся и сбе­ре­га­ют­ся огню на день суда и поги­бель нече­сти­вых чело­ве­ков! (2Пет.3:7) и, нако­нец, сло­ва Само­го Спа­си­те­ля, гово­рив­ше­го Уче­ни­кам о дне Суда: Когда же при­и­дет Сын чело­ве­че­ский в сла­ве Сво­ей, и все Свя­тые Анге­лы с Ним: тогда сядет на пре­сто­ле сла­вы Сво­ея; и собе­рут­ся пред Ним все наро­ды; и отде­лит их друг от дру­га так, как пас­тырь отде­ля­ет овец от коз­лищ; и поста­вит овец по пра­вую Свою руку, а коз­лищ по левую[4] (Мф.25:31–34); рав­но, как и изре­че­ния Его, — Боже­ствен­но­го царя и учи­те­ля, о Цар­стве Его: и при­и­дут от Восто­ка, и Запа­да, и Севе­ра, и Юга; и воз­ля­гут в Цар­стве Божи­ем (Лк.13:29), и ответ Его Пила­ту: Цар­ство Мое не от мира сего! (Ин.17:36), — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин, воз­звав, подоб­но псал­мо­пев­цу Дави­ду: Ты, Гос­по­ди, осно­вал зем­лю, и небе­са есть дело рук Тво­их. Они погиб­нут, а Ты пре­бы­ва­ешь; и все они обвет­ша­ют, как риза, и, как одеж­ду, Ты свер­нёшь их, и изме­нят­ся: но Ты Тот же, и лета Твои не кон­чат­ся (Пс.101:26, 27, 28), — дол­жен с бла­го­го­вей­ным стра­хом и несо­мнен­ной надеж­дой ска­зать: верую и испо­ве­дую, что Гос­подь Иисус Хри­стос, воз­нёс­ший­ся с пло­тию на небо, сно­ва, при­и­дет на зем­лю, со сла­вою и вели­чи­ем Божи­им, дабы судить живых и мёрт­вых, и, воз­дав из них каж­до­му по делам его, будет цар­ство­вать с бла­го­уго­див­ши­ми Ему бесконечно!

8‑й член. И в Духа Свя­то­го, Гос­по­да, Живо­тво­ря­ще­го, Иже от Отца исхо­дя­ща­го, Иже со Отцем и Сыном спо­кло­ня­е­ма, и сла­ви­ма, гла­го­лав­ша­го Пророки.

Смысл здесь тот: что, при­пом­нив Иор­дан­ское заяв­ле­ние Пред­те­чи о Хри­сте: Я не знал Его; но послав­ший меня кре­стить в воде ска­зал мне: на Кого уви­дишь Духа схо­дя­ще­го и пре­бы­ва­ю­ще­го на Нём, Тот есть кре­стя­щий­ся Духом Свя­тым! (Ин.1:33); при­пом­нив сло­ва Само­го Спа­си­те­ля о Духе Свя­том Нико­ди­му: Дух живо­тво­рит!.. И если кто не родит­ся от воды и Духа, то не может вой­ти в Цар­ствие Божие (Ин.6:63; 3:5), и, нако­нец, вспом­нив уте­ши­тель­ные обе­то­ва­ния Его же, ска­зан­ные уче­ни­кам: Уте­ши­тель, Кото­ро­го Я пошлю к вам от Отца, Дух исти­ны, Кото­рый от Отца исхо­дит: то Он засви­де­тель­ству­ет обо Мне (Ин.15:26)… И Я умо­лю Отца, и даст вам дру­го­го Уте­ши­те­ля да про­бу­дет с вами во век, Духа исти­ны, Кото­ро­го мир не может при­нять, пото­му что не видит Его и не зна­ет Его, а вы Его зна­е­те: ибо Он с вами пре­бы­ва­ет и в вас пре­бу­дет. Не остав­лю вас сиро­та­ми; при­ду к вам. Уте­ши­тель же Дух Свя­той, Кото­ро­го пошлёт Отец во имя Моё, научит вас все­му. (Ин.14:16–18, 26), Когда же при­и­дет Он, Дух Исти­ны, то наста­вит вас на вся­кую исти­ну: ибо не от Себя гово­рить будет, но будет гово­рить, что услы­шит, и буду­щее воз­ве­стит вам! (Ин.16:13), — каж­дый Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен от всей души вос­клик­нуть: верую и испо­ве­дую в Бога Духа Свя­то­го, как в Гос­по­да истин­но­го, пода­ю­ще­го жизнь все­му миру; исхо­дя­ще­го от Бога-Отца и пред­веч­но и нераз­дель­но с Ним и Богом-Сыном пре­бы­ва­ю­ще­го; а пото­му оди­на­ко­во с Ними чти­мо­го, сла­ви­мо­го и покло­ня­е­мо­го! Верую, что Он есть Тот все­на­зи­да­ю­щий Дух исти­ны, Кото­рый вну­шал Свя­тым Про­ро­кам вели­кие тай­ны про­зре­ния в буду­щем и уста­ми их про­слав­лял див­ное домо­стро­и­тель­ство о нас Божие!

9‑й член. Во Еди­ну Свя­тую, Собор­ную и Апо­столь­скую Церковь.

Смысл здесь тот: бла­го­го­вея пред сло­ва­ми Спа­си­те­ля, ска­зан­ны­ми Ап. Пет­ру: Я создам Цер­ковь Мою и вра­та адо­вы не одо­ле­ют её! (Мф.16:18), рав­но, как и пред теми настав­ле­ни­я­ми уче­ни­кам, в кото­рых Он Цер­ковь Свою, т. е. обще­ство веру­ю­щих, выстав­лял, как выс­шее и бес­при­страст­ное зем­ное суди­ли­ще, гово­ря: а если и Церк­ви не послу­ша­ет (погре­шив­ший брат твой), то да будет он тебе, как языч­ник и мытарь (т. е. отлу­чён и извер­жен из обще­ства веру­ю­щих. Мф.18:15–18); вспом­нив ту власть, кото­рую Он, как Бог, предо­ста­вил свя­щен­но­дей­ству­ю­щим в этой Церк­ви, ска­зав: Истин­но гово­рю вам: что вы свя­же­те на зем­ле — будет свя­за­но на небе­си, и что раз­ре­ши­те на зем­ле — будет раз­ре­ше­но на небе­си (Мф.18:18–19); вспом­нив ту оте­че­скую любовь Его к этой Церк­ви и пас­тыр­скую забот­ли­вость о ней, кото­рые Он явил в воз­зва­ни­ях к Отцу Небес­но­му: Отче Свя­тый! Соблю­ди их во Имя Твое, тех, кото­рых Ты Мне дал, что­бы они были еди­но, как (и) Мы (Ин.17:11). Как Ты Меня послал в мир, так и Я послал их в мир. И за них Я посвя­щаю Себя, что­бы и они были освя­ще­ны исти­ною. Не о них же толь­ко молю, но и о всех веру­ю­щих в Меня по сло­ву их: да есть будут еди­но: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас еди­но (Ин.17:18–20); и потом, вспом­нив те слад­кие и непре­лож­ные обе­то­ва­ния Его о вели­кой будущ­но­сти этой Церк­ви, когда Он, как Боже­ствен­ный Пас­тырь, нако­нец, собе­рёт рас­се­ян­ных овец под сень Сво­е­го бла­го­дат­но­го Еван­ге­лия и глас Его услы­шат, и будет одно ста­до и один Пас­тырь! (Ин.10:17): вспом­нив всё это и вос­клик­нув вме­сте с Псал­мо­пев­цем: Ты Свя­щен­ник во век по чину Мел­хи­се­де­ка! (Пс.109:4), а с Ап. Пав­лом: Отец сла­вы всё поко­рил под ноги Хри­ста Сво­е­го и Его поста­вил пре­вы­ше все­го, гла­вой Церк­ви кото­рая есть Его тело, пол­но­та Того, Кото­рый напол­ня­ет всё всем! (Еф.1:22), — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин, дол­жен от глу­би­ны души ска­зать: верую всем серд­цем и испо­ве­дую, что Цер­ковь Божия, гла­ва и кра­е­уголь­ное осно­ва­ние кото­рой есть Хри­стос, есть Цер­ковь истин­ная и одна истин­ная, так­же, как одна истин­на вера в Иису­са Хри­ста! Что Цер­ковь эта Свя­та, как Свя­то уче­ние о Хри­сте и Свя­ты Таин­ства, совер­ша­е­мые ею по при­ме­ру и в память Хри­ста! Что Цер­ковь эта есть Собор­ная, под сень кото­рой долж­ны, нако­нец, собрать­ся все овцы ста­да Хри­сто­ва со всей все­лен­ной, и что она есть Апо­столь­ская, т. е. не утра­тив­шая бла­го­да­ти Духа Св. и тех боже­ствен­ных истин, кото­рый поло­же­ны в осно­ва­ние её Самим Хри­стом и Свя­ты­ми Его Апостолами.

10‑й член. Испо­ве­даю еди­но Кре­ще­ние во остав­ле­ние грехов.

Смысл это­го тот: вспом­нив глас вопи­ю­ще­го в пустыне: Покай­тесь, ибо близ­ко Цар­ствие Небес­ное! Я кре­щу вас в воде для пока­я­ния; но иду­щий за мною креп­че меня, я недо­сто­ин Ему поне­сти сапо­ги. От будет кре­стить вас Духом Свя­тым и огнём. Лопа­та в руке Его: и Он выве­ет хлеб на гумне Сво­ём, и собе­рёт пше­ни­цу Свою в жит­ни­цу, а соло­му сожжёт огнём неуга­си­мым! (Мф.3:2, 11–12; Лк.3:9, 16–18)[5]; вспом­нив сло­ва про­щаль­но­го бла­го­сло­ве­ния Само­го Спа­си­те­ля пред воз­не­се­ни­ем Его: Иди­те, научи­те все наро­ды, кре­стя их во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, уча их соблю­дать всё, что Я запо­ве­дал вам; и се Я с вами до скон­ча­ния века. Аминь (Мф.28:19–20). Кто пове­рит и окре­стит­ся, тот спа­сён будет, а кто не пове­рит, осуж­дён будет! (Мк.16:16), рав­но, как и выше при­ве­дён­ные сло­ва Его к Нико­ди­му[6] и сло­ва Ап. Пав­ла: все вы во Хри­ста кре­стив­ши­е­ся, во Хри­ста облек­лись! (Гал.3:27), — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин дол­жен ска­зать от всей души: верую и испо­ве­даю в то еди­ное Кре­ще­ние, кото­рое, как бла­го­дат­ный дар Хри­ста, омыв тело моё водою я Духом от гре­хов пад­ших пра­ро­ди­те­лей, воз­ро­ди­ло меня в паки-бытие, т. е. в новую жизнь, облек­ло меня во Хри­ста, т. е. сде­ла­ло Его сыном и наслед­ни­ком жиз­ни вечной!

11‑й член. Чаю вос­кре­се­ния мертвых.

Смысл это­го тот: вспом­нив сло­ва Спа­си­те­ля, ска­зан­ные Сад­ду­ке­ям: А что мёрт­вые вос­кре­са­ют, и Мои­сей пока­зал, гово­ря о купине, когда он Гос­по­да назы­ва­ет Богом Авра­амо­вым, Богом Иса­а­ко­вы­ми и Богом Иако­вле­вым. Бог же не есть Бог мёрт­вых, но живых! (Лк.20:37.); или Мёрт­вые услы­шат глас Сына Божия, и услы­шав ожи­вут. (Ин.5:25); или сло­ва, ска­зан­ные Им Мар­фе (сест­ре Лаза­ря): Я есмь вос­кре­се­ние и жизнь; веру­ю­щий в Меня, если и умрет, — ожи­вет! (Ин.11:25), и нако­нец, — яду­щий Мою плоть и пию­щий Мою кровь, — име­ет жизнь веч­ную: и Я вос­кре­шу его в послед­ний день! (Ин.6:54), — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин, дол­жен от пол­но­ты сер­деч­ной ска­зать: верую и испо­ве­даю, что в день вто­ро­го при­ше­ствия Хри­ста на зем­лю вос­крес­нут по воле Его все умер­шие, от нача­ла мира, и пред­ста­нут пред Ним для Страш­но­го Суда Его.

12‑й член. И жиз­ни буду­ща­го века. Аминь.

Смысл это­го сле­ду­ю­щий: вспом­нив уче­ние Ап. Пав­ла, гово­ря­ще­го: И как мы носи­ли (при жиз­ни) образ зем­но­го, будем носить и образ Небес­но­го (т. е. Хри­ста); но то ска­жу, что плоть и кровь не могут насле­до­вать Цар­ствия Божия, и телес­ное не насле­ду­ет нетле­ния. Се тай­ну гово­рю вам: мы не все умрём, но все пере­ме­ним­ся, вдруг, в мгно­ве­ние ока, при послед­ней тру­бе, ибо вос­тру­бит, и мёрт­вые вос­крес­нут нетлен­ны­ми, а мы пере­ме­ним­ся. Ибо тлен­но­му сему над­ле­жит облечь­ся в нетле­ние, а смерт­но­му в бес­смер­тие! (Кор.15:49–53); вспом­нив и сло­ва Само­го Спа­си­те­ля, когда Он, в объ­яс­не­нии прит­чи о бога­че и Лаза­ре, упо­ми­ная о тер­за­ни­ях пер­во­го и бла­жен­стве вто­ро­го, гово­рил в лице Авра­ама бога­чу: Вспом­ни, что ты бла­го­ден­ство­вал в жиз­ни сво­ей, а Лазарь бед­ство­вал, ныне он здесь уте­ша­ет­ся, а ты стра­да­ешь (Лк.16:25); или, опи­сы­вая бла­жен­ство пра­вед­ных, Он взы­вал: При­и­ди­те, бла­го­сло­вен­ные Отца Мое­го, Насле­дуй­те Цар­ство, уго­то­ван­ное вам от созда­ния мира (Мф.25:34). Тогда Пра­вед­ни­ки вос­си­я­ют, как солн­це, в Цар­ствии Отца их! (Мф.13:43): вспом­нив всё это, — вся­кий Пра­во­слав­ный Хри­сти­а­нин, дол­жен с пол­ною верою и убеж­де­ни­ем ска­зать: верую и испо­ве­даю, что для любя­щих Бога и испол­ня­ю­щих Его запо­ве­ди, по вос­кре­се­нии их и суде, наста­нет жизнь веч­но­го бла­жен­ства, столь вели­ко­го и неизъ­яс­ни­мо­го, что ум чело­ве­че­ский не может себе пред­ста­вить его! Верую, что всё ска­зан­ное здесь — (в Сим­во­ле), есть Истин­но![7].

Крестное знамение и прочие наружные знаки моления

Из внеш­них или наруж­ных дей­ствий, сопро­вож­да­ю­щих вся­кую молит­ву Пра­во­слав­но­го, есть глав­ное: Крест­ное зна­ме­ние. Оно со вре­мён Апо­столь­ских слу­жит види­мым зна­ком того, что Хри­сти­а­нин, начи­ная, чрез молит­ву, свою душев­ную бесе­ду с Богом, дер­за­ет на это не от сво­е­го име­ни, или лич­ных заслуг, а лишь во имя Того, Кто, рас­торг­нув на Кре­сте руко­пи­са­ние гре­хов чело­ве­че­ских (Кол.2:13–14) и открыв миру рай­ские две­ри, заве­щал уче­ни­кам сво­им: о чём ни попро­си­те Отца во имя Моё, даст вам! (Ин.16:23).

По уста­ву Св. Церк­ви совер­ше­ние это­го крест­но­го зна­ме­ния долж­но быть сле­ду­ю­щее: для него назна­ча­ет­ся пра­вая (или дес­ная) рука, как обык­но­вен­но зна­ме­ну­ю­щая силу, честь и пред­по­чте­ние (на осно­ва­нии ука­за­ний Свящ. Писа­ния, гово­ря­щих: Хри­стос вос­сел Одес­ную Отца (Лк.22:69) Сиди Одес­ную Меня (Пс.109:1) «Поста­вит Пра­вед­ни­ков Одес­ную Себя» (Мф.25:31–34) и проч. Пер­вые три пер­ста этой руки (боль­шой, ука­за­тель­ный и сред­ний) долж­ны быть соеди­не­ны кон­ца­ми вме­сте, в озна­ме­но­ва­ние соеди­не­ния Боже­ствен­ных лиц Св. Тро­и­цы; а два послед­ние пер­ста (чет­вёр­тый и мизи­нец), сло­же­ны друг с дру­гом, и при­жа­ты к ладо­ни, в изоб­ра­же­ние двой­ствен­но­го есте­ства Бого­че­ло­ве­ка, посто­ян­но пре­бы­вав­ше­го по вопло­ще­нии, и совер­шен­ным чело­ве­ком и все­мо­гу­щим Богом. Тако­вое сло­же­ние пер­стов руки, для нане­се­ния на себе крест­но­го зна­ме­ния, долж­но счи­тать­ся истин­ным и Бого­угод­ным, пото­му что все древ­ние Свя­ти­те­ли и Пра­вед­ни­ки, про­си­яв­шие нетле­ни­ем мощей сво­их, упо­треб­ля­ли его при сво­их моле­ни­ях и им, как сим­во­ли­че­ским зна­ме­нем непре­лож­ной веры, отверз­ли себе вра­та Цар­ствия Божия и удо­сто­и­лись веч­но­го бла­жен­ства[8].

Со сло­жен­ны­ми таким обра­зом пер­ста­ми Пра­во­слав­ный дол­жен осе­нять себя зна­ме­ни­ем Кре­ста, на сле­ду­ю­щих местах тела и со сле­ду­ю­щим зна­че­ни­ем: под­но­ся руку к челу, как вме­сти­ли­щу разу­ма, он зна­ме­ну­ет этим, что созна­вая и любя Бога всем умом сво­им, обя­зы­ва­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но обра­щать к Нему все свои мыс­ли! При этом он про­из­но­сит сло­ва Βο имя Отца — пре­муд­ро­стью Кото­ро­го всё сотво­ре­но и всё содер­жит­ся! Потом пере­во­дя руку на грудь, как центр чело­ве­че­ско­го тела, где бьёт­ся глав­ный дви­га­тель жиз­ни — серд­це, он зна­ме­ну­ет этим, что любя Бога всем серд­цем, бла­го­го­вей­но посвя­ща­ет Ему все свои чув­ства и жела­ния! При этом он про­из­но­сит сло­ва и Сына по мило­сер­дию и чело­ве­ко­лю­бию Кото­ро­го подъ­яты на кре­сте все гре­хи мира! И нако­нец, кла­дя руку на пра­вое и левое пле­чи, как ору­дия физи­че­ской силы и кре­по­сти чело­ве­ка, он зна­ме­ну­ет этим, что повер­га­ет для слу­же­ния Богу, не толь­ко все силы души и разу­ма, но и все орга­ны сво­ей телес­ной дея­тель­но­сти! При этом он про­из­но­сит сло­ва и Св. Духа. Аминь, при­зы­вая Его все­дей­ству­ю­щую силу освя­тить эти раме­на для твёр­до­го несе­ния на них зем­но­го кре­ста, во испол­не­ние слов Спа­си­те­ля; кто хочет идти за Мною, отверг­нись себя, возь­ми крест свой, и сле­дуй за Мною! (Мф.16:24).

Вели­ка сила зна­ме­ния это­го кре­ста! — гово­рит Св. Нил Спо­движ­ник, — когда им осе­ня­ют­ся серд­це, чело и проч. части, то раз­ру­ша­ет­ся вся сила вра­га, и злые демо­ны с тре­пе­том убе­га­ют от нас! (кн. 3. пись­мо 378) И если Свя­щен­ное писа­ние, ука­зы­вая на побе­ды, одер­жан­ные ещё в Церк­ви Вет­хо­за­вет­ной спа­си­тель­ным обра­зом кре­ста, упо­ми­на­ет, что изоб­ра­же­ни­ем его в про­стёр­тых дла­нях Мои­сея был побеж­дён губи­тель Ама­лик и таин­ствен­ной силой его, чрез изоб­ра­же­ние рука­ми Иису­са Нави­на, — оста­нов­ле­но даже самое солн­це, для окон­ча­тель­но­го истреб­ле­ния вра­гов: то на сколь­ко же долж­на воз­вы­сить­ся сила это­го спа­си­тель­но­го зна­ме­ни после освя­ще­ния его иску­пи­тель­ной кро­вью Сына Божия раз­ру­шив­ше­го враж­ду пло­тью Сво­ею, отме­нив­ше­го закон запо­ве­дей и поста­нов­ле­нии, дабы в Себе Самом из двух создать одно­го ново­го чело­ве­ка, устрояя мир, и в одном теле обо­их с Богом при­ми­рить кре­стом, убив на нём враж­ду! (Eф.2:14–17). А пото­му Апо­стол добав­ля­ет, что даже одно Сло­во о кре­сте, для нас — спа­са­е­мых, — есть сила Божия! (Кор.1:18). И пото­му-то он ничем дру­гим не похва­лит­ся, раз­ве толь­ко кре­стом Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, кото­рым мир для меня рас­пят, и я для мира! (Гал.6:18).

Пра­во­слав­ная Цер­ковь, ука­зы­ва­ет нам на крест­ное зна­ме­ние как на ору­жие про­тив бесов, выра­жая всю силу кре­ста в сло­вах дан­ной нам в честь его молит­вы: яко исче­за­ет дым, да исчез­нут, яко тает воск от лица огня, — тако да погиб­нут бесы от лица любя­щих Бога и зна­ме­ну­ю­щих­ся крест­ным зна­ме­ни­ем и проч.

Вслед за осе­не­ни­ем себя зна­ме­ни­ем кре­ста Гос­под­ня, пра­во­слав­ный дол­жен сде­лать бла­го­го­вей­ный поклон Богу, выра­жая тем, что и тело его, сотво­рён­ное волею Жиз­но­дав­ца и суще­ству­ю­щее по Его мило­сер­дию, — долж­но так же бла­го­дар­ствен­но слу­жить сво­е­му Промыслителю.

Покло­ны эти раз­де­ля­ют­ся на малые, или пояс­ные, и на вели­кие, или зем­ные, выра­жая собой или сте­пень бла­го­дар­но­сти за мило­сти, или сте­пень созна­ния сво­ей гре­хов­но­сти и глу­бо­чай­ше­го сми­ре­ния, или, нако­нец, — сте­пень край­ней нуж­ды испра­ши­ва­е­мых благ. Кро­ме того, пре­кло­не­ние голо­вы во вре­мя свя­щен­но­дей­ствий в Церк­ви, когда Свя­щен­ник, втайне чита­е­мой молит­вой, про­сит Гос­по­да мило­сти­во воз­зреть с небес на под­к­ло­нив­ших Ему в сынов­нем стра­хе голо­вы и спо­до­бить их всех про­си­мых ими благ, — име­ет ещё осо­бен­ное зна­че­ние, а имен­но: сокру­ше­ние о гре­хо­па­де­нии чело­ве­че­ства в лице пра­ро­ди­те­лей; рав­но, как и вос­кло­не­ние голо­вы, т. е. её под­ня­тие, озна­ча­ет вос­ста­нов­ле­ние чело­ве­че­ства, даро­ван­ное ему в вос­кре­се­нии Про­слав­лен­но­го Богочеловека!

Коле­но­пре­кло­не­ния и повер­же­ния ниц лицом — выра­жа­ют в моля­щем­ся созна­ние его гре­хов­но­сти пред Богом и усерд­ное моле­ние Его о про­ще­нии; а рав­но, слу­жат выра­же­ни­ем созна­ния сво­ей ничтож­но­сти пред Все­мо­гу­щим Твор­цом и Про­мыс­ли­те­лем, Кото­ро­го дерз­нув оскор­бить в неис­пол­не­нии Его запо­ве­дей, до́лжно умо­лять в пра­хе и сми­ре­нии о помиловании.

Значение молитвы

Молит­ва (вооб­ще) — есть бла­го­го­вей­ное обра­ще­ние мыс­лей, чувств и слов к Богу, или к кому-либо из Свя­тых Угод­ни­ков Его, убла­жа­е­мых и покла­ня­е­мых Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью. Она выра­жа­ет: или про­слав­ле­ние име­ни Божия, или бла­го­да­ре­ние Его за пода­ние раз­ных благ, или испро­ше­ние отпу­ще­ния гре­хов и дру­гих мило­стей, или, нако­нец, упо­треб­ля­ет­ся как при­зыв силь­ных сво­ею помо­щью небес­ных посред­ни­ков и хода­та­ев пред Богом, для полу­че­ния от Него про­си­мо­го. Молит­ва Три­еди­но­му Богу есть воз­но­ше­ние ума и серд­ца горе́, к под­но­жию пре­сто­ла Сла­вы Его с выра­же­ни­ем пол­ной люб­ви и вере в Него. Это луч­шее состо­я­ние нрав­ствен­но­го воз­вы­ше­ния чело­ве­ка и луч­шее сред­ство обще­ния его с небом, для при­ня­тия небес­ных бла­го­сло­ве­ний и бла­го­да­ти Вез­де­су­ще­го и Все­жи­во­тво­ря­ще­го Духа Свя­то­го, без кото­рых напрас­но наде­ял­ся бы чело­век на свои немощ­ные и исто­щён­ные гре­хом силы. В таком бла­го­го­вей­ном и вос­тор­жен­ном настро­е­нии чело­век при­об­ре­та­ет и успо­ко­е­ние души скор­бя­щей, и пре­дел тор­же­ства души весе­ля­щей­ся! И пото­му — молит­ва, как бы раз­де­ля­ясь на внут­рен­нюю и внеш­нюю, т. е. на мыс­лен­ное или душев­ное воз­но­ше­ние и на бла­го­го­вей­ное выра­же­ние этих чувств сло­ва­ми и внеш­ни­ми дей­стви­я­ми, — необ­хо­ди­мо долж­на заклю­чать в себе, одно­вре­мен­но и нераз­дель­но — и то, и дру­гое: ина­че, она не достиг­нет цели и долж­на напом­нить моля­ще­му­ся и тот груст­ный упрёк, кото­рый сде­лал Спа­си­тель Фари­се­ям и книж­ни­кам, ска­зав: Сии люди чтут Меня уста­ми, а серд­це их дале­ко отсто­ит от Меня (Мк.7:6), и непо­слу­ша­ние тому апо­столь­ско­му уче­нию, где гово­рит­ся: Испол­няй­тесь Духом, нази­дая себя псал­ма­ми, пес­ня­ми и пени­ем духов­ным, поя и вос­пе­вая в серд­цах ваших Гос­по­ду (Еф.5:20). Молит­ва внеш­няя, т. е. про­из­но­ше­ние одних молит­вен­ных слов, без молит­вы внут­рен­ней, т. е. без при­со­еди­не­ния к этим сло­вам чувств серд­ца и ума, — не толь­ко не при­ем­лет­ся, но ещё навле­ка­ет на моля­ще­го­ся, по сло­вам Про­ро­ка, про­кля­тие, ибо Про­клят всяк, тво­ряй дело Божие с небре­же­ни­ем (Иер.48:10). Тем более что в молит­вах, освя­щён­ных бла­го­сло­ве­ни­ем и упо­треб­ле­ни­ем Церк­ви, изли­лись высо­кие помыс­лы и бла­го­род­ней­шие чув­ства и стрем­ле­ния душ пра­вед­ных, и, сре­ди самых крат­ких и про­стых выра­же­ний, заклю­че­но боль­шое коли­че­ство основ­ных дог­ма­ти­че­ских истин и той Еван­гель­ской нрав­ствен­но­сти, кото­рая напо­ми­на­ет сло­ва Про­ро­ка: Я вло­жу зако­ны Мои в мыс­ли их и напи­шу их на серд­цах, и буду их Богом, а они будут Моим наро­дом (Евр.8:10).

Кро­ме молитв Три­еди­но­му Богу Пра­во­слав­ная Цер­ковь пове­ле­ва­ет ещё посто­ян­но при­зы­вать и убла­жать: Матерь Божию, как Прис­но­де­ву Бого­ро­ди­цу, Чест­ней­шую Херу­вим и Слав­ней­шую без срав­не­ния Сера­фим; Свя­тых Божи­их, как заступ­ни­ков людей пред пре­сто­лом Божи­им и Силы бес­плот­ные, осо­бен­но Анге­ла Хра­ни­те­ля, как небес­ных хода­та­ев за людей пред Гос­по­дом и вме­сте с тем неусып­ных хра­ни­те­лей их на зем­ном поприще.

Разделение молитв по назначению и названиям их

Молит­вы сле­ду­ет совер­шать: и дома, в уеди­не­нии, как запо­ве­дал Спа­си­тель, гово­ря: Когда молишь­ся, вой­ди в ком­на­ту свою и, затво­рив за собой две­ри, помо­лись Отцу тво­е­му. Кото­рый втайне; и Отец твой, видя­щий тай­ное, воз­даст тебе явно (Мф.6:6), и в Хра­ме Божи­ем, в собра­нии веру­ю­щих, — по сло­вам того же уче­ния: Ибо, где собе­рут­ся двое или трое во Имя Моё, там и Я посре­ди их! (Мф.18:20). Вре­мя домаш­них повсе­днев­ных молитв есть следующее:

  1. Утро, т. е. по про­буж­де­нию от сна, как вре­мя созна­тель­но­го и необ­хо­ди­мо­го бла­го­да­ре­ния к Гос­по­ду, за сохра­не­ние моля­ще­го­ся в ночи и воз­двиг­ше­го его вновь для жиз­ни и деятельности.
  2. При нача­ле каж­до­го дела, как бла­го­го­вей­ное при­зы­ва­ние бла­го­дат­ной помо­щи Все­на­зи­да­ю­ще­го Духа Свя­то­го, для луч­ше­го вра­зум­ле­ния и благопоспешности.
  3. По окон­ча­нии каж­до­го дела, как долж­ная бла­го­дар­ность за нис­по­сла­ние этой помощи.
  4. Пред вку­ше­ни­ем пищи, как испро­ше­ние бла­го­сло­ве­ния и бла­го­да­ти, что­бы даро­ван­ное мило­сер­ди­ем Божи­им пита­ние при­нес­ло необ­хо­ди­мые для тела кре­пость и силу.
  5. После вку­ше­ния пищи, как искрен­няя бла­го­дар­ность за удо­вле­тво­ре­ние зем­ных нужд тела, с тёп­лым жела­ни­ем небес­ных благ для души, и
  6. Вечер­ние и при отхо­де ко сну, как бла­го­дар­ствен­ное про­слав­ле­ние бла­го­сти Божи­ей за про­дле­ние жиз­ни моля­ще­го­ся в истек­ший день, и про­ше­ние, при помо­щи молитв и заступ­ле­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, Анге­ла Хра­ни­те­ля и всех Свя­тых, о поми­ло­ва­нии его в ночи от нис­по­сла­ния сна смертного.

Вре­мя Цер­ков­ных молитв быва­ет в уста­нов­лен­ные часы Боже­ствен­ных служб, пре­иму­ще­ствен­но же в дни празд­нич­ные и в посты.

Молит­вы или Свя­щен­ные пес­ни, упо­треб­ля­е­мые моля­щи­ми­ся (или от име­ни их, кли­ром) в Цер­ков­ных Бого­слу­же­ни­ях, суть следующие:

Тро­парь[9], — где крат­ко и ясно выра­жа­ет­ся сущ­ность, или дей­ствие празд­ну­е­мо­го собы­тия, рав­но как и подви­ги про­слав­ля­е­мо­го Цер­ко­вью Святого.

Кондак, — где крат­ко пере­да­ёт­ся одна лишь глав­ная мысль, или рели­ги­оз­ное зна­че­ние празд­ни­ка[10].

Икос, — где эта глав­ная мысль изло­же­на уже пространнее.

Вели­ча­ние, — где винов­ник тор­же­ству­е­мо­го празд­ни­ка вос­пе­ва­ет­ся в хва­леб­ном или бла­го­дар­ствен­ном гимне[11].

Седа­лен — пес­ни, пою­щи­е­ся после 3‑й пес­ни Кано­на и после каж­дой кафиз­мы. Назва­ние это они полу­чи­ли от того, что во вре­мя их в древ­ней Церк­ви поз­во­ля­лось сидеть.

Сти­хи­ры на сти­ховне (т. е. со сти­ха­ми), — суть избран­ные, по витий­ству и вос­тор­жен­но­сти, похва­лы тор­же­ству­е­мо­му празд­ни­ку (или Свя­то­му); а к ним при­ла­га­е­мые сти­хи, есть крат­кие и более рази­тель­ные выдерж­ки из псал­мов. Те и дру­гие, пою­щи­е­ся на вечерне после псал­ма Гос­по­ди! воз­звах к Тебе услы­ши мя, окан­чи­ва­ют­ся Бого­ро­дич­ны­ми пес­ня­ми[12].

Про­ки­мен (в пере­во­де с гре­че­ско­го зна­чит «Пред­ле­жа­щий» — есть при­лич­ный празд­ни­ку, избран­ный из псал­мов стих, — постав­лен­ный в заго­лов­ка дру­гих пес­но­пе­ний, или чте­ний того дня: паре­мий, Апо­сто­ла и Еван­ге­лия. Он, соот­вет­ствуя содер­жа­ни­ем сво­им тому, чему пред­ше­ству­ет, дол­жен выра­жать общую с ним мысль.

Све­тил­ны — суть пес­но­пе­ния, во вре­мя кото­рых обык­но­вен­но осве­ща­ет­ся храм (т. е. зажи­га­ют­ся све­чи и лам­па­ды в глав­ных местах), соглас­но содер­жа­нию изло­жен­ных в них про­ше­ний о нис­по­сла­нии све­та духов­ной бла­го­да­ти на моля­щих­ся[13].

Канон — есть собра­ние свя­щен­ных песен или хва­ле­ний (состав­лен­ное по осо­бым пра­ви­лам), изоб­ра­жа­ю­щих Сла­ву Божию или подви­ги Свя­тых. Он состо­ит из трёх частей, кото­рые отде­ля­ют­ся одна от дру­гой малы­ми екте­нья­ми, и содер­жат в себе 9 под­раз­де­ле­ний, в честь Ангель­ских чинов.

Ирмос — есть началь­ная песнь каж­до­го из этих упо­мя­ну­тых 9‑ти под­раз­де­ле­ний, содер­жа­щих в себе несколь­ко крат­ких песен, име­ю­щих меж­ду собой связь, и состав­лен­ных по образ­цу началь­ной[14].

Хва­лит­ны — суть псал­мы (148, 149 и 150), про­из­но­си­мые при утрен­нем Бого­слу­же­нии, после пения кано­на, в кото­рых часто повто­ря­ет­ся сло­во «Хва­ли­те».

Кафиз­ма — это часть псал­мов, кото­рые из чис­ла 150, раз­де­ле­ны для цер­ков­но­го упо­треб­ле­ния на 20 частей, из кото­рых каж­дая назы­ва­ет­ся Кафиз­мой. В пере­во­де с гре­че­ско­го это сло­во озна­ча­ет сиде­ние, и при­сво­е­но этим молит­вам пото­му, что во вре­мя их в древ­ней Церк­ви поз­во­ля­лось сидеть.

Паре­мии — чте­ния, содер­жа­ния кото­рых заим­ство­ва­ны из древне-исто­ри­че­ских книг, прит­чей и про­ро­честв, в кото­рых гово­рит­ся о явле­нии на зем­лю Спасителя.

Анти­фо­ны — избран­ные сти­хи, пою­щи­е­ся на утре­ни, перед чте­ни­ем Еван­ге­лия, для при­го­тов­ле­ния духа пред­сто­я­щих к достой­но­му слу­ша­нию его.

Шесто­псал­мие — 6 избран­ных псал­мов Дави­да, изоб­ра­жа­ю­щие осо­бое смот­ри­тель­ство Божие над наро­дом Изра­иль­ским во вре­мя стран­ство­ва­ния его в пустыне, чита­е­мые за утреней.

Лития — крат­кое моле­ние сре­ди наро­да о бла­го­со­сто­я­нии его и о спа­се­нии вся­кой души христианской.

Екте­ньи — общие моле­ния во все­услы­ша­ние и от лица всех пред­сто­я­щих, про­из­но­си­мые диа­ко­ном или, за отсут­стви­ем его, свя­щен­ни­ком. В них собра­но и крат­ко изло­же­но всё, о чём имен­но нуж­но молить­ся. Он раз­де­ля­ют­ся на четы­ре рода:

Вели­кая екте­нья, кото­рая содер­жит в себе мно­го раз­лич­ных про­ше­ний (чис­лом 11) и есть самая древ­ней­шая по происхождению;

Малая или сокра­щён­ная из Великой;

Сугу­бая, т. е. осо­бен­но при­леж­ная, в кото­рой все моле­ния изло­же­ны уси­лен­нее, и, наконец,

Про­си­тель­ная, где народ, или в лице его клир, под­твер­жда­ет каж­дое моле­ние сло­ва­ми, «подай Гос­по­ди!».

Сло­во екте­нья в пере­во­де с гре­че­ско­го зна­чит: про­тяж­ное, т. е. при­леж­ное моле­ние или воз­но­ше­ние.

Повседневные молитвы домашние

А) Утренние

1) Сла­ва Богу Единому.

2) Сла­ва и ныне.

3) Свя­тый Боже.

4) От сна восстав.

5, 6) Молит­вы Гос­по­ду Иисусу.

7) Царю Небесный.

8) Пре­свя­тая Троица.

9) Отче наш.

10) Бого­ро­ди­ца Дево радуйся.

11) Анге­ле Божий.

12) При­зы­ва­ние Свя­то­го, имя кото­ро­го носишь.

13) Молит­ва за Царя.

14) Молит­ва за родителей.

15) Молит­ва за умерших.

Сла­во­сло­вие Св. Троице
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Сла­ва Богу Еди­но­му, в Тро­и­це Свя­той сла­ви­мо­му, Отцу, и Сыну, и Свя­то­му Духу, и ныне, и прис­но, и во веки веков, аминь. Сла­ва Еди­но­му Богу, в Тро­и­це Свя­той про­слав­ля­е­мо­му, Отцу, и Сыну, и Свя­то­му Духу, теперь, и посто­ян­но, и во веки веч­ные, истинно!
Объ­яс­не­ние
Да будет сла­ва, как Еди­но­му Богу, в лицах Св. Тро­и­цы про­слав­ля­е­мо­му, так и отдель­но каж­дой из Св. Ипо­ста­сей Её: сла­ва Отцу, сла­ва Сыну, сла­ва Духу Свя­то­му! И да пре­бу­дет сла­ва эта посто­ян­но и нескон­ча­е­мо, и в насто­я­щее вре­мя, непре­стан­но, и во все вре­ме­на бес­ко­неч­ных веков, Истинно!

 

Сла­ва и ныне
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Сла­ва Отцу, и Сыну, и Свя­то­му Духу, и ныне и прис­но, и во веки веков, аминь. Сла­ва Отцу, и Сыну, и Свя­то­му Духу, и теперь, и все­гда, и в веч­ные веки веков истинно!
Объ­яс­не­ние
Хва­ла и бла­го­да­ре­ние Богу-Отцу, Богу-Сыну и Богу-Духу Свя­то­му, всё сотво­рив­ше­му, всё содер­жа­ще­му и всё про­све­ща­ю­ще­му: ныне, во все вре­ме­на, и в нескон­ча­е­мые веки, истин­но так!

Молит­вы эти назы­ва­ют­ся «Сла­во­сло­ви­ем Свя­той Тро­и­цы» и послед­няя есть сокра­щён­ное изло­же­ние первой.
 

Три­свя­тая или Сера­фим­ская песнь
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Свя­тый Боже, Свя­тый креп­кий. Свя­тый бес смерт­ный, поми­луй нас! (три­жды) Свя­тый Боже, Свя­тый Все­силь­ный, Свя­тый Бес­смерт­ный, поми­луй нас! (сло­ва эти про­из­но­сят­ся 3 раза)
Объ­яс­не­ние
Молит­ва эта, про­слав­ля­ю­щая Св. Тро­и­цу, без обо­зна­че­ния имён Св. Ипо­ста­сей Её, содер­жит в себе сле­ду­ю­щий смысл: Боже-Отец! Ты, нераз­дель­но с Сыном и Духом, обла­дая все­ми совер­шен­ства­ми, — один есть Свят! Сын Божий! Ты, с Отцом и Духом, — один име­ешь твор­че­скую силу и все­мо­гу­ще­ство! Дух Свя­той! Ты, с Отцом и Сыном, — один не при­ча­стен смер­ти! Буди же мило­стив к нам, — тво­ре­нию тво­е­му, — и поми­луй нас грешных!

Молит­ва эта при­ня­та всей Хри­сти­ан­ской Цер­ко­вью по осо­бен­но­му откро­ве­нию. В V веке, в цар­ство­ва­ние гре­че­ско­го импе­ра­то­ра Фео­до­сия II, при Пат­ри­ар­хе Прок­ле, в Царь­гра­де, было страш­ное зем­ле­тря­се­ние; народ из стра­ха жил на ули­цах и пло­ща­дях. В один день, во вре­мя обще­на­род­ной молит­вы, отправ­ля­е­мой пат­ри­ар­хом на глав­ной пло­ща­ди о пре­кра­ще­нии зем­ле­тря­се­ния, вдруг один маль­чик из сре­ды молив­ших­ся был неви­ди­мой рукой при­под­нят высо­ко на воз­дух и потом сно­ва опу­щен на зем­лю. Он объ­явил, что слы­шал Анге­лов, пою­щих вокруг Пре­сто­ла Божия: Свя­тый Боже, Свя­тый креп­кий, Свя­тый Бес­смерт­ный. Народ, услы­шав это, уси­лил свою молит­ву и, повто­ряя сло­ва, слы­шан­ные маль­чи­ком в небе, при­ба­вил к ним поми­луй нас. После это­го зем­ле­тря­се­ние прекратилось.

От повто­ре­ния сло­ва Свя­тый три раза, молит­ва эта назы­ва­ет­ся Три­свя­той, а отто­го, что про­ис­хож­де­ние её от бес­плот­ных Духов, вос­пе­вав­ших сла­ву Божию, — она назы­ва­ет­ся так­же Ангель­ской или Серафимской.

 

От сна восстав
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
От сна востав, бла­го­да­рю Тя, Свя­тая Тро­и­це, яко мно­гия ради Тво­ея бла­го­сти и дол­го­тер­пе­ния не про­гне­вал­ся еси на мя, лени­ва­го и греш­на­го, ниже погу­бил мя еси со без­за­кон­ми мои­ми, но чело­ве­ко­люб­ство­вал еси обыч­но, и в неча­я­нии лежа­ще­го воз­двигл мя еси, во еже утре­не­ва­ти и сла­во­сло­ви­ти дер­жа­ву Твою. И ныне про­све­ти мои очи мыс­лен­ныя, отвер­зи моя уста, поуча­ти­ся сло­ве­сем Тво­им, и разу­ме­ти запо­ве­ди Твоя, и тво­ри­ти волю Твою, и пети Тя во испо­ве­да­нии сер­деч­нем, и вос­пе­ва­ти все­свя­тое имя Твое, Отца, и Сына и Свя­та­го Духа, ныне и прис­но, и во веки веков, аминь. Встав от сна, бла­го­да­рю Тебя, Пре­свя­той Три­еди­ный Боже, за то, что по Сво­ей вели­кой бла­го­сти и дол­го­тер­пе­нию Ты не раз­гне­вал­ся на меня, лени­во­го и греш­но­го, и не погу­бил меня с мои­ми без­за­ко­ни­я­ми; но явил обыч­ное чело­ве­ко­лю­бие Твоё, и без уве­рен­но­сти лежа­ще­го, под­нял меня, что­бы с утра слу­жить Тебе в молит­вах и про­слав­лять Твоё все­мо­гу­ще­ство. Итак, теперь про­све­ти мои духов­ные очи, открой мои уста для того, чтоб изу­чать сло­ва уче­ния Тво­е­го, разу­меть запо­ве­ди Твои, испол­нять волю Твою, про­слав­лять Тебя молит­вен­ны­ми пес­ня­ми в сер­деч­ном испо­ве­да­нии Тебя и вос­пе­вать Пре­свя­тое Имя Твоё, Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа, и теперь и посто­ян­но, и в веки веч­ные, истинно!
Объ­яс­не­ние
Про­бу­див­шись от сна, ещё для ново­го дня в моей жиз­ни, я с чув­ства­ми глу­бо­чай­шей бла­го­дар­но­сти ценю Твои мило­сти, Три­еди­ный Боже! Ты, испол­нен­ный бла­го­сти и дол­го­тер­пе­ния, не толь­ко не излил на меня пра­вед­но­го гне­ва Тво­е­го за леность мою к доб­рым делам и нару­ше­ние Тво­их запо­ве­дей, и не погу­бил меня сре­ди моих гре­хов, заграж­да­ю­щих вход в цар­ствие Твоё; но, напро­тив, с обыч­ным Тебе чело­ве­ко­лю­би­ем дал мне ещё вре­мя для исправ­ле­ния мое­го! Из обла­сти сна, в кото­рую я был вверг­нут немо­ща­ми мое­го тела, без уве­рен­но­сти сно­ва и бод­ро воз­вра­тить­ся к жиз­нен­ной дея­тель­но­сти, и из кото­рой я неза­мет­но мог перей­ти в тём­ную область смер­ти, — Ты воз­двигл меня, как Лаза­ря, Хри­сте Боже[15], и даро­вал мне воз­мож­ность ещё от нача­ла дня слу­жить Тебе бла­го­дар­ствен­ны­ми молит­ва­ми, и про­слав­лять Свя­тое Имя и Цар­ство Твоё доб­ры­ми дела­ми, — бла­го­угод­ны­ми Тебе! Ибо Ты Сам, Гос­по­ди, ска­зал: Так да све­тит свет ваш пред чело­ве­ка­ми, что­бы они виде­ли ваши доб­рые дела, и про­сла­ви­ли Отца ваше­го Небес­но­го (Мф.5:16): итак, уяс­ни же, Вла­ды­ко, с насто­я­щей мину­ты, для ума мое­го все пути к мое­му спа­се­нию; сни­ми с очей моих сле­по­ту гре­хов­ную, как у Вар­ти­мея, сына Тиме­е­ва[16], и про­све­ти их све­том истин­ной веры и бла­го­дат­ной жиз­ни, как у сле­по­рож­дён­но­го[17]. Вло­жи в уста мои дар сло­ва и убеж­де­ния к созна­нию непре­лож­ных истин Тво­их, о Тебе, воз­ве­щён­ных Про­ро­ка­ми и Тобой на зем­ле про­по­ве­дан­ных; отвер­зи их, после гре­хов­ной немо­ты моей для сла­во­сло­вия Тво­е­го могу­ще­ства, как Ты отверз их глу­хо­му кос­но­языч­но­му[18] и соде­лай их, по обе­то­ва­нию Тво­е­му, уста­ми побу­ди­тель­ной силы; ибо Ты ска­зал: Я дам вам уста и пре­муд­рость, кото­рым не воз­мо­гут про­ти­во­ре­чить, ниже про­ти­во­сто­ять все про­ти­вя­щи­е­ся вам (Лк.21:15). Умуд­ри смысл мой вни­кать в сущ­ность запо­ве­дей Тво­их, и при­ме­няя их ко всем обсто­я­тель­ствам жиз­ни, отно­си­тель­но себя и ближ­не­го мое­го, посту­пать по ним, соглас­но бла­гой воле Тво­ей! Спо­до­би меня, как Св. Апо­сто­ла Фому, взы­вать к Тебе: Гос­подь мой и Бог мой (Ин.20:28) и, испо­ве­дуя Тебя от всей души, — вос­сы­лать усерд­ные молит­вы, могу­щие, как бла­го­вон­ное кади­ло, воз­не­стись к пре­сто­лу вели­чия Тво­е­го! Да про­сла­вит­ся и вос­по­ёт­ся в них, рав­но как и в бла­гих делах моих, Все­свя­тое Имя Твоё: Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа, ныне, все­гда и в бес­ко­неч­ных веках, истинно!

 

Молит­ва Гос­по­ду Иисусу

1)

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди, Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя, грешнаго! Гос­подь, Иисус Хри­стос, Сын Божий, поми­луй меня, грешного.
Объ­яс­не­ние
Это при­зы­ва­ние Гос­по­да Иису­са Хри­ста, выра­жая в себе пока­ян­ное состо­я­ние души хри­сти­ан­ской, по уче­нию Свя­тых Отцов, есть одна из само­нуж­ней­ших молитв, и пото­му, долж­на быть посто­ян­но на устах и в памя­ти хри­сти­а­ни­на. Её необ­хо­ди­мо про­из­но­сить если не вслух, то мыс­лен­но, так часто, как толь­ко воз­мож­но; и во все пери­о­ды дня, и при всех наших занятиях.

Она же долж­на сто­ять во гла­ве всех молит­вен­ных обра­ще­ний наших к Богу и как бы при­вле­кать слух Его к этим душев­ным воззваниям!

 

Молит­ва Гос­по­ду Иисусу

2)

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди, Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, молитв ради Пре­чи­стыя Тво­ея Мате­ри и всех Свя­тых, поми­луй нас, аминь. Гос­подь, Иисус Хри­стос, Сын Божий, ради молитв Пре­чи­стой Мате­ри Тво­ей и всех Свя­тых, поми­луй нас, истин­но (молим Тебя!)
Объ­яс­не­ние
Вла­ды­ко наш Иисус Хри­стос, Сын Божий! Мы, по мно­же­ству гре­хов наших, не толь­ко не сме­ем от соб­ствен­но­го лица обра­щать­ся к Тебе с прось­ба­ми; но даже недо­стой­ны, как Мытарь[19], воз­ве­сти и очей сво­их на небо, к непри­ступ­но­му све­ту Тво­е­го вели­чия; но там за нас есть пред Тобой все­ми­ло­сти­вые заступ­ни­ки и усерд­ные хода­таи: Пре­чи­стая Матерь Твоя, обе­то­вав­шая пред­ста­тель­ство Своё за нас, ска­зав: Радуй­тесь, я с вами есмь во вся дни![20]; бла­го­уго­див­шие Тебе Свя­тые Угод­ни­ки и Анге­лы, о сочув­ствии кото­рых к нам, Ты Сам уве­рил нас, гово­ря: Радость быва­ет у Анге­лов Божи­их и об одном греш­ни­ке каю­щем­ся (Лк.15:10). Воз­зри же на их чистые и свя­тые молит­вы о нас, и, ради их, забы­вая всё наше недо­сто­ин­ство, поми­луй нас! Истин­но (молим о том Тебя).

 

Молит­ва Свя­то­му Духу
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Царю Небес­ный, Уте­ши­те­лю, Душе исти­ны, Иже вез­де сый, и вся испол­ня­яй, сокро­ви­ще бла­гих, и жиз­ни пода­те­лю, при­и­ди и все­ли­ся в ны, и очи­сти ны от вся­кия сквер­ны, и спа­си, Бла­же, души наша. Царь небес­ный, Уте­ши­тель, Дух исти­ны, Вез­де­су­щий и Все­до­пол­ня­ю­щий и совер­шен­ству­ю­щий, Сокро­вищ­ни­ца[21] всех благ, и жиз­ни пода­тель! При­ди и посе­лись в нас, и очи­сти нас от всех гре­хов­ных скверн, и спа­си, как пода­тель всех благ, души наши.
Объ­яс­не­ние
Вос­шед­ший на небе­са и Трии­по­стас­но над всем Цар­ству­ю­щий! Уте­ши­тель — Дух Свя­той, Дух исти­ны, нис­шед­ший на Апо­сто­лов и тем про­све­тив­ший все­лен­ную! Всю­ду при­сут­ству­ю­щий, и всё вос­пол­ня­ю­щий и совер­шен­ству­ю­щий! Источ­ник всех благ и пода­тель жиз­ни все­го сотво­рён­но­го! В Мило­сер­дии Тво­ём сни­зой­ди к нам и по Тво­е­му обе­то­ва­нию, издрев­ле гласившему:

Все­люсь в них, и буду ходить, и буду их Богом, и они будут Моим наро­дом (Лев.26:12)[22] — все­лись в нас; освя­ти нас Собой и чисти от всех скверн гре­хов­ных, ибо Ты есть огнь, попа­ля­ю­щий всё нечи­стое[23], и через это, как Пода­тель вся­че­ских благ, спа­си души наши от веч­ных мук.

Молит­ва эта назы­ва­ет­ся: молит­ва Свя­то­му Духу, и ею начи­на­ют­ся все цер­ков­ные молеб­ствия, что­бы Дух Свя­той соде­лал пред­сто­я­щих достой­ны­ми и научил бы их молить­ся бла­го­угод­но Богу. Осо­бен­но­сти этой молит­вы, по уста­ву цер­ков­но­му, суть те, что она не чита­ет­ся и не поёт­ся в Церк­ви в про­дол­же­ние 50 дней, т. е. с пер­во­го дня Пас­хи и до Тро­и­цы­на дня; а в этот день (за утре­ней и обед­ней) тор­же­ствен­но поёт­ся в алта­ре. То и дру­гое, осно­ва­но на том, что Гос­подь Иисус Хри­стос, вос­кре­се­ни­ем сво­им ещё более утвер­див­ший в уче­ни­ках Сво­их веру, что Он — Бог, пове­лел им дожи­дать­ся обе­то­ван­но­го от Него Уте­ши­те­ля — Духа, что тор­же­ствен­но и испол­нил в 10‑й день по воз­не­се­нии Сво­ём на небо.

 

Молит­ва Свя­той Троице
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Пре­свя­тая Тро­и­ца, поми­луй нас. Гос­по­ди, очи­сти гре­хи наша. Вла­ды­ко, про­сти без­за­ко­ния наша. Свя­тый, посе­ти и исце­ли немо­щи наша, име­ни Тво­е­го ради. Пре­свя­тая Тро­и­ца, поми­луй нас. Гос­по­ди, Боже-Отче, очи­сти нас от гре­хов. Вла­ды­ко, Сыне-Боже, про­сти без­за­ко­ния наши. Свя­тый, Боже-Дух Свя­тый, при­ди и увра­чуй бес­си­лие и сла­бо­сти наши, ради сла­вы Име­ни Твоего.
Объ­яс­не­ние
Пре­свя­той и Три­еди­ный Боже! Как исце­лён­ных Тобой про­ка­жён­ных, вопи­яв­ших к Тебе: Иису­се Настав­ни­че! поми­луй нас! (Лк.17:13) так и нас, про­ка­жён­ных язва­ми гре­ха и чаю­щих, по заслу­гам, лишь страш­но­го осуж­де­ния и веч­ной смер­ти, — поми­луй нас! Вла­ды­ко и Созда­тель наш! В Тво­ей Дер­жав­ной вла­сти, как Ты Сам изрёк, про­щать гре­хи людей (Лк.5:24) и по вере их и сте­пе­ни люб­ви к Тебе, спа­сать их, как очи­щен­ных, для буду­щей жиз­ни: очи­сти же гре­хи наши, кото­ры­ми мы осквер­ни­ли себя, — Твоё чистое тво­ре­ние, — и соде­лай нас достой­ны­ми, как греш­ни­цу в доме Симо­на (Лк.7:39), с сле­за­ми рас­ка­я­ния лобы­зать Боже­ствен­ные сто­пы Твои! Спа­си­тель и Иску­пи­тель наш! Ты, воз­вед­ший Зак­хея из без­за­ко­ний мытар­ских в избран­ные чада Авра­амо­вы и про­рек­ший ему и дому его спа­се­ние (Лк.19:9): про­сти и наши без­за­ко­ния, кото­ры­ми мы оскор­би­ли Тебя, иску­пив­ше­го нас у прав­ды Божьей Сво­ей крест­ной смер­тью! Свя­той Уте­ши­тель, Дух Все­ожив­ля­ю­щий и Совер­шен­ству­ю­щий! Исце­лив­ший тёщу Пет­ра, кро­во­то­чи­вую, сына царе­двор­ца[24] и сон­мы дру­гих, — одним при­кос­но­ве­ни­ем, одеж­дой и сло­вом Тво­им, — при­ди, Жиз­но­да­вец, в хра­ми­ну души нашей и увра­чуй бес­си­лие воли нашей на всё доб­рое! Вос­ставь нас, как Ты вос­ста­вил рас­слаб­лен­но­го силой Тво­е­го про­ще­ния (Лк.5:18) и воз­двиг­ни нас для жиз­ни веч­ной! Обо всём этом молим Тебя, мно­го­мило­сти­вый Гос­по­ди, не ради наших заслуг, или гря­ду­щей сла­вы, уго­то­ван­ной Тобой для избран­ных, но ради лишь Име­ни Тво­е­го Свя­то­го, кото­рым мы, и при гре­хах наших, зна­ме­ну­ем­ся, как име­нем Спа­си­те­ля — Хри­ста, Кото­ро­му, одно­му при­над­ле­жит сила про­ще­ния и сла­ва обра­ще­ния греш­ных в люби­мых чад Божиих!

 

Отче наш
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Отче наш, Иже еси на небе­сех, да свя­тит­ся имя Твое; да при­и­дет цар­ствие Твое: да будет воля Твоя, яко на небе­си, и на зем­ли. Хлеб наш насущ­ный даждь нам днесь: и оста­ви нам дол­ги наша, яко же и мы остав­ля­ем долж­ни­ком нашим: и не вве­ди нас во иску­ше­ние, но изба­ви нас от лука­ва­го. Яко Твое есть цар­ство, и сила, и сла­ва, во веки. Аминь. Отец наш, сущий на небе­сах! да свя­тит­ся имя Твоё; да при­дёт цар­ство Твоё; да будет воля Твоя, и на зем­ле, как на небе. Хлеб наш насущ­ный дай нам на сей день: и про­сти нам дол­ги наши, как и мы про­ща­ем долж­ни­кам нашим; и не вве­ди вас в иску­ше­ние, но избавь нас от лука­во­го. Ибо Твоё есть цар­ство, и сила, и сла­ва во веки. Истинно!
Объ­яс­не­ние
Отец наш, Три­еди­ный Гос­подь! Ты, по вели­ко­му чадо­лю­бию и Боже­ствен­ной спра­вед­ли­во­сти Тво­ей, Сам поста­вил нам в усло­вие, что если мы будем любить вра­гов наших, бла­го­слов­лять кля­ну­щих нас, бла­го­тво­рить нена­ви­дя­щим нас и молить­ся за оби­жа­ю­щих нас, то будем сына­ми Отца Небес­но­го (Мф.5:44). Испол­няя бла­гую волю Твою, и пре­кло­ня­ясь ныне пред Тобой с про­ше­ни­ем, мы дер­за­ем воз­звать к Тебе:
Отче наш, сущий на небе­сах! При­ми молит­ву нашу и услышь нас! Во всех кон­цах все­лен­ной, зна­ме­ну­ю­щи­е­ся кре­стом Тво­им, при­бе­га­ют к Тебе в сво­их нуж­дах, умо­ля­ют Тебя в сво­их скор­бях и несча­сти­ях, сла­вят Тебя, как вер­хов­но­го Вла­ды­ку неба и зем­ли; вели­ча­ют, как Царя царей и Гос­по­да гос­под и бла­го­да­рят, как Все­бла­го­го Бога, за бес­пре­дель­ное Твоё мило­сер­дие ко все­му роду чело­ве­че­ско­му! Так­же молим и мы Тебя, Пре­бла­гой Гос­по­ди, Отче наш, повер­га­ясь пред Тобой, с сынов­ним бла­го­го­ве­ни­ем и пре­дан­но­стью, и упо­вая на Твою бла­гость; услышь же моле­ния наши, и не отверг­ни наших прошений!
Да свя­тит­ся имя Твоё в нас: да будем мы свя­ты по обра­зу Тво­ей все­со­вер­шен­ной свя­то­сти, и все­ми дела­ми сво­и­ми, да про­слав­ля­ем все­гда Все­свя­тое Имя Твоё; ибо Ты ска­зал: Будь­те Свя­ты, как Свят Я, Гос­подь Бог ваш (Лев.11:44), и что это есть воля Твоя — свя­тость наша! (1Фес.4:3). Даруй же нам, Все­бла­гой Гос­по­ди, что­бы каж­дый из нас свя­тил имя Твоё пред ближ­ни­ми сво­и­ми и воз­буж­дал их к свя­то­сти и про­слав­ле­нию Тебя сло­вом и делом, по мере сил сво­их! Даруй нам воз­мож­ность сла­вить имя Твоё по при­ме­ру Хри­ста Тво­е­го, Кото­рый гово­рил: Пища Моя есть — тво­рить волю послав­ше­го Меня, и совер­шить дело Его (Ин.4:34). Да будут все мыс­ли и жела­ния наши, все дела и вся жизнь наша — одним бла­го­угод­ным к Тебе воп­лем:  Отче наш, иже ecu на небе­сех! Да свя­тит­ся Имя Tвое!

Отче наш! Цар­ство Твоё, есть Цар­ство Све­та! Рас­сей же мрак неве­де­ния и тем­но­ту заблуж­де­ний людей Тво­их, что­бы все они позна­ли Тебя, Еди­но­го, Истин­но­го Бога и Тобой послан­но­го Иису­са Хри­ста! (Ин.17:3) и духом и исти­ной все­гда покло­ня­лись Тебе, Еди­но­му, Истин­но­му, в Тро­и­це Сла­ви­мо­му Богу, и все име­ли в Тебе живот веч­ный! Цар­ство Твоё, — есть цар­ство люб­ви! Помо­ги же нам силой бла­го­да­ти Тво­ей, что­бы и мы, под­ра­жая при­ме­ру Тво­е­му, до смер­ти воз­лю­бив­ше­го нас, сде­ла­ли, чтоб эта бес­пре­дель­ная любовь, — была обра­зом и для нашей люб­ви: да воз­лю­бим Тебя и всех ближ­них наших, как Ты воз­лю­бил нас! Цар­ство Твоё, — есть Цар­ство бла­го­да­ти, Цар­ство мило­сти, кото­рых мы не заслу­жи­ли и ничем не можем заслу­жить, если не при­дёт к нам бла­го­дать Твоя, так могу­ще­ствен­но дей­ствен­ная в истин­ных после­до­ва­те­лях Тво­их! Да пре­бы­ва­ет же эта бла­го­дать все­гда с нами, помо­гая нам дости­гать наше­го спа­се­ния; ибо мы зна­ем, что где цар­ству­ет бла­го­дать Твоя, — там и Ты цар­ству­ешь; а когда Ты цар­ству­ешь, Вели­кий Боже, тогда грех не цар­ству­ет в смерт­ном теле нашем (Рим.6:12), и побе­да духа наше­го над пло­тью несо­мнен­на. И пото­му, Все­бла­гой Господи,

Да при­и­дет цар­ствие Твое, к кото­ро­му, в глу­бине души нашей, мы стре­мим­ся все­гда, как к цар­ству совер­шен­ства, веч­но­го покоя и блаженства!

Отче наш! Ты хочешь, пове­ле­ва­ешь и всё устро­я­ешь для нас, по Тво­ей бес­пре­дель­ной пре­муд­ро­сти и бла­го­сти! Ты зна­ешь, что́ для нас вред­но и что́ полез­но и спа­си­тель­но, чего мы и сами часто не зна­ем. Ты зна­ешь пути, веду­щие нас к бла­жен­ству, в то вре­мя как мы сами, ски­та­ясь по рас­пу­тьям жиз­ни, часто стре­мим­ся к пре­врат­ным путям, веду­щим нас к поги­бе­ли. Воля Твоя над нами. Гос­по­ди, — есть воля бла­го­го и мило­сер­до­го Отца, попус­ка­ю­ще­го и скор­би, чтоб чрез них даро­вать радо­сти; посы­ла­ю­ще­го болез­ни и раны, что­бы увра­че­вав их, дать бо́льшую цену здра­вию; беру­ще­го с тем, что­бы с пре­из­быт­ком воз­вра­тить; обли­ча­ю­ще­го, — что­бы испра­вить; нака­зы­ва­ю­ще­го, — что­бы нака­зу­е­мых сде­лать счаст­ли­вы­ми и бла­жен­ны­ми! И потому:

да будет воля Твоя над нами, и да совер­шит­ся она в душах и теле­сах наших!

Отче наш! Мы зна­ем, что не тот доб­рый и вер­ный раб, кото­рый, зная волю гос­по­ди­на сво­е­го, — не испол­ня­ет её; но тот, кото­рый зная, — с сынов­ней покор­но­стью и любо­вью пови­ну­ет­ся ей. Зна­ем и то, что не вся­кий, гово­ря­щий Тебе: Гос­по­ди! Гос­по­ди! вой­дёт в Цар­ство Небес­ное, но испол­ня­ю­щий волю Твою (Мф.7:21). И пото­му, молим Тебя: даруй нам, что­бы мы, позвав Свя­тую волю Твою, все­гда испол­ня­ли её! Даруй, что­бы все наши мыс­ли и чув­ства, жела­ния и дела, сло­ва и мол­ча­ние, скор­би и уте­ше­ния, — все­гда были Тебе угод­ны, достой­ны Тво­е­го бла­го­во­ле­ния к нам и слу­жи­ли к про­слав­ле­нию Тво­е­го Име­ни! Пред лицом Тво­им, Боже, сон­мы све­то­нос­ных Анге­лов и Свя­тых Тво­их, горя огнём пла­мен­ной люб­ви к Тебе, — все­гда бла­го­го­вей­но покла­ня­ют­ся Тебе, бла­го­да­рят и сла­во­сло­вят Тебя: даруй же и нам, пла­мен­но любя Тебя, — и в сча­стье и в скор­бях, — бла­го­го­вей­но покла­нять­ся Тебе; за всё бла­го­да­рить и искрен­но взы­вать к Тебе: Да будет воля Твоя

яко на небе­сех, и на земли.

Отче наш! Ты изрёк неко­гда, что Зна­ет Отец ваш, в чём име­е­те нуж­ду, преж­де ваше­го про­ше­ния у Него (Мф.6:8): и пото­му мы с упо­ва­ни­ем молим Тебя: не отвра­ти от нас дес­ни­цы Тво­ей и даруй нам всё необ­хо­ди­мое для жиз­ни нашей! Пти­цы небес­ные, — не сею­щие, не жну­щие и не соби­ра­ю­щие в жит­ни­цы, — пита­ют­ся Тобой: и мы, созда­ние Твоё, все­це­ло пре­да­ва­ясь Тебе, так­же упо­ва­ем, что Ты не оста­вишь нас без пищи и без тех необ­хо­ди­мых одежд, в кото­рых Ты, Все­щед­рый, по пре­муд­ро­сти и мило­сер­дию Тво­е­му, не отка­зы­ва­ешь даже и поле­вой тра­ве, оде­вая её так, как и Соло­мон не оде­вал­ся во всей сла­ве сво­ей (Мф.6:28–30)! И пото­му, мы молим Тебя:

Хлеб наш насущ­ный даждь нам днесь! То есть, — дай его лишь на сей день, ибо зав­траш­ний день, — по Тво­е­му же уче­нию, — сам будешь забо­тить­ся о сво­их нуж­дах (Мф.6:34) и дай его не более, сколь­ко тре­бу­ет­ся для удо­вле­тво­ре­ния наших необ­хо­ди­мых, насущ­ных нужд; ибо пре­из­бы­ток, ведя часто к неуме­рен­но­сти, может под­верг­нуть нас опас­но­сти на пути к спа­се­нию. Для при­об­ре­те­ния это­го хле­ба и про­че­го, — мы не чуж­да­ем­ся тру­да, Гос­по­ди, как усло­вия, Тобой же опре­де­лён­но­го для полу­че­ния хле­ба (Быт.3:17–19; 2Фес.3:10–11); но молим Твою бла­гость: нис­по­шли нам все­силь­ное бла­го­сло­ве­ние Твоё на тру­ды наши, что­бы оно, пре­бы­вая над ними, все­гда опло­до­тво­ря­ло их! Преж­де же это­го хле­ба, Все­щед­рый Гос­по­ди, подай нам тот хлеб, кото­рый неве­ще­ствен­но живит чело­ве­ка, т. е. хлеб духов­ный (Мф.4:4): дабы мы преж­де все­го иска­ли Цар­ствия Тво­е­го и прав­ды его, и что­бы затем уже всё про­чее, здесь для нас необ­хо­ди­мое. Тво­и­ми щед­ро­та­ми при­ло­жи­лось к нему (Мф.6:33)!

Отче наш! Мы все — вели­кие долж­ни­ки Твои по гре­хам нашим, и ничем не можем удо­вле­тво­рить прав­де Тво­ей за эти дол­ги наши. Но Ты, Гос­по­ди, Сам пока­зал нам путь к спа­се­нию, при­не­ся Себя на жерт­ву за эти гре­хи и уве­рив нас уста­ми Про­ро­ка Тво­е­го, что Ты не хочешь смер­ти греш­ни­ка, но еже обра­ти­ти­ся нече­сти­во­му от пути сво­е­го и живу быти ему! (Иез.33:11). И пото­му, упо­вая на Твоё мило­сер­дие, мы пока­ян­но взы­ва­ем к Тебе, Пре­б­ла­гий Боже:

Оста­ви нам дол­ги наша! Ты зна­ешь их; Ты можешь и хочешь отпу­стить их всем, при­хо­дя­щим к Тебе с пока­я­ни­ем! Но в то же вре­мя, мы пом­ним, Гос­по­ди, и сло­ва уче­ния Тво­е­го, что Если не буде­те про­щать чело­ве­кам согре­ше­ний их, и Отец ваш не про­стит согре­ше­ний ваших (Мф.6:15) и что Суд без поми­ло­ва­нья тому, кто не делал мило­сти (Иак.2:13). И пото­му, мы охот­но отпус­ка­ем все гре­хи бра­тьев, оби­дев­ших нас, и, при­ми­рив­шись с ними, дер­за­ем при­не­сти дар молит­вы пред алта­рём Тво­им[25], взы­вая к Тебе: Оста­ви нам дол­ги наши, яко же и мы остав­ля­ем долж­ни­ком нашим. Даруй нам и впредь дух сми­ре­ния, тер­пе­ния и люб­ви: да будем крот­ко и бла­го­душ­но сно­сить оскорб­ле­ния и оби­ды, и нели­це­мер­но про­щать их.

Отче наш! Пред Тобой откры­ты все гибель­ные сети улов­ля­ю­ще­го нас диа­во­ла. Ты зна­ешь, что мы не можем про­ти­во­сто­ять силе раз­ных вра­гов; но мы веру­ем, что Ты, Все­мо­гу­щий, можешь и хочешь под­кре­пить силой Сво­ею немощь нашу, что­бы мы не пали в бою с эти­ми вра­га­ми! И пото­му, мы при­бе­га­ем к Тебе, Бла­гой и Мило­сер­дый Гос­по­ди, и про­сим Тво­ей помо­щи! Ты зна­ешь все слу­чаи, в кото­рых грех пре­одо­ле­ва­ет нас, зна­ешь и те, в кото­рых и после он будет пора­жать нас, если Ты не помо­жешь одер­жать над ним побе­ды. И пото­му, мы молим Тебя:

Не вве­ди нас во иску­ше­ние, т. е. руко­во­ди и охра­няй нас Тво­ею бла­го­да­тью, что­бы нам, немощ­ным, не впасть в сети гре­ха! Даруй нам, что­бы пости­га­ю­щие нас скор­би и болез­ни, не пре­вы­ша­ли сил наших и не уда­ля­ли нас от пути спа­се­ния; что­бы ника­кое оскорб­ле­ние — не вну­ша­ло нам чув­ства мести, ника­кое обо­льще­ние коры­сти — не увле­ка­ло нас к неправ­де; ника­кая почесть — к над­ме­нию; ника­кие скор­би — к мало­ду­шию; ника­кой худой при­мер — к под­ра­жа­нию; ника­кая труд­ность — к нару­ше­нию дол­га; но что­бы все­гда, нося в душе образ Твой, — постра­дав­ше­го и умер­ше­го за нас, — мы не осла­бе­ли тер­пе­ни­ем и не про­стёр­ли рук сво­их к дела­нию злого!

Отче наш! Ты зна­ешь, какое бре­мя мы в силах нести и под тяже­стью како­го падём, если Твоя дес­ни­ца не под­дер­жит нас. Кто может исчис­лить все роды болез­ней и стра­да­ний чело­ве­ка и все виды несча­стий его? Зна­ем, Гос­по­ди, что всё это исхо­дит не пря­мо от воли Тво­ей, — Источ­ни­ка бла­го­сти и бла­женств, — а лишь допус­ка­ет­ся Тобой, как иску­пи­тель­ная жерт­ва за гре­хи, или ско­рее, как сред­ство к наше­му исправ­ле­нию; зна­ем так­же, что мно­го­го из все­го это­го мы можем избе­жать, или мно­гое облег­чить, при твёр­дой реши­мо­сти нашей про­ти­во­дей­ство­вать гре­ху; и пото­му молим Тебя, Все­силь­ный и Все­ми­ло­сти­вый Боже: под­кре­пи нас и даруй нам усто­ять про­тив обо­льще­ний диа­во­ла, — дабы ни внут­рен­нее вле­че­ние рас­тлен­ной при­ро­ды, ни внеш­ние соблаз­ны, — не пора­бо­ти­ли нас вла­ды­че­ству гре­ха! Покрой и сохра­ни нас от неправ­ды, нося­щей вид доб­ро­де­те­ли; от диа­во­ла, при­ем­лю­ще­го образ свет­ло­го Анге­ла и от хищ­ных и лука­вых вол­ков, скры­ва­ю­щих­ся под одеж­да­ми овчи­ми! Спа­си нас от бес­печ­но­сти о соб­ствен­ном спа­се­нии; от пагуб­но­го забве­ния о Тебе; от сле­по­ты духа; от оже­сто­че­ния и бес­чув­ствия, могу­щих поверг­нуть нас в глу­би­ну зол, и тем

изба­ви нас от лука­во­го. Ибо Он лишь один сеет пле­ве­лы меж­ду пше­ни­цей; похи­ща­ет сло­во Гос­подне из сер­дец чело­ве­че­ских; как рыка­ю­щий лев ищет кого бы погло­тить и вверг­нуть в без­дну гибе­ли, и, будучи сам ложью, — есть отец лжи и чело­ве­ко­убий­ца искони!

Отче наш! Обо всём этом умо­ляя Тебя, мы несо­мнен­но веру­ем, что испол­не­ние это­го в Тво­ей дер­жав­ной силе; ибо

Твоё есть Цар­ство всю­ду: на небе, зем­ле и в пре­ис­под­ней, и Ты, оби­тая вез­де, — всё содер­жишь в дес­ни­це Сво­ей и всем управляешь!
И сила Твоя есть жизнь и конец Миров: — Ты речешь, — и будет; пове­лишь и сде­ла­ет­ся! Для Тебя нет ниче­го невоз­мож­но­го, и ниче­го не может быть без воли Твоей!
И сла­ва Твоя, Царь Сла­вы, есть все­со­вер­ше­ней­шая, пред кото­рой пре­кло­ня­ют­ся небо и зем­ля; кото­рую вос­пе­ва­ют чины бес­плот­ные. Апо­сто­лы, Про­ро­ки и лики Свя­тых, и пес­но­сло­вят и вели­ча­ют — все живу­щие на зем­ле, — и кото­рая пребудет
во веки. Истин­но.
Свя­тая молит­ва эта, как вид­но из Еван­ге­лия, была два­жды про­из­не­се­на уста­ми Само­го Спа­си­те­ля: в пер­вый раз — во вре­мя нагор­ной бесе­ды Его (Мф.6:13); а во вто­рой, — когда один из уче­ни­ков Его, от име­ни всех дру­гих, про­сил Его научить их молить­ся (Лк.11:1). После это­го излишне было бы гово­рить, в каком упо­треб­ле­нии и ува­же­нии эта молит­ва была у Апо­сто­лов, когда, по соб­ствен­но­му их про­ше­нию, они при­ня­ли её от Само­го Гос­по­да. Но что она была так­же глав­ней­шей и все­гдаш­ней молит­вой и во всей пер­вен­ству­ю­щей Хри­сти­ан­ской Церк­ви, то это дока­зы­ва­ет­ся тем, что, кро­ме все­об­ще­го настав­ле­ния, дан­но­го Спа­си­те­лем на горе и при­ме­ра Апо­сто­лов, не пре­ми­нув­ших, без сомне­ния, пере­дать её всем веру­ю­щим, по сви­де­тель­ству всех древ­ней­ших Свя­ти­те­лей и исто­ри­ков, она, как важ­ней­шая из всех молитв, была вве­де­на в обще­ствен­ное Бого­слу­же­ние ещё с пер­вых вре­мён хри­сти­ан­ства и про­из­но­си­лась лишь в тор­же­ствен­ней­шие момен­ты Свя­щен­но­дей­ствия. Так, из литур­гии Св. Ап. Иако­ва (Бра­та Божия и пер­во­го Епи­ско­па Иеру­са­лим­ско­го) мы видим, что веру­ю­щие воз­гла­ша­ли её лишь по освя­ще­нии даров, пред­ле­жа­щих на свя­том алта­ре[26]. Поче­му и в чине литур­гии Св. Васи­лия Вели­ко­го и Св. Иоан­на Зла­то­устого, име­ю­щих осно­ва­ни­ем сво­им древ­нюю литур­гию Апо­столь­скую (рав­но как и на литур­гии Пре­ждео­свя­щен­ной) — она постав­ле­на на том же самом месте. Об ува­же­нии, какое име­ли к этой молит­ве древ­ние Хри­сти­ан­ские Церк­ви, мож­но заклю­чить из слов Тер­тул­ли­а­на, во 2 веке[27], Свя­щен­но­му­че­ни­ка Кипри­а­на, Епи­ско­па Кар­фа­ген­ско­го, жив­ше­го в 3 веке[28]. Св. Кирил­ла, Архи­епи­ско­па Иеру­са­лим­ско­го, жив­ше­го в 4 веке[29] и др. Тер­тул­ли­ан, меж­ду про­чим, упо­ми­на­ет об одной осо­бен­но­сти при­сво­ен­ной этой молит­ве у пер­вен­ству­ю­щих хри­сти­ан, что по про­из­но­ше­нии её в пер­вен­ству­ю­щей Церк­ви, все молив­ши­е­ся име­ли обык­но­ве­ние цело­вать друг дру­га, и этим свя­щен­ным цело­ва­ни­ем, как бы дей­стви­тель­ным Ами­нем, запе­чат­ле­вать все исти­ны, заклю­ча­ю­щи­е­ся в этой молит­ве. В кон­це 3 века, вме­ня­лось в обя­зан­ность веру­ю­щим читать эту молит­ву каж­дый день три раза. Бла­жен­ный же Фео­до­рит и Авгу­стин сви­де­тель­ству­ют, что молит­ву эту наравне с сим­во­лом веры, вме­ня­лось в обя­зан­ность учить гото­вя­щим­ся к при­ня­тию Св. Кре­ще­ния, и пра­во на это сопро­вож­да­лось, как на пред­ва­ри­тель­ное освя­ще­ние к при­ня­тию даров Духа Свя­то­го, тор­же­ствен­ны­ми сло­ва­ми: При­ми, — гово­ри­ли огла­шен­но­му, — эту дра­го­цен­ность, и хра­ни её! При­ми молит­ву, кото­рую Сам Бог научил нас при­но­сить Богу! И затем огла­шен­ный, выучив эту молит­ву наизусть, в день кре­ще­ния, вслед за сим­во­лом веры, про­из­но­сил её тор­же­ствен­но пред Лицом Бога и всех при­сут­ство­вав­ших[30].
Как высо­ко цени­лась эта молит­ва по сво­им свя­тым свой­ствам, во все вре­ме­на Хри­сто­вой Церк­ви, это дока­зы­ва­ют так­же и име­на, усво­ен­ные ей раз­но­вре­мен­но. В древ­ней Церк­ви, она назы­ва­лась: Молит­ва Гос­под­ня (Oratio Domini, Oratio herilis), как истек­шая из люб­ве­обиль­но­го серд­ца и пре­чи­стых уст Само­го Гос­по­да; потом Молит­ва Оте­че­ская (Oratio paterna), как воз­но­си­мая к Богу-Отцу от дет­ских сер­дец веру­ю­щих; далее: Молит­ва еже­днев­ная (Oratio quotidiana), как обя­за­тель­ная для Хри­сти­а­ни­на в мно­го­крат­ном воз­но­ше­нии её к Отцу Небес­но­му, — и нако­нец, в Бого­слу­жеб­ных кни­гах нашей Пра­во­слав­ной Церк­ви (где так­же тре­бу­ет­ся читать её несколь­ко раз, при каж­дом Бого­слу­же­нии), она обо­зна­че­на пер­вы­ми сло­ва­ми её Отче наш!
По про­ис­хож­де­нию сво­е­му, молит­ва эта есть твёр­дое руча­тель­ство в том, что обра­ща­ю­щи­е­ся с нею к Гос­по­ду, все­гда будут услы­ша­ны Им, что под­твер­жда­ет и воз­люб­лен­ный уче­ник Хри­стов, Иоанн Бого­слов, гово­ря: И вот, какое дерз­но­ве­ние име­ем мы к Нему, что, когда мы про­сим чего, по воле Его, то Он слу­ша­ет нас (1Ин.5:14). И пото­му, молит­ва эта, есть ключ к оте­че­ско­му серд­цу Божию и ко всем сокро­ви­щам спа­се­ния, даро­ван­ный нам Самим Спасителем!

 

Ангель­ское при­вет­ствие Богородице
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бого­ро­ди­це Дево, радуй­ся! Бла­го­дат­ная[31] Мария, Гос­подь с Тобою: бла­го­сло­вен­на Ты в женах и бла­го­сло­вен плод чре­ва Тво­е­го, яко Спа­са роди­ла еси душ наших. Бого­ро­ди­ца Дева, радуй­ся! Бла­го­дат­ная Мария, Гос­подь с Тобой; бла­го­сло­вен­на ты меж­ду жёна­ми и бла­го­сло­вен плод рож­де­ния Тво­е­го, пото­му что Ты роди­ла Спа­си­те­ля наших душ.
Объ­яс­не­ние
Радуй­ся веч­ная Дева, родив­шая Хри­ста! Радуй­ся, испол­нен­ная бла­го­да­ти Мария! Гос­подь избрал Тебя: Ты пред­по­чте­на и пре­воз­не­се­на Им пред все­ми жёна­ми мира, рав­но как пре­воз­не­сён и пре­п­ро­слав­лен выше все­го, зем­но­го и небес­но­го, плод чре­ва Тво­е­го: ибо родив­ший­ся от Тебя, есть Спа­си­тель душ человеческих!

Сло­ва молит­вы этой взя­ты из при­вет­ствия Архан­ге­ла Гав­ри­и­ла и Свя­той пра­вед­ной Ели­са­ве­ты Пре­свя­той Деве[32].

 

Анге­лу Хранителю
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Анге­ле Божий[33], хра­ни­те­лю мой свя­тый, на соблю­де­ние ми, от Бога с небе­се дан­ный, при­леж­но молю тя; Ты мя днесь про­све­ти, и от вся­ко­го зла сохра­ни, ко бла­го­му дея­нию наста­ви и на путь спа­се­ния напра­ви, аминь. Ангел Божий, хра­ни­тель мой свя­той, дан­ный мне с неба от Бога, для охра­не­ния (меня), усерд­но про­шу тебя; про­све­ти ныне ум мой, и сохра­ни меня от вся­ко­го зла; наставь меня на доб­рые дела и направь на путь спа­се­ния. Да будет!
Объ­яс­не­ние
Ангел Божий, хра­ни­тель мой свя­той, даро­ван­ный мне при рож­де­нии от Бога в настав­ни­ки, покро­ви­те­ли и руко­во­ди­те­ли! Тебе, небо­жи­тель, извест­ны и бла­жен­ный покой свя­тых на небе, и скор­би и опас­но­сти наши на зем­ле! Ты зна­ешь, что здесь, по немо­щам тела и сла­бо­стям воли и ума, — я могу под­верг­нуть себя вся­ко­му злу, про­ис­хо­дя­ще­му и от само­го себя, от людей, меня окру­жа­ю­щих, и от ухищ­ре­ний диа­во­ла, и лишить­ся пра­ва на жизнь веч­ную! И пото­му, усерд­но молю тебя: про­све­ти ум мой, — научив меня исти­нам Божи­им; сохра­ни серд­це моё, — изгнав из него гибель­ные стра­сти и злые жела­ния; наставь меня на всё доб­рое, — утвер­див волю мою к делам Бого­угод­ным, и ука­жи мне путь спа­се­ния, — отстра­нив на нём всё, могу­щее поко­ле­бать меня! Покрой меня кро­вом крыл тво­их и избавь от всех бед и поги­бе­ли, в кото­рые могут вверг­нуть меня неве­же­ство и гре­хов­ная испор­чен­ность моя. Да будет!

 

Свя­то­му, имя кото­ро­го носишь
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Моли Бога о мне, Свя­тый Угод­ни­че Божий (имя), яко аз усерд­но к тебе при­бе­гаю, ско­ро­му помощ­ни­ку и молит­вен­ни­ку о душе моей. Моли Бога обо мне, Свя­той Угод­ник Божий (имя), ибо я усерд­но к тебе при­бе­гаю, как к силь­но­му сво­ей помо­щью покро­ви­те­лю и пред­ста­те­лю сво­и­ми молит­ва­ми пред Богом, о спа­се­нии души моей.
Объ­яс­не­ние
Свя­той Угод­ник Божий (имя). Ты на небе­сах, и, пред­стоя пре­сто­лу Непри­ступ­но­го Све­та, — Трии­по­стас­ной Сла­вой Его насла­жда­ешь­ся; — я же, на зем­ле, во тьме гре­хов и в муче­ни­ях сове­сти, — не смею и очей моих воз­ве­сти на небо! Ты име­ешь пред Гос­по­дом дерз­но­ве­ние молить Его за чело­ве­ков, сре­ди кото­рых ты про­сла­вил­ся Бого­угод­ной жиз­нью, чисто­той подви­гов и свя­ты­ми дела­ми мило­сер­дия, — я же, немо­щству­ю­щий от гре­хов, не дер­заю воз­не­сти к Нему глас моле­ния мое­го, и лишь, как блуд­ни­ца, стою пред Ним со сле­за­ми! Но если такая без­дна раз­де­ля­ет нас с тобой (Лк.16:26) то я всё-таки знаю, что ты, Свя­той Божий, по сво­е­му бла­го­у­тро­бию, скор­бишь обо мне, как о срод­ном тебе по быв­шей пло­ти и как о недо­стой­ном наслед­ни­ке тво­е­го свя­то­го име­ни! И пото­му с усер­ди­ем при­бе­гаю к тво­е­му покро­ви­тель­ству и умо­ляю тебя о заступ­ле­нии за меня пред Гос­по­дом! Бла­гой соимен­ник мой! Укре­пи, дан­ной тебе силой, сла­бую волю и немощ­ный про­из­вол мой; утвер­ди во мне дух искрен­не­го пока­я­ния и нели­це­мер­но­го вле­че­ния к Богу и испро­си у Него тво­и­ми молит­ва­ми остав­ле­ние соде­лан­ных мной гре­хов и спа­се­ния душе моей.

 

Молит­ва за Царя и Отечество
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Спа­си, Гос­по­ди, люди Твоя, и бла­го­сло­ви досто­я­ние Твое, побе­ды Бла­го­вер­но­му Импе­ра­то­ру, наше­му, Алек­сан­дру Нико­ла­е­ви­чу, на сопро­тив­ныя даруя и Твое сохра­няя кре­стом Тво­им жительство. Спа­си, Гос­по­ди, людей Тво­их и бла­го­сло­ви насле­дие Твоё (хри­сти­ан), даруя побе­ды над вра­га­ми Бла­го­вер­но­му Импе­ра­то­ру наше­му Алек­сан­дру Нико­ла­е­ви­чу и Кре­стом Тво­им сохра­няя Твоё Житель­ство (т. е. Хри­сти­ан­скую Цер­ковь и обще­ствен­ную жизнь нашу).
Объ­яс­не­ние
Спа­си, Гос­по­ди, от бед и напа­стей избран­ных людей Тво­их (хри­сти­ан), зна­ме­ну­ю­щих­ся Пре­свя­тым Име­нем Тво­им, и наде­ли их бла­га­ми и мило­стя­ми Тво­и­ми, как удо­сто­ив­ших­ся, чрез иску­пи­тель­ную жерт­ву Твою, — соде­лать­ся насле­ди­ем Тво­им! Ибо Ты купил их кро­вью Сво­ей от раб­ства диа­во­лу. (Откр.5:9). Даруй побе­ды над вра­га­ми (внеш­ни­ми и внут­рен­ни­ми) Бла­го­вер­но­му Импе­ра­то­ру наше­му Алек­сан­дру Нико­ла­е­ви­чу, и сохра­ни силой Кре­ста Тво­е­го, Свя­тую Цер­ковь (т. е. обще­ство веру­ю­щих), под зна­ме­нем того же Кре­ста, во Имя Твоё воин­ству­ю­щую, в мире, согла­сии веры и еди­но­ду­шии, для истреб­ле­ния суе­муд­ро­го и рас­ко­лов, и для утвер­жде­ния в благочестии.

Молит­ва эта, хотя и зна­чит­ся в под­раз­де­ле­нии Бого­слу­жеб­ных молитв под име­нем «Тро­па­ря» Воз­дви­же­нию Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста, но назы­ва­ет­ся так­же и «Молит­вой за Царя и Оте­че­ство», пото­му что исто­ри­че­ское и рели­ги­оз­ное зна­че­ние её дают ей на это пол­ное пра­во. А имен­но: зна­ме­ние Кре­ста, столь гроз­ное и уни­зи­тель­ное во вре­ме­на язы­че­ские, когда крест был позор­ным ору­ди­ем каз­ни злей­ших пре­ступ­ни­ков, — было впер­вые чудо­твор­но явле­но Царю (Кон­стан­ти­ну); достой­но про­слав­ле­но им как верой в явле­ние это и побе­до­нос­ным успе­хом над вра­га­ми, так и искрен­ним обра­ще­ни­ем царя из язы­че­ства в хри­сти­ан­ство и слав­ным обре­те­ни­ем Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня, с помо­щью Хри­сто­лю­би­вой Мате­ри его Еле­ны. Поэто­му, уча­стие во всех отде­лах этой молит­вы Царя, есть неотъ­ем­ле­мо, как про­воз­вест­ни­ка Кре­ста, как отца избран­но­го Богом наро­да и как пома­зан­ни­ка Божия, сто­я­ще­го во гла­ве Церк­ви веру­ю­щих. — Отсю­да исте­ка­ет и свя­щен­ная обя­зан­ность каж­до­го вер­но­под­дан­но­го, молить­ся о здра­вии, дол­го­ден­ствии и бла­го­по­лу­чии Царя, что под­креп­ля­ет­ся и сло­ва­ми Апо­сто­ла: Бой­тесь Бога — чти­те Царя (1Пет.2:17) и уче­ни­ем Само­го Спа­си­те­ля, изрек­ше­го: Воз­да­вай­те кеса­ре­во Кеса­рю, и Божие Богу (Мф.22:21).

 

Молит­ва за отца духов­но­го, за роди­те­лей, род­ных и ближних
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй Отца мое­го Духов­но­го (имя), и свя­ты­ми его молит­ва­ми про­сти моя согре­ше­ния. Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй роди­те­ли моя (име­на), бра­тию, и сест­ры, и срод­ни­ки моя по пло­ти, и вся ближ­ния рода мое­го, и дру­ги, и даруй им мир­ная Твоя и пре­мир­ная благая. Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй Отца мое­го духов­но­го (имя) и молит­ва­ми его (по даро­ван­ной от Тебя вла­сти раз­ре­шать гре­хи), про­сти мои согре­ше­ния. Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй роди­те­лей моих (име­на), бра­тьев, сестёр, род­ных по кро­ви, всех род­ствен­ни­ков и всех доб­рых зна­ко­мых, и даруй им вся­кое зем­ное бла­го­по­лу­чие и небес­ное спасение.
Объ­яс­не­ние
Гос­по­ди! Сохра­ни от всех бед и напа­стей Духов­но­го Отца мое­го (имя) и про­сти ему все соде­лан­ные им согре­ше­ния. Ты, Гос­по­ди, все­дей­стви­ем Тво­е­го Свя­то­го Духа, нис­по­слан­но­го на Апо­сто­лов и даро­вав­ше­го силу пре­ем­ства, чрез руко­по­ло­же­ние на совер­ши­те­лей таинств Тво­их, облёк их вла­стью раз­ре­шать и свя­зы­вать гре­хи чело­ве­че­ские: даруй же и мне изба­вить­ся от гре­хов моих молит­ва­ми Духов­но­го Отца мое­го (имя) и быть наслед­ни­ком жиз­ни веч­ной. Спа­си и сохра­ни, Гос­по­ди, от всех бед и напа­стей, и про­сти все согре­ше­ния роди­те­лей моих, (име­на), бла­го­сло­вен­ных Тобой Свя­тым Таин­ством бра­ка, пло­дом кото­ро­го, по Тво­е­му мило­сер­дию и неис­по­ве­ди­мым судь­бам, явил­ся в мир я. Вме­ни им. Гос­по­ди, все скор­би по пло­ти и духу, и всю любовь их ко мне, в подвиг сми­ре­ния и покор­но­сти воле Тво­ей: ибо Ты ска­зал, что вся­кий веру­ю­щий, — от Бога рож­дён, и вся­кий любя­щий родив­ше­го, любит и рож­дён­но­го от Него (1Ин.5:1)! Спа­си, Гос­по­ди, и поми­луй всех кров­ных и род­ствен­ных мне по пло­ти; всех доб­рых, зна­е­мых мной, и всех хри­сти­ан! Даруй им всем, по чело­ве­ко­лю­бию и мило­сер­дию Тво­е­му, вся­кое зем­ное бла­го­по­лу­чие и удо­стой их, по смер­ти, небес­ной жиз­ни во Цар­ствии Твоём.

 

Молит­ва об усопших
Сла­вян­ский текст Рус­ский пере­вод и объяснение
Помя­ни, Гос­по­ди, души усоп­ших рабов Тво­их, кров­ных и срод­ни­ков моих (име­на), и всех усоп­ших в вере Пра­во­слав­ных Хри­сти­ан: и про­сти их вся согре­ше­ния воль­ная и неволь­ная, даруя им Цар­ствие и при­ча­стие веч­ных Тво­их бла­гих, и Тво­ея бес­ко­неч­ныя и бла­жен­ныя жиз­ни наслаждение. Помя­ни, Гос­по­ди (во Цар­ствии Тво­ём), души умер­ших рабов Тво­их, род­ных мне по кро­ви  и даль­них род­ствен­ни­ков (име­на) и всех умер­ших с верой в буду­щую жизнь чад Пра­во­слав­ной Церк­ви: про­сти им все гре­хи их, сде­лан­ные в веде­нии и неве­де­нии, даруя им пра­во на вход в Небес­ное Цар­ствие Твоё и при­об­ще­ние к лику Свя­тых, от века Тебе бла­го­уго­див­ших, и Тво­ей бес­ко­неч­ной жиз­ни, пол­ной бла­женств и наслаждения.

Пра­во­слав­ная Цер­ковь назы­ва­ет умер­ших — усоп­ши­ми, по уве­рен­но­сти, что они не уни­что­жа­ют­ся, а толь­ко, как бы засы­па­ют здесь вре­мен­ным сном и про­бу­дят­ся для новой, веч­ной жиз­ни, во вре­мя все­об­ще­го воскресения.

Б) Молитвы в продолжении дня

— Перед начи­на­ни­ем каж­до­го дела.

— По окон­ча­нии каж­до­го дела.

— Перед учением.

— После учения.

— Перед при­ня­ти­ем пищи.

— После при­ня­тия пищи.

 

Перед начи­на­ни­ем каж­до­го дела
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Еди­но­род­ный Без­на­чаль­но­го Тво­е­го Отца! Ты рекл еси пре­чи­сты­ми усты Тво­и­ми, яко без Мене не може­те тво­ри­ти ничто­же; Гос­по­ди мой, Гос­по­ди, верою объ­ем в души моей и серд­це Тобой речен­ная, при­па­даю Тво­ей бла­го­сти: помо­зи ми греш­но­му сие дело, мной начи­на­ю­ще­е­ся, о Тебе Самом совер­ши­ти, во имя Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа. Аминь. Еди­но­род­ный Сын Без­на­чаль­но­го Отца, Гос­подь мой Иисус Хри­стос! Ты неко­гда изрёк пре­чи­сты­ми уста­ми: без Меня ниче­го не може­те сде­лать. Гос­подь мой, Гос­подь, веруя всею душою и серд­цем Тобой ска­зан­но­му, я умо­ляю Твой бла­гость: помо­ги мне греш­но­му, дело, мной начи­на­е­мое, испол­нить как бы с Тво­им в нём уча­сти­ем, во Имя Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа. Да будет истин­но так!
Объ­яс­не­ние
Еди­но­род­ный Сын Пред­веч­но­го Отца, Гос­подь мой Иисус Хри­стос! Ты неко­гда изрёк пре­чи­сты­ми уста­ми Тво­и­ми, что без Тебя ниче­го не может быть сде­ла­но! Веру­ем, Гос­по­ди, что всё пре­да­но Тебе Отцом Тво­им (Лк.10:22), и кто не с Тобой соби­ра­ет, тот рас­то­ча­ет (Лк.11:23). Ты свет миру (Ин.10:5) и всё, невоз­мож­ное чело­ве­кам, воз­мож­но Тебе, как Богу (Мк.10:27)! И пото­му, при­сту­пая к начи­на­е­мо­му мной делу, я умо­ляю Тебя: яви мне по бла­го­сти Тво­ей, все­силь­ную помощь Твою; да совер­шу труд мой так успеш­но и совер­шен­но, как бы ты Сам участ­во­вал в нём, вме­сте со мной. Да про­сла­вит­ся в нём, как и во всём, дости­га­е­мом чрез Тебя, Трии­по­стас­но покло­ня­е­мое Имя Твоё, — Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа, — Истинно!

 

Или дру­гая молитва
Сла­вян­ский текст Рус­ский пере­вод и объяснение
Твор­че и созда­те­лю вся­че­ских, Боже, дела рук наших ко Сла­ве Тво­ей начи­на­е­мая, Тво­им бла­го­сло­ве­ни­ем спеш­но испра­ви, и нас от вся­ко­го зла изба­ви, яко Един все­си­лен и чело­ве­ко­лю­бец[34]. Тво­рец и Созда­тель, все­го, в мире суще­ству­ю­ще­го, Вели­кий Бог наш! Дела рук наших, к сла­ве Тво­ей начи­на­е­мые, Тво­им бла­го­сло­ве­ни­ем успеш­но испол­ни, и нас, от вся­ких бед и зол изба­ви, как Еди­ный все­силь­ный и человеколюбивый!

 

Или ещё молитва
Сла­вян­ский текст Рус­ский пере­вод и объяснение
Ско­рый в заступ­ле­ние и креп­кий в помощь, пред­ста­ни бла­го­да­тию силы Тво­ея ныне, и бла­го­сло­вив укре­пи, и в совер­ше­ние наме­ре­ния бла­го­го дела рабов Тво­их про­из­ве­ди: вся бо, ели­ка хоще­щи, яко силь­ный Бог тво­ри­ти можеши. Немед­ля­щий в защи­те и силь­ный в помо­щи, Боже! Яви бла­го­дать силы Тво­ей ныне над раба­ми Тво­и­ми, и бла­го­сло­вив, — укре­пи нас, и наме­ре­ние наше, для совер­ше­ния это­го доб­ро­го дела, — испол­ни! Ибо Ты всё, что захо­чешь, как Все­силь­ный Бог, сде­лать можешь[35]!

 

Молит­ва по окон­ча­нии каж­до­го дела
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Испол­не­ние всех бла­гих Ты еси, Хри­сте мой, испол­ни радо­сти и весе­лия душу мою и спа­си мя, яко един многомилостив. Ты, Спа­си­тель мой, как совер­ши­тель все­го, с бла­гой целью начи­на­е­мо­го, — испол­нил радо­стью и весе­ли­ем душу мою! Спа­си же меня (от всех бед), как Еди­ный пода­тель мно­гих милостей.
Объ­яс­не­ние
Ты, Спа­си­тель мой, как совер­ши­тель все­го, с бла­гой целью и во Имя Твоё начи­на­е­мо­го, изрек­ший уче­ни­кам Тво­им, что всё воз­мож­но веру­ю­ще­му (Мк.9:23); заоч­но и еди­ным сло­вом исце­лив­ший слу­гу Сот­ни­ка (Лк.7:7) и пове­лев­ший Пет­ру шество­вать по бур­ным вол­нам (Мф.14:28), — ныне, все­ми­ло­сти­во услы­шал моле­ние моё и успеш­ным окон­ча­ни­ем, при помо­щи Тво­ей, тру­да мое­го, воз­ра­до­вал душу мою! Спа­си же меня и в буду­щих тру­дах от неудач и пре­пят­ствий и не лиши Тво­е­го бла­го­сло­ве­ния, как Еди­ный пода­тель мно­гих милостей.

 

Или дру­гая молитва
Сла­вян­ский текст Рус­ский пере­вод и объяснение
Бла­го­дарне суще недо­стой­нии раби Твои, Гос­по­ди, о Тво­их вели­ких бла­го­де­я­ни­их на нас быв­ших, сла­вя­ще Тя хва­лим, бла­го­сло­вим, бла­го­да­рим, поем и вели­ча­ем Твое бла­го­у­тро­бие, и раб­ски любо­вию вопи­ем Ти: бла­го­де­те­лю, Спа­се наш, — Сла­ва Тебе[36]! Испол­нен­ные бла­го­дар­но­сти к Тебе, недо­стой­ные рабы Твои, Гос­по­ди, за все Твои вели­кие бла­го­де­я­ния, Тобой нам ока­зан­ные, — мы, про­слав­ляя Тебя, вос­хва­ля­ем, бла­го­слов­ля­ем, бла­го­да­рим, вос­пе­ва­ем и удив­ля­ем­ся вели­чию Тво­их мило­стей к нам; и, как рабы, все­це­ло от Тебя зави­ся­щие, с сер­деч­ной любо­вью взы­ва­ем к Тебе: Бла­го­де­тель и Спа­си­тель наш — Сла­ва Тебе!

 

Или ещё молитва
Сла­вян­ский текст Рус­ский пере­вод и объяснение
Тво­их бла­го­де­я­ний и даров туне[37], яко раби непо­треб­нии, спо­добль­ше­ся, Вла­ды­ко, к Тебе усерд­но при­те­ка­ю­ще, бла­го­да­ре­ние по силе при­но­сим, и Тебе, яко бла­го­де­те­ля и Твор­ца сла­вя­ще, вопи­ем: сла­ва Тебе, Боже все­щед­рый[38]. Как рабы недо­стой­ные, спо­до­бив­шись Тво­их бла­го­де­я­ний и даров, не по заслу­гам нашим, но лишь по мило­сер­дию Тво­е­му, Вла­ды­ко наш, явлен­ным нам, мы сер­деч­но при­па­да­ем к сто­пам Тво­им и един­ствен­ную, по силам нашим, при­но­сим Тебе бла­го­дар­ность, сла­вя Тебя, как бла­го­де­те­ля и твор­ца и непре­стан­но взы­вая к Тебе: Сла­ва Тебе, Боже всещедрый!

 

Молит­ва перед учением
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Пре­б­ла­гий Гос­по­ди! нис­посли нам бла­го­дать Духа Тво­е­го Свя­то­го, дар­ству­ю­ща­го и укреп­ля­ю­ща­го душев­ныя наши силы, дабы, вни­мая пре­по­да­ва­е­мо­му нам уче­нию, воз­рас­ли мы Тебе, наше­му Созда­те­лю, во сла­ву, роди­те­лям же нашим на уте­ше­ние, Церк­ви и Оте­че­ству на пользу. Пре­ми­ло­сер­дый Гос­по­ди! нис­посли нам бла­го­дать Тво­е­го Свя­то­го Духа, дару­ю­ще­го и укреп­ля­ю­ще­го душев­ные силы наши (т. е. ум, волю, совесть и память), что­бы, вни­мая уче­нию, кото­рое нам пре­по­да­ёт­ся, мы воз­рос­ли для Тебя, наше­го Созда­те­ля, во сла­ву; для роди­те­лей наших на уте­ше­ние, и для Церк­ви и Оте­че­ства на полез­ное служение.
Объ­яс­не­ние
Пре­ми­ло­сер­дый Гос­по­ди! Свя­той Про­рок Иоиль, пред­ре­кав­ший о нис­по­сла­нии Духа Тво­е­го Свя­то­го на вер­ных Тебе, Бого­дух­но­вен­но взы­вал: На рабов Моих и на рабынь Моих, в те дни излию Дух Мой! (Иоиль.2:28–32; Деян.2:18) и, ещё древ­ней­ший Про­рок Твой Иса­ия, за 700 лет до явле­ния Тво­е­го на зем­лю, вещав­ший о Тебе все исти­ны, вер­но Тобой оправ­дан­ный, — удо­сто­ве­рял, гово­ря: все будут науче­ны Богом (Ис.54:13); и нако­нец Ты Сам, Спа­си­тель наш, сре­ди бес­чис­лен­ных бла­го­де­я­ний, даро­ван­ных нам, облёк нас пра­вом взы­вать к Тебе, как к Учи­те­лю, ска­зав: У вас Еди­ный учи­тель — Хри­стос! (Мф.23:8). И пото­му, пом­ня всё это и пре­кло­ня­ясь пред Тво­им мило­сер­ди­ем, — мы молим Тебя, Пре­бла­гой Гос­по­ди, нис­по­шли нам бла­го­дат­ную помощь от Духа Тво­е­го Свя­то­го; да дару­ет Он нам смысл пони­ма­ния все­го, изу­ча­е­мо­го нами; да под­кре­пит Он ещё сла­бые силы души нашей для умствен­ных тру­дов; да про­све­тит разум для созна­ния поль­зы уче­ния; согре­ет серд­це наше чув­ства­ми бла­го­дар­но­сти к забо­тя­щим­ся о нашем про­све­ще­нии и да укре­пит совесть и волю нашу в стрем­ле­нии при­не­сти посиль­ную поль­зу обще­ству. Все­го это­го испра­ши­ва­ем у Тебя, Все­ви­дя­щий Гос­по­ди, не для одних лишь лич­ных выгод наших, но что­бы чрез успе­хи это­го уче­ния, мы, про­све­тив­шись умом и серд­цем, мог­ли про­сла­вить Тебя, Созда­те­ля наше­го, при­ме­ром разум­ной и чест­ной жиз­ни; при­нес­ли уте­ше­ние нашим роди­те­лям, как луч­ший плод забот их о нас, и послу­жи­ли свя­той Церк­ви и доро­го­му для нас оте­че­ству упо­треб­ле­ни­ем наших позна­ний, для поль­зы и сла­вы их.

 

Молит­ва после учения
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­го­да­рим Тебе, Созда­те­лю, яко спо­до­бил еси нас бла­го­да­ти Тво­ея, во еже вни­ма­ти уче­нию. Бла­го­сло­ви наших началь­ни­ков, роди­те­лей и учи­те­лей, веду­щих нас к позна­нию бла­га, и подаждь нам силу и кре­пость к про­дол­же­нию уче­ния сего. Бла­го­да­рим Тебя, Созда­тель наш, что Ты удо­сто­ил нас Тво­ей бла­го­дат­ной помо­щи, что­бы мы охот­но и вни­ма­тель­но учи­лись. Награ­ди бла­го­сло­ве­ни­ем Тво­им наших началь­ни­ков, роди­те­лей и учи­те­лей, веду­щих нас к позна­нию бла­гих целей уче­ния, и даруй нам силу ума и кре­пость здо­ро­вья для про­дол­же­ния это­го учения.
Объ­яс­не­ние
Бла­го­да­рим Тебя, Созда­тель наш, что Ты не лишил нас Тво­ей бла­го­дат­ной помо­щи, и даро­вал нам силы и рас­по­ло­же­ние охот­но вни­мать уче­нию. Награ­ди мило­стя­ми Тво­и­ми началь­ни­ков наших, покро­ви­тель­ством сво­им, над­зо­ром и попе­че­ни­ем о нас, заме­ня­ю­щих нам здесь роди­те­лей; награ­ди бла­го­да­тью Тво­ею роди­те­лей наших, непре­стан­но забо­тя­щих­ся о нас и не щадя­щих себя для наше­го бла­га; награ­ди бла­го­сло­ве­ни­ем Тво­им настав­ни­ков наших, стре­мя­щих­ся пере­дать нам свои позна­ния, раз­вить ум наш и при­го­то­вить из нас полез­ных дея­те­лей обще­ствен­ных! Да будут нам памят­ны все­гда сло­ва, Тво­им Духом вещав­ше­го Апо­сто­ла: Поми­най­те настав­ни­ков ваших, кото­рые про­по­ве­до­ва­ли вам сло­во Божие, пови­нуй­тесь им и будь­те покор­ны, ибо они неусып­но пекут­ся о душах ваших, так как долж­ны будут дать отчёт, (Евр.13:7–17). Даруй и нам, Мило­сер­дый Гос­по­ди, силы ума и кре­пость здра­вия, что­бы нерас­се­ян­но и непре­рыв­но про­дол­жать это учение.

 

Молит­ва пред при­ня­ти­ем пищи
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Очи всех на Тя, Гос­по­ди, упо­ва­ют, и Ты дае­ши им пищу во бла­го­вре­ме­нии, отвер­за­е­ши Ты щед­рую руку Твою, и испол­ня­е­ши вся­ко живот­ное благоволения. Взо­ры всех обра­ще­ны к Тебе, Гос­по­ди, с упо­ва­ни­ем на милость Твою, ибо Ты даёшь им пищу свое­вре­мен­но; отвер­за­ешь пол­ную щед­рых дая­ний руку Твою и обо­га­ща­ешь всё живу­щее бла­га­ми, сооб­раз­но пре­муд­рой воле Твоей.
Объ­яс­не­ние
Неис­по­ве­ди­мый Гос­по­ди! Ты неко­гда напи­тал 5 тысяч пятью хле­ба­ми (Мк.6:44) и посто­ян­но пита­ешь птиц небес­ных и всё, живу­щее на зем­ле; чело­ве­кам же изрёк: Тру­дя­щий­ся досто­ин про­пи­та­ния сво­е­го (Мф.10:10): — взо­ры всех их, Гос­по­ди, обра­ще­ны с верой к Тво­е­му про­мыш­ле­нию о них, и с упо­ва­ни­ем на Твою готов­ность помочь им в сред­ствах к их суще­ство­ва­нию! Твоя твор­че­ская рука испол­не­на вся­ких щед­рот и бла­гих дая­ний для создан­ных Тобой, и Ты, всё сотво­рив­ший, — всё содер­жишь и всё бла­го­слов­ля­ешь к жиз­ни! Бла­го­сло­ви же и ныне пищу сию, необ­хо­ди­мую для нашей жиз­ни, и при­ми нашу бла­го­дар­ность за Твоё неис­чер­па­е­мое к нам благоволение!

 

Молит­ва после при­ня­тия пищи
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­го­да­рим Тя, Хри­сте Боже наш, яко насы­тил еси нас зем­ных Тво­их благ; не лиши нас и небес­но­го Тво­е­го Царствия. Бла­го­да­рим Тебя, Хри­сте Боже наш, что Ты напи­тал нас зем­ны­ми Тво­и­ми бла­га­ми: не лиши нас и небес­но­го Тво­е­го Царствия.
Объ­яс­не­ние
Гос­по­ди! уста­ми Св. Апо­сто­ла Сво­е­го, Ты изрёк: за всё бла­го­да­ри­те име­нем Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста Богу и Отцу. (Еф.5:20) Бла­го­да­рим Тебя, Хри­сте Боже наш! Ибо Ты даро­вал нам пищу, — и насы­тил ею, ради Тво­е­го чело­ве­ко­лю­бия, не желая, что­бы мы исто­щи­лись и осла­бе­ли в тру­дах жиз­нен­но­го пути, подоб­но тому, как Ты, состра­дая утом­ле­нию четы­рёх тысяч наро­да, напи­тал их семью хле­ба­ми (Мф.15:34–39)! Но даро­ван­ная нам Тобой пища эта, пита­ет лишь плоть нашу, укреп­ля­ет телес­ные силы и удо­вле­тво­ря­ет нашим зем­ным нуж­дам. Но мы, Гос­по­ди, ода­рён­ные Тобой, кро­ме пло­ти, ещё бес­смерт­ной душою, — и пом­ня поуче­ния Твои: Ста­рай­тесь не о пище тлен­ной, но о пище, пре­бы­ва­ю­щей в жизнь веч­ную, кото­рую даст вам Сын чело­ве­че­ский! (Ин.6:27) и что Дух живо­тво­рит, плоть же не поль­зу­ет ни мало (Ин.6:63), алчем душой этой дру­гой пищи, в надеж­де луч­ших благ: покоя бла­жен­ства, люб­ви и прав­ды, кото­рые ред­ко обре­та­ют­ся на этой греш­ной зем­ле, но кото­рые оби­та­ют веч­но в Тво­ём небес­ном Цар­ствии. И пото­му, как греш­ные и недо­стой­ные этой пищи, мы молим о ней Твоё бес­ко­неч­ное мило­сер­дие; не лиши нас её, как зало­га небес­но­го Тво­е­го Царствия!
В) Молитвы вечерние

— День прешед.

— Боже вечный.

— Пре­слав­ная Приснодева.

— Достой­но есть яко воистину.

 

День пре­шед
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
День пре­шед бла­го­да­рю Тя, Гос­по­ди, вечер про­шу с нощию без гре­ха подаждь ми, Спа­се, и спа­си мя!

Сла­ва Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу!

День пре­шед сла­во­слов­лю Тя, Вла­ды­ко, вечер про­шу с нощию, бес­со­блазн­ство подаждь ми, Спа­се, и спа­си мя!

Ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

День пре­шед пес­но­слов­лю Тя, Свя­тый, вечер про­шу с нощею нена­ве­тен подаждь ми, Спа­се, и спа­си мя!

Про­вед­ши день, бла­го­да­рю Тебя, Гос­по­ди, и про­шу: даруй мне, Спа­си­тель мой, насту­пив­ший вечер и гря­ду­щую ночь про­ве­сти без гре­ха, от кото­ро­го и спа­си меня! Сла­ва Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу!

Про­вед­ши день, про­слав­ляю Тебя, Вла­ды­ко, и про­шу: даруй мне, Спа­си­тель мой, насту­пив­ший вечер и гря­ду­щую ночь про­ве­сти без соблаз­нов, от кото­рых и спа­си меня. Ныне, и прис­но и во веки веков. Аминь.

Про­вед­ши день, в хва­леб­ных пес­нях вос­пе­ваю Тебя, Свя­тый Боже, и про­шу: даруй мне, Спа­си­тель мой, насту­пив­ший вечер и гря­ду­щую ночь про­ве­сти без кле­ве­ты, от кото­рой и спа­си меня!

Объ­яс­не­ние
Про­вед­ши ещё день моей жиз­ни, по мило­сер­дию Тво­е­му, Гос­по­ди, — я бла­го­да­рю Тебя, про­слав­ляю и вос­пе­ваю Твоё без­мер­ное дол­го­тер­пе­ние к гре­хам моим, и неиз­ре­чен­ную любовь Твою к Сво­е­му созда­нию! Знаю, Гос­по­ди, что этот день — есть дар люб­ви Тво­ей, дан­ный мне, как сред­ство исправ­ле­ния себя, ибо Св. Апо­стол Твой гово­рит: настав­ляй­те друг дру­га каж­дый день, пока мож­но гово­рить: ныне! (Евр.3:13), и Ты Сам, в нази­да­ние нам, неко­гда изрёк о Себе: Мне над­ле­жит делать дело послав­ше­го Меня пока есть день: при­дёт ночь, когда никто не может делать (Ин.9:4). Мило­сер­дый Гос­по­ди! я верую, что каж­дое мгно­ве­ние моей жиз­ни, — есть тот же бла­го­дат­ный дар Твой, мной неза­слу­жен­ный и даже во зло упо­треб­ля­е­мый, тогда, как дары эти долж­ны бы быть свя­ты и непри­кос­но­вен­ны ко гре­ху, как Свят и без­гре­шен Ты! Но, немощ­ный сила­ми, я посто­ян­но посту­паю не по жела­нию души моей, и, как гово­рит Апо­стол, сам не пони­маю, что делаю, пото­му что не то делаю, что хочу; в чле­нах моих вижу дру­гой закон, кото­рый вою­ет про­тив зако­на ума мое­го, и дела­ет меня плен­ни­ком гре­ха; так что, слу­жа умом моим зако­ну Божию, — пло­тью слу­жу зако­ну гре­ха! (Рим.7:13, 23–25). Но тот же Апо­стол ука­зы­ва­ет мне на Тебя, Спа­си­те­ля мое­го, сокру­шив­ше­го смер­тью Сво­ей дер­жа­ву диа­во­ла, — гово­ря: Ибо, как Он Сам пре­тер­пел иску­ше­ние, то может и иску­ша­е­мым помо­гать! (Евр.2:18). И пото­му, при­бе­гая к Тво­е­му бес­пре­дель­но­му мило­сер­дию, я умо­ляю Тебя: яви мне помощь Твою свя­тую и даруй насту­пив­ший вечер и гря­ду­щую ночь, опре­де­лён­ные Тво­ею муд­ро­стью для бла­га зем­ных тво­ре­нии, про­ве­сти без гре­ха, без соблаз­нов, без зло­ре­чия и кле­ве­ты, и спа­си меня. Спа­си­тель мой, от вся­ко­го зла!

 

Боже веч­ный
Сла­вян­ский текст Рус­ский пере­вод и объяснение
Боже веч­ный и Царю вся­ко­го созда­ния, спо­до­би­вый мя даже в час сей доспе­ти, про­сти ми гре­хи, яже сотво­рих в сей день делом, сло­вом и помыш­ле­ни­ем, и очи­сти, Гос­по­ди, сми­рен­ную мою душу от вся­кие сквер­ны пло­ти и духа, и даждь ми, Гос­по­ди, в нощи сей сон прейти в мире, да востав от сми­рен­но­го ми ложа, бла­го­уго­жду пре­свя­то­му име­ни Тво­е­му, во вся дни живо­та мое­го, и попе­ру борю­щая мя вра­ги плот­ские и бес­плот­ные. И изба­ви мя, Гос­по­ди, от помыш­ле­ний сует­ных, осквер­ня­ю­щих мя, и похо­тей лука­вых. Яко Твое есть цар­ство, и сила, и сла­ва. Отца и Сына, и Свя­то­го Духа, и ныне, и прис­но и во веки веков. Аминь. Боже веч­ный и Царь все­го создан­но­го, спо­до­бив­ший меня достиг­нуть в жиз­ни до насто­я­ще­го даже часа! Про­сти мне все гре­хи, соде­лан­ные мной в этот день, делом, сло­вом и помыш­ле­ни­ем, и очи­сти убо­гую душу мою от вся­кой нечи­сто­ты телес­ной и духов­ной. И даруй мне, Гос­по­ди, с помо­щью Тво­ей, про­ве­сти ночь сию в покой­ном и без­меч­та­тель­ном сне, что­бы вос­став с укром­но­го ложа мое­го отдох­но­ве­ния, на кото­ром я был про­стёрт, как бы мёрт­вый и ни на какое доб­рое дело не спо­соб­ный, — я устре­мил­ся бы к уго­жде­нию доб­ры­ми дела­ми Пре­свя­то­му Име­ни Тво­е­му, к испол­не­нию Свя­той воли Тво­ей и к низ­вер­же­нию пыта­ю­щих­ся оси­лить меня вра­гов, плот­ских и бес­плот­ных. И избавь меня, Гос­по­ди, от помыш­ле­ний пустых и гре­хов­ных, исхо­дя­щих от лука­во­го и осквер­ня­ю­щих меня, и от вся­ких вле­че­ний страст­ных и соблаз­ни­тель­ных. Ибо всем управ­ля­ет Цар­ская власть Твоя, и сила, и сла­ва, как Трии­по­стас­но­го Бога-Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа, ныне, посто­ян­но, и в бес­ко­неч­ных веках, истинно!

 

Пре­слав­ная Приснодева
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Пре­слав­ная Прис­но­де­ва, Мати Хри­ста Бога, при­не­си нашу молит­ву Сыну Тво­е­му и Богу наше­му, да спа­сет Тобою души наша. Пре­слав­ная, Веч­но­дев­ству­ю­щая Матерь Божия, воз­не­си молит­ву нашу к пре­сто­лу Сына Тво­е­го и Бога наше­го: да спа­сёт Он, ради Тво­е­го заступ­ле­ния, души наши!
Объ­яс­не­ние
Пре­слав­ная, Веч­но­дев­ству­ю­щая Матерь Божия! Хотя мы зна­ем, что глу­бо­кое созна­ние нрав­ствен­но­го ничто­же­ства наше­го пред Богом, дове­дён­ное нами до сми­ре­ния, низ­во­дит на души наши оте­че­ское Его состра­да­ние; но зна­ем так­же и то, что, когда созна­ние это, при частых и тяж­ких гре­хах наших, колеб­лет нашу надеж­ду на неис­то­щи­мое Его мило­сер­дие, и когда, даже, и под кро­вом молит­вы, мы уже не сме­ем ожи­дать от Него, что­бы после тыся­че­крат­ных паде­ний наших, Он уми­ло­сти­вил­ся над нами, — тогда в ком же дру­гом мы можем най­ти опо­ру для этой колеб­лю­щей­ся надеж­ды нашей на спа­се­ние, — как не в Тебе, еди­ной и усерд­ной Заступ­ни­це нашей? Ты, не судя нико­го, — жела­ешь лишь мило­вать и спа­сать всех, и как неж­ная мать, любя­щая рав­но всех детей сво­их, хоро­ших и дур­ных, любишь всех Хри­сти­ан, чрез веру соде­лав­ших­ся мень­ши­ми бра­тья­ми Еди­но­род­но­го Сына Тво­е­го. Любя пра­вед­ных, Ты жале­ешь и милу­ешь и греш­ных, при­бе­га­ю­щих с рас­ка­я­ни­ем под Мате­рин­ский покров Твой, и, как та же неж­ная мать, пеку­ща­я­ся более о детях боль­ных (гре­ха­ми), Ты с бо̀льшим попе­че­ни­ем и неж­ным уча­сти­ем забо­тишь­ся о спа­се­нии каю­щих­ся, отвра­щая их от ада исправ­ле­ни­ем, и люб­ве­обиль­но хода­тай­ствуя за них у пре­сто­ла Сына Тво­е­го и Пра­вед­но­го Судии! По дан­ной Тебе от Него бла­го­да­ти Ты, как Матерь, име­ешь власть засту­пать и охра­нять всех в дер­жав­ный Твой Покров при­бе­га­ю­щих, — как Вла­ды­чи­ца, рожд­шая Вла­ды­ку все­го мира, — ущед­рять всех Сво­им мило­сер­ди­ем, — и, как Дщерь Царя, — вво­дить веру­ю­щих, пре­не­бес­ным путём сла­вы, в храм Царёв!

Как Соло­мон гово­рил, неко­гда Мате­ри сво­ей: Про­си Мати моя, яко не отвра­щу­ся от Тебя (3Цар.2:20), так и Боже­ствен­ный Сын Твой, при­ем­ля Твоё хода­тай­ство о нас, гово­рит Тебе то же самое, дока­зы­вая тем, что Он, как Бог, — дару­ет Тебе Сла­ву Его, и, как Сын, — отда­ёт Тебе серд­це Своё: да покло­нят­ся Тебе все Анге­лы и чело­ве­ки, да веда­ет Мир, Како­го Ты име­ешь Сына и Какую Матерь име­ет Он! Да про­сла­вишь­ся Ты Его сла­вой, и да будет сла­ва Его в Тво­ём про­слав­ле­нии! И пото­му мы, юдоль­ные и греш­ные на этой зем­ле, пре­кло­ня­ясь пред небес­ным вели­чи­ем Тво­им, и обод­рён­ные Тво­им неис­ся­ка­е­мым бла­го­у­тро­би­ем, молим Тебя: воз­не­си молит­вы наши, вме­сте со Сво­ею, о нас к Пре­сто­лу Сына Тво­е­го и Бога наше­го, и исхо­да­тай­ствуй нам от Него про­ще­ние и спа­се­ние душам нашим!

 

Похва­ла Богородице
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Достой­но есть, яко воис­тин­ну бла­жи­ти Тя Бого­ро­ди­цу, прис­нобла­жен­ную и пре­не­по­роч­ную и Матерь Бога наше­го. Чест­ней­шую Херу­вим и слав­ней­шую без срав­не­ния Сера­фим, без истле­ния Бога Сло­ва рожд­шую, сущую Бого­ро­ди­цу Тя величаем. По всей спра­вед­ли­во­сти. Ты достой­на того, чтоб убла­жать Тебя, Бого­ро­ди­цу, как Веч­нобла­жен­ную и Пре­не­по­роч­ную, и как Матерь Бога наше­го, име­ю­щую пра­во на выс­шую почесть, чем Херу­ви­мы, и на боль­шую, без срав­не­ния сла­ву, чем Сера­фи­мы; — и пото­му, Тебя, — без утра­ты дев­ства, родив­шую Бога Сло­ва, как и сле­до­ва­ло насто­я­щей Бого­ро­ди­тель­ни­це, — мы прославляем!
Объ­яс­не­ние
Достой­но есть по спра­вед­ли­во­сти — про­слав­лять Тебя Бого­ро­ди­цу! Так взы­ва­ет и Св. Цер­ковь и каж­дый из нас. Матерь Божия, вос­сы­лая к Тебе свои хва­лы и сла­во­сло­вия! Но эти похва­лы нуж­ны не для Тебя, Кото­рая уже про­слав­ле­на выше всех сил небес­ных, а лишь для нас, пото­му что они, вос­сы­ла­е­мые к Тво­е­му небес­но­му пре­сто­лу, нико­гда не оста­ют­ся бес­плод­ны­ми, но, при­ни­ма­е­мые с обыч­ным Тво­им бла­го­сер­ди­ем, раз­ре­ша­ют­ся в лоне люб­ви Тво­ей, бес­чис­лен­ны­ми к нам бла­го­де­я­ни­я­ми, воз­ве­ща­ю­щи­ми — и сла­ву Твою, и непре­лож­ность Тво­е­го небес­но­го о нас ходатайства!

Достой­но есть яко воис­тин­ну бла­жи­ти Тя Бого­ро­ди­цу — вос­кли­ца­ет Тебе весь Хри­сти­ан­ский мир! Но какие же достой­ные дары, — гово­рит Св. Гер­ман, Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­поль­ский[39], — этот мир может при­не­сти Той, Кото­рой недо­стой­но всё, что напол­ня­ет его? Ибо, если Ап. Павел, гово­ря о Свя­тых, ска­зал, что весь мир недо­сто­ин каж­до­го из них (Евр.11:38), то, что же мож­но ска­зать о Тебе, Матерь Божия, кото­рая настоль­ко же свя­тее Свя­тых, насколь­ко свет сол­неч­ный пре­вос­хо­дит бли­ста­ние звёзд? В мире нет ниче­го тако­го, что бы мог­ло срав­нить­ся с Тобой, Бого­ро­ди­ца, — гово­рит Св. Про­кл[40] Чело­век! Прейди умом тво­им все тво­ре­ния Божии и посмот­ри: может ли что не толь­ко пре­вы­сить, но даже срав­нить­ся с Пре­бла­го­сло­вен­ной Девой? Про­бе­ги зем­лю, осмот­ри моря, иссле­дуй воз­дух, углу­бись мыс­лью в небе­са, испы­тай все, неви­ди­мые силы, — и ска­жи: есть ли дру­гое, подоб­ное чудо, в каком-либо тво­ре­нии? Анге­лы — слу­жат Богу со стра­хом; Архан­ге­лы — покло­ня­ют­ся Ему с тре­пе­том. Херу­ви­мы, — не могу­щие зреть сла­вы Его, закры­ва­ют кры­ла­ми лица свои; Сера­фи­мы, летая окрест пре­сто­ла Его, — не при­бли­жа­ют­ся и, тре­пе­ща, взы­ва­ют: Свят, Свят, Свят! (Ис.6:3); воды — пови­ну­ют­ся гла­су Его (Лк.8:24); обла­ка слу­жат колес­ни­цею Ему, воз­но­ся­ще­му­ся; Солн­це, — не стер­пев пору­га­ния Твор­ца Сво­е­го, — скры­ва­ет­ся при виде Его рас­пя­тия; ад, — от стра­ха, изры­га­ет мёрт­вых; адские вереи — от одно­го взо­ра Его сокру­ша­ют­ся!.. Исчис­ли и всё дру­гое чудес­ное, и, сопо­ста­вив его силам Бого­ро­ди­цы, — про­славь пре­вос­ход­ство Бла­го­дат­ной Девы, как Мате­ри Того, Кого вся­кая тварь вос­хва­ля­ет со стра­хом и пови­ну­ет­ся Ему с трепетом!

Все памя­ти вет­хо­за­вет­ных Свя­тых мужей — досто­хваль­ны; но нет ниче­го слав­нее, как тор­же­ства Бого­ма­те­ри; ибо все они виде­ли Хри­ста ино­ска­за­тель­но, а Она — носи­ла Его во чре­ве, вопло­тив­шим­ся! — Сла­вен лик и вет­хо­за­вет­ных Свя­тых жён, мате­рей Пат­ри­ар­хов, Судей, Царей и Про­ро­ков; — но Пре­бла­го­сло­вен­ная Мария, соде­ла­лась достой­ной покло­не­ния, как Матерь и раба; как обла­ко, чер­тог и кивот Гос­по­день! Матерь, — как родив­шая Вос­хо­тев­ше­го родить­ся; Раба, — как при­няв­шая бес­пре­ко­слов­но весть Архан­гель­скую; обла­ко, — как бес­страст­но зачав­шая и оза­рён­ная Духом Свя­тым; Чер­тог, — как вме­сти­ли­ще Бога-Сло­ва, и Кивот, — как носив­шая во чре­ве, не скри­жа­ли зако­на, а Само­го Законодателя!

Свя­ты­ми так­же назы­ва­ют­ся в Писа­нии лица, посвя­щён­ные Богу (Пс.105:16) и все веру­ю­щие во Хри­ста, освя­щён­ные бла­го­да­тью Таинств Его (1Кор.6:1), — но та бла­го­дать, кото­рой спо­до­би­лась Прис­но­де­ва, слу­же­ни­ем Сво­им Тайне Божи­ей, пре­воз­нес­ла Её, не толь­ко и над эти­ми земно­род­ны­ми при­част­ни­ка­ми бла­го­да­ти; но и над все­ми сон­ма­ми сил бес­плот­ных, кото­рые слу­жа Богу, покла­ня­ют­ся Ей, как Цари­це Небес­ной, Чест­ней­шей самых выс­ших чинов Ангель­ских[41]!

Имя Свя­то­го, нако­нец, было усво­е­но в Св. Писа­нии цело­му наро­ду, избран­но­му из сре­ды всех наро­дов зем­ных, для слу­же­ния Еди­но­му Истин­но­му Богу (Исх.19:6); но Бого­ма­терь, — яви­лась избран­ной и из этих избран­ных, ибо сре­ди цело­го наро­да она одна лишь нашлась достой­ной высо­чай­шей чести послу­жить вопло­ще­нию Сына Божия, за что, одна из всех жён мира, вопре­ки уста­вам есте­ства и сохра­ни­ла дев­ство по рождению!

Св. Гри­го­рий Нис­ский так гово­рит об этом[42]: Девой зача­ла; Девой носи­ла; Девой роди­ла, и по рож­де­нию оста­лась Девой! Не вид­но было на зем­ле подоб­но­го чуда!

Св. Иоанн Дамас­кин добав­ля­ет: «О чудо новое, выс­шее всех древ­них чудес! Ибо кто видел мать, родив­шую без мужа!»

Св. Зла­то­уст, бесе­дуя об этом же, гово­рит: «Как Адам, без жены, — про­из­вёл жену; — так и Дева, без мужа, — роди­ла Мужа, и упла­ти­ла долг за Еву! Невре­дим и цел остал­ся Адам, по взя­тии из него реб­ра телес­но­го: невре­ди­мой и нетлен­ной оста­лась и Дева, по рож­де­нии Мла­ден­ца Божественного!»

Св. Ефрем Сирин выра­жа­ет­ся об этом так[43]: «Она пре­да­ла утро­бу Свою на труд и болезнь; но вме­сто того вос­при­я­ла её непо­роч­ной и нена­ру­ши­мой. Боже­ствен­ный врач дей­ство­вал Её при­ро­дой, и пото­му оста­вил её в совер­шен­ной цело­сти. Не чело­век был Тот, Кто бла­го­во­лил избрать Деву для рож­де­ния Сына, — но Бог! Пото­му и при­ро­де Он даро­вал то, чего она не име­ла, дабы пока­зать, что Он при­шёл не для раз­ру­ше­ния при­ро­ды, но для сохра­не­ния её невре­ди­мой и нетленной!»

Бла­жен­ный Авгу­стин вос­кли­ца­ет[44]: «Такая Дева изби­ра­ет­ся из цело­го мира, кото­рая настоль­ко заслу­жи­ла, что вос­при­я­ла в Себя Сына Божия и пре­бы­ла Девой. Ибо тако­во Боже­ствен­ное могу­ще­ство, что сде­ла­ло Её Мате­рью и сохра­ни­ло дев­ство ненарушимым!

Св. Амвро­сий, гово­ря о том же, добав­ля­ет[45]: «Что же тут неве­ро­ят­но­го, если Мария роди­ла про­тив поряд­ка есте­ствен­но­го рож­де­ния и пре­бы­ла Девой, когда про­тив поряд­ка при­ро­ды море виде — и побе­же? (Исх.14:22). Рав­но, так­же и

Пре­по­доб­ный Иси­дор Пелу­сиот, в пись­ме сво­ём к Фео­до­сию (диа­ко­ну), гово­рит[46]: «Гос­подь рож­де­ни­ем Сво­им сохра­нил дев­ство родив­шей Его, подоб­но тому, как вос­став от мёрт­вых, Он про­шёл чрез заклю­чён­ные и запе­ча­тан­ные две­ри Гро­ба. Оба дей­ствия эти пока­зы­ва­ют, что Он есть Бог, облёк­ший­ся в чело­ве­че­ское естество!»

Ту же исти­ну под­твер­жда­ют и все древ­ние учи­те­ли церк­ви[47], вну­шая при этом, что сохра­не­ние дев­ства Божи­ей Мате­ри, в зача­тии и в рож­де­нии, при­над­ле­жит к роду чудес, пре­вы­ша­ю­щих зако­ны при­ро­ды, и есть осо­бен­ное дело все­мо­гу­ще­ства Родив­ше­го­ся, Кото­рым побеж­да­ют­ся уста­вы есте­ства и для Кото­ро­го нет ниче­го невозможного!

Св. Апо­сто­лы, Бого­нос­ные сви­де­те­ли зем­ной и небес­ной сла­вы Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, пер­вые нача­ли про­слав­лять её в пес­нях слу­жеб­ных и при­зы­вать на помощь в сво­их молит­вах. Посто­ян­но воз­рас­тав­шая и рас­про­стра­няв­ша­я­ся меж­ду хри­сти­а­на­ми высо­чай­шая сла­ва Божи­ей Мате­ри и подо­ба­ю­щее Ей покло­не­ние, утвер­жде­ны тор­же­ствен­но на тре­тьем и седь­мом Все­лен­ских Собо­рах, и на пер­вом из них про­из­не­се­но Ей Св. Отца­ми, как побед­ная песнь, тор­же­ствен­ное сла­во­сло­вие: Радуй­ся, Мария, Матерь Божия! — взы­ва­ли все­лен­ские Свя­ти­те­ли, — Ты покров все­го мира! Ты неуга­си­мая све­ща! Ты венец дев­ства, ски­петр Пра­во­сла­вия, вме­сти­ли­ще Невме­сти­мо­го! Матерь Дева, радуй­ся, носив­шая в Сво­ём бла­жен­ном чре­ве Неиз­ме­ри­мо­го и Необъ­ят­но­го[48]. Окон­ча­тель­ный день Собо­ра был днём празд­не­ства в честь Богородицы.

О про­ис­хож­де­нии молит­вы Достой­но есть и пр. в той самой пол­но­те, в какой она ныне вос­пе­ва­ет­ся Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью, — есть весь­ма уми­ли­тель­ный рас­сказ в кни­ге, под назва­ни­ем «Выш­ний покров над Афо­ном». Рас­сказ этот, по сло­вам соста­ви­те­ля кни­ги, взят из опи­са­ния афон­ских чудес Про­то­том Св. Горы, иеро­мо­на­хом Сера­фи­мом Фии­по­ло­мом в 1548 году, нося­щим назва­ние Νέου Μαρτορολογιον[49].

Г) Молитвы отходя ко сну

— Огра­ди мя, Господи.

— Ангел Христов.

— Свя­тые Апостолы.

— Осла­би, остави.

— Да вос­крес­нет Бог!

— Молит­ва пред сном.

 

Огра­ди мя, Господи
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Огра­ди мя, Гос­по­ди, силой Чест­но­го и Живо­тво­ря­ще­го Тво­е­го Кре­ста, и сохра­ни мя от вся­ко­го зла. Защи­ти меня, Гос­по­ди, силой Про­слав­лен­но­го и Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста Тво­е­го, и ею сохра­ни меня от вся­ко­го зла.
Объ­яс­не­ние
Сила Про­слав­лен­но­го Кре­ста Тво­е­го, Гос­по­ди, так вели­ка и могу­ще­ствен­на, что от одно­го вида его тре­пе­щут бесы; побеж­да­лись вра­ги, исце­ля­лись боль­ные и вос­кре­ша­лись мёрт­вые[50]! Иску­пи­тель­ной смер­тью Сво­ей на кре­сте, — Ты даро­вал нам жизнь веч­ную, и на кре­сте же рас­торг­нул руко­пи­са­ние гре­хов наших (Кол.2:13)! Огра­ди же меня, Гос­по­ди, зна­ме­ну­ю­ще­го­ся спа­си­тель­ным изоб­ра­же­ни­ем кре­ста Тво­е­го, силой Его, и сохра­ни от вся­ко­го зла!

 

Ангел Хри­стов
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Анге­ле Хри­стов, хра­ни­те­лю мой Свя­тый, и покро­ви­те­лю души и тела мое­го, вся ми про­сти, ели­ка согре­ших во днеш­ний день: и от вся­ко­го лукав­ствия про­тив­но­го ми вра­га изба­ви мя, да ни в коем же гре­се про­гне­ваю Бога мое­го, но моли за мя греш­на­го и недо­стой­на­го раба, яко да достой­на мя пока­же­ши бла­го­сти и мило­сти Все­свя­тыя Тро­и­цы, и Мате­ри Гос­по­да мое­го Иису­са Хри­ста, и всех Свя­тых. Аминь. Ангел Хри­стов, Свя­той мой хра­ни­тель и покро­ви­тель души и тела мое­го! Про­сти мне, в чём согре­шил я нынеш­ний день, и от всех хит­ро­стей нена­вист­но­го мне вра­га избавь меня, что­бы каким-либо гре­хом я не про­гне­вал Бога мое­го; но умо­ли за меня греш­но­го и недо­стой­но­го раба: да соде­ла­юсь я достой­ным благ и мило­сер­дия Все­свя­той Тро­и­цы, Мате­ри Гос­по­да мое­го Иису­са Хри­ста и всех Свя­тых. Да будет так!
Объ­яс­не­ние
Ангел Хри­стов, Свя­той хра­ни­тель и покро­ви­тель мой! Ты с мину­ты Св. Кре­ще­ния мое­го, когда Гос­подь усы­но­вил меня Себе, — даро­ван в духов­ные стра­жи души и тела мое­го, и с тех пор пре­бы­ва­ешь пре­муд­рым сове­то­по­да­те­лем и бла­гим защит­ни­ком моим! Но я знаю так­же, что ты, как чистый и пра­вед­ный дух, гну­ша­ешь­ся вся­ким злом, и при гре­хах моих, нару­ша­ю­щих запо­ве­ди Божии и Твои вну­ше­ния, — пла­чешь и скор­бишь обо мне! О, Ангел Божий! Про­сти же мне все гре­хи, кото­ры­ми я огор­чил тебя в этот день, нару­шив ими пра­во на Твоё покро­ви­тель­ство, и соде­лай меня сно­ва достой­ным стать под щит Твой! И так, как Гос­подь вещал уста­ми Про­ро­ка Сво­е­го: Анге­лам Сво­им запо­ве­да­ет о Тебе, сохра­нит Тебя: да не пре­ткнёшь о камень ногу Твою! (Пс.90:11) а меж­ду тем, враг рода чело­ве­че­ско­го силён, и посто­ян­но под­бра­сы­ва­ет мне кам­ни пре­ткно­ве­ния к спа­се­нию мое­му, вну­шая нечи­стые жела­ния и натал­ки­вая на гре­хи, — то и молю Тебя: избавь меня мощ­ной силой Тво­е­го заступ­ле­ния от это­го нена­вист­но­го мне вра­га и спа­си от гре­хов, кото­ры­ми я могу про­гне­вать Гос­по­да! Если же я впал в такие гре­хи, по моей сла­бо­сти или неве­де­нию, то умо­ли за меня недо­стой­но­го: да про­стит мне их Гос­подь и, не допу­стив погиб­нуть в них, — обра­тит и ожи­вит меня на дела бла­гие! Да соде­ла­юсь я, под Тво­им свя­тым руко­вод­ством, достой­ным мило­сер­дия Все­свя­той Тро­и­цы, заступ­ле­ния Пре­чи­стой Девы Марии и пред­ста­тель­ства всех Свя­тых! Да будет!

 

Свя­тые Апостолы
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Свя­тии Апо­сто­ли, Про­ро­цы, Свя­ти­те­лие, Муче­ни­цы, Пре­по­доб­ные, Пра­вед­нии и вси Свя­тии, моли­те Бога о мне, грешнем. Свя­тые Апо­сто­лы, Про­ро­ки, Свя­ти­те­ли, Муче­ни­ки, Пре­по­доб­ные, Пра­вед­ные и все Свя­тые, моли­те Бога обо мне, грешном.
Объ­яс­не­ние
Свя­тые Апо­сто­лы, — избран­ные и воз­люб­лен­ные уче­ни­ки Хри­сто­вы, рев­ност­ные испол­ни­те­ли воли Его, про­по­вед­ни­ки спа­си­тель­ных истин Еван­гель­ских и про­све­ти­те­ли все­лен­ные! Вели­кие Про­ро­ки, испол­нен­ные бла­го­да­ти Божи­ей и в див­ных откро­ве­ни­ях — Духом Его[51] пред­ре­кав­шие миро­вые собы­тия за мно­гие сот­ни лет до их испол­не­ния! Свя­ти­те­ли, — слу­жи­те­ли пре­муд­ро­сти Божи­ей, даро­ван­ные чадам церк­ви Хри­сто­вой к совер­ше­нию свя­тых, на дело слу­же­ния, для сози­да­ния тела Хри­сто­ва; доко­ле все при­дём в един­ство веры (Еф.4:12)! Свя­тые муче­ни­ки, — верой заграж­дав­шие челю­сти львов, уга­сав­шие силу огня и с радо­стью при­няв­шие свя­той удел не толь­ко веро­вать во Хри­ста, но и постра­дать за него (Флп.1:29)! Пре­по­доб­ные, — ради Цар­ствия Небес­но­го, отрёк­ши­е­ся от благ зем­ных, и молит­ва­ми и сле­за­ми сво­и­ми освя­тив­шие зем­лю! Пра­вед­ные, — сохра­нив­шие чисто­ту души сре­ди забот и соблаз­нов мира и про­си­яв­шие в нём как све­ти­ла, — содер­жа сло­во жиз­ни (Флп.2:15) — и все Свя­тые, — бла­го­уго­див­шие Гос­по­ду соблю­де­ни­ем запо­ве­дей Его, и при­ме­ром и сло­вом сво­ей Анге­ло­по­доб­ной жиз­ни, созы­вав­шие всех на вели­кую и спа­си­тель­ную Вече­рю Цар­ствия Божия, — моли­те за меня греш­но­го и недо­стой­но­го небес­но­го мило­сер­дия, и, как дру­ги Гос­под­ни, близ­кие пре­сто­лу сла­вы Его, исхо­да­тай­ствуй­те отпу­ще­ние гре­хов моих, ваши­ми свя­ты­ми молитвами!

 

Осла­би, остави
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Осла­би, оста­ви, про­сти, Боже, пре­гре­ше­ния наша, воль­ная и неволь­ная, яже в сло­ве и в деле, яже в веде­нии и не в веде­нии, яже во дни и в нощи, яже во уме и в помыш­ле­нии: вся нам про­сти, яко благ и человеколюбец. Отпу­сти, оставь без пре­сле­до­ва­ния, про­сти, Боже, согре­ше­ния наши: про­из­воль­ные и неволь­ные, как сло­вом, так и делом, как с ведо­ма, (что это — грех) делан­ные, так и без ведо­ма; как в про­дол­же­ние дня, так и во вре­мя ночи, как пре­ду­мыш­лен­ные, так и в меч­тах явля­ю­щи­е­ся: все их нам про­сти, как испол­нен­ный бла­го­сти Бог, из люб­ви к людям при­нёс­ший Себя на жерт­ву, для их искупления.
Объ­яс­не­ние
Гос­по­ди! Ты воз­ве­стил нам, уста­ми Про­ро­ка Тво­е­го: Я буду мило­стив к неправ­дам их, и гре­хов их и без­за­ко­ний их уже не буду вспо­ми­нать (Иер.31:51), и Сам изрёк: При­хо­дя­ще­го ко Мне не изго­ню вон (Ин.6:37), кто жаж­дет, иди ко Мне и пей (Ин.7:38), и Вся­кий, тво­ря­щий грех, есть раб гре­ха; но раб не пре­бы­ва­ет в дому веч­но, — Сын пре­бы­ва­ет веч­но: итак, если Сын осво­бо­дит вас, то истин­но сво­бод­ны буде­те! (Ин.8:34). Св. Апо­сто­лы Твои, так­же обод­ря­ют нас без­бо­яз­нен­но взы­вать к Тебе, поучая: Сми­ряй­тесь под креп­кую руку Божию, что­бы От воз­нёс вас, в своё вре­мя, и все забо­ты ваши воз­ло­жи­те на Него, ибо От печёт­ся о вас (1Пет.5:6–7). Посе­му да при­сту­пай­те сме­ло к пре­сто­лу бла­го­да­ти, дабы полу­чить милость, и обре­сти бла­го­дать для бла­го­вре­мен­ной помо­щи! (Евр.4:16), И пото­му, ныне, окон­чив день наш, мы сто­им пред Тобой, Тво­рец, Вла­ды­ка и Судия наш, с отчё­том о всём, сде­лан­ном в про­дол­же­нии его; но сто­им не как доб­рые рабы, упо­тре­бив­шие с поль­зой Тобой дан­ные талан­ты; не как муд­рые жёны, с пол­ны­ми све­тиль­ни­ка­ми елея; а как злые рабы, пол­ные сты­да, гре­ха и угры­зе­ний! Каж­дый шаг наш запят­нан гре­хом дела, или мыс­ли; каж­дое мгно­ве­ние истек­ше­го дня, — есть: или коле­ба­ние, или паде­ние наше! Но Ты мило­серд! Ты Агнец Божий, взяв­ший на Себя гре­хи мира (Ин.1:29) изрек­ший: Да не сму­ща­ет­ся серд­це ваше, веруй­те в Бога, и в Меня веруй­те (Ин.14:1) И всё, о чём не попро­си­те во Имя Моё, всё то сде­лаю, да про­сла­вит­ся Отец в Сыне! (Ин.14:13). И пото­му молим Тебя, Мило­сер­дый Гос­по­ди, про­сти нам все согре­ше­ния наши! Осве­ти нас све­том Тво­им, пока в нас есть свет жиз­ни, что­бы не объ­яла нас тьма смер­ти, и, под­кре­пив нас в гря­ду­щую ночь бла­го­твор­ным сном, как стран­ни­ков, уста­лых под ношею гре­ха, — ука­жи и нам заут­ро вер­ный путь к Тво­е­му Цар­ствию: ибо Ты есть путь, и исти­на, и жизнь! (Ин.14:6).

 

Да вос­крес­нет Бог!
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Да вос­крес­нет Бог и рас­то­чат­ся вра­зи Его, и да бежат от лица Его нена­ви­дя­щии Его. Яко изче­за­ет дым, да изчез­нут; яко тает воск от лица огня, тако да погиб­нут беси от лица любя­щих Бога, и зна­ме­ну­ю­щих­ся крест­ным зна­ме­ни­ем, и в весе­лии гла­го­лю­щих: радуй­ся, пре­чест­ный и живо­тво­ря­щий Кре­сте Гос­по­день, про­го­ня­яй беси силой на тебе про­пя­то­го Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, во ад сшед­ша­го и поправ­ша­го силу диа­во­лю, и даро­вав­ше­го нам тебе, Крест Свой чест­ный, на про­гна­ние вся­ко­го супо­ста­та. О пре­чест­ный и живо­тво­ря­щий кре­сте Гос­по­день! помо­гай ми, со Свя­той Гос­по­жой Девой Бого­ро­ди­цею, и со все­ми Свя­ты­ми во веки. Аминь. Да вос­крес­нет Бог и уни­что­жат­ся вра­ги Его, и да бегут от лица Его нена­ви­дя­щие Его! Как исче­за­ет дым, так они исчез­нут! Как тает воск от теп­ло­ты огня, так про­па­дут бесы от лица любя­щих Бога, осе­ня­ю­щих себя крест­ным зна­ме­ни­ем и с тор­же­ством взы­ва­ю­щих: радуй­ся Пре­п­ро­слав­лен­ный и Живо­тво­ря­щий Крест Гос­по­день, про­го­ня­ю­щий бесов боже­ствен­ной силой рас­пя­то­го на тебе Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, сошед­ше­го во ад, поправ­ше­го там силы диа­воль­ские, и даро­вав­ше­го нам про­слав­лен­ный Крест Свой, для про­гна­ния вся­ко­го вра­га. О Пре­п­ро­слав­лен­ный и Живо­тво­ря­щий Крест Гос­по­день! Не оставь нас тво­ей помо­щью, вме­сте с пред­ста­тель­ством Вла­ды­чи­цы нашей, Пре­свя­той Девы Бого­ро­ди­цы и всех Свя­тых во веки! Да будет!
Объ­яс­не­ние
Вос­крес­ни, Гос­по­ди, и вос­кре­се­ни­ем Сво­им рас­сей и пора­зи враж­ду­ю­щих про­тив Тебя и про­тив вер­ных Тебе! Как исче­за­ет дым зем­ной, так да исчез­нут и они, хотя дым их муче­ний, на страш­ном суде Тво­ём, не пере­ста­нет курить­ся веч­но! (Откр.19:3). Как тает и исче­за­ет воск от теп­ло­ты огня, так рас­та­ют и исчез­нут бесы от теп­ло­ты веры нашей в Тебя, ибо Ты есть огнь, попа­ля­ю­щий всё нечи­стое (Евр.12:29), и от изоб­ра­же­ния на нас обра­за Кре­ста Тво­е­го, на кото­рый Ты воз­нёс гре­хи наши телом Сво­им, дабы мы, умер­ши для гре­ха, жили для прав­ды (1Пет.2:24)! Мы тор­же­ствен­но про­слав­ля­ем этот образ наше­го спа­се­ния, посред­ством кото­ро­го Ты удо­вле­тво­рил прав­ду Божию, либо Гос­подь послал Тебя при­ми­рить с Собой всё, и зем­ное и небес­ное, даро­вав нам мир кро­вию Кре­ста Тво­е­го (Кол.1:20)! Мы побе­до­нос­но вос­пе­ва­ем и вели­ча­ем Крест Твой Свя­той, как зна­мя и нашей соб­ствен­ной побе­ды, пото­му что всё, рож­дён­ное от Бога, побеж­да­ет мир, а побе­да, кото­рой побеж­да­ем, — вера наша! (1Ин.5:4). Если зем­ным одеж­дам Тво­им, Гос­по­ди, даро­ва­на была сила исце­ле­ний и от Обра­за Тво­е­го, неру­ко­твор­но начер­тан­но­го на полотне, воз­дви­га­лись уми­ра­ю­щие, — то от Кре­ста ли Тво­е­го, это­го все­мир­но­го жерт­вен­ни­ка, на кото­ром Ты, Агнец Божий, был заклан за гре­хи наши, и на кото­рый изли­лась пре­чи­стая кровь Твоя и слё­зы Пре­чи­стой Мате­ри Тво­ей, — не изо­льёт­ся выс­шая сила чудес и живо­тво­ре­ния! На этом кре­сте, рас­про­стёр­ши все­дер­жа­щие руки Твои, как бы с жела­ни­ем обнять целый мир, не исклю­чая и вра­гов Сво­их, Ты изрёк: Отче! в руце Твои пре­даю Дух Мой (Лк.23:46) и поник, — от Отца вен­чан­ной и от детей уязв­лён­ной тер­ни­ем гла­вой! Но когда адское дело пре­да­тель­ства яви­ло Тебя на кре­ста без­ды­хан­ным, Ты, как обла­да­тель живых и мёрт­вых, вдох­нул радость в души пра­вед­ных, и, пре­по­дав на зем­ле Собой при­мер кро­то­сти и сми­ре­ния, явил­ся в аду, как Все­силь­ный Бог и гроз­ный Судия! Поправ силы диа­во­ла и извед­ши из сени смерт­ной пра­вед­ных на небо, — Ты даро­вал зем­ле побед­ную хоругвь Свою — крест Твой: ада не сму­ща­ет­ся серд­це наше и да не устра­ша­ет­ся (Ин.14:27) О, пре­п­ро­слав­лен­ный Крест Гос­по­день! Осе­ня­е­мые Тво­им Свя­тым изоб­ра­же­ни­ем и соблю­да­е­мые живо­твор­ной силой, — мы не устра­шим­ся вся­ко­го вра­га! Не упа­дём болез­нен­но пред его иску­ше­ни­я­ми и не утра­тим люб­ви и бла­го­дар­но­сти к Постра­дав­ше­му на тебе, ради наше­го спа­се­ния! Ибо тобою не дух болез­ни дал нам Бог, но дух силы и люб­ви, и здра­во­мыс­лия (2Тим.1:7): Ты же, зна­ме­нуя нас избран­ны­ми чада­ми Церк­ви Хри­сто­вой, вме­сте с пред­ста­тель­ством о нас Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, усы­но­вив­шей нас у под­но­жия Тво­е­го, и молит­ва­ми всех Свя­тых, открыв­ших тобой две­ри Цар­ства Небес­но­го, — не остав­ляй нас помо­щью Тво­ею — во веки! Да будет истин­но так![52].

 

Молит­ва пред сном
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
В руце Твои, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже мой, пре­даю дух мой; Ты же мя бла­го­сло­ви, Ты мя поми­луй и живот веч­ный даруй ми. Аминь. В руки Твои, Гос­подь и Бог мой, Иисус Хри­стос, пре­даю душу мою! Ты же бла­го­сло­ви и поми­луй меня и даруй мне жизнь веч­ную в Цар­ствии Тво­ём! Истин­но молю Тебя!
Объ­яс­не­ние
Гос­по­ди! совер­шив подвиг спа­се­ния наше­го и испол­нив пред­веч­ную волю Отца Тво­е­го, Ты опо­чил на кре­сте с сло­ва­ми: Отче! в руки Твои пре­даю Дух мой! Ныне и я, совер­шив, по бла­го­сти и дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, день моей жиз­ни и пом­ня сло­ва Про­ро­ка Тво­е­го: При­го­товь еже­днев­но себя так, как бы ты дол­жен был уме­реть сего­дня (Ис.38:1), отхо­дя ко сну, повто­ряю сло­ва Твои, по при­ме­ру Тво­е­му, и по уче­нию Тво­е­го Апо­сто­ла, ска­зав­ше­го: Бог опре­де­лил нас не на гнев, но к полу­че­нию спа­се­ния, Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом, умер­шим за нас, что­бы мы бодр­ству­ем ли или спим, вме­сте с Ним жили (1Фес.5:9), погру­жа­ясь в сон зем­но­го отдох­но­ве­ния и осе­ня­ясь обра­зом живо­тво­ря­ще­го кре­ста Тво­е­го, молю Твою бла­гость: вос­кре­си меня из это­го подо­бия смер­ти вновь к жиз­ни и дея­тель­но­сти во Имя Твоё, во испол­не­ние слов того же Апо­сто­ла, что если мы соеди­не­ны с Тобой подо­би­ем смер­ти, то долж­ны быть соеди­не­ны и подо­би­ем вос­кре­се­ния (Рим.6:5)! Я знаю, Гос­по­ди, что я вели­кий греш­ник пред Тобой, но знаю так­же и бес­пре­дель­ность Тво­е­го мило­сер­дия; и пото­му от всей души взы­ваю к Тебе: Отче! я согре­шил на небо и пред Тобой! про­сти и бла­го­сло­ви меня, как чадо­лю­би­вый Отец блуд­но­го сына! Боже! мило­стив будь мне греш­но­му и поми­луй меня, как мыта­ря! И помя­ни меня, Гос­по­ди, во цар­ствии Тво­ём, как уве­ро­вав­ше­го в Тебя раз­бой­ни­ка! Да будет![53]

Объяснение церковных богослужений и молитв, к ним относящихся

Разделение церковных служб по названиям и времени дня, с кратким объяснением общего значения каждой из них

В древ­ние вре­ме­на, когда вера Хри­сто­ва начи­на­ла рас­про­стра­нять­ся, и свет Апо­столь­ско­го уче­ния начи­нал оза­рять людей, избран­ные хри­сти­ане соби­ра­лись, для отправ­ле­ния пер­вой обще­ствен­ной молит­вы сво­ей, перед полу­но­чью, как бы по зову Ангель­ской тру­бы в послед­ний день страш­но­го суда, для сре­те­ния Жени­ха, гря­ду­ще­го в полу­но­чи! В общем же ито­ге моле­ний, эти пер­вен­цы Хри­сто­вой Церк­ви, счи­тая сво­ей обя­зан­но­стью, по при­ме­ру непре­стан­но сла­во­сло­вя­щих небес­ных сил и в испол­не­ние Апо­столь­ско­го уче­ния: моли­тесь непре­стан­но и про­вож­дай­те вре­мя в псал­мах и пени­ях и пес­нях духов­ных (Еф.5:19), соби­ра­лись для молитв, в пер­вых веках хри­сти­ан­ства, семь раз в про­дол­же­ние дня. Но впо­след­ствии вре­ме­ни, Св. Отцы, видя, что рабо­чий люд, заня­тый домаш­ни­ми дела­ми и про­мыс­ла­ми, не может так часто отры­вать­ся от них, уста­но­ви­ли отправ­лять еже­днев­но толь­ко три Бого­слу­же­ния, а имен­но; вечер­нее, утрен­нее и обе­ден­ное, с тем наме­ре­ни­ем, что­бы с эко­но­ми­ей дело­во­го вре­ме­ни, были свя­за­ны нрав­ствен­ные и рели­ги­оз­ные идеи, т. е. что­бы день окан­чи­вал­ся и начи­нал­ся молит­вой, а вре­мя тра­пезы люд­ской пред­ва­ря­лось вос­по­ми­на­ни­ем о Боже­ствен­ной тра­пе­зе, совер­шён­ной самим Спа­си­те­лем. Поче­му во вре­мя послед­ней служ­бы и совер­ша­лась бес­кров­ная жерт­ва, в вос­по­ми­на­ние Гос­по­да Иису­са Хри­ста, смер­тью Сво­ей иску­пив­ше­го страж­ду­щее от гре­хо­па­де­ния чело­ве­че­ство. От это­го под­раз­де­ле­ния древ­них Бого­слу­же­ний про­изо­шли и соб­ствен­ные име­на служб, доныне совер­ша­е­мых, т. е. Вечер­ня, Утре­ня и Обед­ня. А как нака­нуне вели­ких празд­ни­ков и дней вос­по­ми­на­ния осо­бен­но чти­мых свя­тых, Вечер­ня и Утре­ня до того удли­ня­лись, чрез чте­ние в них, соот­вет­ству­ю­щих празд­ни­ку, про­ро­честв, пения, осо­бых хва­леб­ных молитв, вели­ча­ний и проч., что про­ме­жу­ток меж­ду ними сво­бод­но­го вре­ме­ни исче­зал, то Св. Отца­ми и поло­же­но было на такие дни обе служ­бы эти соеди­нить, с при­бав­ле­ни­ем к послед­ней из них одно­го ещё днев­но­го моле­ния, назы­ва­ю­ще­го­ся Пер­вый час. Чрез это сли­тие трёх служб в одно непре­рыв­ное моле­ние, оно, при над­ле­жа­щем нето­роп­ли­вом его испол­не­нии, тре­бо­ва­ло мно­го вре­ме­ни, так что древ­ние хри­сти­ане, вооб­ще изби­рав­шие позд­нее вре­мя дня для совер­ше­ния сво­их обще­ствен­ных моле­ний, во избе­жа­ние пре­сле­до­ва­ний от Иуде­ев и языч­ни­ков, назна­чи­ли для него все­нощ­ное бде­ние и окан­чи­ва­ли его с рас­све­том дня. Назва­ние это, рав­но как и бла­го­че­сти­вый обы­чай празд­но­вать вели­кие дни моле­ни­ем в ночи и утром, пре­ем­ствен­но пере­шёл из поко­ле­ния в поко­ле­ние до наших вре­мён, и испол­ня­ет­ся слу­же­ни­ем празд­нич­ных Все­нощ­ни и Утрени.

Отдель­ное и общее зна­че­ние каж­до­го из трёх упо­мя­ну­тых Бого­слу­же­ний, есть следующее:

Вечер­ня — изоб­ра­жа­ет собой откры­тие сла­вы и пре­муд­ро­сти Три­еди­но­го Бога, явлен­ных Им в сотво­ре­нии мира и чело­ве­ка; бла­жен­ное состо­я­ние Пра­ро­ди­те­лей в раю, поте­рю ими это­го бла­жен­ства чрез гре­хо­па­де­ние и изгна­ние их из рая. Затем, изоб­ра­жа­ют­ся: тер­за­ние и болез­нен­ный вопль пад­ше­го чело­ве­ка, умо­ля­ю­ще­го о поми­ло­ва­нии; уми­ло­стив­ле­ние Божие над ним и бла­го­дат­ное обе­то­ва­ние о том, что Семя жены сотрёт гла­ву змия, т. е. что Сын Девы побе­дит диа­во­ла. Далее изоб­ра­жа­ет­ся исто­рия Церк­ви Пат­ри­ар­халь­ной, обод­ря­е­мой испол­не­ни­ем дан­но­го обе­то­ва­ния и свя­тая жизнь по вере Пра­от­цов: Авра­ама, Иса­а­ка и Иако­ва, уда­лив­ших­ся, вслед­ствие этой веры, от идо­ло­по­клон­ни­ков в зем­лю обе­то­ван­ную, их стран­ство­ва­ния, бла­го­сло­ве­ние Иако­вом 12-ти родо­на­чаль­ни­ков колеи изра­иль­ских и пред­ска­за­ние его о чет­вёр­том сыне Иуде, сде­лав­шим­ся пра­от­цом Обе­то­ван­но­го. Потом изоб­ра­жа­ют­ся как про­об­ра­зо­ва­ния вет­хо­за­вет­ные, так и про­ре­че­ния мужей, испол­нен­ных Духа Свя­то­го, о собы­ти­ях, кото­рым уже наста­ло вре­мя испол­не­ния; напо­ми­на­ет­ся о зача­тии Пред­те­чи Гос­под­ня и о нетер­пе­ли­вом ожи­да­нии Мес­сии свя­тым стар­цем Симео­ном, в опро­вер­же­ние сомне­ния его к сло­вам про­ро­че­ским, и нако­нец, изоб­ра­жа­ет­ся испол­не­ние пред­веч­но­го сове­та о спа­се­нии людей, чрез бла­го­ве­стие Бла­го­дат­ной Деве Марии, о вопло­ще­нии в Ней Спа­си­те­ля мира!

Утре­ня — изоб­ра­жа­ет собой посте­пен­ное рас­кры­тие судеб Божи­их, отно­си­тель­но при­го­тов­ле­ния рода чело­ве­че­ско­го к при­ня­тию Спа­си­те­ля, во все вре­ме­на под­за­кон­ные, начи­ная со вре­мён Мои­сея и до послед­них вре­мён, оза­рён­ных рядом про­ро­че­ских откро­ве­ний, пред­воз­ве­щав­ших о Хри­сте Спа­си­те­ле: до того вре­ме­ни, как в доме свя­щен­ни­ка вто­ро­го хра­ма Иеру­са­лим­ско­го, — Заха­рии, яви­лась Бого­из­бран­ная Отро­ко­ви­ца, уже при­няв­шая бла­го­ве­стие Архан­гель­ское и когда жена Заха­рии, — пра­вед­ная Ели­са­ве­та, испол­нив­шись Духом Свя­тым, при­вет­ство­ва­ла Её Мате­рью Гос­по­да. Затем упо­ми­на­ет­ся о рож­де­нии Пред­те­чи Хри­сто­ва в про­ро­че­ском воз­зва­нии Заха­рии к Восто­ку Свы­ше и, нако­нец, Рож­де­ство Само­го Спа­си­те­ля, воз­ве­щён­ное небес­ным хором Ангелов.

Обед­ня или Литур­гия[54] — изоб­ра­жа­ет собой всю зем­ную жизнь Хри­ста: Его уче­ние, стра­да­ния, смерть, сня­тие с кре­ста, погре­бе­ние, вос­кре­се­ние и воз­не­се­ние на небо. Одним сло­вом: в сим­во­ли­че­ских обря­дах Литур­гии пред­став­ля­ет­ся для ума, серд­ца и взо­ра хри­сти­ан­ско­го, пол­ная кар­ти­на див­ных бла­го­де­я­ний Божи­их, даро­ван­ных вопло­тив­шим­ся Спа­си­те­лем роду человеческому.

Молитвы вне дома

Молит­ва перед вхо­дом в церковь
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Воз­ве­се­лих­ся о рек­ших мне: в дом Гос­по­день пой­дем. Аз же мно­же­ством мило­сти Тво­ея, Гос­по­ди, вни­ду в дом Твой, покло­ню­ся ко хра­му свя­то­му Тво­е­му в стра­се Тво­ем. Гос­по­ди, наста­ви мя прав­дой Тво­ею, враг моих ради испра­ви пред Тобой путь мой; да без пре­ткно­ве­ния про­слав­лю еди­но Боже­ство, Отца и Сына и Свя­то­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь. Воз­ра­до­вал­ся я, услы­шав зов, гово­ря­щий мне: пой­дём в дом Гос­по­день! И я, как взыс­кан­ный мно­же­ством мило­стей Тво­их, Гос­по­ди, вой­ду в дом Твой и пре­кло­нюсь пред свя­тым оби­та­ли­щем Тво­им с бла­го­го­вей­ным стра­хом, подо­ба­ю­щим Тво­е­му вели­чию! Гос­по­ди! вра­зу­ми меня исти­на­ми Тво­и­ми и, вопре­ки ухищ­ре­ни­ям вра­га все­го чело­ве­че­ско­го рода, ищу­ще­го как бы погу­бить меня, — наставь на истин­ный путь бла­го­уго­жде­ния Тебе; да бес­пре­пят­ствен­но и не смот­ря на уси­лия это­го вра­га, я про­слав­лю, чисто­той молитв моих, Тебя Еди­но­го, Трии­по­стас­но­го Бога — Отца и Сына, и Свя­то­го Духа, ныне, посто­ян­но, все­гда и в веч­ные веки веков! Истинно!

 

Молит­ва по вхо­де в церковь
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Покла­ня­ю­ся Тебе, Гос­по­ду Богу мое­му, при­сут­ству­ю­ще­му бла­го­да­тию Тво­ею во свя­тем хра­ме сем; изряд­нее же в пре­чи­стых и живо­тво­ря­щих Таи­нах; Тебе истин­но­му Хри­сту Спа­си­те­лю мое­му, коле­на серд­ца мое­го пре­кло­няю. Покло­ня­ю­ся и Тво­ей пре­пе­по­роч­ной Мате­ри, Пре­чи­стей Гос­по­же Деве Марии Бого­ро­ди­це, помощ­ни­це, заступ­ни­це, хода­та­и­це, еди­ной надеж­де и упо­ва­нию спа­се­ния мое­го. Почи­таю свя­та­го Анге­ла, слу­гу Тво­е­го, хра­ня­ще­го Боже­ствен­ный олтарь Твой выну: и вся Свя­тые Твоя, на ико­нах изоб­ра­жен­ныя, и мощ­ми почи­ва­ю­щия, любо­вью лобы­заю. И молю Тя, бла­го­го Вла­ды­ку мое­го; да будут уши Твои выну внем­лю­ще гла­су молит­вен­но­му людей, моля­щих­ся Тебе во свя­тем Тво­ем сем хра­ме; почив­шие же у него помя­ни в небес­ном Тво­ем Цар­ствии, пре­зи­рая вся согре­ше­ния их, яко благ и мило­стив во веки. Аминь. Покло­ня­юсь Тебе, Вла­ды­ке и Богу мое­му, при­сут­ству­ю­ще­му бла­го­да­тью Тво­ей во свя­том хра­ме этом; а ещё более (при­сут­ству­ю­ще­му) в Пре­чи­стых и Живо­тво­ря­щих Тай­нах, и к сто­пам Тво­им, Истин­но­го Хри­ста, Спа­си­те­ля мое­го, повер­гаю сми­рен­ное серд­це моё! Покло­ня­юсь, так­же, Пре­не­по­роч­ной Мате­ри Тво­ей, Пре­чи­стой Гос­по­же Деве — Бого­ро­ди­це Марии, — Помощ­ни­це, Заступ­ни­це и Хода­та­и­ни­це нашей, един­ствен­ной надеж­де и упо­ва­нию на спа­се­ние моё! Бла­го­го­вей­но чту Свя­то­го Анге­ла, как слу­жеб­но­го Тво­е­го духа, охра­ня­ю­ще­го по дан­ной ему свы­ше вла­сти, Боже­ствен­ный алтарь Твой, и всех свя­тых Тво­их, изоб­ра­жён­ных здесь на ико­нах и нетлен­ны­ми моща­ми тут почи­ва­ю­щих[55] и с любо­вью лобы­заю их! И молю Тебя, бла­го­дать дару­ю­ще­го Вла­ды­ку мое­го: пре­кло­ни ухо Своё с высот небес­ных и внем­ли молит­вен­ным воз­зва­ни­ям моля­щих­ся с верой Тебе в сем хра­ме людей Тво­их! Погре­бён­ных же, око­ло его усоп­ших — помя­ни в небес­ном Цар­ствии Тво­ём, про­стив им все согре­ше­ния их, как Бог, раз­да­ю­щий мило­сти и бла­жен­ство, живым и мёрт­вым, в про­дол­же­ние веков! Да будет!

 

Молит­ва пред выхо­дом из церкви
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
В руце Тво­е­го пре­ве­ли­ко­го мило­сер­дия, о, Боже мой! вру­чаю душу и тело мое, чув­ства и гла­го­лы моя, сове­ты и помыш­ле­ния моя, дела моя, и вся тела и души моея дви­же­ния, вход и исход мой, веру и житель­ство моё, тече­ние и кон­чи­ну живо­та мое­го, день и час изды­ха­ния мое­го, пре­став­ле­ние моё, успо­ко­е­ние и вос­кре­се­ние души и тела мое­го. Ты же, о, Пре­ми­ло­сер­де Боже, все­го мира гре­ха­ми непре­одо­ле­ва­е­мая Бла­го­сте, и незло­би­во Гос­по­ди! мене, паче всех чело­ве­ков греш­ней­ша­го, при­и­ми в руце защи­ще­ния Тво­е­го, и изба­ви от вся­ко­го зла; очи­сти мно­гое мно­же­ство без­за­ко­ний моих, подаждь исправ­ле­ние зло­му и ока­ян­но­му мое­му житию, и от гря­ду­щих гре­хо­па­де­ний лютых все­гда вос­хи­щай мя; да ни в чем же когда про­гне­ваю Твое чело­ве­ко­лю­бие, им же покры­вай немощь мою от бесов, стра­стей и злых чело­ве­ков, вра­гом види­мым и неви­ди­мым запре­ти: руко­вод­ствуя мя спа­сен­ным путем, дове­ди к Тебе, при­ста­ни­щу мое­му и жела­ний моих краю. Даруй ми кон­чи­ну хри­сти­ан­ску, непо­стыд­ну, мир­ну; от воз­душ­ных духов зло­бы соблю­ди; на страш­ном Тво­ем суде мило­стив рабу Тво­е­му буди, и при­чти мя одес­ную бла­го­сло­вен­ным Тво­им овцам, да с ними Тебе Твор­ца мое­го слав­лю во веки. Аминь. Во власть без­гра­нич­но­го мило­сер­дия Тво­е­го, о, Боже мой! вру­чаю душу и тело моё, чув­ства и сло­ва мои, сооб­ра­же­ния и мыс­ли мои, дела, и все дви­же­ния души и тела мое­го; жизнь и смерть мою, веру и суще­ство­ва­ние моё, про­дол­же­ние и конец жиз­ни моей; день и час кон­чи­ны моей, рас­ста­ва­ние души моей с телом, её успо­ко­е­ние и вос­кре­се­ние её с телом! Ты же, Гос­по­ди, неиз­ме­ри­мая без­дна мило­сер­дия, — и бла­го­дать, не изне­мог­шая под тяже­стью гре­хов цело­го мира и не озлоб­лен­ная ими! При­ми меня, более всех чело­век греш­ней­ше­го, под Твою все­силь­ную защи­ту и избавь от вся­ко­го зла! Изгладь из кни­ги гре­хов мно­же­ство без­за­ко­ний моих; дай луч­шее направ­ле­ние моей злоб­ной и гре­хов­ной жиз­ни и от могу­щих быть и впредь тяжё­лых гре­хо­па­де­ний, — воз­дер­жи меня: да ничем дур­ным и недолж­ным, нико­гда не про­гне­ваю Твоё чело­ве­ко­лю­бие! Но Ты же, Гос­по­ди, испол­нен­ный этим чело­ве­ко­лю­би­ем, — защи­ти сла­бую и гре­хов­ную при­ро­ду мою, от напа­де­ния на неё злых духов, рас­па­ля­ю­щих во мне стра­сти, и от злых, вред­ных для меня людей; и всем им, как види­мым и неви­ди­мым вра­гам моим, вос­пре­пят­ствуй погу­бить меня! Но, руко­во­дя меня на пути спа­се­ния, при­ве­ди к Тебе, тихо­му при­ста­ни­щу и бла­жен­но­му пре­де­лу моих жела­ний! Даруй мне кон­чи­ну, достой­ную хри­сти­а­ни­на, кото­рой бы я не при­сты­дил свя­тое имя это, и мир­ную, по состо­я­нию сове­сти моей! Сохра­ни меня от под­не­бес­ных духов зло­бы, обык­но­вен­но пре­граж­да­ю­щих чело­ве­че­ской душе вос­ход в небес­ные селе­ния, и на страш­ном суде Тво­ём пре­будь мило­стив ко мне, греш­но­му рабу Тво­е­му, и при­со­еди­ни к бла­го­сло­вен­ным овцам, сто­я­щим одес­ную Тебя: да про­слав­лю с ними Тебя, Твор­ца мое­го, во веки! Да будет!
Последование Вечерни и краткое объяснение её значения

Вечер­ня, соеди­нён­ная с Пове­че­ри­ем, отправ­ля­ет­ся в про­стые дни отдель­но от утре­ни. При самом нача­ле её отни­ма­ет­ся заве­са цер­ков­ная или рас­тво­ря­ют­ся и самые цар­ские вра­та и диа­кон, по выхо­де из алта­ря, став пред ними, воз­гла­ша­ет: Гос­по­ди, Бла­го­сло­ви! а свя­щен­ник вслед за этим воз­гла­ша­ет: Сла­ва Свя­тей, Еди­но­сущ­ней, Живо­тво­ря­щей и Нераз­дель­ней Тро­и­це и проч.

Нуж­но здесь заме­тить, что, отвер­стие цар­ских врат при Бого­слу­же­ни­ях вооб­ще озна­ча­ет откро­ве­ние сла­вы Божи­ей и откро­ве­ние Тайн Божи­их. А, как Гос­подь издрев­ле откры­вал мно­го­крат­но и мно­го­об­раз­но сла­ву Свою: в чуде­сах, в обе­то­ва­ни­ях, про­об­ра­зо­ва­ни­ях и про­ро­че­ствах, то и откры­тие цар­ских врат, при Бого­слу­же­ни­ях, быва­ет неод­но­крат­ное, и все­гда ука­зы­ва­ет на какое-либо осо­бен­ное снис­хож­де­ние Божие к чело­ве­кам. Здесь оно имен­но выра­жа­ет откры­тие сла­вы Божи­ей, явлен­ное в сотво­ре­нии мира и чело­ве­ка, к кото­рой и отно­сят­ся упо­мя­ну­тые сло­ва священника.

Вслед за этим, свя­щен­ник при­зы­ва­ет трое­крат­но веру­ю­щих Прий­ти и покло­нить­ся Царе­ви наше­му Богу, Пока­зав­ше­му нам свет нашей жиз­ни и Бого­по­зна­ния, т. е. тай­ну есте­ства Божия!

Потом, свя­щен­ник с кади­лом в руке, пред­ше­ству­е­мый диа­ко­ном с зажжён­ной све­чой, — обхо­дит всю цер­ковь и кадит обра­за́ и народ, как бы раз­но­ся бла­го­дать Гос­под­ню всем пред­сто­я­щим в хра­ме и при­зы­вая их к жела­нию, дабы огонь Боже­ствен­ной люб­ви, попа­лив в них все нача­ла вет­хо­го чело­ве­ка, воз­нёс молит­вы их сокру­шён­ных сер­дец, как бла­го­уха­ние духов­но­го кади­ла, пред небес­ный и мыс­лен­ный жерт­вен­ник Господа.

Вооб­ще кади­ло при бого­слу­же­нии, когда оно обра­ща­ет­ся от лица моля­щих­ся к Богу, — озна­ча­ет их молит­ву, хва­лу, бла­го­да­ре­ние и вся­кую дру­гую сер­деч­ную жерт­ву, когда же оно обра­ща­ет­ся от лица Божья к моля­щим­ся, — то озна­ча­ет, что Гос­подь, при­няв это жерт­вен­ное кади­ло, нис­по­сы­ла­ет веру­ю­щим бла­го­дать Все­свя­то­го Сво­е­го Духа. Горя­щая све­ча в руках свя­щен­но­слу­жи­те­ля или пред­но­си­мая в под­свеч­ни­ке, — имея общее зна­че­ние Све­та Божия и огня Боже­ствен­ной люб­ви людей к Богу и Его к людям, в послед­нем слу­чае озна­ча­ет тех послан­ни­ков Божи­их, кото­рые будучи свы­ше оза­ре­ны све­том пре­муд­ро­сти, раз­го­ня­ли на зем­ле гре­хов­ную тьму и уго­тов­ля­ли путь Спа­си­те­лю, как напри­мер, Про­ро­ки и в осо­бен­но­сти Пред­те­ча Хри­стов Иоанн, иже бе све­тиль­ник, горяй и све­тяй (Ин.5:35).

Здесь же, кади­ло и све­ча, при пении псал­ма, про­слав­ля­ю­ще­го Бога за сотво­ре­ние мира, изоб­ра­жа­ют, как Дух Гос­по­день носил­ся, подоб­но обла­кам фимиа­ма, над без­дной во дни тво­ре­ния и как раз­дал­ся Твор­че­ский глас: Да будет Свет!

По окон­ча­нии тор­же­ствен­но­го каж­де­ния затво­ря­ют­ся цар­ские вра­та, — озна­чая этим изгна­ние пра­ро­ди­те­лей наших из рая, и Цер­ковь, взи­рая на эти закры­тые вра­та, как вра­та само­го рая, соот­вет­ствен­но изоб­ра­жа­е­мо­му зна­че­нию, начи­на­ет молить Гос­по­да, в так назы­ва­е­мой вели­кой екте­нье, о нис­по­сла­нии тех мило­стей и бла­го­да­ти, кото­рых чело­век лишил­ся чрез своё грехопадение.

Далее сно­ва повто­ря­ют­ся уве­ща­тель­ные речи, напо­ми­на­ю­щие нам об утра­чен­ном рае, и в таин­ствен­ных сло­вах Бла­жен муж, иже не иде на совет нече­сти­вых слы­шит­ся предо­сте­ре­же­ние, для каж­до­го, про­тив гре­хов и искушений.

Каж­дый из этих сти­хов окан­чи­ва­ет­ся сло­вом Алли­луйя, что зна­чит Хва­ли­те Бога.

После того клир, как бы подав­лен­ный душев­ным при­скор­би­ем о поте­ре пер­во­быт­но­го бла­жен­ства, под­ра­жая изгнан­но­му Ада­му, от лица пред­сто­я­щих и все­го чело­ве­че­ства, взы­ва­ет: Гос­по­ди воз­звах к Тебе, услы­ши мя! Да испра­вит­ся молит­ва моя, яко кади­ло пред Тобой. В это вре­мя диа­кон выхо­дит для каж­де­ния пред цар­ские вра­та и дым его кади­ла, как молит­ва наша, воз­но­сит­ся горе́, изоб­ра­жая жерт­вы, при­но­сив­ши­е­ся в вет­хом заве­те от само­го нача­ла мира, кото­рые слу­жи­ли про­об­ра­зо­ва­ни­ем крест­ной жерт­вы Спасителя.

Но вот, сре­ди этих уми­ли­тель­ных моле­ний чело­ве­ка, тер­за­е­мо­го скор­бью о сво­ём паде­нии, слы­шат­ся уте­ши­тель­ные обе­то­ва­ния о при­ше­ствии в мир Спа­си­те­ля, кото­рый сно­ва отвер­за­ет греш­ни­кам рай, и — клир взы­ва­ет, от име­ни всех: Изве­ди из тем­ни­цы душу мою испо­ве­да­ти­ся Име­ни Твоему!

Это уте­ши­тель­ное откро­ве­ние о явле­нии в мир Хри­ста Спа­си­те­ля, изоб­ра­жа­ет­ся откры­ти­ем сно­ва цар­ских врат и исше­стви­ем свя­щен­но­слу­жи­те­лей из алта­ря север­ной две­рью. Клир в это вре­мя обык­но­вен­но вос­пе­ва­ет песнь, или в честь Прис­но­дев­ствен­ной Мате­ри Того, Кто побе­дил древ­не­го змия, или же в честь Само­го Христа.

Цер­ковь, как бы из опа­се­ния, что­бы созер­ца­ние это­го отрад­но­го момен­та, не оста­лось для моля­щих­ся не вполне заме­чен­ным, или непо­ня­тым, воз­гла­ша­ет уста­ми диа­ко­на: Пре­муд­рость! Про́сти! а клир, в тро­га­тель­ном гимне Све­те тихий — про­слав­ля­ет обе­то­ван­но­го пра­ро­ди­те­лям Спа­си­те­ля, Кото­рый, как тихий свет свя­тые сла­вы Отца Небес­но­го, явил­ся уже в после­док дней сих, когда бес­чис­лен­ные роды узре­ли, не толь­ко запад солн­ца, но и закат сво­ей жиз­ни. По воз­гла­ше­нии Пре­муд­рость! свя­щен­но­слу­жи­те­ли вхо­дят в алтарь цар­ски­ми вра­та­ми, кото­рые за ними и закрываются.

Вслед за этим вели­че­ствен­ным гим­ном чита­ют­ся так назы­ва­е­мые Паре­мии, обык­но­вен­но заим­ству­е­мые из древне-исто­ри­че­ских свя­щен­ных книг, прит­чей и про­ро­честв (из каж­до­го отде­ла по одно­му чте­нию, в кото­рых выра­жа­ют­ся обе­то­ва­ния, про­об­ра­зы и про­ро­че­ства о Спа­си­те­ле, оправ­дан­ные впо­след­ствии собы­ти­я­ми Его зем­ной жизни.

За паре­ми­я­ми сле­ду­ет сугу­бая или уси­лен­ная екте­нья, соеди­нён­ная с екте­ньёй про­си­тель­ной, в кото­рой, меж­ду мно­ги­ми моле­ни­я­ми, при­но­сят­ся молит­вы и о том, что­бы Гос­подь сохра­нил пред­сто­я­щих в этот вечер от греха.

После это­го в канун боль­ших празд­ни­ков, свя­щен­ник и диа­кон, пред кото­ры­ми несут зажжён­ную све­чу, выхо­дят в при­твор Хра­ма и диа­кон (а если его нет, то сам свя­щен­ник) совер­ша­ет Литию т. е. народ­ное моле­ние, и молит­ся о вся­кой хри­сти­ан­ской душе, скор­бя­щей, озлоб­лен­ной и тре­бу­ю­щей мило­сти Божи­ей, испра­ши­вая заступ­ни­че­ства всех небес­ных сил и свя­тых угод­ни­ков; свя­щен­ник окан­чи­ва­ет эту Литию молит­вой, что­бы Гос­подь Бог отпу­стил моля­щим­ся гре­хи и даро­вал мир­ную жизнь.

В тот же канун празд­нич­ных дней, после Литии, совер­ша­ет­ся освя­ще­ние хле­бов, пше­ни­цы, вина и елея, в образ пяти хле­бов, кото­ры­ми Гос­подь насы­тил 5 тысяч наро­да[56].

Но вот, с кли­ро­са слы­шит­ся чте­ние, или пение уми­ли­тель­ной пес­ни Свя­то­го Симео­на Бого­при­им­ца, кото­рая, как бы веща­ет всем, что испол­не­ние обе­то­ва­ния, дан­но­го Пра­ро­ди­те­лям и Пра­от­цам, — близ­ко, что Хри­стос уже при две­рях, и что греш­ный мир, утом­лён­ный ожи­да­ни­ем Иску­пи­те­ля, может, нако­нец, вос­тор­жен­но вос­клик­нуть вме­сте со Свя­тым Стар­цем: Ныне отпу­ща­е­ши раба Тво­е­го, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му, с миром!

И вслед за этим моля­щи­е­ся повер­га­ют­ся ниц, слы­ша Ангель­ское бла­го­ве­стие Бого­из­бран­ной Откро­ви­це и в бла­го­го­вей­ном стра­хе пред вели­кой тай­ной пред­веч­но­го Сове­та Божия, с уми­ле­ни­ем и бла­го­дар­но­стью, как свя­то­му ору­дию все­мир­но­го спа­се­ния, вме­сте с Анге­лом вопи­ют к Ней: Бого­ро­ди­це Дева радуй­ся! Бла­го­дат­ная Мария Гос­подь с Тобой!

Пред­сто­я­тель моля­щих­ся, свя­щен­ник, видя и раз­де­ляя духов­ную радость, заве­щан­ной ему Хри­стом паст­вы, осе­ня­ет её спа­си­тель­ным изоб­ра­же­ни­ем Кре­ста, и изрек­ши: Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне на вас, Того бла­го­да­тью и чело­ве­ко­лю­би­ем, все­гда, ныне, и прис­но, и во веки веков — тем окан­чи­ва­ет вечер­нюю службу.

Некоторые главные молитвы из вечерни
Бла­жен муж
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­жен муж, иже не иде на совет нече­сти­вых. Аллилуиа.

Яко весть Гос­подь путь пра­вед­ных и путь нече­сти­вых погиб­нет. Аллилуиа!

Рабо­тай­те Гос­по­де­ви со стра­хом и радуй­те­ся Ему с тре­пе­том. Аллилуиа!

Бла­же­ни вси наде­ю­щи­е­ся нань. Аллилуиа!

Вос­крес­ни, Гос­по­ди, Спа­си мя Боже мой. Аллилуиа!

Гос­подне есть спа­се­ние и на людех Тво­их бла­го­сло­ве­ние Твое. Аллилуиа.

Бла­жен муж, кото­рый не сле­ду­ет сове­там нече­сти­вых. Хва­ли­те Бога!

Ибо зна­ет Гос­подь о пути Пра­вед­ных, а путь нече­сти­вых бес­след­но погиб­нет. Хва­ли­те Бога!

Слу­жи­те Гос­по­ду со стра­хом и радуй­тесь пред Ним с тре­пе­том. Хва­ли­те Бога!

Бла­жен­ны все, наде­ю­щи­е­ся на Него. Хва­ли­те Бога!

Вос­стань, Гос­по­ди, спа­си меня, Боже мой. Хва­ли­те Бога!

От Гос­по­да спа­се­ние, и на избран­ных Тво­их пре­бы­ва­ет бла­го­сло­ве­ние Твоё: Хва­ли­те Бога!

 

Гос­по­ди воз­звах к тебе
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди, воз­звах к Тебе, услы­ши мя!

Услы­ши мя Господи!

Гос­по­ди, возвах к Тебе, услы­ши мя; вон­ми гла­су моле­ния мое­го, вне­гда воз­зва­ти ми к тебе.

Услы­ши мя Господи!

Да испра­вить­ся молит­ва моя, яко кади­ло пред Тобой; воз­де­я­ние руку моею, жерт­ва вечерняя.

Услы­ши мя Господи!

Гос­по­ди! я взы­ваю к Тебе, — услышь меня!

Услышь меня Господи!

Гос­по­ди! я взы­ваю к Тебе, — услышь меня! Внем­ли воп­лю моле­ния мое­го в то вре­мя когда, я взы­ваю к Тебе.

Услышь меня Господи!

Да воз­не­сёт­ся молит­ва моя, как дым кади­ла пред Тобой и воз­но­ше­ние рук моих, как вечер­ние приношение.

Услышь меня, Господи!

 

Све­те тихий
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Све­те тихий свя­тыя сла­вы, бес­смерт­на­го Отца небес­на­го, Свя­та­го, бла­жен­на­го, Иису­се Хри­сте! При­шед­ше на запад солн­ца, видев­ше свет вечер­ни, поем Отца, Сына и Свя­то­го Духа, Бога. Досто­ин еси во вся вре­ме­на пет быти гла­сы Пре­по­доб­ны­ми; Сыне Божий, живот даяй, тем же мир Тя славит. Тихий Свет вели­кой Свя­той сла­вы Бес­смерт­но­го, небес­но­го Отца Сво­е­го, — Свя­то­го и Бла­жен­но­го, — Гос­подь Иисус Хри­стос! При­бли­зясь к зака­ту солн­ца и поль­зу­ясь уже све­том вечер­ним, — мы вос­пе­ва­ем Тебя, Три­еди­но­го Бога: Отца, и Сына и Свя­то­го Духа! Ты досто­ин во все вре­ме­на быть вос­пе­ва­е­мым хва­леб­ны­ми гла­са­ми Пре­по­доб­ных (окру­жа­ю­щих небес­ный пре­стол Твой); Сын Божий, — даю­щий все­му жизнь, — за это и мир (юдоль­ный) Тебя прославляет!

 

Ныне отпу­ща­е­ши раба Твоего
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Ныне отпу­ща­е­ши раба Тво­е­го, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му с миром, яко виде­ста очи мои спа­се­ние Твое, еже еси уго­то­вал пред лицем всех людей, свет в откро­ве­ние язы­ков, и сла­ву людей Тво­их Израиля. Ныне отпус­ка­ешь (меня) раба Тво­е­го, Вла­ды­ко, по обе­ща­нию Тво­е­му мир­но, ибо уви­де­ли очи мои соде­лан­ное Тобой спа­се­ние, кото­рое Ты уго­то­вал пред лицом всех наро­дов, как свет к про­све­ще­нию языч­ни­ков и, как сла­ву наро­да Тво­е­го — Израиля.
Исто­ри­че­ское объ­яс­не­ние этой молитвы
По сви­де­тель­ству Св. муче­ни­ка Иусти­на, Иоан­на Зла­то­устого, Гри­го­рия Нис­ско­го и Св. Иеро­ни­ма, Пре­чи­стая Дева, по рож­де­нии Гос­по­да Иису­са Хри­ста, оста­ва­лась с Пред­веч­ным мла­ден­цем Сво­им 40 дней в вер­те­пе рож­де­ния. Но так как по про­ро­че­ским ска­за­ни­ям, Вели­кий Ангел заве­та дол­жен был явить­ся в Хра­ме (Мал.3:1) и испол­нить его новой сла­вой (Агг.2:8–10), то по наступ­ле­нии соро­ко­во­го дня, опре­де­лён­но­го для очи­ще­ния родив­шей и посвя­ще­ния Пер­во­рож­дён­но­го Богу, — Пре­свя­тая Дева, в сопро­вож­де­нии Иоси­фа и Сало­мии, отпра­ви­лась с Боже­ствен­ным Сыном сво­им из Виф­ле­е­ма в Иеру­са­лим, что­бы там, в хра­ме, испол­нить всё, пред­пи­сан­ное законом.

В законе Мои­се­е­вом было ска­за­но, что мать, раз­ре­шив­ша­я­ся от бре­ме­ни мла­ден­цем, счи­та­лась в про­дол­же­ние 40 дней нечи­стой. В эти дни, назы­ва­е­мые дня­ми очи­ще­ния, она не долж­на была при­хо­дить к хра­му, участ­во­вать в обще­ствен­ном Бого­слу­же­нии и при­ка­сать­ся к чему-либо свя­щен­но­му. По про­ше­ствии же это­го сро­ка, она явля­лась в храм и при­но­си­ла очи­сти­тель­ную жерт­ву: жен­щи­на доста­точ­но­го состо­я­ния — одно­лет­не­го агн­ца во все­со­же­ние и моло­до­го голу­бя, или гор­ли­цу в жерт­ву за грех; а бед­ная, — двух гор­лиц или двух моло­дых голу­бей, (Лев.12:1–8). Кро­ме того, если мла­де­нец был пер­во­рож­дён­ный, то, сверх это­го обря­да очи­ще­ния над Мате­рью, совер­шал­ся ещё и над мла­ден­цем обряд посвя­ще­ния его Богу: Освя­ти­ши вся­ко­го пер­вен­ца пер­во­рож­ден­но­го, раз­вер­за­ю­ще­го вся­кая ложе­сна в сынех Изра­и­ле­вых запо­ве­дал Гос­подь Мои­сею (Исх.13:2). При совер­ше­нии это­го обря­да свя­щен­ник при­ни­мал мла­ден­ца на руки и, обра­тясь к алта­рю, воз­вы­шал или воз­но­сил дитя, как бы вру­чая его Гос­по­ду. Запо­ведь эта дана была наро­ду Иудей­ско­му в память бла­го­де­я­ний Божи­их, явлен­ных ему при изве­де­нии его из Егип­та, когда Ангел, погу­бив в одну ночь всех пер­вен­цев еги­пет­ских, не кос­нул­ся пер­вен­цев Еврей­ских (Исх.13:12–16; Числ.3:13).

Посвя­щён­ные таким обра­зом Богу пер­вен­цы, назна­ча­е­мы были на слу­же­ние Ему в хра­ме и ста­но­ви­лись как бы соб­ствен­но­стью Его — Пер­вен­цы Сынов Тво­их да даси Mu (Исх. 22, 29). Но как, в послед­ствии вре­ме­ни, для слу­же­ния Богу при ски­нии постав­ле­ны были Леви­ты, кото­рых Гос­подь при­нял от сынов Изра­и­ле­вых вме­сто их пер­вен­цев (Числ.3:12; 8:16–18), то за сих послед­них, при­но­си­мых от всех дру­гих колен, назна­чен был уже выкуп, состо­я­щий из пяти свя­щен­ных сиклей сереб­ра[57].

Для испол­не­ния этих обря­дов. Матерь Божия при­шла в Иеру­са­лим­ский храм, неся Само­го Зако­но­да­те­ля, — и, Нетлен­ная, Неис­ку­со­брач­ная и Пре­чи­стая, — собла­го­во­ли­ла под­чи­нить Себя им, из ува­же­ния к зако­ну. Бла­го­дат­ная Дева, не гор­дясь чисто­той Сво­ей, по чув­ству высо­ко­го сми­ре­ния, вклю­чи­ла себя в чис­ло обык­но­вен­ных греш­ниц и, при­дя к две­рям хра­ма, вста­ла на месте, назна­чен­ном для жён нечи­стых. Она при­нес­ла с Собой и жерт­ву, но не такую, какую при­но­си­ли люди бога­тые: Её жерт­ва, была жерт­вой убо­гих, пото­му что из золо­та, при­не­сён­но­го в дар Боже­ствен­но­му Сыну Её волх­вом, Она оста­ви­ла Себе лишь малей­шую часть, а имен­но, сколь­ко тре­бо­ва­лось на рас­хо­ды в хра­ме и обрат­ное путе­ше­ствие из Иеру­са­ли­ма, а осталь­ное всё раз­да­ли нищим. Дер­жа в руках Дра­жай­ше­го Сына Сво­е­го, Она пре­кло­ни­ла коле­на пред хра­мом, и, воз­но­сясь душой к пре­сто­лу Гос­по­да, с глу­бо­ким бла­го­го­ве­ни­ем взы­ва­ла к Нему: Се Сын Твой, Отче Пра­вед­ный! Се Сын Твой, Кото­ро­го Ты послал вопло­тить­ся от Меня, для спа­се­ния чело­ве­ков! Ты родил Его преж­де веков без Мате­ри, а я, по Тво­е­му бла­го­во­ле­нию, роди­ла Его без мужа! Се пер­вый плод дев­ствен­ной утро­бы Моей, зача­тый во Мне Духом Тво­им Свя­тым, и Ты один веда­ешь, как Он про­изо­шёл от Меня! Он Мой пер­ве­нец, — но Твой — пер­вей­ший; Тебе, Еди­но­сущ­ный и Собез­на­чаль­ный, сошед­ший от Тебя, но не ото­шед­ший от Боже­ства Тво­е­го! При­ми же пер­вен­ца Сво­е­го довре­мен­но­го, с Кото­рым Ты сотво­рил века и пове­лел вос­си­ять све­ту! При­ми вопло­тив­ше­е­ся от Меня Сло­во Твоё, кото­рым Ты утвер­дил небе­са, поста­вил зем­лю и собрал воды морей! При­ми Сына Тво­е­го от Меня, зем­ной Мате­ри Его! Устрой Его и Меня по воле Тво­ей Свя­той, — и да искуп­лен будет Его пло­тью и кро­вью, от Меня при­ня­ты­ми, весь род чело­ве­че­ский! — В то вре­мя, когда Пре­чи­стая Дева-Матерь так моли­лась и взы­ва­ла к Гос­по­ду, — к Ней подо­шёл убе­лён­ный седи­на­ми ста­рец Симе­он, в лице сво­ём соеди­няв­ший: и совре­мен­ное чудо Бла­го­сти Божи­ей и пред­мет бла­го­го­вей­но­го ува­же­ния Иерусалима.

Еван­ге­лие не пока­зы­ва­ет, к како­му зва­нию при­над­ле­жал Симе­он, но, осно­вы­ва­ясь на том, что он при­нял Мла­ден­ца Иису­са на свои руки, как надо думать, для совер­ше­ния над Ним обря­да посвя­ще­ния, и, после это­го, ещё бла­го­сло­вил Марию и Иоси­фа (Лк.2:28, а рав­но осно­вы­ва­ясь и на смыс­ле цер­ков­ных пес­но­пе­ний, пря­мо ука­зы­ва­ю­щих на его сан[58], мож­но пола­гать, что он был один из свя­щен­ни­ков Иеру­са­лим­ско­го хра­ма[59]. Но Еван­ге­лие, умол­чав об его зва­нии, опре­де­ли­тель­но изоб­ра­жа­ет его нрав­ствен­ные каче­ства, гово­ря, что он был чело­век пра­вед­ный и бла­го­че­сти­вый; испол­нял все долж­ные обя­зан­но­сти в отно­ше­нии к Богу и люб­ви к ближ­не­му, и имел живую веру в гря­ду­ще­го Изба­ви­те­ля, с нетер­пе­ни­ем ожи­дая дня Его при­ше­ствия, поче­му и соде­лал­ся избран­ным сосу­дом Св. Духа: Дух бе Свят в нем, гово­рит Еван­ге­лист. Подоб­но дру­гим вет­хо­за­вет­ным пра­вед­ни­кам, Симе­он гото­вил­ся уме­реть с верой в непре­лож­ное испол­не­ние обе­то­ва­ний Божьих, но Дух Свя­той воз­ве­стил ему, что он полу­чит луч­ший жре­бий и не уви­дит смер­ти, — не уви­дав Хри­ста Гос­под­ня; после како­во­го откро­ве­ния, он жил в надеж­де узреть Спа­се­ние Божие и с радо­стью созер­цал про­дол­же­ние дол­гих дней своих.

В день при­не­се­ния Пред­веч­но­го Мла­ден­ца в храм для посвя­ще­ния, Дух Свя­той неожи­дан­но пове­лел Симео­ну идти туда и открыл пред взо­ра­ми его заве­су над всем совершившимся.

Бед­ная Мать с Мла­ден­цем на руках ещё сто­я­ла сре­ди наро­да, гото­вясь при­не­сти свою скуд­ную жерт­ву, когда подо­шёл к хра­му этот масти­тый и ува­жа­е­мый все­ми ста­рец, при­бли­зив­шись к Бла­го­дат­ной, Симе­он взял из рук Её Ново­рож­дён­но­го и, устре­мив на Него вни­ма­тель­ный взор свой, в свя­щен­ном вос­тор­ге вос­клик­нул: Ныне отпу­ща­е­ши раба Тво­е­го, Вла­ды­ко, по гла­го­лу Тво­е­му с миром! Дол­го ждал я Тебя, тоскуя о Тво­ём при­ше­ствии, — и вот, нако­нец насту­пил тот бла­жен­ный час, о кото­ром Ты пред­ска­зал мне, Вла­ды­ко жиз­ни и смер­ти! Теперь нет уже более при­чин дер­жать меня на зем­ле, рав­но как и для меня — нет уже отныне более целей жиз­ни; ибо пер­вая и послед­няя из них, мной уже достиг­ну­ты; я уви­дел Тебя и теперь могу успо­ко­ить­ся. Обра­до­ван­ный, иду я бла­го­вест­во­вать радость пра­от­цам и отцам моим, яко вид­те­ста очи мои спа­се­ние Твое[60]! Я видел Того, Кого так пла­мен­но жела­ли видеть пат­ри­ар­хи и цари наши! (Евр.11:13). Не бла­жен­ней­ший ли я из всех их? Не бла­жен­ней­ший ли и само­го отца веру­ю­щих Авра­ама, кото­рый здесь же, на горе Мориа, видел толь­ко образ Хри­ста сво­е­го? Не бла­жен­ней ли вели­ко­го зако­но­да­те­ля Мои­сея, кото­рый с горы Навав видел лишь стра­ну, где над­ле­жа­ло явить­ся Тебе?[61] А я, неиз­да­ле­ча, а здесь, в объ­я­ти­ях сво­их вижу, — не образ, и не сень, — а самое спа­се­ние Твое еже ecu уго­то­вал пред лицем всех людей! О, Если бы все люди эти позна­ли, что это Тот, о кото­ром Ты, Боже, гово­рил уста­ми св. про­ро­ка Тво­е­го! Дах Тя в завет рода, в свет язы­кам, еже быти Тебе во спа­се­ние, даже до послед­них зем­ли (Ис.49:6)! Ибо спа­се­ние Твоё не для одних Иуде­ев, но для все­го рода чело­ве­че­ско­го! О, Все­бла­гой Отец све­тов! Пред гря­ду­щим мне мра­ком смер­ти, — я вижу спа­си­тель­ный свет Твой! Он вос­си­ял здесь, — но разо­льёт­ся по все­му миру и оси­я­ет все наро­ды, — это Свет во откро­ве­ние язы­ков, име­ю­щий разо­гнать гибель­ную тьму их и глa­гoлю­щий всем, во узах: изы­ди­те! И сущим во тьме: открой­те­ся (Ис.4:9)! Он явит им Тебя, Истин­но­го Бога и Спа­си­те­ля[62], и исте­чёт из сре­ды Тобой хра­ни­мо­го наро­да, оправ­дав сло­ва Про­ро­ков и Сла­ву людей Тво­их Изра­и­ля! От восто­ка солн­ца и до запа­да, — наро­ды всех стран и колен, отныне и до века, про­сла­вят пат­ри­ар­хов наших, непо­стыд­но наде­яв­ших­ся на гря­ду­ще­го Иску­пи­те­ля; про­сла­вят Про­ро­ков, — непо­гре­ши­тель­но пред­ска­зав­ших о Тво­ём явле­нии; про­сла­вят и убла­жат Пре­свя­тую Матерь Твою; про­сла­вят и бого­леп­но почтут и Твою, о, Иего­ва, Боже­ствен­ную, веч­ную Сла­ву! Итак, Вла­ды­ко Гос­по­ди! я вижу теперь и ося­заю жизнь и свет все­го мира, Сла­ву и уте­ху Изра­и­ля, и богат­ство всех веру­ю­щих! Я чув­ствую, что, при­ло­жив Сокро­ви­ще это к мое­му серд­цу, — я соеди­нил­ся с Ним духом, и пото­му, нет уже для меня более жиз­ни зем­ной, а откры­та жизнь новая, — бес­ко­неч­ная! Отпу­сти же, Вла­ды­ко, раба Тво­ею, по гла­го­лу Тво­е­му с миром!

Последование Утрени и первого часа и краткое объяснение их значения

При нача­ле утре­ни в церк­ви гос­под­ству­ет полу­мрак, и все лам­па­ды поту­ше­ны, кро­ме нахо­дя­щих­ся пред изоб­ра­же­ни­я­ми Спа­си­те­ля и Божи­ей Мате­ри. Сре­ди без­мол­вия раз­да­ёт­ся уми­ли­тель­ное чте­ние шесто­псал­мия, или шести избран­ных псал­мов[63], вни­ма­тель­ное слу­ша­ние кото­рых Цер­ковь вме­ня­ет в обя­зан­ность каж­до­му пра­во­слав­но­му, как спа­си­тель­ный при­мер и поуче­ние для его души. И хотя это чте­ние начи­на­ет­ся трое­крат­ным вос­кли­ца­ни­ем радост­ной пес­ни Анге­лов при рож­де­нии Спа­си­те­ля, но сло­ва эти здесь не состав­ля­ют ещё при­зна­ка совер­ше­ния само­го собы­тия, а содер­жат в себе толь­ко смысл про­ро­че­ства о име­ю­щем прий­ти Изба­ви­те­ле, бла­го­дат­ное появ­ле­ние Кото­ро­го нуж­но ещё наро­ду Божию иску­пить мно­ги­ми стра­да­ни­я­ми! Мрак церк­ви и сло­ва псал­мов — изоб­ра­жа­ют мрач­ные и бед­ствен­ные вре­ме­на для Изра­и­ля по смер­ти Иако­ва и Иоси­фа, когда Егип­тяне, не веда­ю­щие Истин­но­го Бога, даже уси­ли­ва­лись совсем истре­бить его, гово­ря: Несть ему спа­се­ния в Бозе его! и те душев­ные воз­зва­ния избран­но­го наро­да к Богу о помо­щи, где он выра­жал креп­кое упо­ва­ние на милость Его, вос­кли­цая: Ты же, Гос­по­ди, заступ­ник мой еси, сла­ва моя и воз­но­сяй гла­ву мою. В этом заклю­ча­ет­ся содер­жа­ние пер­во­го из чита­е­мых псал­мов. Но Гос­подь мед­лит изба­вить людей сво­их от опас­но­сти внеш­ней, что­бы обра­тить взо­ры их на опас­ность внут­рен­нюю: и испы­ту­е­мый Им народ, почув­ство­вав на себе кара­ю­щую свы­ше руку, с ужа­сом видит, что душев­ные язвы гре­хов его наве­ли на него всю без­дну этих бед­ствий и с тре­пе­том взы­ва­ет: Гос­по­ди! да не яро­стью Тво­ею обли­чи­ши меня, ниже гне­вом Тво­им нака­же­ши меня! Это состав­ля­ет содер­жа­ние 2‑го из чита­е­мых псал­мов. Такое пла­мен­ное изли­я­ние чувств сер­деч­но­го пока­я­ния, сопро­вож­да­е­мое уси­лен­ным моле­ни­ем о помо­щи, — уми­ло­стив­ля­ет пра­во­су­дие Божие, и Гос­подь види­мо, и как бы ося­за­тель­но, про­сти­ра­ет над Изра­и­лем, омы­тым сле­за­ми пока­я­ния, — кров крыл сво­их, и даёт им изба­ви­те­ля в лице Мои­сея. Осво­бож­дён­ный от раб­ства народ, в бла­го­дар­ном вос­тор­ге к Богу, созна­вая дей­ствия все­мощ­ной руки Его, вос­кли­ца­ет: При­льпе душа моя по Тебе, мене же при­ят дес­ни­ца Твоя! В этом содер­жит­ся смысл тре­тье­го из чита­е­мых псалмов.

При окон­ча­нии это­го псал­ма, свя­щен­ник выхо­дит из алта­ря север­ной две­рью и, во вре­мя чте­ния трёх после­ду­ю­щих псал­мов, стоя пред цар­ски­ми вра­та­ми, тихо молит­ся вме­сте с паст­вой. Это изоб­ра­жа­ет то, что как Мои­сей, будучи про­об­ра­зом Хри­ста, — молил Бога, что­бы луч­ше его само­го изгла­дить из кни­ги жиз­ни, толь­ко бы не погиб вве­рен­ный ему народ, — так и ныне, слу­жи­тель Божий, пред­став­ля­ю­щий нам собой свя­щен­ный образ Осво­бо­ди­те­ля душ наших, — хода­тай­ству­ет пред вра­та­ми чер­то­га Царя Цар­ству­ю­щих молит­вой сво­ей о нас, ему вве­рен­ных! Чтец же, в это вре­мя, от лица всех моля­щих­ся вос­кли­ца­ет: Сла­ва Отцу и Сыну, и Свя­то­му Духу! Алли­лу­иа, Алли­лу­иа, Алли­лу­иа, Сла­ва Тебе Боже!

Затем сле­ду­ет про­дол­же­ние шесто­псал­мия, изоб­ра­жа­ю­щее собой стран­ство­ва­ние Изра­иль­тян в пустыне.

Когда горь­кий опыт удо­сто­ве­рил народ Божий, что пора­бо­тив­шие его стра­сти и мало­ду­шие, после осво­бож­де­ния от Егип­тян, были при­чи­ной его ропо­та не толь­ко на Мои­сея, но и на Само­го Бога, вопре­ки непре­рыв­ных зна­ме­ний, оче­вид­но дока­зы­вав­ших руко­во­ди­тель­ство Божие в труд­но­стях пустын­но­го шествия, и что Гос­подь за это под­вер­га­ет его теперь тяж­ким испы­та­ни­ям, — то созна­вая себя мно­го­греш­ным, и с тре­пе­том от мыс­ли об угро­жав­шей, ещё боль­шей гибе­ли, какая постиг­ла его собра­тий, он возо­пил к Богу: Гос­по­ди Боже Спа­се­ния Мое­го! На мне пре­идо­ша гне­ви Твои, устра­ше­ния Твоя воз­му­ти­ша мя! Да вни­дет пред Тя молит­ва моя, пре­кло­ни ухо Твое к моле­нию мое­му! Это выра­жа­ет смысл чет­вёр­то­го из чита­е­мых псалмов.

Подоб­ное моле­ние не мог­ло не оста­но­вить пора­жа­ю­щих уда­ров прав­ды Божи­ей и не при­к­ло­нить на милость Гос­по­да, осо­бен­но при неот­ступ­ном моле­нии о том угод­ни­ка Его Мои­сея. Бла­го­дат­ное уте­ше­ние вско­ре оза­ри­ло души веру­ю­щих и убе­ди­ло их сно­ва чуд­ны­ми явле­ни­я­ми в при­сут­ствии над ними бла­го­про­мыс­ли­тель­ной дес­ни­цы Божи­ей! В живом созна­нии спа­си­тель­ных бла­го­де­я­ний, — Изра­иль вос­клик­нул: Бла­го­сло­ви, душе моя, Гос­по­да, и вся внут­рен­няя моя — имя Свя­тое Его! В этом заклю­ча­ет­ся смысл пято­го из чита­е­мых псалмов.

Ожив­лён­ные небес­ным уте­ше­ни­ем и бла­го­слов­ляя Бога за Его мило­сти и щед­ро­ты, изра­иль­тяне уже при­бли­зи­лись было к пре­де­лам зем­ли обе­то­ван­ной, но мало­ду­шие согля­да­та­ев, поко­ле­бав опять веру все­го наро­да, — сно­ва ото­дви­ну­ло его от желан­ной цели стран­ство­ва­ний, и сно­ва навлек­ло на него ещё более силь­ные испы­та­ния, кото­рые заста­ви­ли его тре­пе­тать уже как за свою винов­ность пред Богом, так и за воз­мож­ность кон­ца это­го дол­го­го стран­ство­ва­ния. Тогда, окон­ча­тель­но уже про­ник­ну­тый созна­ни­ем сво­ей винов­но­сти и чув­ством живей­ше­го рас­ка­я­ния, народ Божий с сынов­ним дерз­но­ве­ни­ем стал вопро­шать Бога о путях Сво­их и утвер­дил­ся в вере, что Дух Бла­гой наста­вит его на зем­лю пра­ву, — и пото­му вос­кли­цал: Гос­по­ди! услы­ши мя в прав­де Тво­ей, и не вни­ди в суд с рабом Тво­им! Ска­жи мне, Гос­по­ди, путь, в онь же пой­ду, яко к Тебе взях душу мою. Научи мя тво­ри­те волю Твою, яко Ты ecu Бог мой. Дух Твой бла­гий наста­вит мя на зем­лю пра­ву! В этом заклю­ча­ет­ся смысл шесто­го и послед­не­го псал­ма, зна­ме­ну­ю­ще­го, вме­сте с тем и конец мно­го­стра­даль­но­го стран­ство­ва­ния изра­иль­тян в пустыне и нрав­ствен­ную готов­ность их для вступ­ле­ния в зем­лю обетованную.

При окон­ча­нии Шесто­псал­мия, свя­щен­ник ухо­дит в алтарь, и его пред цар­ски­ми вра­та­ми сме­ня­ет дру­гой свя­щен­но­слу­жи­тель — диа­кон, — что изоб­ра­жа­ет, по отно­ше­нию к вет­хо­за­вет­ной Церк­ви, — сме­ну вели­ко­го вождя Изра­иль­тян Мои­сея, — быв­шим слу­жи­те­лем его Иису­сом Нави­ным.

Диа­кон начи­на­ет вели­кую екте­нью, в кото­рой, испро­ше­ни­ем, от лица пред­сто­я­щих, всех благ, — духов­ных и полез­ных, внут­рен­них и внеш­них, — напо­ми­на­ет о тех бла­гах, кото­рый долж­ны были веру­ю­щие обре­сти в зем­ле обе­то­ван­ной, — кипя­щей мёдом и мле­ком[64].

Затем, диа­кон воз­гла­ша­ет: Бог, Гос­подь, и яви­ся нам, бла­го­сла­вен гря­дый во Имя Гос­подне! Это озна­ча­ет, что как самое вступ­ле­ние в обе­то­ван­ную зем­лю, так и обла­да­ние ею, было озна­ме­но­ва­но мно­го­крат­ны­ми явле­ни­я­ми Бога, спа­сав­ше­го народ Свой, сооб­раз­но обра­ще­ния его к Нему с чув­ством рас­ка­я­ния, веры и упования.

Клир мно­го­крат­но повто­ря­ет эти сло­ва, от лица всех пред­сто­я­щих[65].

Далее, — начи­на­ет­ся чте­ние Кафизм (пре­ры­ва­е­мых крат­ки­ми екте­нья­ми), изоб­ра­жа­ю­щих собой вре­ме­на Судей и Царей Изра­и­ле­вых, так­же обиль­ные раз­лич­ны­ми вида­ми Бого­яв­ле­ний. Слу­шая эти Кафиз­мы, нель­зя не при­пом­нить того тихо­го и не отли­чав­ше­го­ся бла­го­ле­пи­ем Бого­слу­же­ния, кото­рое совер­ша­лось в пер­вые вре­ме­на Царей в скинш сви­де­ния, или поход­ном хра­ме; это­му срав­не­нию спо­соб­ству­ют как содер­жа­ние самих кафизм, так и их моно­тон­ное чте­ние, пре­ры­ва­е­мое лишь изред­ка корот­ки­ми пени­я­ми Гос­по­ди поми­луй и сла­ва. Неволь­но пере­но­сишь­ся к тому вре­ме­ни, когда бого­дух­но­вен­ный певец псал­мов услаж­дал эти­ми свя­щен­ны­ми гим­на­ми царя Сау­ла, уны­вав­ше­го в уда­ле­нии от Бога, и когда этот отвер­жен­ник Божий под­вер­гал избран­ни­ка Божия непре­стан­ным пре­сле­до­ва­ни­ям, не толь­ко не пода­вив­шим в бого­лю­би­вой душе Дави­да воз­вы­шен­ных и свя­тых чувств, но ещё более очи­стив­шим её, как огнём золо­то! Но вот, нако­нец, эти испы­та­ния кон­чи­лись и Давид, взя­тый неко­гда от стад, ста­но­вит­ся царём и пас­ты­рем Изра­и­ля! Слу­же­ние в ски­нии при­хо­дит к кон­цу и рев­ност­ное жела­ние св. царя воз­двиг­нуть храм, достой­ный вели­чия Гос­по­да, испол­ня­ет­ся тру­да­ми муд­рей­ше­го сына его Соло­мо­на. Сла­ва Бога Изра­и­ле­ва, насколь­ко она мог­ла быть откры­той в вет­хо­за­вет­ное вре­мя, — откры­ва­ет­ся в этом хра­ме не для одних толь­ко Изра­иль­тян, но и для всех наро­дов; а бла­го­ле­пие хра­ма Иеру­са­лим­ско­го, при осо­бом вели­чии бого­слу­же­ния его, дале­ко раз­но­сит похваль­ную весть ему, вме­сте с хва­лой, вос­хва­ля­е­мо­го в нём Бога[66]!

И пото­му при окон­ча­нии кафизм, как бы при наступ­ле­нии тор­же­ствен­ной мину­ты, сно­ва зажи­га­ют­ся все цер­ков­ные лам­па­ды и при ярком осве­ще­нии свя­ти­ли­ща Божия отвер­за­ют­ся цар­ские вра­та. Клир вели­че­ствен­но воз­гла­ша­ет поли­е­лей­ные сти­хи: Хва­ли­те Имя Гос­подне, хва­ли­те раба Гос­по­да! Алли­лу­иа, кото­ры­ми неко­гда огла­ша­лись сво­ды вет­хо­за­вет­но­го хра­ма Иеру­са­лим­ско­го; — свя­щен­но­дей­ству­ю­щий, пред­ше­ству­е­мый диа­ко­ном со све­чой, напол­ня­ет фимиа­мом алтарь и затем обхо­дит с кади­лом всю цер­ковь, раз­но­ся повсю­ду свет и благоухание.

Оби­лие цер­ков­но­го све­та, а рав­но и све­ча в руках диа­ко­на, — вме­сте с фимиа­мом кади­ла, — изоб­ра­жа­ют здесь, во-пер­вых, то свет­лое обла­ко, кото­рое, напол­нив собой весь храм Соло­мо­нов, при освя­ще­нии, при­ве­ло в бла­го­го­вей­ный тре­пет при­сут­ство­вав­ших и заста­ви­ло даже на вре­мя пре­рвать Бого­слу­же­ние; а во-вто­рых, и глав­ных, — Того, Кого про­об­ра­зо­ва­ло это обла­ко, то есть — Еди­но­род­но­го Сына Божия, Кото­рый есть сия­ние сла­вы Отчей и Образ Ипо­ста­си Его (Евр.1:3). Оби­лие же фимиа­ма — изоб­ра­жа­ет: мно­же­ство жертв, при­но­сив­ших­ся в Иеру­са­лим­ском хра­ме, слу­жив­ших про­об­ра­зом ново­за­вет­ных жертв духов­ных, бла­го­при­ят­ных Богу, Иису­сом Хри­стом (1Пет.2:5).

Вслед за поли­е­лей­ны­ми сти­ха­ми поют­ся вос­крес­ные Тро­па­ри: Ангель­ский Собор уди­ви­ся и пр., или же вели­ча­ние в честь Гос­по­да или празд­ну­е­мых Свя­тых, или, нако­нец, празд­нич­ные анти­фо­ны: От юно­сти моея и т. д., кото­рые напо­ми­на­ют собой древ­ле назы­вав­ши­е­ся Сте­пен­ные Псал­мы, кото­рые вос­пе­ва­ли чада вет­хо­за­вет­ной Церк­ви, вхо­дя по 15-ти сту­пе­ням в свя­ти­ли­ще иеру­са­лим­ско­го хра­ма, пото­му что в это вре­мя Цер­ковь, при­го­тов­ля­ясь к чте­нию Св. Еван­ге­лия, как бы по сту­пе­ням воз­во­дит дух веру­ю­щих к высо­те Сло­ва Божия.

Затем чита­ет­ся в алта­ре Еван­ге­лие, и в дни вос­крес­ные выно­сит­ся на сре­ди­ну хра­ма, для обще­го покло­не­ния и цело­ва­ния. И, как со дня освя­ще­ния хра­ма Иеру­са­лим­ско­го и окон­ча­тель­но­го устрой­ства в нём Бого­слу­же­ния, туда со всех сто­рон сте­ка­лись Изра­иль­тяне на покло­не­ние Истин­но­му Богу, — так, соот­вет­ствен­но это­му, и теперь в новоб­ла­го­дат­ном хра­ме совер­ша­ет­ся все­на­род­ное покло­не­ние Гос­по­ду, в лице Св. Еван­ге­лия Его, состав­ля­ю­ще­го как бы живой образ Само­го Хри­ста[67]. В празд­нич­ные дни Еван­ге­лие чита­ет­ся посре­ди хра­ма и по про­чте­нии отно­сит­ся в алтарь, а покло­не­ни­ем и лобы­за­ни­ем честву­ют­ся свя­щен­ные изоб­ра­же­ния Еван­гель­ских собы­тий или Св. Угод­ни­ков Божьих. При боль­ших празд­ни­ках веру­ю­щие, по обло­бы­за­нии пред­ле­жа­щей ико­ны, пома­зу­ют­ся от свя­щен­ни­ка еле­ем, в знак осо­бен­но­го изли­я­ния на них мило­сти Божией.

По про­чте­нии бла­го­ве­стия Хри­сто­ва и покло­не­нии Его Свя­то­му вос­кре­се­нию, поют­ся пер­вые сти­хи пока­ян­но­го псал­ма Дави­да[68] Поми­луй мя Боже! и т. д.; затем диа­кон про­из­но­сит моле­ние: Спа­си Боже люди Твоя и т. д., окан­чи­ва­е­мое моле­ни­ем свя­щен­ни­ка, с при­зы­ва­ни­ем хода­тай­ства Все­пре­чи­стой Прис­но­де­вы, бес­плот­ных сил и всех свя­тых, — к кото­рым клир при­ла­га­ет, за всех пред­сто­я­щих мно­го­крат­ные Гос­по­ди, поми­луй! — Всё это име­ет зна­че­ние того, что вет­хий закон Мои­се­ев, и в самом тор­же­ствен­ном сво­ём про­яв­ле­нии, был толь­ко дето­во­ди­те­лем ко Хри­сту (Гал.3:4), при­го­тов­ляя людей к тому, что, един­ствен­но толь­ко мило­стью, щед­ро­та­ми и чело­ве­ко­лю­би­ем Еди­но­род­но­го Сына Божия воз­мож­но для них спасение!

Этим окан­чи­ва­ет­ся самая тор­же­ствен­ная часть утрен­не­го Бого­слу­же­ния, назы­ва­е­мая полиелеем.

Далее сле­ду­ет чте­ние Кано­на (вве­дён­но­го в состав утре­ни око­ло VII века), состо­я­ще­го из 9 песен, в честь 9 чинов Ангель­ских, содер­жа­ние кото­рых заим­ство­ва­но из про­ро­че­ских вет­хо­за­вет­ных пес­но­пе­ний. Канон рас­по­ло­жен по трём глав­ным пери­о­дам про­ро­честв, в кото­рых изоб­ра­жа­ют­ся боже­ствен­ные откро­ве­ния о Христе.

Три пер­вые пес­ни Кано­на заим­ство­ва­ны из древ­ней­ше­го пери­о­да про­ро­честв, ещё пред­ше­ство­вав­ших вре­ме­нам Царей, а имен­но от вре­мён Моисея.

В чет­вёр­той песне заклю­ча­ет­ся про­ро­че­ская пес­ня о Хри­сте прор. Авва­ку­ма, жив­ше­го за 608 лет до Р. Хр.

В пятой — изоб­ра­же­ны про­ро­че­ства о спа­си­тель­ных пло­дах при­ше­ствия Хри­сто­ва, прор. Иса­ии, жив­ше­го за 803–723 лет до Р. Хр.

В шестой — про­ро­че­ства Ионы, жив­ше­го за 800 лет до Р. Хр.

Седь­мая песнь заим­ство­ва­на из пес­ни, вос­пе­той в печи вави­лон­ской бла­го­че­сти­вы­ми отро­ка­ми, трой­ствен­ным чис­лом кото­рых изоб­ра­зи­лось, что Побе­ди­тель смер­ти и ада есть одно из лиц Св. Троицы.

Вось­мая песнь в осно­ва­нии сво­ём име­ет ту же про­ро­че­скую песнь сих отро­ков, раз­ви­тую лишь тем, что Нис­по­слав­ший на них сре­ди пла­ме­ни росу духов­ную, — поис­ти­не досто­ин веч­ных бла­го­сло­ве­ний всех, Им сотво­рён­ных. И точ­но, песнь эта, пере­хо­дя из рода в род, нако­нец огла­си­ла сво­ды и вто­ро­го хра­ма Иеру­са­лим­ско­го, в кото­ром ско­ро уже дол­жен был явить­ся и сам Гос­по­дин хра­ма, о Кото­ром в ней упо­ми­на­лось; ибо с пре­се­че­ни­ем рода Мак­ка­ве­ев, и с отня­ти­ем ски­пет­ра от коле­на Иуди­на, — цар­ская власть уже пере­шла в руки раба и льсте­ца Ирода!

Девя­тая песнь содер­жит в себе про­ро­че­ское при­вет­ствие Ели­са­ве­ты Прис­но­де­ве Марии и такой же про­ро­че­ский ответ сей послед­ней, где Она, душой вели­чая Гос­по­да, раду­ет­ся духом о Боге Спа­се Её!

Вооб­ще Канон изоб­ра­жа­ет все те откро­ве­ния Божии о гря­ду­щем Иску­пи­те­ле мира, кото­ры­ми сви­де­тель­ство­ва­ли о нём Закон и Про­ро­ки, ибо, чем тор­же­ствен­нее были вет­хо­за­вет­ные обря­ды и чем обиль­нее при­но­си­лось про­об­ра­зо­ва­тель­ных жертв, тем силь­нее воз­рас­та­ло в душах веру­ю­щих жела­ние ско­рей­ше­го явле­ния обе­то­ван­но­го Мес­си­ей. Но Солн­це Прав­ды не вдруг ещё вос­си­я­ло над миром; — Его вос­хо­ду долж­ны, были ещё пред­ше­ство­вать целый сонм небес­ных звёзд, в лице про­ро­ков, для того, что­бы мир, как про­зре­ва­ю­щий сле­пец, был под­го­тов­лен для вос­при­я­тия луче­зар­но­го Све­та.

Пред пени­ем девя­той пес­ни Кано­на диа­кон, в вос­по­ми­на­ние посе­ще­ния дома Заха­рии Бого­ро­ди­цей, выхо­дит с кади­лом из алта­ря и, став пред мест­ным обра­зом Божьей Мате­ри, воз­гла­ша­ет: Бого­ро­ди­цу и Матерь све­та, в пес­нях воз­ве­ли­чим! а клир вос­пе­ва­ет те самые сло­ва Бого­ро­ди­цы, кото­рые Она про­из­нес­ла в ответ Ели­са­ве­те на её при­вет­ствие, и каж­дую отдель­ную часть их добав­ля­ет вели­ча­ни­ем Чест­ней­шей Херу­ви­мов и Слав­ней­шей, без срав­не­ния, Серафимов.

Засим сле­ду­ет малая екте­нья, окан­чи­ва­ю­ща­я­ся воз­гла­сом свя­щен­ни­ка: яко Тя хва­лят есть силы небес­ные и проч., а дья­кон, сло­вес­но изоб­ра­жая эти похва­лы гор­не­го мира, воз­гла­ша­ет три­жды: Свят Гос­подь Бог наш! Клир, повто­ряя эти сло­ва, вслед за ними поёт крат­кую свя­щен­ную песнь, име­ну­е­мую Све­ти­лен,и за ней три хва­лит­ные псал­ма (148, 149, 150), при­со­еди­няя к ним Сти­хи­ры, явля­ю­щие уже силу бла­го­да­ти ново­го заве­та, во Свя­тых его.

Но вот насту­па­ет тор­же­ствен­ней­шая мину­та: цар­ские вра­та, закры­тые во вре­мя чте­ния Кано­на и после­до­вав­ших за ним моле­ний, — сно­ва отвер­за­ют­ся, при пении кли­ро­сом гим­на в честь Пре­бла­го­сло­вен­ной Бого­ро­ди­цы Девы, и свя­щен­ник, как бы бла­го­го­вей­но посы­лая пер­вый при­вет вос­си­яв­ше­му от неё Хри­сту, с радо­стью воз­гла­ша­ет: Сла­ва Тебе, пока­зав­ше­му нам свет[69]. Это изоб­ра­жа­ет момент рож­де­ния Гос­по­да Иису­са Хри­ста, и пото­му моля­щи­е­ся в хра­ме, оси­ян­ные, подоб­но пас­ты­рям Виф­ле­ем­ским, и све­том радост­ной вести, и бли­ста­ни­ем при­нёс­ших её Анге­лов, вме­сте с ликом небес­ным, вос­пе­ва­ют Родив­ше­му­ся: Сла­ва в выш­них Богу и на зем­ле мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние![70]

По окон­ча­нии это­го вели­ко­го Сла­во­сло­вия диа­кон про­из­но­сит ещё две екте­ньи, (сугу­бую и про­си­тель­ную), и после них свя­щен­ник заклю­ча­ет утре­ню обыч­ным отпу­стом: бла­го­слов­ляя пред­сто­я­щих и уте­шая их, что Хри­стос, по пред­ста­тель­ству Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы и всех Свя­тых, поми­лу­ет и спа­сёт их.

Тогда пога­ша­ют­ся все лам­па­ды и бо́льшая часть свеч пред ико­на­ми, и в пре­де­лах хра­ма сно­ва раз­ли­ва­ет­ся полу­мрак; начи­на­ет­ся отправ­ле­ние Пер­во­го часа, чита­е­мо­го сре­ди без­мол­вия. Это изоб­ра­жа­ет: как по отше­ствии Анге­лов пас­ты­ри, сре­ди ночи, напра­ви­лись к Виф­ле­е­му и при­дя поспеш­но, нашли Марию и Иоси­фа, и Мла­ден­ца лежа­ще­го в яслях (Лк.2:16). И, как там, при явле­нии Анге­лов, было всё вели­че­ствен­но, так, напро­тив, здесь — встре­ти­ли их мрак пеще­ры, про­сто­та и убо­же­ство её оби­та­те­лей! Но после виде­ния и бла­го­ве­стия Ангель­ско­го, — Боже­ствен­ное отро­ча, сре­ди убо­же­ства, Его окру­жа­ю­ще­го, пока­зал­ся пас­ты­рям ещё свя­тее и любез­нее; — и пото­му они, покло­нясь Ему, как Хри­сту Сво­е­му, как бы в воз­на­граж­де­ние того, чего по внеш­но­сти недо­ста­ва­ло это­му Ново­рож­дён­но­му Царю Изра­иль­ско­му, поспе­ши­ли рас­ска­зать Его Пре­бла­го­сло­вен­ной Мате­ри всё виден­ное и слы­шан­ное ими от Ангелов.

Пер­вый час состо­ит из трёх псал­мов (5, 89, 100), в кото­рых веру­ю­щие, при­зы­вая Бога заут­ро услы­шать глас их, выра­жа­ют рев­ность и радость свою о Гос­по­де. Моле­ние это слу­жа как бы пере­хо­дом или при­го­тов­ле­ни­ем к Боже­ствен­ной Литур­гии, в то же вре­мя вполне соот­вет­ству­ет по содер­жа­нию и тому воз­но­ше­нию мыс­лей и серд­ца к Богу, кото­рые воз­буж­де­ны были зна­че­ни­ем утрени.

По про­чте­нии упо­мя­ну­тых псал­мов и неко­то­рых извест­ных уже молитв, упо­треб­ля­е­мых нашей Цер­ко­вью во всех дру­гих Бого­слу­же­ни­ях, — выхо­дя­щий из алта­ря, север­ной две­рью свя­щен­ник, чита­ет молит­ву: Хри­сте, Све­те истин­ный, про­све­ща­ю­щий и освя­ща­ю­щий вся­ко­го чело­ве­ка, гря­ду­ще­го в мир и проч. — Свя­щен­но­слу­жи­тель, испра­ши­вая этой молит­вой зна­ме­ния бла­го­да­ти веры, для моля­щих­ся, как бы, в предот­вра­ще­ние их неве­рия, напо­ми­на­ет им как пас­ты­ри, воз­дав покло­не­ние родив­ше­му­ся Спа­си­те­лю, хва­ля и сла­вя Бога спо­до­бив­ше­го, их уви­деть чуд­ное при­ше­ствие Его на зем­лю, на воз­врат­ном пути к ста­дам сво­им, во все­услы­ша­ние раз­гла­ша­ли об этом собы­тии всем встре­чав­шим­ся; но в ответ на своё радост­ное бла­го­ве­стие полу­ча­ли лишь общие насмеш­ки и неве­рие; ибо народ Иудей­ский, руко­во­ди­мый книж­ни­ка­ми и Фари­се­я­ми, ожи­дал встре­тить в Мес­сии царя, с вели­чи­ем вла­дык зем­ных, и, осно­вы­ва­ясь на про­ро­че­ствах, ука­зы­вав­ших на про­ис­хож­де­ние Его от коле­на бле­стя­ще­го царя Дави­да, наде­ял­ся уви­деть в Нём достой­но­го по внеш­но­сти его наслед­ни­ка. Кро­ме того, пол­ный дове­ри­ем к муд­ро­сти сво­их пер­во­свя­щен­ни­ков и видя в них бли­жай­ших посред­ни­ков меж­ду собой и Богом, народ, никак не мог допу­стить, что не им, а про­стым пас­ты­рям Бог захо­тел даро­вать откро­ве­ние и заявить о таком важ­ней­шем, миро­вом собы­тии, как при­ше­ствие Мес­сии. Клир отве­ча­ет на эту молит­ву побед­ной пес­ней в честь Божи­ей Мате­ри: избран­ной вое­во­де побе­ди­тель­ная, и свя­щен­ник, пре­по­дав от име­ни Её и всех Свя­тых бла­го­сло­ве­ние моля­щим­ся, окан­чи­ва­ет тем все­нощ­ное бдение.

Некоторые главные молитвы из утрени
Бог, Гос­подь и яви­ся нам
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бог, Гос­подь и яви­ся нам, бла­го­сло­вен гря­дый во Имя Господне!

Испо­ве­дай­те­ся Гос­по­де­ви, яко благ, яко в век милость Его!

Бог Гос­подь и яви­ся нам и пр.

Обы­шед­ше обы­до­ша мя, и име­нем Гос­под­ним про­тив­лях­ся им!

Бог Гос­подь и яви­ся нам и пр.

Не умру, но жив буду, и повем дела Господня!

Бог Гос­подь и яви­ся нам и пр.

Камень, его же небре­го­ша зижду­щии, сей, бысть во гла­ву угла; от Гос­по­да бысть сей, и есть дивен во оче­сех наших!

Бог Гос­подь и яви­ся нам и пр.

Бог и Гос­подь явил­ся нам! Бла­го­сло­вен гря­ду­щий от име­ни (в лице) Господа!

Веруй­те и испо­ве­дуй­те Гос­по­да, ибо Он благ и во веки милость Его (пре­бы­ва­ет)!

Бог и Гос­подь явил­ся нам! и пр.

Вра­ги, отвле­кав­шие меня от благ обе­то­ван­ных, со всех сто­рон напа­да­ли на меня, но я име­нем Гос­под­ним сопро­тив­лял­ся им!

Бог и Гос­подь явил­ся нам! и пр.

Не умру, но жив буду, и (всю­ду) пове­даю дела Господни!

Бог и Гос­подь явил­ся нам! и пр.

Камень, кото­рый пре­не­брег­ли стро­я­щие, сде­лал­ся кра­е­уголь­ным кам­нем осно­ва­ния; Он есть от Гос­по­да (обе­то­ван­ный) и дивен в гла­зах ваших (по воплощению).

Бог и Гос­подь явил­ся нам! и пр.

Объ­яс­не­ние
Сти­хи эти, гро­мо­глас­но воз­ве­ща­е­мые диа­ко­ном после вели­кой екте­ньи, вызы­ва­ют тор­же­ствен­ное повто­ре­ние кли­ро­сом пер­во­го про­из­не­сён­но­го им же (диа­ко­ном) сти­ха и по чис­лу сти­хов поют­ся четы­ре раза, в вос­по­ми­на­ние того, что и Хри­стос почти четы­ре года про­по­ве­дуя, тор­же­ствен­но дей­ство­вал ко бла­гу людей, забо­тясь о про­све­ще­нии и спа­се­нии их. Давая чрез это разу­меть, что все они отно­сят­ся пря­мо к Нему, как непре­лож­но­му зало­гу обе­то­ва­ний об избав­ле­нии вер­ных и кра­е­уголь­но­му кам­ню Церк­ви, пре­не­бре­жён­но­му неве­ру­ю­щи­ми, но Богом прославленному.

 

Вос­крес­ные тропари
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, научи мя оправ­да­ни­ем Твоим!

Ангель­ский собор уди­ви­ся, зря Тебе в мерт­вых вме­нив­ша­ся, смерт­ную же, Спа­се, кре­пость разо­рив­ша и с собой Ада­ма воз­двиг­ша и от ада вся свободша.

Бла­го­сло­вен Ты Гос­по­ди! Научи меня свя­тым зако­нам Твоим!

Собор Анге­лов уди­вил­ся, узрев Тебя в сени смерт­ной меж­ду мерт­ве­ца­ми; но Ты, Спа­си­тель, раз­ру­шив кре­пость этой сени, воз­двиг из неё с Собой Ада­ма и всех (пра­вед­ных) осво­бо­дил из ада!

Поч­то миро с мило­сти­вы­ми сле­за­ми, о уче­ни­цы, рас­тво­ря­е­те? Бли­стай­ся во гро­бе Ангел миро­но­си­цам веща­ше; види­те бе гроб, и разу­мей­те, — Спас бо вос­кре­се от гроба! Зачем, о, уче­ни­цы, вы рас­тво­ря­е­те миро сле­за­ми скор­би — вещал миро­но­си­цам во гро­бе све­то­нос­ный Ангел: — посмот­ри­те гроб и убе­ди­тесь, ибо Спа­си­тель вос­крес из гроба!
Зело рано миро­но­си­цы теча­ху ко гро­бу Тво­е­му рыда­ю­щия; но пред­ста к ним Ангел и рече: рыда­ния вре­мя про­ста, — не пла­чи­те! Вос­кре­се­ние же Апо­сто­лам рцыте. Очень рано рыда­ю­щие миро­но­си­цы шли ко гро­бу Тво­е­му; но пред ними пред­стал Ангел и ска­зал: вре­мя рыда­ний про­шло: — не плачь­те! А иди­те и воз­ве­сти­те Апо­сто­лам о вос­кре­се­нии (Спа­си­те­ля)!
Миро­но­си­цы, жены с миры пре­шед­шие ко гро­бу Тво­е­му, Спа­се, рыда­ху; Ангел же к ним рече гла­го­ля: что с мерт­вы­ми живо­го помыш­ля­е­те? Яко Бог бо вос­кре­се от гроба! Жены миро­но­си­цы, при­шед­шие ко гро­бу Тво­е­му, Спа­си­тель, с миром — рыда­ли; Ангел же, обра­тясь к ним, ска­зал: зачем вы дума­е­те най­ти живо­го меж­ду мёрт­вы­ми? ибо Он (Спа­си­тель), как Бог, вос­крес из гроба!
Сла­ва Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу!

Покло­ним­ся Отцу, и Его Сыно­ви, и Свя­то­му Духу! Свя­той Тро­и­це во еди­ном суще­стве, с Сера­фи­мы зову­ще: Свят, Свят, Свят еси Господи!

Хва­ла Отцу, и Сыну, и Свя­то­му Духу!

Покло­ним­ся Отцу, и Сыну Его и Свя­то­му Духу, Свя­той Тро­и­це Еди­но­сущ­ной, с Сера­фи­ма­ми вме­сте взы­вая к Ней: Свят! Свят! Свят есть Ты, Господи!

И ныне, и прис­но, и во веки веков. Аминь!

Жиз­но­дав­ца род­ши, гре­ха, Дево Ада­ма изба­ви­ла еси, радость же Еве в печа­ли место пода­ла еси. Пад­шие же от жиз­ни к сей напра­ви, из Тебе вопло­ти­вый­ся Бог и чело­век. Алли­лу­ия! Алли­лу­ия! Аллилуия!

И ныне, и все­гда и в веч­ные веки веков! Истинно!

Родив пода­те­ля жиз­ни, Ты, Дево, от гре­хов изба­ви­ла Ада­ма, и Еве, вза­мен печа­ли радость даро­ва­ла! Пад­ших же их в (бла­жен­ной) жиз­ни, сно­ва вос­ста­но­вил к ней, вопло­тив­ший­ся от Тебя Бог-чело­век! Хва­ли­те Бога! Хва­ли­те Бога! Хва­ли­те Бога!

 

Вос­кре­се­ние Хри­сто­во видевше
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Вос­кре­се­ние Хри­сто­во видев­ше, покло­ним­ся Свя­то­му Гос­по­ду Иису­су, еди­но­му без­греш­но­му. Кре­сту Тво­е­му покло­ня­ем­ся Хри­сте, и свя­тое вос­кре­се­ние Твое поем и сла­вим: Ты бо еси Бог наш, раз­ве Тебе ино­го не зна­ем, имя Твое имя­ну­ем. При­ди­те, вси вер­нии, покло­ним­ся свя­то­му Хри­сто­ву вос­кре­се­нию: се бо при­и­де Кре­стом радость все­му миру, все­гда бла­го­сло­вя­ще Гос­по­да, поем вос­кре­се­ние Его: рас­пя­тие бо пре­тер­пев, смер­тию смерть разруши. Видев­ши вос­кре­се­ние Хри­сто­во, — покло­ним­ся Свя­то­му Гос­по­ду Иису­су, Еди­но­му без­греш­но­му! Покло­ня­ем­ся кре­сту Тво­е­му, Хри­сте, и Свя­тое вос­кре­се­ние Твоё вос­пе­ва­ем и про­слав­ля­ем! Ибо Ты есть Бог наш и дру­го­го, кро­ме Тебя, мы не зна­ем и име­нем Тво­им име­ну­ем­ся! При­ди­те же все вер­ные, покло­ним­ся Свя­то­му Хри­сто­ву вос­кре­се­нию: ибо Кре­стом ныне вос­си­я­ла радость все­му миру; и пото­му все­гда бла­го­слов­ляя Гос­по­да, вос­пе­ва­ем вос­кре­се­ние Его, в кото­ром Он, пре­тер­пев­ший рас­пя­тие, — смер­тью Сво­ею уни­что­жил смерть!

 

Песнь Пре­свя­той Богородицы
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Вели­чит душа моя Гос­по­да, и воз­ра­до­ва­ся дух мой о Бозе Спа­се моем![71]

Яко при­з­ре на сми­ре­ние рабы Сво­ея, се бо отныне убла­жат мя вси роди!

Яко сотво­ри мне вели­чие Силь­ный, и свя­то имя Его, и милость Его в роды родов боя­щим­ся Его.

Сотво­ри дер­жа­ву мыш­цею Сво­ею, рас­то­чи гор­дые мыс­лию серд­ца их.

Низ­ло­жи силь­ные со пре­стол и воз­не­се сми­рен­ные, алчу­щия испол­ни благ, и бога­тя­щи­я­ся отпу­сти тщы.

Вос­при­ят Изра­и­ля отро­ка Сво­е­го, помя­ну­ти мило­сти, яко­же гла­го­ла ко отцем нашим, Авра­аму и семе­ни его даже до века.

Вели­чит душа моя Гос­по­да и воз­ра­до­вал­ся дух мой о Боге Спа­си­те­ле моём!

Ибо при­з­рел на сми­ре­ние рабы Сво­ей; так как отныне будут про­слав­лять меня все народы!

Ибо сотво­рил мне вели­чие Все­силь­ный (Бог), и да свя­тит­ся имя Его, и да пре­бы­ва­ет милость в роды родов над боя­щи­ми­ся Его!

Он явил силу мощ­ной вла­сти Сво­ей, уни­что­жив замыс­лы гор­дых, создав­ших их в серд­цах своих!

Низ­ло­жил силь­ных с пре­сто­лов и воз­вёл на них сми­рен­ных! Алчу­щих, — испол­нил да — вся­ких благ, а тще­сла­вя­щих­ся сво­им богат­ством — отпу­стил ни с чем!

Он избрал (для явле­ния сво­е­го на зем­ле) Изра­иль­ский народ, как Свой народ, вспо­мя­нув мило­сти­вые обе­ты, дан­ные им Пра­ро­ди­те­лям нашим и Авра­аму, что от семе­ни их про­изой­дёт спа­се­ние ещё преж­де кон­ца века[72].

Исто­ри­че­ское объяснение
Пре­свя­тая Дева, по отше­ствию бла­го­ве­стив­ше­го ей Архан­ге­ла, испол­ни­лась неизъ­яс­ни­мой радо­стью. Впе­чат­ле­ние это­го бла­го­ве­стия было так силь­но, что и по сокры­тии из глаз бла­го­вест­ни­ка Ей всё ещё слы­ша­лись сло­ва его и образ его, как бы пред­сто­ял пред Нею! Исти­на все­го виден­но­го и слы­шан­но­го была теперь так ясна и ощу­ти­тель­на, так вели­ка и бла­го­дат­на, так пол­на небес­но­го таин­ства и все­мо­гу­ще­ства Божия, — что Пре­свя­тая Дева, как бы пре­кло­нён­ная пред вели­ко­стью Сво­е­го бла­жен­ства, — поверг­лась в прах пред боже­ствен­ной силой и в сми­рен­ной молит­ве изли­ла бла­го­го­вей­ную бла­го­дар­ность и все­це­лую пре­дан­ность Свою к Гос­по­ду. Зата­ив сна­ча­ла в глу­бине Сво­е­го сми­рен­но­го серд­ца всё, совер­шив­ше­е­ся с Нею, — Она вско­ре, по есте­ствен­но­му чув­ству всех чело­ве­ко­лю­би­вых душ, не мог­ла не почув­ство­вать потреб­но­сти поде­лить­ся с кем-либо из Сво­их близ­ких напол­няв­шею Её радо­стью, пото­му что радость эта была, по Её мне­нию, досто­я­ни­ем не толь­ко Её, но и цело­го мира; но с дру­гой сто­ро­ны, так как при­чи­на этой радо­сти состав­ля­ла тай­ну Божию, и по сво­ей высо­те и свя­то­сти, была бес­при­мер­ной, то Пре­чи­стая Дева поло­жи­ла не откры­вать её нико­му, без осо­бен­но­го на то соиз­во­ле­ния Божия!

Как пер­вые истин­ны веры, — гово­рит один свя­ти­тель[73], — начер­тан­ные по пове­ле­нию Божию в свя­щен­ном книж­ном свит­ке, сохра­ни­ли все обе­то­ва­ния о нис­по­сла­нии в мир Сына Божия неиз­гла­ди­мы­ми и непо­вре­ждён­ны­ми до того вре­ме­ни, как насту­пи­ла кон­чи­на лета: так и Пре­свя­тая Дева реши­лась соблю­сти в глу­бине серд­ца Сво­е­го тай­ну Бла­го­ве­ще­ния, тай­ну, сокро­вен­ную от век и родов, и непри­ступ­ную и уму Ангель­ско­му, как тай­ну стро­и­тель­ства спа­се­ния чело­ве­ков. Пото­му-то она, по досто­ин­ству Её скром­но­сти, и вели­ча­ет­ся Свит­ком, в нём же бе напи­са­но Слово!

Меж­ду тем упо­ми­на­ние Архан­ге­ла о неожи­дан­ном чре­во­но­ше­нии люби­мой род­ствен­ни­цы Её, Св. Ели­са­ве­ты, по исчис­ле­нию вре­ме­ни, нахо­дя­ще­е­ся в близ­кой свя­зи с чуд­ным оне­ме­ни­ем, при Бого­слу­же­нии, мужа её Заха­рии, воз­бу­ди­ло в Бла­го­дат­ной такое силь­ное уча­стие к ней, что Она, дви­жи­мая горя­чей род­ствен­ной любо­вью, а более руко­во­ди­мая Духом Свя­тым, реши­лась немед­лен­но отпра­вить­ся в нагор­ную стра­ну Иуди­ну, в Левит­ский город Иуту (или Иет­те)[74], где жили Заха­рия и Елизавета.

Обду­мав план сво­е­го путе­ше­ствия, Пре­свя­тая Дева с поспеш­но­стью отпра­ви­лась в путь, пред­при­няв его одна, пото­му что Иосиф нахо­дил­ся в это вре­мя вне Наза­ре­та на плот­нич­ных рабо­тах сво­их[75].

При­бли­жа­ясь к горо­ду и пред­став­ляя себе искрен­ность радост­ной встре­чи, Пре­бла­го­сло­вен­ная, в то же вре­мя была уве­ре­на, что вели­кая тай­на Её, как ни для кого неве­до­мая, сохра­нит­ся непри­кос­но­вен­ной, и что при этом сви­да­нии, о ней не будет и речи, а тем более не про­изой­дёт ниче­го осо­бен­но­го. Но вопре­ки это­му ожи­да­нию Гос­подь, в пре­муд­рых целях Сво­их, гото­вил в этой самой встре­че, как для Мате­ри Сво­ей, так и для Ели­са­ве­ты, новое, чрез­вы­чай­ное собы­тие, что­бы зна­че­ни­ем его награ­дить их обе­их за свя­тую вер­ность к Нему. Вско­ре пред Пре­чи­стой Девой пока­зал­ся в обшир­ной гор­ной лощине город Иута, рас­ки­нув­ший­ся на ниж­нем ска­те Иудей­ских гор и тонув­ший в зеле­ни обиль­ных садов; далее, у скло­на горы, забли­стал источ­ник Неф­фо[76], на бере­гу кото­ро­го беле­лись сте­ны огра­ды, окру­жа­ю­щей дома черед­ных свя­щен­ни­ков, — и вот, нако­нец, — близь источ­ни­ка и доро­ги, стал обри­со­вы­вать­ся высо­кий дом Заха­рии и Ели­са­ве­ты, пред вхо­дом кото­ро­го высил­ся огром­ный пла­тан, при­вет­но рас­ки­нув­ший тени­стые вет­ви свои.

Пре­свя­тая Дева уско­ри­ла шаги и с радост­но бью­щим­ся серд­цем при­бли­зи­лась к цели сво­е­го путе­ше­ствия. Поспеш­но вой­дя во двор, она вда­ли ещё от мас­сив­но­го со сво­да­ми крыль­ца, — сооб­ра­жая, что неча­ян­ность встре­чи может испу­гать Ели­са­ве­ту, и пото­му желая пре­ду­пре­дить её о Себе, ста­ла гром­ко и изда­ли её при­вет­ство­вать. Но како­во же было Её изум­ле­ние, когда после пер­вых, заду­шев­ных Её воз­гла­сов, Ели­за­ве­та, услы­шав­шая голос Марии, тор­же­ствен­но вышла к Ней навстре­чу и, скло­нив­шись к ногам Её, с бла­го­го­ве­ни­ем нача­ла при­вет­ство­вать Её, не как люби­мую и про­сто­сер­деч­ную род­ствен­ни­цу свою, но как высо­кую Осо­бу, мило­сти­во почтив­шую её Сво­им посе­ще­ни­ем; и когда, вме­сто бес­це­ре­мон­ных и радуш­ных слов род­но­го при­вет­ствуя, к кото­ро­му так радост­но гото­ви­лась Пре­свя­тая Дева, та тор­же­ствен­но ста­ла про­из­но­сить пред Нею вдох­но­вен­ные речи, пол­ные бла­го­го­вей­но­го вос­тор­га и глу­бо­ко­го ува­же­ния. Удив­ле­ние Марии ещё более уси­ли­лось, когда, при­ня­тая с колен в объ­я­тия Ели­са­ве­та, с радост­ным тре­пе­том и види­мым вол­не­ни­ем вос­клик­ну­ла: Бла­го­сло­вен­на Ты в женах и бла­го­сло­вен плод чре­ва Тво­е­го! И отку­да мне сие, да при­и­де Матерь Гос­по­да мое­го ко мне? Бла­жен­на веро­ва­ви­и­ая, яко будет совер­ше­ние гла­го­лан­но­го Ей от Гос­по­да! (Лк.1:42–45). Сло­ва эти более все­го изу­ми­ли Бла­го­дат­ную и заста­ви­ли Её недо­уме­вать об их при­чине и зна­че­нии. Ясный ум Её сооб­ра­жал все обсто­я­тель­ства это­го необык­но­вен­но­го слу­чая: Она спе­ши­ла к люби­мой сест­ре сво­ей с род­ствен­ным про­сто­ду­ши­ем и искрен­но­стью, далё­ких все­го цере­мон­но­го и тор­же­ствен­но­го; серд­це Её, пол­ное горя­че­го чув­ства и бес­по­кой­ства о поло­же­нии обо­их род­ствен­ни­ков, задол­го и заоч­но ещё гото­ви­ло им радост­ное поздрав­ле­ние с бла­го­дат­ным зна­ме­ни­ем над ними мило­сти Божи­ей и пита­ло зата­ён­ную надеж­ду вос­пла­ме­нить в них ещё в боль­шей сте­пе­ни любовь к Богу и упо­ва­ние, как на счаст­ли­вый исход чре­во­но­ше­ния Ели­са­ве­ты, так и на воз­вра­ще­ние дара сло­ва Заха­рии. Шествуя к ним, Она посто­ян­но бесе­до­ва­ла с ними мыс­лен­но, гово­ря подоб­но Апо­сто­лу Пав­лу: Желаю видеть вас, да некое подам вам даро­ва­ние духов­ное ей же есть соуте­ши­те­ся в вас верой общею, вашею же и моею (Рим.1:11–13), — и вдруг, вме­сто всех этих заду­шев­ных и искрен­них слов и бесед, столь обыч­ных нра­ву Ели­са­ве­ты, — теперь такая бла­го­го­вей­ная от неё встре­ча? такие про­ро­че­ские и види­мо свы­ше исхо­дя­щие, по вдох­но­ве­нию, сло­ва? Но Свя­тей­шая Бого­ма­терь — по сми­ре­нию сво­е­му не сооб­ра­зи­ла, что, всту­пив в огра­ду это­го дома и про­из­нес­ши здесь лишь несколь­ко слов, Она при­сут­стви­ем Пре­бы­ва­ю­ще­го Ней, — уже испол­ни­ла бла­го­да­тью Св. Духа, как самое место и дом, так и всех живу­щих в нём! И что эта-то бла­го­дать и была при­чи­ной всех дей­ствий, уди­вив­ших Её. Даль­ней­шие объ­яс­не­ния Ели­са­ве­ты пока­за­ли, что сила этой бла­го­да­ти преж­де все­го ока­за­лась на мла­ден­це её, кото­рый не видя ещё чув­ствен­ны­ми оча­ми ни одно­го пред­ме­та, и даже не созна­вая соб­ствен­но­го бытия сво­е­го, познал уже и ощу­тил при­бли­же­ние Пре­чи­стой Девы, носив­шей Гос­по­да, и радост­ным взыг­ра­ни­ем сво­им во чре­ве Мате­ри, вра­зу­мил её о высо­ком досто­ин­стве бла­го­дат­ной Посе­ти­тель­ни­цы! Подоб­но тому, как при вос­хо­де все­ожив­ля­ю­ще­го солн­ца, всё, спо­соб­ное к жиз­ни, встре­ча­ет и при­вет­ству­ет рос­кош­ное све­ти­ло; так и здесь, при появ­ле­нии духов­но­го Солн­ца, Восто­ка свы­ше, — свя­той мла­де­нец, кото­ро­му по пред­ре­че­нию, над­ле­жа­ло испол­нить­ся Духа Свя­то­го ещё во чре­ве Мате­ри и потом быть пред­те­чей, во тьме мира, это­го Све­та, — ощу­тил пер­вым живо­твор­ность Его, и радост­ным взыг­ра­ни­ем начал уже вели­кое слу­же­ние своё, ука­зав миру на вос­хож­де­ние Солн­ца Прав­ды над греш­ной землёй!

Лишь толь­ко кос­нул­ся слу­ха мое­го голос тво­е­го при­вет­ствия, — гово­ри­ла Ели­за­ве­та Пре­свя­той Деве, — как я почув­ство­ва­ла, что радост­но взыг­рал­ся мла­де­нец во чре­ве моём; вра­зум­лён­ная этим ощу­ще­ни­ем и в то же вре­мя оза­рён­ная свы­ше, я уви­де­ла Твоё досто­ин­ство и моё ничто­же­ство пред Тобой, воз­ве­ли­чен­ной до бла­жен­ства носить Пред­веч­ное Сло­во Отца Небес­но­го! Не нахо­дя в себе ниче­го, чем бы я мог­ла заслу­жить честь Тво­е­го посе­ще­ния, я бла­го­го­вей­но поверг­лась пред бес­пре­дель­ным вели­чи­ем и сми­ре­ни­ем Тво­им, вслед­ствие кото­рых Ты, постав­лен­ная пре­вы­ше всех небес­ных сил, при­шла к зем­ной рабе Тво­ей, кото­рой бы пер­вой над­ле­жа­ло поспе­шить воз­дать Тебе достой­ное покло­не­ние. И отку­да мне сие: да при­и­де Мати Гос­по­да мое­го ко мне? Теперь я с бла­го­го­ве­ни­ем взи­раю на Тебя, Бого­из­бран­ная, не как на род­ствен­ни­цу мою, но как на Матерь Гос­по­да мое­го! Я вижу в Тебе не про­стую дщерь Иоаки­ма и Анны, а Деву-Марию, воз­ве­ли­чен­ную Богом до недо­ся­га­е­мой высо­ты — быть Его Мате­рью! И какая честь, какая радость для меня! Мог­ла ли я ожи­дать когда-либо тако­го сча­стья? Мог­ла ли наде­ять­ся, что ко мне при­дёт Та, Кото­рая носит Нося­ще­го вся­че­ская, и что я пер­вой из людей буду при­вет­ство­вать Матерь Божию? Бла­го­сло­вен­на Ты в женах и бла­го­сло­вен плод чре­ва Тво­е­го! Толь­ко Сына Тво­е­го и Твоё непо­сти­жи­мое сми­ре­ние мог­ло побу­дить Тебя почтить меня Сво­им посе­ще­ни­ем и обла­го­де­тель­ство­вать, как носи­мо­го мной мла­ден­ца, так и весь дом мой изли­я­ни­ем на нас даров Духа Святого!

Удив­лён­ная сна­ча­ла сло­ва­ми Ели­са­ве­ты, Пре­чи­стая Дева, нахо­ди­лась неко­то­рое вре­мя в мол­ча­ли­вом созер­ца­нии; но потом, вни­кая в смысл при­вет­ствия Её, и слы­ша в нём повто­ре­ние слов, бла­го­вест­во­вав­ше­го Ей Анге­ла, Она убе­ди­лась, что все эти дей­ствия и сло­ва про­ис­хо­дят по соиз­во­ле­нию Духа Свя­то­го и кло­нят­ся к успо­ко­е­нию и про­слав­ле­нию Её. При этом убеж­де­нии серд­це Пре­свя­той Девы вме­сте с радост­ным ощу­ще­ни­ем испол­ни­лось той все­про­ни­ца­ю­щей небес­ной силы, кото­рая даёт воз­мож­ность в одно мгно­ве­ние обнять взо­ром всё про­шед­шее и буду­щее, и, ура­зу­мев все тай­ны их, опре­де­лить вели­кость зна­че­ния насто­я­ще­го! Все про­ро­че­ства, изре­чён­ные в раз­ные вре­ме­на и раз­ны­ми лица­ми, теперь сде­ла­лись для Неё совер­шен­но ясны­ми, и всё далё­кое буду­щее изоб­ра­зи­лось, во всех его подроб­но­стях, как бы совер­ша­ю­щим­ся теперь в очах Её. Чув­ства, — одно дру­го­го глу­бо­чай­шее; ощу­ще­ния, — одно дру­го­го отрад­ней­шее, — воз­ник­ли в уме и в серд­це Её, и, пере­пол­нив их собой, заста­ви­ли нару­шить люби­мое Ею без­мол­вие! Необъ­ят­ная сла­ва Мате­ри Божи­ей, при сми­рен­ном созна­нии Сво­е­го недо­сто­ин­ства; радость и уми­ле­ние, при мыс­ли об избав­ле­нии Изра­и­ля и о воца­ре­нии на зем­ле прав­ды Божи­ей; а глав­ное, — убеж­де­ние, что Свя­тая Тай­на вопло­ще­ния в Ней Сына Божия, непро­из­воль­но Её, а силой Само­го Духа Свя­то­го, откры­та, вме­сте с обра­зом спа­се­ния людей Ели­са­ве­те, пре­ис­пол­ни­ли серд­це Бла­го­дат­ной таким неизъ­яс­ни­мым вос­тор­гом, что избы­ток его излил­ся из запе­чат­лён­ных скром­но­стью уст Её чуд­ны­ми сло­ва­ми вдох­но­вен­но­го про­ро­че­ства! Ясно, что Бог-Сло­во, все­лив­ший­ся в Неё, как плод чре­ва, — преж­де види­мо­го явле­ния Сво­е­го, открыл­ся в Ней, как плод устен Её, и бла­го­дать Его изли­я­ся во уст­нех, как гово­рит про­рок (Пс.44:3).

Вос­сы­лая сло­ва Свои, как фими­ам кади­ла к Гос­по­ду, Пре­свя­тая Дева воз­гла­си­ла: Вели­чит душа моя Гос­по­да и воз­ра­до­ва­ся дух мой о Бозе, Спа­се моем, яко при­з­ре на сми­ре­ние рабы Сво­ея, се бо отныне убла­жат Мя вcu роди! Эти­ми сло­ва­ми всё вели­чие, в кото­рое облек­ла Её Св. Ели­са­ве­та, назвав бла­го­сло­вен­ной в женах и Мате­рью Гос­по­да, Она отно­сит к Нему Еди­но­му, — Вели­ко­му и Бла­го­де­ю­ще­му Ей; и, созна­вая Себя лишь ору­ди­ем для явле­ния Сла­вы Его, не дер­за­ет ина­че воз­ве­ли­чить Его, как толь­ко душою, Им же воз­ве­ли­чен­ной[77], подоб­но Дави­ду, бла­го­дар­ствен­но взы­вав­ше­му: Воз­не­су Тя, яко под­нял мя еси. А вме­сте с тем, и духов­ную радость Свою; ощу­щён­ную при наре­че­нии Её бла­жен­ной за веру в гла­го­лан­ное Ей от Гос­по­да, — Она все­це­ло погру­жа­ет в бла­го­дат­ном источ­ни­ке радо­сти и спа­се­ния, — в Бозе Спа­си­те­ле Сво­ем. Но не в Том Боге, Кото­рый являл Себя, неко­гда, тре­пе­щу­ще­му наро­ду в гро­мах и мол­ни­ях, — а в Бозе Спа­си­те­ле, вопло­тив­шем­ся в Ней, для кре­ста и стра­да­ний, во спа­се­ние мира! Отвер­га­ясь от всех лич­ных заслуг и досто­инств сво­их, Она тор­же­ствен­но испо­ве­ду­ет, что Все­выш­ний, совер­шен­но неза­слу­жен­но со сто­ро­ны Её, при­з­рел лишь на сми­ре­ние рабы Сво­ей, т. е. на ту бед­ность и уни­чи­жён­ное поло­же­ние, в кото­ром Она досе­ле нахо­ди­лась, не допус­кая мыс­ли, это этой-то имен­но без­дной сми­ре­ния Она и при­зва­ла без­дну бла­го­да­ти, по сло­вам Про­ро­ка: Без­дна без­дну при­зы­ва­ет (Пс.41:8).

Испо­ве­дав силу Божию и Своё уни­чи­же­ние, Пре­чи­стая Дева, как бы окры­лён­ная духом свя­то­го пред­ви­де­ния, про­зи­ра­ет про­ро­че­ским оком все вре­ме­на, — до кон­ца мира, и видит в них Себя пред­ме­том бла­го­го­вей­но­го почи­та­ния веру­ю­щих! Она, в сми­ре­нии пред вели­ко­стью тай­ны Сво­е­го слу­же­ния, как бы удив­ля­ясь, вос­кли­ца­ет: Отныне убла­жат Мя вси роди. И при­зна­вая, в истине вопло­ще­ния, — все­мо­гу­ще­ство Божие, удо­сто­ив­шее Её соде­лать­ся оду­шев­лён­ным Киво­том Боже­ства, и чрез это воз­люб­лен­ной дще­рью Богу-Отцу, избран­ной Мате­рью Богу-Сыну, и по таин­ствен­но­му наи­тию — Неве­стой нене­вест­ной Свя­то­му Духу! — Она с тем же сми­ре­ни­ем добав­ля­ет: Яко сотво­ри­ше мне вели­чие Силь­ный, и Свя­то Имя Его.

Созна­вая, что чрез Неё, как сосуд мило­сер­дия Божия, — милость Его изо­льёт­ся на всех веру­ю­щих в Него, и как бы повто­ряя, что в Ней Бог лишь при­з­рел не на одно сми­ре­ние, кото­ро­го, одна­ко, не было доста­точ­но для при­вле­че­ния столь вели­кой мило­сти, но что милость эта, по зако­ну мило­сер­дия Отца Небес­но­го, изли­ва­ет­ся на сынов наро­да Еврей­ско­го, ради пра­вед­ных отцов и родо­на­чаль­ни­ков их, кото­рые и заслу­жи­ли сво­и­ми досто­ин­ства­ми то, что Её сми­ре­ние не оста­лось бес­плод­ным, но име­ло силу при­влечь на Неё и на весь род чело­ве­че­ский взор мило­сер­дия Божия, — она про­по­ве­ду­ет, что: Милость Его в роды родов боя­щим­ся Его.

Кос­нув­шись зна­че­ния этой мило­сти, Пре­свя­тая Дева, Бого­дух­но­вен­ным зна­ни­ем древ­не­го писа­ния, и в про­ро­че­ском пред­ве­де­нии буду­ще­го, — изоб­ра­жа­ет гря­ду­щие судь­бы Церк­ви Хри­сто­вой, пред­став­ляя её в борь­бе с вра­га­ми Хри­сти­ан­ства, и под­твер­ждая это древни­ми, исто­ри­че­ски­ми при­ме­ра­ми, вдох­но­вен­но вос­кли­ца­ет: Сотво­ри дер­жа­ву мыш­цею Сво­ею; рас­то­чи гор­дые мыс­лию серд­ца их; низ­ло­жи силь­ные со пре­стол и воз­не­се сми­рен­ные. Алчу­щие испол­ни благ и бога­тя­щи­е­ся отпу­сти тщы. В сло­вах этих вме­ща­ют­ся все про­ро­че­ства и всё, содер­жав­ше­е­ся под покро­вом их, отно­си­тель­но буду­ще­го; — осве­ща­ет­ся ясно, как бы в совре­мен­ном испол­не­нии: креп­кая мыш­ца Гос­под­ня — явля­ет­ся раз­ру­ши­тель­ни­цей адских замыс­лов вра­гов Его Свя­той Церк­ви, обра­щая соб­ствен­ное ору­жие их на них же самих, и соде­лы­вая из коз­ней их сред­ства для пре­муд­рых и спа­си­тель­ных целей Сво­их, мыш­ца эта — пора­жа­ет сата­ну в самое серд­це — Живо­тво­ря­щим Кре­стом, в кото­ром вра­ги хри­сти­ан­ства дума­ли видеть побед­ный тро­фей свой, и силой Кото­ро­го, по воз­не­се­нии на него Боже­ствен­но­го тела Сво­е­го, Он, по соб­ствен­но­му пред­ска­за­нию: Аз воз­не­сен буду от зем­ли, вся при­вле­ку к Себе (Ин.12:32) — при­влёк всех веру­ю­щих и низ­ло­жил враж­деб­ный хри­сти­ан­ству мир язы­че­ский! Сла­вив­ши­е­ся силой дер­жа­вы древ­не­го мира: Вави­лон, Пер­сия, язы­че­ская Гре­ция и Рим, — как одно поли­ти­че­ское тело, подоб­ное про­ро­че­ско­му исту­ка­ну, состав­лен­но­му из раз­лич­ных метал­лов (Дан.2:34–35), пали и рас­сы­па­лись в прах от силы уда­ра этой мыш­цы, — неру­ко­твор­ным Кам­нем, Камень же бе Хри­стос (1Кор.10:11)! Меж­ду тем как в новой Хри­сти­ан­ской Церк­ви сми­рен­ные веру­ю­щие — воз­не­се­ны на высо­ту сла­вы чад Божи­их и алчу­щие в ней прав­ды, — испол­ня­ют­ся вся­ких духов­ных благ! Точ­но так­же, и алкав­ший в пустыне Изра­иль, не испол­нил ли Он всех благ; меж­ду тем, как бога­те­ю­щих дото­ле не в Бога — Хал­де­ев, — оста­вил ни с чем? А потом, когда народ Божий, ока­зав­шись недо­стой­ным дан­но­го ему счаст­ли­во­го поло­же­ния, был нака­зан тяж­ким пле­ном, — и, пере­хо­дя из-под вла­сти одно­го заво­е­ва­те­ля к дру­го­му, уже отча­ял­ся в помо­щи Божи­ей; когда каза­лось ему, что Гос­подь уже оста­вил людей Сво­их, — не ока­за­лось ли вдруг, что Он, поло­жив пре­дел нака­за­ния, ныне, вновь вос­при­ял его в лоно оте­че­ской люб­ви Сво­ей, и испол­нил дан­ные обе­то­ва­ния Св. Пра­от­цам и Авра­аму, в позд­ней­шим потом­стве их. И вос­при­нял народ этот так, как нико­гда ещё не вос­при­ни­мал, даже в счаст­ли­вей­шее вре­мя его, т. е. вхо­дя в самое тес­ней­шее обще­ние с ним, чрез вос­при­я­тие пло­ти и кро­ви Сво­ей от семе­ни того же Авра­ама (Евр.2:14–17)? Кос­нув­шись этой сто­ро­ны мило­сер­дия Божия, вос­торг Свя­то­го серд­ца Бого­ма­те­ри обра­ща­ет­ся в пат­ри­о­ти­че­ское уми­ле­ние за народ Свой, кото­рый пре­иму­ще­ствен­но пред дру­ги­ми наро­да­ми, осчаст­лив­лен неоце­нён­ным даром видеть плот­ски­ми оча­ми Мес­сию, и кото­рый за гре­хи свои, не толь­ко не отвер­жен от Богa, но ради заслуг пред­ков, при­нят Им, как люби­мый, хотя и заблуд­ший сын. И пото­му, песнь Свою заклю­ча­ет Бла­го­дат­ная сло­ва­ми: Вос­при­ят Изра­и­ля, отро­ка Сво­е­го, помя­ну­ти мило­сти, яко же гла­го­ла ко отцам нашим, — Авра­аму и семе­ни его даже до века[78].

Эту-то воз­вы­шен­ную и Бого­дух­но­вен­ную песнь, как дра­го­цен­ный перл чувств веро­ва­ния и сми­ре­ния Бла­го­дат­ной, — хра­нит Св. цер­ковь и добав­ляя её Ангель­ским сла­во­сло­ви­ем Прис­но­де­ве, Чест­ней­шей Херу­вим и Слав­ней­шей, без срав­не­ния Сера­фим, — повто­ря­ет во сла­ву Ей, на каж­дом утрен­нем бдении.

 

Вели­кое славословие
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Сла­ва в выш­них Богу, и на зем­ле мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние! Хва­лим Тя, бла­го­сло­вим Тя, кла­ня­ем­ти­ся, сла­во­сло­вим Тя, бла­го­да­рим Тя, вели­кия ради сла­вы Тво­ея. Гос­по­ди, Царю небес­ный, Боже-Отче Все­дер­жи­те­лю; Гос­по­ди Сыне Еди­но­род­ный Иису­се Хри­сте и Свя­тый Душе, Гос­по­ди Боже, Агн­че Божий, Сыне Отечь, взем­ляй грех мира, поми­луй нас; взем­ляй гре­хи мира, при­и­ми молит­ву нашу. Седяй одес­ную Отца, поми­луй нас. Яко Ты еси един Свят, Ты еси един Гос­подь, Иисус Хри­стос в сла­ву Бога Отца. Аминь.

На всяк день бла­го­слов­лю Тя, и вос­хва­лю имя Твое во веки и в век века.

Спо­до­би, Гос­по­ди, в день сей без гре­ха сохра­ни­ти­ся нам. Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, Боже отец наших, и хваль­но и про­слав­ле­но имя Твое во веки, аминь.

Буди, Гос­по­ди, милость Твоя на нас, яко­же упо­ва­х­ом на Тя.

Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, научи мя оправ­да­ни­ем Тво­им (три­жды).

Гос­по­ди, при­бе­жи­ще был еси нам в род и род. Аз грех Гос­по­ди, поми­луй мя, исце­ли душу мою, яко согре­ших Тебе, Гос­по­ди, к Тебе при­бе­гох, научи мя тво­ри­ти волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источ­ник живо­та, во све­те Тво­ем узрим свет. Про­ба­ви милость Твой веду­щим Тя!

Свя­тый Боже, Свя­тый креп­кий, Свя­тый бес­смерт­ный, поми­луй нас! (три­жды)

Сла­ва в небе­сах Богу! На зем­ле Мир и к чело­ве­кам бла­го­во­ле­ние! Вос­хва­ля­ем Тебя, и бла­го­слов­ля­ем Тебя, покло­ня­ем­ся, пре­воз­но­сим Тебя, бла­го­да­рим Тебя, ради вели­кой сла­вы Тво­ей, Три­еди­ный Гос­по­ди Царь небес­ный, Бог-Отец все­дер­жи­тель; Гос­подь-Сын Еди­но­род­ный Иисус Хри­стос, и (Гос­подь) Дух Свя­той! Гос­по­ди Боже наш! — Агнец Божий, Сын (Бога) Отца, взяв­ший (на Себя) грех мира, — поми­луй нас! Взяв­ший (все) гре­хи мира, — при­ми молит­ву нашу! Сидя­щий одес­ную (по пра­вую сто­ро­ну, т. е. име­ю­щий рав­ную с ним силу). Отца — поми­луй нас! Так, как Ты лишь один Свят, Ты один (Свят), Гос­подь Иисус Хри­стос, во сла­ву Бога-Отца, истинно!

Каж­дый день буду бла­го­слов­лять Тебя и вос­хва­лять имя Твоё во веки и в века веков.

Спо­до­би, Гос­по­ди, нас, в этот день сохра­нить себя от вся­ко­го гре­ха. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­подь, Бог отцов наших, и воз­ве­ли­че­но и пре­п­ро­слав­ле­но имя Твоё во веки, истинно!

Да будет, Гос­по­ди, милость Твоя на нас, так как мы упо­ва­ем на Тебя!

Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, — наставь меня на дела, могу­щие оправ­дать меня перед Тобой! (три­жды) Гос­по­ди! Ты был нам при­бе­жи­щем из рода в род! Пото­му-то я и взы­ваю к Тебе: Гос­по­ди! поми­луй меня, исце­ли душу мою, ибо я гре­шен пред Тобой. Гос­по­ди! к Тебе при­бе­гаю: научи меня посту­пать по воле Тво­ей, пото­му что Ты Бог мой и у Тебя источ­ник жиз­ни; в Све­те пре­муд­ро­сти Тво­ей мы уви­дим свет (для наших дел). Про­дли милость Твою испо­ве­ду­ю­щим Тебя!

Свя­той Боже-Отец; Свя­той Все­силь­ный-Сын, Свя­той Бес­смерт­ный-Дух, — поми­луй нас! (три­жды)

Объ­яс­не­ние
В пер­вые века хри­сти­ан­ства, когда на все­нощ­ном бде­нии слу­жи­тель алта­ря при появ­ле­нии утрен­ней зари, воз­гла­шал: Сла­ва Тебе, пока­зав­ше­му нам свет! то в ответ на это, кли­рос и все при­сут­ство­вав­шие в хра­ме вос­пе­ва­ли эту утрен­нюю песнь, в кото­рой про­слав­ля­ет­ся Пре­свя­тая Тро­и­ца и где изло­же­на прось­ба о сохра­не­нии без гре­ха в про­дол­же­ние насту­па­ю­ще­го дня и об оза­ре­нии разу­ма духов­ным све­том. Песнь эта, начи­на­ясь — пес­ней Анге­лов, вос­пе­той ими при Рож­де­стве Спа­си­те­ля, — окан­чи­ва­ет­ся Сера­фим­ской пес­ней, как бы озна­чая этим, что небо и зем­ля, Анге­лы и люди состав­ля­ют один вели­кий, общий хор для про­слав­ле­ния Господа.

О важ­но­сти того сла­во­сло­вия бла­жен­ный Симе­он Солун­ский гово­рит: «Вся­ко­му убо вер­но­му подо­ба­ет поучи­ти­ся и зна­ти тое, на всяк день утра же и вече­ра Богу вос­сы­ла­ти» — (См. Нов. Скри­жаль 2, 62).

 

Хва­леб­но-бла­го­дар­ствен­ная песнь Божи­ей Матери
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Взбран­ной Вое­во­де побе­ди­тель­ная, яко избав­ль­ше­ся от злых, бла­го­дар­ствен­ная вос­пи­су­ем Ти раби Твои, Бого­ро­ди­це; но яко иму­щая дер­жа­ву непо­бе­ди­мую, от вся­ких нас бед сво­бо­ди, да зовем ти: радуй­ся Неве­сто неневестная. Мы, рабы Твои, Бого­ро­ди­ца, Тебе, Вое­во­де, одер­жи­ва­ю­щей верх в бра­нях с вра­га­ми, при­но­сим побед­ную и бла­го­дар­ствен­ную песнь за то, что избав­ле­ны Тобой от бед. Но Ты, как име­ю­щая силу непо­бе­ди­мую, (и впредь) охра­няй нас от вся­ких бед; мы же будем взы­вать к Тебе: радуй­ся Неве­ста нене­вест­ная (т. е. всту­пив­шая в брак, приснодевственная).

Последование литургии

Литур­гия, в обще­ствен­ном у нас смыс­ле, есть тор­же­ствен­ное Бого­слу­же­ние, соеди­нён­ное с при­но­ше­ни­ем тела и кро­ви Гос­под­ней, уста­нов­лен­ное Самим Спа­си­те­лем, пред воль­ной Его стра­стью, на Тай­ной Вече­ри. Это была пер­вая от нача­ла мира литур­гия, на кото­рой Свя­щен­но­дей­ству­ю­щий Хри­стос, как Вели­кий Архи­ерей по чину Мел­хи­се­де­ко­ву (Пс.109:4), при­нёс Богу-Отцу, под видом хле­ба и вина, — Своё тело и кровь, — кото­рый, после, дей­стви­тель­но при­нёс на крест­ном алта­ре в жерт­ву за гре­хи мира. При­об­щив апо­сто­лов Сво­их от это­го тела и кро­ви, Гос­подь запо­ве­дал им: тво­рить это в Его вос­по­ми­на­ние, т. е. что­бы они, в вос­по­ми­на­ние его стра­да­ний, и сами по при­ме­ру Его, совер­ша­ли это Свя­щен­но­дей­ствие до кон­ца веков, с той надеж­дой, что по изре­че­нию Его: яду­щий Мое тело и пию­щий Мою кровь пре­бы­ва­ет во Мне, а Я в нем (Ин.6:56), они, сооб­ща­ясь с Ним и дела­ясь при­част­ни­ка­ми Его Боже­ствен­но­го есте­ства[79], удо­сто­и­лись быть при­част­ни­ка­ми и Его Царствия!

Литур­гия содер­жит в себе пол­ную исто­рию, или таин­ствен­ное созер­ца­ние Гос­по­да Иису­са Хри­ста: вна­ча­ле — Обе­то­ван­но­го Богом и пред­ре­чён­но­го про­ро­ка­ми, потом при­шед­ше­го в мир, ради его спа­се­ния, и нако­нец — име­ю­ще­го сно­ва прий­ти со сла­вой, — дабы судить живых и мёрт­вых. Из это­го вид­но, что в свя­щен­но­дей­ствии литур­гии, под бого­муд­ры­ми обря­да­ми, для нас пред­став­ле­ны все дей­ствия вели­ко­го Таин­ства Искуп­ле­ния[80], поче­му оно и назы­ва­ет­ся ина­че Тай­но­вод­ством, ибо чрез наруж­ные дей­ствия, пере­но­сит мыс­ли веру­ю­ще­го к таин­ствен­но­му, духов­но­му зна­че­нию сво­е­го содержания.

От вре­мён апо­столь­ских, литур­гия состо­ит из трёх частей: Про­ско­ми­дии, Литур­гии огла­шен­ных и Литур­гии верных.

Проскомидия

Сло­во Про­ско­ми­дия — соб­ствен­но зна­чит дар или при­но­ше­ние, но здесь она не озна­ча­ет ещё совер­шен­но­го при­но­ше­ния даров в жерт­ву Богу, а толь­ко лишь пред­ва­ри­тель­ное при­уго­тов­ле­ние их для это­го приношения.

В древ­но­сти все веру­ю­щие, не исклю­чая и Царей, идя к слу­ша­нию литур­гии, обык­но­вен­но при­но­си­ли с собой в пред­ло­же­ние хлеб и вино, как виды, опре­де­лён­ные для свя­щен­но­дей­ствия[81], но так, как для совер­ше­ния Св. Тайн, тре­бо­вал­ся один толь­ко хлеб, а их при­но­си­лось мно­же­ство, — то, по избра­нии из них само­го луч­ше­го, для выну­тия, так назы­ва­е­мо­го Агн­ца, — осталь­ные затем, ров­но как и вино, упо­треб­ля­е­мы были для бра­то­люб­ной тра­пезы, уста­нов­лен­ной после литур­гии, при кото­рой не сты­ди­лись услу­жи­вать нищей бра­тии вель­мо­жи, и бога­чи обо­е­го пола. — Это дела­лось на том осно­ва­нии, что хлеб и вино, упо­треб­ля­е­мые в Про­ско­ми­дии, как мате­ри­ал для при­го­тов­ле­ния Св. Тайн, оста­ва­лись до того вре­ме­ни, пока они долж­ны были пре­тво­рить­ся в тело и кровь Хри­ста, — толь­ко лишь хле­бом и вином, т. е. обра­за­ми при­но­ше­ния или дара Богу[82].

В дей­стви­ях Про­ско­ми­дии изоб­ра­жа­ют­ся как Рож­де­ство Хри­сто­во (звез­да, покло­не­ние волх­вов и пр.), так и после­до­вав­шие стра­да­ния Его; отче­го и чита­е­мые во вре­мя её Про­ро­че­ства, про­об­ра­зо­ва­ния и проч. отно­сят­ся к сим событиям.

Для того что­бы начать Про­ско­ми­дию, свя­щен­ник пред­ва­ри­тель­но при­уго­тов­ля­ет себя сле­ду­ю­щим обра­зом: он молит­ся пред Цар­ски­ми вра­та­ми; при­кла­ды­ва­ет­ся к обра­зам Спа­си­те­ля и Божи­ей Мате­ри; пре­кло­ня­ет гла­ву пред Гос­по­дом, испра­ши­вая о нис­по­сла­нии ему свы­ше бла­го­да­ти на совер­ше­ние Вели­ко­го Таин­ства; про­сит у пред­сто­я­щих отпу­ще­ния его гре­хов и их молитв о нём, и вой­дя в алтарь, трое­крат­но повер­га­ет­ся пред Св. Тра­пе­зой (пре­сто­лом), целу­ет Еван­ге­лие, изоб­ра­зу­ю­щее Само­го Хри­ста и Тра­пе­зу, как пре­стол Его вла­ды­че­ства. Затем он обла­ча­ет­ся в свя­щен­ные одеж­ды, озна­чая этим, что при­сту­пая к совер­ше­нию Таин­ства, он види­мо отде­ля­ет­ся от дру­гих людей, как слу­жи­тель Божий, и вполне посвя­ща­ет себя на служ­бу Богу. По окон­ча­нии умы­ва­ет руки в знак духов­но­го омо­ве­ния, очи­ща­ю­ще­го от всех мир­ских скверн, и потом уже при­сту­па­ет к жерт­вен­ни­ку, про­из­но­ся тро­парь Вели­кой Пят­ни­цы, как испо­ве­да­ние в истин­ные стра­да­ния Хри­ста и бла­го­дат­ные пло­ды их в деле искуп­ле­ния. Взяв одну из пяти просфор, и делая на ней копи­ем зна­ме­ние кре­ста с трое­крат­ным про­из­но­ше­ни­ем слов: в вос­по­ми­на­ние Гос­по­да Бога и Спа­са наше­го Иису­са Хри­ста — он обре­зы­ва­ет её со всех четы­рёх сто­рон, гово­ря при каж­дом водру­же­нии копия про­ро­че­ские изре­че­ния: Яко овча на закла­ние веде­ся и проч., и вынув сред­нюю, мяг­кую часть просфо­ры, име­ю­щую свер­ху крест (кото­рая и состав­ля­ет соб­ствен­но Агн­ца, он кла­дёт её на Дис­кос и кре­сто­об­раз­но раз­ре­за­ет, про­бо­дав при этом пра­вую сто­ро­ну Агн­ца копи­ем. В то же вре­мя вли­ва­ет в чашу рас­тво­рён­ное водой вино.

Все эти дей­ствия одно­вре­мен­но изоб­ра­жа­ют и Рож­де­ство, и Смерть Спа­си­те­ля, так как Рож­де­ство Его было уже при­го­тов­ле­ни­ем к смер­ти за гре­хи мира. По тому же и самый жерт­вен­ник, на кото­ром при­уго­тов­ля­ют­ся во вре­мя Про­ско­ми­дии дары, име­ет раз­лич­ное зна­че­ние: по отно­ше­нию к Рож­де­ству — он зна­ме­ну­ет вер­теп; отно­си­тель­но же смер­ти — изоб­ра­жа­ет Гол­го­фу[83].

Уго­то­вав Агн­ца, свя­щен­ник берёт вто­рую просфо­ру и выни­ма­ет из неё часть в честь и память Пре­бла­го­сло­вен­ной Девы Бого­ро­ди­цы, про­ся Её, что­бы чрез Её молит­вы Гос­подь при­нял сию жерт­ву и пола­га­ет эту часть на дис­ко­се по пра­вую сто­ро­ну Агн­ца. Из тре­тьей просфо­ры выни­ма­ют­ся 9 частей, в честь: Пред­те­чи, Про­ро­ков, Апо­сто­лов, Свя­ти­те­лей, Муче­ни­ков и Муче­ниц, Св. Бес­среб­ре­ни­ков и всех Свя­тых, а так­же в честь Св. Иоан­на Зла­то­усто­го, или Васи­лия Вели­ко­го, смот­ря чья литур­гия совер­ша­ет­ся. Из чет­вёр­той просфо­ры выни­ма­ет­ся часть за бла­го­ден­ствие: Сино­да и духов­ной Иерар­хии, Госу­да­ря и Цар­ству­ю­ще­го Дома и всех Пра­во­слав­ных Хри­сти­ан. И нако­нец, — из пятой — за упо­кой всех в вере усоп­ших. Чрез это Агнец, воз­ле­жа­щий на дис­ко­се посре­ди всех выну­тых частей, — явля­ет­ся как бы окру­жён­ным всем воин­ством небес­ным и земным.

После это­го свя­щен­ник, взяв звез­ди­цу и обла­го­ухав её над кади­лом, ста­вит её на дис­кос поверх даров, изоб­ра­жая тем звез­ду, оста­но­вив­шу­ю­ся над вер­те­пом, и потом покры­ва­ет как дис­кос с звез­ди­цей, так и чашу, осо­бы­ми покро­ва­ми (так­же обла­го­ухан­ны­ми) и сверх их обо­их нала­га­ет, так назы­ва­е­мый возду́х. Всем этим он изоб­ра­жа­ет, что Боже­ствен­ная Сила вопло­тив­ше­го­ся Спа­си­те­ля, хотя и была до вре­ме­ни засви­де­тель­ство­ва­ния о Нём гла­сом с Неба сокры­та под риза­ми пло­ти, — одна­ко суще­ство­ва­ла в Нём посто­ян­но и неотъемлемо.

Вслед­ствие чего, свя­щен­ник, во вре­мя этих покры­тий, про­из­но­сит сло­ва: Гос­подь воца­ри­ся в лепо­ту обле­че­ся и проч.

Уго­то­вав таким обра­зом дары, свя­щен­ник, с покло­не­ни­ем кадит их три­жды, изоб­ра­жая тем покло­не­ние и дары Ново­рож­дён­но­му Спа­си­те­лю от Волх­вов, при­нёс­ших смир­ну и ливан; а так­же и те посмерт­ные аро­ма­ты, кото­рые при­нес­ли на гроб миро­но­си­цы[84].

После все­го это­го, свя­щен­ник про­из­но­сит молит­ву, кото­рая и состав­ля­ет глав­ное зна­че­ние Про­ско­ми­дии или воз­но­ше­ния даров в жерт­ву Богу, в кото­рой он про­сит Бога-Отца, дав­ше­го веру­ю­щим в пищу Хлеб Небес­ный — Сына Сво­е­го, — бла­го­сло­вить эти пред­ло­жен­ные дары и при­нять их в свой Пред­не­бес­ный Жерт­вен­ник[85].

Затем уже сле­ду­ет отпуст, т. е. заклю­че­ние этой части Бого­слу­же­ния, во вре­мя кото­ро­го диа­кон кадит в алта­ре и во всём хра­ме, зна­ме­нуя тем, что на всех, с верой при­сут­ству­ю­щих, таин­ствен­но раз­ли­ва­ет­ся бла­го­дать Св. Духа и Гос­подь готов при­нять молит­вы их, яко кади­ло пред Собою.

Во вре­мя совер­ше­ния в алта­ре Про­ско­ми­дии на кли­ро­се чита­ют­ся часы (3‑й и 6‑й), состо­я­щие из неко­то­рых уми­ли­тель­ных псал­мов, про­ро­че­ство­вав­ших о Спа­си­те­ле и из молитв, отно­ся­щих­ся к Нему, Пре­свя­той Бого­ро­ди­це и Свя­тым того дня. Вни­ма­тель­ное слу­ша­ние это­го чте­ния может слу­жить луч­шим сред­ством при­уго­тов­ле­ния к настро­е­нию души каж­до­го веру­ю­ще­го для над­ле­жа­ще­го вни­ма­ния и бла­го­го­ве­ния при Тай­но­дей­ствии Боже­ствен­ной Литур­гии; и, как древ­ле сло­ва Про­ро­ков, под­го­тов­ля­ли в людях веру в гря­ду­ще­го Иску­пи­те­ля, так и они под­го­тов­ля­ют чув­ства моля­щих­ся к созер­ца­ни­ям вели­ко­го Таин­ства бес­кров­ной жерт­вы! А что это под­го­тов­ле­ние необ­хо­ди­мо, то в том уве­ря­ют нас сло­ва Угод­ни­ка Божия, изрек­ше­го: «Преж­де, чем будешь молить­ся, — уго­товь себя: и не будь, как чело­век, иску­ша­ю­щий Гос­по­да» (Сир.18:23).

Назва­ние часов это моле­ние полу­чи­ло от того, что пра­ви­ла­ми Св. Апо­сто­лов (кн. 8, гл. 34;, поло­же­но было молить­ся: утром (т. е. в 1‑й час дня); в тре­тий час дня; в шестой; в девя­тый, в вече­ру и в пет­ло­гла­ше­ние (т. е. во вре­мя пения пер­вых пету­хов), что испол­ня­лось древни­ми Хри­сти­а­на­ми и наблю­да­ет­ся и поныне пустын­но­жи­те­ля­ми, кото­рые, кро­ме это­го, ещё в про­ме­жу­точ­ное вре­мя, меж­ду эти­ми моле­ни­я­ми, чита­ют соот­вет­ству­ю­щие им псал­мы, что и назы­ва­ет­ся меж­ду­ча­си­ем. Но так как миряне по сво­им обще­ствен­ным обя­зан­но­стям не мог­ли испол­нять это­го во всей стро­го­сти, то Цер­ковь и поло­жи­ла: Пер­вый час при­со­еди­нить к утре­ни, окан­чи­ва­ю­щей­ся с рас­све­том дня; Тре­тий и Шестой час — читать пред Литур­ги­ей, во вре­мя Про­ско­ми­дии; а девя­тый — пред Вечерней.

Нака­нуне дней Рож­де­ства Хри­сто­ва и Бого­яв­ле­ния Часы эти назы­ва­ют­ся Цар­ски­ми, пото­му что к содер­жа­нию их при­со­еди­ня­ет­ся тор­же­ствен­ное про­из­но­ше­ние подроб­но­го Цар­ско­го Титу­ла и про­воз­гла­ша­ет­ся Госу­да­рю и все­му Цар­ско­му Дому мно­го­ле­тие[86].

Литургия оглашенных

Эта часть литур­гии пото­му так назы­ва­ет­ся, что в древ­но­сти, во вре­мя её совер­ше­ния поз­во­ля­лось быть в при­тво­ре хра­ма огла­шен­ным[87] и каю­щим­ся, ино­вер­цам и даже языч­ни­кам, и оста­вать­ся там до тех пор, пока дья­кон не воз­гла­сит об их выхо­де[88].

Со вре­ме­ни пер­вен­ству­ю­щей Церк­ви часть эта состо­ит из псал­мо­пе­ний, чте­ний мест из обо­их заве­тов и молитв об окон­ча­тель­ном утвер­жде­нии огла­шен­ных. В таин­ствен­ном зна­че­нии она изоб­ра­жа­ет пре­иму­ще­ствен­но собой дела Сына Божия, соде­лан­ные Им для наше­го спа­се­ния, со вре­ме­ни вопло­ще­ния Его до стра­да­ний. Она начи­на­ет­ся вос­по­ми­на­ни­ем Его Рож­де­ства, а имен­но: заве­са цер­ков­ная отни­ма­ет­ся от цар­ских врат, в то вре­мя, как они оста­ют­ся ещё затво­рён­ны­ми; — это изоб­ра­жа­ет, что толь­ко гор­ний мир (изоб­ра­зу­е­мый алта­рём), и весь­ма немно­гие люди из мира юдоль­но­го, име­ли воз­мож­ность про­ник­нуть вели­кую тай­ну испол­не­ния Пред­веч­но­го Сове­та, как напри­мер, Про­ро­ки и Пат­ри­ар­хи, Пре­свя­тая Дева, Пра­вед­ный Иосиф и др. и позна­ли в рож­дён­ном Иису­се Сына Божия, тогда, как дру­гие не при­зна­ли в Нём обе­то­ван­но­го Мес­сии. И пото­му пред нача­лом слу­же­ния этой части Литур­гии свя­щен­ник и диа­кон, стоя пред Св. Тра­пе­зой, бла­го­го­вей­но молят­ся, при­зы­вая Уте­ши­те­ля-Духа исти­ны, могу­ще­го очи­стить их от вся­кие сквер­ны, и вос­по­ми­ная Рож­де­ство Хри­сто­во, повто­ря­ют Ангель­скую песнь Сла­ва в выш­них Богу.

Затем диа­кон, при­няв бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ни­ка при­не­сти от лица всех веру­ю­щих покло­не­ние Гос­по­ду, идёт из алта­ря пред цар­ские вра­та, и повто­ря­ет во все­услы­ша­ние это про­ше­ние сло­ва­ми: бла­го­сло­ви Вла­ды­ко! Этим он изоб­ра­жа­ет Пас­ты­рей, кото­рые, вос­пев вме­сте с Анге­ла­ми сла­ву Божию, поспе­ши­ли в Виф­ле­ем покло­нить­ся Спа­си­те­лю. Свя­щен­ник отве­ча­ет на этот воз­глас сло­ва­ми: Бла­го­сло­вен­но Цар­ство Отца и Сына и Св. Духа и проч. а клир от лица всех пред­сто­я­щих под­твер­жда­ет эти сло­ва, еврей­ским сло­вом Аминь, что зна­чит истин­но или да будет.

За этим сле­ду­ет вели­кая екте­нья, в кото­рой диа­кон, испро­сив всех благ, и вспо­мя­нув общую и бли­жай­шую Заступ­ни­цу всех моля­щих­ся, Пре­чи­стую Прис­но­де­ву, пре­да­ёт испол­не­ние исчис­лен­ных про­ше­ний и самую жизнь про­ся­щих в руки Хри­ста Бога.

Моле­ние это, свя­щен­ник заклю­ча­ет сло­ва­ми: Яко подо­ба­ет Тебе вся­кая сла­ва, честь и покло­не­ние и пр., выра­жая ими, что всё про­си­мое от Бога, про­сит­ся — ради сла­вы Его; ибо ока­зы­вать такое чело­ве­ко­лю­бие греш­ным и недо­стой­ным есть лишь дело, подо­ба­ю­щее одной Сла­ве Божи­ей[89]. Клир это под­твер­жда­ет сло­вом: Аминь.

После вели­кой екте­ньи сле­ду­ют Анти­фо­ны, т. е. сти­хи, име­ю­щие содер­жа­ни­ем сво­им или хва­лу и испо­ве­да­ние име­ни Божия, или изъ­яс­не­ние сущ­но­сти совер­ша­е­мо­го празд­ни­ка. Они частью избра­ны из собы­тий вет­хо­го заве­та, частью же из Еван­гель­ской исто­рии, с тем, чтоб более уяс­нить, что Тот, о Кото­ром пред­ре­ка­ли Про­ро­ки, явил­ся уже в мир. Анти­фо­ны раз­де­ля­ют­ся на три части, отде­ля­е­мые одна от дру­гой малы­ми екте­нья­ми[90].

Пред екте­ньёй вто­рой части поёт­ся Тро­парь: Еди­но­род­ный Сыне и Сло­ве Божий, что вве­де­но со вре­мён Несто­ри­е­вой ере­си, как дог­ма­ти­че­ское опро­вер­же­ние слов это­го лже­учи­те­ля, уси­ли­вав­ше­го­ся дока­зать, что Матерь Божию нуж­но име­но­вать не Бого­ро­ди­цею, а Хри­сто­ро­ди­цею.

Сло­ва это­го тро­па­ря изоб­ра­жа­ют момент, когда при кре­ще­нии Гос­по­да, послы­шал­ся с небес глас, сви­де­тель­ство­вав­ший, что Сей есть Сын воз­люб­лен­ный. Еди­на сый от свя­тые Троицы.

По окон­ча­нии тре­тьей части Анти­фо­нов[91] сле­ду­ет выход со Св. Еван­ге­ли­ем, так назы­ва­е­мый малым выхо­дом. Он изоб­ра­жа­ет собой нача­ло про­по­ве­ди Иису­са Хри­ста; пред­но­си­мая же Еван­ге­лию све­ча изоб­ра­жа­ет вме­сте и Пред­те­чу Хри­сто­ва Иоан­на и то, что уче­ние Еван­гель­ское есть свет истин­ный, про­све­ща­ю­щий вся­ко­го чело­ве­ка, гря­ду­ще­го в мир. Диа­кон, оста­но­вив­шись в цар­ских вра­тах, воз­гла­ша­ет: Пре­муд­рость про̀сти! Это зна­чит, что­бы моля­щи­е­ся, слу­шая дей­ствие Литур­гии, пони­ма­ли бы в них сокро­вен­ную пре­муд­рость Божию в про­сто­те духа и серд­ца, и без вся­ко­го сует­но­го помыш­ле­ния, или жал­ко­го суе­муд­рия. Воз­буж­дён­ные эти­ми сло­ва­ми пред­сто­я­щие в лице кли­ра тор­же­ствен­но воз­гла­ша­ют: При­и­ди­те покло­ним­ся и при­па­дем ко Хри­сту. Затем чита­ют­ся тро­па­ри в честь празд­ну­е­мых Свя­тых, изоб­ра­жая тем, что Хри­стос по вос­кре­се­нии Сво­ём всем отверз им две­ри рая.

После это­го свя­щен­ник, бла­го­сло­вив диа­ко­на на испол­не­ние Три­свя­той пес­ни, вос­пе­ва­е­мой Анге­ла­ми, сам начи­на­ет её сло­ва­ми: Яко Свят ecu Боже наш; диа­кон же, при­не­ся моле­ние к Богу о веру­ю­щих, в сло­вах Гос­по­ди! спа­си бла­го­че­сти­вые, воз­буж­да­ет их вос­пе­вать Ангель­скую песнь и во веки веков. Вслед­ствие чего пред­сто­я­щие, под­твер­див в лице кли­ра сло­ва это­го воз­буж­де­ния воз­гла­сом Аминь, т. е. да будет, начи­на­ют петь: Свя­тый Боже, при­бав­ляя к этим Ангель­ским сло­вам, сло­ва греш­но­го чело­ве­че­ства: поми­луй нас, как необ­хо­ди­мые для ожи­да­ю­щих мило­сер­дия Божия[92].

По окон­ча­нии Три­свя­той пес­ни свя­щен­ник вос­хо­дит на гор­нее место, зна­ме­ну­ю­щее гор­ний пре­стол вели­чия Божия, на кото­ром Сын Божий, седя одес­ную Отца, пра­вит все­ми мира­ми; а диа­кон воз­гла­ша­ет вон­мем! пред­ва­ряя тем моля­щих­ся, что насту­па­ет вре­мя чте­ния Апо­столь­ско­го уче­ния, вну­шён­но­го Самим Хри­стом Сво­им избран­ни­кам, кото­рых Он посы­лал про­по­ве­до­вать пред лицом Сво­им; и пото­му свя­щен­ник, повто­ряя сло­ва заве­та Его о мире (Лк.10:6), обра­ща­ясь к пред­сто­я­щим, воз­гла­ша­ет: мир всем! Чтец же Апо­сто­ла, бла­го­да­ря его от лица пред­сто­я­щих, выра­жа­ет жела­ние их того же мира душе свя­щен­но­дей­ству­ю­ще­го; а пото­му и воз­гла­ша­ет и духо­ви тво­е­му![93] После сего диа­кон гро­мо­глас­но про­из­но­сит Пре­муд­рость! воз­буж­дая тем вни­ма­тель­ное слу­ша­ние, име­ю­ще­го­ся читать­ся, а клир, повто­ряя сло­ва чте­ца Апо­сто­ла, поёт Про­ки­мен, т. е. один из сти­хов псал­ма, более при­ли­че­ству­ю­щий содер­жа­нию Апо­столь­ско­го посла­ния, и затем уже, по вто­рич­ном воз­гла­ше­нии от диа­ко­на: Пре­муд­рость! Вон­мем! — начи­на­ет­ся чте­ние Апо­сто­ла. Во вре­мя его диа­кон кадит в алтарь и на пред­сто­я­щих, выра­жая тем жела­ние, что­бы сии послед­ние чрез силу без­услов­ной веры в сло­ва слу­ша­е­мо­го ими уче­ния, а рав­но и в сло­ва после­ду­ю­ще­го за ним Св. Еван­ге­лия, сде­ла­лись Хри­сто­вым бла­го­уха­ни­ем Бого­ви. По окон­ча­нии чте­ния Апо­сто­ла, свя­щен­ник пре­по­да­ёт мир чте­цу, выра­жая это сло­ва­ми мир ти, а тот, отве­тив обыч­ным поже­ла­ни­ем и духо­ви тво­е­му, — воз­буж­да­ет клир к хва­ле Божи­ей пени­ем Алли­лу­иа.

За сим сле­ду­ет вынос из алта­ря и чте­ние пред цар­ски­ми вра­та­ми Еван­ге­лия, пред­ва­рён­ные теми же воз­гла­са­ми свя­щен­ни­ка и диа­ко­на, с при­бав­ле­ни­ем слов: Про̀сти услы­шим Свя­та­го Еван­ге­лия (т. е. с чистым серд­цем). Чте­ни­ем этим изоб­ра­жа­ет­ся лич­ная про­по­ведь Иису­са Хри­ста, при кото­рой Он не толь­ко поучал, но и бла­го­де­тель­ство­вал (Деян.10:38), — и пото­му, как при нача­ле это­го чте­ния, так и по окон­ча­нии его, — при­зна­тель­ные веру­ю­щие вос­пе­ва­ют: Сла­ва Тебе, Гос­по­ди, Сла­ва Тебе! С окон­ча­ни­ем чте­ния Еван­ге­лия свя­щен­ник схо­дит с гор­не­го места и, при­няв Еван­ге­лие в цар­ских вра­тах, отхо­дит с ним к пре­сто­лу; диа­кон же, оста­ва­ясь на месте чте­ния, начи­на­ет про­из­но­сить сугу­бую ектенью.

По окон­ча­нии этой екте­ньи сле­ду­ет изве­де­ние огла­шен­ных, пото­му что при­бли­жа­ет­ся вре­мя совер­ше­ния даров, при чём они недо­стой­ны ещё при­сут­ство­вать; но преж­де их уда­ле­ния, им пове­ле­ва­ет­ся, как бы окон­ча­тель­но на этот раз обра­тить­ся с моль­бой о себе к Гос­по­ду, и для того диа­кон про­воз­гла­ша­ет О себе помо­ли­те­ся огла­шен­ни­и­Гос­по­де­ви! а вме­сте с тем и веру­ю­щие при­гла­ша­ют­ся при­со­еди­нить свои молит­вы к их молит­вам дабы Гос­подь поми­ло­вал их; огла­сил их сло­вом исти­ны и при­со­еди­нил их к сво­ей Собор­ной и Апо­столь­ской Церк­ви. По окон­ча­нии это­го моле­ния диа­кон, пове­лев огла­шен­ным пре­кло­нить гла­вы пред Гос­по­дом, для полу­че­ния от Него бла­го­сло­ве­ния, воз­ве­ща­ет им о вре­ме­ни уда­ле­ния их из хра­ма, про­воз­гла­шая: Ели­цы огла­шен­нии изыдите!

Это изве­де­ние огла­шен­ных из церк­ви, по сло­вам Симео­на Фес­са­ло­нит­ско­го[94], изоб­ра­жа­ет окон­ча­ние мира, когда, по изре­че­нию Само­го Спа­си­те­ля про­по­ве­да­но будет Еван­ге­лие Цар­ствия по всей все­лен­ной во сви­де­тель­ство всем наро­дам, — и тогда при­дёт конец (Мф.24:14). Тогда сядет на пре­стол сла­вы Сво­ея; и собе­рут­ся пред Ним все наро­ды, и отде­лит их друг от дру­га так, как пас­тырь отде­ля­ет овец от коз­лов (Мф.25:31–33).

Поэто­му и Цер­ковь, после Еван­ге­лия, пове­ле­ва­ет огла­шен­ным вый­ти из хра­ма, остав­ляя в нём одних верных.

Свя­той Зла­то­уст[95] добав­ля­ет это истол­ко­ва­ни­ем слов еда никто от огла­шен­ных. Он гово­рит: это зна­чит то, что­бы никто, из недо­стой­ных вку­шать Боже­ствен­ную тра­пе­зу, никто из недо­стой­ных видеть небес­ную кровь, изли­ва­е­мую в остав­ле­ние гре­хов, никто, из недо­стой­ных живой жерт­вы; никто из не веда­ю­щих таинств веры, никто из не могу­щих при­ка­сать­ся осквер­нён­ны­ми уста­ми к страш­ным Тай­нам, — не дер­зал оста­вать­ся в это вре­мя в хра­ме! А пото­му воз­глас этот, оче­вид­но, име­ет пол­ную силу и при­ме­не­ние ко всем при­сут­ству­ю­щим в это вре­мя в храме.

В пер­вен­ству­ю­щей Церк­ви Литур­гия огла­шен­ных совер­ша­лась в церк­ви посре­ди наро­да, а по изве­де­нии огла­шен­ных, свя­щен­ник вхо­дил уже в алтарь, для совер­ше­ния Литур­гии верных.

Литургия верных

Это самая глав­ная и суще­ствен­ная часть Литур­гии. В ней таин­ствен­но изоб­ра­жа­ют­ся: стра­да­ния, смерть и вос­кре­се­ние Спа­си­те­ля; воз­не­се­ние Его на небо; седе­ние Его одес­ную Отца, изли­я­ние бла­го­да­ти Свя­то­го Духа на веру­ю­щих, и нако­нец, — вто­рое Его пришествие.

Нача­лом её слу­жит екте­нья про­из­но­си­мая диа­ко­ном: Ели­цы вер­нии, паки и паки миром Гос­по­ду помо­лим­ся! в кото­рую поме­ще­ны неко­то­рые про­ше­ния из вели­кой екте­ньи и кото­рая дву­крат­ным воз­гла­сом Пре­муд­рость! отли­ча­ет­ся от всех про­чих. Двой­ное напо­ми­на­ние это здесь необ­хо­ди­мо, ибо в это вре­мя начи­на­ет­ся — совер­шен­ней­шая пре­муд­рость Божия, — т. е. совер­ше­ние Тайн!

При нача­ле этой екте­ньи свя­щен­ник, рас­кры­ва­ет на пре­сто­ле Св. Анти­минс и молит тай­но Гос­по­да спо­до­бить его достой­но пред­сто­ять вели­ко­му Его жерт­вен­ни­ку, и очи­стив его от вся­кие сквер­ны пло­ти и духа, соде­лать удо­вле­тво­ри­тель­ным (удовлить) для совер­ше­ния свя­то­го и страш­но­го служения.

В это вре­мя начи­на­ет­ся Херу­вим­ская песнь, при кото­рой пред­сто­я­щие, очи­стив­шись душой до непо­роч­но­сти, свой­ствен­ной Херу­ви­мам (ибо что­бы вос­пе­вать вме­сте с ними Три­свя­тую песнь Живо­тво­ря­щей Тро­и­це, необ­хо­ди­мо упо­доб­лять­ся им), и отло­жив все житей­ские попе­че­ния долж­ны быть гото­вы­ми бла­го­го­вей­но встре­тить Царя Царей, Кото­ро­го неви­ди­мо дари­но­сят[96] чины Ангельские!

В кон­це этой пес­ни, — сле­ду­ет Вели­кий выход, в кото­ром Св. Дары пере­но­сят­ся с жерт­вен­ни­ка на пре­стол или тра­пе­зу, для освя­ще­ния. Это пере­не­се­ние изоб­ра­жа­ет пере­не­се­ние Пре­чи­сто­го тела Гос­по­да Иису­са Хри­ста с Гол­го­фы на место Его погре­бе­ния. И пото­му таин­ствен­ный выход совер­ша­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом: свя­щен­ник и диа­кон, как Иосиф и Нико­дим, обрет­шие на Гол­го­фе тело рас­пя­то­го Иису­са, бла­го­го­вей­но сняв­шие Его с кре­ста и пере­нёс­шие по север­ной сто­роне от места рас­пя­тия в пеще­ру погре­бе­ния, — идут из север­ных две­рей алта­ря и несут ещё не про­слав­лен­ные в вос­кре­се­нии тело и кровь Гос­под­ню. Пред­ше­ству­ю­щий им све­тиль­ник изоб­ра­жа­ет про­ро­ков, так вер­но пред­ска­зав­ших образ стра­да­ний и смер­ти Спа­си­те­ля. Возду́х, лежа­щий на пле­че диа­ко­на, обра­зу­ет пла­ща­ни­цу; покро­вы — на дис­ко­се и чаше, — озна­ча­ют, — один сударь, а дру­гой пеле­ны, кото­ры­ми были обви­ты голо­ва и тело Хри­ста; кадиль­ни­ца же в руке диа­ко­на — аро­ма­ты, упо­треб­лён­ные при погре­бе­нии. Оста­но­вясь пред цар­ски­ми вра­та­ми (лицом к пред­сто­я­щим), свя­щен­ник начи­на­ет молить­ся о Госу­да­ре и обо всём Цар­ству­ю­щем доме (поимён­но); диа­кон же про­дол­жа­ет это моле­ние, упо­ми­ная о Св. Сино­де и о мест­ном Архи­ерее, и заклю­чив его общим окон­ча­ни­ем: Да помя­нет их Гос­подь Бог во Цар­ствии Сво­ем, вхо­дит в алтарь и, пре­кло­нив коле­на пред тра­пе­зой, с дис­ко­сом на голо­ве, ожи­да­ет свя­щен­ни­ка. Свя­щен­ник же, осе­нив кре­сто­об­раз­но чашею пред­сто­я­щих, заве­ря­ет их, что и всех, достой­но созер­ца­ю­щих Вели­кое Таин­ство Пра­во­слав­ных хри­сти­ан, Да помя­нёт Гос­подь Бог во Цар­ствии Сво­ем[97]. Затем, вой­дя в алтарь и поста­вив чашу на пре­стол, свя­щен­ник сни­ма­ет с гла­вы диа­ко­на дис­кос, и ста­вит его рядом с чашей. При этих дей­стви­ях пре­стол зна­ме­ну­ет вер­то­град Иоси­фа; раз­ло­жен­ный на пре­сто­ле Анти­минс — гроб Спа­си­те­ля, возду́х, кото­рым покры­ва­ет­ся, сверх покро­вов вме­сте и дис­кос и потир, — тот вели­кий камень, кото­рый был при­ва­лен Иоси­фом к пеще­ре погре­бе­ния; — фими­ам кади­ла, — погре­баль­ное куре­ние; а сло­ва чита­е­мо­го при этом свя­щен­ни­ком псал­ма: Убла­жи, Гос­по­ди, бла­го­во­ле­ни­ем Тво­им Сио­на — содер­жат в себе ту молит­ву, в смыс­ле кото­рой новый Сион — озна­ча­ет Цер­ковь Хри­сто­ву: — и пото­му свя­щен­ник про­сит укре­пить пас­ты­рей и учи­те­лей, как бы сте­ны ново­го Иерусалима.

Вслед за пере­не­се­ни­ем Св. Даров, цар­ские вра­та затво­ря­ют­ся и заве­са цер­ков­ная за ними задёр­ги­ва­ет­ся. Это изоб­ра­жа­ет то вре­мя, когда всё Боже­ствен­ное было заклю­че­но в гро­бе и даже запе­ча­та­но печа­тью Каиа­фы. Затем, диа­кон, вый­дя из алта­ря пред цар­ски­ми вра­та­ми, воз­буж­да­ет пред­сто­я­щих к молит­ве о пред­ло­жен­ных Дарах и при­со­еди­ня­ет к ней неко­то­рые дру­гие про­ше­ния, кото­рый свя­щен­ник под­дер­жи­ва­ет тай­ной к Богу молит­вой, про­ся в ней и о себе. Но, как молит­вы не оду­шев­лён­ные любо­вью и верой, не име­ют цены пред Гос­по­дом, то Цер­ковь и тре­бу­ет от чад сво­их тор­же­ствен­но­го заяв­ле­ния их пред источ­ни­ком мира и люб­ви Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом. И пото­му диа­кон после екте­ньи и свя­щен­ни­че­ско­го воз­гла­са Мир всем при­зы­ва­ет моля­щих­ся к свя­щен­но­му испол­не­нию вели­кой запо­ве­ди, взы­вая Воз­лю­бим друг дру­га, да еди­но­мыс­ли­ем испо­ве­мы, клир же, как бы сви­де­тель­ствуя общую готов­ность на это, про­дол­жа­ет: Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа, Тро­и­цу Еди­но­сущ­ную и Нераз­дель­ную![98]

А вслед за этим цер­ковь при­сту­па­ет и к испо­ве­да­нию веры; но что­бы пред­сто­я­щие испол­ни­ли это, как бы пред лицом Само­го Бога, то отъ­ем­лет­ся не толь­ко заве­са от цар­ских врат, но сни­ма­ет­ся и воз­дух со Св. Даров, и диа­кон воз­гла­ша­ет Две­ри, две­ри! пре­муд­ро­стью вон­мем! а клир от лица всех пред­сто­я­щих тор­же­ствен­но про­из­но­сит Сим­вол веры.

В древ­ние вре­ме­на, когда испо­вед­ни­ки Хри­сти­ан­ской веры ещё пре­тер­пе­ва­ли гоне­ния от неве­ру­ю­щих Иуде­ев и языч­ни­ков, сло­ва эти Две­ри, две­ри! отно­си­лись к наруж­ным две­рям цер­ков­ным, что­бы на это вре­мя иметь их запер­ты­ми, во избе­жа­ние напа­де­ния языч­ни­ков и неве­ру­ю­щих, кото­рые мог­ли бы поме­шать свя­щен­но­дей­ствию; а так­же и для того, что­бы кто-либо из огла­шен­ных, каю­щих­ся, и вооб­ще из недо­стой­ных видеть совер­ше­ние Св. Тайн, не вошёл в это вре­мя в храм. Сле­ду­ю­щие же за ними сло­ва Пре­муд­ро­стью вон­мем! отно­си­лись к моля­щим­ся, как пре­ду­пре­жде­ние о том, что­бы воз­гла­ша­е­мый Сим­вол веры был про­из­но­сим с пол­ным пони­ма­ни­ем и оцен­кой тех свя­тых Еван­гель­ских истин, кото­рые он в себе заключает.

В более же позд­нее вре­мя, когда гоне­ние на хри­сти­ан уже пре­кра­ти­лось, то Учи­те­ли Церк­ви, дали сло­вам: две­ри, две­ри! дру­гое, более важ­ней­шее зна­че­ние[99]. А имен­но: так, как все таин­ства воче­ло­ве­че­ния Хри­ста, а с Ним и наша вера — вос­пол­ни­лись Его вос­кре­се­ни­ем, то в дей­стви­ях Церк­ви, при этом момен­те бого­слу­же­ния, мы долж­ны созер­цать сле­ду­ю­щее: в откры­тии заве­сы цер­ков­ной и под­ня­тии воз­ду­ха, изоб­ра­жав­ше­го камень на гро­бе, — три­днев­ное вос­ста­ние Хри­ста. А пото­му, и сло­ва две­ри, две­ри! Пре­муд­ро­стью вон­мем! долж­ны воз­ве­щать, что две­ри гро­ба Хри­сто­ва уже отверз­лись для вос­ста­ния Его; а за ними отвер­зят­ся и две­ри рая, обра­зу­е­мо­го алта­рём, для наше­го вос­ше­ствия во Свя­тая Свя­тых. И что обнов­лён­ная плоть Хри­ста, под кото­рой Он преж­де, как под заве­сой, скры­вал Боже­ство Своё, теперь уже, за отня­ти­ем от неё зем­ных свойств, соде­ла­лась для земно­род­ных живым и новым путём к небес­но­му отечеству!

Во вре­мя про­из­но­ше­ния кли­ром Сим­во­ла веры свя­щен­ник, взяв возду́х, колеб­лет им над Св. Дара­ми; это изоб­ра­жа­ет: и зем­ле­тря­се­ние (трус), быв­шее при отва­ле­нии кам­ня от гро­ба, а так­же и вея­ние Свя­то­го Духа, нис­ше­ствие кото­ро­го и само свя­щен­ное писа­ние назы­ва­ет дыха­ни­ем вет­ра[100] и дей­стви­ем кото­ро­го в насто­я­щем слу­чае совер­ша­ет­ся освя­ще­ние пред­ле­жа­щих Даров.

И пото­му, так как все дей­ствия это­го момен­та изоб­ра­жа­ют вос­кре­се­ние Хри­сто­во, вос­кре­сив­шее и всё пад­шее чело­ве­че­ство, то свя­щен­ник, как свя­щен­но­дей­ству­ю­щий во испол­не­ние запо­ве­ди Хри­ста, тво­рит всё это в Его вос­по­ми­на­ние — при­го­тов­ля­ет­ся к совер­ше­нию Вели­ко­го Таин­ства пре­ис­пол­нен­ный вели­чай­шей бла­го­дар­но­сти за все бла­го­де­я­ния Божии. Отче­го эта часть совер­ше­ния Даров и назы­ва­ет­ся Евха­ри­стия, т. е. бла­го­да­ре­ние. Но что­бы пред­сто­я­щие, с тем же истин­ным чув­ством стра­ха Божия и с чисто­той духа, при­со­еди­ни­ли к нему свои молит­вы, то диа­кон и воз­буж­да­ет их к тому сло­ва­ми: Ста­нем доб­ре, ста­нем со стра­хом вон­мем, свя­тое воз­но­ше­ние в мире при­но­си­ти. На это при­зы­ва­ние клир от лица пред­сто­я­щих сви­де­тель­ству­ет, что они созна­ют, что нель­зя достой­но при­сту­пить к пре­не­бес­ной тра­пе­зе Божьей без чувств мило­сер­дия и люб­ви к ближ­ним и что про­ще­ние обид и обо­юд­ное при­ми­ре­ние, есть бла­го­при­ят­ная жерт­ва Богу, осо­бен­но в эти мину­ты тор­же­ствен­но­го про­слав­ле­ния Его, и пото­му вос­кли­ца­ет: Милость мира, жерт­ву хва­ле­ния! Свя­щен­ник же за эту свя­тую готов­ность при­вет­ству­ет их Апо­столь­ски­ми сло­ва­ми: Бла­го­дать Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, и любы (т. е. любовь) Бога и Отца, и при­ча­стие (наи­тие) Свя­та­го Духа, буди со все­ми вами! Клир бла­го­дар­ствен­но ответ­ству­ет ему, с поже­ла­ни­ем того же, гово­ря: И духо­ви твоему!

При­го­то­вив таким обра­зом пред­сто­я­щих к чув­ствам долж­ной Евха­ри­стии, свя­щен­ник воз­во­дит мыс­ли и серд­ца их от зем­ных помыс­лов к пре­сто­лу Гор­не­го Царя, и пото­му воз­гла­ша­ет: горе́ име­ем серд­ца! — они же еди­но­глас­но отзы­ва­ют­ся на это, сло­ва­ми кли­ра: Има­мы ко Гос­по­ду! и тогда-то уже свя­щен­ник по при­ме­ру Спа­си­те­ля, при­нёс­ше­го преж­де совер­ше­ния Тай­ной Вече­ри бла­го­да­ре­ние Богу-Отцу[101], — вме­сте с паст­вой, начи­на­ет общее бла­го­да­ре­ние, воз­гла­шая: Бла­го­да­рим Гос­по­да! и в гла­ве паст­вы, повер­га­ясь пред пре­сто­лом вели­чия Божия, вос­кли­ца­ет с нею: Достой­но и пра­вед­но есть покла­ня­ти­ся Отцу, и Сыну, и Свя­то­му Духу и проч. Но что­бы изоб­ра­зить пред­сто­я­щим всю свя­тость и тор­же­ствен­ность это­го бла­го­да­ре­ния, всю высо­ту Бла­го­да­ри­мо­го и чисто­ту чувств, тре­бу­е­мых при этой бла­го­дар­но­сти, — свя­щен­ник напо­ми­на­ет им, как в гор­нем мире бла­го­да­рят и хва­лят Гос­по­да все силы небес­ные, непре­стан­но пою­ще, вопи­ю­ще, взы­ва­ю­ще и гла­го­лю­ще Ему побед­ную песнь Что пред­сто­я­щие, с дерз­но­ве­ни­ем веры и испол­ня­ют, воз­гла­шая сло­ва окру­жа­ю­щих пре­стол Божий: Свят, Свят, Свят, Гос­подь Бог Сава­оф, и при­со­еди­ня­ют к ним зем­ное вели­ча­ние сла­вы Божи­ей, излив­ше­е­ся из уст еврей­ских отро­ков: Осан­на в выш­них! Бла­го­сло­вен Гря­дый во имя Гос­подне, осан­на в вышних!

Сло­ва свя­щен­ни­ка пою­ще, вопи­ще, взы­ва­ю­ще и гла­го­лю­ще, по изъ­яс­не­нию Св. Патр. Гер­ма­на[102], отно­сят­ся к четы­рём живот­ным пред­сто­я­щим, по сло­вам Откро­ве­ния Св. Иоан­на Бого­сло­ва, окрест пре­сто­ла Бога Все­дер­жи­те­ля, и непре­стан­но вос­кли­ца­ю­щих: Свят, Свят, Свят, Гос­подь Сава­оф[103] из кото­рых Орёл, как пти­ца, зна­ме­ну­ет вооб­ще тво­ре­ние пою­щее; Телец по обра­зу его мыча­ния — вопи­ю­щим; Льва, — по свой­ству его кри­ка — взы­ва­ю­щим, и нако­нец, Чело­ве­ка, — по спо­соб­но­сти его гово­рить — гла­го­лю­щим. Что­бы изоб­ра­зить гла­сы всех их, диа­кон, при про­из­но­ше­нии этих слов свя­щен­ни­ком, при­под­ни­ма­ет с дис­ко­са звез­ди­цy и кре­сто­об­раз­но уда­ря­ет ею о края его, имен­но в те места, где изоб­ра­же­ны Еван­ге­ли­сты, сим­во­ли­че­ски сопро­вож­да­е­мые эти­ми Апо­ка­леп­си­че­ски­ми живот­ны­ми. При­со­еди­не­ние же к сло­вам небес­ных слу­жи­те­лей слов еврей­ских отро­ков, озна­ча­ет, что в это вре­мя литур­гии и сами Анге­лы, со все­ми небес­ны­ми сила­ми, нахо­дят­ся в сослу­же­нии с чело­ве­ка­ми, для бла­го­да­ре­ния Гос­по­да, что под­твер­жда­ет­ся и молит­вой, втайне чита­е­мой в это вре­мя священником.

По воз­гла­ше­нии этой Сера­фим­ской пес­ни, свя­щен­ник, воз­дав ею хва­лу Богу, сово­куп­но с небес­ны­ми сила­ми и людь­ми, пред­сто­я­щи­ми на зем­ле, — дер­за­ет начать уже самую глав­ную часть Евха­ри­стии. Он, обра­тив­шись по при­ме­ру Спа­си­те­ля, с тай­ной молит­вой к Богу-Отцу и при­но­ся бла­го­да­ре­ния за все бла­го­де­я­ния Бога-Сына, сло­ва­ми Его начи­на­ет воз­гла­шать, ука­зы­вая на хлеб, лежа­щий на дис­ко­се: При­и­ми­те, яди­те, сие есть тело Моё, и проч. и, ука­зы­вая на потир: Пий­те от нея вси, сия есть кровь Моя Ново­го Заве­та и проч. Диа­кон, одно­вре­мен­но со свя­щен­ни­ком, ука­зы­вая на Дары, гово­рит: Се Агнец Божий, взем­ляй гре­хи мира, а клир, после обо­их воз­гла­ше­ний свя­щен­ни­ка, утвер­ди­тель­но заклю­ча­ет их сло­вом Аминь, т. е. истин­но! Потом свя­щен­ник, при­по­ми­ная все обра­зы спа­се­ния людей, т. е. крест, гроб, вос­кре­се­ние, вос­ше­ствие на небо, сиде­ние одес­ную Бога-Отца, нис­по­сла­ние Духа Свя­то­го, и нако­нец, вто­рое при­ше­ствие, воз­гла­ша­ет: Твоя от Тво­их, Тебе при­но­ся­ще от всех и за вся т. е. Тебе при­но­сим сии дары, в память той вели­кой жерт­вы Тво­е­го мило­сер­дия, кото­рую Ты при­нёс за нас, и при­но­сим их Тебе от име­ни и за всех тех, кото­рых Ты иску­пил Пре­чи­стой Сво­ею кро­вью. Про­из­но­ся эти сло­ва, свя­щен­ник или диа­кон при­под­ни­ма­ют дис­кос и потир, дер­жа кре­сто­об­раз­но руки, в знак крест­ной смер­ти искуп­ле­ния; клир же, от лица пред­сто­я­щих, про­дол­жа­ет эти бла­го­да­ре­ния, сло­ва­ми: Тебе поем, Тебе бла­го­сло­вим, Тебе бла­го­да­рим, Гос­по­ди, и молим­ти­ся Боже наш.

Затем, свя­щен­ник, укреп­лён­ный молит­ва­ми и вос­по­ми­на­ни­ем дей­ствий Хри­ста, — при­сту­па­ет уже к совер­ше­нию само­го Таин­ства: с молит­вой о нис­по­сла­нии Духа Свя­то­го, он воз­ла­га­ет преж­де поверх дис­ко­са изоб­ра­же­ние кре­ста, со сло­ва­ми: И сотво­ри убо хлеб сей чест­ное тело Хри­ста Тво­е­го; потом над чашею, с сло­ва­ми: А еже в чаше сей, — чест­ную кровь Хри­ста Тво­е­го, и нако­нец, над обе­и­ми, со сло­ва­ми: Пре­ло­жив Духом Тво­им Свя­тым, и совер­шив это, повер­га­ет­ся ниц пред Св. Дара­ми, как бы пред Самим Гос­по­дом, ибо они с той мину­ты ста­но­вят­ся истин­ным телом и кро­вью Гос­по­да Иису­са Хри­ста, или по сло­вам Св. Иоан­на Зла­то­усто­го: Жерт­вой, соеди­ня­ю­щею мир пре­не­бес­ный с юдоль­ным, т. е. всех вер­ных на небе и зем­ле, меж­ду собой и со Хри­стом[104].

Но, как бла­жен­ные небо­жи­те­ли свя­ты, а пре­бы­ва­ю­щие на зем­ле ещё молят об отпу­ще­нии гре­хов, то за каж­дую из этих двух частей рода чело­ве­че­ско­го свя­щен­ник при этом при­но­сит жерт­вы: за пер­вых бла­го­дар­ствен­ную, а за вто­рых — уми­ло­сти­ви­тель­ную и очи­сти­тель­ную. Бла­го­дар­ствен­ную, за пра­от­цов, про­ро­ков, апо­сто­лов, муче­ни­ков и всех свя­тых, в лице кото­рых обре­те­на Цер­ко­вью уве­рен­ность в веч­ном бла­жен­стве; пре­иму­ще­ствен­но же, или изряд­но, пред все­ми ними, за Пре­свя­тую и Пре­чи­стую Матерь Божию, как за бли­жай­шую к Богу, имя Кото­рой, вслед­ствие это­го свя­щен­ник и про­из­но­сит вслух, воз­гла­шая: Изряд­но о Пре­свя­тей, Пре­чи­стей, Пре­бла­го­сло­вен­ней Вла­ды­чи­це нашей Бого­ро­ди­це и Прис­но­де­ве Марии, а клир отве­ча­ет: Достой­но есть яко воис­ти­ну и проч. Уми­ло­сти­ви­тель­ную же, за усоп­ших в вере, душам кото­рых, по сло­вам Св. Кирил­ла Иеру­са­лим­ско­го быва­ет вели­кая отра­да, когда про­из­но­сит­ся о них моле­ние при свя­той и страш­ной жерт­ве[105]. И нако­нец, — Очи­сти­тель­ную — за всех живых, про­ся­щих поми­ло­ва­ния за гре­хи; при этом, свя­щен­ник, воз­гла­ша­ет: Во-пер­вых, помя­ни Гос­по­ди Свя­тей­ший, Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод и проч., а клир заклю­ча­ет: и всех, и вся.

Все эти все­сто­рон­ние жерт­вы свя­щен­ник заклю­ча­ет моле­ни­ем: и даждь нам еди­ны­ми усты и еди­ным серд­цем, сла­ви­ти и вос­пе­ва­ти Все­пре­чест­ное имя Твое! И как клир от лица пред­сто­я­щих под­твер­жда­ет это сло­вом готов­но­сти Аминь (да будет), то свя­щен­ник и при­зы­ва­ет на них: мило­сти Бога и Спа­са наше­го Иису­са Христа!

За этим сле­ду­ет екте­нья, в кото­рой диа­кон воз­буж­да­ет пред­сто­я­щих молить­ся о при­не­сён­ных и освя­щён­ных Дарах, дабы чрез них полу­чить Боже­ствен­ную бла­го­дать и дар Свя­то­го Духа и проч., а свя­щен­ник заклю­ча­ет эти моле­ния воз­зва­ни­ем к Гос­по­ду Иису­су: и спо­до­би нас, Вла­ды­ко, с дерз­но­ве­ни­ем, неосуж­ден­но сме­ти при­зы­ва­ти Тебе, Небес­но­го Бога-Отца и гла­го­ла­ти ту молит­ву, кото­рой Ты усы­но­вил нас Себе и кото­рую Сам пре­по­дал нам для обра­ще­ния к Тебе.

Клир вос­пе­ва­ет Отче наш, по окон­ча­нии кото­рой диа­кон при­гла­ша­ет при­к­ло­нить гла­вы свои Гос­по­де­ви, что пред­сто­я­щие и испол­ня­ют, в знак сынов­не­го стра­ха и бла­го­го­ве­ния, а свя­щен­ник в это вре­мя чита­ет втайне молит­ву, в кото­рой про­сит Гос­по­да: мило­сти­во воз­зреть с небес на под­к­ло­нив­ших Ему свои гла­вы и бла­го­сло­вить их на достой­ное при­ча­ще­ние, не ради их соб­ствен­ных заслуг, а лишь бла­го­да­тью и щед­ро­та­ми и чело­ве­ко­лю­би­ем Еди­но­род­но­го Сына Его.

Во вре­мя молит­вы Отче наш диа­кон пре­по­я­сы­ва­ет­ся кре­сто­об­раз­но ора­рем, при­го­тов­ляя себя и к более сво­бод­но­му слу­же­нию при при­ча­стии, и изоб­ра­жая этим поло­же­ни­ем ора­ря, шести­кры­лых Сера­фи­мов, закры­ва­ю­щих лица свои пред вели­чи­ем сла­вы Гос­под­ней. При­го­то­вясь таким обра­зом пред­стать Пре­сто­лу Божию диа­кон, воз­гла­ша­ет Вон­мем! Свя­щен­ник же при этом воз­гла­се, при­под­ни­мая с дис­ко­са Боже­ствен­но­го Агн­ца, что озна­ча­ет воз­вы­ше­ние Его на крест, — про­из­но­сит: Свя­тая Свя­тым, давая эти­ми сло­ва­ми разу­меть[106], что, как Хри­стос, тело Кото­ро­го име­ют вку­сить веру­ю­щие, — Свят, так и при­об­ща­ю­щи­е­ся для истин­но­го соеди­не­ния с Ним, — долж­ны быть свя­ты. А пото­му и воз­гла­ше­ние диа­ко­на пред сим Вон­мем отно­сит­ся пря­мо к это­му, озна­чая, что Свя­тей­ше­му Таин­ству долж­ны при­об­щать­ся лишь Свя­тые, т. е. истин­ные Хри­сти­ане, и смысл его тот же, что: пой­мём, рас­су­дим, пове­рим себя.

На это страш­ное заяв­ле­ние свя­щен­ни­ка, пред­сто­я­щие, вспо­ми­ная успо­ко­и­тель­ные сло­ва Спа­си­те­ля Его уче­ни­кам, отча­и­вав­шим­ся в спа­се­нии: невоз­мож­ное для чело­ве­ков — воз­мож­но для Бога (Лк.18:27), — со сми­ре­ни­ем взы­ва­ют: Един Свят, Един Гос­подь, Иисус Хри­стос, в Сла­ву Бога-Отца, выра­жая этим, что никто из них сво­и­ми сила­ми, — но все, чрез Иису­са Хри­ста, при­об­ре­та­ют святость.

После воз­вы­ше­ния свя­щен­ни­ком Пре­чи­сто­го тела на дис­ко­се Оно на нём же и раз­дроб­ля­ет­ся на части, по при­ме­ру того, как это сде­лал Хри­стос с хле­бом на Тай­ной вече­ри; и части эти, чис­лом четы­ре, кла­дут­ся кре­сто­об­раз­но, изоб­ра­жая собой Рас­пя­то­го Гос­по­да. При этом дей­ствии свя­щен­ник гово­рит: Раз­дроб­ля­ет­ся и раз­де­ля­ет­ся (т. е. на части и меж­ду вер­ны­ми, при­об­ща­ю­щи­ми­ся) Агнец Божий: раз­дроб­ля­е­мый и нераз­де­ля­е­мый, все­гда ядо­мый и нико­гда же ижди­ва­е­мый, но при­ча­ща­ю­щи­е­ся освя­ща­яй, зна­ме­нуя этим, что в каж­дой части­це сего Агн­ца содер­жит­ся Все­це­лый Хри­стос, нико­гда же ижди­ва­е­мый пото­му, что Хри­сти­ан­ская Цер­ковь до кон­ца веков будет при­об­щать­ся Пре­чи­сто­го тела и кро­ви Его. Одна из этих частей (имен­но верх­няя) опус­ка­ет­ся в чашу, како­вое дей­ствие, име­ну­ясь соеди­не­ни­ем Таинств, изоб­ра­жа­ет собой момент Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, на том осно­ва­нии, что как плоть, с пре­кра­ще­ни­ем дей­ствия на неё кро­ви полу­ча­ет смерть, так и, будучи соеди­нён­ной с нею, она вос­при­ни­ма­ет жизнь[107]. К это­му же вре­ме­ни при­но­сит­ся к тра­пе­зе теп­ло­та (т. е. тёп­лая вода), кото­рая по бла­го­сло­ве­нии свя­щен­ни­ка и вли­ва­ет­ся в потир, для при­да­ния кро­ви над­ле­жа­щей теп­ло­ты в устах при­ча­ща­ю­щих­ся. Вли­вая её, свя­щен­ник про­из­но­сит: Бла­го­сло­вен­на теп­ло­та Свя­тых Тво­их бла­го­слов­ляя эти­ми сло­ва­ми тёп­лую веру при­сту­па­ю­щих к при­ча­стию; а диа­кон, сло­ва­ми: Теп­ло­та веры исполнь Духа Свя­та сви­де­тель­ству­ет, что эта теп­ло­та есть дей­ствие Свя­то­го Духа.

Затем свя­щен­ник, а от него и диа­кон, при­няв в пра­вую руку по части Боже­ствен­но­го Агн­ца, испо­ве­ду­ют, скло­нив­шись над ним у пре­сто­ла, что это воис­ти­ну Хри­стос, Сын Бога Живо­го и потом вку­ша­ют его, при­об­ща­ясь вслед за этим и кро­ви из чаши. Обло­бы­зав края сей послед­ней, они про­из­но­сят сло­ва, ска­зан­ные Сера­фи­мом Про­ро­ку Иса­ии, при при­кос­но­ве­нии к устам его горя­щим углём с жерт­вен­ни­ка Гос­под­ня: Се при­кос­ну­ся устам тво­им, и оты­мет без­за­ко­ния твоя и гре­хи твои очистит.

Осталь­ные затем части Агн­ца[108] вла­га­ют­ся в чашу, и свя­щен­но­дей­ству­ю­щие, взы­вая Вос­кре­се­ние Хри­сто­во видев­ши, покло­ня­ют­ся Гос­по­ду Иису­су и молят Его: спо­до­бить их при­ча­ща­ти­ся и в неве­чер­нем дни Цар­ствия Его.

Вслед за этим, отни­ма­ет­ся цер­ков­ная заве­са и цар­ские вра­та отво­ря­ют­ся: диа­кон, дер­жа в руках потир, явля­ет­ся с ним к наро­ду, изоб­ра­жая тем явле­ние Хри­ста по вос­кре­се­нии Его уче­ни­кам, — и про­воз­гла­ша­ет: Со стра­хом Божи­им и верою при­сту­пи­те! Пред­сто­я­щие, повер­га­ясь ниц, вос­кли­ца­ют Бла­го­сло­вен Гря­дый во Имя Гос­подне и те, кото­рые гото­ви­лись в при­ня­тию Св. Тайн, засви­де­тель­ство­вав во все­услы­ша­ние веру свою, — под­хо­дят к чаше и при­ча­ща­ют­ся от свя­щен­ни­ка[109].

С окон­ча­ни­ем При­ча­ще­ния Св. Дары сно­ва отно­сят­ся на пре­стол, и это теперь здесь их пре­бы­ва­ние, — изоб­ра­жа­ет соро­ка­днев­ное пре­бы­ва­ние Спа­си­те­ля на зем­ле, по Его воскресении.

В это вре­мя, свя­щен­ник, при­звав на пред­сто­я­щих бла­го­сло­ве­ние Божие, сло­ва­ми:  Спа­си, Боже, люди Твоя и пр., кла­дёт на гла­ву диа­ко­на дис­кос с звез­ди­цей; а сей, пока­зы­ва­ясь с ними наро­ду, при отне­се­нии их на жерт­вен­ник, — изоб­ра­жа­ет сим воз­не­се­ние Спа­си­те­ля на небо.

В то же вре­мя, когда пред­сто­я­щие, по полу­че­нии бла­го­сло­ве­ния свя­щен­ни­ка, в уми­ли­тель­ных чув­ствах бла­го­дар­но­сти за все бла­го­де­я­ния Божии, вос­пе­ва­ют, в лице кли­ра: Виде­хом Свет исти­ны, при­я­хом Духа небес­но­го и пр. про­сят Св. Тро­и­цу спа­сти их, — свя­щен­ник окан­чи­ва­ет изоб­ра­же­ние воз­не­се­ния Хри­сто­ва, осе­няя чашей моля­щих­ся и про­из­но­ся: все­гда, ныне, и прис­но, и во веки веков, напо­ми­ная этим бла­го­сло­ве­ние, воз­но­сив­ше­го­ся Спа­си­те­ля: Се Я с вами во все дни до скон­ча­ния века (Деян.1:11).

Пред­сто­я­щие же, вос­по­ми­ная Апо­сто­лов, с радо­стью воз­вра­тив­ших­ся в Иеру­са­лим, Хва­ля и бла­го­да­ря Бога (Лк.24:52) взы­ва­ют: Да испол­нят­ся уста наша хва­ле­ния Тво­е­го Гос­по­ди и пр.

После сего, диа­кон, вый­дя пред цар­ские вра­та, бла­го­да­рит, вме­сте с при­част­ни­ка­ми за освя­ще­ние их Св. Тай­на­ми; а свя­щен­ник, заклю­ча­ет это бла­го­да­ре­ние воз­зва­ни­ем: Яко Ты Освя­ще­ние наше и Тебе сла­ву вос­сы­ла­ем и пр.

С эти­ми сло­ва­ми сло­жив Св. Анти­минс и осе­нив его кре­сто­об­раз­но Еван­ге­ли­ем, свя­щен­ник, кла­дёт сие послед­нее на него, и этим зна­ме­ну­ет, что Бого­слу­же­ние совер­ши­лось и что с верой созер­цав­шие его могут с миром оста­вить храм Гос­по­день, о чём и изве­ща­ет сло­ва­ми: С миром изы­дем. Но как молив­ши­е­ся жела­ли бы это сде­лать о име­ни Гос­под­нем, т. е. ещё раз помо­лясь Богу и полу­чить от Него бла­го­сло­ве­ние, — то свя­щен­ник, вый­дя из алта­ря и став посре­ди их, чита­ет молит­ву: Бла­го­слов­ля­яй бла­го­сло­вя­щих Тя и пр.

Затем уже пред­сто­я­щие, вос­клик­нув: Буди Имя Гос­подне Бла­го­сло­вен­но отныне и до века и полу­чив обрат­но бла­го­сло­ве­ние Божие рукой свя­щен­ни­ка, вме­сте с ним взы­ва­ют: Сла­ва Тебе, Хри­сте Боже, упо­ва­ние наше, полу­ча­ют отпуст, т. е. окон­ча­тель­ное поз­во­ле­ние оста­вить храм. В это вре­мя клир про­воз­гла­ша­ет мно­го­ле­тие Цар­ству­ю­ще­му Дому, Св. Сино­ду и всем пра­во­слав­ным хри­сти­а­нам. Этим окан­чи­ва­ет­ся Литур­гия, по совер­ше­нии кото­рой закры­ва­ю­щи­е­ся цар­ские вра­та изоб­ра­жа­ют кон­чи­ну века, когда уже ника­кая жерт­ва, ника­кое при­но­ше­ние, не могут отверз­нуть врат мило­сер­дия Божия.

Молитвы, относящиеся к божественной Литургии

Молит­ва пред нача­лом боже­ствен­ной Литургии
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, щед­рый и мило­сти­вый, всем истин­но при­зы­ва­ю­щим Тя! Тебе молю­ся и Тебе мил­ся дею; спо­до­би мя со тща­ни­ем, любо­вию, стра­хом и вся­ким вни­ма­ни­ем, даже до кон­ца Боже­ствен­ныя служ­бы сея пре­бы­ти, и сокру­шен­ным серд­цем и чистой сове­стью моли­ти­ся Тебе, мило­сер­до­му Богу. Ей, Гос­по­ди Царю! услы­ши мя начи­на­ю­ща при­зы­ва­ти Тя, и даруй ми остав­ле­ние всех гре­хов моих: Ты бо един бла­го­сло­вен еси со Отцем и со Свя­тым Духом, во веки. Аминь. Гос­подь Иисус Хри­стос! Щед­рый и мило­сти­вый ко всем искрен­но Тебя при­зы­ва­ю­щим! Молюсь Тебе и всё делаю для Тво­е­го уми­ло­стив­ле­ния: спо­до­би меня со тща­ни­ем и любо­вью; со стра­хом и пол­ным вни­ма­ни­ем, пре­бы­вать здесь до само­го кон­ца Боже­ствен­ной служ­бы, и с сокру­шён­ным серд­цем и чистой сове­стью молить­ся Тебе, мило­сер­до­му Богу. О, Вла­ды­ко мой! услышь меня, при­зы­ва­ю­ще­го Тебя и даруй мне про­ще­ние пре­гре­ше­ний моих: ибо Ты есть Еди­ный, Бла­го­сло­вен­ный во век, Три­еди­ный Бог, со Отцом и Свя­тым Духом. Истинно!

 

Молит­ва, когда свя­щен­ник воз­гла­ша­ет бла­го­сло­вен­но царство
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Боже, Боже мой! при­з­ри на мя греш­но­го, и испра­ви молит­ву уст моих; отже­ни помыс­лы сквер­ные от серд­ца мое­го, и про­све­ти ум мой све­том Тво­е­го Бого­ра­зу­мия; при­к­ло­ни ухо Твое, и услы­ши мя Тебе моля­ще­го­ся и Тво­ея силь­ные мило­сти чаю­ще­го: яко Ты еси Бог мой, и пред Тобой в дому Тво­ем сем молит­вен­ном стоя, умиль­но вопию: укре­пи мя, и вра­зу­ми, Боже щед­рый, в стра­се Тво­ем. Аминь. Боже мой! Боже мой! Воз­зри на меня греш­но­го и соде­лай бла­го­при­ят­ной для Тебя молит­ву уст моих; отго­ни дур­ные помыш­ле­ния от серд­ца мое­го и про­све­ти ум мой све­том Тво­е­го Бого­по­зна­ния; при­к­ло­ни слух Твой ко мне и услышь меня, моля­ще­го­ся Тебе и ожи­да­ю­ще­го от Тебя вели­кой мило­сти, пото­му что Ты есть Бог мой, и я, стоя теперь пред Тобой, в этом молит­вен­ном хра­ме Тво­ём, с уми­ле­ни­ем взы­ваю; Боже Все­щед­рый! укре­пи и вра­зу­ми меня пре­бы­вать здесь в стра­хе Тво­ём. Да будет!

 

Молит­ва при вхо­де со св. еван­ге­ли­ем, когда диа­кон про­воз­гла­ша­ет: Пре­муд­рость Прости
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже наш! ныне мене греш­но­го вход со Свя­тым Тво­им Еван­ге­ли­ем виде­ти, Свя­тое же Твое Бого­яв­ле­ние и с чело­ве­ки пожи­тие вос­по­мя­ну­ти спо­до­би­вый, при­з­ри на мя чело­ве­ко­любне, и уми­ло­сер­ди­вся, даждь ми поми­на­ти Твоя Свя­тые запо­ве­ди и пра­во хра­ни­ти я, достой­но же Тебе все­гда вос­пе­ва­ти: При­и­ди­те покло­ним­ся и при­па­дем ко Хри­сту. Спа­си ны, Сыне Божий, вос­кре­сый из мерт­вых (или: молит­ва­ми Бого­ро­ди­цы, или: во свя­тых дивен сый), пою­щия Ти: Алли­лу­ия (три­жды). Бог и Гос­подь наш, Иисус Хри­стос, спо­до­бив­ший меня ныне видеть вход со Св. Еван­ге­ли­ем Тво­им и вспо­мя­нуть Свя­тое Твоё на зем­ле Бого­яв­ле­ние и жизнь сре­ди греш­ных людей! Воз­зри на меня, по Тво­е­му чело­ве­ко­лю­бию, мило­сти­во и уми­ло­сер­дись надо мной; даруй мне воз­мож­ность посто­ян­но пом­нить свя­тые запо­ве­ди Твои и неот­ступ­но сле­до­вать по ним; а так­же и достой­но вос­пе­вать Тебя, воз­гла­шая: При­и­дем, покло­ним­ся и при­па­дем ко Хри­сту! Спа­си нас Сын Божий, вос­крес­ший из мёрт­вых (или молит­ва­ми Бого­ро­ди­цы, или див­ный в про­слав­ле­нии свя­тых Тво­их), пою­щих Тебе: Хва­ли­те Бога! (три­жды).

 

Молит­ва при песне Свя­тый Боже
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Гос­по­ди Боже Все­дер­жи­те­лю! при­ем­ляй от небес­ных Тво­их Сил три­свя­тую песнь, при­и­ми и от меня недо­стой­но­го раба тво­е­го три­свя­тое сие пение, и даждь ми вся лета живо­та мое­го, и на вся­кий час; без гре­ха Тебе сла­ву вос­сы­ла­ти, Отцу и Сыну и Свя­то­му Духу, и со стра­хом пети: Свя­тый Боже, Свя­тый креп­кий, Свя­тый бес­смерт­ный, поми­луй нас! Гос­подь Бог Все­дер­жи­тель! При­ем­ля от небес­ных, бес­плот­ных духов Тво­их пение Три­свя­той пес­ни, — при­ми и от меня, недо­стой­но­го раба Тво­е­го, то же Три­свя­тое пение и даруй мне, во все дни моей жиз­ни и в каж­дый час её, — не огор­чая Тебя гре­ха­ми мои­ми, про­слав­лять Тебя Три­еди­но­го Бога: Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа! И с бла­го­го­вей­ным стра­хом вос­пе­вать к Тебе: Свя­той Бог-Отец! Свя­той Все­силь­ный Сын! Свя­той Бес­смерт­ный Дух! — поми­луй нас!

 

Молит­ва пред чте­ни­ем апо­сто­ла, когда поёт­ся прокимен
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Спо­до­би мя, Гос­по­ди, с любо­вию достой­но послу­ша­ти Свя­тых Апо­стол Тво­их бла­го­ве­стия, бла­го­вест­ву­ю­щих нам мир, и воз­ве­ща­ю­щих бла­гая: о откро­ве­нии же сло­вес их да про­све­тит­ся и вра­зу­мит­ся дух мой Тво­ею бла­го­да­тию! Аминь. Спо­до­би меня, Гос­по­ди, с любо­вью и досто­ин­ством истин­но­го хри­сти­а­ни­на послу­шать бла­го­вест­во­ва­ния Свя­тых Апо­сто­лов Тво­их, бла­го­вест­ву­ю­щих нам мир и воз­ве­ща­ю­щих всё бла­гое! Да про­све­тит­ся и вра­зу­мит­ся душа моя с помо­щью Тво­ей бла­го­да­ти, Свя­тым откро­ве­ни­ем слов их, во всём, ими ска­зан­ном! Да будет!

 

Молит­ва по окон­ча­нии чте­ния апо­сто­ла, когда поют «Алли­луйя»
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Тебе хва­лу воз­сы­ла­ю­ще, Пре­свя­тая и нераз­дель­ная Тро­и­це, Отче и Сыне и Свя­тый Душе, со Ангель­ски­ми чин­ми поем алли­лу­иа, и молим­ти­ся: исце­ли вся неду­ги наша душев­ные и телес­ные, да здра­ви суще поем Тебе, Богу наше­му алли­лу­иа. Тро­и­це пре­су­ще­ствен­ная, пре­бо­же­ствен­ная, и пре­доб­рая, Отче и Сыне и Свя­тый Душе, едине Боже, про­ся­щим дате­лю пре­муд­ро­сти! испра­ви нас, да достой­но хва­ля­ще Тя поем; алли­луйя. Тро­и­ца Живо­на­чаль­ная, Гос­по­ди Боже наш! изба­ви нас от смер­ти веч­ные, и спо­до­би со все­ми пра­вед­ны­ми в веч­ных Тво­их селе­ни­их пети Тебе: алли­лу­иа. Тро­и­це дол­го­тер­пе­ли­вая и мно­го­мило­сти­вая! даждь ми гре­хов остав­ле­ние, и спо­до­би мя насле­ди­ти живот веч­ный, да пою Ти во веки аллилуиа! Вос­сы­лая Тебе хва­лу, Пре­свя­тая и Нераз­дель­ная Тро­и­ца: Отец, Сын и Дух Свя­той, — мы вме­сте с Ангель­ски­ми чина­ми, поем Тебе Хва­ли­те Бога и молим Тебя: исце­ли все неду­ги наши, — душев­ные и телес­ные: дабы будучи вполне здра­вы­ми (от гре­хов и болез­ней), мы мог­ли неосуж­ден­но взы­вать о Тебе, Боге нашем — Хва­ли­те Бога! Тро­и­ца, до нача­ла веков суще­ство­вав­шая, Боже­ствен­ная и Все­со­вер­шен­ней­шая: Отец, Сын и Дух Свя­той — Еди­ное Боже­ство состав­ля­ю­щая и пода­ю­щая пре­муд­рость про­ся­щим! Очи­сти нас и соде­лай достой­ны­ми вос­хва­лять Тебя, взы­вая: Хва­ли­те Бога! Тро­и­ца, — все­му жизнь пода­ю­щая, — Гос­подь Бог наш! изба­ви нас от осуж­де­ния на веч­ную смерть и спо­до­би в небес­ном Цар­ствии Тво­ём, вме­сте со все­ми пра­вед­ни­ка­ми вос­петь о Тебе: Хва­ли­те Бога! Тро­и­ца дол­го­тер­пе­ли­вая и мно­го­мило­сти­вая! Спо­до­би меня насле­до­вать жизнь веч­ную; да пою Тебе во веки: Хва­ли­те Бога!

 

Молит­ва по окон­ча­нии чте­ния св. евангелия
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Сла­ва Тебе, Гос­по­ди Царю, Сыне Бога жива­го, спо­до­би­вый мя недо­стой­на­го Боже­ствен­ная Твоя сло­ве­са и глас Свя­та­го Еван­ге­лия Тво­е­го слы­ша­ти! сим убо Вла­дыч­ним Тво­им гла­сом укре­пи мя, во обра­ще­нии и пока­я­нии, насто­я­щия сея жиз­ни прейти нощь, от вся­ко­го избав­ляя мя наве­та и зло­бы види­мых и неви­ди­мых враг; Ты бо еси един силь­ный, и цар­ству­яй во веки. Аминь. Сла­ва Тебе, Гос­подь и Царь, Сын Бога Живо­го! Спо­до­бив­ший меня недо­стой­но­го услы­шать Боже­ствен­ные Твои сло­ва, в кни­ге Тво­е­го Свя­то­го Бла­го­ве­стия! Да укре­пи и вра­зу­ми меня эти­ми Вла­дыч­ны­ми сло­ва­ми к долж­ным поступ­кам и пока­я­нию в про­дол­же­ние всей жиз­ни моей, дабы я, по недо­ра­зу­ме­ни­ям моим, не шёл на путях её, как во тьме ноч­ной; но изба­ви меня от вся­кой кле­ве­ты и зло­бы, всех види­мых и неви­ди­мых вра­гов моих! Ибо Ты есть Еди­ный Все­силь­ный и Цар­ству­ю­щий во веки! Истинно!

 

Молит­ва при нача­ле пения: Иже Херу­ви­мы
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Ныне видя­щи, душе моя, чест­ные пре­но­си­мые Дары, отвер­жи вся помыш­ле­ния сует­ная, и со стра­хом вос­пой: Иже Херу­ви­мы тай­но обра­зу­ю­ще, и живо­тво­ря­щей Тро­и­це три­свя­тую песнь при­пе­ва­ю­ще, вся­кое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние. Яко да Царя всех «поды­мем, Ангель­ски­ми неви­ди­мо дари­но­си­ма чин­ми. Алли­лу­иа» (три­жды). Сла­ва Тебе, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже наш, едине бес­смерт­ный Чело­ве­ко­люб­че! Сла­ва Тебе, от Оте­че­ских недр и от небес­ные сла­вы при­шед­ше­му, от Свя­тые же Девы воче­ло­веч­ше­му­ся и сооб­раз­ну быв­ше­му пло­ти сми­ре­ния наше­го, да нас сооб­раз­ных сла­ве Тво­ей сотво­ри­ши! Сла­ва Тебе, вшед­ше­му слав­но во Иеру­са­лим на жре­бя­ти ослем, и в нем раны и рас­пя­тие пре­тер­пе­ти и смерть подъ­я­ти изво­лив­ше­му, спа­се­ния ради наше­го! Даждь ныне, Хри­сте, сле­зы оче­сам моим, да омыю сквер­ну без­за­ко­ний моих, и яко­же спо­до­бил еси Иоси­фа с Нико­ди­мом пре­чи­стое Тело Твое, снем­ше с Кре­ста, чест­но со стра­хом поне­сти: сице и мене, днесь видя­ща чест­ныя и Боже­ствен­ныя Дары пре­но­си­мыя, спо­до­би Тебе, седя­ще­му на пре­сто­ле, со стра­хом покло­ни­ти­ся, за вся же смот­ре­ния и бла­го­во­ле­ния Твоя достой­но бла­го­да­ри­ти, и с воз­ды­ха­ни­ем испо­ве­да­ти­ся Тебе Спа­суй Богу мое­му. Ты же, Мило­сти­ве, сия при­ем от мене, кон­чи­ну жития бла­гую даруй ми, и спо­до­би мя в день суд­ный одес­ную Тебе ста­ти и слы­ша­ти глас Твой бла­гий: при­и­ди­те, бла­го­сло­вен­нии Отца Мое­го, насле­дуй­те уго­то­ван­ное вам Цар­ствие. Аминь. Видев­ши ныне пере­но­си­мы­ми Чест­ные Дары, отверг­ни, душа моя, все сует­ные помыш­ле­ния и со стра­хом вос­пой: Иже Херу­ви­мы, тай­но обра­зу­ю­ще и Живо­тво­ря­щей Тро­и­це три­свя­тую песнь при­пе­ва­ю­щи, вся­кое ныне житей­ское отло­жим попе­че­ние! Яко да Царя всех поды­мем, Ангель­ски­ми неви­ди­мо дори­но­си­ма чин­ми. Алли­луйя (три­жды). Сла­ва Тебе, Гос­подь Бог наш, Иисус Хри­стос, еди­ный бес­смерт­ный Чело­ве­ко­лю­бец! Сла­ва Тебе, нашед­ше­му от есте­ства Бога-Отца и Небес­ной Сла­вы Его и от Пре­свя­той Девы воче­ло­ве­чив­ше­му­ся и сми­рив­ше­му Себя до вос­при­я­тия нашей пло­ти, для того, что­бы воз­не­сти её, в лице Сво­ём, до высо­ты пре­не­бес­ной Сла­вы Тво­ей! Сла­ва Тебе, вошед­ше­му со сла­вой во Иеру­са­лим, сидя на юном осле и потом, там изво­лив­ше­му пре­тер­петь раны и рас­пя­тие и при­нять смерть, лишь для наше­го спа­се­ния! Даруй же, ныне, Спа­си­тель мой, слё­зы очам моим; да омой ими и всю нечи­сто­ту без­за­ко­ний моих, и, как спо­до­бил Ты Иоси­фа с Нико­ди­мом, сняв пре­чи­стое тело Твоё с кре­ста, пере­не­сти его, с бла­го­го­вей­ным тре­пе­том во гроб, — так спо­до­би и меня, видя­ще­го ныне пере­но­си­мы­ми Пре­слав­ные и Боже­ствен­ные Дары сии, — с тре­пе­том поверг­нуть­ся пред Тобой, Сидя­щем на пре­не­бес­ном Пре­сто­ле, — достой­но бла­го­да­ря за Боже­ствен­ное Твоё про­мыш­ле­ние и все бла­го­во­ле­ния ко мне, и с сер­деч­ным воз­ды­ха­ни­ем поверг­нуть пред Тобой все гре­хи и винов­ность мою, как пред Спа­си­те­лем моим и Богом! Ты же, Мило­сти­вый, при­няв это, даруй мне конец жиз­ни хри­сти­ан­ский и спо­до­би меня в день страш­но­го Суда стать одес­ную Тебя и услы­шать отрад­ные сло­ва Твои: При­и­ди­те, бла­го­сло­вен­ные Отца Мое­го и насле­дуй­те уго­то­ван­ное вам Цар­ствие! Да будет!

 

Молит­ва когда свя­щен­ник, дер­жа св. дары, про­из­но­сит поми­на­ние, после Цар­ству­ю­ще­го Дома и Сино­да, всех пра­во­слав­ных христиан
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Помя­ни мя, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Тво­ем. Помя­ни мя, Вла­ды­ко, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Тво­ем. Помя­ни мя, Свя­тый, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Тво­ем. Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий! яко­же раз­бой­ни­ка оправ­дал еси, еди­ной к Тебе возо­пив­ша: помя­ни мя, Гос­по­ди, во Цар­ствии Тво­ем, и мене помя­ни. Гос­по­ди Боже мой, бес­пре­стан­но Тебе тож­де вопи­ю­ще­го, и тояж­де еяже оно­го, части спо­до­би мя, яко благ и чело­ве­ко­лю­бец. Аминь. Помя­ни мя, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствие Твое! Помя­ни мя, Вла­ды­ко, егда при­и­де­ши во Цар­ствие Твое! Помя­ни мя, Свя­тый, егда при­и­де­ши во Цар­ствие Твое.

Гос­подь наш, Иисус Хри­стос, Сын Божий! Как оправ­дал Ты раз­бой­ни­ка по одно­крат­но­му его воз­зва­нию к Тебе, ска­зав­ше­му: Помя­ни мя, Гос­по­ди, во Цар­ствии Тво­ем! так помя­ни и меня, Гос­подь мой и Бог мой, непре­стан­но вопи­ю­ще­го Тебе те же сло­ва! И спо­до­би меня той же бла­жен­ной части, как и его! Ибо Ты Благ и Чело­ве­ко­лю­бив! Да будет!

 

Молит­ва вслед за пере­не­се­ни­ем свя­тых даров
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Вла­ды­ко Гос­по­ди, Иису­се Хри­сте, Боже мой! Тво­е­го ради стра­да­ния, на Крест, рас­пя­тия и погре­бе­ния, не оста­ви мене во гре­сех погиб­ну­ти, зане­же зело гре­шен есмь; но по мно­же­ству щед­рот Тво­их очи­сти вся без­за­ко­ния моя, и даждь ми Тво­им заступ­ле­ни­ем без напа­сти пре­про­во­ди­ти живот мой, и радо­сти Свя­тых при­част­ни­ка мя быти спо­до­би, яко благ и чело­ве­ко­лю­бец. Аминь. Вла­ды­ко, Гос­подь и Бог мой, Иисус Хри­стос! Ради Тво­их стра­да­ний, рас­пя­тия на Кре­сте и погре­бе­ния, — не допу­сти меня погиб­нуть в гре­хах, ибо знаю, что я вели­кий греш­ник; но как щед­рый Пода­тель мно­гих мило­стей, — очи­сти меня от всех без­за­ко­ний моих; даруй мне, при Тво­ём заступ­ле­нии, про­ве­сти оста­ток жиз­ни моей, без напа­де­ния со сто­ро­ны лука­во­го и соде­лай участ­ни­ком радо­сти и бла­жен­ства Свя­тых Тво­их: ибо Ты благ и Чело­ве­ко­лю­бив! Да будет!

 

Молит­ва после про­из­не­се­ния Сим­во­ла веры
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Утвер­ди мя, Гос­по­ди, во истин­ней сей вере, юже испо­ве­дах, и даждь ми, вся доль­няя воз­не­на­ви­дев­ши, горе к Тебе име­ти серд­це и достой­но хва­ли­ти все­свя­тое имя Твое, Отца, и Сына, в Свя­то­го Духа, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь. Утвер­ди меня, Гос­по­ди, в испо­ве­да­нии сей истин­ной веры и даруй мне, что­бы я, охла­дев ко все­му сует­но­му в этом мире, имел посто­ян­ное и сер­деч­ное стрем­ле­ние к Тебе, в небес­ных высо­тах Вос­се­да­ю­ще­му, и соде­лай меня достой­ным, как сле­ду­ет вос­хва­лять Все­свя­тое Имя Твоё: Отца и Сына, и Свя­то­го Духа, — ныне, непре­стан­но, и в бес­ко­неч­ные веки веков! Истинно!

 

Молит­ва при воз­гла­се свя­щен­ни­ка: Побед­ную песнь
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Собор Свя­тых Ангел и Архан­гел со все­ми небес­ны­ми сила­ми поет Тя, и гла­го­лет: Свят, Свят, Свят Гос­подь Сава­оф, исполнь небо и зем­ля Сла­вы Тво­ея! Осан­на в выш­них! Бла­го­сло­вен гря­дый во имя Гос­подне! Осан­на в выш­них! Спа­си мя, Иже еси в выш­них Царю, спа­си мя и освя­ти, Источ­ни­че освя­ще­ния: от Тебе бо вся тварь укреп­ля­е­ма есть; Тебе без­чис­лен­нии вои небес­нии, с тре­пе­том покла­ня­ю­ще­ся, непре­стан­но три­свя­тую песнь поют; Тебе и аз недо­стой­ный, садя­ще­му во све­те непри­ступ­нем. Его же ужа­са­ют­ся вся­че­ская, молю­ся: ум мой про­све­ти, серд­це очи­сти, и устне отвер­зи, яко да достой­но воз­мо­гу пети Тебе: Свят, Свят, Свят еси, Гос­по­ди, в бес­ко­неч­ные веки веков. Аминь. Собор Свя­тых Анге­лов и Архан­ге­лов, со все­ми небес­ны­ми Сила­ми, вос­пе­ва­ет Тебя, взы­вая: Свят, Свят, Свят Гос­подь Все­дер­жи­тель, напол­нив­ший небо и зем­лю сла­вой Сво­ею! Спа­се­ние свы­ше! Бла­го­сло­вен шеству­ю­щий во Имя Гос­по­да! Спа­се­ние свы­ше! Спа­си же и меня: ибо Ты и есть Царь Выс­ших! Спа­си и освя­ти, — как источ­ник освя­ще­ния, от Кото­ро­го все тво­ре­ния (зем­ли и неба) полу­ча­ют силу! Бес­чис­лен­ное небес­ное воин­ство, покло­ня­ясь Тебе с тре­пе­том, непре­стан­но поёт Три­свя­тую хва­леб­ную песнь; подоб­но ему, и я недо­стой­ный, дер­заю молить­ся Тебе, со сла­вой Сидя­ще­му в непри­ступ­ном све­те, Кото­ро­го ужа­са­ют­ся, даже и все небо­жи­те­ли! Про­све­ти ум мой, очи­сти серд­це моё и усо­вер­шен­ствуй уста мои, — для того, чтоб сметь достой­но вос­петь Тебе: Свят, Свят, Свят — есть Ты, Гос­по­ди, в бес­ко­неч­ные веки веков. — Истинно!

 

Молит­ва при сло­вах свя­щен­ни­ка: При­и­ми­те ядите
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Верую, Гос­по­ди, и испо­ве­дую, яко Ты еси воис­тин­ну Хри­стос, Сын Бога жива­го, при­ше­дый в мир греш­ныя спа­сти, от них же пер­вый есмь аз. Верую, Гос­по­ди, и испо­ве­даю, что Ты воис­ти­ну есть Хри­стос, Сын Бога веч­но живу­ще­го, при­шед­ший в мир спа­сти греш­ни­ков, из кото­рых я есть самый больший.

 

Молит­ва при сло­вах свя­щен­ни­ка: Пей­те от нея вси
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Вече­ри Тво­ея тай­ные днесь, Сыне Божий, при­част­ни­ка мя при­и­ми: не бо вра­гом Тво­им тай­ну повем, ни лоб­за­ния Ти дам, яко Иуда, но яко раз­бой­ник испо­ве­дую Тя: помя­ни мя, Гос­по­ди, во цар­ствии Твоем. Вече­ри Тво­ей Тай­ной и меня ныне, Сын Божий, участ­ни­ком при­ми; ибо я не пове­даю вра­гам Тво­им тай­ны Тво­ей и не дам Тебе пре­да­тель­ско­го лоб­за­ния, как Иуда; но, как раз­бой­ник, испо­ве­дуя Тебя, взы­ваю: помя­ни меня, Гос­по­ди, во цар­ствии Твоём!

 

Молит­ва при воз­гла­се свя­щен­ни­ка: Твоя от Твоих
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Тебе поем, Тебе бла­го­сло­вим, Тебе бла­го­да­рим, Гос­по­ди, и молим­ти­ся, Боже наш. Даждь нам обре­сти бла­го­дать и мило­сер­дие у Тебе, пока­жи мно­гия щед­ро­ты Твоя на нас, да не посты­дим­ся на суде Тво­ем. Не отлу­чи нас пра­ва­го сто­я­ния оно­го, еже одес­ную Тебе ста­ти: яко Твоя есть дер­жа­ва во веки. Аминь. Тебя вос­пе­ва­ем, Тебя бла­го­слов­ля­ем, Тебя бла­го­да­рим, Гос­по­ди, и Тебе молим­ся, Боже наш! Даруй нам воз­мож­ность обре­сти у Тебя бла­го­дать и мило­сер­дие, и излей на нас богат­ство Тво­их мило­стей: да не посты­дим­ся мы на страш­ном суде Тво­ём! Не лиши нас пра­ва стать на нём одес­ную Тебя; ибо Твоя дер­жав­ная власть суще­ству­ет во веки. Истинно!

 

Молит­ва при воз­гла­се свя­щен­ни­ка: Изряд­но о Пресвятей!
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бого­ро­ди­це Дево, радуй­ся и проч.[110] Радуй­ся еди­на Пре­чи­стая, Мати еди­но­го Соде­те­ля, Гос­по­да Бога и Спа­са наше­го Иису­са Хри­ста, и буди ми хода­та­и­ца в день страш­но­го испы­та­ния, егда пред­ста­ну нели­це­мер­но­му Судии, яко да огнен­но­го гроз­но­го пре­ще­ния избав­лю­ся молит­ва­ми Тво­и­ми еди­на Благословенная! Бого­ро­ди­ца Дева, радуй­ся и проч. Радуй­ся Еди­ная Пре­чи­стая Матерь Еди­но­го Твор­ца все­го, Гос­по­да Бога и Спа­си­те­ля наше­го Иису­са Хри­ста! Пре­будь хода­та­и­цей моею пред Ним, в день страш­но­го испы­та­ния, когда я дол­жен пред­стать пред нели­це­при­ят­но­го Судию: да избав­люсь от гроз­но­го огнен­но­го нака­за­ния, за гре­хи мои, Тво­и­ми молит­ва­ми Еди­ная Благословенная!

 

Молит­ва при сло­вах свя­щен­ни­ка: В пер­вых помя­ни, Господи
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Архи­ерею веч­ный, Хри­сте Боже наш! При­леж­но Ти молю­ся: Тво­им выш­ним бла­го­сло­ве­ни­ем Архи­ере­ев наших пра­во­слав­ных бла­го­сло­ви, утвер­ди, укре­пи, миром огра­ди, и Свя­той Тво­ей Церк­ви целых, чест­ных, здра­вых, дол­го­ден­ству­ю­щих, и пра­во пра­вя­щих сло­во Тво­ея исти­ны даруй; от всех же сопро­тив­ле­ний види­мых и неви­ди­мых вра­гов мило­стив­но избави. Веч­ный Архи­ерей, Хри­стос Бог наш! усерд­но молюсь Тебе: бла­го­сло­ви Тво­им выс­шим бла­го­сло­ве­ни­ем Пра­во­слав­ных Архи­ере­ев наших и утвер­ди, укре­пи и огра­ди их миром Тво­им! Даруй их свя­той Церк­ви Тво­ей, все­це­ло пре­дан­ных поль­зам её, здра­вых, чест­ных, дол­го­ден­ству­ю­щих, и прав­ди­во соблю­да­ю­щих сло­ва Тво­ей исти­ны! от всех же сопро­тив­ле­ний вра­гов види­мых и неви­ди­мых, — мило­сти­во изба­ви их!

 

Молит­ва при воз­гла­се свя­щен­ни­ка: И спо­до­би нас, владыко
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Отче наш![111]  

 

Молит­ва при сло­вах диа­ко­на: Гла­вы ваши Гос­по­де­ви приклоните!
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Тебе, Гос­по­ди Боже мой, гла­ву мою пре­кло­няю, и во испо­ве­да­нии сер­деч­нем вопию: согре­ших, Гос­по­ди, согре­ших на небо и пред Тобой, и несмь досто­ин про­си­ти от Тебе про­ще­ния: но Ты, яко Чело­ве­ко­лю­бец, туне, яко­же блуд­но­го сына, поми­луй мя, яко мыта­ря оправ­ди мя, и яко раз­бой­ни­ка Цар­ствия Тво­е­го спо­до­би мя. Тебе, Гос­по­ди Боже мой, я при­к­ло­няю гла­ву и в сер­деч­ном испо­ве­да­нии вопию к Тебе: Гос­подь и Отец мой! Я согре­шил, — согре­шил на Небо и пред Тобой, и не досто­ин про­сить от Тебя про­ще­ния; но Ты, как Чело­ве­ко­лю­бец, без взыс­ка­ния, — как блуд­но­го сына, — поми­луй меня! Оправ­дай меня, как мыта­ря, — и, как раз­бой­ни­ка, — спо­до­би меня Тво­е­го Небес­но­го Царствия!

 

Молит­ва при сло­вах свя­щен­ни­ка: Бла­го­да­тию и щедротами
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Боже Все­дер­жи­те­лю, всю тварь пре­муд­ро­стию созда­вый, и мене, пад­ша­го мно­ги­ми согре­шень­ми, Тво­ею воз­двиг­ни рукой; подаждь ми Твою помощь и спо­до­би мя от мир­ских сво­бо­ди­те­ся иску­ше­ний, от дия­воль­ских сетей и от плот­ских похо­тей. Уми­ло­сер­ди­ся, и про­сти ми вся, ели­ка Ти согре­ших во вся дни живо­та мое­го; пома­жи душу мою еле­ем бла­го­да­ти и щед­рот еди­но­род­но­го Сына Тво­е­го, Гос­по­да Бога и Спа­са наше­го Иису­са Хри­ста, с Ним же Тебе и Свя­то­му Тво­е­му Духу, подо­ба­ет вся­кая сла­ва во веки. Аминь. Бог — Все­дер­жи­тель! Создав­ший все тво­ре­ния пре­муд­ро­стью Сво­ей, — и меня, пад­ше­го в лице Пра­от­ца Ада­ма, — воз­двиг­нув­ший из без­дны осуж­де­ния и про­кля­тия, все­силь­ной рукой! Подай же мне и ныне все­мо­гу­щую помощь Твою, и даруй воз­мож­ность осво­бо­дить­ся от иску­ше­ний мира, от диа­воль­ских сетей и от стра­стей мое­го тела! Уми­ло­сер­дись надо мной и про­сти мне всё, чем я согре­шил пред Тобой, во все дни моей жиз­ни! Ума­сти душу мою еле­ем бла­го­да­ти и щед­рот Еди­но­род­но­го Сына Тво­е­го, Гос­по­да Богa и Спа­си­те­ля наше­го, Иису­са Хри­ста, с кото­рым Тебе и Свя­то­му Духу Тво­е­му при­над­ле­жит вся­кая сла­ва во веки. Истинно!

 

Молит­ва при сло­вах свя­щен­ни­ка: Свя­тая Святым
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Едине Свя­те свя­тых, едине Царю цар­ству­ю­щих и Гос­по­ди гос­под­ству­ю­щих, Иису­се Хри­сте Боже мой! Тебе, суще­му в нед­рех и во сла­ве пред­веч­ной Бога Отца, постра­дав­ше­му же нас деля, и под видом хле­ба и вина в пре­чи­стых сих Тай­нах, истин­но­му Богу и чело­ве­ку, яко­же на небе­си суще­му, покла­ня­ю­ся, и Тебе сла­вя, яко Бога и Спа­са мое­го, молю: при­з­ри на мя в час сей и во вся дни живо­та мое­го, и поми­луй мя: в день же раз­лу­че­ния души от тела мое­го, при­и­ми ю в руце Твои с миром, и поща­дев, со Свя­ты­ми упокой. Еди­ный Свя­тей­ший Свя­тых, Еди­ный Царь — цар­ству­ю­щих и Гос­подь Гос­под­ству­ю­щих, — Иисус Хри­стос, Бог мой! Тебе, пре­бы­ва­ю­ще­му в Боге-Отце и пред­веч­ной сла­ве Его, Тебе, постра­дав­ше­му, соде­лы­вая наше спа­се­ние, и ныне, под видом хле­ба и вина, в сих пре­чи­стых Тай­нах, явля­ю­ще­му­ся, Тебе, как истин­но­му Богу и истин­но­му чело­ве­ку, на небе­са воз­нёс­ше­му­ся и там пре­бы­ва­ю­ще­му, — покло­ня­юсь и, про­слав­ляя Тебя, — как Бога и Спа­си­те­ля Мое­го, — умо­ляю: обра­ти на меня взор Твой, как в этот час, так и во все дни жиз­ни моей, и поми­луй меня! В день же раз­лу­че­ния души моей с телом, при­ми её в руки Твои с миром и, поща­див, — упо­кой со святыми!

 

Молит­ва во вре­мя при­част­но­го стиха
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Вла­ды­ко, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже наш! Вос­по­ми­на­ния ради Свя­тых Ти стра­стей, живо­твор­ные же смер­ти и погре­бе­ния, моих стра­стей мглу раз­же­ни, и про­све­ти ми омра­чен­ные очи к позна­нию Тво­ея исти­ны, и не омер­зи мое­го воз­ды­ха­ния: зане­же нечист и скве­рен сын, дер­заю моль­бы к Тебе про­сти­ра­ти и при­зы­ва­ти пре­свя­тое и страш­ное имя Твое; но яко един мило­серд еси, и ведый немощь есте­ства чело­ве­че­ско­го, и вся, их же тре­бу­ем, сми­рен­но молю Тя: пока­жи на ми, недо­стой­нем вели­кое богат­ство Тво­ея мило­сти, остав­ле­ние же гре­хов даруй ми, и посе­ти мя Тво­ею бла­го­да­тию, яко да все­лит­ся в мя и пре­бы­ва­ет сло­во Твое, и буду храм Пре­свя­то­му Тво­е­му Духу, и наста­ви мя на путь запо­ве­дей Тво­их, еже ходи­ти ми все­гда во истине Тво­ей, и научи мя совер­ша­ти Свя­ты­ню в стра­се Тво­ем, яко да и в час исхо­да души моея от тела спо­доб­лю­ся при­я­ти часть Свя­тынь Тво­их, и ныне да со стра­хом и верой узрю под видом хле­ба под­но­си­мое Пре­чи­стое Тело Твое, и под видом вина — Живо­тво­ря­щую Кровь Твою; Ты бо еси истин­ный вопло­щен­ный Бог мой, и Тобой наде­ю­ся от вся­ко­го зла изба­ви­ти­ся и от Тебе спа­се­ние полу­чи­ти, сла­во­слов­ля Тя со Отцем и Свя­тым Духом во веки. Аминь. Вла­ды­ко и Бог наш, Иисус Хри­стос! Ради вос­по­ми­на­ния Тво­их свя­тых стра­да­ний, живо­тво­ря­щей смер­ти и погре­бе­ния, — раз­го­ни тьму стра­стей моих и про­све­ти омра­чён­ные очи мои к позна­нию Тво­их истин. Не возг­ну­шай­ся мои­ми воз­ды­ха­ни­я­ми и тем, что я будучи нечи­стым в помыс­лах и осквер­нён гре­ха­ми, дер­заю вос­сы­лать к Тебе моле­ния и при­зы­вать Пре­свя­тое и Страш­ное имя Твоё! Но я молю Тебя, как Еди­но­го Мило­сер­до­го и зна­ю­ще­го все сла­бо­сти чело­ве­че­ско­го есте­ства и всё для него потреб­ное; — пока­жи на мне недо­стой­ном вели­кое богат­ство Тво­их мило­стей, — даруй мне про­ще­ние гре­хов моих и не лиши меня Тво­их бла­го­де­я­ний! Да все­лит­ся в душе моей и пре­бы­ва­ет в ней — сло­во Твоё, и да буду я хра­мом Пре­свя­то­му Духу Тво­е­му! Наставь меня на путь запо­ве­дей Тво­их, дабы мне посто­ян­но пре­бы­вать в истине Тво­ей, и научи меня со стра­хом при­ни­мать Свя­тые Тай­ны Твои, кото­рых не лиши меня и в час смер­ти моей! Да узрю я, и ныне, со стра­хом и верой, в них; под видом хле­ба — Пре­чи­стое Тело Твоё и под видом вина — Живо­тво­ря­щую Кровь Твою! Ибо Ты есть Истин­ный Бог мой, при­няв­ший на Себя, для спа­се­ния мое­го, плоть чело­ве­че­скую, и лишь Тобой я наде­юсь изба­вить­ся от вся­ко­го зла и полу­чить спа­се­ние; а пото­му и про­слав­ляю Тебя, со Отцом Тво­им и Свя­тым Духом во веки. Истинно!

 

Молит­ва при выно­се Св. Даров со сло­ва­ми: Со стра­хом Божи­им и верою приступите!
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­го­сло­вен гря­дый во имя Гос­подне, Бог Гос­подь и яви­ся нам, Иисус Хри­стос, Его же Пре­чи­стое Тело и Кровь зря ныне под видом хле­ба и вина в Боже­ствен­ной сей чаши, покла­ня­ю­ся и слав­лю, гла­го­ля: радуй­ся пре­свя­тое, обо­жен­ное и оду­шев­лен­ное Тело Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, рас­пя­тое за ны, стра­дав­шее, погре­бен­ное, и в тре­тий день вос­крес­шее спа­се­ния наше­го ради. Радуй­ся, пре­чест­ная, живо­тво­ря­щая Боже­ствен­ная Кровь, из Пре­чи­стых и Боже­ствен­ных Его ребр вос­став­ле­ние гре­хов наших истек­шая, и живот вер­ным даю­щая. Радуй­ся, Живо­те вер­ных. Радуй­ся, Све­те Свя­тых. Радуй­ся Спа­се­ние наше, и на небо воз­ве­де­ние верой при­ем­лю­щих Тя. Радуй­ся, Хле­бе живот­ный, духов­ная Ман­но, Источ­ни­че прис­но­жи­вот­на­го пития неиз­чер­па­е­мый, насы­ти душу мою, алчу­щую и жаж­ду­щую, Тво­им Боже­ствен­ным и слад­ким при­ча­ще­ни­ем, во вся дни живо­та мое­го, и в день смер­ти моея. Аминь.

И даждь ми, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Боже мой, молю­ти­ся, все­гда память Тво­их пре­свя­тых стра­стей, юже в сей Боже­ствен­ной истин­но­го и покла­ня­е­ма­го Тво­е­го Тела и Кро­ве Тайне тво­ри­ти уста­вил еси, в серд­це и во уме моем водру­жен­ну име­ти, и нико­гда же спа­сен­ные стра­сти Твоя, мене ради подъ­ятые, и Боже­ствен­ных Тво­их кро­вей изли­я­ние, во мне тща и без­дель­на да явят­ся: но да будет ми, яко­же и всем избран­ным Тво­им, во спа­се­ние и живот вечный.

Бла­го­сло­вен гря­ду­щей во имя Гос­подне Бог и Вла­ды­ко наш Иисус Хри­стос, явив­ший­ся нам! При виде Пре­чи­сто­го тела и кро­ви Его в этой Боже­ствен­ной чаше, под видом хле­ба и вина, — я покло­ня­юсь и, про­слав­ляя их, — взы­ваю: радуй­ся, пре­свя­тое, обо­го­тво­рён­ное и оду­шев­лён­ное Тело Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста, за нас рас­пя­тое, стра­дав­шее, погре­бён­ное и в тре­тий день вос­крес­шее для наше­го спа­се­ния! Радуй­ся, Свя­тая живо­тво­ря­щая, Боже­ствен­ная Кровь, во остав­ле­ние гре­хов наших истек­шая из Пре­чи­стых Бого­че­ло­ве­че­ских рёбер и пода­ю­щая жизнь веч­ную веру­ю­щим! Радуй­ся, жизнь вер­ных! Радуй­ся, Свет Свя­тых! Радуй­ся, Спа­се­ние наше и воз­ве­де­ние на небо всех, с верой при­ни­ма­ю­щих Тебя! Радуй­ся хлеб небес­ный, даю­щий всем жизнь, Духов­ная ман­на — неис­чер­па­е­мый источ­ник веч­но­го бытия! Насыть ныне душу мою, алчу­щую и жаж­ду­щую Тво­е­го слад­ко­го, Боже­ствен­но­го при­ча­ще­ния и насы­щай её во все дни моей жиз­ни и в день смер­ти! Да будет!

И даруй мне, умо­ляю Тебя, Гос­подь и Бог мой, Иисус Хри­стос, сохра­нять навсе­гда в памя­ти, уме и серд­це моём запе­чат­лён­ны­ми пре­свя­тые стра­да­ния Твои, в вос­по­ми­на­ние кото­рых Ты уста­но­вил совер­ше­ние сих Боже­ствен­ных Таин в виде истин­но­го и достой­но покло­ня­е­мо­го Тела и Кро­ви Тво­ей! И да нико­гда не явят­ся, в моем помыш­ле­нии тщет­ны­ми и недей­стви­тель­ны­ми спа­си­тель­ный стра­да­ния Твои, ради меня пре­тер­пен­ные, рав­но, как и про­ли­тие Боже­ствен­ной Кро­ви Тво­ей; но да будут они мне, как и всем избран­ным Тво­им, во спа­се­ние и в жизнь вечную!

 

Молит­ва после при­ча­стия при сло­вах свя­щен­ни­ка: все­гда, ныне и прис­но, и во веки веков
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Воз­не­сый­ся на небе­са, Хри­сте Боже наш, воз­не­си ум наш, еже оста­вив­шим нам плот­ская муд­ро­ва­ния и зем­ная попе­че­ния, Тво­им все­гда вни­ма­ти и после­до­ва­ти спа­си­тель­ным пове­ле­ни­ем. Испол­ни уста наша хва­ле­ния Тво­е­го, яко да поем сла­ву Твою. Яко спо­до­бил еси нас при­ча­ща­ти­ся Свя­тым Тво­им, пре­чи­стым и бес­смерт­ным Тай­нам: утвер­ди нас во Тво­ей Свя­ты­ни вся дни поуча­ти­ся прав­де Тво­ей. Алли­лу­иа. (три­жды) Воз­нёс­ший­ся на небе­са Хри­стос Бог наш! Воз­не­си ум наш (до того совер­шен­ства), что­бы нам, оста­вив мудр­ство­ва­ния пло­ти нашей и все зем­ные попе­че­ния, все­гда душой вни­мать, и неуклон­но сле­до­вать спа­си­тель­но­му Тво­е­му уче­нию. Усо­вер­шен­ствуй и уста наши к достой­но­му хва­ле­нию Тебя, как нам вос­петь сла­ву Твою? И, как Ты удо­сто­ил нас быть участ­ни­ка­ми Свя­тых, Пре­чи­стых и Бес­смерт­ных Тайн Тво­их, — то и утвер­ди нас в этой Свя­тыне, поуча­ясь во все дни жиз­ни прав­де Тво­ей. Хва­ли­те Бога! (Три­жды)

 

Молит­ва при сло­вах свя­щен­ни­ка: Бла­го­сло­ве­ние Гос­подне на вас
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Боже, ущед­ри ны, и бла­го­сло­ви ны: про­све­ти лице Твое на ны, и поми­луй ны, еже позна­ти на зем­ли путь Твой, и полу­чи­ти спа­се­ние Твое во веки. Аминь. Боже! Не лиши нас щед­рот Тво­ей бла­го­сти и бла­го­сло­ви нас; осве­ти разум наш све­том лица Тво­е­го и поми­луй нас! Что­бы мы позна­ли на зем­ном попри­ще истин­ный путь Твой и полу­чи­ли от Тебя веч­ное спа­се­ние. Да будет!

 

Молит­ва на отпуст боже­ствен­ной Литур­гии, к Пре­свя­той Богородице
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Чест­ней­шая и слав­ней­шая всех чино­на­ча­лий небес­ных, Дево Бого­ро­ди­це Марие, Бога Сло­ва без истле­ния рожд­шая! При­з­ри на моё недо­стой­ное моле­ние, сми­рен­но молю­ся: со бес­плот­ных же Чины и со все­ми Свя­ты­ми, про­стер­ши Бого­нос­ные Твоя руки, мило­сти­ва сотво­ри ми Сына Тво­е­го, Вла­ды­ку, Судию и Гос­по­да мое­го, ныне и в день смер­ти моея, и на страш­ном суде Матер­ски Того умо­ли, да одес­ную Себе поста­вит мя: може­ши бо, ели­ка хоще­ши, еди­на сущи Пред­ста­тель­ни­ца и Заступ­ни­ца рода Христианского. Выс­шая и Слав­ней­шая всех чино­на­ча­лий небес­ных, Дева Бого­ро­ди­ца Мария, родив­шая без нару­ше­ния дев­ства Бога, пред­веч­ное Сло­во! Сни­зой­ди мое­му недо­стой­но­му моле­нию и услы­ши меня, сми­рен­но моля­ще­го­ся Тебе: про­стри Бого­нос­ные руки Твои за меня, и молит­ва­ми Тво­и­ми вме­сте с молит­ва­ми небес­ных бес­плот­ных чинов и всех Свя­тых, соде­лай мило­сти­вым ко мне Сына Тво­е­го, Вла­ды­ку, Судию и Бога наше­го! Да поми­лу­ет он меня, и ныне и в день смер­ти моей; и да поста­вит меня по Тво­е­му Мате­рин­ско­му пред­ста­тель­ству на страш­ном суде Сво­ём одес­ную Себя! Ибо Ты всё можешь, еже­ли соиз­во­лишь, как Еди­ная и все­силь­ная заступ­ни­ца и хода­тай­ни­ца рода христианского!

 

Молит­ва бла­го­дар­ствен­ная по выслу­ша­нии боже­ствен­ной Литургии
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­го­да­рю Тя, пре­не­бес­ный Царю, и всем телом и душой моею хва­лю, слав­лю, почи­таю и пре­воз­но­шу Тя, яко спо­до­бил еси меня греш­но­го в сей день, в Боже­ствен­нем сем хра­ме Боже­ствен­ную Твою и бла­го­при­ят­ную, без­кров­ную о сло­вес­ную, Тво­и­ми Свя­щен­ны­ми слу­жи­тель­ми о наших согре­ше­ни­их Тебе при­не­сен­ную и пожер­тую виде­ти жерт­ву, в вос­по­ми­на­ние пре­чи­стых стра­стей, пре­слав­на­го вос­кре­се­ния, на небе­са вос­ше­ствия, и страш­но­го паки при­ше­ствия Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста. Их же ради молю Тя: вся моя согре­ше­ния омый, очи­сти и про­сти, и даждь ми во вся дни живо­та мое­го поми­на­ти Твоя бла­го­де­я­ния, и в чистой сове­сти бла­го­да­ре­ния и моль­бы Тебе при­но­си­ти, без­на­чаль­но­му Отцу, со Еди­но­род­ным Тво­им Сыном, и Все­свя­тым, бла­гим в живо­тво­ря­щим Тво­им Духом, ныне и прис­но, и во веки веков. Аминь. Бла­го­да­рю Тебя, Пре­не­бес­ный Царь, — и всем телом и душой моею вос­хва­ляю, про­слав­ляю, почи­таю и пре­воз­но­шу Тебя, — что Ты спо­до­бил меня греш­но­го в сей день, в этом Боже­ствен­ном хра­ме Тво­ём, созер­цать Твою Боже­ствен­ную, бла­го­при­ят­ную, бес­кров­ную и сло­вес­ную жерт­ву, Тво­и­ми Свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми, о ваших гре­хах, Тебе при­не­сён­ную, и совер­шен­ную в изоб­ра­же­ние Тво­ей жерт­вы и в вос­по­ми­на­ние пре­чи­стых стра­да­ний, пре­слав­но­го вос­кре­се­ния, вос­ше­ствия на небе­са, и вто­ро­го, страш­но­го при­ше­ствия Тво­е­го, Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста! Ради их, — я умо­ляю Тебя: омой, очи­сти и про­сти мне согре­ше­ния мои; и даруй мне, во все дни жиз­ни моей, пом­нить все бла­го­де­я­ния Твои и с чистой сове­стью при­но­сить моль­бы и бла­го­да­ре­ния Тебе, Три­еди­но­му Богу: Без­на­чаль­но­му Отцу, с Еди­но­род­ным Сыном, и Свя­тым, Бла­гим и Живо­тво­ря­щим Тво­им Духом, — ныне, непре­стан­но и в бес­ко­неч­ные веки веков. Да будет!

Литургия преждеосвященных даров

Литур­гию эту, по сло­вам Симео­на Солун­ско­го[112], уста­но­ви­ли пре­ем­ни­ки Апо­сто­лов; пись­мен­ное же изло­же­ние её при­пи­сы­ва­ют Св. Гри­го­рию Двое­сло­ву, осно­вы­ва­ясь на том, что он пер­вый стал соби­рать све­де­ния об обря­дах, соблю­дав­ших­ся при ней в хри­сти­ан­ских церк­вах раз­но­го вре­ме­ни и сли­чал их с помо­щью изуст­ных преданий.

При­чи­ной уста­нов­ле­ния этой Литур­гии был Вели­кий пост, на след. осно­ва­ни­ях: так как выше было ска­за­но, что в пер­вен­ству­ю­щей Церк­ви суще­ство­вал непре­мен­ный обы­чай пред­ла­гать после Литур­гии бра­то­люб­ную тра­пе­зу, где, после духов­ной пищи пред­сто­я­ло услаж­де­ние пло­ти; но как пост, будучи вре­ме­нем пока­я­ния и умерщ­вле­ния пло­ти, не мог допус­кать подоб­ных излиш­ков и чув­ствен­ных удо­воль­ствий, тем более что во вре­мя его доз­во­ля­лось толь­ко один раз вку­шать пищу и то вече­ром; а меж­ду тем хри­сти­ане не хоте­ли, лишить­ся обыч­но­го для них еже­днев­но­го при­ча­ще­ния Св. Таин. — то Пас­ты­ри Церк­ви, не желая лишать их этой духов­ной радо­сти и вме­сте с тем ста­ра­ясь соблю­сти досто­ин­ство поста и поло­жи­ли совер­шать в про­дол­же­нии его не пол­ную, а толь­ко неко­то­рую часть Литур­гии, за кото­рой бы при­ча­ща­лись жела­ю­щие Дара­ми Пре­ждео­свя­щен­ны­ми.

Назва­ние это для св. Даров про­изо­шло от того, что Св. Агнец, раз­дроб­ля­е­мый и пре­по­да­ва­е­мый здесь при­об­ща­ю­щим­ся, при­но­сит­ся в жерт­ву Богу и освя­ща­ет­ся, напи­ты­ва­ясь кро­вью преж­де. И для того, на каж­дой вос­крес­ной литур­гии, кро­ме Даров, кото­ры­ми во вре­мя её при­ча­ща­ют­ся, вме­сте освя­ща­ют­ся и Запас­ные Дары, в таком коли­че­стве, какое может пред­ви­деть­ся по потреб­но­сти на всю неде­лю, и уже с ними совер­ша­ет­ся литур­гия пре­ждео­свя­щен­ных.

Нача­ло литур­гии этой состо­ит из молитв и чте­ния псал­мов и пес­ней, упо­треб­ля­е­мых при вечерне, точ­но так же как и обря­ды, в ней наблю­да­е­мые, — до моле­ния об огла­шен­ных, — при­над­ле­жат к вечерне же; но в даль­ней­шем её после­до­ва­нии уже явля­ют­ся обря­ды, при­над­ле­жа­щие к Литур­гии, выше объ­яс­нён­ной, или так назы­ва­е­мой — Совер­шен­ной.

По цер­ков­но­му уста­ву, она пола­га­ет­ся в каж­дую сре­ду и пят­ни­цу все­го Вели­ко­го поста, и в поне­дель­ник, втор­ник и сре­ду Страст­ной сед­ми­цы[113].

Осо­бен­но­сти в обря­дах этой литур­гии, про­тив обык­но­вен­ной, суть следующие:

После пер­вой паре­мии свя­щен­ник, став в цар­ских вра­тах, кре­сто­об­раз­но осе­ня­ет пред­сто­я­щих возо­жжён­ной све­чою, воз­гла­шая при этом: Свет Хри­стов про­све­ща­ет всех. Это дей­ствие име­ет своё нача­ло ещё от пер­вых вре­мён Хри­сти­ан­ства, когда огла­шен­ные, пре­иму­ще­ствен­но в тече­ние Вели­ко­го поста, гото­ви­лись к при­ня­тию Свя­то­го Кре­ще­ния, и име­ет то зна­че­ние, что свя­щен­ник этой све­чою, как бы вос­пла­ме­ня­ет в них жела­ние ско­рее при­нять про­све­ще­ние, давая знать, что чрез этот чув­ствен­ный свет, при­бли­жа­ет­ся к ним свет умный, истин­ный, про­све­ща­ю­щий вся­ко­го чело­ве­ка, гря­ду­ще­го в Мир![114]

После вто­рой паре­мии, — воз­гла­ша­ет­ся от лица пред­сто­я­щих уми­ли­тель­ное пение: Да испра­вит­ся молит­ва моя, в кото­рой изоб­ра­жа­ет­ся усерд­ное моле­ние коле­но­пре­кло­нён­ных постя­щих­ся и гото­вя­щих­ся к при­ня­тию Св. Тайн. Этой молит­вой окан­чи­ва­ют­ся дей­ствия вечер­ни, и вслед за ней уже начи­на­ет­ся самая литургия.

Здесь сугу­бая екте­нья и про­чие, до изве­де­ния огла­шен­ных из хра­ма, — всё так же, как и в литур­гии совер­шен­ной[115], — далее же идут уже изме­не­ния как в молит­вах, так и в обря­дах, напри­мер, вме­сто пес­ни иже Херу­ви­мы поёт­ся Ныне силы небес­ные с нами неви­ди­мо слу­жат и когда при этой песне Пре­ждео­свя­щен­ные Дары пере­но­сят­ся с жерт­вен­ни­ка на пре­стол, то посре­ди её все пред­сто­я­щие пада­ют — ниц и пение на вре­мя пре­кра­ща­ет­ся, пока свя­щен­но­дей­ству­ю­щие вой­дут в алтарь. Это бла­го­го­вей­ное покло­не­ние дела­ет­ся пото­му, что если преж­де, при литур­гии совер­шен­ной, пере­не­се­ние этих чест­ных даров, про­об­ра­зо­вав­ших ещё толь­ко собой — до освя­ще­ния их — Тело и Кровь Хри­сто­вы, они были так высо­ко честву­е­мы, то тем более это сле­ду­ет теперь, когда дары эти, как освя­щён­ные уже, состав­ля­ют истин­ные Тело и Кровь Господню.

Все екте­ньи и молит­вы, отно­ся­щи­е­ся к освя­ще­нию даров, после Херу­вим­ской пес­ни про­пус­ка­ют­ся, так как дары освя­ще­ны уже пред­ва­ри­тель­но; а вме­сто них воз­гла­ша­ют­ся толь­ко те, кото­рые под­го­тов­ля­ют пред­сто­я­щих к при­ча­ще­нию. — При­ча­стие совер­ша­ет­ся так же, как и за литур­ги­я­ми Иоан­на Зла­то­уста и Васи­лия Великого.

Вме­сто заам­вон­ной молит­вы Бла­го­слов­ляя бла­го­вло­вя­щих Тя чита­ет­ся дру­гая молит­ва: Вла­ды­ко Все­дер­жи­те­лю, кото­рой свя­щен­ник про­сит Бога укре­пить пред­сто­я­щих в подви­гах поста и спо­до­бить их радост­но покло­нить­ся Свя­то­му Воскресению.

И нако­нец, на отпу­сте кро­ме обыч­но упо­ми­на­е­мых Свя­тых при­бав­ля­ет­ся к ним ещё имя Св. Гри­го­рия Двое­сло­ва, кото­ро­му, как выше ска­за­но, при­пи­сы­ва­ют состав­ле­ние этой литургии.

Раз­да­ча Анти­до­ра по цер­ков­но­му уста­ву пола­га­ет­ся и при всех дру­гих литур­ги­ях, но соблю­да­ет­ся пре­иму­ще­ствен­но при Пре­ждео­свя­щен­ной пото­му, во-пер­вых, что во вре­мя поста ско­рее мож­но ожи­дать бо́льшего коли­че­ства достой­ных при­нять его, неже­ли в дру­гое вре­мя; а во-вто­рых, что дол­го­вре­мен­ность вели­ко­пост­ных служб и сопря­жён­ные с ними покло­ны, коле­но­пре­кло­не­ния и проч. более утом­ля­ют и исто­ща­ют моля­щих­ся; а сле­до­ва­тель­но, и тре­бу­ют под­креп­ле­ния их свя­тым хлебом.

Анти­дор есть остат­ки просфо­ры, из кото­рой был изъ­ят Св. Агнец, с при­бав­ле­ни­ем к ним про­чих просфор, быв­ших в свя­щен­но­дей­ствии, и напо­ми­на­ет собой ту бра­то­люб­ную тра­пе­зу пер­во­быт­ной Церк­ви, о кото­рой упо­мя­ну­то выше. А пото­му, уста­нов­ле­ние все­на­род­ной раз­да­чи его и име­ло глав­ной целью воз­бу­дить в хри­сти­а­нах чув­ства бла­го­тво­ри­тель­но­сти и стран­но­при­им­ства, и вооб­ще напом­нить им о делах хри­сти­ан­ско­го мило­сер­дия, столь умест­ных во вре­мя гове­ния. Поче­му, при раз­да­че Аити­до­ра на кли­ро­се и чита­ет­ся пса­лом: Бла­го­слов­лю Гос­по­да на вся­кое вре­мя и проч.

Некоторые особенности и значение обрядов в литургии при Архиерейском служении

Нис­хож­де­ние Архи­ерея от Цар­ских врат до амво­на[116] по при­бы­тии его в цер­ковь и по при­ло­же­нии к Св. ико­нам, — изоб­ра­жа­ет нис­хож­де­ние от гор­не­го пре­сто­ла на зем­лю Сына Божия, совер­шив­ше­е­ся во вре­мя бла­го­ве­стия Архан­гель­ско­го. — Обла­че­ние его на амвоне в свя­щен­ные одеж­ды, — зна­ме­ну­ет вопло­ще­ние Сына Божия; а все слу­жа­щие ему при сем обла­че­нии изоб­ра­жа­ют Анге­лов, слу­жив­ших при таин­ствен­ном смот­ре­нии воче­ло­ве­че­ния Христа.

При­хо­дя­щие к амво­ну пред нача­лом Литур­гии огла­шен­ных свя­щен­ни­ки, ста­но­вя­щи­е­ся в иерар­хи­че­ском поряд­ке око­ло Архи­ерея для сослу­же­ния ему, — изоб­ра­жа­ют собой Анге­лов, слу­жив­ших Хри­сту в пустыне после Кре­ще­ния Его, — а так­же и даль­ней­ших сотруд­ни­ков и слуг Его, — Апо­сто­лов, избран­ных Им в сви­де­те­ли Его жиз­ни и учения.

Архи­ерей, нахо­дясь на амвоне до мало­го выхо­да, — пре­бы­ва­ет в мол­ча­нии, предо­став­ляя началь­ное отправ­ле­ние Литур­гии свя­щен­ни­ку: это изоб­ра­жа­ет вре­мя про­по­ве­ди Пред­те­чи и при­го­тов­ле­ние пути Гос­по­ду. Цар­ские же вра­та, отвер­стые со вступ­ле­ния Архи­ерея на амвон, — явля­ют собой вра­та небес­ные, отвер­стые с при­ше­стви­ем Сына Божия на зем­лю, что Он Сам под­твер­дил, ска­зав: Отсе­ле буде­те видеть небо отвер­стым, и Анге­лов Божи­их вос­хо­дя­щих и нис­хо­дя­щих Сыну Чело­ве­че­ско­му (Ин.1:51).

Малый выход совер­ша­ет­ся совсем ина­че, как при обык­но­вен­ной служ­бе, и име­ет дру­гое зна­че­ние. Свя­щен­ни­ки и все сослу­жа­щие им, выхо­дя из алта­ря к амво­ну, — изоб­ра­жа­ют собой явле­ние Анге­лов на небе при воз­не­се­нии Хри­сто­вом; а сам Архи­ерей, в сопро­вож­де­нии их схо­дя­щий с амво­на в алтарь, — изоб­ра­жа­ет Хри­ста, вхо­дя­ще­го на небо. Осе­не­ние дики­ри­ем и три­ки­ри­ем при воз­гла­ше­нии диа­ко­ном: Пре­муд­рость прости! — озна­ча­ет бла­го­сло­ве­ние Гос­по­да уче­ни­ков при Его воз­не­се­нии[117]; каж­де­ние же им пре­сто­ла, алта­ря и при­сут­ству­ю­щих, — зна­ме­ну­ет бла­го­дат­ное сооб­ще­ние Духа Святого.

По про­чте­нии Тро­па­рей диа­кон начи­на­ет гро­мо­глас­но вос­по­ми­нать Св. Синод и Цар­ству­ю­щий Дом, что повто­ря­ет­ся кли­ром; потом имя свя­щен­но­дей­ству­ю­ще­го Архи­ерея, — что повто­ря­ют все сослу­жа­щие ему в алта­ре и клир, и нако­нец, син­клит, воин­ство и всех Пра­во­слав­ных Хри­сти­ан, что сно­ва повто­ря­ет клир, обо­зна­чая тем, что все упо­ми­на­е­мые при­зва­ны волею Хри­ста для упро­че­ния бла­га Церкви.

Далее Архи­ерей, пре­бы­вав­ший до того вре­ме­ни в мол­ча­нии, — начи­на­ет воз­гла­шать и дей­ство­вать, — изоб­ра­жая этим вре­мя, опре­де­лён­ное сло­ва­ми Пред­те­чи: Ему до́лжно рас­ти, а мне ума­лять­ся (Ин.3:30); поче­му, всё лежав­шее досе­ле на обя­зан­но­сти свя­щен­ни­ка, пере­хо­дит уже к нему, и Он сам уже воз­гла­ша­ет: Яко Свят ecu Боже наш и проч. — Сле­ду­ю­щая за этим Три­свя­тая песнь поёт­ся не на одном кли­ро­се, а пер­во­на­чаль­но в алта­ре, — изоб­ра­жая тем, что Цер­ковь зем­ная, пре­ем­ствен­но полу­чив её от небес­ной, соглас­но с нею сла­вит Три­еди­но­го Бога. Во вре­мя её Архи­ерей, вый­дя из алта­ря пред цар­ские вра­та, осе­ня­ет народ кре­стом и дики­ри­ем, воз­гла­шая: При­з­ри с небе­си Боже и проч. зна­ме­ну­ет тем оза­ря­ю­щий Цер­ковь свет Еван­ге­лия и утвер­жда­ю­щую её силу Христову.

Затем, взой­дя на гор­нее место алта­ря и заме­нив дики­рий три­ки­ри­ем, он сно­ва осе­ня­ет всех, зна­ме­нуя тем, что таин­ствен­ный свет Сла­вы Божи­ей, вос­си­яв­ший в Церк­ви, исхо­дит от Прис­но­сущ­ной Тро­и­цы. Отхо­дя же к гор­не­му месту, он сни­ма­ет Омо­фор, — изоб­ра­жая тем, что Хри­стос, взой­дя к Богу-Отцу, пре­дал Ему завет усы­нов­ле­ния чело­ве­че­ско­го рода. Сидя на гор­нем месте, Архи­ерей изоб­ра­жа­ет собой Хри­ста, сидя­ще­го одес­ную Бога Отца, а окру­жа­ю­щие его — Апо­сто­лов, вос­се­да­ю­щих на пре­сто­лах, для суда 12-ти колен Израилевых.

Схо­дя с гор­не­го места после Еван­ге­лия, Архи­ерей, сно­ва бла­го­слов­ля­ет из цар­ских врат пред­сто­я­щих, — изоб­ра­жа­ет тем вто­рич­но бла­го­сло­ве­ние воз­но­ся­ще­го­ся Спа­си­те­ля, обе­щав­ше­го уче­ни­кам не раз­лу­чать­ся с ними, а пре­бы­вать в них вечно.

Во вре­мя Херу­вим­ской пес­ни Архи­ерей умы­ва­ет в цар­ских вра­тах руки, тихо читая при этом молит­ву о бла­го­сло­ве­нии воды для освя­ще­ния пред­сто­я­щих. — Это изоб­ра­жа­ет собой древ­ний обряд пер­вен­ству­ю­щей Церк­ви, когда Хри­сти­ане, гото­вив­ши­е­ся к при­ча­стию, по при­хо­де в цер­ковь, непре­мен­но долж­ны были умы­вать руки в цер­ков­ных умы­валь­ни­цах, пото­му что тело Хри­сто­во в то вре­мя они полу­ча­ли в руки[118].

На вели­ком выхо­де, Архи­ерей, как нося­щий образ Хри­ста, — сам Св. Даров не выно­сит, а предо­став­ля­ет это сослу­жа­щим ему, и лишь, при­няв­ши их в цар­ских вра­тах, молит­ся над ними о Цар­ству­ю­щем Доме и о про­чих, и сно­ва пере­да­ёт их для пере­не­се­ния на престол.

Когда Св. Дары нахо­дят­ся уже на пре­сто­ле, Архи­ерей, как чело­век под­вер­жен­ный по при­ро­де гре­ху, ужа­са­ясь страш­но­го, пред­ле­жа­ще­го ему слу­же­ния, — про­сит сослу­жа­щих молить­ся о нём, и вслед за этим, пре­по­да­вая из цар­ских врат бла­го­сло­ве­ние наро­ду, обра­ща­ет­ся и к нему с той же прось­бой. Клир отве­ча­ет ему обыч­ным гре­че­ским приветствием.

При про­из­но­ше­нии Сим­во­ла веры Архи­ерей от лица всей Церк­ви, пре­кло­ня­ет голо­ву свою под воз­дух, сви­де­тель­ствуя тем покор­ность умом и серд­цем пред­сто­я­щих пред испо­ве­да­ни­ем веры[119], и зна­ме­нуя от соб­ствен­но­го лица, что он, спо­гре­ба­ясь Хри­сту, — наде­ет­ся и вос­крес­нуть с Ним.

Даль­ней­шее после­до­ва­ние Литур­гии, не име­ет дру­гих осо­бен­но­стей, и Архи­ерей во всём дей­ству­ет и воз­гла­ша­ет как священник.

Священные сосуды, одежды и прочая утварь, употребляемые при божественной Литургии[120]

Сооб­раз­но важ­но­сти Тай­но­дей­ствий, изоб­ра­жа­е­мых Бого­слу­же­ни­я­ми, и все одеж­ды, рав­но как и утварь, при них упо­треб­ля­е­мая, по уста­нов­ле­нию свя­тых и вели­ких учи­те­лей Церк­ви, — полу­чи­ли таин­ствен­ные зна­че­ния. Без сомне­ния, все эти при­над­леж­но­сти учре­жде­ны одно­вре­мен­но с уста­нов­ле­ни­ем самих Свя­щен­но­дей­ствий, — но оче­вид­но, что с тече­ни­ем вре­ме­ни, чис­ло их, по мере надоб­но­сти и зна­че­нию, уве­ли­чи­лось про­тив первоначального.

Сосу­ды и дру­гие при­над­леж­но­сти, упо­треб­ля­е­мые при Литур­гии, суть сле­ду­ю­щие: Дис­кос, Потир, Звез­ди­ца, Покро­вы, Анти­минс, Копие, Губа, Лжи­ца, Кади­ло и Све­тиль­ни­ки. А при Архи­ерей­ском слу­же­нии к ним добав­ля­ет­ся: Рипи­ды, Три­кирш и Дики­рий; кро­ме того: Еван­ге­лие, Крест и Даро­хра­ни­тель­ни­ца — кото­рые долж­ны посто­ян­но нахо­дить­ся на престоле.

Дис­кос, — уста­нов­лен­ный Апо­сто­ла­ми одно­вре­мен­но с Поти­ром, — есть плос­кое блюд­це на нож­ке, слу­жа­щее для раз­дроб­ле­ния тела Хри­сто­ва. В таин­ствен­ном смыс­ле он озна­ча­ет: и ясли при рож­де­нии Хри­ста, и гроб при Его погребении.

Потир — есть чаша, для Свя­щен­но­дей­ствия Кро­ви Хри­сто­вой, изоб­ра­жа­ю­щая ту чашу, в кото­рой, под видом вина и воды. Спа­си­тель рас­тво­рив Кровь Свою, пред­ло­жил её Апо­сто­лам на Тай­ной Вечери.

Звез­ди­ца или звез­да — это две кре­сто­об­раз­но соеди­нён­ные вер­ши­на­ми дуги, раз­дви­га­ю­щи­е­ся и скла­ды­ва­ю­щи­е­ся на вин­те, поверх кото­ро­го начер­та­на звез­да, изоб­ра­жа­ю­щая собой звез­ду, явив­шу­ю­ся Волх­вам при Рож­де­нии Спа­си­те­ля. Она ста­вит­ся на дис­ко­се над Св. Агн­цем, так­же для того, что­бы покров близ­ким при­кос­но­ве­ни­ем сво­им к Дарам, не мог сро­нить частей, окру­жа­ю­щих Агн­ца. Вве­де­ние её в чис­ло Бого­слу­жеб­ной утва­ри при­пи­сы­ва­ют Св. Иоан­ну Златоустому.

Покро­вы. Из трёх покро­вов, упо­треб­ля­е­мых при Литур­гии, боль­шой (четы­рёх­уголь­ный) назы­ва­ет­ся возду́хом, пото­му что он, как воз­дух, окру­жа­ю­щий зем­лю, — обни­ма­ет и покры­ва­ет собой Св. Дары и как воз­дух изоб­ра­жа­ет вея­ние Свя­то­го Духа. Зна­че­ние двух дру­гих кре­сто­об­раз­ных покро­вов объ­яс­не­но выше (один изоб­ра­жа­ет сударь, дру­гой — пеле­ны).

Анти­минс. — Это свя­щен­ный убрус или пла­ток, нахо­дя­щий­ся посто­ян­но на пре­сто­ле и рас­сти­ла­е­мый под Св. Дара­ми. Посре­дине его изоб­ра­жён Спа­си­тель, лежа­щий в гро­бе, а по углам Еван­ге­ли­сты. При­чи­ной уста­нов­ле­ния Анти­мин­сов были частые напа­де­ния языч­ни­ков на пер­во­быт­ные хри­сти­ан­ские хра­мы, при­чём раз­ру­шен­ные пре­сто­лы отни­ма­ли воз­мож­ность на дол­гое вре­мя совер­шать Бого­слу­же­ние; и пото­му, что­бы заме­нить закон­ную свя­тость пре­сто­ла чем-либо дру­гим, рав­но­силь­ным, — Свя­тые Апо­сто­лы поста­но­ви­ли учре­дить напре­столь­ни­ки, име­ю­щие с пре­сто­ла­ми оди­на­ко­вую силу, но более удоб­ные тем, что их мож­но ско­рее выне­сти из хра­ма и скрыть. И хотя, в послед­ствии вре­ме­ни, водво­рив­ший­ся в хри­сти­ан­ской церк­ви мир пре­кра­тил эти напа­де­ния, но уста­нов­ле­ние Апо­столь­ское было удер­жа­но на том осно­ва­нии, что Архи­ереи, по древ­не­му зако­но­по­ло­же­нию, обя­за­ны освя­щать повсю­ду церк­ви сами и при этом пола­гать в пре­сто­лы св. мощи: а, как обшир­ность их епар­хий и мно­го­чис­лен­ность воз­дви­га­е­мых церк­вей — не поз­во­ля­ли им это­го испол­нять в точ­но­сти, то поста­но­ви­ли это лич­ное уча­стие вла­дык в освя­ще­нии заме­нить Анти­мин­са­ми, поме­щая, в каж­дом из них часть Св. Мощей, и предо­ста­вив им силу Архи­пас­тыр­ско­го бла­го­сло­ве­ния для каж­до­го храма.

Копие — это обо­ю­до­ост­рый нож в фор­ме плос­ко­го копья, упо­треб­ля­е­мый для изъ­я­тия из просфо­ры Св. Агн­ца и для раз­дроб­ле­ния Его на части. Он изоб­ра­жа­ет собой то копьё, кото­рым был про­бо­дан Спа­си­тель на кре­сте, в вос­по­ми­на­ние чего свя­щен­ник, про­бо­дая при про­ско­ми­дии Агн­ца, гово­рит: Един от воин копи­ем реб­ра Ему прободе.

Губа — тон­кий кусок грец­кой губ­ки, слу­жа­щий для оти­ра­ния Свя­щен­ных сосу­дов; для соби­ра­ния им в одно всех частей, рас­по­ло­жен­ных око­ло Агн­ца на дис­ко­се и для более удоб­но­го ссы­па­ния их в потир. Она изоб­ра­жа­ет ту губу, кото­рую один из рас­пи­на­те­лей Хри­ста, напи­тав жел­чью и оцтом, под­нёс к устам Спа­си­те­ля при вос­кли­ца­нии Его Жаж­ду!

Лжи­ца или свя­щен­ная лож­ка с изоб­ра­же­ни­ем на кон­це руч­ки кре­ста, — упо­треб­ля­ет­ся для при­ча­ще­ния веру­ю­щих. Она изоб­ра­жа­ет собой те кле­щи, кото­ры­ми Сера­фим, взяв с жерт­вен­ни­ка горя­щий уголь, под­нёс его к устам про­ро­ка Иса­ии и тем очи­стил все гре­хи его.

Кади­ло — это метал­ли­че­ский сосуд с подвиж­ной крыш­кой, на цепоч­ках, в кото­рый кла­дут­ся горя­чие уго­лья, и насы­па­ет­ся бла­го­ухан­ный ладан. Куре­ние фимиа­ма в честь Боже­ства, вве­де­но со вре­мён самой глу­бо­кой древ­но­сти; и пото­му каж­де­ние кади­лом пред ико­на­ми и дру­ги­ми свя­щен­ны­ми пред­ме­та­ми изоб­ра­жа­ет бла­го­го­ве­ние к ним со сто­ро­ны свя­щен­но­дей­ству­ю­щих; а каж­де­ние ими пред­сто­я­щих зна­ме­ну­ет бла­го­дать на них Свя­то­го Духа, и пода­ёт им над­ле­жа­щий образ их молитв к Богу, дол­жен­ству­ю­щих быть воней бла­го­уха­ния духовнаго.

Когда устра­и­ва­ем был чин Бого­слу­же­ния для пер­во­го на зем­ле руко­твор­но­го хра­ма Име­ни Божия, — Ски­нии сви­де­ния, — то в чис­ле свя­щен­ных утва­рей его, ука­зан­ных Мои­сею Самим Богом, дол­жен был соору­дить­ся по при­ме­ру небес­но­му и золо­той све­тиль­ник. Сотво­ри све­тиль­ник от зла­та, чисто изва­ят, — ска­зал Бог, — и сотво­ри све­тил его седьмь, и поста­ви­ши све­ти­ла, и све­ти­ти будут от еди­но­го лица его: виждь, да сотво­ри­ши по обра­зу, пока­зан­но­му тебе на горе[121]. С это­го вре­ме­ни воз­жже­ние елея в лам­па­дах или све­чей в све­тиль­ни­ках сде­ла­лось непре­мен­ной при­над­леж­но­стью бого­слу­же­ния, как выра­же­ние бла­го­го­ве­ния и люб­ви к Богу и духов­но­го тор­же­ства моля­щих­ся. Так Соло­мон, воз­двиг­нув в Иеру­са­ли­ме вели­ко­леп­ный храм, поста­вил в свя­ти­ли­ще, пред вхо­дом в Свя­тая Свя­тых, десять дра­го­цен­ных све­тиль­ни­ков. В празд­ник Кущей, осо­бен­но тор­же­ствен­ный и радост­ный у Иуде­ев, они осве­ща­ли храм и алтарь мно­же­ством све­тиль­ни­ков, как рав­но и, тор­же­ствуя в послед­ствие вре­ме­ни празд­ник Обнов­ле­ния Хра­ма, ста­ви­ли мно­го­чис­лен­ные све­тиль­ни­ки вокруг обнов­лён­но­го алтаря.

Ново­за­вет­ная Цер­ковь, — наслед­ни­ца бла­го­че­сти­вых обря­дов вет­хо­за­вет­ной, — почти с само­го нача­ла сво­е­го, вве­ла в бого­слу­же­ние своё упо­треб­ле­ние све­тиль­ни­ков. Так извест­но, что ещё при Апо­сто­лах бого­слу­же­ние совер­ша­лось при све­чах мно­гих[122] и сии послед­ние упо­треб­ля­е­мы были не столь­ко по нуж­де в есте­ствен­ном све­те, сколь­ко для пока­за­ния све­та Хри­сто­ва, оза­рив­ше­го мир, лежав­шей в тьме, ибо и Сам Хри­стос срав­ни­вал уче­ние Своё со све­том, сия­ю­щим во тьме, или со све­тиль­ни­ком, постав­лен­ным на свещ­ни­це, дабы вхо­дя­щие виде­ли свет[123].

«Нико­гда у нас не совер­ша­ет­ся бого­слу­же­ние без све­тиль­ни­ков, — гово­рит Тер­тул­ли­ан, — но мы их упо­треб­ля­ем не для того, что­бы раз­го­нять мрак ночи, ибо литур­гия у нас совер­ша­ет­ся при све­те днев­ном; но для того, что­бы изоб­ра­зить чрез них Хри­ста, — Свет несо­тво­рен­ный, без Кото­ро­го бы мы и сре­ди пол­дня блуж­да­ли бы во тьме». Неза­ви­си­мо от это­го при­скорб­ное поло­же­ние пер­во­быт­ной Церк­ви в про­дол­же­ние пер­вых 3 веков по Р. Хр., застав­ля­ли хри­сти­ан и по самой необ­хо­ди­мо­сти при­бе­гать к веще­ствен­но­му осве­ще­нию сво­их молит­вен­ных мест. Зор­ко стре­го­мые и жесто­ко пре­сле­ду­е­мые языч­ни­ка­ми в домах сво­их, — они долж­ны были уда­лять­ся для бого­слу­же­ния в места скры­тые и уеди­нён­ные, а имен­но: в под­зе­ме­лья и пеще­ры, где толь­ко один искус­ствен­ный свет мог заме­нить им недо­ста­ток све­та днев­но­го. В Рим­ских ката­ком­бах (каме­но­лом­нях), из кото­рых неко­то­рые уце­ле­ли досе­ле в том виде, в каком они были во вре­ме­на пер­во­быт­ной Церк­ви, — сохра­ни­лись ещё сле­ды того осве­ще­ния, кото­рое упо­треб­ля­ли пер­вен­ству­ю­щие Хри­сти­ане, при сво­их бого­слу­же­ни­ях. Там нахо­дят мно­же­ство све­тиль­ни­ков двух сор­тов: одни, как мож­но дога­ды­вать­ся по их фор­ме, ста­ви­лись, веро­ят­но, в неболь­ших нишах, или на высту­пах стен, встре­ча­ю­щих­ся на раз­ных рас­сто­я­ни­ях по всей длине хода, веду­ще­го в ката­ком­бы; а дру­гие, — как замет­но, при­ве­ши­ва­лись над гро­ба­ми муче­ни­ков, где и совер­ша­лись бого­слу­же­ния. Бо́льшая часть из них — гли­ня­ные, но попа­да­ют­ся брон­зо­вые и даже сереб­ря­ные. Обык­но­вен­ная фигу­ра их — корабль, обще­упо­тре­би­тель­ный сим­вол Церк­ви, того вре­ме­ни; сна­ру­жи неко­то­рые из них покры­ты раз­ны­ми наклад­ны­ми укра­ше­ни­я­ми, тоже изоб­ра­жа­ю­щи­ми сим­во­лы, как напри­мер, голу­бя, агн­ца, рыбу (сим­вол апо­столь­ства), паль­мо­вую ветвь, венок и проч. На неко­то­рых же встре­ча­ют­ся началь­ный бук­вы име­ни Спа­си­те­ля I.X.[124]

Итак, упо­треб­ле­ние све­тиль­ни­ков при бого­слу­же­нии воз­во­дит­ся к пер­вым и слав­ным векам хри­сти­ан­ства, когда доб­лест­ные стра­даль­цы спа­са­ли веру, ски­та­ясь по пусты­ням, горам, пеще­рам и уще­льям зем­ли[125]. С пре­кра­ще­ни­ем же гоне­ния на Хри­сти­ан, упо­треб­ле­ние све­тиль­ни­ков не толь­ко не было устра­не­но, но напро­тив, ещё полу­чи­ло самое обшир­ное при­ме­не­ние. Ни одно бого­слу­же­ние и свя­щен­но­дей­ствие не совер­ша­лось, как и теперь, без све­тиль­ни­ков: купель ново­кре­ща­е­мо­го, постель смер­тель­но боль­но­го, одр умер­ше­го, — посто­ян­но окру­жа­лись бо́льшим или мень­шим коли­че­ством их.

Было бы излишне исчис­лять все те слу­чаи, в кото­рых по уста­ву Церк­ви или бла­го­че­сти­во­му обы­чаю при­ня­то воз­жи­гать све­тиль­ни­ки, и пото­му огра­ни­чим­ся толь­ко ука­за­ни­ем зна­че­ния того осве­ще­ния, кото­рое упо­треб­ля­ет­ся в хра­мах при обык­но­вен­ных днев­ных службах.

Все све­тиль­ни­ки, кото­ры­ми укра­ше­ны все три части каж­до­го хра­ма, т. е. алтарь, храм и при­твор, — по раз­лич­но­му их поло­же­нию и по боль­ше­му, или мень­шо­му коли­че­ству в них све­чей, име­ют раз­лич­ные зна­ме­но­ва­ния. Так, Симе­он Солун­ский — поли­кан­ди­лу, вися­ще­му посре­ди хра­ма, усво­я­ет зна­че­ние твер­ди небес­ной, усе­ян­ной мири­а­да­ми звёзд; дру­гие же мно­го­свеч­ни­ки, поме­щён­ные в при­тво­ре и дру­гих частях церк­ви, изоб­ра­жа­ют; и огнен­ный столп, водив­ший Изра­и­ля в пустыне, и Синай­скую Купи­ну, и огнен­ную колес­ни­цу, вос­хи­тив­шую на небо Илию. Три­свеч­ные све­тиль­ни­ки воз­во­дят мысль нашу к три­си­ян­но­му све­ту Пре­свя­той Тро­и­цы; семи­свеч­ные — напо­ми­на­ют семь даров Духа Свя­то­го, явив­ше­го­ся в виде огнен­ных язы­ков; две­на­дца­ти­свеч­ные — лик апо­сто­лов, упо­доб­ля­е­мых све­ти­лам небес­ным, осве­ща­ю­щим тьму, и нако­нец, — свещ­ни­ки, вися­щие на гор­нем месте в алта­ре, или высо­ко пред цар­ски­ми вра­та­ми — зна­ме­ну­ет Само­го Хри­ста — Отчее Сия­ние, про­све­ща­ю­щее вся­ко­го чело­ве­ка, гря­ду­ще­го в мир!

Кро­ме этих глав­ных све­тиль­ни­ков, зажи­га­е­мых боль­шею частью лишь в боль­шие празд­ни­ки, Цер­ковь уста­но­ви­ла ещё све­тиль­ни­ки пред мест­ны­ми ико­на­ми Спа­си­те­ля, Бого­ма­те­ри и Свя­тых в ико­но­ста­се. Све­тиль­ни­ки эти зажи­га­ют­ся на всех глав­ных еже­днев­ных служ­бах и горят или во всё их про­дол­же­ние, или пога­ша­ют­ся и сно­ва зажи­га­ют­ся в извест­ное вре­мя, сооб­раз­но содер­жа­нию совер­ша­е­мой служ­бы. Так, вечер­нее бого­слу­же­ние, изоб­ра­жа­ю­щее в пред­на­чи­на­тель­ном псал­ме пре­муд­рость Божию в дедах миро­зда­ния, — начи­на­ет­ся без обще­го зажи­га­ния све­тиль­ни­ков, напо­ми­ная чрез это отсут­ствие све­та, пер­во­на­чаль­ную тьму, пред­ше­ство­вав­шую Твор­че­ско­му гла­су: да будет свет, но при уми­ли­тель­ном псал­ме Жерт­вы вечер­ней — все све­тиль­ни­ки зажи­га­ют­ся в зна­ме­ние све­та, вос­си­яв­ше­го в пер­вый день мира и бла­го­да­ти Божи­ей, оза­рив­ший род чело­ве­че­ский сло­ва­ми обе­то­ва­ний и про­ро­честв о Хри­сте. Утрен­нее бого­слу­же­ние, про­дол­жа­ясь сре­ди ноч­но­го мра­ка, по-види­мо­му, тре­бо­ва­ло бы посто­ян­но-пол­но­го осве­ще­ния; но и здесь све­тиль­ни­ки зажи­га­ют­ся лишь по смыс­лу это­го бого­слу­же­ния. При чте­нии шесто­псал­мия — устав пове­ле­ва­ет пога­шать све­чи для того, чтоб чрез эту тем­но­ту, не пред­став­ляя для глаз моля­щих­ся раз­вле­че­ния, побуж­дать их к бла­го­го­вей­но­му слу­ша­нию чте­ния, поста­вив их как бы в уеди­не­ние, воз­буж­дать в них уми­ле­ние и пока­ян­ные чув­ства[126]. По окон­ча­нии же шесто­псал­мия и воз­гла­ше­нии Бог Гос­подь и яви­ся нам све­тиль­ни­ки сно­ва зажи­га­ют­ся в зна­ме­ние Сия­ния сла­вы вопло­тив­ше­го­ся Гос­по­да, и более ещё уве­ли­чи­ва­ют­ся во вре­мя поли­е­лея, когда свя­щен­но­дей­ству­ю­щие, в знак духов­ной радо­сти, сами со све­тиль­ни­ка­ми в руках воз­буж­да­ют моля­щих­ся испо­ве­до­вать­ся Гос­по­де­ви, яко благ, яко в век милость Его[127] Окон­ча­тель­но пога­ша­ют­ся све­чи на утре­ни толь­ко после Сла­во­сло­вия, пото­му что это вре­мя, как мы уже ска­за­ли, по древ­не­му чину Церк­ви, сов­па­да­ло с утрен­ним рассветом.

Литур­гия начи­на­ет­ся и про­дол­жа­ет­ся при всех зажжён­ных све­тиль­ни­ках, не толь­ко пото­му, что в ней совер­ша­ет­ся одно из свя­щен­ней­ших Таинств Хри­сти­ан­ства — Евха­ри­стия, но и пото­му, что она, изоб­ра­жая собой все глав­ней­шие чер­ты из зем­ной жиз­ни Спа­си­те­ля, как свя­щен­ные вос­по­ми­на­ния Хри­сти­ан, не может не оза­рять сер­дец их, и посто­ян­ным све­том сла­вы Учи­те­ля их и Бога, и той пла­мен­ной любо­вью их к Нему, сим­во­ла­ми кото­рых могут слу­жить горя­щие све­тиль­ни­ки. Неза­ви­си­мо воз­жже­ния све­тиль­ни­ков, во вре­мя Литур­гии, во всех частях хра­ма, Цер­ков­ный Устав ещё пред­пи­сы­ва­ет пред­но­сить их на малом выхо­де — Еван­ге­лию, и на боль­шом — пред Св. Дара­ми: зна­ме­нуя ими, — в пер­вом слу­чае — исше­ствие Спа­си­те­ля на про­по­ведь и испол­не­ние чрез это про­ро­че­ства Иса­ии: людие, седя­щии во тьме, виде­ша свет велий, а во вто­ром — крест­ное шествие Спа­си­те­ля на Гол­го­фу, как Царя и Гос­по­да Сла­вы, при­но­ся­ще­го и при­но­си­мо­го. В этом смыс­ле, она при­зы­ва­ет вер­ных и в Херу­вим­ской песне: Подъ­ять Его как Царя, дари­но­си­мо­го Ангель­ски­ми неви­ди­мы­ми чина­ми. Пред царя­ми же и вла­ды­ка­ми в древ­но­сти пред­но­си­ли горя­щие све­тиль­ни­ки, как знак ува­же­ния к их сану и лицу.

Таким обра­зом, зажже­ние лам­пад и све­чей при бого­слу­же­нии, поми­мо всех исто­ри­че­ских вос­по­ми­на­ний и веще­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти, — име­ет ещё свой выс­ший, внут­рен­ний смысл и зна­че­ние, так что о нём по всей спра­вед­ли­во­сти мож­но ска­зать то же, что ска­за­но учи­те­ля­ми Церк­ви и о дру­гих обря­дах хри­сти­ан­ско­го бого­слу­же­ния: Не даром, и не слу­чай­но умыс­ли­ли св. Отцы и пере­да­ли это Церк­ви; но с разу­мом (т. е. с выс­шим, разум­ным зна­че­ни­ем), дабы мы пло­дом этой име­ли спра­вед­ли­вые мыс­ли![128]

Рипи­ды — дер­жи­мые во вре­мя Архи­ерей­ско­го слу­же­ния над Еван­ге­ли­ем и Св. Дара­ми, — длин­ные древ­ки с изоб­ра­же­ни­ем на кон­цах шести­кры­лых Херу­ви­мов, зна­ме­ну­ют неви­ди­мое при­сут­ствие этих выс­ших бес­плот­ных Духов над сими Свя­ты­ня­ми, и коле­ба­ни­ем сво­им над Св. Дара­ми, озна­ча­ют бла­го­го­вей­ное сослу­же­ние их священнодействующим.

Три­ки­рий и Дики­рий — суть под­свеч­ни­ки с тре­мя и дву­мя све­ча­ми, кото­ры­ми осе­ня­ет Архи­ерей пред­сто­я­щих во вре­мя сво­е­го слу­же­ния. Пер­вый из них изоб­ра­жа­ет Таин­ство Пре­св. Тро­и­цы, а вто­рой — два есте­ства в Гос­по­де Иису­се Христе.

Еван­ге­лие — воз­ле­жа на пре­сто­ле, изоб­ра­жа­ет Само­го Гос­по­да Иису­са Хри­ста, пре­бы­ва­ю­ще­го на пре­сто­ле вели­чия Его; а чте­ние Св. Еван­ге­лия — зна­ме­ну­ет про­по­ведь Хри­ста во вре­мя Его зем­ной жизни.

Крест — необ­хо­дим на Пре­сто­ле и за пре­сто­лом, пото­му что здесь посто­ян­но совер­ша­ет­ся спа­си­тель­ная крест­ная жерт­ва, хотя сло­вес­ная и бескровная.

Даро­хра­ни­тель­ни­ца — есть осо­бое вме­сти­ли­ще для запас­ных Даров, сто­я­щее посто­ян­но на пре­сто­ле. Хра­ня­щи­е­ся в ней Св. Дары, слу­жат, как для при­ча­ще­ния боль­ных, во вся­кое вре­мя, так и для совер­ше­ния с ними Пре­ждео­свя­щен­ных литур­гий во вре­мя Вели­ко­го поста. — Она изоб­ра­жа­ет собой пеще­ру гро­ба Гос­под­ня, из кото­рой вос­си­ял Христос.

* * *

Свя­щен­ные одеж­ды суть: сти­харь, поруч­ни, орарь, епи­тра­хиль, пояс, набед­рен­ник, пали­ца, фелонь, сак­кос, омо­фор и мит­ра. Из них диа­ко­ну при­над­ле­жит: сти­харь, поруч­ни и орарь; Свя­щен­ни­ку — сверх них: пояс, фелонь, и, как осо­бое отли­чие, — набед­рен­ник и пали­ца, и, нако­нец — Архи­ерею, сверх все­го это­го: сак­кос и омо­фор; послед­ний есть пре­иму­ще­ствен­ное отли­чие его сана; что же каса­ет­ся до мит­ры, то по соиз­во­ле­нию Госу­да­рей, её, кро­ме Архи­ере­ев, носят Архи­манд­ри­ты и неко­то­рые Протоиереи.

Сти­харь — есть пер­вая одеж­да меж­ду свя­щен­ны­ми, а так, как Свя­щен­ник или Архи­ерей воз­ла­га­ют сверх её на себя дру­гие одеж­ды, — то он по отно­ше­нию в их обла­че­нии назы­ва­ет­ся под­риз­ни­ком. Сти­харь быва­ет: белый, испещ­рён­ный и поло­са­тый: в пер­вом слу­чае, он изоб­ра­жа­ет све­то­нос­ную одеж­ду Анге­лов, или вооб­ще долж­ную чисто­ту и непо­роч­ность свя­щен­но­слу­жи­тель­ско­го сана; во вто­ром, — напо­ми­на­ет о язвах тела Хри­сто­ва, и в послед­нем — Боже­ствен­ную кровь, тёк­шую по пре­чи­сто­му Телу Его во вре­мя истя­за­ний и распятия.

Поруч­ни — неболь­шие кус­ки тка­ни, про­шну­ро­ван­ной тесь­ма­ми и наде­ва­е­мые на кисти обо­их рук свя­щен­но­слу­жи­те­лей, где они дер­жат­ся стя­ги­ва­ни­ем и зама­ты­ва­ни­ем этих тесё­мок. Они изоб­ра­жа­ют те узы Спа­си­те­ля, в кото­рых он был ведён на суд Пер­во­свя­щен­ни­ков Иудейских.

Орарь[129] — это длин­ная лен­та, накла­ды­ва­е­мая диа­ко­ном на левое пле­чо, сверх сти­ха­ря, укра­шен­ная кре­ста­ми и посто­ян­но дер­жи­мая им в пра­вой руке при всех свя­щен­но­дей­стви­ях. В пер­вен­ству­ю­щей Церк­ви, вме­сто нынеш­не­го узко­го ора­ря, было длин­ное полот­ни­ще тка­ни, носи­мое диа­ко­ном во вре­мя слу­же­ния на пле­че, кото­рое упо­треб­ля­лось им в дело при раз­ных слу­ча­ях, а имен­но; он им оти­рал уста при­ча­ща­ю­щих­ся Св. Тай­нам; им пода­вал знак чте­цу или кли­ру, когда нуж­но было читать или петь; посред­ством его, при сло­вах огла­шен­ные изы­ди­те торо­пил он огла­шен­ных и каю­щих­ся оста­вить поспеш­нее храм и проч. Св. Иоанн Зла­то­уст даёт ора­рю такое зна­че­ние, что он изоб­ра­жа­ет кры­лья Анге­лов, пото­му что нося­щей его диа­кон соот­вет­ству­ет чином сво­им этим духам бесплотным.

Епи­тра­хиль — есть тот же самый орарь, пере­ки­ну­тый чрез шею свя­щен­ни­ка и соеди­нён­ный лишь спе­ре­ди пуго­ви­ца­ми, как знак того, что каж­дый свя­щен­ник был преж­де сам диа­ко­ном, да и теперь испол­ня­ет его обя­зан­но­сти, в его отсут­ствие; a так­же в знак осо­бен­но­го изли­я­ния бла­го­да­ти Духа Свя­то­го, дан­но­го иерею, для совер­ше­ния таинств. В силу это­го послед­не­го зна­че­ния, свя­щен­ник без епи­тра­хи­ля ника­кой цер­ков­ной служ­бы отправ­лять не может, точ­но так же, как диа­кон, — без ора­ря.

Пояс — широ­кая лен­та, наде­ва­е­мая сверх под­риз­ни­ка; он изоб­ра­жа­ет; готов­ность, силу и непо­ко­ле­би­мую твёр­дость в отправ­ле­нии иерей­ско­го слу­же­ния. Это же самое изъ­яс­ня­ет­ся и в молит­ве свя­щен­ни­ка, при наде­ва­нии на себя этой части облачения.

Набед­рен­ник — четы­рёх­уголь­ный про­дол­го­ва­тый кусок тка­ни, при­ве­ши­ва­е­мый на лен­те через пле­чо, к пра­во­му бед­ру свя­щен­ни­ка. Он изоб­ра­жа­ет духов­ный меч сло­ва Божия, кото­рым пас­тырь дол­жен воору­жить­ся про­тив нече­сти­вых и неве­ру­ю­щих; он даёт­ся, как отли­чие свя­щен­ни­кам, по досто­ин­ству и уча­стию их в Цер­ков­ном правительстве.

Пали­ца — квад­рат­ный кусок тка­ни, за один угол при­креп­лён­ный к поя­су свя­щен­ни­ка или архи­ерея на одной сто­роне с набед­рен­ни­ком, и име­ет то же зна­че­ние, как и сей послед­ней. Уста­нов­ле­ние его, как выс­шей награ­ды в срав­не­нии с преды­ду­щей, име­ла целью ещё более воз­бу­дить в пас­ты­рях рев­ность о вере и спа­се­нии душ человеческих.

Фелонь или Риза, — есть изоб­ра­же­ние верх­ней одеж­ды Спа­си­те­ля и Апо­сто­лов, или той хла­ми­ды, в кото­рую был обле­чён Спа­си­тель от пору­га­те­лей сво­их; и пото­му она име­ет вид вре­ти­ща, без рукавов.

Сак­кос — верх­нее архи­ерей­ское оде­я­ние, име­ю­щее в духов­ном смыс­ле то же зна­че­ние, как и свя­щен­ни­че­ская риза. Одеж­да эта (и с тем же назва­ни­ем) в древ­нее вре­мя была при­над­леж­но­стью Цар­ско­го сана, и цари обле­ка­лись в неё в знак сми­ре­ния в пока­ян­ное вре­мя; но когда хри­сти­ан­ская вера сде­ла­лась гос­под­ству­ю­щей, то бла­го­че­сти­вые Госу­да­ри, из ува­же­ния к Церк­ви, предо­ста­ви­ли её Гре­че­ским Пат­ри­ар­хам; а от сих послед­них, она уже пере­шла к иерар­хам и дру­гих хри­сти­ан­ских исповеданий.

Омо­фор — есть длин­ная широ­кая лен­та с изоб­ра­же­ни­ем на ней кре­стов, наде­ва­е­мая осо­бым мане­ром с помо­щью пуго­виц на шею и раме­на Архи­ерея. Эта часть обла­че­ния состав­ля­ет пре­иму­ще­ствен­ный при­знак свя­ти­тель­ско­го сана и при­ня­та по при­ме­ру вет­хо­за­вет­ной Церк­ви. Пер­во­свя­щен­ник Иудей­ский обле­кал­ся в Ефуд или Пара­мен­ник, имев­ший на себе Сло­во Суд­ное, состав­лен­ное из 12 дра­го­цен­ных кам­ней, из кото­рых на каж­дом выре­за­но было имя из 12 сынов Изра­и­ля, и в этом обла­че­нии он полу­чал власть быть хода­та­ем и жре­цом все­го наро­да. Подоб­но это­му, и новоб­ла­го­дат­ный Архи­ерей, воз­ло­жив на себя омо­фор, укра­шен­ный, вме­сто кам­ней, несрав­нен­но дра­го­цен­ней­шим для всех хри­сти­ан, зна­ме­ни­ем, ста­но­вит­ся молит­вен­ни­ком о них пред Богом. По разу­ме­нию Св. Отцов Церк­ви, омо­фор зна­ме­ну­ет заблуд­шую овцу в лице рода чело­ве­че­ско­го, и пото­му при обла­че­нии в него Свя­ти­тель изоб­ра­жа­ет Хри­ста, при­няв­ше­го на Свою Свя­тую выю гре­хи все­го заблуд­ше­го чело­ве­че­ства и воз­нёс­ше­го его в лице Сво­ём к Богу-Отцу, с заве­том усы­нов­ле­ния. Это под­твер­жда­ет и самая молит­ва, про­из­но­си­мая при воз­ло­же­нии на Архи­ерея омо­фо­ра: На рамо, Хри­сте, заблужд­шее взял ecu есте­ство, воз­нес­ся, Богу и Отцу при­несл еси!

Мит­ра — голов­ное Архи­ерей­ское укра­ше­ние, полу­чи­ло своё нача­ло так­же из вет­хо­за­вет­ных одежд. Иудей­ский пер­во­свя­щен­ник, при обла­че­нии в Ефуд, воз­ла­гал на гла­ву свою Кидарь, имев­ший точ­но такое же очер­та­ние, как и мит­ра, но лишь с выем­кой посре­дине, что дела­ло его более похо­жим на луну. Под­ра­жая это­му, но не сохра­няя ска­зан­ной фор­мы, пер­вые Епи­ско­пы Хри­сти­ан­ской Церк­ви, как Пер­во­свя­щен­ни­ки Заве­та Ново­го, напри­мер, Иаков брат Божий и др., носи­ли Увяс­ло — высо­кую золо­тую повяз­ку, вро­де вен­ца. В духов­ном же смыс­ле, мит­ра изоб­ра­жа­ет и тер­но­вый венец Спа­си­те­ля, и тот пла­ток или Сударь, кото­рым была обви­та уязв­лён­ная гла­ва Хри­ста, при погребении.

Тропари, кондаки и величания на двунадесятые и великие праздники

 

На Рож­де­ство Пре­свя­той Богородицы

(8 сен­тяб­ря)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Рож­де­ство Твое, Бого­ро­ди­це Дево, радость воз­ве­сти всей все­лен­ней: из Тебе бо вос­сия солн­це прав­ды, Хри­стос Бог наш, и раз­ру­шив клят­ву, даде бла­го­сло­ве­ние, и упразд­нив смерть, даро­ва нам живот вечный. Рож­де­ство Твоё, Бого­ро­ди­ца Дева, воз­ве­сти­ло радость всей все­лен­ной, ибо Хри­стос Бог наш, солн­це прав­ды из Тебя вос­си­ял и, уни­что­жив про­кля­тие, дал (нам) бла­го­сло­ве­ние и, упразд­нив смерть, даро­вал нам веч­ную жизнь.

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Иоаким и Анна поно­ше­ния без­чад­ства, и Адам и Ева от тли смерт­ные сво­бо­ди­с­та­ся, Пре­чи­стая, во свя­тем рож­де­стве Тво­ем, то празд­ну­ют и людие Твои, вины пре­гре­ше­нии избав­ль­ше­ся, вне­гда зва­ти Ти: непло­ды рож­да­ет Бого­ро­ди­цу и пита­тель­ни­цу жиз­ни нашея. Иоаким и Анна от пори­ца­ния за бес­ча­дие, и Адам и Ева, от смерт­но­го тле­ния осво­бо­ди­лись, Пре­чи­стая, чрез свя­тое рож­де­ние Твоё. Это рож­де­ние празд­ну­ет и народ Твой, искуп­лен­ный от винов­но­сти в заблуж­де­ни­ях, что­бы взы­вать Тебе: Неплод­ная рож­да­ет Бого­ро­ди­цу и пита­тель­ни­цу нашей жизни.

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Пре­свя­тая Дево, и чтем свя­тых Тво­их роди­те­лей, и все­слав­ное сла­вим рож­де­ство Твое.

 

На Воз­дви­же­ние Живо­тво­ря­ще­го Креста

(14 сен­тяб­ря)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Спа­си, Гос­по­ди, люди Твоя и бла­го­сло­ви досто­я­ние Твое, побе­ды Бла­го­вер­но­му Импе­ра­то­ру наше­му Алек­сан­дру Нико­ла­е­ви­чу на сопро­тив­ныя даруя, и Твое сохра­няя кре­стом Тво­им жительство. Спа­си, Гос­по­ди, народ Твой и бла­го­сло­ви Твоё досто­я­ние, даруя побе­ды над вра­га­ми Бла­го­вер­но­му Импе­ра­то­ру наше­му Алек­сан­дру Нико­ла­е­ви­чу, и сохра­няя кре­стом Тво­им, при­над­ле­жа­щую Тебе обще­ствен­ную нашу жизнь.

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Воз­не­сый­ся на Крест волею, тезо­име­ни­то­му Тво­е­му ново­му житель­ству щед­ро­ты Твоя даруй, Хри­сте Боже, воз­ве­се­ли силой Тво­ею Бла­го­вер­но­го Импе­ра­то­ра наше­го Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча, побе­ды дая Ему на сопо­ста­ты, посо­бие иму­щу Твое ору­жие мира, непо­бе­ди­мую победу. Доб­ро­воль­но Воз­нёс­ший­ся на крест! Ново­му Тво­е­му граж­дан­ству, Тебе тезо­имен­но­му (т. е. хри­сти­ан­ско­му), даруй щед­ро­ты Твои, Хри­сте Боже! Воз­ве­се­ли силой Тво­ею бла­го­вер­но­го Импе­ра­то­ра наше­го Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча, побе­ды над вра­га­ми даруя Ему, пусть Он име­ет Твоё спо­бор­ни­че­ство, как ору­жие мира, непо­бе­ди­мую победу.

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, и чтем Крест Твой свя­тый, им же нас спасл еси от рабо­ты вражия.

 

На Вве­де­ние во храм Пре­свя­той Богородицы

(21 нояб­ря)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Днесь бла­го­во­ле­ния Божия пре­до­бра­же­ние и чело­ве­ков спа­се­ния про­по­ве­да­ние, в хра­ме Божии ясно Дева явля­ет­ся, и Хри­ста всем пред­воз­ве­ща­ет, Той и мы велег­лас­но возо­пи­им: радуй­ся смот­ре­ния Зижди­те­ле­ва исполнение. Ныне пре­ди­зоб­ра­же­ние бла­го­во­ле­ния Божия и про­по­ве­да­ние о спа­се­нии чело­ве­ков; во хра­ме Божьем види­мо (для всех) явля­ет­ся Дева, и всем пред­воз­ве­ща­ет Хри­ста. И мы Ей тор­же­ствен­но вос­клик­нем: радуй­ся испол­не­ние домо­стро­и­тель­ства Божия (о спа­се­нии людей).

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Пре­чи­стый храм Спа­сов, мно­го­цен­ный чер­тог и Дева, свя­щен­ное сокро­ви­ще сла­вы Божия, днесь вво­дит­ся в дом Гос­по­день Бла­го­дать сов­во­дя­щи, яже в Дусе Боже­ствен­ном, Юже вос­пе­ва­ют Анге­ли Божии: Сия есть селе­ние небесное. Пре­чи­стый Храм Спа­си­те­ля, Дра­го­цен­ный Чер­тог и Дева, Свя­щен­ное Сокро­ви­ще сла­вы Божи­ей, ныне, вво­дит­ся в дом Гос­по­день, вво­дя в него с собой бла­го­дать Боже­ствен­но­го Духа. Её вос­пе­ва­ют Анге­лы Божии, взы­вая: «Она есть Ски­ния Небесная!»

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Пре­свя­тая Дева, Бого­из­бран­ная Отро­ко­ви­ца, и чтем еже во храм Гос­по­день вхож­де­ние Твое.

 

На Рож­де­ство Христово

(25 декаб­ря)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Рож­де­ство Твое, Хри­сте Боже наш, вос­сия миро­ви свет разу­ма, в нем бо звез­дам слу­жа­щии звез­дою уча­ху­ся, Тебе кла­ня­ти­ся Солн­цу прав­ды и Тебе веде­ти с высо­ты Восто­ка: Гос­по­ди, Сла­ва Тебе! Рож­де­ство Твоё, Хри­сте Боже наш, про­све­ти­ло мир истин­ным све­том зна­ния; ибо когда Ты родил­ся, изу­чав­шие све­ти­ла небес­ные были науче­ны звез­дой покло­нить­ся Тебе — Солн­цу Прав­ды и ура­зу­меть Тебя, Гор­ний Восток! Гос­по­ди Сла­ва Тебе!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Дева днесь Пре­су­ще­ствен­на­го раж­да­ет, и зем­ля вер­теп Непри­ступ­но­му при­но­сит: Анге­ли с пас­тырь­ми сла­во­сло­вят, вол­сви же со звез­дою путе­ше­ству­ют; нас бо ради роди­ся Отро­ча мла­до, пре­веч­ный Бог. Дева ныне рож­да­ет Высо­чай­шее Суще­ство, и зем­ля в дар Непри­ступ­но­му при­но­сит пеще­ру; Анге­лы, вме­сте с пас­ты­ря­ми сла­во­сло­вят Его; а муд­ре­цы со звез­дой к Нему путе­ше­ству­ют! Ибо для нас родил­ся новый (необык­но­вен­ный) Мла­де­нец — пре­веч­ный Бог!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, нас ради ныне пло­тию рожд­ша­го­ся от без­не­вест­ныя и пре­чи­стыя Девы Марии.

 

На Бого­яв­ле­ние Господне

(6 янва­ря)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Во Иор­дане кре­ща­ю­щу­ю­ся Тебе, Гос­по­ди, Трой­че­ское яви­ся покло­не­ние: Роди­те­лев бо глас сви­де­тель­ство­ва­ше Тебе, воз­люб­лен­на­го Тя Сына име­ния: и Дух, в виде голу­бине, извест­во­ва­ше сло­ве­се утвер­жде­ние: явлей­ся Хри­сте Боже, и мир про­све­щей, сла­ва Тебе. При кре­ще­нии Тво­ём во Иор­дане, Гос­по­ди, яви­лась досто­по­кло­ня­е­мая Пре­свя­тая Тро­и­ца: ибо Голос Отца сви­де­тель­ство­вал о Тебе, назы­вая Тебя воз­люб­лен­ным Сыном и Дух, в виде голу­бя, под­твер­ждал вер­ность это­го сло­ва (т. е. сви­де­тель­ства). Явив­ший­ся и про­све­тив­ший мир, Хри­сте Боже, сла­ва Тебе!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Явил­ся еси днесь все­лен­ней, и свет Твой, Гос­по­ди, зна­ме­на­ся на нас, в разу­ме пою­щих Тя: при­шел еси и явил­ся еси Свет неприступный. В нынеш­ний день Ты явил­ся, и свет Твой, озна­ме­но­вал­ся на нас, со зна­ни­ем (убеж­де­ни­ем) взы­ва­ю­щих к Тебе: Ты при­шёл, Ты явил­ся нам, свет Неприступный!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, нас ради ныне пло­тию кре­стив­ша­го­ся от Иоан­на, в водах Иорданских.

 

На Сре­те­ние Господне

(2 фев­ра­ля)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Радуй­ся, бла­го­дат­ная Бого­ро­ди­це Дево, из Тебе бо вос­сия Солн­це прав­ды, Хри­стос Бог наш, про­свя­ща­яй сущия во тме: весе­ли­ся и ты, стар­че пра­вед­ный, при­е­мый во объ­я­тия Сво­бо­ди­те­ля душ наших, дару­ю­ще­го нам воскресение. Радуй­ся, бла­го­дат­ная Бого­ро­ди­ца Дева! Ибо из Тебя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды — Хри­стос Бог наш, про­све­тив­ший нахо­див­ших­ся во тьме. Весе­лись и ты, пра­вед­ный ста­рец, при­няв­ший в объ­я­тия свои Осво­бо­ди­те­ля душ наших, даро­вав­ше­го нам и воскресение!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Утро­бу Деви­чу освя­ти­вый рож­де­ством Тво­им, и руце, Симеоне бла­го­сло­ви­вый, яко­же подо­ба­ше, пред­ва­рив и ныне спасл еси нас, Хри­сте Боже: но уми­ри во бра­нех житель­ство, и укре­пи Импе­ра­то­ра, Его же воз­лю­бил еси, едине Человеколюбче. Пред­ва­ри­тель­но освя­тив Рож­де­ством Тво­им утро­бу Девы и бла­го­сло­вив руки Симео­на, как над­ле­жа­ло, и нас ныне Ты спас, Хри­сте Боже! Нис­по­шли мир обще­ствен­ной нашей жиз­ни при напа­де­нии вра­гов, и укре­пи Импе­ра­то­ра, кото­ро­го воз­лю­бил Ты, как един­ствен­ный Человеколюбец!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, и чтем Пре­чи­стую Матерь Твою, Ею же по зако­ну ныне при­несл­ся еси во храм Господень.

 

На Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Богородицы

(25 мар­та)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Днесь спа­се­ния наше­го гла­виз­на, и еже от века таин­ства явле­ние, Сын Божий, сын Девы быва­ет, и Гав­ри­ил бла­го­дать бла­го­вест­ву­ет. Тем­же и мы с ним Бого­ро­ди­це возо­пи­им: радуй­ся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобой. В сей день нача­ло наше­го спа­се­ния и явле­ние таин­ства, от веч­но­сти пред­опре­де­лён­но­го; Сын Божий дела­ет­ся Сыном Девы и (такую) бла­го­дать Гав­ри­ил Ей бла­го­вест­ву­ет! И мы с ним Бого­ро­ди­це вос­клик­нем: Радуй­ся Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобой!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Взбран­ной Вое­во­де побе­ди­тель­ная, яко избав­ль­ше­ся от злых, бла­го­дар­ствен­ная вос­пи­су­ем Ти, раби Твои, Бого­ро­ди­це; но яко иму­щая дер­жа­ву непо­бе­ди­мую, от вся­ких нас бед сво­бо­ди, да зовем Ти: радуй­ся Неве­сто неневестная! Мы рабы Твои, Бого­ро­ди­ца, Тебе — Вое­во­де, удер­жи­ва­ю­щей верх в бра­нях с вра­га­ми, при­но­сим побед­ную и бла­го­дар­ствен­ную песнь, за то, что избав­ле­ны Тобой об бед. Но ты, как име­ю­щая силу непо­бе­ди­мую (и впредь), охра­няй нас от вся­ких бед; мы же будем взы­вать к Тебе: радуй­ся, неве­ста нене­вест­ная (т. е. не всту­пив­шая в брак, приснодевственная)!

Вели­ча­ние

Архан­гель­ский глас вопи­ем Ти, Чистая: радуй­ся Бла­го­дат­ная, Гос­подь с Тобою!

 

На Верб­ное Воскресение

(за неде­лю до Пасхи)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Общее вос­кре­се­ние преж­де Тво­ея стра­сти уве­ряя, из мерт­вых воз­двиг еси Лаза­ря, Хри­сте Боже. Тем­же и мы, яко отро­цы побе­ды зна­ме­ние нося­ще, Тебе побе­ди­те­лю смер­ти вопи­ем: осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен гря­дый во Имя Господне. Преж­де Тво­их стра­да­ний, желая убе­дить (всех) во все­об­щем вос­кре­се­нии, — Ты из мёрт­вых воз­двиг Лаза­ря, Хри­сте Боже! Пото­му и мы, как дети, дер­жа в руках сво­их зна­мя побе­ды (над смер­тью), вопи­ем Тебе, побе­ди­те­лю смер­ти: спа­се­ние с небес! Бла­го­сло­вен шеству­ю­щий во Имя Господне!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
На пре­сто­ле на небе­си, на жре­бя­ти на зем­ли носи­мый, Хри­сте Боже, Анге­лов хва­ле­ние и детей вос­пе­ва­ние при­ял еси, зову­щих Ти: бла­го­сло­вен еси, гря­дый Ада­ма воззвати. На небе на пре­сто­ле, а на зем­ле на жере­бён­ке вос­се­дая, Хри­сте Боже, Ты при­нял хва­ле­ние Анге­лов и вос­пе­ва­ние детей, взы­вав­ших к Тебе: Бла­го­сло­вен, иду­щий вос­ста­но­вить Адама!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, осан­на в выш­них, и мы Тебе вопи­ем: бла­го­сло­вен гря­дый во имя Господне!

 

На Воз­не­се­ние Господне

(в 40‑й день после Пасхи)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Воз­несл­ся еси во сла­ве, Хри­сте Боже наш, радость сотво­ри­вый уче­ни­ком, обе­то­ва­ни­ем Свя­та­го Духа, изве­щён­ным им быв­шим бла­го­сло­ве­ни­ем: яко Ты еси Сын Божий, изба­ви­тель мира. Во сла­ве воз­нёс­ся Ты, Хри­сте Боже наш, даро­вав радость уче­ни­кам Тво­им обе­ща­ни­ем Свя­то­го Духа, при уве­ре­нии их (о сем обе­ща­нии) Тво­им бла­го­сло­ве­ни­ем; ибо Ты Сын Божий, изба­ви­тель мира.

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Еже о нас испол­нив смот­ре­ние и яже на зем­ли соеди­нив небес­ным, воз­несл­ся еси во сла­ве, Хри­сте Боже, ника­ко же отлу­ча­я­ся, но пре­бы­вая неот­ступ­ный, и вопия любя­щим Тя: Аз есмь с вами и никто же на вы. Испол­нив пред­опре­де­ле­ние Божие о нас, и соеди­нив зем­ное с небес­ным, Ты воз­нёс­ся во сла­ве, Хри­сте Боже, никак не остав­ляя нас, но пре­бы­вая посто­ян­но с нами и взы­вая любя­щим Тебя: «Я с вами и никто про­тив вас!»

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, и почи­та­ем еже на небе­са с пре­чи­стой Тво­ею пло­тию Боже­ствен­ное вознесение.

 

На Тро­и­цын день или Соше­ствия Свя­та­го Духа

(в 50‑й день после Пасхи)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Бла­го­сло­вен еси, Хри­сте Боже наш, Иже пре­муд­ры лов­цы явлей, нис­по­слав им Духа Свя­то­го, и теми улов­лей все­лен­ную, чело­ве­ко­люб­че, сла­ва Тебе! Бла­го­сло­вен Ты, Хри­сте Боже наш, соде­лав­ший пре­муд­ры­ми рыба­рей, нис­по­слав на них Духа Свя­то­го, и чрез них уло­вив все­лен­ную! Чело­ве­ко­лю­бец, Сла­ва Тебе!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Егда сниз­шед язы­ки слия, раз­де­ля­ше язы­ки Выш­ний: егда же огнен­ныя язы­ки раз­да­я­ше, в соеди­не­ние вся приз­ва; и соглас­но сла­вим Все­свя­та­го Духа. При соше­ствии Тво­ём (при стол­по­тво­ре­нии Вави­лон­ском), Ты, Гос­по­ди, сме­шав язы­ки, раз­де­лил их (по раз­ным наро­дам); когда же огнен­ные язы­ки Ты раз­да­вал (Апо­сто­лам), тогда всех при­звал к соеди­не­нию! И пото­му мы все соглас­но про­слав­ля­ем Все­свя­то­го Духа!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, и чтем Все­свя­та­го Духа Тво­е­го, Его же от Отца послал еси Боже­ствен­ным Уче­ни­ком Твоим!

 

На Пре­об­ра­же­ние Господне

(6 авгу­ста)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Пре­об­ра­зил­ся еси на горе, Хри­сте Боже, пока­за­вый уче­ни­ком Тво­им сла­ву Твою, яко­же можа­ху. Да вос­си­я­ет и нам греш­ным свет Твой прис­но­сущ­ный, молит­ва­ми Бого­ро­ди­цы, Све­то­да­вче, сла­ва Тебе. Пре­об­ра­зил­ся Ты на горе́, Хри­сте Боже, пока­зав уче­ни­кам Тво­им сла­ву Твою, сколь­ко они мог­ли (вос­при­ять её). О, пода­тель Све­та! Да вос­си­я­ет и нам греш­ным пре­веч­ный свет Твой молит­ва­ми Бого­ро­ди­цы! Сла­ва Тебе!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
На горе пре­об­ра­зил­ся еси, и яко­же вме­ща­ху уче­ни­цы Твои, сла­ву Твою Хри­сте Боже виде­ша: да егда Тя узрят рас­пи­на­е­ма, стра­да­ше убо ура­зу­ме­ют воль­ное, миро­ви же про­по­ве­дят, яко Ты еси воис­тин­ну Отчее Сияние. На горе пре­об­ра­зил­ся Ты, Хри­сте Боже, и уче­ни­ки Твои, сколь­ко мог­ли вме­стить, виде­ли Сла­ву Твою; для того, что­бы, когда уви­дят Тебя рас­пи­на­е­мым, пове­ри­ли, что это стра­да­ние доб­ро­воль­ное, и (потом) про­по­ве­до­ва­ли миру, что Ты воис­ти­ну Сия­ние Отца!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Живо­да­вче Хри­сте, и почи­та­ем Пре­чи­стыя пло­ти Тво­ея пре­слав­ное Преображение.

 

На Успе­ние Пре­свя­той Богородицы

(15 авгу­ста)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
В рож­де­стве дев­ство сохра­ни­ла еси, во успе­нии мира не оста­ви­ла еси, Бого­ро­ди­це, пре­ста­ви­ла­ся еси к Живо­ту, Мати сущи Живо­та, и молит­ва­ми Тво­и­ми избав­ляв­ши от смер­ти души наша. При рож­де­нии (Гос­по­да) — Ты сохра­ни­ла дев­ство; при Сво­ём успе­нии (кон­чине) — Ты не оста­ви­ла мира, Бого­ро­ди­це! Ты пере­шла к жиз­ни (веч­ной), как Матерь жиз­ни, и молит­ва­ми Тво­и­ми избав­ля­ешь от смер­ти души наши.

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, пре­не­по­роч­ная Мати Хри­ста Бога наше­го, и все­слав­ное сла­вим успе­ние Твое.

 

На Обре­за­ние Господне

(1 янва­ря)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
На пре­сто­ле огне­зрач­ном в выш­них седяй со Отцем без­на­чаль­ным и Боже­ствен­ным Тво­им Духом, бла­го­во­лил еси роди­ти­ся на зем­ли от отро­ко­ви­цы, неис­ку­со­муж­ные Тво­ея Мате­ре, Иису­се: сего ради и обре­зан был еси, яко чело­век осмо­днев­ный. Сла­ва все­бла­го­му Тво­е­му сове­ту, сла­ва смот­ре­нию Тво­е­му, сла­ва снис­хож­де­нию Тво­е­му, едине Человеколюбче! Сидя­щий со Без­на­чаль­ным Отцом и Боже­ствен­ным Тво­им Духом, на небес­ном, огне­вид­ном пре­сто­ле, Ты, Гос­подь наш, Иисус Хри­стос, собла­го­во­лил родить­ся на зем­ле, избрав Мате­рьею Сво­ею юную Деву, не иску­сив­шу­ю­ся бра­ком; и пото­му, как чело­век был обре­зан (по зако­ну) в вось­мой день. Сла­ва все­бла­го­му Тво­е­му (пред­веч­но­му) сове­ту! Сла­ва про­мыш­ле­нию Тво­е­му (о нас)! Сла­ва явле­нию Тво­е­му на зем­лю, — един­ствен­ный Человеколюбец!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Всех Гос­подь обре­за­ние тер­пит, и чело­ве­че­ская пре­гре­ше­ния, яко благ, обре­зу­ет: дает спа­се­ние днесь миру: раду­ет­ся же в выш­них и Созда­те­лев Иерарх, и све­то­нос­ный и Боже­ствен­ный таин­ник Хри­стов Василий. Ныне Гос­подь всех тер­пит обре­за­ние: обра­зуя все чело­ве­че­ские пре­гре­ше­ния, и, как бла­го­де­тель, даёт спа­се­ние миру! Раду­ет­ся (вме­сте с нами) это­му, в высо­тах небес­ных и све­то­нос­ный, Иерарх Созда­те­лев (Васи­лий) — совер­ши­тель Боже­ствен­ных Тайн Христовых.

 

На Рож­де­ство Иоан­на Предтечи

(24 июня)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Про­ро­че и Пред­те­че при­ше­ствия Хри­сто­ва, достой­но вос­хва­ли­ти тя недо­уме­ем мы, любо­вию чту­щии тя; неплод­ство бо род­шия, и отчее без­гла­сие раз­ре­ши­ся слав­ным и чест­ным тво­им рож­де­ством, и вопло­ще­ние Сына Божия миро­ви проповедуется. Про­рок и Пред­те­ча при­ше­ствия Хри­сто­ва! мы, — с любо­вью чту­щие Тебя, — недо­уме­ва­ем, как достой­но вос­хва­лить Тебя? Ибо с пре­слав­ным рож­де­ни­ем тво­им раз­ре­ши­лись неплод­ство Мате­ри и немо­та отца, и про­по­ве­до­ва­лось миру о вопло­ще­нии Сына Божия!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Преж­де непло­ды днесь Хри­сто­ва Пред­те­чу раж­да­ет, и той есть испол­не­нии вся­ко­го про­ро­че­ства: Его же бо Про­ро­цы про­по­ве­да­ша, на Сего во Иор­дане руку поло­жив яви­ся Божия Сло­ва Про­рок, Про­по­вед­ник, вку­пе и Предтеча. Быв­шая досе­ле неплод­ной, — ныне Пред­те­чу Хри­сто­ва рож­да­ет! И в этом совер­ша­ет­ся испол­не­ние всех про­ро­честв: ибо Тот, о Кото­ром про­ро­ки пред­ре­ка­ли, — на Него, воз­ло­жив руку в Иор­дане (ныне родив­ший­ся), явил­ся про­ро­ком и про­по­вед­ни­ком Сло­ва (Сына) Божия и вме­сте — Его Предтечей!

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Пред­те­че Спа­сов Иоанне, и чтем еже от непло­до­ве, пре­слав­ное рож­де­ство Твое.

 

На день св. Апо­сто­лов Пет­ра и Павла

(29 июня)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Апо­сто­лов пер­во­пре­столь­ни­цы и все­лен­ныя учи­те­лие, Вла­ды­ку всех моли­те, мир все­лен­ней даро­ва­ти и душам нашим велию милость. Пер­во­пре­столь­ни­ки (из) Апо­сто­лов и Учи­те­лей все­лен­ной! Моли­те, Вла­ды­ку всех, даро­вать мир все­лен­ной и вели­кую милость душам нашим.

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Твер­дыя и Бого­ве­щан­ныя про­по­ве­да­те­ли, верх Апо­сто­лов Тво­их, Гос­по­ди, при­ял еси в насла­жде­ние бла­гих Тво­их и покой; болез­ни бо онех и смерть при­ял еси паче вся­ка­го все­пло­дия, Едине све­дый сердечная. Рев­ност­ней­ших и пре­ис­пол­нен­ных даром Бого­ве­ща­ния про­по­вед­ни­ков, вер­хов­ных Тво­их Апо­сто­лов, — при­нял Ты Гос­по­ди, в небес­ные селе­ния бла­женств Тво­их, для веч­но­го покоя и насла­жде­ния. Ибо все зем­ные стра­да­ния и смерть их Ты вме­нил им выше вся­ких заслуг, как Еди­ный, веду­щий все сер­деч­ные помышления.

 

На день Усек­но­ве­ния гла­вы Предтечи

(29 авгу­ста)

Тро­парь

Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Память пра­вед­но­го с похва­ла­ми, тебе же довле­ет сви­де­тель­ство Гос­подне, Пред­те­че; пока­зал­бо­ся еси воис­тин­ну и Про­рок чест­ней­ший, яко и в стру­ях кре­сти­ти спо­до­бил­ся еси Про­по­ве­дан­на­го. Тем­же за истин­ну постра­дав раду­я­ся, бла­го­ве­стил еси и сущим во аде Бога явль­ша­го­ся пло­тию, взем­лю­ща­го­ся грех мира и пода­ю­ща­го нам велию милость. Память вся­ко­го пра­вед­ни­ка чтит­ся похва­лой; но Ты, Пред­те­ча Хри­стов, удо­сто­ил­ся вся­кой похва­лы, засви­де­тель­ство­ван­ной Самим Гос­по­дом; ибо Ты пока­зал себя воис­ти­ну и пре­слав­ным Про­ро­ком и спо­до­бил­ся кре­стить в стру­ях (Иор­да­на) Пред­ре­чён­но­го Про­ро­ка­ми. Точ­но так­же, с радо­стью постра­дав за исти­ну, Ты низо­шёл бла­го­ве­стить нахо­див­шим­ся в аде, о явив­шем­ся в пло­ти Боге, взяв­шем на себя гре­хи мира и пода­ю­щем нам вели­кие милости!

 

Кондак
Сла­вян­ский текст Рус­ский перевод
Пред­те­че­во слав­ное усек­но­ве­ние, смот­ре­ние бысть некое Боже­ствен­ное; да и сущим во аде Спа­со­во про­по­весть при­ше­ствие, да рыда­ет убо Иро­диа, без­за­кон­ное убий­ство испро­сив­ши: не закон бо Божий, ни живый век воз­лю­би, но при­твор­ный, привременный. Усек­но­ве­ние Пред­те­чи совер­ши­лось по неко­е­му усмот­ре­нию Божию: да про­по­ве­да­ет он и в аде нахо­дя­щим­ся при­ше­ствие на зем­лю Спа­си­те­ля, и да вос­пла­чет Иро­дия, испро­сив­шая без­за­кон­ное убий­ство, ибо не закон Божий, не истин­ную жизнь буду­ще­го века воз­лю­би­ла, но жизнь вре­мен­ную и скоропреходящую.

Вели­ча­ние

Вели­ча­ем Тя, Кре­сти­те­лю Спа­сов Иоанне, и почи­та­ем вси чест­ныя тво­ея гла­вы усекновение.

Акафистные молитвы некоторым святым

Молит­ва Нико­лаю Чудо­твор­цу Мирликийскому

О, Все­б­ла­гий Отче Нико­лае, пас­ты­рю и учи­те­лю всех, верой при­те­ка­ю­щих к тво­е­му заступ­ле­нию, и теп­лой молит­вой тебе при­зы­ва­ю­щих. Ско­ро пот­щи­ся, и изба­ви Хри­сто­во ста­до от вол­ков, губя­щих ея и вся­ку стра­ну хри­сти­ан­скую, огра­ди и сохра­ни свя­ты­ми тво­и­ми молит­ва­ми, от мир­ска­го мяте­жа, тру­са, наше­ствия ино­пле­мен­ни­ков, и меж­ду­усоб­ные бра­ни, от гла­да, пото­па, огня, меча и от напрас­ный смер­ти. И яко­же поми­ло­вал еси трех мужей, в тем­ни­це седя­щих, и изба­вил их цар­ска­го гне­ва и посе­че­ния меч­но­го, тако поми­луй и меня, умом, сло­вом, и делом, во тьме гре­хов суща, и изба­ви мя гне­ва Божия и веч­ные каз­ни, яко да тво­им хода­тай­ством и помо­щию, Сво­им же мило­сер­ди­ем и бла­го­да­тию, Хри­стос Бог, тихое и без­греш­ное житие даст ми пожи­ти в веце сем, и изба­вит мя шуй­я­го сто­я­ния, спо­до­бит же дес­на­го, со все­ми свя­ты­ми. Аминь.

Молит­ва св. бла­го­вер­но­му Вел. Кн. Алек­сан­дру Невскому

О, Свя­тый Бла­го­вер­ный Вели­кий Кня­же Алек­сан­дре! От бла­го­го­вей­ных сер­дец при­но­си­мую ти, аще и недо­стой­ную, хва­леб­ную песнь сию, при­и­ми от нас, яко усерд­ную жерт­ву сер­дец, любя­щих тя и убла­жа­ю­щих свя­тую память твою! Охра­няй всех нас молит­ва­ми тво­и­ми: огра­ди хода­тай­ст­вы тво­и­ми Бла­го­че­сти­вей­ша­го Импе­ра­то­ра наше­го и град твой, и вся люди зем­ли Рос­сий­ския, да тихое и без­молв­ное житие пожив в нынеш­нем веце, бла­жен­ство веч­ное насле­дим, и куп­но с тобой и все­ми свя­ты­ми выну спо­до­бим­ся вос­пе­ва­ти Богу: Аллилуия!

Молит­ва свя­ти­те­лю и чудо­твор­цу Митрофану

Свя­ти­те­лю Отче Мит­ро­фане, нетле­ни­ем чест­ных мощей тво­их, и мно­ги­ми бла­го­де­я­ни­я­ми, чудес­но соде­ян­ны­ми и соде­е­ва­е­мы­ми тобой, с верой к тебе при­те­ка­ю­щим, уве­рив­ше­ся, яко има­ши велию бла­го­дать у Гос­по­да Бога наше­го, — все­сми­рен­но при­па­да­ем вси, и молим­ся тебе: моли о нас Хри­ста-Бога наше­го, да нис­по­слет всем, чту­щим свя­тую память твою, и усерд­но к тебе при­бе­га­ю­щим, — бога­тые мило­сти Своя. Да утвер­дит во Свя­той Сво­ей Пра­во­слав­ной Церк­ви, — живый дух пра­вый веры и блa­гoчe­стия, дух веде­ния и люб­ви, дух мира и радо­сти — о Духе Свя­те! Да вси чле­ны её, чисты от мир­ских иску­ше­ний и плот­ских похо­тей, и зло­го дей­ствия злых духов, — духом и истин­ной покло­ня­ют­ся Ему и усерд­но пекут­ся о соблю­де­нии запо­ве­дей Его, во спа­се­ние душ сво­их. Пас­ты­рем её, — да даст свя­тую рев­ность попе­че­ния о спа­се­нии людей, им вве­рен­ных: да неве­ру­ю­щих про­све­тят; неве­ду­ю­щих — наста­вят; сомне­ва­ю­щих­ся — вра­зу­мят и удо­сто­ве­рят; отпад­ших от Пра­во­слав­ной Церк­ви — обра­тят в свя­тые нед­ра её; веру­ю­щих — соблю­дут в вере; греш­ных — подвиг­нут к пока­я­нию; каю­щих­ся — уте­шат и укре­пят в исправ­ле­нии жиз­ни; рас­ка­яв­ших­ся и испра­вив­ших­ся — утвер­дят в свя­то­сти жиз­ни; — и тако, всех вве­дут, ука­зан­ным от Него путем, в уго­то­ван­ное веч­ное цар­ство свя­тых Его! Бла­го­че­сти­вей­ше­му же, Само­дер­жав­ней­ше­му, Вели­ко­му Госу­да­рю наше­му, Импе­ра­то­ру Алек­сан­дру Нико­ла­е­ви­чу, — да дару­ет: муже­ство, муд­рость, одо­ле­ние на вся вра­ги; бла­го­по­спе­ше­ние в устро­е­нии бла­го­ден­ствия цар­ства Его, и все­му Авгу­стей­ше­му дому Его, — радость и дол­го­ден­ствие! Избран­ным от Него для управ­ле­ния и суда цар­ства Его, — да нис­по­слет: усер­дие, про­зор­ли­вость, муд­рость и вер­ность! Да управ­ля­ют и судят к спо­кой­ствию и радо­сти всех! Всем же в Дер­жа­ве Его людям, — да дару­ет: мир, тиши­ну, без­мя­те­жие; усер­дие в испол­не­нии запо­ве­дей Его, уста­нов­ле­ний свя­тые Церк­ви и зако­на граж­дан­ска­го, и изоби­лие, в потреб­ном для жиз­ни сея, И да изба­вит Цар­ству­ю­щие гра­ды, град сей и вся иные гра­ды цар­ства Его, и веси: от гла­да, тру­са, пото­па, огня, меча, наше­ствия ино­пле­мен­ных, меж­ду­усоб­ные бра­ни, смер­то­нос­ный язвы и от вся­ко­го зла! Ей, Свя­ти­те­лю Божий! Да устро­и­ши молит­ва­ми тво­и­ми вся бла­гая душам и теле­сам нашим: да и мы про­сла­вим в душах и теле­сах наших Гос­по­да и Бога наше­го, Иису­са Хри­ста, — Ему же, со Отцем, и Свя­тым Духом, сла­ва и дер­жа­ва во веки веков. Аминь.

Молит­ва пре­по­доб­но­му Сер­гию, Радо­неж­ско­му Чудотворцу

О, Небес­но­го граж­да­нине Иеру­са­ли­ма, пре­по­до­бие Отче Сер­гие! Воз­зри на нас мило­сти­во, и, к зем­ли при­вер­жен­ных, — воз­ве­ди к высо­те небес­ной. Ты — горе, на небе­си: мы, на зем­ле — низу, уда­ле­ны от тебе, не толь­ко местом, ели­ко гре­ха­ми сво­и­ми и без­за­ко­ни­я­ми; но тебе, яко нам срод­но­му, — при­бе­га­ем и взы­ва­ем; наста­ви нас ходи­ти путем тво­им; вра­зу­ми и руко­вод­ствуй! Свой­ствен­но тебе есть Отче наш — бла­го­у­тро­бие и чело­ве­ко­лю­бие; на зем­ле живу­щу, не о сво­ем ток­мо спа­се­нии, бысть тебе попе­че­ние, но и о всех, к тебе при­те­ка­ю­щих. Настав­ле­ние твоя быша тро­стию книж­ни­ка ско­ро­пис­ца, на серд­це каж­до­го, гла­го­лы жиз­ни начер­ты­ва­ю­ща­го. Не телес­ные ток­мо вра­че­вал болез­ни, но паче — душев­ных врач изящ­ный явил­ся еси; и вся твоя свя­тая жизнь бысть зер­ца­лом вся­кие доб­ро­де­те­ли. Аще толик был еси, Свят­че Божий на зем­ли, — колик ныне еси на небе­си? Ты днесь пред­сто­и­ши пре­сто­лу све­та непри­ступ­но­го, и в нем, яко в зер­ца­ле, — зри­ши вся наша нуж­ды и про­ше­ния! Ты водво­ря­е­ши­ся вку­пе со Анге­лы, о еди­ном греш­ни­ке каю­щим­ся, — раду­ю­щи­ми­ся! И чело­ве­ко­лю­бие Божие — есть неис­то­щи­мо, и твое к Нему дерз­но­ве­ние мно­го: не пре­ста­ни о нас вопи­я­ти ко Гос­по­ду! Испро­си пред­ста­тель­ством сво­им у Все­ми­ло­сти­ва­го Бога наше­го: мир Церк­ви Его, под зна­ме­ни­ем кре­ста воин­ству­ю­щей; согла­сие в вере и еди­но­муд­рие; суе­муд­рия же и рас­ко­лов — истреб­ле­ние; утвер­жде­ние во бла­гих делах; боль­ным исце­ле­ние; печаль­ным уте­ше­ние; оби­жен­ным заступ­ле­ние; бед­ству­ю­щим помощь! Не посра­ми нас, к тебе с верой при­те­ка­ю­щих. Аще бо и недо­стой­ны есмы толи­ко­го Отца и хода­тая; но ты, быв под­ра­жа­тель чело­ве­ко­лю­бия Божия, — сотво­ри нас достой­ны, чрез обра­ще­ние от злых дел к бла­го­му житию! Вся Богом про­све­щен­ная Рос­сия, тво­и­ми чуде­сы испол­нен­ная, и мило­стя­ми обла­го­де­тель­ство­ван­ная, испо­ве­ду­ет тя быти сво­е­го покро­ви­те­ля и заступ­ни­ка! Яви древ­ния мило­сти твоя, и их же отцем спо­мо­ще­ство­вал еси, не отри­ни и нас — чад их, сто­па­ми их к тебе шеству­ю­щих! Веру­ем, яко духом нам сопри­сут­ству­е­ши! Иде же бо есть Гос­подь, яко же сло­во Его учит нас, — тамо и слу­га Его будет! Ты вер­ный еси раб Гос­по­день, — и Богу, вез­де сущу, — ты в Нем еси, и Он в тебе есть; паче же и телом с нами еси! Се нетлен­ные и живо­нос­ные твоя мощи, яко сокро­ви­ще без­цен­ное, вру­чи нам Бог чудес. Пред­стоя им, яко тебе живу сущу, при­па­да­ем и молим­ся: при­и­ми моле­ние наша и воз­не­си их на жерт­вен­ник бла­го­у­тро­бия Божия! Да при­и­мем тобой бла­го­дать и бла­го­вре­мен­ну в нуж­дах наших помощь! Укре­пи наше мало­ду­шие и утвер­ди нас в вере: да несо­мнен­но упо­ва­ем полу­чи­ти вся бла­гая от мило­сер­дия Вла­ды­ки молит­ва­ми тво­и­ми. Паст­ву же твою духов­ную, тобой собран­ную, — не пре­ста­ни управ­лять жез­лом духов­ные муд­ро­сти: под­ви­за­ю­щим­ся помо­ги; рас­слаб­лен­ных — вос­ста­ви, спо­спе­ши иго Хри­сто­во нести в бла­го­ду­шии и тер­пе­нии, и всех нас упра­ви, в мире и пока­я­нии скон­ча­ти живот наш и пре­се­лить­ся со упо­ва­ни­ем в бла­жен­ная нед­ра Авра­амо­ва, иде же ты радост­но, по тру­дех и под­ви­зех, ныне почи­ва­е­ши, про­слав­ляя со все­ми свя­ты­ми Бога, в Тро­и­це сла­ви­ма­го, Отца, и Сына, и Свя­то­го Духа. Аминь.

Молит­ва свя­то­му вели­ко­му­че­ни­ку и цели­те­лю Пантелеймону

О, Вели­кий Хри­стов Угод­ни­че и пре­слав­ный Целеб­ни­че Вели­ко­му­че­ни­че Пан­те­лей­моне! Душею на небе­си пре­сто­лу Божию пред­сто­яй и Трии­по­стас­ныя Его сла­вы насла­жда­яй­ся, телом же и ликом свя­тым на зем­ле в Боже­ствен­ных хра­мах почи­ва­яй и дан­ной Ти свы­ше бла­го­да­тью раз­лич­ныя исто­чая чуде­сы, — при­з­ри мило­сти­вым Тво­им оком на пред­сто­я­щия люди и чест­ней Тво­ей иконе, умиль­но моля­ще­я­ся и про­ся­щия от Тебе целеб­ные помо­щи и заступ­ле­ния; про­стри ко Гос­по­ду Богу наше­му теп­лые свои молит­вы, испро­си душам нашим остав­ле­ние согре­ше­ний. Се бо мы за без­за­но­ния наша не сме­ю­ще воз­ве­сти очес наших к высо­те небес­ной, ниже воз­не­сти глас молеб­ный к Его в Боже­стве непри­ступ­ней сла­ве; но серд­цем сокру­шен­ным и духом сми­рен­ным Тебе хода­тая мило­сти­ва ко Вла­ды­це, и молит­вен­ни­ка за ны греш­ные при­зы­ва­ем, яко Ты при­ял еси бла­го­дать от Него неду­ги отго­ня­ти и стра­сти исце­ля­ти! Тебе убо про­сим: не пре­зри нас недо­стой­ных, моля­щих­ся Тебе и Тво­ея помо­щи тре­бу­ю­щих! Буди нам в печа­лех уте­ши­тель, в неду­зех лютых — страж­ду­щих врач; напаст­ву­е­мым — ско­рый покро­ви­тель; оче­сем неду­гу­ю­щим — про­зре­ния датель; ссу­щим и мла­ден­цем в скор­бех — гото­вей­ший пред­ста­тель и исце­ли­тель: исхо­да­тай­ствуй всем — вся ко спа­се­нию полез­ная, яко да Тво­и­ми ко Гос­по­ду Богу молит­ва­ми полу­чив­ши бла­го­дать и милость, — про­сла­вим всех бла­гих Источ­ни­ка и Даро­по­да­те­ля, Бога Еди­на­го, в Тро­и­це Свя­той Сла­ви­ма­го: Отца и Сына, и Свя­то­го Духа, ныне и прис­но, и во веки веков. Аминь.

Молит­ва свя­то­му вели­ко­му­че­ни­ку Георгию

О, Все­х­валь­ный, Свя­тый Вели­ко­му­че­ни­че и Чудо­твор­че Геор­гие! при­з­ри на ны ско­рой Тво­ею помо­щею, и умо­ли Чело­ве­ко­люб­ца Бога: да не осу­дит нас греш­ных по без­за­ко­ни­ям нашим; но да сотво­рит с нами по вели­цей Сво­ей мило­сти! Не пре­зри моле­ния наше­го, но испро­си нам у Хри­ста и Бога наше­го; тихое и Бого­угод­ное житие; здра­вие же душев­ное и телес­ное; зем­ли пло­до­ро­дие и во всем изоби­лие; и да не во зло обра­тим бла­гая, дару­е­мая нам Тобой от Все­щед­ра­го Бога, но во сла­ву Свя­то­го име­ни Его и в про­слав­ле­ние креп­ко­го Тво­е­го заступ­ле­ния! Да подаст Он Пра­во­слав­но­му Импе­ра­то­ру наше­му и все­му Бого­лю­би­во­му воин­ству, на сопо­ста­ты одо­ле­ние, и да укре­пит Цар­ство Его непре­ме­ня­е­мым миром и бла­го­сло­ве­ни­ем; изряд­нее же, — да огра­дит нас Свя­тых Ангел Сво­их опол­че­ни­ем, во еже изба­ви­ти­ся нам, по исхо­де нашем из жития сего, от коз­ней лука­во­го и тяж­ких воз­душ­ных мытарств его, и неосуж­ден­ным пред­ста­ти пре­сто­лу Гос­по­да Сла­вы! Услы­ши нас, Стра­сто­тер­пец Хри­стов Геор­гие, и моли за ны непре­стан­но Трии­по­стас­на­го Вла­ды­ку всех и Бога: да бла­го­да­тию Его и чело­ве­ко­лю­би­ем, Тво­ею же помо­щию и заступ­ле­ни­ем, — обря­щем милость, — со Анге­лы и Архан­ге­лы и все­ми Свя­ты­ми, одес­ную Пра­во­суд­но­го Судии ста­ти, и того выну сла­ви­ти, со Отцем и Свя­тым Духом, ныне и прис­но и во веки веков. Аминь.

Молит­ва свя­то­му Архан­ге­лу Михаилу

Свя­тый и вели­кий Архан­ге­ле Божий Миха­и­ле! Неис­по­ве­ди­мыя и Пре­су­ще­ствен­ныя Трой­цы пер­вый во Анге­лех Пред­сто­я­те­лю; рода же чело­ве­че­ско­го при­став­ни­че и хра­ни­те­лю, сокру­ши­вый с воин­ст­вы сво­и­ми гла­ву пре­гор­до­го ден­ни­цы (сата­ны) на небе­си и посрам­ляй выну зло­бу и ковар­ства его на зем­ли! К тебе при­бе­га­ем с верой, и Тебе молим­ся с любо­вию: буди щит несо­кру­шим и забра­ло (налич­ник шле­ма) твер­до Свя­тей Церк­ви и пра­во­слав­но­му Оте­че­ству наше­му, ограж­дая их мол­ние­нос­ным мечем тво­им от всех враг, види­мых и неви­ди­мых! Буди Ангел Хра­ни­тель; пре­мудр сове­то­по­да­тель и спо­соб­ник Бла­го­че­сти­вей­ше­му Импе­ра­то­ру наше­му, изно­ся Ему от Пре­сто­ла Царя Цар­ству­ю­щих, про­све­ще­ние и силу; радость, мир и уте­ше­ние! Буди Вождь и сора­тай непо­бе­дим — Хри­сто­лю­би­во­му воин­ству наше­му, вен­чая его сла­вой и побе­дой над супо­ста­ты; да позна­ют вси, про­ти­вя­щи­е­ся нам, яко с нами Бог и Свя­тые Анге­лы Его! Не оста­ви же, о, Архан­гел Божий, помо­щию и заступ­ле­ни­ем тво­им и нас, про­слав­ля­ю­щих днесь Свя­тое имя Твое! Се бо, аще и мно­го­греш­ны есмы; оба­че не хощем в без­за­ко­ни­ях наших погиб­ну­ти, — но еже обра­ти­ти­ся ко Гос­по­ду и ожив­лен­ным быти от Него на дела бла­гие. Оза­ри ум наш све­том лица Божья­го, иже выну сия­ет на мол­ние­нос­ном челе Тво­ем: да воз­мо­жем разу­ме­ти, что есть воля Божия о нас бла­гая и совер­шен­ная, и виде­ти вся, яже подо­ба­ет нам тво­ри­ти и яже — пре­зи­ра­ти и остав­ля­ти. Укре­пи бла­го­да­тию Гос­под­нею сла­бую волю и немощ­ное про­из­во­ле­ние наше: да утвер­див­шись в законе Гос­под­нем, — пре­ста­нем про­чее вла­я­ти­ся (под­чи­нять­ся) зем­ны­ми помыс­лы и похо­те­ни­я­ми пло­ти, увле­кай­ся по подо­бию неосмыс­лен­ных детей, — ско­ро гиб­ну­щи­ми кра­со­та­ми (пре­ле­стя­ми, обо­льще­ни­я­ми) мира сего, яко ради тлен­на­го и зем­но­го, — безум­но забы­ва­ти — веч­ные небес­ные! Над все­ми сими, испро­си нам свы­ше дух истин­на­го пока­я­ния; нели­це­мер­ную печаль и Бозе и сокру­ше­ние о гре­хах наших: да оста­ю­ще­е­ся нам чис­ло дней вре­мен­но­го живо­та наше­го ижди­вем (упо­тре­бим) не во уго­жде­нии чувств и рабо­те страс­тем нашим; но во изгла­жде­ние зле соде­ян­ных нами, сле­за­ми веры и сокру­ше­ния сер­деч­но­го; подви­га­ми чисто­ты и свя­ты­ми дела­ми мило­сер­дия! Егда же при­бли­зит­ся час кон­чи­ны нашея и осво­бож­де­ния от уз брен­но­го сего тела, — не оста­ви нас. Архан­ге­ле Божий, без­за­щит­ных, про­ти­ву духов зло­бы под­не­бес­ных, обык­ших пре­граж­да­ти душе чело­ве­че­ской вос­ход в гор­няя: да охра­ня­е­мы тобой, бес­пре­ко­слов­но достиг­нем оных пре­слав­ных селе­ний рай­ских, — иде же несть печаль, ни воз­ды­ха­ние, — но жизнь бес­ко­неч­ная, — и спо­добль­ше­ся узре­ти Пре­свет­лое лице Все­бла­го­го Гос­по­да и Вла­ды­ки наше­го, — пад­ше, со сле­за­ми у ногу Его, — в радо­сти и уми­ле­нии вос­клик­нем: Сла­ва Тебе, Дра­жай­ший Иску­пи­те­лю наш, иже за пре­мно­гую любовь твою к нам недо­стой­ным, бла­го­во­лил еси посла­ти Анге­лы Твоя в слу­же­ние спа­се­нию наше­му. Аминь.

Молитвы из богородичных акафистов

Молит­ва на Успе­ние Пре­свя­той Богородицы

О, Пре­свя­тая Бого­ро­ди­це, Дево, Вла­ды­чи­це, Выс­шая Ангел и Архан­гел, и всея тва­ри Чест­ней­шая! Ангель­ское вели­кое удив­ле­ние; Про­ро­че­ская высо­кая про­по­ве­ди; Апо­столь­ская пре­слав­ная похва­ла; Свя­ти­те­лей — изряд­ное укра­ше­ние; муче­ни­ков — креп­кое утвер­жде­ние; ино­ков — спа­си­тель­ное настав­ле­ние; пост­ни­ков — неиз­не­мо­га­ю­щее воз­дер­жа­ние; дев­ству­ю­щих — чисто­та и сла­ва, Мате­рей — тихое весе­лие; мла­ден­цев — муд­ро­сте и нака­за­ние; вдо­виц и сирых — кор­ми­тель­ни­ца; нагих — оде­я­ние; боля­щих — здра­вие; плен­ни­ков — избав­ле­ние; по морю пла­ва­ю­щих — тиши­на; обу­ре­ва­е­мых — небур­ное при­ста­ни­ще; блуж­да­ю­щих — нетруд­ная настав­ни­це; путе­ше­ству­ю­щих — лег­кое пре­хож­де­ние; тру­дя­щих­ся — бла­гое поко­и­ще; в бедах сущих — ско­рая заступ­ни­це; оби­ди­мых — покров и при­бе­жи­ще; нена­де­ю­щих­ся — наде­я­ние; тре­бу­ю­щих — помощ­ни­це; нищих — неис­то­щи­мое богат­ство; печаль­ных — прис­ное уте­ше­ние; нена­ви­ди­мых — любов­ное сми­ре­ние; греш­ни­ков — спа­се­ние и к Богу при­сво­е­ние; пра­во­вер­ных всех — твер­дое ограж­де­ние, непо­бе­ди­мое помо­же­ние и заступ­ле­ние! Тобой нам Вла­ды­чи­це, — Неви­ди­мый, — видим бысть, и Тебе моль­бу при­но­сим, Гос­по­же, греш­нии раби Твои! О, Пре­ми­ло­сти­вая и Пре­чуд­ная Све­та Умно­го Цари­ца, Рожд­шая Царя Хри­ста Бога наше­го, Живо­дав­ца всех! От небес­ных (сил) сла­ви­мая и от зем­ных хва­ли­мая! Ангель­ский уме, Све­то­зар­ная звез­до; Свя­тых Пре­свя­тей­шая; Цари­ца Цариц; Вла­ды­чи­це всех тва­рей; Бла­го­леп­ная Деви­це; Несквер­ная Неве­сто; Пала­та Духа Пре­свя­то­го; огнен­ный пре­сто­ле Неви­ди­мо­го Царя; Небес­ный кивот; Носи­ло Сло­ва Божия; огне­об­раз­ная колес­ни­це; Поко­и­ще жива­го Бога; неиз­ре­чен­ное состав­ле­ние пло­ти Хри­сто­вой; Гнез­до Орла Небес­но­го; Гор­ли­це Бого­глас­ная; Голу­би­це крот­кая, тихая и незло­би­вая; Мати чадо­лю­би­вая; мило­стей без­дна, раз­вер­га­ю­щая тучу гне­ва Божия; неиз­ме­ри­мая глу­би­на; неиз­ре­чен­ная тай­на; несве­до­мое чудо; Неру­ко­тво­рен­ная цер­ковь Еди­но­го Царя всех век; бла­го­ухан­ное кади­ло; чест­ная баг­ря­ни­ца; Бого­ткан­ная пор­фи­ра; душев­ный раю; живо­нос­но­го сада отрасль; цве­те пре­крас­ный; гроз­дие спа­се­ния наше­го; чаше Царя Небес­но­го, в Ней же рас­тво­ри­ся от Духа Свя­та­го вино неис­чер­па­е­мый бла­го­сти; хода­тай­ни­це зако­на; зача­ло истин­ные веры Хри­сто­вы; непо­ко­ле­би­мый стол­пе; ере­ти­ков пагу­ба; меч яро­сти Божия на бого­про­тив­ных; бесов устра­ше­ние; во бра­нех побеж­де­ние; хри­сти­ан всех нелож­ная хра­ни­тель­ни­це, — и мира все­го, извест­ное спа­се­ние! О, Все­ми­ло­сти­вая Гос­по­же, Дево, Бого­ро­ди­це, — услы­ши нас, моля­щих­ся Тебе, и яви милость Твою на людех Тво­их! Моли Сына Сво­е­го: изба­ви­те­ся нам от вся­ко­го зла, и сохра­ни оби­тель нашу и вся­ку оби­тель, и град, и стра­ну вер­ных, и люди бла­го­чест­но при­бе­га­ю­щие и при­зы­ва­ю­щие Имя Твое Свя­тое, от вся­кие напа­сти, губи­тель­ства, гла­да, тру­са, пото­па, огня, меча, наше­ствия ино­пле­мен­ни­ков и меж­до­усоб­ныя бра­ни; от вся­кия болез­ни и вся­ко­го обсто­я­ния: да ни рана­ми, ни пре­ще­ни­ем, ни мором, ни вся­ким пра­вед­ным гне­вом Божи­им — ума­лят­ся раби Твои, но соблю­дай и спа­сай мило­стию Сво­ею, Гос­по­же, за ны моля­ще­ся, и полез­ное бла­го­рас­тво­ре­ние воз­ду­ха, ко вре­ме­ни плод­но­го при­но­ше­ния, нам даруй. Облег­чи, вос­ста­ви и поми­луй, Пре­ми­ло­сти­вая Вла­ды­чи­це, Бого­ро­ди­це Пре­пе­тая, во вся­кой беде и нуж­де сущия! Помя­ни рабы Твоя, и не пре­зри слез и воз­ды­ха­ния наше­го; и обно­ви нас бла­го­да­тию Сво­ея мило­сти: да со бла­го­да­ре­ни­ем уте­ша­ем­ся, обрет­ши Тя помощ­ни­цею! Уми­ло­сер­ди­ся, Гос­по­же Пре­чи­стая, на немощ­ные люди Твоя, Надеж­да наша! Рас­се­ян­ные собе­ри, заблуд­шие, — на путь пра­вый наста­ви; отпад­шия от бла­го­че­сти­выя оте­че­ская веры, — паки воз­вра­ти; ста­рость под­дер­жи; юные нака­жи; мла­ден­цы вос­пи­тай; и про­сла­ви, сла­вя­щия Тя, — изряд­нее же — Цер­ковь Сына Тво­е­го, — соблю­ди и сохра­ни в дол­го­ту дней! О, мило­сти­вая и пре­ми­ло­сти­вая Цари­це небе­си и зем­ли, Бого­ро­ди­це Прис­но­де­во! Хода­тай­ством Тво­им поми­луй Бла­го­че­сти­вей­ша­го, Само­дер­жав­ней­ша­го, Вели­ка­го Госу­да­ря наше­го, Импе­ра­то­ра Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча и весь Цар­ству­ю­щий Дом, пала­ту и все воин­ство их, и вся Пра­во­слав­ные Хри­сти­а­ны, сохра­ня­ю­ще их под кро­вом мило­сти Тво­ея, ризой Тво­ею чест­ной защи­ти; и моли из Тебе Вопло­тив­ша­го­ся без семе­ни Хри­ста Богa наше­го: да пре­по­я­шет ны свы­ше силой, на вся види­мые и неви­ди­мые вра­ги наши; на ино­пле­мен­ни­ки, вою­ю­щее на нас и на веру нашу пра­во­слав­ную! Спа­си же и поми­луй, Гос­по­же, — Свя­тей­ший, Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод и прео­свя­щен­ныя Мит­ро­по­ли­ты, Архи­епи­ско­пы и Епи­ско­пы Пра­во­слав­ныя; иереи же и диа­ко­ны, и весь при­чет цер­ков­ный, и вся пра­во­вер­ные люди, покло­ня­ю­щи­е­ся и моля­щи­е­ся пред чест­ной Тво­ею Ико­ной! При­з­ри на всех нас при­зре­ни­ем мило­сти­ва­го Тво­е­го заступ­ле­ния! Воз­двиг­ни нас из глу­би­ны гре­хов­ныя и про­све­ти очи сер­деч­ныя ко зре­нию спа­се­ния! Мило­сти­ва нам буди зде, и на страш­ном Суде Сына Тво­е­го о нас умо­ли; пре­став­ль­ши­е­ся во бла­го­че­стии от жития сего рабы Твоя — в веч­ной жиз­ни со Анге­лы и Архан­ге­лы и со все­ми свя­ты­ми, — прит­чи: да одес­ную Сына Тво­е­го и Бога пред­ста­нут! И молит­вой Тво­ею спо­до­би вся пра­во­слав­ныя Хри­сти­а­ны со Хри­стом жити и радо­сти Ангель­ские, в небес­ных селе­ни­ях, насла­жда­ти­ся! Ты бо еси, Гос­по­жа, — сла­ва небес­ных и упо­ва­ние земно­род­ных; Ты наша надеж­да и заступ­ни­ца всех, к тебе при­те­ка­ю­щих и Тво­ея помо­щи про­ся­щих! Ты молеб­ни­ца наша теп­лая к Сыну Тво­е­му и Богу наше­му! Твоя Матер­няя молит­ва мно­го может на умо­ле­ние Вла­ды­ки, и Тво­им пред­ста­тель­ством ко пре­сто­лу бла­го­да­ти, Пре­свя­тых и Живо­тво­ря­щих Его Таин — при­сту­па­ти дер­за­ем, аще и недо­стой­нии! Тем же Все­чест­ный Образ Твой, и рукой Тво­ею, дер­жи­ма­го Все­дер­жи­те­ля, — видя­ще на иконе, — раду­ем­ся греш­нии; со уми­ле­ни­ем при­па­да­ю­ще и любо­вию сей (образ) целу­ем, чаю­ще, Гос­по­же, Тво­и­ми свя­ты­ми, бла­го­при­ят­ны­ми молит­ва­ми, дой­ти небес­ные, бес­ко­неч­ные жиз­ни и непо­стыд­но ста­ти, в день суд­ный, одес­ную Сына Тво­е­го и Бога наше­го, сла­вя­ще Его, куп­но со Без­на­чаль­ным Отцем, и Пре­свя­тым, Бла­гим, Живо­тво­ря­щим и Еди­но­сущ­ным Сыном, во веки веков. Аминь.

Молит­ва на день Покро­ва Пре­свя­той Богородицы

О, Пре­свя­тая Дево, Мати Гос­по­да выш­них сил; небе­си и зем­ли Цари­це; гра­да и зем­ли нашея — Все­мощ­ная заступ­ни­це! При­и­ми хва­леб­но­бла­го­дар­ствен­ное пение сие от нас, недо­стой­ных рабов Тво­их и воз­не­си молит­вы наши к пре­сто­лу Бога, Сына Тво­е­го! Да мило­стив будет неправ­дам нашим и про­ба­вит (про­дол­жит) бла­го­дать Свою чту­щим Все­чест­ное имя Твое, и с верой и любо­вию покло­ня­ю­щим­ся Чудо­твор­но­му Обра­зу Тво­е­му! Несмы бо достой­ни от Него поми­ло­ва­ны быти, аще не Ты уми­ло­сти­ви­ши Его о нас, Вла­ды­чи­це, яко вся Тебе от Него воз­мож­на суть. Сего ради к Тебе при­бе­га­ем, яко к несо­мнен­ней и ско­рой заступ­ни­це нашей! Услы­ши нас, моля­щих­ся Тебе: осе­ни нас Все­дер­жав­ным покро­вом Тво­им и испро­си у Бога, Сына Тво­е­го: пас­ты­рем нашим рев­ность и бде­ние о душах; гра­до­пра­ви­те­лям муд­рость и силу; суди­ям — прав­ду и нели­це­при­я­тие; настав­ни­ком — разум и сми­рен­но­муд­рие; супру­гам — любовь и согла­сие; чадам — послу­ша­ние; оби­ди­мым — тер­пе­ние; оби­жа­ю­щим — страх Божий; скор­бя­щим — бла­го­ду­шие; раду­ю­щим­ся — воз­дер­жа­ние; всем же нам: дух разу­ма и бла­го­че­стия, дух мило­сер­дия и кро­то­сти, дух чисто­ты и прав­ды! Ей, Гос­по­же Пре­свя­тая! Уми­ло­сер­ди­ся на немощ­ные люди Твоя: рас­се­ян­ные — собе­ри; заблуд­шие — на путь пра­вый наста­ви; ста­рость — под­дер­жи, юные — уце­ло­муд­ри; мла­ден­цы — вос­пи­тай, и при­з­ри на всех нас при­зре­ни­ем мило­сти­ва­го Тво­е­го заступ­ле­ния! Воз­двиг­ни нас из глу­би­ны гре­хов­ные и про­све­ти сер­деч­ныя очи наша ко зре­нию спа­се­ния; мило­сти­ва нам буде зде, и тамо: — в стране зем­но­го при­ше­ствия и на страш­ном суде Сына Тво­е­го! Пред­став­ль­ши­е­ся же, в вере и пока­я­нии, от жития сего отцы и бра­тию нашу, — к веч­ней жиз­ни, со Анге­лы и со все­ми Свя­ты­ми, — сотво­ри! Ты бо еси, Гос­по­же, — сла­ва небес­ных и упо­ва­ние зем­ных! Ты, по Бозе, — наша надеж­да и заступ­ни­ца всех, при­те­ка­ю­щих к Тебе с верой! К Тебе убо молим­ся, и Тебе яко Все­мо­гу­щей помощ­ни­це, — сами себе и друг дру­га, и весь живот наш — пре­да­ем, ныне, и прис­но, и во веки веков. Аминь.

Молит­ва свя­то­му Анге­лу Хра­ни­те­лю[130]

О, Свя­тый Анге­ле, Хра­ни­те­лю и покро­ви­те­лю мой бла­гий! С сокру­шен­ным серд­цем и болез­нен­ной душой пред­стою ти, моля­ся: услы­ши мя, греш­на­го раба сво­е­го (имя своё), с воп­лем креп­ким и пла­чем горь­ким вопи­ю­ща­го: не помя­ни моих без­за­ко­ний и неправд, ими же аз ока­ян­ный про­гнев­ляю Тебя по вся дни и часы, и мер­зост­на себя тво­рю пред Созда­те­лем нашим Гос­по­дом! Яви­ся мне мило­серд и не отлу­чай­ся мене сквер­но­го даже до кон­чи­ны моея. Воз­бу­ди ми от сна гре­хов­но­го и спо­соб­ствуй Тво­и­ми молит­ва­ми про­чее вре­мя живо­та мое­го без поро­ка прейти и сотво­ри­ти пло­ды, достой­ные пока­я­ния; паче же от смерт­ных паде­ний соблю­ди мя: да не погиб­ну в отча­я­нии, и да не пора­ду­ет­ся враг о поги­бе­ли моей! Вем воис­тин­ну и уста­ми испо­ве­дую, яко никто же таков друг и пред­ста­тель, защи­ти­тель и побор­ник, — яко же ты Свя­тый Анге­ле! Пред­стоя бо пре­сто­лу Гос­под­ню, моли­ши­ся о мне, непо­треб­ном и паче всех греш­ном; да не изы­мет Пре­б­ла­гий души моея в день неча­я­ния мое­го и в день тво­ре­ния зло­бы. Не пре­стань убо уми­ло­стив­лять Пре­ми­ло­сер­да­го Гос­по­да и Бога мое­го, да отпу­стит согре­ше­ния моя, яже сотво­рих во всем житии моем, делом, сло­вом,[131] и все­ми мои­ми чув­ст­вы, и ими­же весть судь­ба­ми, да спа­сет мя, да нака­жет мя зде по неиз­ре­чен­ней мило­сти Сво­ей, но да не обли­чит и не истя­жет мя она­мо по нели­це­при­ят­но­му пра­во­су­дию Сво­е­му; да спо­до­бит мя пока­я­ние при­не­сти, с пока­я­ни­ем же Боже­ствен­ное При­ча­ще­ние достойне при­я­ти, о сем паче молю и тако­ва­го дара все­усерд­но желаю.

В страш­ный же час смер­ти неот­сту­пен буди ми, бла­гий хра­ни­те­лю мой, про­го­няя мрач­ныя демо­ны, иму­щия устра­ши­ти пре­тре­пет­ную душу мою; защи­ти мя от тех лов­ле­ния, егда имам пре­хо­ди­ти воз­душ­ныя мытар­ства, да, хра­ним тобою, без­бед­но достиг­ну рая, ми вожде­лен­на­го, иде­же лицы свя­тых и гор­них Сил непре­стан­но вос­хва­ля­ют все­чест­ное и вели­ко­ле­пое имя в Тро­и­це сла­ви­ма­го Бога, Отца, и Сына и Свя­та­го Духа, Ему же подо­ба­ет честь и покло­не­ние во веки веков. Аминь.

Молит­ва Иису­су Слад­чай­ше­му из Ака­фи­стов Иису­со­вых[132] [133]

Тебе, Гос­по­ди, еди­но­му бла­го­му и непа­мя­то­злоб­но­му, испо­ве­даю гре­хи моя, Тебе при­па­даю, вопия, недо­стой­ный: согре­ших, Гос­по­ди, согре­ших, и несмь досто­ин воз­зре­ти на высо­ту небес­ную, от мно­же­ства неправд моих. Но, Гос­по­ди мой, Гос­по­ди, даруй ми сле­зы уми­ле­ния, Еди­ный Бла­же и Мило­сти­вый, яко да ими Тя умо­лю очи­сти­ти­ся преж­де кон­ца от вся­ка­го гре­ха; страш­но бо и гроз­но место имам про­и­ти, тела раз­лу­чи­вся, и мно­же­ство мя мрач­ное и без­че­ло­веч­ное демо­нов сря­щет, и ник­то­же в помощь спут­ству­яй или избав­ля­яй. Тем при­па­даю Тво­ей бла­го­сти, не пре­даждь оби­дя­щим мя, ниже да похва­лят­ся о мне вра­зи мои, Бла­гий Гос­по­ди, ниже да рекут: в руки наша при­шел еси и нам пре­дан еси. Ни, Гос­по­ди, не забу­ди щед­рот Тво­их, и не воз­даждь ми по[134] без­за­ко­ни­ям моим и не отвра­ти лица Тво­е­го от меня; но Сам нака­жи меня, с обыч­ною мило­стью и щед­ро­та­ми Тво­и­ми: да враг же мой не воз­ра­ду­ет­ся! Пре­кра­ти угро­зы и уни­чтожь дей­ствия его про­тив меня! О, Бла­гий Гос­по­ди! Дай мне неуко­риз­нен­ный путь к Тебе; ибо я, и согре­шив, не при­бег к дру­го­му вра­чу, кро­ме Тебя, и не про­стер рук к Богу чуж­до­му! Не отринь же моле­ния мое­го; но услы­ши меня, по бла­го­сти Тво­ей: и утвер­ди в серд­це моем страх Твой! Да пре­бу­дет на мне бла­го­дать Твоя, Гос­по­ди, как огнь попа­ля­ю­щий во мне все нечи­стые помыс­лы; ибо Ты, Гос­по­ди, — свет, — боль­ший вся­ко­го све­та! Радость, — боль­шея вся­кой радо­сти! Успо­ко­е­ние, — боль­шее вся­ко­го успо­ко­е­ния! Жизнь истин­ная и спа­се­ние, пре­бы­ва­ю­щее во веки веков. Аминь.

При­ме­ча­ния

[1] Отто­го-то при совер­ше­нии миро­по­ма­за­ния над ино­вер­ца­ми дру­гих хри­сти­ан­ских испо­ве­да­ний (Люте­ран, Като­ли­ков и проч.), пере­хо­дя­щи­ми в пра­во­сла­вие, или при Кре­ще­нии нехри­сти­ан, от них тре­бу­ет­ся тор­же­ствен­ное, трое­крат­ное и во все­услы­ша­ние про­из­не­се­ние пра­во­слав­но­го Сим­во­ла веры; рав­но как и при таин­стве кре­ще­ния пра­во­слав­но­го мла­ден­ца, вос­при­ем­ни­ки его, как бы руча­ясь за вер­ность испол­не­ния Сим­во­ла веры кре­ща­е­мым, во всю жизнь его, от лица его про­из­но­сят гро­мо­глас­но весь Сим­вол веры.

[2] На горе Еле­он­ской, непо­да­лё­ку от вер­шин Воз­не­се­ния и ниже тех мест, где Хри­стос, вос­се­дая с уче­ни­ка­ми, пред­рёк им кон­чи­ну мира; где Он опла­ки­вал Иеру­са­лим (места эти обо­зна­че­ны раз­ва­ли­на­ми церк­вей Св. Еле­ны); где пре­по­дал Апо­сто­лам молит­ву Гос­под­ню Отче наш (здесь вид­не­ет­ся обло­мок колон­ны), — на усту­пах скал, обра­щён­ных к Вива­нии, досе­ле ещё нахо­дят­ся раз­ва­ли­ны необык­но­вен­но­го зда­ния, раз­де­лён­но­го как бы ложа­ми (кото­рых, как гово­рят было 12): это, по рас­ска­зам, — был дом, где соби­ра­лись Апо­сто­лы для состав­ле­ния Сим­во­ла веры. (См. Пут. по Св. мест. А.С. Норо­ва. Т. 3, ч. 1, стр. 115).

[3] 1‑й Все­лен­ский Собор (Пер­вый Никей­ский) был в 325 г. по Р.X., в г. Никее (в Вифи­нии). Он состо­ял, по при­гла­ше­нию Импер. Кон­стан­ти­на Вели­ко­го, из 318 Св. Отцов, и глав­ным пред­ме­том его заня­тий было утвер­жде­ние истин­но­го уче­ния о Сыне Божи­ем, про­тив лож­но­го уче­ния Ария, кото­рый отвер­гал в Иису­се Хри­сте еди­но­сущ­ность с Богом Отцом и име­но­вал Его обык­но­вен­ным чело­ве­ком (суще­ством, создан­ным во вре­ме­ни). Собор этот опро­верг уче­ние Ария, и, соглас­но со сло­ва­ми Апо­сто­лов, изло­жил Сим­вол веры во всей пол­но­те и опре­де­лён­но­сти. (Téodoret. de с. Nicaen et alii plurimi). Ha этом-то Собо­ре Свя­ти­тель Мир Ликий­ских Нико­лай, в поры­ве него­до­ва­ния за оскорб­ле­ние свя­той веры, уда­рил Ария по щеке, и осуж­дён­ный Отца­ми Собо­ра за этот посту­пок, несов­мест­ный с саном Свя­ти­те­ля и тор­же­ствен­ным зна­че­ни­ем Собо­ра, был в то же вре­мя оправ­дан Самим Богом: мно­гие из при­сут­ство­вав­ших, по откро­ве­нию Божию, уви­де­ли здесь же, как сам Гос­подь Иисус Хри­стос вру­чил ему Еван­ге­лие, а Матерь Божия воз­ло­жи­ла на него омо­фор, кото­рых Свя­ти­тель был лишён при­го­во­ром Собо­ра. Из это­го откро­ве­ния Св. Отцы ура­зу­ме­ли, что посту­пок Св. Нико­лая был бла­го­уго­ден Богу, и пото­му оста­ви­ли его вне вся­ко­го взыс­ка­ния. (Herman. Gigas, in fascic. temper.). В то же вре­мя Св. Спи­ри­дон и Св. Алек­сандр, кро­ме слов убеж­де­ния про­тив еди­но­мыш­лен­ни­ков Ария, яви­ли над ними пора­зи­тель­ные чуде­са; пер­вый — извлёк из кир­пи­ча, в под­твер­жде­ние един­ства Св. Тро­и­цы, огонь, воду и плин­фу; а дру­гой — чудес­но посра­мил язы­че­ско­го фило­со­фа, испро­сив­ше­го у Импе­ра­то­ра поз­во­ле­ния состя­зать­ся с ним о вере, — заста­вив его име­нем Иису­са Хри­ста оне­меть. — (Epiph., Haer. LXIX. lib. I. с. III, Athanes. orar. I. contr. Ar.).

2‑й Все­лен­ский Собор (1 Кон­стан­ти­но­поль­ский), был в 381 г. по Р. X. в Кон­стан­ти­но­по­ле. Он состо­ял, по при­гла­ше­нию Импер. Фео­до­сия Вели­ко­го, из 150 Св. Отцов и пред­ме­том его заня­тий (в про­дол­же­ние 3 лет) было опро­вер­же­ние лже­уче­ния сек­ты Духо­бор­цев, кото­рые, под пред­во­ди­тель­ством лже­учи­те­ля Маке­до­ния, отвер­га­ли Боже­ство Св. Духа, назы­вая его сотво­рён­ной силой, слу­жа­щей Сыну Божию как Анге­лы. Поста­нов­ле­ни­ем это­го Собо­ра, Маке­до­ний и его после­до­ва­те­ли отлу­че­ны от церк­ви, и в то же вре­мя, общим согла­си­ем Св. Отцов, допол­нен 8‑й член Никей­ско­го Сим­во­ла веры, каса­тель­но почи­та­ния Боже­ства Св. Духа. (Т. II. homil. et Maimburg. Hist. Arianismi. lib. VI. Teodoret. lib. V. c. IX). Изло­же­ние уче­ния о Св. Духе, здесь заклю­ча­ю­ще­е­ся, при­пи­сы­ва­ют Св. Гри­го­рию Бого­сло­ву.

[4] У обры­ви­стых скал нагор­ной сто­ро­ны Иеру­са­ли­ма лежит глу­бо­кий овраг, усе­ян­ный моги­ла­ми: — это доли­на Иосa­фа­то­ва, или Кедр­ская. Сло­во Иоса­фат на еврей­ском язы­ке зна­чит: Иего­ва судит, — и пото­му имя этой доли­ны выра­жа­ет страш­ный суд и собе­ру вся язы­ки, и све­ду на юдоль Иоса­фа­то­ву и рас­су­жу­ся с ними ту, гово­рил Гос­подь уста­ми Про­ро­ка Иои­ля, (Иоиль.3:2). Хри­сти­ане, евреи и даже маго­ме­тане, гля­дят на эту доли­ну как на тор­же­ствен­ное место буду­ще­го вели­ко­го собы­тия. Доли­на эта была с само­го отда­лён­но­го вре­ме­ни местом народ­но­го клад­би­ща, или гро­бом люд­ским (4Цар.22:20). Прах несмет­ных поко­ле­ний и прах мно­го раз раз­ру­шен­но­го Иеру­са­ли­ма, засы­пая её с кру­тых 6ерсгов, иссу­шил, нако­нец, стре­мив­ший­ся по ней поток Кедр­ский, кото­рый полу­чил эго назва­ние от еврей­ско­го сло­ва чер­но­та, пото­му что вода его каза­лась все­гда чёр­ной, как от глу­би­ны рус­ла и кру­тиз­ны бере­гов, так и от тени густых мас­лин, навис­ших над ним по все­му про­тя­же­нию. (См. пут. по Св. мест. А.С. Норо­ва, т. 3. ч. 1. стр. 120).

[5] Кре­ще­ние Иоан­но­во было вве­де­ни­ем и при­го­тов­ле­ни­ем к Кре­ще­нию Хри­сто­ву, как и назы­ва­ют его Отцы церк­ви, Св. Васи­лий Вели­кий (в бесе­де 13) и Зла­то­уст (в тол­ко­ва­нии на 1 гл. Иоан­на). Кре­ще­ние Иоан­но­во, — гово­рит послед­ний из сих отцов, — хотя было гораз­до выше Иудей­ских омо­ве­ний, одна­ко, ниже наше­го: оно слу­жи­ло, как бы мостом меж­ду ними и пере­во­ди­ло от одно­го к дру­го­му. (Бес. 74). В этом отно­ше­нии оно выра­жа­ло общий харак­тер все­го слу­же­ния Св. Пред­те­чи; пото­му что, как он сам, пред­хо­дя пред Гос­по­дом, дол­жен был ука­зы­вать на гря­ду­ще­го вслед за ним агн­ца Божия, взем­лю­ще­го гре­хи мира, так и кре­ще­ние его име­ло, по сло­вам Зла­то­уста, ту цель, что­бы тол­пы, сте­кав­ши­е­ся к Иоан­ну, были при­во­ди­мы ко Хри­сту. Из чего и сле­ду­ет, что Кре­ще­ние это, как при­уго­то­ви­тель­ное, было толь­ко вре­мен­ное и пре­хо­дя­щее, а не пре­бы­ва­ю­щее вовек и непре­лож­ное, т. е. что с того вре­ме­ни, как Спа­си­тель тор­же­ствен­но был явлен и ука­зан миру Иоан­ном, — то и Кре­ще­ние сего послед­не­го, долж­но уже было посте­пен­но пре­кра­щать­ся и усту­пать место дру­го­му, выс­ше­му, бла­го­дат­но­му м непре­лож­но­му Кре­ще­нию, кото­рое одно лишь пре­бы­ва­ет и пре­бу­дет в Церк­ви Хри­сто­вой до скон­ча­ния века. (Мф.28:20). Так смот­рел на него и сам Св. Пред­те­ча, гово­ря уче­ни­кам сво­им, ука­зы­вав­шим ему на уси­ли­ва­ю­ще­е­ся Кре­ще­ние Иису­са: Ему подо­ба­ет рас­ти, — мне же мали­ти­ся. (Ин.3:30). С Кре­ще­ни­ем Иоан­но­вым, — гово­рит Св. Фео­фи­лакт, — не было соеди­не­но отпу­ще­ние гре­хов, пото­му что Иоанн про­по­ве­до­вал одно пока­я­ние, и лишь при­во­дил к отпу­ще­нию гре­хов, т. е. к Кре­ще­нию во имя Хри­ста, от Кото­ро­го одно­го и зави­сит отпу­ще­ние вся­ких гре­хов. (Толк. на 3 гл. Мф.)

[6] См. 8‑й член.

[7] Сло­во: Аминь зна­чит: так, истин­но, спра­вед­ли­во, и да будет!

[8] Дока­за­тель­ством это­го слу­жат мощи Св. Угод­ни­ков и Чудо­твор­цев, почи­ва­ю­щих в пеще­рах Пер­во­пре­столь­но­го гра­да Кие­ва, — вер­ши­ны кото­ро­го, как мате­ри всех рус­ских горо­дов, — освя­ще­ны пре­бы­ва­ни­ем и бла­го­дат­ным про­ро­че­ством Св. Апо­сто­ла Андрея. Там, сре­ди дру­гих свя­тынь, нахо­дят­ся мощи Св. Чудо­твор­ца Спи­ри­до­на, пре­ста­вив­ше­го­ся в XII веке, кото­рый до насто­я­ще­го вре­ме­ни име­ют пер­сты пра­вой руки сло­жен­ны­ми упо­мя­ну­тым обра­зом. Свя­тые пер­сты, эти, хра­ня­щие насто­я­щее, а не измыш­лён­ное сло­же­ние, дер­жат­ся в таком виде, по сви­де­тель­ству церк­ви, в про­дол­же­ние более 600 лет, и до такой сте­пе­ни уже окреп­ли, что нет ника­кой воз­мож­но­сти дать им дру­гое направ­ле­ние, не повре­див их.

[9] По пере­во­ду зна­чит: подоб­ный.

[10] Все эти свя­щен­ные пес­ни раз­ли­ча­ют­ся меж­ду собой не столь­ко по содер­жа­нию, сколь­ко по раз­ли­чию вре­ме­ни, когда они упо­треб­ля­ют­ся в Цер­ков­ном Бого­слу­же­нии. Так, напри­мер: Тро­парь на утре­ни поёт­ся после сти­ха Бог, Гос­подь, и яви­ся нам; а Кондак — после 6‑й пес­ни кано­на и проч.

[11] Тро­парь, Кондак и Вели­ча­ние на боль­шие и осо­бо честву­е­мые празд­ни­ки, см. в кон­це книги.

[12] Из этих послед­них осо­бен­но заме­ча­тель­ны так назы­ва­е­мые «Дог­ма­ти­ки», кото­рые поют­ся за вечер­ней и утре­ней вос­крес­ных и празд­нич­ных дней, и содер­жат в себе уче­ние о двух есте­ствах Спа­си­те­ля. Сочи­не­ны они Иоан­ном Дамас­ки­ным.

[13] Све­ти­лен так­же поёт­ся и после 9‑й пес­ни Канона.

[14] Пес­ни эти раз­де­ля­ют­ся одна от дру­гой раз­лич­ны­ми при­пе­ва­ми, напри­мер: Сла­ва Тебе, Боже наш, Сла­ва Тебе или Пре­свя­тая Бого­ро­ди­ца спа­си нас, или Св. (имя Свя­то­го) моли Бога о нас и проч. По пере­во­ду же сло­во «Ирмос» зна­чит: Связь).

[15] Спа­си­тель, про­зрев, что Лазарь, друг его, умер, ска­зал уче­ни­кам Сво­им: Лазарь, друг наш, уснул: но Я иду раз­бу­дить его (Ин.11:11).

[16] Мк.10:46–52.

[17] Ин.9:38.

[18] Мк.7:32–35.

[19] Лк.18:13.

[20] Четьи Минеи 15 августа.

[21] Сокро­вищ­ни­ца — Хра­ни­тель­ни­ца сокро­вищ; место скоп­ле­ния сокровищ.

[22] 2Кор.6:16.

[23] Евр.12:29.

[24] Мф.8:14–16; Мк.5:33–35; Ин.4:49–54.

[25] Мф.5:23–24.

[26] См. чин Литур­гии Св. Иако­ва, в кн. Λειτȣργὶα τῷν ἀγιων Πατέρων Ἰακωβȣ τȣ αποσόλȣ καὶ ἁδελφοϑέȣ καὶ τ. α. Parigiis, 1560.

[27] Tertullianus de Oratione.

[28] Cyprianus de Orationo Domini.

[29] Св. Кир. Иерус. Поуч. Тай­но­вод. 5 см. в русс. перев. изд. Свят. Синода.

[30] Сло­ва Бл. Авгу­сти­на, в речи Огласит.

[31] Бого­из­бран­ная Отро­ко­ви­ца толь­ко одна из всех людей назы­ва­ет­ся в сло­ве Божи­ем Бла­го­дат­ной, как одна из рода чело­ве­че­ско­го, над кото­рой почил Дух бла­го­да­ти, извед­ший из неё в мир Бла­го­дат­ное Солн­це прав­ды; и пото­ку одна по пре­иму­ще­ству пред все­ми Бого­уго­див­ши­ми, может изли­вать на нас все дары бла­го­да­ти Гос­под­ней! Пото­му-то и Св. цер­ковь, поучая веру­ю­щих при­бе­гать с молит­вой к Мате­ри Божи­ей, вели­ча­ет Её в сво­их пес­но­пе­ни­ях, неис­ся­ка­е­мым источ­ни­ком вся­ких даров бла­го­да­ти и щедрот.

[32] Лк.1:28, 42.

[33] Вооб­ще сло­во Ангел зна­чит вест­ник. В Свящ. кни­гах упо­ми­на­ет­ся о раз­ных клас­сах Анге­лов, назы­ва­е­мых Иерар­хи­ей (Чет. Мин. 8 Нояб­ря). Это раз­де­ле­ние небес­ных сил на чино­на­ча­лия изоб­ра­же­но в кни­ге под назва­ни­ем «Небес­ная иерар­хия», кото­рую при­пи­сы­ва­ют Дио­ни­сию Аре­о­па­ги­ту, отцу пер­во­го века и пер­во­му епи­ско­пу Афин­ско­му, руко­по­ло­жен­но­му Ап. Пав­лом в 55 г. по Р. Хр. По сло­вам этой кни­ги, место в выс­шей Иерар­хии, бли­жай­шей к Пре­свя­той Тро­и­це, зани­ма­ют Сера­фи­мы (Ис.6:2), имя кото­рых озна­ча­ет пла­мен­ные или вос­пла­ме­ня­ю­щие, ибо они, пла­ме­нея любо­вью к Богу, вос­пла­ме­ня­ют к тому же и дру­гих духов и земно­род­ных; потом Херу­ви­мы, имя кото­рых озна­ча­ет име­ю­щих разу­ме­ние, или изли­ва­ю­щих пре­муд­рость, поче­му и назы­ва­ют­ся ещё мно­го­очи­ты­ми, сия­ю­щи­ми све­том разу­ма Божия и изли­ва­ю­щи­ми пре­муд­рость и на все дру­гие тво­ре­ния. За ними сле­ду­ют Пре­сто­лы, на кото­рых Бог почи­ва­ет разум­но (Чет. Мин. 8 Нояб­ря), поче­му они и назы­ва­ют­ся Бого­нос­ны­ми, но это разу­ме­ет­ся не в бук­валь­ном смыс­ле, а в нрав­ствен­ном, по обра­зу их слу­же­ния: ибо Бог чрез них, уста­нов­ля­ет пра­вед­ные суды Свои (Пс.9:5), и они, Сияя Его пра­во­су­ди­ем, изли­ва­ют силу Его на зем­ных судей.

В сред­ней Иерар­хии постав­ле­ны пер­вы­ми Гос­под­ства, пре­вы­ша­ю­щие досто­ин­ства­ми сво­и­ми низ­ших Анге­лов; они наде­ля­ют избран­ных юдоль­но­го мира силой бла­го­ра­зум­но­го само­об­ла­да­ния и спо­спе­ше­ству­ют сми­рять вос­ста­ю­щие вожде­ле­ния и стра­сти, пора­бо­щать плоть духу и вооб­ще гос­под­ство­вать над соб­ствен­ной волей и иску­ше­ни­я­ми. Далее идут Силы — испол­ни­те­ли воли Божи­ей и пода­те­ли воз­мож­но­сти совер­ше­ния чудес в укреп­ле­ние веры и для помо­щи нуж­да­ю­щим­ся и обре­ме­нён­ным. И нако­нец, Вла­сти, укреп­ля­ю­щие чело­ве­ка в подви­гах бла­го­че­стия в охра­ня­ю­щие его от иску­ше­ний диавола.

В низ­шей Иерар­хии пер­вое место зани­ма­ют Нача­ла, кото­рым вру­че­но управ­ле­ние все­лен­ной и хра­не­ние царств: они содей­ству­ют избра­нию доб­рых вла­стей, и рас­про­стра­ня­ют меж­ду людь­ми сла­ву Божию; потом Архан­ге­лы — бла­го­вест­ни­ки и пред­воз­вест­ни­ки вели­ких тайн Божи­их, дли умно­же­ния веры сре­ди людей, и послед­ни­ми — Анге­лы-Хра­ни­те­ли, как бли­жай­шие суще­ства к людям, и как вест­ни­ки мень­ших тайн Божиих.

Чис­ло Анге­лов, по писа­нию, неис­чис­ли­мо вели­ко; но нам извест­но толь­ко 7 из них (Откр.5:4. Чет. Мин. 8 Нояб­ря): четы­ре биб­лей­ских и три, откры­тых Бого­мыс­лен­ны­ми Отца­ми Церк­ви. Они суть:

Миха­ил — по слу­же­нию сво­е­му, — побе­ди­тель. (Дан.10:13; Иуд.1:1; Откр.12:7).

Гав­ри­ил — вест­ник Тайн Божьх (Дан.8:16; Лк.1:26).

Рафа­ил — цели­тель неду­гов чело­ве­че­ских (Тов.12:15).

Ури­ил — про­све­ти­тель, — отблеск огня Боже­ствен­но­го (3Ездр. 4:1).

Села­фи­ил — молит­вен­ник, пред­ста­тель­ству­ю­щий у Бога о людях и воз­буж­да­ю­щий их к молит­ве. (Быт.21:17).

Иегу­ди­ил — сла­ви­тель Божий, укреп­ля­ю­щий тру­дя­щих­ся к сла­ве Божи­ей и хода­тай­ству­ю­щий у Бога о про­слав­ле­нии их, (Исх.23:20).

Вара­хи­ил — бла­го­сло­ви­тель, раз­да­ю­щий людям бла­го­сло­ве­ния Божии, и испра­ши­ва­ю­щий у Бога бла­го­де­я­ний им (Быт.18).

Почи­та­ние Анге­лов, как в вет­хом, так и в новом заве­те было посто­ян­ное, и в пер­вые века хри­сти­ан­ской эры дохо­ди­ло даже у неко­то­рых до идо­ло­по­клон­ства (4Цар.23:5; Кол.2:18), вслед­ствие чего Отцы 4 века, пра­ви­ла­ми Лаоди­кий­ско­го Все­лен­ско­го Собо­ра (35 пра­ви­ло), поло­жи­ли чество­вать их толь­ко как слу­жи­те­лей Божи­их. Поче­му Пра­во­слав­ная Цер­ковь и опре­де­ли­ла осо­бен­ные дни для про­слав­ле­ния бес­плот­ных сил. (Четьи Минеи 8 Ноября).

[34] Молит­ва эта назы­ва­ет­ся Тро­парь при­зы­ва­ния Св. Духа на вся­кое доб­рое дело.

[35] Молит­ва эта назы­ва­ет­ся «Кондак» при­зы­ва­ния Св. Духа на вся­кое доб­рое дело.

[36] Молит­ва эта назы­ва­ет­ся Тро­парь бла­го­да­ре­ния за вся­кое бла­го­де­я­ние Божие.

[37] Туне — в пере­во­де зна­чит: даром, не опла­че­но. Туне при­я­сте, туне дади­те (Мф.10:8).

[38] Молит­ва эта носит назва­ние Конда­ка в ряду бла­го­дар­ствен­ных молитв за вся­кое бла­го­де­я­ние Божие.

[39] Св. Гер­ман, Патр. Конст., Т. XII. Вивлиоф.

[40] См. Уче­ние Св. Ин. Зла­то­уста (о Св. Прок­ле) стр. 227.

[41] Поэто­му-то для Св. Церк­ви досто­ин­ство Прис­но-Девы Марии выра­жа­е­мое сло­вом Бого­ро­ди­ца есть такое высо­кое досто­ин­ство, выше и свя­щен­нее кото­ро­го, после Бога, нет ниче­го во все­лен­ной; отче­го она и поуча­ет нас име­но­вать Её Пре­свя­той, т. е. усво­ить Ей такое имя, кото­рое Ей пре­иму­ще­ствен­но — пред все­ми сотво­рён­ны­ми приличествует.

[42] См. Св. Гри­го­рия Нисс. уче­ние о Рож­де­стве Хр.

[43] См. Мар­га­рит Св. Ефр. Сир. (De Marg. pretiosa ad a Voss), стр. 668.

[44] См. Бл. Авгу­сти­на, Т. 10 (Serm. 14 de Temp.) стр. 218.

[45] См. Св. Амвро­сий, T. 5, гл. 186. (Epist. Sept. ad Sirie pag).

[46] Кн. I, Пис. 226.

[47] См. Пата­вия, кн. 17, гл. 6. (De Incornat).

[48] См. в Акт. Соб. Ефесс. акт I.

[49] Вот рас­сказ этот вкрат­це: Невда­ле­ке от оби­те­ли Пан­то­кра­тор­ской, близ Кареи, в груп­пе ино­че­ских убе­жищ, нахо­ди­лась келья (суще­ству­ю­щая и доныне), где спа­сал­ся один пре­ста­ре­лый инок с его послуш­ни­ком. Одна­жды ста­рец этот, желая выслу­шать вос­крес­ное все­нощ­ное бде­ние в Карей­ском собо­ре, отпра­вил­ся с вече­ра туда, оста­вив послуш­ни­ка сто­ро­жить келью и молить­ся дома. Ночью юный аскет был раз­бу­жен сту­ком в дверь и, отво­рив её, уви­дел незна­ко­мо­го ему мона­ха, кото­ро­го, при­няв с ува­же­ни­ем и отшель­ни­че­ским госте­при­им­ством, успо­ко­ил от тру­дов пути. Когда же наста­ло вре­мя молит­вы, то юно­ша пред­ло­жил незна­ком­цу вме­сте помо­лить­ся. Про­хо­дя все молит­вы и пес­но­сло­вия, уста­нов­лен­ные Цер­ко­вью, они, нако­нец, дошли до похва­лы Бого­ро­ди­цы, но когда послуш­ник стал вос­пе­вать песнь эту обыч­ны­ми сло­ва­ми; Чест­ней­шую Херу­вим и проч., суще­ство­вав­ши­ми досе­ле по цер­ков­но­му поло­же­нию, то незна­ко­мец оста­но­вил юно­шу и пред­ва­ри­тель­но этих слов вос­пел новые: Достой­но есть, яко воис­ти­ну и проч. и потом уже соеди­нил их с преж­ни­ми. Это так пора­зи­ло послуш­ни­ка, что он, уми­ля­ясь теп­ло­той новых слов и рас­тро­ган­ный ими до глу­би­ны души, — про­сил гостя напи­сать их ему для изу­че­ния на память. Тот согла­сил­ся и потре­бо­вал бума­ги и чер­нил, но как их в келье не было, то велел при­не­сти какой-либо камень для начер­та­ния их на нём. Послуш­ник при­нёс камен­ную пли­ту и о, чудо! незна­ко­мец, взяв её, стал писать на ней, не каким-либо ору­ди­ем, а паль­цем, и сло­ва вре­зы­ва­лись в камень, как буд­то бы он таял подоб­но вос­ку, под пер­стом пишу­ще­го. Напи­сав всю молит­ву, неиз­вест­ный отдал пли­ту изум­лён­но­му юно­ше и, ска­зав: «отныне навсе­гда пой­те так, вы и все пра­во­слав­ные», — сде­лал­ся неви­ди­мым! Тогда моло­дой послуш­ник ура­зу­мел, что он удо­сто­ил­ся при­нять в сво­ей келье под видом ино­ка нико­го дру­го­го, как Архан­ге­ла Гав­ри­и­ла Бла­го­ве­сти­те­ля и избран­но­го слу­жи­те­ля Божи­ей Мате­ри. Воз­вра­тив­ший­ся ста­рец, узнав о слу­чив­шем­ся, сооб­щил тот­час же обо всём обсто­я­тель­но Про­та­ту, кото­рый со сво­ей сто­ро­ны донёс немед­лен­но Пат­ри­ар­ху и Царю с пред­став­ле­ни­ем и самой, чудо­твор­но напи­сан­ной пли­ты. С той поры, — заклю­ча­ет повест­во­ва­тель, Ангель­ская песнь «Достой­но есть яко во исти­ну бла­жи­ти Тя Бого­ро­ди­цу и далее» нача­ла зву­чать в устах пра­во­слав­ных, в той пол­но­те, в какой поёт­ся она и досе­ле. Собы­тие это вос­по­ми­на­ет­ся и празд­ну­ет­ся на Св. Афон­ской горе 11 июня. (См. «Вышн. Покров над Афон.» изд. 1867 г. СПб. стр. 3–9).

[50] При обре­те­нии Кре­ста Гос­под­ня Цари­цей Еле­ной (6 Мар­та 326 года), когда, по сры­тию горы и язы­че­ско­го капи­ща, кото­ры­ми Иудеи умыш­лен­но хоте­ли скрыть дра­го­цен­ное для хри­сти­ан ору­дие их искуп­ле­ния, — най­де­ны были три кре­ста, то оста­ва­лось неиз­вест­ным, на кото­ром из них был рас­пят Хри­стос? с виду все три кре­ста были оди­на­ко­вы; дощеч­ка, кото­рая при рас­пя­тии Гос­по­да была при­би­та к Кре­сту Его, с над­пи­сью: IНЦI, най­де­на не на кре­сте, а отдель­но лежав­шей под­ле кре­стов, рав­но как и гвоз­ди. Все впа­ли в груст­ное недо­уме­ние, при виде этих трёх оди­на­ко­вых кре­стов, когда их свя­тые тру­ды, помыс­лы и жела­ния стре­ми­лись к одно­му и един­ствен­но­му! «Если Про­мысл Божий, — ска­зал Пат­ри­арх (Св. Мака­рий), — не допу­стил навсе­гда оста­вить в зем­ле Крест Гос­по­день, то допу­стит ли оста­вать­ся теперь ему в неиз­вест­но­сти? допу­стит ли, что­бы мы вме­сто Кре­ста Гос­под­ня, воз­да­ли честь кре­сту раз­бой­ни­ка? Сам Бог ука­жет нам Крест наше­го Спа­си­те­ля. Неси­те за мной най­ден­ные кре­сты! И при­шед­ши в дом одной бла­го­че­сти­вой жены, лежав­шей по дол­го­вре­мен­ной и неис­це­ли­мой болез­ни, на смерт­ном одре, пат­ри­арх, после усерд­ной молит­вы, воз­ло­жил на уми­ра­ю­щую кре­сты, один после дру­го­го. Пер­вые два не про­из­ве­ли в боль­ной ника­кой пере­ме­ны; но при­кос­но­ве­ние тре­тье­го, не толь­ко вос­ста­но­ви­ло её с одра болез­ни, но и исце­ли­ло совер­шен­но, даро­вав ей даже бо́льшие силы, неже­ли какие она име­ла в здо­ро­вом состо­я­нии. Обра­до­ван­ные этим чудом и воз­дав хва­лу Гос­по­ду, все еди­но­душ­но при­зна­ли чудо­твор­ный Крест — Кре­стом Спа­си­те­ля. Но это­го было недо­ста­точ­но для сла­вы Св. Дре­ва. Про­мыс­лу угод­но было, что­бы сла­ва его и могу­ще­ство были види­мы и убе­ди­тель­ны и для тех, кото­рые их отри­ца­ли, и что­бы силой Кре­ста Гос­под­ня было сокру­ше­но неве­рие вра­гов Его. — По выхо­де пат­ри­ар­ха с цари­цей и наро­дом, нёс­шим кре­сты из дома исце­лив­шей­ся, им встре­ти­лись мно­го­люд­ные похо­ро­ны одно­го Иудея. Испол­нен­ный веры, пат­ри­арх оста­но­вил погре­баль­ное шествие и, подой­дя ко гро­бу, воз­ло­жил на мерт­ве­ца сно­ва все три кре­ста, один за дру­гим; но два из них, не помог­шие боль­ной, ещё менее помог­ли умер­ше­му, один лишь Крест Побе­ди­те­ля смер­ти и Источ­ни­ка жиз­ни рас­торг смерт­ные узы — и умер­ший ожил! Мож­но себе вооб­ра­зить, какой радо­стью испол­ни­лись хри­сти­ане, при этом вто­рич­ном чуде под­твер­жде­ния силы Кре­ста Гос­под­ня, и каким ужа­сом были пора­же­ны неве­ру­ю­щие. Все спе­ши­ли поверг­нуть­ся, обло­бы­зать его, при­кос­нуть­ся к нему, или хоть взгля­нуть на него; но как тес­но­та, при бес­пре­стан­но при­бы­ва­ю­щей тол­пе наро­да, не поз­во­ля­ла удо­вле­тво­рить жела­нию каж­до­го, то пат­ри­арх, став на воз­вы­шен­ном месте, воз­двиг, т. е. под­нял Чест­ное Дре­во и, пока­зы­вая Его таким обра­зом, сто­яв­шим вда­ли, всех бла­го­слов­лял им; народ же, осе­няя себя зна­ме­ни­ем кре­ста, бла­го­го­вей­но вос­кли­цал: «Гос­по­ди поми­луй!» Это тор­же­ствен­ное дей­ствие и дало назва­ние празд­ни­ку, извест­но­му в пра­во­слав­ной церк­ви под име­нем «Все­мир­но­го Воз­дви­же­ния Чест­но­го Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста Господня».

При этом вели­че­ствен­ном зре­ли­ще и слав­ных чуде­сах Кре­ста Гос­под­ня и сами вра­ги Рас­пя­то­го поверг­лись пред Боже­ствен­ным Его Име­нем и уче­ни­ем и поспе­ши­ли при­нять Св. Кре­ще­ние. В чис­ле мно­гих из них, был и тот Иуда, вынуж­ден­ным при­зна­ни­ем кото­ро­го были обре­те­ны кре­сты. Он, по Св. Кре­ще­нии, при­нял имя Кири­а­ка и впо­след­ствии был пат­ри­ар­хом Иеру­са­лим­ским; при Импе­ра­то­ре же Юли­ане-отступ­ни­ке был истя­за­ем за Хри­ста и, при­няв муче­ни­че­ский венец, сопри­чис­лен к лику Свя­тых (Четьи Минеи 14 Сентября).

Обре­тён­ный таким обра­зом Живо­тво­ря­щей Крест был поло­жен в сереб­ря­ный ков­чег и вру­чён для хра­не­ния Св. Пат­ри­ар­ху Мака­рию; часть же св. Дре­ва, вме­сте с гвоз­дя­ми, Св. Еле­на при­нес­ла с собой в Кон­стан­ти­но­поль к сыну сво­е­му, Импе­ра­то­ру, кото­рый и при­нял эту свя­ты­ню, как залог бла­го­ден­ствия сво­ей новой сто­ли­цы и государства.

В 1799 году, в цар­ство­ва­ние Импе­ра­то­ра Пав­ла Пет­ро­ви­ча, по при­ня­тии им зва­ния Гросс­мей­сте­ра Маль­тий­ско­го орде­на, часть Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста пере­не­се­на с ост­ро­ва Маль­ты в Рос­сию и поме­ще­на в г. Гат­чине, а потом в хра­ме Неру­ко­тво­рен­но­го Обра­за Гос­под­ня в Импе­ра­тор­ском Двор­це, где и досе­ле нахо­дит­ся. (См. кн. Дву­на­де­ся­тые празд­ни­ки Пра­во­слав­ной Церк­ви Г. Лав­рен­тье­ва, изд. 1862 г. СПб., под руб­ри­кой Воз­дви­же­ние Чест­но­го Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня, стр. 8–10).

[51] 2Пет.1:21.

[52] Молит­ву эту сле­ду­ет про­из­но­сить ложась в постель, поце­ло­вав крест, носи­мый на гру­ди, и огра­див крест­ным зна­ме­ни­ем постель и себя.

[53] Молит­ву эту сле­ду­ет про­из­но­сить, когда уже совер­шен­но пре­да­ёшь­ся сну.

[54] В общем смыс­ле сло­во «Литур­гия» озна­ча­ет вся­кую цер­ков­ную служ­бу, уста­нов­лен­ную во сла­ву Трии­по­стас­но­го Бога, что под­твер­жда­ет­ся 4‑м пра­ви­лом Антио­хий­ско­го Собо­ра, где ска­за­но: Если какой-либо епи­скоп, от собо­ра извер­жен­ный, или пре­сви­тер, или диа­кон, от сво­е­го епи­ско­па отлу­чён­ные, дерз­нут про­из­во­дить какую-либо служ­бу (Λειτουργίας) и проч. Здесь под име­нем служ­бы, по тол­ко­ва­нию Зона­ра, разу­ме­ет­ся не толь­ко свя­щен­но­дей­ствие бес­кров­ной жерт­вы, но и вся­кое Бого­слу­же­ние, свя­щен­ни­че­ско­му чину при­над­ле­жа­щее; так как и в дея­ни­ях Собо­ра Ефес­ско­го, утре­ня, вечер­ня и про­чие цер­ков­ные моле­ния назы­ва­ют­ся Литур­ги­я­ми (ἀι ἑσπεριναΐ καὶ ωδιναι λειτοργιαι).

[55] Кро­ме мощей Св. Угод­ни­ков, откры­то, или под спу­дом, почи­ва­ю­щих в хра­мах Божи­их, ещё в каж­дом из них посто­ян­но нахо­дят­ся мощи в Анти­мин­се, или свя­щен­ном убру­се, над кото­рым совер­ша­ют­ся за литур­ги­ей Св. Дары. (См. в кон­це кни­ги объ­яс­не­ние сосу­дов и проч. цер­ков­ной утвари).

[56] В насто­я­щее вре­мя всё это при­но­сит­ся в неболь­ших сосу­дах и ста­вит­ся на осо­бо при­го­тов­лен­ный посре­дине церк­ви сто­лик, — в древ­но­сти же это испол­ня­лось для того, что­бы утом­лён­ные после днев­но­го поста и дол­гих вечер­них молитв, хри­сти­ане под­кре­пи­ли силы свои пищей на про­дол­же­ние утрен­ней молит­вы, кото­рая дли­лась, как мы уже ска­за­ли, целую ночь. И как эти необык­но­вен­но дол­гие Бого­слу­же­ния быва­ли исклю­чи­тель­но нака­нуне празд­ни­ков и памя­ти вели­ких угод­ни­ков, — то доста­точ­ные люди жерт­во­ва­ли хлеб, вино и проч., кото­рые, будучи освя­ще­ны за вечер­нею, после неё раз­да­ва­лись в при­тво­ре всем желающим.

[57] Свя­щен­ный сикль Еврей­ский заклю­чал в себе 3 золот­ни­ка сереб­ра и рав­нял­ся сто­и­мо­стью нашей пол­тине. Был так­же сикль и граж­дан­ский, но дру­гой сто­и­мо­сти. За ребён­ка жен­ско­го пола взи­ма­лось так­же в поль­зу хра­ма, толь­ко не 5, а 3 свя­щен­ных сик­ля (см. Толк. Еврейск. и Греч. слов, остав­лен­ных без пере­во­да в сл. биб­лии, изло­жен­ное в кон­це её).

[58] В Цер­ков­ных пес­нях (пес. 5, 1; и 8, 2) Св. Симе­он опи­сы­ва­ет­ся как вет­хо­за­вет­ный свя­щен­ник, в закон­ных жерт­вах про­ви­дев­ший и пред­воз­ве­щав­ший людям вели­кую жерт­ву Агн­ца Божия.

[59] Неко­то­рые даже дума­ют, что он состав­лял одно лицо с Иудей­ским Пер­во­свя­щен­ни­ком Симо­ном, сыном Онии, про­зван­ным за бла­го­че­стие и бла­го­тво­ри­тель­ность, пра­вед­ным (301–322 до Р. Хр.) Так­же есть мне­ние, что Симе­он был сыном зна­ме­ни­то­го Гил­лея и отцом Гама­ли­и­ла, учи­те­ля Св. Ап. Пав­ла (Библ. уст., стр. 430) и что, будучи одним из учё­ней­ших людей сво­е­го вре­ме­ни, нахо­дил­ся в чис­ле 72 тол­ков­ни­ков книг Зако­на Мои­се­е­ва и про­ро­че­ских писа­ний, при пере­во­де их, по пове­ле­нию еги­пет­ско­го царя Пто­ло­мея, с еврей­ско­го язы­ка на гре­че­ский. Об этом-то соб­ствен­но вре­ме­ни и повест­ву­ет­ся, что Симе­он, пере­во­дя кни­гу Про­ро­ка Иса­ии, оста­но­вил­ся на извест­ном про­ро­че­стве: Се Дева во чре­ве при­и­мет и хотел попра­вить это место, пото­му что ему каза­лось неве­ро­ят­ным и невоз­мож­ным рож­де­ние сына от девы; но явив­ший­ся Ангел запре­тил ему исправ­лять про­ро­че­ство и ска­зал, что он сам уви­дит испол­не­ние этих про­ро­че­ских слов и до тех пор не уви­дит смер­ти. По это­му пре­да­нию, Св. Симео­ну, во вре­мя рож­де­ства Хри­сто­ва даёт­ся не менее 300 лет (см. Прол. Чет. Мин. 3 Фев­ра­ля и Библ. Ист., 9 изд., стр. 322). Весь­ма при­ме­ча­тель­ное цер­ков­ное ска­за­ние, о силе заступ­ни­че­ства Св. Симео­на у пре­сто­ла Божия — нахо­дит­ся в опис. жития пре­под. Пет­ра Афон­ско­го (См. Четьи Минеи 12 июля).

[60] Ада­му воз­ве­сти­ши хотяй, иду во ад живу­щи, и Еве при­не­сти бла­го­ве­стие. (Канон Сре­те­ния, пес. 7, 1).

[61] Укра­сил­ся еси, и Мои­сея свет­лей­ший был еси, на руки доб­ро­той крас­ной при­им, Симеоне-стар­че, нас ради по нам мла­ден­ца быв­ша (Кон. Сре­те­ния пес. 6, 2).

[62] Кто даст от Сио­на спа­се­ние Изра­и­ле­во? вос­кли­цал Царь-Про­рок (Пс.13:7).

[63] 3. 37, 62, 87, 102 и 142 Псалмы.

[64] Подоб­но той, кото­рая за вечер­ней напо­ми­на­ла о бла­гах зем­но­го рая.

[65] Нака­нуне дней празд­нич­ных или в честь Свя­тых после пения Бог Гос­подь и проч., поёт­ся Тро­парь изоб­ра­жа­ю­щий сущ­ность празд­ни­ка, в кото­ром, подоб­но вос­крес­но­му, где выра­жа­ет­ся побе­до­нос­ное вели­чие вос­крес­ше­го Хри­ста, — явля­ет­ся, или сла­ва Его во пло­ти, или про­слав­ле­ние Его во Свя­тых Его.

[66] Это откры­тие сла­вы Божи­ей в хра­ме Соло­мо­но­вом, изоб­ра­жа­ет­ся на утре­ни все­нощ­но­го бде­ния, так назы­ва­е­мым поли­е­ле­ем, кото­ро­го самое наиме­но­ва­ние выра­жа­ет: и воз­жже­ние мно­го­го елея, и изли­я­ние мно­гих мило­стей, Божьих.

[67] И пото­му в вос­крес­ные дни клир, по про­чте­нии Еван­ге­лия, взы­ва­ет: Вос­кре­се­ние Хри­сто­во видев­ши, покло­ним­ся Свя­то­му Гос­по­ду Иису­су! и т. д.

[68] На обык­но­вен­ной утре­ни он чита­ет­ся весь.

[69] В древ­но­сти, когда хри­сти­ане всю ночь про­во­ди­ли в молит­ве, сло­ва эти про­из­но­си­лись в то самое вре­мя, когда пер­вый свет дня начи­нал уже оза­рять восток.

[70] В празд­ни­ки после это­го Вели­ко­го Сла­во­сло­вия поёт­ся ещё Тро­парь праздника.

[71] К это­му и каж­до­му из после­ду­ю­щих сти­хов, при­ла­га­ет­ся песнь: Чест­ней­шую Херу­вим и проч. См. таб­лич­ку выше, Похва­ла Бого­ро­ди­це.

[72] Конец века; кон­чи­на лета и тому подоб­ные выра­же­ния, здесь не озна­ча­ют ни исчис­ле­ния вре­ме­ни, ни кон­чи­ну мира, а озна­ча­ют лишь конец вре­ме­ни вет­хо­го заве­та, насту­пив­ший с рож­де­ством Иису­са Христа.

[73] Кирилл, Архи­еп. Подоль­ский, сл. на Бла­го­вещ., в Христ, Чт. 1841 г. ч. I.

[74] Из Еван­гель­ской Исто­рии мы зна­ем толь­ко то, что дом Заха­рии нахо­дил­ся в горо­де Иуди­ном, в нагор­ной стране (Лк.1:39). Неко­то­рые дума­ли, что это был Хев­рон, лежа­щий в горах (Нав.21:11); но луч­шие из новей­ших тол­ко­ва­те­лей, не нахо­дя доста­точ­ных осно­ва­ний для это­го мне­ния (пото­му что в том же месте были и дру­гие горо­ди свя­щен­ни­че­ские), с боль­шим авто­ри­те­том пола­га­ют, что это был город Иути или Иет­те, лежав­шей близь пусты­ни Зиф (Нав.15:27). Св. Рав­ноап­о­столь­ная Еле­на, на осно­ва­нии сохра­нив­ше­го­ся пре­да­ния, постро­и­ла мона­стырь в этом селе­нии (Сел. Св. Иоан­на), на том самом месте, где был дом Заха­рии и Ели­за­ве­ты. (См. Пут. по Св. мест. А.С. Норо­ва ч. I. стр. 324. и Опис. Палест. Рера, перев. Надежд., стр. 127).

[75] Жёны евре­ев вет­хо­за­вет­но­го вре­ме­ни, поль­зу­ясь доволь­но важ­ным вли­я­ни­ем в делах семей­ных и сво­бод­ных от вся­ко­го дес­по­тиз­ма со сто­ро­ны мужей, во внеш­ней жиз­ни поль­зо­ва­лись зна­чи­тель­ной сво­бо­дой. У людей доста­точ­ных, они име­ли даже осо­бен­ные палат­ки и дома (Быт. 24, 67; 31, 33); это уже ясно гово­рит о само­сто­я­тель­но­сти, какой поль­зо­ва­лись у евре­ев жен­щи­ны. Стал­ки­ва­ясь посто­ян­но око­ло колод­цев, — этих сбор­ных пунк­тов на Восто­ке, — с мно­го­люд­ной тол­пой, еврей­ская жен­щи­на, есте­ствен­но, не мог­ла сде­лать­ся застен­чи­вой и роб­кой. Сво­бо­да этих внеш­них отно­ше­ний ино­гда увле­ка­ла даже еврей­ских жен­щин в уча­стии дел ино­гда очень важ­ных, имев­ших обще­ствен­ный харак­тер (Исх.15:20–21; Числ.12:1–10). Но вме­сте с тем, со сво­бо­дой это­го внеш­не­го поло­же­ния, еврей­ская жен­щи­на посто­ян­но сохра­ня­ла в гла­зах муж­чи­ны зна­чи­тель­ное ува­же­ние к себе и осо­бое почте­ние к сво­им жен­ским качествам.

[76] По-еврей­ски Неф­тои (Нав.15:9). Он ныне назы­ва­ет­ся источ­ни­ком Пре­свя­той Девы Марии, пото­му что, как гово­рит пре­да­ние, Она во вре­мя трёх­ме­сяч­но­го пре­бы­ва­ния Сво­е­го у Ели­за­ве­ты еже­днев­но ходи­ла сюда за водой. (См. пут. по Св. мест. А.С. Норо­ва т. 3, стр. 393).

[77] Вся­кой дру­гой жены сла­ва — муж, — гово­рит Св. И. Дамас­кин. — но сла­ва Бого­ма­те­ри внутрь, — это плод Её чре­ва! (См. сло­во И. Дамас­кин на Рож­де­ство Пре­св. Богородицы).

[78] Все подроб­но­сти это­го объ­яс­не­ния напо­ми­на­ют весь­ма близ­ко зна­че­ние обще­го содер­жа­ния Утре­ни и чрез это дела­ют Песнь Бого­ро­ди­цы, как бы глав­ным моти­вом это­го Бого­слу­же­ния. Поче­му мы и сочли необ­хо­ди­мым поме­стить их здесь.

[79] Тело и кровь Его, — гово­рит Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский, — по уче­нию Апо­столь­ско­му, про­ни­кая в ваши чле­ны, дела­ет нас при­част­ни­ка­ми Боже­ствен­но­го есте­ства Его! (См. сло­во Тай­но­вод. 1).

[80] «В Литур­гии, — гово­рит Ник. Кова­сил, — мы созер­ца­ем изоб­ра­зу­е­мо­го Хри­ста, и Его быв­шие о нас дела и стра­да­ния: ибо чрез псал­мы, чте­ние в свя­щен­ни­че­ские дей­ствия, — в ней озна­ча­ет­ся вез­де Спа­си­те­ле­во смот­ре­ние. (См. изъ­яс­не­ний Литур­гии, гл. I).

[81] Как гово­рит Св. Гри­го­рий Бого­слов о Царе Вален­те. См. 20‑й сл. похв. Васи­лию Велик.)

[82] «Всё, что гово­рит­ся, или дела­ет­ся на про­ско­ми­дии, и что лишь пред­зна­ме­ну­ет смерть Хри­сто­ву, — гово­рит Ник. Кава­сил, — есть толь­ко начер­та­ние и образ: хлеб же — пре­бы­ва­ет хле­бом, и вино — вином, и их сле­ду­ет при­ни­мать как дар Богу». (См: изъ­яс­не­ние Литур­гии, гл. XI).

[83] Пр. Вени­а­ми­на. См. Н. скри­жаль, стр. 94.

[84] Это и подоб­ное им двой­ствен­ное зна­че­ние пред­ме­тов и дей­ствий при Про­ско­ми­дии, заим­ство­ва­но из ука­за­ний Св. Пат­ри­ар­ха Гер­ма­на, поме­щён­ных в его «Тай­но­зре­нии вещей Церковных».

[85] См. чин Божеств. Литур­гии И. Зла­то­уста, стр. 53.

[86] В Царь­гра­де к этим дням при­со­еди­нял­ся ещё и канун Вели­кой Пят­ни­цы. (См. Куро­пла­та, о чино­по­ло­же­ни­ях вели­кой Церк­ви и Дво­ра, гл. 6 и 13).

[87] Сло­во огла­шен­ный про­ис­хо­дит от Гре­че­ско­го гла­го­ла κατπχέω — огла­шаю, или пре­по­даю уче­ние живым голо­сом, изуст­но. Так это и было во вре­ме­на Апо­сто­лов, про­по­ве­дав­ших глас­но уче­ние о Хри­сте: все, убе­див­ши­е­ся им и заявив­шие жела­ние при­нять Св. Кре­ще­ние, до вре­ме­ни его совер­ше­ния, когда они при­го­то­ви­лись в нему, назы­ва­лись оглашенными.

[88] Поэто­му Литур­гия огла­шен­ных име­ла ещё дру­гое назва­ние: «Молитв общих».

[89] См. Ник. Кавас. изъ­яс­не­ние на Литур­гии, гл. 15.

[90] Анти­фо­ны при Архи­ерей­ской служ­бе поют­ся на обо­их кли­ро­сах, по обра­зу Анге­лов, кото­рых видел в откро­ве­нии Игна­тий Бого­но­сец, вос­пе­ва­ю­щи­ми на небе­сах Три­еди­но­го Бога.

[91] В вос­крес­ные и неко­то­рые дру­гие дни вме­сто Анти­фо­нов чита­ют­ся или поют­ся о 9‑ти бла­жен­ствах, упо­мя­ну­тых Гос­по­дом в Его нагор­ной про­по­ве­ди и при­ла­га­ет­ся в кон­це каж­до­го из них сло­ва бла­го­ра­зум­но­го раз­бой­ни­ка: Помя­ни мя Гос­по­ди; а меж­ду ними чита­ют­ся 3 и 6 песнь кано­на. Это послед­нее дела­ет­ся пото­му, что по чино­по­ло­же­нию Цер­ков­но­му Литур­гия долж­на совер­шать­ся в обык­но­вен­ные дни меж­ду 3‑мя и 6‑тью часа­ми дня и уже по совер­ше­нии моле­ний, име­ну­е­мых 3‑м и 6‑м часом. (См. кн. о чино­пол. Пра­во­сл. Церк­ви Мит­роп. Гав­ри­и­ла, лист 30).

[92] Про­ис­хож­де­ние этой пес­ни объ­яс­не­но в тол­ко­ва­нии молит­вы «Свя­тый Боже». В празд­ни­ки: Рож­де­ства Хри­сто­ва, Бого­яв­ле­ния, в Лаза­ре­ву и Вели­кую суб­бо­ты, в Пас­ху и в Тро­и­цын день, — вме­сто Три­свя­той пес­ни поют: Ели­цы во Хри­ста кре­сти­сте­ся, во Хри­ста обле­ко­сте­ся, Алли­лу­ия (т. е. все те, кото­рые во имя Хри­ста при­ня­ли кре­ще­ние, — в сла­ву Хри­ста обле­ка­ют­ся Гал.3:27 — Хва­ли­те Бога!), пото­му что в эти дни, пре­иму­ще­ствен­но в древ­нее вре­мя, огла­шен­ные при­ни­ма­ли Св. Кре­ще­ние, и эти сло­ва им напо­ми­на­ли, вме­сте с уча­сти­ем их в сла­ве Гос­под­ней и об обя­зан­но­стях при­няв­ше­го на себя имя хри­сти­а­ни­на. В день Воз­дви­же­ния Живо­тво­ря­ще­го Кре­ста, вме­сто обе­их этих песен поют: Кре­сту Тво­е­му покло­ня­ем­ся Вла­ды­ко и проч.

[93] Св. Иоанн Зла­то­уст в избран. сл. 46.

[94] См. Сим. Фес­сал. о хра­ме, гл. 73.

[95] См. Св. Иоанн Злат. в бесе­де на притч. о Блуд­ном сыне.

[96] Дари­но­сить — про­ис­хо­дит от гре­че­ско­го сло­ва δορν — копьё, и озна­ча­ет: сопро­вож­дать кого-либо с копьём, т. е. тор­же­ствен­но, как в древ­но­сти сопро­вож­да­ли Царей воору­жён­ные телохранители.

[97] В древ­ней Церк­ви в это вре­мя вспо­ми­на­ли поимён­но и тех, от кого были при­ня­ты при­но­ше­ния, т. е. тех, от име­ни и за спа­се­ние кото­рых они были при­не­се­ны, а так­же и тех, кото­рые сде­ла­ли для церк­ви какое-либо осо­бое пожерт­во­ва­ние. Но так как мно­го­чис­лен­ность при­но­ше­ний, дела­ло пере­чис­ле­ние имён этих затруд­ни­тель­ным и слиш­ком замед­ля­ло служ­бу, то этот спи­сок имён жерт­во­ва­те­лей отнес­ли и Про­ско­ми­дию, при совер­ше­нии кото­рой их и поми­на­ют за здра­вие и упо­кой; при выно­се же Даров огра­ни­чи­лись име­на­ми выс­шей Свет­ской и Духов­ной Иерар­хии и общим назва­ни­ем всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан. (См. Митр. Гав­ри­ил, стр. 34).

[98] В древ­но­сти после этих воз­гла­сов, все хри­сти­ане, гото­вя­щи­е­ся к при­ча­ще­нию, — цело­ва­лись меж­ду собой, в знак брат­ской люб­ви и обще­го при­ми­ре­ния; ныне, этот бла­го­че­сти­вый обряд остал­ся толь­ко меж­ду свя­щен­ни­ка­ми в алта­ре, кото­рые, обло­бы­зав сна­ча­ла дис­кос, потир и пре­стол, целу­ют друг дру­га, гово­ря: Хри­стос посре­ди нас, есть и будет! Сто­я­щие же в хра­ме моля­щи­е­ся долж­ны заме­нять это цело­ва­ние внут­рен­ним рас­по­ло­же­ни­ем души.

[99] См. Св. Патр. Гер­ма­на, в Н. Скриж., стр. 134.

[100] Деян.2:2.

[101] Лк.12:17.

[102] См. Св. Патр. Гер­ма­на в его Тай­но­зре­нии вещей Церк.

[103] Откр.4:6–9.

[104] Ор. S. Joh. Chris. Vol. I, hom. XXI et. XXIV.

[105] Во вре­мя сих уми­ло­сти­ви­тель­ных молитв свя­щен­ни­ка диа­кон чита­ет так назы­ва­е­мые Дипти­хи, т. е. поми­на­ния. Сло­во это про­ис­хо­дит от древ­них Дипти­хов, или двух­сто­рон­них досок, кото­рые с одной сто­ро­ны содер­жа­ли име­на живых, поми­на­е­мых за здра­вие; а с дру­гой умер­ших, за упокой.

[106] По объ­яс­не­нию Св. Германа.

[107] Толк. Литург. И. Калив. Гл. 27, 32.

[108] Части, выну­тые в память Свя­тых, а так­же за здра­вие живых и за упо­кой умер­ших, вла­га­ют­ся в потир: если есть при­ча­ща­ю­щи­е­ся, не вме­сте с частя­ми Агн­ца, а уже после при­ча­стия; пото­му, что он, пред­став­ляя собой лица смерт­ных, не долж­ны быть сме­ши­ва­е­мы с бес­смерт­ным телом Хри­ста, кото­рым толь­ко и долж­ны при­ча­щать­ся в жизнь веч­ную. Для како­вой цели осталь­ные части Агн­ца и раз­дроб­ля­ют­ся на неболь­шие части.

[109] По пра­ви­лу, уста­нов­лен­но­му Св. Иоан­ном Зла­то­устым, при­ча­ща­ю­щи­е­ся долж­ны иметь руки кре­сто­об­раз­но сло­жен­ны­ми на пер­сях, в знак сер­деч­но­го сми­ре­ния и благоговения.

[110] См. выше Бого­ро­ди­це Дево, радуй­ся.

[111] См. выше Отче наш.

[112] См. кн. о чл. веры, вопр. 55.

[113] В пра­ви­ле 52, ска­за­но: Во весь Вели­кой пост, кро­ме Суб­бот, Вос­кре­се­ний и дня Бла­го­ве­ще­ния, да соде­лы­ва­ет­ся служ­ба Пре­ждео­свя­щен­ная.

[114] На этом осно­ва­нии дают­ся зажжён­ные све­чи и вос­при­ем­ни­кам при кре­ще­нии младенца.

[115] Исклю­чая того, что с сре­ды 3 неде­ли поста, к екте­нье об огла­шен­ных, при­со­еди­ня­ет­ся ещё екте­нья о гото­вя­щих­ся к про­све­ще­нию, т. е. о тех, кото­рые будучи при­знан­ны­ми доста­точ­но при­го­тов­лен­ны­ми для при­ня­тия Св. Кре­ще­ния, долж­ны вос­при­ять его в том же посту, и кото­рые, вслед­ствие это­го уже не выхо­дят из хра­ма, по воз­гла­су диа­ко­на: Огла­шен­ные изы­ди­те, а оста­ют­ся до окон­ча­ния этой о них екте­ньи. Это про­дол­жа­ет­ся до Вели­кой Суб­бо­ты, когда это­го рода каю­щи­е­ся при­ни­ма­ли обык­но­вен­но крещение.

[116] Воз­вы­шен­ное место, устра­и­ва­е­мое посре­ди церк­ви для Архи­ерей­ско­го служения.

[117] Гре­че­ские сло­ва кли­ро­са Испо­лай­е­ти Дес­по­та (Εις πολλα ἑτη Δέσποτα) зна­чат: на мно­гие лета, Владыко!

[118] Умы­валь­ни­цы или купе­ли для это­го были постав­ля­е­мы у вход­ных две­рей церк­ви, как знак свя­щен­но­го очи­ще­ния (см. Евсе­вия кн. I, гл. 4); но в послед­ствие вре­ме­ни, они были уни­что­же­ны, как и самый обряд полу­чать в руки Тело Хри­сто­во. При­чи­на­ми сего послед­не­го были: и пре­ду­пре­жде­ние раз­ных зло­упо­треб­ле­ний отно­си­тель­но Тела Хри­сто­ва, и предо­сто­рож­ность про­тив воз­мож­но­сти про­ли­тия Кро­ви, при пода­ва­нии отдель­но каж­до­му чаши. Так, что, отме­няя этот спо­соб при­ча­ще­ния, Св. Иоанн Зла­то­уст оста­вил его лишь для одних священнодействующих.

[119] См. объ­ясн. Митр. Гав­ри­и­ла стр. 36.

[120] Все исто­ри­че­ские иссле­до­ва­ния об этих пред­ме­тах почерп­ну­ты из кн. о чино­по­лож. пра­во­сл. Церк­ви Митр. Гав­ри­и­ла и о таин­ствен­ном их зна­че­нии из объ­ясн. Симео­на Солунского.

[121] Исх.25:31, 37.

[122] Деян.20:8.

[123] Лк.8:16.

[124] Hist. des catacombes par 1’ Abbé Gaume, pag. 91.

[125] Евр.11:38.

[126] Уст. Церк. посл. Утр. Лист. 19.

[127] Пс.135.

[128] Уст. Церк. посл. четы­ре­дес. в гл. о покло­нах, лист 391.

[129] Сло­во это про­ис­хо­дит от рим­ско­го os, oris, уста, т. е как знак, заме­ня­ю­щий уста, или как ткань, оти­ра­ю­щая уста.

[130] Апо­стол Павел сви­де­тель­ству­ет о суще­ство­ва­нии при каж­дом чело­ве­ке Анге­ла Хра­ни­те­ля, когда гово­рит: «Не все ли они суть слу­жеб­ные духи, посы­ла­е­мые на слу­же­ние для тех, кото­рые долж­ны насле­до­вать спа­се­ние (Евр.1:14) Но в осо­бен­но­сти бога­та дока­за­тель­ства­ми этой исти­ны исто­рия Свя­тых подвиж­ни­ков веры. Здесь Анге­лы Хра­ни­те­ли пред­став­ля­ясь в самом близ­ком обще­нии с ними, неред­ко явля­ют­ся даже и чув­ствен­ным очам: то сомо­лит­вен­ни­ка­ми свя­тых, то охра­ни­те­ля­ми их во вре­мя сна, то слу­жи­те­ля­ми при совер­ше­нии Свя­тей­шей Евха­ри­стии, то вест­ни­ка­ми воли Божи­ей и проч. Отрад­ная исти­на суще­ство­ва­ния этих неви­ди­мых дру­зей и покро­ви­те­лей чело­ве­ков может под­твер­ждать­ся и опы­та­ми жиз­ни каж­до­го, вни­ма­тель­но­го к само­му себе. Кто не испы­тал в сво­ей жиз­ни, как чья-то неви­ди­мая рука спа­са­ла его от види­мой опас­но­сти? Кто не заме­чал, может быть не раз в жиз­ни, как чья-то сила про­буж­да­ла его от сна, когда насту­па­ло вре­мя молитв, или это было необ­хо­ди­мо по дру­гим при­чи­нам? Как ино­гда неожи­дан­но раз­го­ра­лось серд­це, до того рас­се­ян­ное, во вре­мя даже самой молит­вы? Как чей-то неслыш­ный для уха, но внят­ный для души, голос осте­ре­гал от наме­ре­ния сде­лать дур­ное дело? и проч. Неве­ру­ю­щий, или невни­ма­тель­ный к себе, — назо­вёт всё это слу­чай­но­стя­ми, или будет объ­яс­нять это чем-либо есте­ствен­ным; но слу­чай­но­го нет ниче­го в мире; а в есте­ствен­ном, — часто скры­ва­ет­ся сила сверхъ­есте­ствен­ная. Опыт­ные в духов­ной жиз­ни люди, кото­рые, сле­до­ва­тель­но, и заслу­жи­ва­ют в этом отно­ше­нии боль­ше­го дове­рия, гово­рят пря­мо, что все доб­рые таин­ствен­ные вли­я­ния, какие мы испы­ты­ва­ем в жиз­ни, суть дей­ствия наших Анге­лов Хра­ни­те­лей, при­став­лен­ных к нам самим Богом. Когда при каком… — при­ме­ча­ние элек­трон­ной редакции.

[131] В ори­ги­на­ле отсут­ству­ет окон­ча­ние этой молит­вы, добав­ле­но. — при­ме­ча­ние элек­трон­ной редакции.

[132] В ори­ги­на­ле отсут­ству­ет нача­ло этой молит­вы. Нача­ло молит­вы — при­ме­ча­ние элек­трон­ной редакции.

[133] Молит­ва эта сочи­не­на Св. Мака­ри­ем Вели­ким.

[134] Молит­ва эта сочи­не­на Св. Мака­ри­ем Великим.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

«Азбука молитвы»
в Telegram.
t.me/azprayer
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки