Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Димитрий РостовскийЧетии-Минеи святителя Димитрия, митрополита Ростовского, как церковноисторический и литературный памятник


протоиерей Александр Державин
Четии-Минеи святителя Димитрия, митрополита Ростовского, как церковноисторический и литературный памятник

Содержание

От редактора
Введение
Часть первая Глава первая Глава вторая Глава третья Часть вторая Глава первая Глава вторая Глава третья  

 
«Вплести хотя малую веточку в тот венок Славы, каким увенчан Святитель Димитрий, приба­вить новые черты к его привлекательно- му, с детства знакомому образу,– вот те внут- рен­ние побуждения, которые руководили мною во время работы».
Протоиерей Александр Державин (1871–1963 гг.)
 

 
От редактора
Четии-Минеи Святителя Димитрия Ростовского, созданные им в конце XVII – начале XVIII века, являются памятником агиографиче­ской литературы, до настоящего времени не потерявшим своего значения. Переведенные с церковнославянского на русский язык, в течение XVIII и XIX веков они неоднократно переиздавались и являются любимым чтением русского православного народа.
Причиной популярности Четиих-Миней Святителя Димитрия является их полнота, обстоятельность изложения, теплота расказа и прекрасный слог, которым написаны жития. Поставив своей задачей писать так, чтобы «не солгати на святого», агиограф привлек к своей работе все источники, какие могли быть ему доступны в то время. В основу своего труда Святитель Димитрий положил «Великие Минеи-Четии», составленные в XVI веке при митрополите Макарии. Он провел тщательную текстологическую работу, сопоставляя редакции рассказов о святых подвижниках и мучениках в греческих, латинских и славянских собраниях житий святых, устанавливая точные даты их жизни и смерти, проверяя достоверность сообщаемых сведений. Огромный труд, проделанный Святителем, делает его Четии-Минеи не просто полезной, занимательной и поучительной книгой, но и фундаментальным научным трудом.
Предлагаемая читателю работа протоиерея Александра Михайловича Державина о Четиих-Минеях Святителя Димитрия Ростовского является его магистерской диссертацией, высоко оцененной Ученым советом Московской духовной академии 4 марта 1954 года. Тема избрана автором не случайно: личность и труды Святителя Димитрия Ростовского заинтересовали отца Александра Державина еще в те далекие годы, когда молодым священником он служил в соборе города Ростова Ярославского. В 1909 году в Ростове широко отмечалось двухсотлетие со дня смерти Святителя. К этому юбилею в честь Святителя Димитрия А. М. Державиным была написана торжественная кантата, исполнявшаяся соборными певчими и учениками местного духовного училища.
Когда в 1910 году А. М. Державин поступил в Киевскую духовную академию и оказался таким образом на родине Святителя-Украине и в стенах той школы, которая воспитала будущего списателя житий святых, его интерес к жизни и трудам великого труженика вспыхнул с новой силой.
К работе над Четиими-Минеями Святителя Димитрия А. М. Державин приступил в 5-й год своего пребывания в стенах Академии, где он был оставлен на год стипендиатом. Его кандидатская работа оказалась тем зерном, из которого впоследствии выросло настоящее исследование великого труда Святителя Димитрия – его Четиих-Миней.
Над своей магистерской диссертацией протоиерей Александр Державин работал долгие годы, можно сказать, всю свою жизнь. Окончив Киевскую духовную академию в 1915 году, он переехал на жительство в Москву, где продолжал работу над темой в книгохранилищах Исторического и Румянцевского музеев. Окончательно завершить работу ему удалось лишь в начале 50-х годов, но зато, помимо обширного двухтомного исследования, она включила в себя три тома приложений, где подробно день за днем рассмотрены все жития, вошедшие в Четии-Минеи Святителя Димитрия Ростовского, проведен их подробный источниковедческий и текстологический анализ.
В слове перед защитой диссертации в Московской духовной академии 4 марта 1954 года автор поведал следующее: «...Я смотрел на работу по исследованию Четиих-Миней Святителя Димитрия как на дело, порученное мне воспитавшей меня академией, как на долг, который я должен был исполнить, в какие бы условия ни ставили меня житейские обстоятельства. Сознаю, что я сильно запоздал с выпол-нением этого долга; знаю, что и выполнил его не так, как требовали важность и значение исследованного мною великого творения Святителя Димитрия; но, дожив до нынешнего дня, не могу не воздать благодарности Тому, Кто, по молитвам Святителя, дал мне силы и возможность закончить свою работу...».
«Великое творение Святителя Димитрия,– отмечал в том же слове отец Александр,– было важным и необходимым пособием в той упорной борьбе, которую в XVII в. вел православный украинский народ против католического польского правительства, отстаивая свою веру и национальность. Украинский летописец, отмечая выход из печати 3-й части Четиих-Миней, указал, что эта новая часть радостью наполнила сердца всего украинского народа. Следовательно, Святитель Димитрий, трудясь над Четиими-Минеями, выполнял народное патриотическое дело, и уже это одно придает важное историческое значение его труду».
К этому необходимо добавить еще и то, что наиболее значительную миссию Четии-Минеи Святителя Димитрия выполняли в течение всего XVIII столетия. Посредством странников1, несших Четии-Минеи в своих котомках из конца в конец Великой России, эта книга противоборствовала тем началам, которые разрушали русскую культуру в период немецкого и других засилий, и особенно в период «бироновщины» (30-е годы XVIII столетия).
Сопоставляя фраза за фразой текст житий, предлагаемый в Четиих-Минеях, с источниками, бывшими в руках Святителя, отец Александр Державин устанавливает, что и откуда заимствовал агиограф, дает параллельное сравнение текстов и таким образом вводит читателя в творческую лабораторию Святителя, вскрывает метод его работы.
Исследование протоиерея Александра Державина состоит из двух частей. В первой дается биография Святителя Димитрия, в миру Даниила Саввича Туптало, раскрывается историческая обстановка на Украине в середине XVII века, заставившая местных церковных деятелей предпринять труд создания русских Четиих-Миней, рассказывается история их написания иноком, а потом епископом Димитрием и события, связанные с их первым изданием. Попутно раскрывается отношение украинского духовенства к Москве, роль, которую играла Москва в ходе работы Святителя Димитрия, и трудности, которые возникали у него при этой работе. Вторая часть монографии посвящена изучению источников, положенных Святителем Димитрием в основу своего труда. На основании тщательного изучения содержания житий, отраженного в приложениях к монографии, протоиерей Александр Державин показывает, какая огромная текстологическая работа была проделана Святителем, и выясняет его отношение к использованным источникам, в частности, к Макариевским Четиим-Минеям и творениям греческого агиографа Симеона Метафраста, к которым он обращался чаще всего. Но в распоряжении Святителя были и такие труды, как собрание житий святых Сурия, «Acta Sanctorum» Болландистов и другие книги, написанные агиографами Римско-Католической Церкви. Обращение к этим источникам доказывает высокую образованность Святителя Димитрия и широту его кругозора. Широко владея современными ему западноевропейскими и славянскими агиографическими источниками, Святитель остался самостоятельным, истинно русским православным писателем, создавшим вместе с другими южнорусскими учеными свою национальную литературу.
Как показало исследование, в его Четиих-Минеях используются и местные сборники сказаний о святых. Так, в основу жития царевича Димитрия Угличского была положена присланная писателю друзьями «Угличская книжица».
Особое внимание уделено в монографии отношению Святителя Димитрия к собранию житий святых, написанному польским агиографом Петром Скаргой. Полемизируя с польским ученым профессором Пачовским, который считал, что книга Скарги была основным источником для Четиих-Миней Святителя Димитрия, протоиерей Александр Державин убедительно показывает оригинальность труда Святителя. Общие же места у того и другого писателя объясняются тем, что они обращались к одним и тем же источникам2.
Работа протоиерея Александра Державина, особенно вторая ее часть и приложения к ней, предлагает читателю обширный материал для дальнейшего изучения великого двенадцатитомного труда Ростовского Святителя. Как справедливо указывает Высокопреосвященный Питирим, архиепископ Волоколамский, «фундаментальное исследование магистра богословия протоиерея Александра Державина «Четии-Минеи Святителя Димитрия Ростовского как церковноисторический и литературный памятник (МДА, 1953)» открывает много нового в ученой деятельности этого отца Русской Церкви»3.
Монография протоиерея Александра Державина является пока единственным научным трудом, так глубоко и полно изучающим Четии-Минеи Святителя Димитрия.
Четии-Минеи, напечатанные в первый раз в конце XVII – начале XVIII века, сразу стали широко популярны. Их высоко ценили уже современники. Так, в школьной драме «Венец Димитрию», написанной в 1704 г. учителем Ростовской школы Евфимием Морогиным ко дню именин Святителя Димитрия4 и исполненной перед ним ее учениками, в эпилоге говорится:
«Наипаче, о Владыко, от твоей святыни Молим, да простиш нас своей благостыни, Вем бо, яко лучши венцы соплетаеш. Жития святых пишущ, всех святых венчаеш. За то венец дадеся ти златокованны, Архиерейский, им же еси увенчаны Будешь потом увенчан венцем вечно властным, Якоже и твой ангел, дванатцаточастным. Трость пишуща то копье, а пот сто´ит крове, Яже от пресвященна чела ти исилове. Часть дванадесятую венца ти сплетаеш, Егда дванадесятый месяц совершаеш. Будеши венцем Неба за то увенчанный, Святых возвеличивый, будеш величанный, Его же ти по долгой зде жизни желаем, Смирно твои питомцы главы преклоняем».
Известно также, что некоторые жития из Четиих-Миней Святителя Димитрия были инсценированы организаторами придворного театра царевны Наталии Алексеевны и поставлены на придворной сцене. Таковы жития Ксенофонта и Марии, великомученицы Екатерины и некоторые другие. Это ещё раз показывает, насколько популярна стала работа Святителя сразу же после ее появления и насколько это появление было своевременно.
Высокий художественный уровень, отличающий Четии-Минеи Святителя, объясняется тем, что их автор был выдающимся писателем-поэтом и драматургом своего времени: ему принадлежит ряд лирических произведений, проникнутых глубоким религиозным чувством, и несколько пьес, написанных для школьного театра. Наиболее известны пьесы «На Успение Пресвятой Богородицы» и «На Рождество Христово», а также не дошедшая до нас пьеса «Покаяние грешного человека». Эти пьесы обнаруживают незаурядный литературный талант автора, являясь новым этапом в развитии школьной драматургии конца XVII – начала XVIII в.5 , и широту его пастырских и богословских взглядов.
Введение
Юго-западная русская литература XVII века дала нашему народу немало замечательных, выдающихся произведений. Одним из таких произведений являются и Четии-Минеи, составленные сначала скромным иеромонахом, а потом знаменитым Ростовским митрополитом Святителем Димитрием. Появившиеся в самом конце XVII и в начале XVIII века, Четии-Минеи по степени распространения и силе влияния па мировоззрение и духовный склад православного русского народа далеко превзошли другие подобные им юго-западные издания и заняли между ними первое место. Тотчас же после своего появления они сделались любимым чтением русских православных людей, в XVIII и XIX веках выдержали значительное количество изданий, в начале XX века переведены были с церковнославянского на русский язык и до сих пор не утратили своего значения. Мало того, они остались незаменимым и единственным произведением подобного рода, других, настолько же содержательных и любимых народом Четиих-Миней русская богословская наука доселе не создала. Все составители после Святителя Димитрия пользовались его творением, и вышедшие в XIX и XX веках сборники житий святых в большинстве представляют переложение и сокращенное изложение его Четиих-Миней. Вполне понятен поэтому интерес к Четиим-Минеям, составленным Святителем Димитрием, изучение и исследование их с научной точки зрения (...).
Как сочинение, посвященное описанию жизни святых, прославляемых с первых веков христианства, Четии-Минеи имеют непосредственную связь не только с русской, по и со всей общехристианской агиологией. Последняя в своих памятниках сохранила громадное количество составленных в разное время житий святых, выработала для них различные литературные формы и заботливо передала все это богатство нашим предкам, когда они приняли христианскую веру. Как выдающееся событие в жизни юго-западной Православной Церкви и украинского народа, Четии-Минеи заняли важное место в их истории, и появление их обусловливалось тем состоянием, какое в XVII веке они переживали (...).
В русской церковноисторической литературе специального исследования о Четиих-Минеях Святителя Димитрия нет, но их касаются и о них говорят все биографы Святителя и все историки Русской Церкви, а также литературы. До прославления Святителя в 1752 году не было написано его жития. Составители книги «Святитель Димитрий, митрополит Ростовский» (опубликованной в 1849 году) говорят, что они имели рукописное житие Святителя, но оно, как видно из его начала, составлено после 1752 года. Профессор П. А. Шляпкин в предисловии к своему сочинению «Святитель Димитрий Ростовский и его время» (1) указывает и еще несколько рукописных житий Святителя, но, по его мнению, они не заслуживают внимания; он придает значение только тому житию, которое в 1757 году написано было по поручению Синода Ростовским митрополитом Арсением Мациевичем и напечатано 3 Б т. XV при первом томе творений Святителя Димитрия.
Житие преследует нравственно-назидательную цель и поэтому трудов Святителя, как писателя, почти не касается.
Вышедшее в 1849 году исследование «Святитель Димитрий, митрополит Ростовский», которое проф. И. А. Шляпкин называет «превосходным» и говорит, что оно редактировано А. В. Горским из двух сочинений студентов Московской духовной академии – Нечаева и Барского, представляет собой уже вполне научный, ценный труд, не утративший своего значения и в настоящее время. Это исследование распадается на две части: в первой описывается жизнь Святителя Димитрия от рождения до кончины, во второй рассматриваются все его творения, причем дается внимательная и серьезная их характеристика. Четиим-Минеям посвящен здесь особый обширный отдел (с. 130–203), где после краткого замечания об источниках житий указывается, какую цель ставят себе составители исследования при их рассмотрении. Цель авторов книги, как они говорят, состояла в том, чтобы «раскрыть историческое достоинство житий святых», поэтому, пишут они, «мы намерены указать только те из них, для которых Святитель Димитрий имел сказания, составленные современниками святых или людьми, к ним близкими по времени». Из этих слов видно, что авторы сочинения вопроса о действительных источниках житий святых в Четиих-Минеях касались лишь косвенно, научно их они не выясняли, а искали в агиологических сборниках, которыми, пользовался и не пользовался Святитель, только те свидетельства достоверности, которые их интересовали. Этому они посвятили много внимания и труда. В книге, в порядке месяцев года, рассмотрено около 200 житий, при этом сначала всегда указывается, на какие источники ссылается сам Святитель, а потом приводятся из разных книг свидетельства достоверности житий. Чаще всего они берутся из «Актов святых» Болландистов, и даже из тех томов, которых у Святителя Димитрия не было. Из сказанного ясно, что рассматриваемое нами сочинение вопроса об источниках житий в Четиих-Минеях не исчерпывает и дальнейшего изучения и определения их не исключает.
В 1891 году вышла докторская диссертация профессора Петербургского университета Ильи Александровича Шляпкипа «Святитель Димитрий и его время» (...). Это исследование представляет собой научную, глубоко разработанную биографию Святителя Димитрия с характеристикой времени, в которое он жил и трудился. В сочинении много говорится и о Четиих-Мииеях, собственно об их составлении и печатании, но как памятник литературный они не рассматриваются. Кроме того, все эти сведения излагаются в связи с разными фактами биографии Святителя, находятся в разных местах, и поэтому связной и полной истории составления и появления Четиих-Мипеи не дают (...).
Сочинение священника М. С. Поноса «Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, и его труды», вышедшее в 1910 году, посвящено также, главным образом, биографии Святителя и, после богатого содержанием и капитального труда профессора И. А. Шляпкина, каких-либо новых сведений из жизни Святителя Димитрия не сообщает. Во второй части своей книги священник М. С. Попов говорит о литературных трудах Святителя; здесь имеется особая глава и о Четиих-Минеях, но в ней идет речь, главным образом, о том, какие темы веро- и нравоучения составляют содержание житий, что интересно и важно скорее для богослова, чем для историка литературы.
Кроме этих основных трудов, в разное время во многих духовных и светских журналах напечатано было немало статей, посвященных Святителю Димитрию, но большая часть их самостоятельного значения не имеет и сообщает о Четиих-Минеях самые общие, поверхностные сведения. В сочинениях по истории русской литературы, в учебниках и книгах по истории Русской Церкви также говорится о Четиих-Минеях Святителя Димитрия, но подробно они здесь не рассматриваются и ничего нового после разобранных нами исследований не дают.
В 30-х годах текущего столетия во «Львовских университетских известиях» па польском языке напечатана была проф. Пачовским большая статья, посвященная специально Четиим-Мипеям Святителя Димитрия, вышедшая потом и отдельным оттиском. Статья, озаглавленная «Четии-Минеи Димитрия Тупталенко Ростовского», состоит из пяти глав. В первой дается краткий очерк украинской агиографии до половины XVII века; во второй излагается история составления Димитрием Четиих-Миней; в третьей выясняются те иностранные и славянские источники, по которым излагал Димитрий жития святых, вошедшие в Четии-Минеи; в четвертой характеризуется работа Святителя Димитрия, как агиографа. и в пятой сообщается, как отразились Четии-Минеи в последующих сочинениях Святителя (...). В первой и второй главах своей статьи проф. Пачовский ничего нового и оригинального не сообщает. Больший интерес представляют последние главы, особенно третья, посвященная источникам Четиих-Миней, где автор стремится доказать зависимость Святителя Димитрия от польского агиографа II. Скарги. Точка зрения проф. Пачовского будет рассмотрена ниже, в соответствующей главе данной работы.

* * *

1Особый вид духовного подвига. Особенно был развит в России в XVIII в.
2О своей работе и о статье проф. Пачовского автор по предложению профессора Московского университета, члена Украинской Академии наук Н.К.Гудзия делал доклад в секции древней литературы при Институте мировой литературы им. А.М.Горького 6 мая 1947 года.
3«Журнал Московской Патриархии», 1975, №1, с.75.
4См. П.Н.Берков. Вероятный источник народной пьесы о царе Максимиллиане и его непокорном сыне Адольфе. ТОДРЛ, т. XIII, М.-Л., 1957, с. 298–312; и он же – Школьная драма «Венец Дмитрию». ТОРДЛ, т. XVI, Л., 1960. с. 323–357.
5См. «Ранняя русская драматургия XVII – первая половина XVIII в.». Вып. 2. Русская драматургия последней четверти XVII и начала XVIII в. Изд. «Наука». М., 1972 с. 172–274.


Источник: Богословские труды. Выпуск XV. URL: Богословские труды

Требуется программист