Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека митрополит Михаил (Десницкий) Беседы в разных местах и в разные времена говоренные. Том 1
Распечатать

Беседы в разных местах и в разные времена говоренные. Том 1

Том 1 * Том 2 * Том 3 * Том 4 * Том 5 * Том 6 * Том 7 * Том 8 * Том 9 * Том 10

Содержание

Беседа о том, что истинный Учитель, верный Наставник, добрый Пастырь, Непременяемый Первосвященник, вечный Архиерей есть единый, Господь Иисус Христос I. Беседы о внутренних состояниях человека, или рассматривание того, каков человек был прежде, каков он есть ныне, каковым он может паки быть, и каким образом, основанное на примерах Священной Истории Беседа I. О Адаме в Раю, или о состоянии человека прежде падения Беседа II. О Адаме вне Рая, или о состоянии человека по падении Беседа III. О Адаме чрез Иисуса Христа паки в Раю, или о состоянии человека во Искуплении Беседа IV. О Израиле желавшем освободиться из рабства египетского; или О том, что кто хочет избавиться из рабства греховного: тот должен сперва сильно желать избавления, и просить помощи Христовой на сие Беседа V. Аврааме получившем повеление выйти из земли своея, или О том, что кто хочет спастися, тот должен отвергнуться всего земного, или мирского Беседа VI. О Авраме во обрезании плоти, или о том, что кто хочет спастися, тот должен обрезать сердце свое, отвергнуться плоти, и искусителя ее дьявола Беседа VII. О Аврааме приносящем сына Богу в жертву, или О том, что кто хочет спастись, тот должен внутреннего своего человека посвятить Богу Беседа VIII. О Каине и Авеле Богу жертвы приносящих, или О том, что ищущий себе Благодати Божией и Спасения должен иметь истинное Богослужение Беседа IX. О Йосифе различные искушения за любовь отчую постоянно прошедшем, или О том, что истинно Богу служащий должен терпеливо нести крест свой, проходить многоразличные искушения Беседа Х. О Давиде кающемся, или О том, что если верующий о камни искушений преткнется, и падет, то тотчас должен паки восстать, и очистить себя покаянием Беседа XI. О Иисусе Христе, яко о образе совершенного Бога, и совершенного Человека, или о том, что Христианин, желающий учиниться совершенным человеком, и следовательно образом Божьим, должен быть подражателем Христовым Беседа XII. О праведном Ное спасшемся от погибели всеобщего потопа, или о следствиях случиться имеющих Христианам пекущимся о Спасении своем, и нерадящим об оном II. Беседы о истинном покаянии, или внутренний плач человека Христианина над духовным пленением Израиля, над разорением внутреннего Иерусалима, над опустошением живого храма Божия, основанный на Плаче Иеремиином Беседа I. О том, что Христианин должен плакать, видя человека из первобытной славы низпадша, и в духовное пленение отведенна Беседа II. О том, что Христианин должен плакать, видя, что внутренний Иерусалим взят и разорен врагами за преступление человеческое Беседа III. О том, что Христианин должен плакать, видя опустошение живого храма Божия Беседа IV. О том, что Христианин должен плакать, видя таковую бедственность человека от самовольного греха его произшедшую, и ни малейшего не примечая раскаяния, и желания Искупления, хотя и пришел Искупитель Молитва истинного Христианина ко Искупителю человеческого рода Беседа в неделю православия о том, что восстановление образа Божия во внутреннем храме каждого Христианина существенно принадлежит к истинному Христианскому Православию. III. Беседы о разных степенях Истинного Покаяния, и о спасительных по оным действиях Благодати Божьей, основанные на пятидесятом Псалме Давидовом Беседа I. О Истинном Покаянии и Обращении к Богу Беседа II. О раскаянии и очищении Беседа III. О признании тьмы и Просвещении Беседа IV. Об Обновлении и Освящении Беседа V. О Истинном Богу Благодарении Беседа VI. О Истинном Богослужении  

 

В прославление сладчайшего имени Богочеловека Иисуса Христа благоговейно, и во внутреннее назидание верующих в него с священнослужительским усердием посвящаются Тем же и Бог его превознесе, и дарова Ему Имя, еже паче всякого имени: да о имени Иисусовом всяко колено поклонится, небесных и земных, и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос в Славу Бога Отца. (Флп.2:9–11)

Беседа о том, что истинный Учитель, верный Наставник, добрый Пастырь, Непременяемый Первосвященник, вечный Архиерей есть единый, Господь Иисус Христос

Тем же, Братия, святая звания небесного причастницы, разумейте Посланника и Святителя Исповедания нашего Иисуса Христа, верна суща Сотворшему Его.

Божественные слова Святого Апостола Павла из убедительного послания его к Евреям.1

Ежели сей великий проповедник Вселенной, особенным промыслом Божьим в сан Евангельского Апостольства избранный, чудным явлением Христовым в веру Христианского Исповедания обращенный, небесным сиянием для Божественной проповеди просвещенный, сладчайшим гласом самого Спасителя по Вознесении на небеса явившегося ему позванный и посланный на сие духовное проповедничество2 – ежели сей избранный сосуд, высокий тайник Божий, Богопросвещенный Апостол Иисуса Христа, обращал все свое душевное внимание, и внимание веровавших в вечное Искупление, не на себя самого, не на звание своего Апостольства, не на великие свои дарования, не на высокое свое учение, но на Божественное Лицо Иисусово, на небесное Посольство Христово, на вечное Святительство Его, на таинственное проповедничество Его, на существенные превечного Царствия Божьего истины, пречистыми устами Его произнесенные и Святым Духом утвержденные; – ежели сей верный раб Иисуса Христа, званный Апостол, избранный в благовестие Божие,3 единственным предметом как благоговейного своего размышления, так и общенародного учения имел Богочеловека, Господа Иисуса, яко Искупителя и Спасителя всех человеков, и обращая себя и других к сему святейшему предмету с сильным убеждением взывал к обратившимся к Нему, и к веровавшим в Него:

Тем же, братия святая, звания небесного причастницы, разумейте Посланника и Святителя Исповедания нашего Иисуса Христа:

То кольми паче мы, слабые служители Святой Христовой Церкви, немощные пастыри, словесного Иисусова стада, временные, переменные, яко по закону, священники и первосвященники, земные, смертные иереи и архиереи, должны, отвратить умные очи свои от самих себя, от посильного служения своего, от несовершенного исполнения звания своего, обращать душевные взоры свои на истинного Учителя, на верного Наставника, на доброго Пастыря, на непременяемого вечного Архиерея, Господа нашего Иисуса Христа, в мире по Благодати Своей пришедшего, действием Святого Духа воплотившегося, небесные, вечные, Божественные истины чрез Пастырскую всегдашнюю Свою проповедь открывавшего, плотию для спасения человеческого рода на земле пострадавшего и умершего, и по силе единосущного со Отцем Божества воскресшего, вознесшегося с прославленною плотию Своею на небеса и сидящего одесную Отца; – кольми паче мы должны, не ищя своей славы, а признавая свои слабости, недостатки, несовершенства, яко подобострастные прочим человеки, устремлять и свое собственное, и других умное внимание, горе, к небесам, к вечному Престолу Благодати Божией, к Сидящему на оном во славе Отчей, и всегда Сущему Пастыреначальнику Иисусу Христу, яко к приснотекущему Источнику всеобщего очищения, просвещения, обновления, освящения и прославления, кратко: спасения и блаженства.

Как мудрый Израильский вождь Моисей, по исходе из Египта, находясь в пустыне с изведенным оттуда неблагодарным, роптавшим на Господа и на него народом, который по Божию попущению во многочисленности угрызаем был за сие ядовитыми змеями, сотворил, по повелению Господню, змию медяну, и постави ю на знамени4, повесил на древе, и указуя на оную, устремлял и зрение и помышление сынов Авраамовых на нее, как на врачество Богом назначенное от змеиного угрызения.

Как новозаветный Пророк, Предтеча, и Креститель Иоанн, крестя по установлению Божию во Иордании приходящих к нему и исповедающих грехи своя, уверял вопрошавших его: Ты кто еси? что не в нем состоит действительное очищение грехов их, не от него зависит существенное освящение их, а от сущего, и грядущего Христа; он всенародно исповеда, и не отвержеся, и исповеда, яко несмь аз Христос.5 Грядый же по мне, предо мною бысть, яко первее мене бы, и креплий мене есть. Ему же несмь достоин сапоги понести: аз крещаю вас водою в покаяние, Той же вас крестит Духом Святым и огнем6, Тот вас совершенно очистит, просветит, освятит. Узрев же Иисуса грядуща к себе, старался обратить очи всех на Него, и для того громогласно воскликнул, глаголя: се Ангел Божий, вземляй грехи мира. Сей есть, о Нем же аз рех, по мне грядет Муж, Иже предо мною бысть, яко первее мене бы.7

Таким точно образом и всякий с душевною преданностью служащий раб в духовном вертограде Иисусовом, верный блюститель святой Церкви Христовой, добрый пастырь словесного стада Его, в духе уничижения и смирения возносящий к Престолу Благодати Его духовные жертвы, молитвы, прошения, и благодарения о себе, о вверенных ему во управление, и за вся человеки, клятвенно обязан, не о себе высоко мыслить, не достоинство свое за велико почитать, не дарованиями своими любоваться, не звание свое уважать, не служение свое славить; но единого Иисуса Христа существенным своим предметом иметь, на Него внутренним оком живой своей веры взирать, о Нем при руководстве небесного света Его во всякое время, чрез все дни служения своего, и мыслить, и рассуждать, Его Божественные совершенства чтить, Его небесное Посольство проповедуя прославлять, Его непреступное Святительство ублажать; – всякой, говорю, священнослужитель клятвенно обязан и сам пребывать в таковых о себе смиренных, о Величестве же Христовом благоговейных сердечных чувствованиях, и в сердцах других возбуждать оные убедительными на светоносном учении самого Спасителя основанными наставлениями для твердого всех уверения, что истинный Учитель, верный Наставник, непременяемый Первосвященник, вечный Архиерей есть Единый, Господь Иисус Христос, – что Единой, на едином, на едином духовном основании созданной и утвержденной, Святой, Соборной и Апостольской Церкви: есть единая Глава, оный Богочеловек, – что всего духовного, всемирного, православного стада есть Единый совершенный Пастырь, сей же Искупитель и Спаситель наш, – что Господственное управление всей верующей Церкви, внутреннее назидание обращающихся душ, и прямое руководство ко спасению и блаженству от Него Единого существенно зависит, с Его небесным Посольством соединено, к Его вечному Святительству принадлежит.

Но да исполнится и нами, Благочестивые Слышатели, сей священный долг, да возбудятся и в нас таковые душеспасительные, благоговейные сердечные чувствования: о Начальнике Святейшего Христианства и Совершителе православные нашей Веры, Богочеловеке Иисусе Христе, и о Божественных действиях Его: вникнем в настоящей беседе пообстоятельнее в вышеприведенные Апостольские слова, от живые к Нему веры столь убедительно произнесенные.

Тем же, братия святая, звания небесного причастницы, разумейте Посланника и Святителя Исповедания нашего Иисуса Христа, верна суща Сотворшему Его.

Разумейте убо, Православные Христиане, Величество Существа и Лица Иисусова, и причины небесного Посольства Его. Хотя Иисус Христос по человечеству Своему временно от Девы Марии воплотился и родился и быть совершенным человеком; но и сие временное рождение Его было чудесное, таинственное, непорочное, безмужнее, без плотского отца, по единой, всемогущей Отчей Творческой силе, от Духа Святого: а по Божеству с человечеством Его соединившемуся, яко Сына Божия единосущного происхождение есть небесное, Божественное, рождение от небесного Отца предвечное, по коему Он, будучи совершенным человеком, был и совершенным Богом, истинным Богочеловеком. О чем Архангел Гавриил как при самом зачатии и воплощении Его свидетельствовал недоумевающей пренепорочной Деве Марии, глаголя: Дух Святый найдет на тя: и сила Вышнего осенит тя: темже и рождаемое свято, наречется Сыне Божий8;

Так и при рождении Его благовествовал пастырям, взывая: не бойтеся: се бо благовествую вам радость велию, яже будет всем людям: яко родися вам днесь Спас, Иже есть Христос Господь, во граде Давидов9.

А по таковому небесному, Божественному происхождению Его и самое Святительство Его было и есть не земное, но небесное, Божественное. Что Богопросвещенный Апостол Павел выразительно утверждает, тако в том собратию свою Евреев уверяя: Таков нам подобаше Архиерей, преподобен, незлобив, бессквернен, отлучен от грешников, и выше небес быве10 Се истинное Величество Существа и Лица Господа нашего Иисуса Христа!

Существенная же и единственная причина таинственного Посольства Его с небес в мире сей есть Искупление человеческого рода от рабства греховного, Избавление от владычества сатанинского, и Спасение наше в обновлении внутреннего человека, и вечное Блаженство наше в царствии света Божия, и в соединении с Самим Богом, яко Отцем, состоящия. Почему Он и наименован свыше Иисусом, то есть, Спасителем нашим, Искупителем и Избавителем всего человеческого рода. Наречеши имя ему Иисус, тако повелел Архангел Гавриил именем Божиим Йосифу, обручнику Мариину; Той бо спасет люди Своя от грех их.11

Вот истинная причина небесного Посольства Сына Божия Иисуса Христа в мире сей, на землю человеками обитаемую! Искупление человеческого рода, Спасение наше! Важный для смертных предмет, достойный всегдашнего размышления!

Но мы на первый случай ограничимся сим кратким об нем рассуждением, как бы единым на него указанием. Обширность предмета сего не может быть мгновенно обозренна; она требует многого времени и пространственного объяснения, каковое всегда можем мы находить при благоговейном внимании в Евангельском учении, и в Апостольских писаниях, а также и во всех пастырских наставлениях; притом в продолжении времени будем иметь удобность вникать в оный, испытывать таинственность его, и с Христианским размышлением углубляясь в оный, более и более познавать его и благоговеть пред ним.

Теперь же обратим внимание наше на другую часть содержания продолжаемой беседы, хотя несколько также коснемся рассуждением Божественного Святительства Христова, рассмотрим и оного священнейшего действия причины, так как и самую существенность сего Первосвященнического звания Его.

Разумейте, Христиане, высокое достоинство и превосходное совершенство Святительства Иисусова. Существенная причина небесного Посольства Его, сказано выше, есть Искупление и Спасение наше. Та же самая причина есть и Святительства Его. Искупление Иисусово состоит во избавлении от грехов; а избавление от грехов не может быть без очищения; очищение же требует жертвоприношения; а жертвоприношение соединено со священством, со святительством. Всяк бо первосвященник поставляем бывает, во еже приносити дары же и жертвы.12

Что жертвоприношение нужно для очищения грехов, сие подтверждено самим Богом чрез установление приношения как даров от земных плодов, так и жертв из избранных, чистых животных, тотчас по греховном падении человеков; а что так же для жертвоприношения надобно и священство; сие свидетельствует самим же Богом учрежденное чрез Моисея Аароново первосвященство.

Но как сие ветхозаветное священство хотя и поставлено Богом, однако ж было земное, временное, образовательное, на время учрежденное, для прообразования небесного, вечного, существенного Святительства Христова; так как и чувственные дары от земных плодов образовали духовные Иисусовы Богу Отцу приносимые дары, моления и прошения Его о верующих во Имя Его с ходатайством Его соединенные, а кровные жертвы изображали страдания Его и Крестную смерть Его. Что Святый Апостол Павел ясно выражает говоря: сущим священником приносящим по закону дары, иже образу и тени служат небесных, яко же глаголано бысть Моисею, хотящу сотворити скинею: вижде бо, рече: сотвориши вся по образу показанному ти на горе.13 Равно и о жертвах чувственных животных глаголет: аще кров козлия и телячая, и пепл юнчий кропящий оскверненныя освящает к плотней чистоте, спосшествует к телесному очищению: кольми паче кровь Христова, Иже Духом Святым Себе принесе непорочна Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, во еже служити нам Богу живу и истинну;14– как, говорю, сие Аароново священство было временное, прейти долженствовавшее, которое и учреждено без клятвы Божией, без особого подтверждения Господня, яко прелагаемое, бывшие священницы поставлены суть от Бога без клятвы:15 то Господь Бог Отец при явлении Божественной Благодати Своей, при постановлении нового завета с верующими человеками, при открытии самой существенности внутренних, сокровенных, священных действий во Святая Святых совершаемых и небесных, Божественных истин в нерукотворенной Скинии глаголемых, непроницаемо сокрыл блистательным сиянием оных всю ветхозаветную тень, прекратил образования, яко исполнившиеся чрез пришествие Предобразуемого, отложил и наружные дары, и чувственные жертвы, и временное Аароново священство, яко несовершенное, немощное, не совсем полезное, само по себе не спасающее; а установить Святительство Духовное, вечное, по исполнении образования жертв, по совершении жертвы непорочной, бесценной, по принесении Сынам Божиим, яко вечным Первосвященником, Своей плоти и крови, всего Своего человечества в удовлетворительную жертву Богу Отцу; установил Священство непреступное,16непременяемое, по чину Мелхиседекову, о котором Писание, не упоминая ни о рождении, ни о смерти, свидетельствует, что он без отца, без матери, без причта рода, ни начала днем, ни животу конца имея; уподоблен же Сыну Божию, пребывает Священник выну.17 По сему и Сын Божий, яко истинный Богочеловек, уподобляется в вечном Своем Священстве чину Мелхиседекову, яко бесконечному. Что Господь Бог Отец, утверждая как истину непреложную, клятвою заверил по свидетельству Павлову: Сей, то есть Христос, с клятвою поставлен бысть Первосвященник чрез глаголящего к Нему: клятся Господь и не раскается; Ты еси Священник во веке по чину Мелхиседекову.18

А что жертвы и ветхозаветное священство отложены по своему несовершенству; новозаветное же Святительство, и новоблагодатное служение духовное жертвоприношение учреждены по соответственности к внутреннему назиданию и духовному обновлению душ и телес человеческих, и для доставления Спасения и вечного Блаженства всякому верующему в дражайшее Искупление Иисусово, сие так же подтверждается сим объяснением Писания: отлагание бывает прежде бывшие заповеди за немощное ея, и неполезное. Ничто же бо совершил есть закон: приведение же нового есть лучшему упованию, им же приближаемся к Богу. Потолику лучшего завета бысть Испоручник Иисус.19Ныне лучшее улучи служение, поелику и лучшего завета есть Ходатай, иже на лучших обетованиях узаконился.20 Ныне такова имамы Первосвященника, Иже седе одесную Престола Величествия на небесах, Святым Служитель и Скинии истинный, юже водрузи Господь, а не человек.21 Имуще же Архиерея велика прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, да держимся Исповедания. Не имамы бо Архирея не могуща спострадати немощем нашим; но искушена по всяческим по подобию, разве греха. Да приступаем убо с дерзновением к Престолу новозаветные Благодати, яко да приимем милость, и благодать обрящем во благовременну помощь.22

После такового ясного в самом Священном Писании начертанного изображения великого Новозаветного Архиерея и вечного Святительства Его не другое что остается в дополнение сказать, как в восхищении духа повторить сии Богодухновенные Павловы слова: Тем же, братия святая, звания небесного причастницы, разумейте Посланника и Святителя Исповедания нашего Иисуса Христа, верна суща Сотворшему Его; отличая Его от всех внешних служителей Святой Церкви Его, почитайте Его, яко Сына Божия, превыше всех сынов человеческих, не только в земной воинствующей Церкви Его служащих и проповедающих иереев и архиереев, но и в небесной, духовной, торжествующей Скинии, поющих и прославляющих Величие Триипостасного Божества, Пророков, Апостолов, Святителей, и прочих Праведных духов; имейте Его единственным Учителем, Наставником, Пастырем и Архиереем своим. Как-то и Сам Он по существенности ходатайственного Служения Своего повелевает, сице ученикам Своим заповедуя и глаголя: вы же не нарицайтеся учители; Един бо есть ваш Учитель, Христос; ниже нарицайтеся наставницы; Един бо есть наставник ваш, Христос.23 Аз есмь Пастырь добрый: пастырь добрый душу свою полагает за овцы.24

Поистине, Иисус Христос есть единый истинный Учитель, яко Премудрость Отчая; есть единый верный Наставник, яко Свет Божий, Солнце правды; есть единый добрый Пастырь, яко Сам пострадавший и умерший для спасения душ верующих в Него; есть единый вечный Архиерей, яко из мертвых воскресший и на небеса вознесшийся для вечного Ходатайства о искупленниках Своих и наследниках вечного Царствия Божия. Иисус Христос как Начальник и Совершитель нашей веры25 есть единый верный Строитель в доме Отца Своего, яко сияние славы и образ ипостаси Его, нося всяческая глаголом силы Своея, Собою очищение сотворив грехов наших.26

Иисус Христос есть существенная и единственная Глава Святой, Православной, Католической, Вселенской, Всемирной Церкви, яко пречистою кровию Его стяженной, купленной и освященной. Той есть, так свидетельствует о сем Святый Апостол Павел, Глава телу церкве, Иже есть начаток, перворожден из мертвых, яко да будет во всех Той первенствуя. Яко в Нем благоизволили всему исполнению вселитися, и Тем примирити всяческая к Себе, умиротворив кровию креста Его, чрез Него, аще земная, аще ли небесная.27

Иисус Христос в сей Святой Церкви Своей есть истинный Первосященник, главный Архиерей, прямо вселенский Пастыреначальник, вездесущею Божественную Благодатию Своею и Пророков в мире со Богодухновением посылающий, и Апостолов на Евангельскую проповедь избирающий, и силою свыше их на то облекающий, и священников и первосвященников поставляющий и освящающий, и священные церковные таинства невидимым духовным Своим содействием совершающий, и самое пастырское на вере к Богу и на любви к ближним основанное учение, учение, во славу Божию и для назидания верующих проповедуемое оживотворяющий, действительным делающий.

Иисус Христос, есть Святой, и через Него освящаем от единого Бога Отца по происхождению своему суть вси, ея же ради вины не стыдится Он братию нарицати их, глаголя: возвещу Имя Твое братии Моей, посредь Церкве воспою Тя28А по сему Он во вселенской Церкви Своей есть не только Святитель, всяческая освящающий, но и Учитель, небесные, Божественные истины проповедующий, слово Божие обращенной братии, верующим душам внутренно глаголющий, Божеское, Отчее Имя им возвещающий. Он же, яко Господь всемирной Церкви Своей, и других на сие духовное делание призывает, и посылает с таковым пастыреначальническим побуждением: шедше в мир весь проповедите Евангелие всей твари.29 Равно Он же, яко Бог Сын, Единый от Святые Троицы, всякое слово благое духовного проповедника животворит, живоносным делает, в духовную сущность претворяет, в душевную пользу слушающим оное обращает.

Иисус Христос, как Сын человеческий пребывая на земле, исполнял обязанности притчею представляемого земледелателя, иже изыде сеяй, да сеет доброе семя на поле своем30; а яко Сын Божий сидя ныне с прославленною плотию Своею одесную Отца возвращает оное духовное семя, возвращает не только Им Самим посеянное и прозябшее, но и чрез других усердных служителей Его сеемое. Что ревностный славы Божией блюститель, и верный первосвященнического Сана Христова истолкователь, святый Павел выразительно подтверждает, тако говоря: кто есть Павел? Кто же Аполлос? Но точию служителе, или же веровасте, и комуждо яко же Господь даде. Аз насадих, Апполос напои, Бог же возрасти. Тем же ни насаждаяй есть что, ни напояяй, но возвращаяй Бог. Насаждай же и напояяй, едино еста, равен один другому в службе своей, и кийждо свою мзду приимет по своему труду.31

Вот истинные чувствования о Посольстве и Святительстве Иисуса Христа, Господа и Спаса нашего! Вот настоящее суждение Божественного Апостола Павла о своем собственном служении, и о служении братии своей!

После же такового Павлова признания о себе самом, и о подобных ему, какое посуждение сделаем мы, Священная Собрания, о посильной церковной службе нашей, о священнослужительских должностях наших?

И мы по званию нашему первосвященники от человек приемлемые, из числа человеков избираемые, и за человеки поставляемые на службы, яже к Богу, да приносим дары же и жертвы о гресех; сострадати могущие невежествующим и заблуждающим, с сердечным соболезнованием пещися долженствующие как о невежествующих, по ведению согрешающих, так и о заблуждающих, по незнанию в преступления впадающих, обращая притом должное внимание и на самих себя, на внутреннее наше состояние; понеже и мы подобно им немощию обложены есмы,32 так же подвержены греховным слабостям. Закон бо человеки поставляет первосвященники имущия немочь: слово же клятвенное, еже по закону, Сына во веки совершенна33, постави Первосвященника и без греха, и на веки, яко во все совершенного, и по предвечному рождению от Отца вечного.

Хотя бы мы и имели какие естественные дарования, но все человеческие, ограниченные, недостаточные, несовершенные; хотя бы мы и старались об исправлении нравов и святости жизни как своей собственной, так и ближних наших, но все еще не без остатков отраслей греховного повреждения, все еще не без порока, – не без греха; хотя бы мы и пеклись о точном исполнении возложенных на нас званий и назначенных должностей, но все еще не без ошибок, не без упущений, не без погрешностей. А сего ради должны есмы яко же о людях, тако же и о себе приносити дары и жертвы, возносити моления и прошения, и совершати безкровное жертвоприношение за грехи34, во всякое время, не так как вечный Архиерей, Иисус Христос, Иже не имать по вся дни нужды, якоже земные первосвященницы, прежде о своих гресех жертвы приносити, потом же о людски. Сие бо сотвори единою, Себе принесь.35

И мы по должностям нашим множайшие есмы священницы, но временные, зане разным подлежим переменам, и отдалениям, и перемещениям, и увольнениям, яко болезням подверженные, и окончаниям прохождений своих званий, и исполнений должностей, зане смертию возбранены бываем долее пребываеши на земле и совершати священнические служения наши: не так как Иисус Христос, за еже пребывати Ему о веки, неприступное имать Священство, непреходящее Святительство. Тем же и спасти до конца мира может приходящих чрез Него к Богу, всегда жив сый, во еже ходатайствовати о них36. Кратко:

И мы есмы архиереи и иереи, но Им Иисусом Христом, яко Пастыреначальником нашим, освящаемые. Мы так же есмы избираемые для святительства сосуды, но осеняет нас, и изливается в нас обильная Благодать Божия, когда ко принятию ея способны бываем, изливается свыше, чрез сего же великого Архиерея; мы есмы внешние орудия на пользу Святые Церкви по воле сего небесного Посланника употребляемые, когда покорны оной воле являемся, Владычным Духом сего вечного Святителя утверждаемые, и ко внутреннему назиданию верующих во Святейшее Имя Его обращаемые, когда во смирении и простоте сердца ищем душевной пользы себе, и во умилении духа искренно желаем существенного возрождения ближним нашим чрез содействие того же Спасителя и Искупителя нашего Иисуса Христа.

Святый Иоанн Богослов во благовествовании своем говоря о великом из Пророков Крестителе Иоанне объяснил тако: бысть человек послан от Бога, имя ему Иоанн. Сей прииде во свидетельство, да свидетельствует о Свете, да вси веру имуть Ему. Сам же той не бы свет, но только да свидетельствует о Свете. Превечное Слово, Еже бы в начале у Бога, и бы Само Бог, – сие Слово, Еже плоть бысть и вселися в ны, и видехом славу Его, славу яко Единородного от Отца, исполнен благодати и истины, – сие воплощенное Слово, нареченный от Бога Иисус Христос, бы, и всегда есть Свет истинный, Иже единый просвещает всякого человека грядущего в мире.37

Но когда таковые великие мужи, церковные столпы, каков есть Предтеча Иоанн, и другие подобные ему, были только свидетели о Божественном Свете, о Солнце правды, Иисусе Христе: то кольми паче мы, слабые служители Святой Его Церкви, не другое что есмы, и должны быть, как ревностные свидетели Его небесного Посольства, и верные указатели на Его вечное Святительство, на страдания и крестную смерть Его, яко на Первосвященнические заслуги Его для всемирного Спасения совершившиеся.

Во исполнение убо сей священнослужительской обязанности многократно имел я душевное удовольствие беседовать с вами, Благочестивые Слышатели, о Спасителе нашем Иисусе Христе, о Нем же всегда многое нам слово, но только неудобе сказаемое глаголати, понеже и язык наш недостаточен к изъяснению всего Величия Его, и слухи наши немощны.38

Во исполнение сей обязанности и ныне предложил я в беседе моей оное Апостальское наставление: Тем же, братия святая, звания небесного причастницы, разумейте Посланника и Святителя Христианского нашего Исповедания, Начальника и Совершителя Благочестивые нашея, Православные Веры, Иисуса Христа. Во исполнение сего священного звания моего существенною должностию моею поставляю и впредь беседовать с вами, Православные Христиане, и устно, и письменно, об оном Едином на потребу нашу Предмете.

Разумеем, братия, что Господь Иисус Христос есть истинная лоза, мы же все только рождие, или отпрыски от нея, что Он есть настоящее животное древо, мы же слабые привики к нему. Разумеем и всегда памятуем, что иже из нас в Нем будет, и Он в том: тот много плодов сотворит, питаясь животочным соком Его, дражайшею плотию и кровию Его. Как-то Он Сам подтверждает сие глаголя: Аз есмь лоза истинная и Отец Мой делатель есть; Аз есмь лоза, вы же рождие, и иже будет во Мне, и Аз в нем: той сотворит плодов много: яко без Мене не можете творити ничесоже. Аще же кто во Мне не пребудет, извержется из духовного вертограда вон, яко же розга, и изсытет: и собирают ю, и во огнь влагают, и сгорает.39 Разумеем и без сомнения веруем, что воскресший Иисус Христос, не смотря на Божественное Вознесение Его с прославленною плотию на небеса, не отлучно вездесущим Святым Своим Духом пребывал, пребывает, и пребывать будет во все дни живота нашего, и до скончания века по сему изустному Его святым Апостолам после славного Воскресения пред Божественным Вознесением изреченному, весьма утешительному для всех верующих душ, уверению: и се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века.40

Веруя же всему вышеизъясненному, возводим во всякое время и на всяком месте, особливо в Священных Храмах, при Божественном священнодействии, при слушании Слова Божия и при благоговейных молитвах душевные взоры свои к оному всегда и везде сущему Богочеловеку, Пастыреначальнику Иисусу Христу, и усердно молимся друг о друге, да Он упасет всех нас жезлом милосердия и любви Своея во Спасение и вечное Блаженство. Общий глас моления и пастырей, и пасомых, всей истинно верующей Церквам, да возносится к небесному Отцу, таковый: Бог мира возведый из мертвых Пастыря овцам великого, кровию завета вечного Господа нашего Иисуса Христа, да совершит ны во всяком деле блазе, сотворити во всем волю Его, творя в нас всегда благоугодное пред Ним Иисус Христом: Ему же слава во веки веков. Аминь.41

Сия беседа говорена при отбытии из Епархии в Санкт-Петербург 1814 года Мая 3 дня.

I. Беседы о внутренних состояниях человека, или рассматривание того, каков человек был прежде, каков он есть ныне, каковым он может паки быть, и каким образом, основанное на примерах Священной Истории

Воззрите на древние роды, и видите: кто верова Господеви, и постыдеся? Или кто пребысть в страсе Его, и оставися? Или кто призва Его, и презре и? Зане щедр и милостив Господь, и оставляет грехи, и спасает во время скорби.

(Сир.2:10:11)

Беседа I. О Адаме в Раю, или о состоянии человека прежде падения

Помяните дни вечные, разумейте лета рода родов: вопроси отца твоего, и возвестит тебе, старцы твоя, и рекут тебе.

(Втор.32:7)

Мудрые светом натуры, и Светом Божиим просвещенные поставляют первейшим для человека правилом познание себя самого. Они всегда и везде, при всех науках предлагают учение о самом человеке, яко учение самое нужнейшее. Они паче всего похваляют учиться познавать себя самого.

И таковое мнение мудрых есть весьма истинно. Верно, что нет из мирских наук нужнее познание сего. Всякий разумный человек не только при всех науках должен познавать себя самого, существо свое, свойства свои, но и все науки обязан обращать единственно на то, чтобы из них и чрез них приобретать яснейшее познание того, что есть человек, откуда он произошел, и для чего в мире сем существует. Всякое ученое упражнение, и разумение языков, и чтение книг, и исследование философских и физических истин никак не должно быть пищей единого разума, не должно быть устремляемо к единому познанию предметов вне человека находящихся, но всегда должно быть и пищей сердца, должно быть обращаемо к познанию собственного своего существа, и к достодолжному образованию его. Между познанием мира, и познанием себя самого, между исследованием действий внешних существ, и рассматриванием внутренних состояний духовного существа должно быть всегдашнее соответствие, взаимное отношение, одного чрез другое изъяснение. Разумный человек как из познания себя яко малого мира, из ежедневного исследования своих свойств должен познавать видимую натуру, или великий мир; так и из познания натуры науками сообщаемого должен извлекать яснейшее познание себя самого, всего своего существа и всех внутренних своих состояний. А чрез сие себя самого и натуры познание должен человек познавать Бога яко Творца всех вещей, и обязанность свою служить Ему и почитать Его яко Владыку своего.

И ежели человек будет тако заниматься познанием себя самого: то скоро может приобрести великий успех как в познании натуры, так и в познании Бога Содетеля ея. Человек узрит в себе некоторые черты великого мира, и некоторые виды сил Творца своего. Понеже человек телесной части есть сокращение всей натуры, есть по изречению мудрых малый мир: а по духовной части есть храм, в котором имеется образ самого Бога. В человеке бо есть и естественное, и Богоподобное, и материальное, и духовное, и тело, и дух. Человек есть сокращение всей натуры, и образ самого Божества. Как же, спросите вы, можем мы, и должны познавать себя самих, из каких источников надобно почерпать сведение о человеке? Учащиеся, и чрез науки получающие способность умствовать и рассуждать, должны так в сем случаи поступать. Они обязаны вникать в самих себя, разбирать способности души, склонность сердца, и силы тела, размышлять о составе телесных частей, и о существе духа, о тесном союзе души с телом, о могущественном действии духа на плоть, и из того приобретать познание человека. Человек как ни расстроен в настоящем состоянии своем, как ни поврежден; однако видны еще весьма многие остатки, из которых вникающий и размышляющий человек может познать как первобытное совершенство свое, так и Премудрость Божию столь чудесно сотворившую его. Уяснять же сие познание можно и должно Светом Божественного Откровения.

А вам, братие, в науках не упражнявшимся советую премудрейшего из человек Пророка Моисея словами: Помяните дни вечные, разумейте лета рода родов, и научитесь. Вы вспомните прошедшие времена, разберите лета многих родов, исследуйте Историю верующих предков ваших, Отцев, Праотцев, и Патриархов, вникните в оную или сами собою, читая ее, или вопросите отцев ваших, и возвестят вам, и старших ваших, и рекут вам. Исследуйте начало их, житие их, деяния их, разные перемены состояний их; и тогда весьма удобно познаете, что был человек, откуда он произошел, для чего сотворен, что он ныне, каковым может паки быть, и каким образом. Ибо и из снесения таковых примеров весьма легко, и очень ясно и истинно можно познать человека в существе его, в свойствах его, и разные внутренние состояния его. Вспомните, Христиане, дни первые, и роды первые, или сами прочитывая Историю человеческого бытия, или вопросив отцев и старших ваших об оной, или послушав со вниманием и нас в тожде звании, то есть, на возвещение и сообщение нужного человекам познания призванных.

Вступим, братие, вместе в оное исследование. Рассмотрим в нескольких беседах внутренние человека состояния, как то состояние в Сотворении, состояние в падении, состоянии в Искуплении, взяв в вспомоществование себе примеры Словом Божиим, Священною Историею, яко нам Христианам свойственнейшею, и истиннейшею предлагаемые; рассмотрим оные на сем основании с прилежанием, да все мы вкупе достигнем в познании себя самих, а чрез сие познание в познании Сына Божия, и достигнем в оном в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова.42

Мы рассматривая Священную Историю человеческого бытия находим, что первый человек был Адам. Начало существования своего восприял он от Десницы Всемогущего. Всесильный Бог единою благостью побуждаемый произведши из небытия в бытие как невидимая, так и видимая, сотворив небо и землю, отделив твердь от вод, небо украсив многочисленными светилами, а землю наполнив всякого рода произрастаниями и животными, создал наконец, яко совершение и сокращение всей натуры, яко превосходнейшую из видимых созданий тварь, человека; создал, составив существо его из стихийного тела, и бессмертного духа, создал, соединив внешнюю красоту его с внутреннюю добротой; создал, даровав ему по телу крепость сил и нетление, по душе просвещенный ум и свободною волю, создал, поселив его в прекраснейшем, единственно для него сотворенном Рая.

Создал же Господь Бог таковым человека не на тот конец, на какой прочие видимые вещи сотворены, именно, не для временного пребывания, и чувственного жития, не для занятия себя миром сим. Он создал его не для единого времени, но и для вечности, не для вещей мира, но для Самого Себя; Он создал его в вечное служение Себе, для всегдашнего прославления Всесвятого Имени Своего, для изображения Господственного Владычества Своего на земле, и для участвования в Блаженстве Своем. Почему и создал Он его по Образу Своему, и по Подобию Своему. Премудрый Бог, Единое, Вечное, Триипостасное Существо, создав все твари, и видев, яко добра суть, рече Сам к Себе: Сотворим человека по образу Нашему и по подобию.43 И сотвори его, взем перст от земли, и вдуну в лице его дыхание жизни, и бысть человек в душу живу44, бысть во Образ и Подобие Божие.

И сей образ и подобие Божие в человеке было не что иное что, как сообразность свойств и сил, внутренних и внешних, душевных и телесных, с свойствами и силами Триипостасного Божества. Как в чистом зеркале, по ударении лучей от вещи происходящих, или от нее преломляющихся, весьма ясно изображается самая вещь: так точно в человеке, по восприятии дыхания Божия в жизнь, живо изобразился в нем Бог. Душа и тело его свойствами своими ясно представляли свойства Божии. В душе просвещенный ум изображал световидную, Божественную премудрость; праведная воля представляла правду, святость, и чистоту Его; чистые наклонности сердца благость, любовь и милосердие Его; неповрежденная нравственность, кротость и долготерпение Его. В теле наружные движения и слова изображали Отеческое расположение Божие к тварям, и дружелюбие Его; свыше наполнявший все райское селение, и окружавший самую человеческую телесность, яко райское одеяние, представлял внутренний свет Божий, который Он, яко Отец светов, в существе своем имеет, которым Он, яко ризою, одевается, и в котором Он, яко неприступном Храме, существует; нетленные тела и бессмертие оного были изображением совершенного Бессмертия Божия, безначальной и бесконечной Вечности Его. А владычествование его над всеми животными, или лучше над всею видимою натурою, а паче владычествование внутреннего человека над наружным прямо изображало Всемогущество Божие.

Разумный человек из сего образа Божия в нем впечатленного познавал Творца своего, признавал Его за единственное высочайшее и благое Существо, от Коего все твари существование свое имеют; а по сему Ему Единому отдавал хвалу, и честь, и величание. Человек из сего образа Божия познавал и себя самого; он находил различие между собою и Богом; он видел, что Бог есть Творец, а он тварь; следовательно, он не Бог, а только образ, и подобие Божие. Притом он не смешивал себя и с животными; он зрел, что они гораздо ниже его. Из сего же заключал, что в нем не другое что должно жить, хотеть, мыслить и действовать, как Сам Бог, яко в живом образе Своем.

Так он и поступал в Раю. Он ум свой всегда основывал на премудрости Божьей, волю свою располагал по воле Божьей, наклонности сердца своего по любви и милосердию Его, словом: во всем был единообразен Богу, или лучше во всем попускал действовать Ему, и сам занимался Им. Его Единого чести искал, Его поставлял богатством своим, в нем полагал Блаженство свое. И был блажен. Колико он по дарованиям своим как телесным, так и душевным был совершен; толико он по состоянию своему был блажен. Он был чрезвычайно покоен. Ибо как он покорялся Богу: так в нем наружный человек был покорен внутреннему, и все сотворенное, вне его находящееся, было ему покорно; были ему покорны не только великие и сильные животные, ядовитые гады, но и сами стихии. Его не беспокоили ни огонь, ни воздух, ни вода, ни земля, ни зной, ни стужа, ни мокрота, ни сухость. Кратко: так Адам под покровительством Десницы Всемогущего жил, что не было в сем состоянии его ни болезни, ни печали, ни воздыхания. Поистине, он жил в сладостном Раю, покоился, радовался и веселился во Господе. Бог был по образу Своему в нем; а он по преданности своей к Богу в Боге.

Вот, Христиане, краткое начертание того, откуда первый человек начало свое получил, кто он был, и каково было первобытное состояние его. Представив же сие должно сказать, что сие состояние не для него единого было; но весь человеческий род, имевший происходить от него, яко от начала своего, долженствовал наслаждаться сим блаженством. Все сыны человеческие, имевшие по Благословению Божию безгрешно рождаться от Адама, долженствовали быть в сем состоянии, все упражняясь в чистых от Самого Бога происходящих добродетелях, долженствовал более и более утверждаться в добре; а чрез сие более и более сподобляться Прославления как по душе, так и по телу даже до такой степени, что наконец не видав смерти, не быв причастны тлению, перешли бы чрез единые духовные упражнения в совершенное духовное состояние, в небесное жилище, в полное Соединение с Богом. Всем человекам, всем нам предлежал сей блаженный жребий.

Познав же столь великое Божие о человеческом роде благоволение, столь благое промышление, увидев, сколь совершенным в существе, и сколь блаженным в состоянии сотворил Бог человека, сотворил по единой благости Своей, для единого удовольствия Своего, да совершив вселенную возвеселится о сынах человеческих45яко о образе Своем, – познав и увидев сие из Истории о Адаме в Раю, должны с глубочайшим смиренномудрием, с чувствованием сердца, с восхищением духа благодарить Триипостасного Бога, должны отдавать честь, и хвалу, и благодарение Отцу, и Сыну, и Святому Духу всегда, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Беседа II. О Адаме вне Рая, или о состоянии человека по падении

Малые и злые Быша дни лет жития моего. Труждаются душею моею, стеня испущу на мя глаголы моя; возглаголю горестию души моея одержим; отъмлется бо ми живот.

(Быт.47:9) (Иов.10:1, 9:21)

Мы видели в предыдущей беседе, что такое был человек, откуда он произошел, какие имел превосходные дарования по душе, и по телу; мы видели, что он был по существенным частям, его составляющим, человек совершеннейший, а по обстоятельствам, на примере, по месту пребывания, по ближайшему отношению и обхождению с Богом, и по владычеству над собою, и над прочими тварями, был преблаженнейший.

Но вы, может быть, скажете мне на сие, когда-де первый человек, а в нем и весь человеческий род был столь совершенен, превосходен, и блажен, что можно было его почесть по телу лучшим извлечением из всей видимой натуры, а по душе причастником Божества: то откуда же произошло сие, что мы ныне видим его совсем в противном положении, находим не только не совершеннейшим из всех существ натуры, но еще в порядке своем более прочих расстроенным, не только не блаженнейшим, но еще несчастливейшим?

Откуда произошло, что человек прежде толико благоразумный, ныне уподобляется скотам несмысленным,46 прежде по воле свободный, ныне невольник страстей и вожделений, прежде в мыслях своих и делах правильный, ныне беспорядочное едиными чувствами влекомых животных?

Откуда произошло, что тот, который прежде был бессмертен по душе и по телу, ныне взывает: малы и злы Быша дни жития моего; тот, который прежде только радовался и веселился, ныне с Иовом вздыхает тако: труждаюся душею моею, стеня испущу на мя глаголы моя, возглаголю горестию души моея одержим, отъемлется бо ми живот мой; тот, который прежде во всем был блажен, ныне вопиет: окаянен аз человек, кто мя избавит от тела смерти сея?47 Откуда в человеческом существе, и во обстоятельствах его таковая перемена?

От того, братие, произошло сие, что оный несовершенный и преблаженный человек Адам, живший в прекрасном Раю пал, и стал быть вне Рая. Он сколько ни совершен был, сколько ни блажен, сколько ни близок к духовному состоянию, к соединению с высшими тварями и с Самим Творцом своим: однако еще не в том был совершенстве, и не в том полным наслаждался блаженством, для которых Бог его сотворил; но он был еще в состоянии искушения, он имел возможность и долженствовал прийти через духовные упражнения, чрез побуждение искушений в полное совершенство, в безгрешное состояние, а имел так же возможность, яко тварь свободная и ограниченная, пасть и потерять ту степень доброты, на которой стоял.

А чтобы человек по допущенной ему сей возможности не употребил во зло свободы своей, не отдалился от правого пути в заблуждение, не уклонился от добра ко злу, от Бога к самому себе: то Премудрый Бог не уничтожая свободы человеческой, но для ограничения ее, для напоминовения ему, что он должен иметь отношение свое к Нему Единому, и Ему Единому яко Творцу своему обязан повиноваться и служить, дал ему заповедь не ясти от древа познания добра и зла, и заповедал сие под смертною казнею, сице глаголя: от всякого древа, еже в рай, снедию снеси; от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него, а в оне же аще день снесте, смертию умрете.48 Для лучшего же исполнения сей заповеди, да бессоблазнительно и беспреткновенно течет к своему совершенству, сотворил Господь Бог ему и помощницу по нему. Ибо говорит Писание, что Всемогущий Бог видя, яко не добро быти человеку единому, наведши сон на Адама, взял едино от ребр его, и созда его в жену Адаму.49

Но при всех сих предосторожностях со стороны Божией не устоял человек в благополучном состоянии, не пребыл в послушании к Богу, не исполнил заповеди Его. Адам и жена его Ева, будучи обольщены завистником такового благополучия их, прежде их падшим дьяволом преобратившимся в змию, будучи обмануты им, ложно обнадежены от него о высшем еще состоянии Божеском, понадеялся на сии льстивые его слова: аще снесте от плода древа сего, будете яко бози,50вкусили от запрещенного древа, а чрез то преступили заповедь Божию, выступили из воли Его, уклонились к своей воле, отвергли повиновение к Нему, восхотев быть равным Ему.

Сие то уклонение воли человеческой от воли Божией к себе самой к собственности своей, к самовладычествованию своему есть настоящая причина всего человеческого несчастия, всех неустройств и беспорядков. Сие падение человека было причиною того, что Бог прогневавшися на него во-первых, выгнал его из сладостнейшего и радостнейшего райского жилища на сию землю с прочими неразумными животными общую; во-вторых, проклял сию землю, да она не сама собою приносит ему плод и пищу, но да он трудом, в поте лица своего снискивает ее; в-третьих, определил, да в болезнях рождают чад, в болезнях сами поживут, и в болезнях умрут, в ту же землю возвратятся, от нея же взяты.

От падения прародителя нашего произошло, что ныне в человеке плоть воюет на дух, наружный человек противоборствует внутреннему, – что все стихии вооружились на человека, и огонь, и вода, и воздух, и земля вредят его, – что низшие, в степени единой чувственности находящиеся животные не только не повинуются ему, но иногда и терзают его, – что и самые трудом его приобретаемые плоды и произрастания не всегда на пользу ему и в здравие преобращаются.

От падения произошло, что ныне у человека разум помрачился, воля испортилась, сердце повредилось, нравы развратились, дух отделился от Единства с Духом Господним, и соединился с духом мира, с духом плоти, и с духом сатаны, приняв на себя гнусные виды их. От падения произошло, что ныне тело человеческое не светом окружено, не в бессмертие облечено, но нагое удручается многоразличными болезнями, и наконец в истление приводится жестокою смертию. От падения произошло, что ныне иной надымаяся духом сатанинским, дьвольскую гордостью все человечество презирает, и как бы ногами попирает, другой, яко неразумное животное, в единой чувственности, или в пьянстве, или в обжорстве, или в любодеянии всю свою жизнь препровождает, иной яко зверь злобою своею ближнего своего угрызает, терзает, и часто убивает, другой из зависти и сребролюбия искреннего своего притесняет, обижает, разоряет, и тако один другого погубляет.

От падения произошло, что ныне большая часть людей, яко малые, несмысленные дети, чрез все продолжение дней своих, пустыми игрушками, единою суетой занимаются, или в зрелищах, или в играх, или в других каких увеселениях все течение жизни проводят: а о познании себя самих, о Боге, о Божественных делах, о истинном Богослужении и помышления не имеют.

От падения произошло, что ныне не только братолюбие в пирах, и во угощении полагается, по единой наружности, а не по внутреннему расположению измеряется, но и самое Боголюбие, или истинное Богослужение в единой наружности заключается, в едином, и то редком хождении в храмы, в едином, и то с леностью и ропотом сопряженном слушании Божественные службы, в едином, и то в поверхностном созерцании церковных обрядов, в едином, и то без внимания, без сокрушения сердца, без обращения на себя продолжаемом чтении молитв: а то совсем забыто, что истинное Богослужение состоит в том, чтобы с Пресвятым Богом быть единой воли, единого духа, подобных свойств, чтобы Единого Бога любить, в Едином Боге полагать всю свою честь, все свое богатство, все свои права, и все свое блаженство. Вся сия в человеческом существе, в человеческих действиях, в человеческих обстоятельствах перемена, вся расстройка и беспорядки, вся несчастия произошли от падения.

Что же мы, бедные человеки, слабые смертные должны делать, смотря на столь несчастливое состояние свое? Поистине, нам не пировать, не роскошествовать, не веселиться до безумия надлежит; но мы всегда должны с многострадальным Иовом тако воздыхать: не искушение ли житие человеку на земле, и якоже наемника повседневного жизнь его? Аще уснем, должны глаголать, когда день; егда же восстанем, паки, когда вечер: исполнены бо болезней от утра до вечера.51 Мы должны всегда с Прародителем своим падшим Адамом сюда вне Рая прямо оного в сей плачевной юдоли оплакивать в покаянии падение как его в Раю, так и ежедневное свое собственное на сей земле. Аминь.

Беседа III. О Адаме чрез Иисуса Христа паки в Раю, или о состоянии человека во Искуплении

Самый Дух спослушествует духовы нашему, яко есмы чада Божия. Аще же чада, и наследницы: наследницы убо Богу; снаследницы же Христу; понеже с Ним страждем, да и с Ним прославимся.

(Рим.8:16:17)

Человек, которого мы видели уже в плачевном состоянии, в бедственном положении по причине падения своего, не оставлен был навсегда от Всеблагого Бога в сем несчастии. Премилосердый Творец не попустил ему до отчаяния оплакивать злополучного жребия своего; но обетовал ему Искупителя от семени жены, который долженствовал победить силу вражию, сотерти змия главу52, попрать назначенную ему смерть, и искупить его из рабства греховного.

И человек долгое время то самоличными Божьими явлениями управляемый, то письменным законом водимый, дождался наконец Самого сению закона образованного Путеводителя. Всеми веруемый и ожидаемый Мессия, Сын Божий, по исполнении определенного Советом Триипостасного Божества времени, снисшел с небес, воплотился от Девы Марии чрез Святого Духа, в точности исполнил жизнию Своею Божий закон, оказал совершенное Воле Отчей повиновение, пострадал, умер, излил дражайшую кровь Свою на крест, и оною яко бесконечною ценою и величайшею жертвою примирил бесконечно прогневанного Бога Отца, и искупил весь человеческий род из власти смерти, ада и дьявола.

Адам и все благочестивые потомки его чрез воскресшего из мертвых Иисуса Христа паки ожли в блаженный живот, избавившись от вечной смерти, паки востал, освободившись от уз ада, паки взошли в Рай, паки прославились. Якоже бо ослушанием единого человека грешни Быша мнози: сице послушанием Единого праведни суть и будут мнози. Единым человеком грех в мир вниде, и грехом смерть, и тако смерть во вся человеки вниде, в немже вси согрешиша. Единого прегрешением во вся человеки вниде осуждение, изгнание из Рая, и смерть: Единого также и оправданием во вся человеки вниде оправдание жизни53, вниде возведение в Рай, и блаженный живот.

Что ни потеряли человеки в падении Адамовом, чего ни лишились в преступлении его: все то могут они паки приобресть во Искуплении Христовом. Весь падший человек как внутренний, так и наружный может быть паки восстановлен в прежний порядок повиновения Воле Божией Иисусом Христом. Иисусом Христом могут и со излишеством еще паки возвращены быть человеку вся совершенства и дарования, как внутренние, так и внешние. Ежели только человек верою и любовию яко духовными узами крепчайшим образом привяжется ко Христу, будет всего потребного как для временной, так паче еще для вечной жизни своей в Нем искать: то без сомнения все обрящет чрез Него.

Человек с верою и любовью омывая себя водою новой Благодати, живою водою Духа Божия можешь очистить себя от прародительского греха, и от всех нечистот плотских; с верою и любовью пия дражайшую за него излиянную кровь Христову удобно можешь оживить в себе грехом умершего внутреннего человека; с верою и любовию питаясь хлебом, пречистого тела Его может подкрепить и восстановить оного; с послушанием принимая в себя Слово Святого Учения Его, яко живую воду прохлаждающую жаждущия души, может оным яко небесным светом паки просветить заблуждающий разум свой, направить его на истинный путь, может оным яко духовным кормилом обратить превращенную волю свою от зла к добру, и паки привести в повиновение премудрому всей вселенной Кормщику, может оным яко на все полезным правилом исправить развращенные свои нравы, победить свои страсти, и привести в порядок свои пожелания. Ежели, говорю, человек в покорном духе будет веровать во Иисуса Христа, будет приобщаться Благодати Его: то все возможно тако верующему.

Весь внутренний человек в духе веры употребляя таинства Христовы, с послушанием озаряясь Евангельским Светом, с чистосердечием прося помощи Иисусовой, охотно старался подражать жизни Спасителя своего, воюя против врагов духа своего под Крестом Его, поистине может паки достигнуть до первобытного состояния своего, может, победив Крестом плоть, мир, и дьявола, владычествовать над наружным, плотским человеком, может очистить чувства его; и тако беспрепятственно тогда может с ним мудрствовать духовные, небесные, творить дела преподобия и правды.

По совершении же временного подвига сего может как внутренний, так и наружный человек восприять совершение Искупления своего во Иисусе Христе. Вступая в блаженную Вечность внутренний человек обрящет бесконечный покой, радость, веселие, утешение, а наружный воспримет спасительное преображение, измену бренного тела своего в нетленное, небесное, духовное, и тако в мирном союзе с внутренним будет наслаждаться вечным блаженством в приятнейшем селении Праведных.

А что все сие не есть выдумка разума, не есть представление единого пылкого воображения, но действительно может приобретено быть падшими человеками чрез Христа и во Христе посредством веры и любви: то посмотрим на примеры прежде нас бывших человеков, послушаем их уверения.

Илия, на примере, был человек подобострастный нам, как говорит Писание, был толь же бренного тела, был тем же подвержен слабостям, какие и мы имеем; понеже по плотскому рождению от того же происходил падшего Адама: но упражнением в добродетелях, основанном на истинной вере, не только покорил свою плоть духу, оживил внутреннего человека, но даже приобрел от Бога благодать, так сказать, стихиями повелевать. Ибо Писание свидетельствуя о сем глаголет: Илия молитвою помолися, да не будет дождь, и не одожди по земли лета три и месяцев шесть; и паки помолися: и небо дождь даде, и земля прозябе плод свой.54 Илия принося жертву пред лжепророками, возопи на небо и рече: послушай мене, Господи, послушай мене огнем; и сниде огнь от Господа с небесе, и пояде всесожжегаемая, и дрова, и воду, и камение, и перст полиза огнь.55

Енох был человек подобострастный нам: но тако житием своим по вере угоди Богови, что не виде ни смерти, ни истления, но преложен бысть от Бога56 такожде, якоже после и Илия на небо в знамение и свидетельство того, что и все человечество чрез Иисуса Христа тако вознесется и прославится.

Апостол Павел был человек подобострастный нам: но чрез Христа и во Христа, или верою в Него такую учинил в себе перемену, такого достиг возрождения, что еще будучи на земле уверял: живу не ктому аз, но живет во мне Христос. Еже ныне живу во плоти, живу верою Сына Божия возлюбившего мене, и предавшего Себе по мне.57 Он еще на земле удостоился предвкусить и ощутить райские небесные сладости. Ибо он сам о себе так свидетельствует: вем человека, аще в теле, не вем, аще ли кроме тела, не вем, Бог весть: восхищен бывша до третьего небесе, восхищен в Рай; и слыша неизреченные глаголы, их же нельзя есть человеку глаголити;58 и виде, их же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша.59

Кратко сказать: все верные ученики Иисусовы, Апостолы, Мученики, Преподобные, и другие истинные последователи Его, хотя были человеки подобострастные нам, но верою во Христа так высоко восходили в улучшении и усовершенствовании себя, что уверительно говорили о себе: самый Дух Божий спослушествует духови нашему, яко есмы чада Божия, аще же чада, и наследницы, наследницы убо Богу, сонаследницы же Христу, понеже с Ним в сей жизни страждем, да и с Ним прославимся.

Когда же истинно сие, что все потерянное первым человеком блаженство может быть паки возвращено человеческому роду вторым человеком Иисусом Христом; когда истинно сие, что все человеки имеют о Христе Иисусе возможность восходить на прежнюю, и даже высшую степень совершенства, восходить в самый Рай, к самому Престолу Божию: то и мы, Христиане, должны бессомнительны остаться, что и мы имеем право, имеем и возможность во Христе приобресть и паки бытие духовного нашего человека, и Рай, и Блаженство оного, имеем возможность; ежели только нерадением своим о твердой вере в Него, и о любви к Нему не учинить сего дела невозможным; ежели, всегда жалуясь на немощь плоти, на недостатки своих сил, а никогда не помышляя искать и просить их свыше, не помышляя силою Христовою подкрепить своих слабостей, не учиним себе неспособными к сему. Вся бо невозможность не в деле Спасения состоит, но в человеке, в нехотении его, в нерадении его, в том, что он не помышляет о бедности своей, что он не думает о исправлении своем, не желает, и не просит помощи свыше; и находясь в таком нерадении еще обманывает себя будто бы прийти человеку паки в совершенство чрез Христа и во Христе есть дело невозможное. А мы напротив слышим Писание глаголющее: что ежели кто только истинную веру Божию имеет: то верующему вся возможно суть.60

Не нерадим убо, Христиане, о приведении себя в совершенство, в совершенство внутреннее, Христианское, в сладостное Спасение; тако тецем в предлежащем подвиге, да постигнем61предположенную цель. Но как нам тещи к сему подобает, каким образом можем мы достигнуть истинного человеческого совершенства: сие мы такожде в последствии из примеров Праотцев наших увидим. Аминь!

Беседа IV. О Израиле желавшем освободиться из рабства египетского; или О том, что кто хочет избавиться из рабства греховного: тот должен сперва сильно желать избавления, и просить помощи Христовой на сие

И востенаша сынове Израилевы от дел, и возопиша: и взыде вопль их к Богу от дел, и услыша Бог стенание их; и помяне Бог завет Свой, иже ко Аврааму, и Исааку, и Иакову. И призре Бог на сыны Израилевы, и познан бысть ими.

(Исх.2:23,4:25)

Священная История представляет нам несчастные обстоятельства Израильтян, случившиеся с ними по смерти отцов их Иакова и Йосифа. Доколе известны были Египтяне о предках их великое счастье доставивших Египту: дотоле счастливы были Израильтяне во Египете. А как скоро царь и народ Египетский по перемене времени забыли о благодеяниях Йосифовых, и притом увидели Израильский народ весьма много умножающимся: тотчас начали делать им великие притеснения, страшась, да не когда восстав против их, изыдут из земли их.

Царь, иже не знаяше уже Йосифа, так свидетельствует История, рече языку своему: се род сынов Израилевых великое множество, и укрепляется паче нас. Приидите убо, прехитрим их, да не когда умножатся. И егда аще приключится нам с кем брань, и сии приложатся к супостатам, и одолевше нас изыдут из земли нашей. И для сего определил он их в тяжелые работы, и приставил над ними приставники дел, да озлоблять и отяготять их в делах.62

Египтяне убо исполняя повеление царево, и удовлетворяя собственной ненависти своей против их, всякое насилие творяху сынам Израилевым нуждою, и болезней исполняху их жизнь, муча их жестокими делами, как то копанием глины, (брением), деланием кирпичей, (плинф), и всякими делами, яже в полях, и во всех делах порабощаху их без милосердия. И Израильтяне работая Египтянам, создаша три твердые грады Фараону царю, именно: Пифо, Рамесси, и Он, который иначе называется Илиополь.63

Но чем более Египтяне смиряли их, чем более притесняли: тем более они умножалися и укреплялися. Фараон же видя сие повелел бабам еврейским, Сепфор и Фу, егда младенцов повивают, убивать мужеский пол, а в живых оставлять токмо женский, дабы чрез то прекращать род их. Однакож и чрез них не видя успеха определил людям своим всех мужеска пола детей Еврейских в реку повергать и потоплять.

Народ Израильский видя себя всеми образами мучима, и рабством, и работами, и лишением сынов, видя себя со всех сторон притесняема и гонима, и никакой не имея надежды самому собою освободишься из работы сея, ни другим кем, кроме единого Бога, давшего обет отцам их извести их из сей чуждой земли, вспомнили о Нем, познали Его, возстенали к Нему, возжелали избавления своего, возопили в тяжких делах своих. И взыде вопль их к Богу; и услыша Бог стенания их, и помяне Бог Завет Свой, и призри Бог на сыны Израилевы. И посла им вождя, именем Моисея, который хотя с великими затруднениями со стороны Фараоновой, однако изъять их из жестокой руки его, освободить их из тягостнейшего рабства его, вывел их из земли Египетской, и ввел в пустыню, которая была преддверием в землю обетованную.

Сей Священной Истории пример весьма ясно представляет нам наше греховное состояние. Он живыми красками начертывает, каким мы рабством обременяемся, находясь под властью греха и отца его дьявола. Он изображает, как мы несчастны, будучи в чуждой земле, как нам тягостно работать под рукою чуждого царя, и сколь несносны налагаемые им на нас дела.

И поистине, что есть падший, грешный человек? Он есть раб чуждого царя, есть животное под тяжелым ярмом ходящее, есть тварь из всех несчастливейшая. Грешный человек, находясь во власти того князя, который отпал, забыл, и не знаешь Всевышнего Владыку, так как Египетский царь не знал Йосифа, – пребывая в злобном царствии его сколь жалостное препровождает житие, сколь несчастливейшее проходит состояние!

Сей ненавистный рода человеческого враг, не терпя видеща его благополучным, всеми образами старается притеснить и обессилить его, и чрез то навсегда оставить в царстве своем, во власти своей, в служении своем. Он, яко отец лжи, сперва обманывает человека, представляя ему зло под видом добра, подобно как обманул праматерь нашу Еву; обманув же, склонив хотение человеческое на свою сторону, связывает внутреннее, духовное существо его крепчайшими оковами похотей плоти, и прелестей мира; а связав сими узами мучить его, как хочет, в делах своих.

Чего человек грешный, во власти вражьей находящийся, не делает? Он все то творит, к чему влекут его узы плоти и мира по намерениям дьявола. Он всегда в рабстве его пребывает, не имеет ни на минуту свободы, всегда суетою его занимается, всегда землю копает, и кирпичи составляет, беспристрастно земное, плотское, и тленное содевает; или роскошью отягощается, или сребролюбием обременяется, или пьянством, блудодеянием, и другим родом невоздержания в бессилие приводится; или гордостью, злобою, гневом ненавистью и завистью мучится и тревожится, во сне и на яву, во бдении и покое, хотением и помышлениями, словами и делами, телом и душой его повеления исполняет; и тако град его созидает, силу и царство его умножает.

Но сим еще не оканчивается злоба сатаны, князя тьмы. Он простирает ее гораздо далее; он не только отягощает грешника делами ему, злобе его, а не человеку принадлежащими, но и тщится чрез сие умертвить его, умертвить вечною смертью. И умерщвляет того грешника, который не освобождается от власти его, не освобождается Искуплением Христовым, который не пользуется пришествием Небесного Путеводителя, выводящего из чуждой земли в отечество, из рабства в свободу, от тьмы к свету, от князя врага ко Владыке Отцу.

А как человек грешник должен начать освобождение свое от греховного рабства, как должен начать тот, который так слаб уже и телом, и духом, что не только сотворить, но ниже помыслить что-нибудь благое может?

Всякий грешный человек наружным ухом слышит, или может слышать глас Божий Писанием ему вещаемый, который и несчастное состояние его описывает, и освобождение от оного обещает, и помощь ему во Христе предлагает.

Чтож следует сделать при сем человеку грешнику? Он должен только восприятую отвне наружным слухом весть не выпустить сквозь другое ухо, но препроводить ее к своему полумертвому от грехов духу; он должен возбудить оным гласом Божьим спящее во узах плотских духовное свое существо, должен сим открыть внутреннее око свое, да оно совершенно узрит в себе описываемую Словом Божиим бедность, окоянство, рабство, неволю, да неложно познает вражеские козни в делах своих, и живо почувствует тягостнейшее иго от врага наложенное, и им всегда носимое.

И блажен таковый грешник, который при гласе Слова Божия хотя мало пробудится от греховного сна, который при Свете Христова Евангелия хотя мало узрит, и узнает бедность и несчастие свое вражеской рукой наносимое. Ибо как сие, хотя слабейшее, во мраке произведенное на себя, на бедность свою воззрение, может быть началом всего нашего от грехов освобождения и спасения: так нерадение о воззрении сем, то что мы глаза закрывши ходим, что мы не видим бедности своей, и не только не помышляем об оной, но даже и обманываем себя, аки бы мы блаженны, наслаждаясь токмо наружным счастьем своим, а не несчастны, и не бедственно наше житие, сия, говорю, слепота наша бывает причиною, что мы не исправляемся, и всегда в греховном тягостнейшем рабстве пребываем. Окаянны убо в такой слепоте блуждающие, во грехах спящие!

А блажен, паки повторяю, тот грешник, который начинает зреть бедность свою. Он бо узрев, сколь несчастно состояние его, сколь тягостно быть под гневом Божьим, находиться во власти греха и отца его дьявола, сколь мучительно совести творить дела, или адской злобе, или скотам, а не человеку свойственные, – оне узрев сие смятется, возскорбит, ужаснется, содрогнется. Пришедши же в такую печаль, страх и ужас всячески будет помышлять о средствах, как бы ему освободиться от уз и рабства греховного.

Но как он, разбирая себя и вне его предметы находящиеся, увидит, что он ни сам собою, ни другими какими силами низшей натуры освободиться не может: то он без сомнения взыщет помощи высшей, возжелает избавления от Бога, воспросит Иисуса Христа на искупление свое, Христа, Который Сам обещался, и всегда готов помогать просящим Его. Он, по примеру Израильтян, возстенает и возопиет ко Христу, чувствуя тягость грехов своих.

И Христос, услышав истинный вопль и стенание его, увидев сильное желание его избавление от грехов, и искание помощи Его, и помянув завет Свой, еже спасти обращающихся грешников, без сомнения пошлет Утешителя Духа, который отразит вражию силу, отдалит ложь, и наставит на всяку истину, изведет из рабства греховного, несмотря на все козни и сопртивления врага, и введет в благочестивую жизнь, коя есть преддверием Царствия Божия.

Вот как мы, грешные человеки, должны начать выходить из состояния падения! Вот как мы должны начать искупление свое от грехов Иисусом Христом! Вот как мы должны начать возрождение внутреннего человека силою Христовою!

Мы должны сперва познать из учения Христова бедность и окоянство свое; а познав должны признаться, что мы слабы, немощны, и не в состоянии сами освободить себя; и, следовательно, должны сильно желать, и искать помощи Христовой. И сие желание высшей помощи есть как бы первое отверзшие для воспринятия внутрь себя Благодати Христвой, Духа Божия и спасительного действия Его.

Просите убо тако, Христиане, и Христос повелевает, и дастся вам, ищите и обрящете, толцыте и отверзется вам.64 Как Маккавей ратуя против сильного врага с плачем и слезами молил Господа со всем народом, благого Ангела послати ко спасению Израиля, и посла Господь. Явися бо им предводяй их Конник во одежде беле, всеоружие златое потрясающе, при помощи которого победиша силу вражию:65 так и мы, находясь в рабстве у нашего врага, должны со слезами просить, и желать помощи Христвой; и послет Он Духа управляющего человеков ко спасению. Возопиим все со Иеремиею в греховных скорбях своих, рцем вси: Господи, услыши глас наш, не покрый ушей Твоих на мольбу нашу, на помощь нашу приближися; и приближится Благодатью Своею, рцет, якоже ему, не бойтесь.66

Беседа V. Аврааме получившем повеление выйти из земли своея, или О том, что кто хочет спастися, тот должен отвергнуться всего земного, или мирского

И рече Господь Авраму: изыди от земли твоея, и от рода твоего, и от дома отца твоего, и иди в землю, юже ти покажу.

(Быт.12:1)

Господь Бог видя, что все народы около Аврама живущие после Вавилонского столпотворения, по смешении языков их, и по рассеянии их по лицу всея земли забыли Его, отчуждились Его, оставили Его, и что один токмо Аврам с домом своим помнит Его, и служит Ему, – повелел ему выйти из той земли, где нет уже истинного Богослужения, повелел ему оставить тот род, который совсем забыл Бога, повелел ему покинуть то отечество свое, в котором не памятуют о небесном отечестве, повелел ему, все сие оставив, идти в другую землю, в землю, в коей добро ему будет, повелел ему, сице глаголя: изыди от земли твоея, и от рода твоего, и от дома отца твоего, и иди в землю, юже ти покажу. И сотворю тя в языке велий, и благославлю тя, и возвеличу имя твое, и будеши благословен.67 Аврам, послушав повеления Господня, вышел, и бысть отец всех верующих, и имя его прославися по всей земле.

Что ж сие изшествие Аврамово из земли своей означает в духовном смысле? Сия Священная История живо изображает то, что всякий падший человек, познавший падение и бедность свою, всякий сожалеющий о греховном состоянии своем, стенающий и воздыхающий со Израилем в рабстве своем должен по велению посланного Искупителя отвергнуться всего того, чему прежде служил он, отдалиться от того, к чему прилеплялся, и выйти из того, в чем доселе жил.

Сие тоже значит, что и Христос, посланный на изведение наше из рабства греховного, говорит и заповедует нам сими словами: аще кто хочет по Мне идти, да отвержется себе.68 И всяк, иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села имене моего ради, сторицею примет, и живот вечный наследит.69

Сие то значит, что человек, тот, который искал и желал себе помощи, должен, получивши себе от Бога помощника и Путеводителя, повиноваться и последовать Ему. А иначе бесполезно будет стенание к Богу возсылаемое, и тщетно желание избавления. На примере: Израильтяне стенали, будучи в рабстве Египетском, возносили вопль свой к Богу; и Господь, услышав воздыхания их, и увидев бедность их, послал им в путеводителя Моисея.

Но какая бы им в том была польза, что на изведение их пришел посланник; ежели бы они, или не поверив посольству его, или из упрямства преслушав повеления его, не пошли с ним из Египта в обетованную землю? Без сомнения, Фараон, узнавши о таковом посланнике, и возымев об их исхождении подозрение, большим бы предал их мучениям. Что и Сам Бог попустил бы на них за ожесточение их, как-то мы и видим, что весьма много подобного сему случалось с ними.

Равным образом вопль и стенание человека в греховном рабстве живущего бесполезными останутся, тщетно будет его желание избавления из оного, напрасным окажется его искание Помощника и Искупителя: ежели сей стенающий человек не будет повиноваться пришедшему Искупителю, не станет последовать Ему, не пойдет по повелениям гласа Его. Чрез сие только умножатся греховные раны его. Ибо злобный враг тогда с большим лукавством нападет на него. Чрез сие только увеличатся мучения его. Глас бо собственные совести наказывать будет за нерадение, что не воспользовался Искуплением; а Бог вдвое накажет за упорство и неблагодарность, что он тогда не послушал Божественного гласа Его повелевавшего ему выйти по подобию Аврамову из земли своей, когда небесный Отец послушал его грешника суща, и послал ему Искупителя.

Поистине ежели кто из грешных человеков взошел уже на первую степень духовные лестницы, ведущей ко спасению; ежели кто почувствовал бедность свою, узнал мерзость свою, возжелал Помощника, и обрел Его, познал, что Иисус Христос сын Божий прийдет грешные спасти; и притом слышит уже во Откровении и глас сего Милосердного Спасителя вызывающий всякого грешника, так как и его, из состояния повреждения, таковыми словами: аще кто хочет по Мне идти, и Мой быти ученик, да отвержется себе, или да выйдет из земли своея: то он, ни мало не размышляя, ни в чем не сомневаясь, и ничего не жалея, усугубив только свое прежнее желание спасения, чрез то больше стяжав помощи Христовой, должен мало по малу восходить и на сию вторую степень духовные лествицы.

Как Аврам, услышав повеление Господне, тотчас вышел из земли своей, ни мало не помышляя о том, что он оставляет свое отечество, что он расстается со своими родственниками, и что он лишается отеческого дома: так всякий из грешных, услышав повеление Небесного своего Путеводителя отвергнуться себя самого, и оставить дом, села; родителей, жену и детей ради имени Его, должен в скорости исполнить сие. Как скоро исполнили сие повеление Господне сыны Зеведеовы, Иаков, и Иоанн; едва бо, говорит Евангелист Матвей, воззва их Христос, и они тотчас, оставив корабль и отца своего, по Нем идоста:70 так скоро должен исполнить оное и всякой ищущий себе спасения.

Что ж должен оставить всякий грешный человек по повелению Господню? Всякий обязан оставить, во-первых, мир, во-вторых плоть, в- третьих дьявола. Сии три предмета суть крепчайшие узы, которыми связан внутренний человек, и недвижим лежит, а воздыхает только, стенает, вопит, и желает избавления. Но чтобы ему выйти из рабства в свободу, от тьмы к свету, от смерти к животу; то оные узы непременно должны быть разорваны, непременно должны выйти из оных; а иначе совсем невозможно ему высшее восхождение.

А что сперва должно учинить ему? Сперва надобно ему отвергнуться мира; или по Аврамову примеру: выйти из земли твоей, от рода, и из дома отцовского; а по Христову повелению: оставить и дом, и родителей, и братьев, и сестер, и жену, и чад, и села. Сперва сие надобно учинить, сперва надобно победить искушение, соблазн, претыкание от враг полагаемое, а потом уже и грех, яко порождение его.

Но что значит отвергнуться мира, или выйти из земли своей, и оставить сродников своих? Сие не означает какое-нибудь наружное от оных уклонение, отшествие на какую-нибудь страну вне мира находящуюся, или в какое уединенное место. Быть вне мира человеку по телу или в теле еще живущему есть дело невозможное. И Бог, поставивший нас в мире для искушения, для борьбы, не требует того, чтобы мы думали как-нибудь уклониться от мира телесного. И даже нужное подкрепление телесной нашей части пищей определил Он заимствовать от мира, от земли. В поте лица твоего, сказал Он падшему человеку, приобретай себе от земли пищу.71 А по сему трудиться в снискании себе нужного для временных надобностей есть должное всякого человека.

И место уединенное, или пустыня, не есть также совершенное уклонение от мира, или место вне мира. И оно в мире. Правда уединение, или обитель пустынная есть некоторая преграда от многих соблазнов, есть уменьшение преткновений: но не есть совершенное уничтожение оных. И находясь в таком отдалении от мирских сует можно быть сердцем своим в полном мире. А притом уединение, или пустыня не может быть общим для всех местом. Как же скоро все изберут для себя уединение: то и из уединения выйдет паки многочисленный мир, исполненный соблазнов, преткновений и рассеяния. Пустынная обитель есть место для нескольких человек: а отвергнуться мира есть правило общее для всех Христиан, и для правителей, и для подчиненных, и для супругов.

И так что же значит отвергнуться мира, сродников и прочих вещей? Сие значит не телесное уклонение от мира, от сродников и прочих вещей? Сие значит не телесное уклонение от мира, от сродников, и прочая, но духовное; не наружное, но внутреннее; не местом, но расположением сердца; не оставление престарелых родителей без пропитания, малых детей без воспитания, подчиненных без правления, но оставление излишней привязанности и плотского прилепления ко всему тому. Язычники так прежде прилепились к миру, что совсем позабыли Бога, так влюбились в него, что его за Бога почтили, многим вещам его служили, в нем всего утешения искали, и на него всю надежду свою полагали, никаких благ кроме временных не предполагали. А от них и все человеки заразившись впали в такое мирослужение, и до ныне еще он берет часть свою от последователей их, заставляет их разделяться и на служение Богу, и на служение ему, побуждает их имени привязанность к себе, и к себе еще большую, нежели к Самому Богу. Что истинному Христианину не приличествует.

Ты видишь, что грех тебе враг, что он мучит тебя в рабстве своем, и паки знаешь, что весь мир во зле лежит, что лукавый враг нашей души часто употребляет его во орудие к уловлению ко греху, к действительному служению себе: то ты и уклонись духом своим от мира, отвлеки себя от привязанности к нему: выйди из сего земного чувства, ищущего себя в оном утешения.

Ты видишь, что богатство хотя само по себе есть и не худо, есть средство к оказанию милосердия ближнему; но как оно часто так привлекает к себе человеческие сердца, что зарождает в них сребролюбивого Иуду, который лихвы собирает, неправедные корысти тащит, и для прибытка своего Христа продает: то ты не пекись о излишестве оного, старайся привязанность свою к нему отторгнуть от него.

Ты знаешь, что всякая власть от Бога, и что честь сама по себе честна; но как враг употребляет ее на посаждение гордостного семени своего в человека, возносит его чрез нее выше человечества на надменный престол свой, и заставляет его презирать все яко низкое и подлое: то ты и не попускай сердцу своему иметь услаждение в ней; а так да будет она на тебе, как бы совсем и не было ее.

Ты знаешь из закона, что почитать родителей есть сыновий долг;– что любить жену, или мужа есть Апостольская заповедь на союз, чрез Бога связанном, основанная; – что воспитывать детей есть должность естеством требуемая; – что любить сродников и всех ближних есть повеление самим Господом изреченное, и твори сие, но твори так, чтобы все сие не на плотской любви, не на чувственной привязанности к ним, а на единой любви Христовой основано было. Для того твори сие, что Христос тебя самого возлюбил, и творить сие тебе повелел, и что ты любя Его должен любить всех ближних своих. А когда ты увидишь что-нибудь злое в них, не последуй тому злу, хотя бы оно в родителях было, хотя бы в супруге, хотя бы в сродниках; а старайся исправить, если можно: когда же исправить невозможно, то зла в них не люби, отвергайся его, а их самих люби, сердечно сожалея о повреждении их.

Точно таким образом и о всех вещах должно сказать; то есть, что для употребления нужного, а не излишнего, оные иметь можно; но не должно так прилепляться к ним, искать, и любить их, чтобы одними ими заниматься, ими утешаться, и на них полагаться. От такой любви и привязанности к вещам мира сего должно отрекаться, отделяться; из сей земной суетности должно выходить в другую жизнь свободную, жизнь сими вещами не связуемую, жизнь к единому Богу устремленную и прилепленную.

В сем то состоит Христианское отвержение мира, и мирских вещей!

Что возлюбленный ученик Христов подтверждает, так говоря: не любите мира, ни лже в мире. Яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очима, и гордость житейская несть от Отца, но от мира сего происходит.72 Сие же самое выражая и Христос говорит: иже любите отца или мать паче Меня, несть Мене достоин, и иже любите сына, или дщерь паче Меня, несть мене достоин73 и иже любит дом, или села, или имения паче Его, несть также Его достоин.

И так выйти из земли своей, оставить мир, отвергнуться мирских вещей, значит выслать их из сердца своего, не давать им места во внутренности своей, не позволять им жить в ней, и обладать ею, а наружно иметь нужное из них можно. Но сие говорю я только о вещах мира, которые нужны в мире, и должны существовать в оном, как-то о пище, питии, одежде, и существенных достоинствах; сие токмо тако позволяется. А не могу сказать сего о невеществах, о ничтожностях, которые не суть вещи, и существовать в мире не должны, каковы суть соблазнительные зрелища, различные пустые потехи и увеселения, многообразные игры. На них большую часть драгоценного времени употреблять, в них жизнь полагать есть дело не Христианское, Богопротивное, хотя и мнится некоторым, что это безгрешно; есть дело не Христианское, Богопротивное; понеже оно само в себе есть занятие пустое, суетное, существенности не имеющее, нужды для существования не показующее, только похоть чувств возбуждающее, а сердце расстраивающее, и от чистого любления Бога отвлекающее. Сии ничтожности поистинне и внутренно, и наружно, и духом, и телом должны быть оставлены и отвержены.

Истинный Христиании, тот, который обязан заняться исправлением внутренности своея, и люблением Господа своего, совсем не должен иметь таковых занятий, и не может иметь времени для них. Вся его жизнь должна быть посвящена на нужные и существенные, как наружные дела, так и внутренние упражнения. Аминь!

Беседа VI. О Авраме во обрезании плоти, или о том, что кто хочет спастися, тот должен обрезать сердце свое, отвергнуться плоти, и искусителя ее дьявола

Обрежется от вас всяк мужеский пол, и обрежете плоть крайнюю вашу,

и будете в знамение завета между Мною и вами.

(Быт.17:10:11)

Как скоро Аврам, покорив волю свою в послушание веры, послушав глас Божий и положив упование на обетования Господни, вышел из земли своея, от рода своего, от дома отца своего, вышел в землю, которую ему Господь показал, в землю Ханаанскую, в землю обетованную: тотчас Господь Бог в знак того, что Он полагает завет между ним и семенем его, что Он любит его, благоволит о нем, что Он благославит его и все семя его, что Он умножит семя его так, как песок морской, или как звезды небесные, и что земля Ханаанская дастся ему во одержание вечное, и он всегда будет ему и семени его Бог, – Господь в знак всего того повелел ему обрезывать мужеский пол, сице глаголя: и сей завет, его же соблюдеши между Мною и вами, и между семенем твоим по тебе в роды их: обрежется от вас всяк мужеский пол; и обрежете плоть крайнюю вашу, и будет в знамение завета между Мною и вами. И младенец осми дней обрежется вам, всяк мужеский пол в родах ваших: и домочадец, и купленный от всякого сына чуждого, иже несть от семени твоего; обрезанием обрежется домочадец дому твоего, и купленный: и будет завет Мой на плоти вашей в завете вечен. Необрезанный же мужеский пол, иже не обрежет плоти крайней своей в день осьмый, погубится душа та от рода своего, яко завет Мой разори.74

Сей наружный обрезания закон, яко сень, хотя и прешел, хотя и уничтожился по пришествии Христовом, по исполнении сеней и образований: однако не прешел, и не уничтожился он в собственном своем духовном смысле. Он и ныне существует, и всегда существовать должен. Всякий Христианин чрез веру желающий спастися непременно должен исполнять его, но исполнять уже не в сени, не в образе, не в обрезании наружной плоти, а в самой той вещи, которую наружное обрезание знаменовало, именно, во внутреннем обрезании, во обрезании сердца. Премудрый Бог, завещая Авраму наружное обрезание скоро прейти имевшее, без сомнения завещал в вечное хранение всем верующим оное внутреннее обрезание, наружным образованное. Что Иисус Христос, верный Посланник Отчий, истинный Совершитель закона Божия, подтверждая, тако повторяет сие: аще кто хощет Мой быти ученик, хочет быть в союзе нового благодатного завета со Мною; хочет воспользоваться Искуплением Моим, тот да отвержется себя самого.

В чем же должно состоять оное существенное, невидимое, внутреннее, духовное обрезание, наружным образованное, или по Христову Учению отвержение себя самого? Оно должно состоять по учению избранного Апостола Христова Павла во отвержении плоти, или во обрезании сердца. Существенное, говорит он, верующего обрезание не есть то, еже явь во плоти, но еже в тайне, во внутренности, обрезание сердца Духом, а не писанием.75 О Христе, все должны, продолжает он, обрезании быть обрезанием нерукотворенным, в совлечении тела греховного, или плоти, во обрезании Христовом76 состоящего. Всякий ищущий себе спасения, и верующий получит оное чрез Иисуса Христа должен непременно произвести над собою таковое обрезание, должен обрезать сердце свое, отвергнуться плоти своея, уничтожить самственность свою.

Все то должно отсечено и умерщвлено быть в человеке, Христианине, что прежде жило и действовало в нем. Разум, прельщающийся суетною философией, или пустыми мудрованиями мира, должен от них отвлечен быть, и прилеплен к простым и ясным истинам Евангельского света. Самохотение воли должно быть прекращено и покорено во всем воле Божией. Рассеянность мыслей по окружности мира должна прерваться, и им надлежит собранным быть во едино, и устремленным к единой цели, которая есть спасение наше. Все плотские вожделения и страсти, как-то сластолюбие, сладострастие, честолюбие, гнев, злоба, ненависть, и другие от сих происходящие пороки должны быть мало по малу умеряемы, прекращаемы, и уничтожаемы.

Как скоро Христианин почувствует, что око его запрещенным любострастием соблажняется и пленяется тотчас должен избости77 из сердца оную поносную страсть плотской любви копием духовной любви Христовой к нему, и взаимной его любви ко Христу. Как скоро Христианин усмотрит, что рука его корыстолюбием влекомая к лихоиманию простирается, или от гнева к убийству стремится: точас должен отсещи78 оные страсти от сердца мечем страха Божия. Как скоро Христианин приметит, что нога его видя пути нечестивых претыкается о камни соблазнов их: тотчас должен отрубить оные соблазны секирою покаяния. Словом: всякая страсть, всякий порок, всякая плотская нечистота, всякий злой помысл и соблазнительное слово не должны иметь места в Христианском сердце. Сердце Христианское должно быть обрезано и от похоти плоти, и от похоти очес, и от гордости житейской; должно быть удалено и от служения миру, и от служения плоти, и от служения духу лестчу. В Христианине все то, что прежде ни услаждало чувства, что ни пленяло мысли и воображение, что ни трогало сердце, ежели оно происходит от духа мира, или от похоти плоти, долженствует умерщвлено и отрезано быть.

Ко исполнению сего духовного обрезания все Христиане обязаны, вся обязаны без различия пола, чина и возраста, не разбирая, раб ли кто, или свободный, мужеский пол, или женский, простый или благородный, младый, или возрастный.

Как в Ветхом завете повелено было обрезывать осмидневных младенцев: так всякий желающий спастися чрез Христа должен, призывая в молитвах на помощь Духа Божия, начинать духовное обрезание с самого младенчества веры своея, со времени обращения своего ко Христу, и продолжать оное чрез всю свою жизнь, а не в старости только, и не при смерти. Духовное обрезание плоти, искоренение зла из сердца, совершенное перерождение есть дело трудное, следовательно, не минутное, но многого времени требующее, не одними словами, не устным покаянием производимое, но во многих трудах надобность имеющее. А кто не начал производить сего заблаговременно: тот хотя при старости должен начать, и не отчаяваяся должен очищать себя, обрезывать сердце свое, так как и Аврам обрезал плоть свою обрядно, будучи уже девятидесяти девяти лет.

Кто же не имеет попечения о исполнении сей Божественной заповеди, ни мало не старается по слову Господню отвергнуться себя, возненавидеть плоть свою, обрезать сердце свое; но живет в необрезании, живет в плотских нечистотах, в роскошах, в пьянстве, в любодеянии, и прочая: тот должен быть отчаян в рассуждении спасения своего, тот не может иметь надежды на Искупление Христово от греховного рабства, от вражеских мук, от вечной смерти.

Как в Ветхом завете погибельно было плотское необрезание; необрезанный бо мужеский пол, так изрек Господь, иже не обрежет плоти крайней своей в день осмый, погубится та душа от рода своего: равным образом и в Новом завете пагубно духовное необрезание, житие в плотских нечистотах. Всякая душа нерадящая о уклонении себя от пороков, небрегующая о новой добродетельной жизни, потребится по Господню определению от земли живых, не впустится в небесное Отечество, не получит вечного и блаженного живота, но осудится на смерть.

Но почему, может быть, спросит кто-нибудь, так нужно мне духовное обрезание, очищение от пороков, когда единая вера во Христа спасает меня? Поистине, единая вера во Христа спасает нас, единое на заслуги его упование, а не обрезание, не очищение наше, и не дела наши; так как и Аврам не обрезанием спасеся, не от дел оправдася, но единою верою. Верова Авраам Богови, и вменися ему в правду.79А обрезание нужно ему было не яко средство ко спасению, не яко знак завета между им и Богом, яко печать оправдания его чрез веру. Подобно и ныне нужно духовное обрезание, обрезание плоти, нужны благие дела, не яко средство ко спасению, но как знак нашего оправдания чрез Иисуса Христа.

Что Христианин имеет истинную веру во Христа, что он уповает быть причастником благодатного завета Его, что он надеется воспользоваться Искуплением Его, и примирением с прогневанным Богом Отцем, что он без сомнения верует получить обетованный вечный живот, быть чадом Божиим, и иметь Бога себе во Отца: то он непременно должен иметь, яко какой знак на себе, действительное исполнение сего завещания Господня: да отвержется себе самого, или, да обрежется обрезанием духовным. Сие духовное обрезание долженствует быть в знамение завета между Христом и верующим в Него Христианином.

Где есть дружество со Христом, где есть желание и упование спастись чрез Него: там непременно должно быть, яко знак сего, отвержение себя и мира, или обрезание сердца. Оно долженствует быть свидетельством истинной живой веры. По сему-то и говорится в Писании, что вера таковою любовью, или таким послушанием ко Христу даже поспешествуется.80 Без сего же свидетельства и вера во Христа мертва, и упование спасения тщетно, и самый завет между Богом и нами, яко непослушными сынами, разорится.

И так теперь, кажется, очень ясно то, что мы всячески должны стараться как об уничтожении в себе привязанности к миру, так и о истреблении плотских похотей, должны стараться не во мнении оправдаться чрез сие, но из единого повиновения ко Христу. Ежели мы в шествовании к небесному Отечеству исполним сии существенные Христианам должности: то мы, во-первых, самым делом, а не словами только, докажем, что мы отрицаемся сатаны и всех дел его; понеже только, оставляя злые дела, грехи и беззакония, можно действительно отрицаться искусителя плоти, дьявола; и тогда только удобно совершенно освободиться от рабства его. Во-вторых, и самому Господу засвидетельствуем сим, что мы истинные чада Его, послушные сыны, исполнители завета Его: и, следовательно, достоверно можем увериться из сего, что мы будем иметь успех в шествовании из рабства в свободу, от тьмы к свету, от смерти к животу, – что мы достигнем новой обетованной земли, – и что будем со временем благословенны от Бога, якоже и Аврам отец наш благословен есть.81Аминь.

Беседа VII. О Аврааме приносящем сына Богу в жертву, или О том, что кто хочет спастись, тот должен внутреннего своего человека посвятить Богу

Пойми сына твоего возлюбленного, его же возлюбил еси, Исаака; и иди на землю высоку, и вознеси его тамо во всесожжение; на едину от горе, их же ти реку.

(Быт.22:2)

Господь, испытуя сердца и утробы, что ни повелевал сотворить Аврааму; все то исполнял он по вере своей к Нему. Повелел ему Господь выйти из земли своей, уклониться от рода своего, и войти в другую землю; и он исполнил сие. Повелел ему Господь обрезать себя, весь дом свой, и весь род свой мужского пола; и сие он исполнил. Наконец еще желая Господь искусить веру Авраамову, испытать твердость любви его к Себе, и явить оное совершенство веры потомкам его, рече ему: Аврааме, Аврааме! Возьми сына твоего возлюбленного, его же возлюби еси, Исаака; и иди на землю высоку, и вознеси его тамо во всесожжение; на едину от горе, их же ти реку.

Как же поступил Авраам при сем толь великом требовании? Отказал ли Авраам Богу в том, яко бы он требовал от него невозможного? Пожалел ли Авраам принести то в дар Богу, что Бог ему самому даровал недавно при старости уже лет во утешение его? Превозмогла ли естественная к сыну любовь духовную любовь, любовь к Богу?

Никак! Может быть, чувствования плоти и боролись с чувствованиями духа, может быть, нежное отеческое сердце и скорбело о лишении сына; но сии скорби, сии естественные чувствования не могли победить и остановить тех чувствований, и той любви, каковые он имел к Господу Богу. Авраам не отрекся и сего требования Божия исполнить.

« Он восстав рано оседлал осла своего, и взяв с собою двух отроков, и Исаака сына своего, пошел с ними на назначенное Богом место, и пришел на оное в третий день. Узрев же Авраам то место, оставил отроков своих со ослятим под горою, а сам с сыном своим, возложив на него дрова и, взяв в руки огнь и нож, пошел на гору. Пришедши туда создал тамо жертвенник, возложил на него дрова, и связав Исаака сына своего, положил его на жертвенник верху дров; и простре Арааме руку свою взяти нож, и заклати сына своего. Но Господь, видя толь великую веру его и толь высокую его к Себе любовь, принял намерение его заклати сына в жертву Ему за самое уже действие; и для сего послал Ангела с небес, который удержал руку его, и рече ему: Аврааме! Да не возложити руки твоея на отрочища, ниже да сотворити ему что; ныне бо познал, яко боитися ты Бога, и не пощадил еси сына твоего возлюбленного Мене ради. И Авраам воззрев, увиде овна в саде Савек, и взяв его принесе во всесожжение вместо Исаака сына своего, и нарече место оное: Господь виде»82

Сей важный Священной Истории пример должен иметь место и у нас, Христиане! Мы еще более обязаны сие творить, нежели самый Араам. Авраам все сие творил в надежде Божеских обетований; а мы, Христиане, должны в сем деле подражать Аврааму, видя уже самое исполнение данных ему от Бога обетований. Мы видим, что Сын Его, приняв на Себя человечество, благоволил пострадать и умереть за грехи наши, благоволил принести Себя в жертву Богу Отцу для примирения Его с нами.

Как же мы, Христиане, видя сие отречемся в знак благодарности своей за неизреченную любовь Его к нам принести не только детей своих в жертву Ему, но и самих себя, ежели потребует Господь? Непременно долженствовали бы учинить сие; ежели бы требование Господне было на сие. Что мы и видим в самом исполнении на святых Мучениках, которые чувствуя в сем необходимую надобность, и как бы требование Господне, свидетельствовали любовь свою ко Господу пролиянием крови своея под мечем жестокосердых гонителей, жертвуя Ему самою жизнию своею. Но сего Премилосердый Господь без важных причин, без особенной надобности не требует от слабых смертных.

Чем же мы можем и должны подражать Аврааму в вышеозначенном действии веры? Всякий Христианин, желающий воспользоваться любовью Божьей, иметь участие в искупительной жертве Христовой, хотящий получить себе обещанное Христом благословение, спасение, вечное блаженство, непременно должен по повелению Господню, отрекшись мира, удалившись от дома воли своей, обрезавши сердце свое от плотских нечистот, кратко, уклонивши внутренность и наружность свою от повреждения и осквернения зла, – непременно должен подражая Аврааму еще высшее оказать Богу повиновение, должен еще лучший представить знак своей благодарности, должен еще высшим степенем засвидетельствовать свою к Нему любовь за Его великую благость и милосердие. Всякий должен принести Ему за благодеяния Его благодарственную жертву.

Но какую жертву должен Христианин принести? Свещи ли, или фимиам, или другие какие дары во храм Божий? Сего Христианину не довольно. Правда хорошо и свещи, и фимиам, и злато, и сребро приносить в храм, яко вещи образовательные: но хорошо тогда, когда тут же приносится и самая образуемая вещь: а без сего и свещи, и благовонное кадило, и другие дары ничто. Что царь Давид тако изъясняет: Господи, аще бы восхотел еси наружной жертвы, дал бых убо; но всесожжения, сей единой жертвы, яко маловажной, не благоволиши.83

Какая же существенная, Богу угодная должна быть жертва человека Христианина? Сему оный же Богодухновенный Пророк научает нас: Жертва Богу, говорит он, дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит84, жертвы сея яко истинный Бог не презрит, но приимет со благоволением. Как Авраам по благоволению Божию хотел сына своего принести Ему в жертву внутреннего своего человека, яко сына, не от плоти рожденного, но от Благодати возрождаемого, возрождаемого силою Божиею при истощании нашей жизни от грехов, возрождаемого в немощах наших, при слабости телесных сил, так как и Аврааму с Саррою родился Исаак в старости их, в немощах их.

Сего-то возрождаемого, внутреннего человека, яко возлюбленного, Богом дарованного сына должен истинный Христианин посвятить по примеру Авраамову Богу, должен посвятить, победив плотские чувствования, наружностию льстящия, и сердце от толь высокого дела отвлекающия, должен посвятить, как бы борьбу сделав с самим собою, с собственностью своею, с самолюбием своим, которое хощет жить для себя, и само по себе, а не для Бога, должен посвятить, преодолев естественную к себе любовь духовною любовью к Богу.

Он живо почувствовав великие Божеские ему в Сотворении и Искуплении оказанные благодеяния, – он истинно познав, что ничего такого ни в наружных, ни во внутренних благих, ни в телесных, ни в духовных дарованиях, не имеет, чего бы не принял от Бога, истинно познав, что он и сам произшел от Него, есть дело рук Его, есть творение Его, есть сын Его, созданный по образу и по подобию Его, – обязан непременным долгом своим считать, посвятить себя в жертву Ему, на служение Ему.

И ни мало не медля, не отлагая до другого времени, до другого лета, или до старости, должен он исполнить сей свой существенный долг. Он как скоро возчувствовал внутри себя сие требование Господне, чтобы посвятить себя к жертву Ему: тотчас, ни мало не сомневаясь о возможности дела сего, должен начать шествование свое к тому месту, кое назначено от Господа к духовному жертвоприношению, должен шествовать к горнему Иерусалиму. Он оставив долу, позади себя, как Авраам отрочат и осля под горою, всех миролюбцев, уклонившись от пустых в принесении себя Богу в жертву препятствие сделать могущих сонмищ их, отвлекши всю привязанность сердца от стяжания своего, и от сел, и от домов, и от волов, и от других земное наше богатство составляющих вещей, должен воспламенив сердце свое огнем любви к Богу, яко свещу, возсылая к Нему молитвы яко фимиам, восперять и самого бессмертного духа своего горе, к небесам, к престолу Божию, пред которым совершается духовная жертва.

Христианин всегда должен возводить его туда, обременив его, якоже Авраам Исаака дровами, различными видами добродетелей, как-то терпением, смиренномудрием, воздержанием, чистотою, щедролюбием, милосердием, и прочая. Христианин, говорю, не однажды, не дважды должен учинить сие, но всегда производить. Он не должен полагать границ, или конца благочестию своему сам собою; он никогда не должен помышлять якобы он уже угодил Богу таковыми своими деяниями, да возгордившимся сим не падешь, и да не погубишь благоволения Божия: но дотоле должен в сыновнем повиновении, и в простоте сердца жертвовать Богу внутренним человеком своим, дарованным от Бога; доколе угодно будет Богу продолжить его жизнь.

Тогда только может быть конец духовного на земле жертвоприношения: когда Бог послет Ангела Своего с небеси избавить внутреннего человека всякого верующего от тела смерти и ввести в вечный живот; и когда Ангел радостным приходом своим к нему уверит его точно, что Господь, видя благочестие его, и познал страх его к Себе, и по сему обещает ему именем Божьим благословение Его, и наследие Царствия Его.

Вот, Христиане, какая цель святейшего Христианства! Вот до какого степени совершенства должен восходить Христианин, а не всегда на одной стоять ступени, не всегда в одном быть положении! Он должен более и более возрастать в добре, более и более успевать в любви к Богу и ближнему, дабы наконец преобразившись обновлением ума, воли и сердца представить не только душу, но и тело свое, не только внутреннего, но и наружнего человека жертву живу, святу, благоугодну Богови в словесное служение.85 Сей есть конец святейшего Христианства. Аминь.

Беседа VIII. О Каине и Авеле Богу жертвы приносящих, или О том, что ищущий себе Благодати Божией и Спасения должен иметь истинное Богослужение

Принесе Каин от плодов земли жертву Богу; и Авель принес от первородных овец своих, и от туков их: и призре Бог на Авеля, и на дары его; на Каина же, и на жертвы его не внять.

(Быт. 4:3,4:5)

Адам, начало человеческого рода, хотя и пал, как-то мы выше видели, хотя и совратился с истинного пути своего, хотя и уклонился от цели, для которой сотворен был от Бога: но услышав глас Божий обличающий его в падении, увидев великое наказание за преступление свое, почувствовал обман свой, признал вину свою, вспамятовал, что он сотворен не для пользы мира, не для служения ему, не для угождения плоти, ни чтобы в согласии быть с противною от Бога отпадшею силою, ниже, чтобы по надменному мечтанию равняться с Божеством, вспамятовал, что он сотворен для влыдычествования над низшими силами натуры, и для служения произведшему всю натуру Божеству, для повиновения Ему, и для наслаждения блаженством Его. Он и всегда уже памятовал сей существенный долг свой, и исполнял его, хотя и не так совершенно, как бы мог исполнять не падши. Он без сомнения и детям своим повелел соблюдать сию главную человеков должность.

Сие-то, думаю, соблюдая отеческое предание, сие-то исполняя родительское завещание дети Адамовы Каин и Авель приносили Богу жертвы, свидетельствовали Богослужение свое наружными знаками. Каин, яко земледелец, принес жертву Богу от плодов земных; Авель же, яко скотский пастырь, от первородных овец своих, и от туков их. И призре Бог, продолжает Писание, на Авеля, и на дары его; на Каина же, и на жертвы его не внять. Жертва Авелева была угодна Богу, и служение его приятно Ему; а Каиново не угодно.

Какая же сему причина, что двух кровных братьев равные по должностям их жертвы, того, яко земледельца земные плоды, сего, яко пастыря первородные овцы, разное получили от Всевидящего Бога призрение, разное благоволение? Не то ли, что может быть жертва Каинова малочисленнее была, нежели Авелева? Никак! Всевидящее Око Божие не смотрит на количество вещей наружных, но на количество внутренних. Вдовицыны две лепты гораздо приятнее Богу были, нежели многочисленные сокровища богатыми во храме полагаемые.86 По сему истинной причины таковой разности благоволения Божия должно искать не вне, но внутри, не в количестве наружной жертвы, но в качестве внутреннего расположения духа. Без сомнения, истинная причина разности благоволения Божия есть разность сердец. Каин и Авель хотя кровные, родные были между собой братья по плоти, но чужды были по духу, одинаковы были по происхождению своему от единого отца, но разны были по наклонениям своих сердец; следовательно, они разным образом в разном положении духа и жертвы приносили Богу. А по сему-то жертвы их и от Бога разно приняты были.

Каин яко человек земной приносил Богу в жертву земные плоды земным образом, то есть, не по чувствованию обязанности служить Богу, не по вере в обещанного Мессию, не в надеянии будущих благ, не изъявляя сим благодарения за видимые благодеяния, но по единому, так сказать обыкновению, потому что отец его заповедал ему приносить жертвы Богу: а от сего произошло то, что Бог на Каина и на жертвы его не внят. Призре же милостивым оком на Авеля и на дары его. Призре. Понеже Авель, памятуя отеческое завещание служить Богу, и сам чувствовал сей существенный человечества долг. Он не наружно только жертвовал Богу, но и внутренно. Наружная первородных овец и туков их жертва его была только знамением того, что он Богу в благодарность за благодеяния Его как полученные, так и получить чрез Мессию обещанные с величайшею верою, с туком любви своей приносить в жертву первородное, Божьим дуновением влиянное в человека духовное существо, – что он сие посвящает Ему, что он духом своим жертвует Ему. Вот истинная причина разности благоволения Божия относительно к жертвам Каина и Авеля.

Какое же заключение должно извлещи из сего ветхозаконного примера Христианину, вникающему в познание себя самого, и в должности свои? Всякий старающийся чрез познание себя достигнуть к совершенству своему, всякий желающий чрез Искупление Мессии получить спасение может и должен делать для себя таковое рассуждение. – Ежели в Ветхом завете, там, где сень, единое прообразование было, где наружность больше занимала место, – ежели там земное, единое наружное Богослужение, Богослужение Каиново было не угодно Всевысочайшему Существу: то как оно может быть приятно в Новом завете, в завете Благодати, где не сень, не прообразование уже пребывает, но самая истина существует, где открыто уже Иисусом Христом, что Бог есть Дух, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланяетися.87

Всякой Христианин, таковое почерпнувши размышление из примера ветхозаконных, должен далее так сказать себе: следовательно, и мое Богослужение не должно состоять из единого хождения в церковь Божию, не должно измеряемо быть едиными поклонами, не должно ограничиваемо быть прочтением нескольких молитв, и удовольствовано чувственным слушанием чтения и пения церковных песней. Сие Богослужение есть только наружное, земное, по единому обыкновению, или по преданию, творимое, прообразовательное, подобное Каинову, в единой тени, а не в самой вещи состоящее, а по сему не совсем Богоугодное. Я, как Христианин, должен подражать не Каину, но Авелю. Почему сие наружное Богослужение мое, яко знак, должно быть теснейшим образом соединено с самою вещью, с самою истиною, с внутренним Богослужением. Я, по примеру Авелеву, приходя во храм на Богослужение посвященный, приступая к Престолу Божию яко к жертвеннику, преклоняя пред ним колена свои, должен тут же наклонять и свободного духа своего, должен всегда приносить в жертву первородного, внутреннего, по образу и по подобию Божию созданного человека. Без сего же внутреннего жертвоприношения наружное Богослужение есть недостаточно.

Без сомнения, всякий истинный Христианин, Христианин, ищущий себе Божьей благодати, получив толь живые понятия о Богослужении, должен, непременно должен иметь истинное Авелево Богослужение. Истинный Христианин, не смотря на то, что плотская братия его, земные человеки, наружные, ложные Христиане приносят Богу земные жертвы по примеру Каинову, единою довольствуются наружностью, едиными устами чтут Господа своего, всю религию, все Богослужение свое полагают в едином, и то нерадивом, с разговорами, с смехом, со всяким неблагочинием сопряженном отправлении наружных обрядов, – он не смотря на все сие, обязан иметь совсем другое, нежели они, Богослужение, Богослужение духовное, внутреннее, небесное, духовному Божеству приличное.

Что ж, спросите, неужели истинный Христианин должен удалиться от наружных Христиан, и оставить наружное Богослужение? Никак! Как Каин и Авель на едином месте, одинаковым по наружности образом приносили Богу жертвы; но при том и разны были в Богослужении; сокровенная внутренность отличала их друг от друга: так точно истинный Христианин в едином с наружными Христианами храме, единым наружными знаками может, и должен другое отправлять Богослужение. Те отправляют только наружное, земное, телесное, бездушное, мертвое Богослужение: а он должен соединять сие наружное Богослужение с внутренним, земное с небесным, Ангельским, телесное с духовным; чрез сие же соединение наружного Богослужения с внутренним, яко тела с душею, учинится Богослужение живым, действительным, Богу угодным.

Истинный Христианин, намереваясь идти во храм для Богослужения, не наружность свою должен украсить, не в великолепие одежд убрать себя, да соделает удовольствие честолюбивому и гордому своему духу; но должен приуготовить к молитве внутренность свою, должен сокрушить и смягчить сердце свое, да угодную чрез сие принесть жертву Святому Духу, Духу Божию, и обрящет благоволение пред Ним.

Истинный Христианин находясь во храме не должен преобращать его в торжище, но должен иметь такое благоволение, якобы он стоял на небеси, пред самым Престолом Божиим, в лике служебных Ангелов. Он отправляя, или созерцая церковные обряды, не должен пропускать их без всякого внимания, но должен вникать в них, яко в вещи таинства исполненные. Он устами воспевая Божественные песни, или читая молитвы, не пустой звук должен производить, но к наружным словам обязан присоединять чувствования своего сердца; и тако слова, и внутренний сердца глас составят приятнейшее и Богоугоднейшее между собой согласие. Он, образуя себя крестом, всегда должен памятовать Христову любовь на кресте за него дух Свой испустившую, и сим возбуждаться к чистосердечному люблению Его, и к печали по Бозе, которая соделывает истинное во грехах покаяние. Он преклоняя долу колена свои должен с уничижением, со смирением, с соболезнованием воспоминать падение свое; а воспоминая сие должен совсем уничтожать надменность духа, гордость и честолюбие свое.

Кратко сказать: истинный Христианин, служа телом, непременно должен служить Богу и духом, посвящая на Богослужение телесные части, должен посвящать и душу, оную первородную свою часть со всеми ее дарами; должен покорять разум свой свету Евангелия, волю свою согласовать с волею Божиею, мысли свои устремлять горе, всегда должен в простоте сердца взывать, Авва, Отче!

Должен же истинный Христианин иметь сей Божий страх, и благоговение не только во храме, не только при Божественной службе, но и в доме, и при отправлении частных должностей, словом: всегда, везде, и во всем. Как невидимое Триипостасное Божество всегда и везде существуя пребывает: так наше внутреннее, по образу, и по подобию Его созданное духовное существо всегда и везде должно служить Ему, должно быть всегдашним храмом Его, да беспрерывная приносится в нем жертва, жертва благодарения за благодеяния Его, за Сотворение и Искупление, и всесожжегаемая жертва сердечного сокрушения для испрошения отпущения грехов, и для освящения духа.

И тако токмо Богу служащий, тако пред Богом ходящий Христианин может быть уверен, что служение его Богу угодно, что дары его, какие он ни приносит в благодарность Господу, приятны Ему; таковый только может быть уверен, что Господь столь же милостиво и на него призирает, сколь милостиво призре на Авеля и на дары его;

Что Он столь же благосклонно приемлет малое, но сердечное приношение Его, сколь благосклонно принял две вдовицыны лепты.

Напротив, того все плотские человеки, наружные Христиане должны увериться, что живый Бог презирает наружное Богослужение их, отмещет оное, яко ложное, и мертвое, воплю гласа их не внемлет, коленопреклонений их не видит, и даров их не приемлет. Как Каиново жертвоприношение неприятно было Богу: так и всех тех служение отвергнет Он, кои устами чтут Его, а сердцами своими весьма далеко отстоят от Него.

Потщимся убо, Христиане, всегда соединять наружное Богослужение с внутренним, телесное с духовным; потщимся всегда не только молитвы коленопреклонения, и дары, но и самые помышления, слова и дела согласовать с благими чувствованиями сердца, да премилосердый Бог Отец, увидев правое наше служение, святое пред Ним хождение, призрит на нас, возлюбит нас яко чад, приведет нас в первобытное, совершенное состояние, совокупит с Ангелами на вечное Ему духовное служение. Аминь.

Беседа IX. О Йосифе различные искушения за любовь отчую постоянно прошедшем, или О том, что истинно Богу служащий должен терпеливо нести крест свой, проходить многоразличные искушения

Видевши же братия Йосифовы, яко любит его отец паче всех сынов своих, возненавидеша его, и не можаху глаголити к нему ничтоже мирно.

(Быт.37:4)

Иаков, нареченный от Бога Израиль, имея дванадцать сынов, паче всех их любил Йосифа, яко сына в старости ему бывшего, и особливую ласку и услужливость ему оказывавшего. Для означения сей особенной ко Йосифу любви сделал он ему отличное от прочих братьев и одеяние, именно ризу пестру. Братия же его видевше, яко отец их любит его паче их за простосердечие его, возненавидеша его, и ничтоже мирно глаголаша к нему. А наипаче ожесточили они сердца свои против его тогда, егда услышаша сонные прознаменования возвышения его, когда услышали, что снопы ими на поле связанные поклонились снопу его прямо стоящему; и паки: что самое солнце и луна, и единодесять звезд поклонялись ему. Они, услышав сие, от него позавидовали ему, и начали помышлять, како бы убитни его.88

И, наконец, пасущим им в Дофаим овец, посла Израиль Йосифа проведать, здравы ли братия его. Но как он приближался к ним: то они предузрев его советовались о погибели его. Кийждо рече к брату своему: се сновидец оный идет. Ныне убо приидише, убием его, и ввержем его во един от рвов, и речем: зверь лют снеде его, и узрим, что будет сония его? Один Рувим, слышав сие, побоялся учинить оное злодеяние; и для сего от его из рук их, и рече, не убием его на души. Не пролейте крови, вверзите его во един от рвов сих, иже в пустыни, руки же не возложите на него; а чрез сие тщашеся изъяти от рук их, да отдаст его отцу своему. Они же послушав в сем совета его, не допустили однако его до исполнения предположенного намерения его. Они, содрав со Йосифа пеструю ризу его, и обагрив оную в крови козлей, хотя и ввергли его в ров, но ненадолго. Они вскоре после сего, увидев Исмаильтян, грядущих от Галаада во Египет, продали им брата своего за двадесят златниц; а сии приехав во Египет продаша Йосифа Пентефрию Евнуху Фараонову, Архимагиру,89 начальнику в судах и в наказаниях злодеев.

Йосиф же не смотря на ненависть и злобу плотской братии своей, не смотря на то, что родственники его подвергли его таким несчастьям, что они разлучили его с родителем, отдалили от отцовского дома на чуждую страну, лишили родительского наследия, – Йосиф не смотря на все сие не отчаивался, не скорбел излишно, но уповал на Господа Бога своего попустившего братия тако искусить его.

И бяше Господь со Йосифом. Всесильный по благому промыслу Своему так утешил Йосифа за упование его, что он, находясь в доме господина своего Египтянина был благополучен. Господь так расположил сердце Пентефриево ко Йосифу, что сей обреше благодать пред ним, и благоугоди ему; он поставил его смотрителем над домом своим, и над всеми, елика имеяше: и благослови Господь дом Египтянина Йосифа ради. И предаде вся, елика Быша ему, в руки Йосифовы, и не видяше от сущих себе ничтоже кроме хлеба, егоже ядеше сам.90 Кратко: блажен был Йосиф в земле чуждей, в доме чуждом.

Но враг, не терпя видете верующего в благополучии, дух мира, всегда воюя против временного покоя праведных, не оставил Йосифа долго наслаждаться блаженством. Лукавый дьявол тот час восстановил против его другое возмущение. Как Йосиф был весьма благообразен, и зело красив взором: то жена господина его устремила очи свои на него, и прельстившись им рече ему: пребуди со мною. Он же, памятуя волю Божию, запрещающую прелюбодеяние, не хотяше учинить такового злодеяния. Сего ради рече к ней: хотя господин мой ничего не знает в доме своем мене ради, и все, что ни имеешь, вдал в руки мои, несть ничего здесь выше мене, и ничтоже изъято бысть от Мене; но все сие вдано в руки мои кроме тебя, ты не препоручена мне, ты жена ему, ты собственно его. Како же сотворю зло сие, обижу его, и согрешу пред Богом? Она видя, что ничего не успела льстивым языком своим, хотела в один день нуждою привлещи его к студодеянию; а он оставив верхнюю ризу у нее в руках бежал. Жена же, будучи постыжена, оклеветала его пред мужем своим, якобы он хотел сотворить ей злое. И Пентефрий без всякого исследования всадил его за сие в темницу.91

Однако ж и тут бяше Господе со Йосифом, и благопоспешаше ему. Старейшина стражей вдаде темницу в руки Йосифовы, и всех содержащихся в ней; а сам ничего не видяше его ради.92

По двух же летах за истолкование снов царю Фараону изведен был из темницы, и поставлен над всею землею Египетскою вторым по Фараоне93 И сие не переменило Йосифа; он и на престоле, и в честях не позабыл смиренномудрия. Он даже будучи в сем высоком состоянии не только не был отмстителем гонителям своим, но еще с великою ласковостью принял, и великодушно простил озлобивших его братьев своих, пришедших к нему во Египет, почувствовав гладь в земле своей, и чрез сие успокоил престарелого родителя своего Израиля94

Сие течение жития Йосифова должно научить истинного Христианина тому, как ему поступать при встречающихся искушениях. Кто, будучи побуждаем свыше, как скоро намеревается идти во след Христов, идти по пути благочестия, намеревается быть истинным служителем Божиим, последователем Христовым: тот тотчас непременно должен расположить себя и к несению креста своего, тот должен решиться добровольно, и терпеливо сносить всякие искушения. Вера бо и любы без искушения быть не могут. Хотящии, по уверению Апостола Павла, благочестно жити, без сомнения гонимы будут.95 Что и Христос предсказал сице глаголя: будете ненавидимы всеми имени Моего ради. И для сего советует: аще кто хощет по Мне идти, да с терпением возметь крест свой, и по Мне грядет; претерпевый бо искушения до конца спасется.96

Всякий истинный Христианин должен в шествовании своем, в продолжении жизни своея подражать Йосифу. Всякий бо может подобно ему искушатися.

И так ежели плотские человеки, братия по связи крови, увидев добросердечие Христианина, приметив особенное усердие его к Богу, особенную любовь и веру, отличное от них житие и хождение, отличное от них делами одеяние, одеяние благообразное, одеяние добродетелями испещренное, ежели они не хотя видете благоволение Божие к нему возненавидят его, будут клеветать на него, злословить его, изменять ему, продавать его на мзде неправосудия, так как плотские братья Йосифа; – ежели они будут гнать его хотя до гроба, якоже Каин, который, не терпя благоволения Божья к брату своему Авелю и к жертвам его, убил его: то он никак не должен быть зол против их, не должен злобою отмщевать им, но егда злословят и клянут, обязан благословлять их97 по учению Христову, егда ненавидят, добро им творить, егда враждуют, любить их, егда неправдами своими несчастия и беды причиняют, гонять, молиться за них, обязан уничтожив дух свой с первомучеником Стефаном взывать: Господи! Не постави им греха сего.98

Христианин, ни мало не отчаеваясь, но твердо уповая на Бога, должен выдерживать нападение сие, зная, что ему необходимо должно быть. Тьма не может терпеть света; кое бо общение свету по тьме? Для сего и чада тьмы не могут терпеть чад света, плотские человеки духовных, не могут, опасаясь, да злые их дела, дела тьмы, не обличатся при свете чад света.

И когда с таким терпением и великодушием, с таким упованием на защищение Господне будет Христианин сносить и побеждать озлобления плотской братии своей: то без сомнения Господь будет с ним, Господь утешит его, среди оскорблений и гонений Господь успокоит его. Когда он не будет раб греху, не станет служить страстям, следовательно, не будет иметь мучения от сих внутренних врагов: тогда наружные враги ничего не возмогут причинить ему. Он и при наружных оскорблениях будет покоен, и при гонениях благополучен, и в плене свободен, и в рабстве господин, и в темнице владыка: когда только, говорю, он владыка над самим собою, и когда он памятует сие ободрение Господне: не убойтеся не только гонящих, оскорбляющих, ненавидящих, но и самых убивающих тело, души же убити не могущих.99

Ежели же лукавый враг, льстивый дьявол, не может поколебать твердого постоянства Христианина гонением и злобою плотских человеков, устремит против его другое какое искушение, как-то: нежнейшее представление прелестей мира, наипаче представление тех предметов, кои возбуждают похоть плоти, похоть очес, и кои овладев человеком насильственно привлекают его к нарушению целомудрия: то он и в сем случаи должен ухитриться и умудриться яко змея, и остаться целым яко голубь. Он всякой прельщающей его ко греху особе и мыслию, и словами так со Йосифом должен сказать: мне Господь мой препоручил во владение и дом, и имение, и пищу, и по сему праву пользуюсь всем тем; тебя же не дал мне: то како сотворю что-нибудь злое с тобою, како похищу тебя у Бога, как согрешу пред ним?

Он, таковыми помышлениями и словами ограждая себя против прельщения сего, не только должен убегать самого сообщества с сими прелестьми похотей плоти, дабы не ясти плодов смертоносного, Богом запрещенного древа, и чрез то вечно не погибнуть; но должен также убегать и самого воззрения на сии прелести, должен убегать и самого воззрения на сии прелести, должен убегать, как бы скинув с себя плотских похотей одежду, и оставив ее в руках прельщающего блудного мира, должен убегать и похотливого воззрения, живо всегда представляя во уме своем весьма строгое в рассуждении сего Спасителево изречение: Всяк, иже аще не только блудь, или прелюбы учинить, но и воззрить на мужа, или жену похотным оком, уже любодействова в сердце своем100, и подлежит наказанию.

Истинный Христианин подобно воину должен быть всегда готов к сопротивлению искушениям. Как он не должен давать места похоти плоти, и похоть очес: так он не должен допускать водворяться в себе и гордости житейской. Он ничем не должен зарождать, питать, и возращать в себе дьвольские надмения, ничем, ни внутренними дарованиями, на примере: остротою разума, сильным воображением памяти, и другими душевными силами, зная, что все они приняты от Бога; ничем, ни наружными совершенствами, как-то красотою, и силами тела, памятуя, что все сие тлению и перемене, яко травный цвет подлежит; ничем, ни богатством, ни честьми, кои яко тень преходят. Он на какой бы высокой степени чести ни был, не только не должен гордиться, и выше человечества возноситься; но всячески еще должен смиряться и уничижаться, должен с царем Давидом и чувствовать, и говорить: аз есмь червь достойным попираем быть ногами, а не человек.101 Он будучи в чести не только не должен отмщать гонителям своим, но должен по примеру Йосифову простить им, должен признать их за братию свою, должен ухлебить их, аще алчут, и упокоить, да благоугодно будет сие Небесному Отцу.

Истинный Христианин должен побеждать и сребролюбия искушения. Сей прелестный и обманчивый мир змей никак не долен входить во внутренность его, да не займет сердца его, да не привяжет его к себе. Христианин так должен располагать себя в рассуждении владениями наружными вещами, что ежели он получает какое стяжание от Бога, да благодарит Бога; ежели же чего по благоволению Божию и лишается, такожде да благодарит Бога. Он сколь радостно при получении временных благ говорил: Господь даде: столь же спокойно и при лишении оных должен со Иовом взывать: Господь отъять.102

Истинный христианин всю свою жизнь должен препроводить в осторожности. Вся человеческая жизнь есть искушение; следовательно, всю жизнь должно проводить в страхе Божьем, в терпении, в великодушии и осмотрительности. Все предметы мира полагают ему претыкания, и жена, и дети и домашние, и родственники, и другие наружные вещи; по сему при всех случаях, при всех обстоятельствах надобно ему иметь осторожность, да не падешь, и да не погубишь спасения своего.

Вот братие, как должны жить все ищущие себе спасения, а не так как мы обыкновенно живем! Они при озлоблениях не должны воздавать око за око, и зуб за зуб, не должны быть мстительны, но терпеливы. Они не только не должны сами искать случаев к возбуждению в себе похоти очес, и ко удовлетворению похоти плоти; но и при представляющихся прелестях мира не должны быть сладострастны, и похотливы, а воздержаны и целомудренны, якоже Йосиф. Их не должны надымать счастие, чести и богатство; не должно также и в уныние приводить их лишение оных. Они, как Иов, и в счастии, и в несчастии должны быть равнодушны.

И ежели Христиане научатся побеждать искушения, как Йосиф: то как Йосиф по побеждении всех искушений удостоился сидеть одесную Египетского царя, и владеть всем царством его; так и Христиане терпеливо победив искушения мира сподобятся в будущей жизни царствовать со Христом вечно и обладать нетленными сокровищами Его. Аминь.

Беседа Х о Давиде кающемся, или О том, что если верующий о камни искушений преткнется, и падет, то тотчас должен паки восстать, и очистить себя покаянием

И рече Давид к Пророку Навину: согреших ко Господу. К Богу же возопил: Помилуй мя, Боже, по великой милости Твоей, и по множеству щедрот твоих, очисти беззаконие мое.

(2Цар.12:13, Пс.50:1)

Давид, благочестивый и кроткий Иудейский царь, всегда верно служил Богу своему учинил единожды великое пред ним преступление. Именно: «во един вечер восстав он от ложа своего хождаше по крыльцу царского дома своего, и виде жену на источнике мыющуюся, взором вельми доброзрачну, яже б Вирсавия, дщерь Елиавля, жена Урии Хеттеанина. И посла Давид слуги, и взя ю, и вниде к ней и преспа с нею, и возврати ю паки в дом ея. И зачат жена во чреве, и пославши возвести Давиду, се аз есмь во чреве имущая. Давид же не хотя, чтобы студодеянию его приписано было имеющее родиться отроча, посла в полки ко Иоаву за Уриею мужем ея. И как прииде Уриа к Давиду: то Давид неоднократно посылаше его, да он внидет в дом свой, и к жене своей, посылаше в том намерении, да заченшееся детище во чреве Вирсавии ему яко мужу припишется. Но Урия не послушал Давида, никак не вшел в свой дом, а всегда спал пред враты дому его, с рабами его, тако отвечая ему на вопрос его, для чего не вшел в дом свой: царю! Кивот Божий, Израиль, и Иуда пребывают в кущах, находятся в палатках, и господин мой Иоав, и раби господина моего на лице села пребывают, на открытом поле и на земле опочивают. Аз же вниду ли в дом мой ясти, и пити, и спати с женою моею? Како? Жива душа твоя, аще сотворю глагол сей?»

И Давид разгневавшися на Урию посла его паки ко Иоаву с таким писанием: введи Урию противу брани крепкия, и возвратишеся вспять от него, да язвен будет и умрет. Что Иоав в точности исполнил. И умре Уриа Хеттеанин на брани. Жена же услышав, яко умре муж ея, зело рыдаше. И посла Давид по нее, и введе ю в дом свой, и бысть ему жена.103

Господь же, видя, яко зло сотвори Давид пред очима Его, посла к нему Нафана Пророка, который тако рече ему: царю! Суди! Быша два мужа во граде, един богат, а другой убог. И у богатого стада были, и буйволы мнози. У убогого же ничтоже бе, токмо агнца едина мала, юже стяжа, и снабде, и вскорми ю. И прииде некто с пути к мужу богатому, и той не восхоте взяти от стад своих на сотворение обеда путнику, но взя агнцу убогого, и уготова ю на обед мужу пришедшу к нему. И как Давид разгневался на мужа того сказал Нафану: сын смерти есть муж сотворивые сие; и агницу возвратить седмерицею за сие: то Нафан и обратил речь свою к самому Давиду: ты еси муж сотворивый сие. Господь Бог Израилев глаголе: аз есмь помазавый тя в царя над Израилем, и аз есмь избавивый тя от руки Сауловы, и дах ти дом господина твоего, и жены его, и дом Израилев, и Иудин, и аще мало ти есть приложу ти к сим. И на что, продолжает Нафан, презрел ты слово Господне и сотворил лукавое пред очима Его? На что Урию Хеттеанина убил еси мечем, и жену его поял еси себе в жену? И ныне не отступит меч от дома твоего до века.104

Давид, услышав явное в тайне содеянного зла обличение, обличение стороною, притчею на него приведенное, обличение еще и прежде совестью творимое, весьма смутился, восскорбел сердцем восстенал духом, и реке к Нафану: согреших ко Господу, признаю пред Ним преступление мое, исповедую грех мой, и с сердцем сокрушенным молю: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое; наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя, и избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего.105

И Нафан, видя толь истинное Давидово покаяние, толь искреннее греха признание, толь сокрушенное раскаяние, рече ему от лица Божия: и Господь отъя согрешение твое, не умреши 106

Сие священного примера представление научает нас тому, что ежели Христианин будучи обуреваем волнениями искушений, как-то: или гонениями, или похотью плоти, или похотью очес, и прелестями мира, или гордостью житейскою, не устоит в сих волнах, не перейдет сего бурного моря в твердости духа, не перенесет в терпении своего креста, не пребудет цел и непорочен во искушениях, якоже пребыл, и устоял целомудренный Йосиф; но падет, прегрешит, преступит Божественную заповедь, поступит против Евангельского учения: то тотчас должен и восстать, тотчас должен признать грех свой, и исповедать преступление свое, наипаче слыша и изобличающий за сие глас, глас Божий.

Ибо как Давид вскоре по падении своем, по преступлении своем увидел пред собою Нафана Пророка, и услышал его стороною обличающа его во грехе, стороною глаголюща к нему: Ты царю! Похитил чуждую агницу, сотворил лукавое пред Господем: так всякий прегрешающий Христианин вскоре по согрешении своем видит приходящего к нему своего Нафана, видит внутреннего судию, совесть, яко пророка волю Божию ему открывающего, что добро и что зло, ему представляющего, видит его и слышит внутренний глас его, глас обличающий его за беззаконие, слышит и подтверждение из Писания, от гласа Божия, что истинно таковое обличение. Всякий, говорю, погрешающий Христианин слышит внутреннее обличение.

Иному глас совести, согласуя с гласом Божьим, так как Давиду Нафан говорит: ты сотворил зло таковое, ты похитил непринадлежащую тебе агницу; или как Предтеча Иоанн Ироду говорил: не достоит тебе имети жену брата твоего107, а тебе мужа сестры твоея. Другому глас совести представляет, якоже Ахааву: понеже ты убил еси Навуфея ближнего своего для приобретения винограда его, или другого какого стяжания его в наследие себе: сего ради наведутся и на тя всякая злая.108 Одного он изобличает в ярости и гневе; другого в надмении и гордости; иного в ненависти и зависти; в памятозлобии и клевете; кратко: всякого в своих деяниях, в своих страстях, в своих пороках.

Но как Давид, услышав таковое Пророческое обличение, не ожесточился, не пришел в ярость, не удалил от себя во гневе Пророка Божья, или не убил, как Ирод Предтечу, обличавшего его за прелюбодеяние со Иродиадою,109 а смирился, сокрушил сердце свое, признал грех свой пред ним, сказал: согреших пред Господем; и для того не осужден остался, как Ирод, на смерть, на смерть и временную, и вечную, но прощение получил чрез таковое признание, получил отпущение греха, и паки сподобился великой Божьей милости. Ибо Нафан Пророк, выслушав признание его, рек ему от лица Божья: И Господь отъя согрешение твое, не умреши.

Подобно всякой в чем-нибудь погрешивший Христианин при обличении гласа совести, и гласа слова Божья не должен ожесточаться, не должен пребывать в нераскаянности до смертного гроба, не должен грехи на грехи усугублять, и чрез то со Иродом убивать в себе обличающий глас; но обязан, как скоро упал, восставать, имея в сем случае подпорою покаяние, обязан тотчас смириться, сокрушить сердце свое, очистить замаранное пятно свое чрез признание греха, да по нераскаянности своей весь не очернится, и не учинится чрез сие чадом гнева Божия и смерти, обязан тотчас из глубины сердца возопить: согреших пред Господем, да получить по примеру Давидову внутреннее уверение: что Господь отъя согрешение его, и что он за чистосердечное покаяние не умрет уже вечною смертью. Всякий Христианин, подверженный претыканию о камни искушений, непременно должен иметь покаянное сердце. Всегдашнее смирение перед Богом, беспрерывное уничижение пред людьми, искреннее сокрушение духа и сердца доставляют неизреченно великую пользу Христианину, плывущему по бурному морю жизни сей.

Таковое расположение внутренности, такая умилостивительная жертва не только приобретает Благодать Божью прощающую прежние грехи, те, которые Христианин соделал, те, в которых он кается, те которых отпущения просит, не только те грехи отъемлет, заглаждает, потребляет, уничтожает; но получает также Благодать подкрепляющую против имеющих впредь случиться искушений. Таковое расположение внутренности действительно предохраняет, и даже удаляет Христианина от грехов. Ибо кто сокрушен сердцем: тот всячески будет бегать гордости, яко и самого отца ее дьявола. Кто сокрушен сердцем: тот не станет лицемерить, не будет тщеславиться добродетелями, якоже Фарисей. Кто сокрушен сердцем: тот не может обожать сребролюбия, не может алкать лихв, и собирать роста на росте. Кто сокрушен сердцем, и чувствует бедность человечества своего: тот не будет полагать блаженства своего в богатстве, удовольствия в чести, спокойствия и радости в увеселениях мирских. Кто сокрушен сердцем: тот не только не будет угождать похоти плоти, служить страстям сластолюбия и сладострастия, не только не будет обоготворять мамона своего идоложертвуя ему многоразличными, весьма излишними яствами и питием, и осквернять тела своего любострастными, беззаконными деяниями; но будет и нужное в пищи и питии употреблять со осторожностью, с умеренностью, станет и в позволенном плотском действии, в законном союзе супружества знать, по увещанию Апостола Павла, и время, и пределы.110 Кто сокрушен сердцем: тот бедному окажет милосердие; тот обидевшему его без любомщения и ярости отпустит и простит. Кратко: кто сокрушен сердцем, и признает ничтожество и слепоту свою: тот всегда будет стараться убегать тьмы, удаляться дел злобы; тот всегда станет стремиться к свету Христову, станет воспламеняя себя верою и любовью к Нему, воспарять на горняя, воспарять на крилах добродетелей; и при помощи Благодати Его неоскудно смиренным подаваемой без сомнения мало по малу победит искушения, взойдет на высокую степень совершенства, и достигнет со временем к свету Христову, в Царство Его, где и прославится. Вот какая польза может произойти от всегдашнего покаяния, от беспрерывного сокрушения сердца!

А напротив непокаянное сердце, несокрушенный дух, нераскаянность во грехах бывают причиною бесчисленных зол как временных, так и вечных. Ежели кто единожды преткнувшись о камни искушений, или честолюбия, или сребролюбия, или сладострастия, – ежели кто единожды прельстившись или похотью плоти, или похотью очес, или гордостью житейскою, и слыша обличение как от гласа совести, так и от гласа Божия, не послушает обличения сего, заглушит оное, не покается, и еще обманывать себя станет ложным представлением греховных приятностей и удовольствий: то таковый не только не восстанет из тины пороков, но еще в большую ввергнется. Он к порокам расслабится, а к добру ожесточится; он ко тьме прилепится, а света бегать будет, опасаясь, да не обличатся темные дела его,111 дела злобы. И тако он совсем отчуждится от Благодати Божьей, лишится участия в примирительной крови Христовой, и учинится неспособным ко исправлению.

Нераскаянность не только безнадежна ко исправлению, но и наклонна ко всякому злу. Нераскаянность умертвив духа греховным ядом, усыпив совесть приятным плотским очарованием, ожесточив сердце на все отваживается, во всякие роды беззакония вдается, вдается и в ненависть, и в клеветы, и в убийство, и в пьянство, и в любодеяние, и в немилосердие, и в лихоимание, вдается не только тогда, когда от грехов чувствует плотское услаждение и удовольствие, но уже и тогда, когда воспящается от оных видимыми Божескими наказаниями, как-то: гладом, язвою, бранию, и прочая. Ожесточившаяся нераскаянность дотоле в упорстве своем, в беззакониях пребывает, как Фараон: доколе на подобие его не погрязнет, доколе не прекратит дней своих, доколе не снидет во гроб. Ожесточившаяся человеческая нераскаянность уподобившихся в сей жизни ожесточению адских духов и по смерти к ним преселится, прилепившись здесь ко тьме и там во тьму заключится, предастся мучениям злобной власти. Вот участь нераскаянности!

Но таковое сердце, таковое расположение духа, яко подобное закоснению адских духов злобы, есть самое нечестивое, языческое, тех, которые ни малейшего упования не имели; есть расположение противнейшее Святейшему Христианству. Кто так закоснел во грехах, кто так ожесточился, что ни малейшего не показывает исправления: тот не есть Христианин, не есть чадо Божие, но чадо дьяволово, Христианское сердце должно быть сердце покаянное, сокрушенное, всегда Бога умоляющее, покаяние приносящее, и отпущения грехов просящее.

По сему, Христиане, когда мы не снесши какого искушения падем, никак не должны лежать в той грязи, в том грехе, не должны ожесточаться, и грехи грехами умножать, пока совсем не погибнем: но падши, и услышав глас совести, и глас Слова Божия, нас в беззаконии обличающие, тотчас должны отрясти от внутренних очей греховный сон, тотчас должны отчувствоваться, сокрушиться, смириться, и восстать чрез покаяние. Христианин подвергаясь слабостям человеческим всегда должен с Давидом воспевать сию покаянную песнь: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое; наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; я признаю беззаконие мое, и грехи мои всегда предо мною. Окропи мя иссопом Благодати Твоея, и очищуся, омый мя, и паче снега убелюся. Сердце чисто созижди во мне , Боже, и дух прав обнови во утробе моей.112 И должен он воспевать сие не устами токмо, но прямо духом сокрушенным, сердцем смиренным, с сильным желанием, да Премилосердый Господь Бог низпослет Благодать Свою, которая бы грехи ему простила, против зла подкрепила, и в добре утвердила.

Ежели Христианин в таком духе, и с таким намерением будет каяться, и станет просить помощи Божией: то без всякого сомнения получит просимое. Христианин духом сокрушенный, спасения ищущий скоро уверится, что Господь отъя согрешения его, мало по малу исправится, и наконец так будет успевать в добродетелях, что в вере и любви ко Христу, в познании Его, и в хорошем расположении к ближним достигнет в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова.113 Аминь!

Беседа XI. О Иисусе Христе, яко о образе совершенного Бога, и совершенного Человека, или о том, что Христианин, желающий учиниться совершенным человеком, и следовательно образом Божьим, должен быть подражателем Христовым.

Толик имуще облежащ нас облак свидетелей гордость всяку отложше, и удобь обстоятельный грех, с терпением да течем на предлежащий нам подвиг, взирающе на Начальника веры и Совершителя Иисуса

(Евр.12:1:2)

Мы в предыдущих доселе продолжаемых беседах не другое что описывали, как путь, по которому верующий человек должен шествовать к внутреннему совершенству своему, к возвращению и приобретению первобытного состояния, кое человек по единой Благодати получил от Бога в Сотворении, коего по неосторожности своей лишился он в падении, и которое паки может быть доставлено и сообщено ему Благодатью Божьей и заслугами Христовыми во Искуплении. Истинные средства учиниться человеку паки таким, каков он был в Раю, суть вера и любовь ко Христу, твердое упование на дражайшие заслуги Его, и подражание святой жизни Его.

Но как мы теперь не духовные еще человеки, а плотяные, млеком питающиеся, а не твердым брашном, земная мудрствующие, а не небесная,114 – которые не только не готовы совершенно веровать во Христа, и во всем подражать святому житию Его, но ниже допускаем, чтобы таковое подражание слабым смертным возможно было: то, чтобы грешный человек не почитал сего невозможным, не отчаявался о исправлении своем, не бегал света по причине великой тьмы своей, мы предписали для сего путь гораздо удобнейший, по которому шествовали во всем подобные нам человеки, и достигли совершенства, по которому и мы мало по малу восходя на высоту можем получить способность подражать и самому Христу, а через Него приобресть и первобытные внутренние дарования; – мы предписали путь таковый:

Человек, грешный человек, покрытый тьмою повреждения своего, и удручаемый несносным греховным рабством, который сам по себе не только не может что-нибудь благое сотворить, но ниже помыслить, должен сперва только признать рабство свое, бедность свою, и устремить ко Господу сильное желание, чтобы Он избавил его от сего, должен только вопить и молить Его, так как вопили Израильтяне, находившиеся в Египетском рабстве.

Потом, услышав глас Слова Божья уверяющий о помощи Христовой, об избавлении чрез Него из греховного рабства, и повелевающий ему выйти из поврежденного состояния, беспрекословно должен начать шествие свое, должен принести во всех своих согрешениях покаяние, оставить оные, подобно как Авраам, по повелению Господню, оставив и дом, и отечество свое, вышел из земли своея.

Начавши же таковое шествие, оставив прежнюю греховную жизнь, со временем должен и совсем обрезать плотяное сердце свое, должен обрезать всю привязанность оного не только к миру, не только к плоти, не только к мирским вещам, и к плотским страстям, но и самую плотскую, чувственную привязанность к родителям и родственникам, якоже и Авраам обрезал плоть свою в знак мира с Богом.

А когда успеет во обрезании сердца своего, в уничтожении привязанности к миру и плоти: тогда как Авраам хотел принести в жертву Богу сына своего; так и он должен пожертвовать самим собою, должен всего себя посвятить Богу, и служить Ему Единому истинным внутренним служением по примеру благочестивого Авеля, а не лицемерного Каина, который отправлял наружное жертвоприношение.

Но как жизнь человеков, особливо человеков праведных есть война, отовсюду являются многоразличные искушения, отовсюду ополчаются на них враги, которым и он может быть подвержен, яко человек странствующий: то для сего должен он взять в пример терпение и мужество Йосифово, и оными побеждать всякие на пути встречающиеся искушения.

Ежели же он не устоит против какого искушения, падет: то тотчас должен, подражая Давиду покаяться и восстать, и паки право ходить не погрешая.

Сим-то путем должен всякий Христианин шествовать ко спасению своему; таким-то образом должен всякий Христианин восходить от малых к великим вещам, от низших на высшие степени совершенства, и приближаться к совершенному подражанию Начальнику веры Иисусу Христу.

Толик имуще облежащ нас облак свидетелей, толикое имея пред очами множество примеров ветхозаконных мужей, подобных нам по естеству человеков, но в вере и любви весьма отличившихся и прославившихся, отложим, Христиане, всякую гордость, и удобь обстоятельный грех, и с терпением течем на предлежащий нам подвиг, взирающе на Начальника веры и Совершителя Иисуса, отложим тьму, подражая оным, и последуем истинному Свету, Христу. Нужно бо нам, Христиане, таковыми степенями приходить в Святейшем Христианстве в возраст, приходить в вере и познании Бога в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова, нужно во всем подражать Ему.

Иисус Христос, Спаситель мира, есть Сияние Славы Бога Отца, и Образ Ипостаси Его.115Он яко Сын Божий есть образ совершенного Бога, а яко от Девы рожденный есть образ совершенно человека. Следовательно, чтобы нам паки придти в первобытное состояние, паки быть совершенными человеками, паки восприят и носит на себе образ Божий, непременно должны мы учиниться истинными и ревностными подражателями Иисусу Христу. Иисус Христос Сын Божий по уверению Его Самого есть путь, истина и живот.116 Посему первый долг наш есть познавать и веровать во Христа, и подражать святой жизни Его, да получить чрез Него истинный свой живот. Все мы Христианами называющиеся должны подражать Ему: И именно:

Как Иисус Христос единственно для того пришел в мир сей, и воплотился, чтобы небесным учением Своим открыть человекам волю Божью, и привести их ко исполнению оной, и чрез то избавить их от греховного рабства: так и мы не другой какой конец бытия своего в мире сем должны предполагать себе, как чтобы из учения Христова узнать, что есть воля Божья, святая, угодная, и совершенная,117 и, чтобы исполнить ее в точности, и чрез то приобресть правду, и мир, и благодать Божью.

Как Иисус Христос во все время юности своея, даже до тридесяти лет, занимаясь рукоделием мнимого своего отца Йосифа, пребывал во уединении, и как бы приуготовлял Себя к удобнейшему исполнению Небесного Посольства Своего: так и мы младые лета свои, да и всю юность жизни сея не должны проживать в праздности и нерадении, в развратном рассеянии, в беспутной необузданности; но должны употреблять оные как на тщательное исполнение частных должностей, так и на другие упражнения, служащие приготовлением ко исполнению Христианского небесного звания, должны употреблять в спокойствии совести, в безмолвии мыслей, в тишине духа.

Как Иисус Христос вступивши в самое исполнение должности Посольства Своего неусыпное прилагал тщание, чтобы невежественных, непросвещенных человеков научить и просветить светом учения Своего: так и мы, нося на себе имя Христиан, должны быть тщательны в просвещении помраченного разума своего учением Христовым; должны поучаться по увещанию Давидову, в законе Господни день и нощь,118 и почитать оное учение, яко живот имеющее в себе, паче всякого бездушного злата и сребра, и паче всякого чувственного услаждения.

Как Иисус Христос, приняв зрак раба, воплотившися, в наше бренное естество облекшися, во всем учинился подобным нам, кроме единого греха; никакая бо лесть не обрешеся во устах Его, и никакому не был Он причастен греху: так точно и мы, нося на себе сие бренное вещество, и оставив всякий грех и всякую плотскую нечистоту, должны, и можем учиниться подобными Христу.

Как Иисус Христос во все время жизни Своея кроток был и смирен сердцем, и слушающим Его говорил: научитеся от Мене; яко кроток есмь и смирен сердцем;119

Он любил врагов Своих, прощал обидящим, укоряем был, и противу не укоряше, гоним, и не отмщеваше: так и мы, уничижив себя, должны быть смиренны и кротки, должны любить не только друзей, но и врагов, всякого человека, яко ближнего своего, должны благословить клянущих, и молиться за творящих нам напасть.120 Сие бо есть существенный знак истинного, совершенного Христианства.

Как Иисус Христос ни о чем не пекся наружном; ни об имении, ибо Он Сам о Себе так говорил: лисицы норы имуть, и птицы небесные гнезда, Сын же человеческий не имать где главы подклонити;121ни о чести; понеже как скоро помыслили Иудеи о том, чтобы возвести Его на царство, тотчас скрылся Он от них;122 а старался единственно о том, чтобы Ему обнищавшу, и в бесчестие у мира пришедшу обогатить человеческие души внутренними дарованиями и возвести их на первобытное достоинство: так и мы не на то все свое старание должны употреблять, чтобы хотя какими неправдами умножить богатство, или какими происками взойти на чести; но должны, не прилагая сердца своего к наружным вещам, пещися о умножении внутренних совершенств, как-то: о просвещении разума светом Евангелия, о приведении воли своей в послушание веры, о исправлении сердца и нравов, должны пещися о благородстве душ своих.

Когда Иисус Христос столь послушлив был воле Отчей во исполнении Посольства Своего, что и умереть на кресте не отрекся, хотя и тягостно казалось Ему сие по человечеству Его. Ибо Он при наступлении страдания смерти говорил: Отче Мой, аще возможно есть, да мимо идет от Мене чаша сия; однакож во изъявление послушания Своего присоединял: обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты.123 Подобно и мы столь покорны должны быть воле Божьей во исполнении святого хотения Его, что хотя бы какая трудность и прискорбность встретились с нами при исполнении оного, то мы обязаны мужественно, великодушно, и терпеливо перенести оныя, исполнить Богом назначенное и заповеданное, яко существенный долг Христианского звания своего.

Как Иисус Христос из любви к нам, дабы оживить и воскресить нас, действительно пострадал и умер на кресте: так и мы из благодарности и любви ко Христу, подражая Ему, должны умереть греху и миру, должны умереть на кресте покаяния, да, якоже Он воскрес из мертвых, и вознесся на небо ко Отцу Своему, такожде и мы воскреснем из мертвых прегрешеньми, обновимся, и вознесемся с Ним туда, идеже Он ныне с прославленным человечеством Своим пребывает.

Поистине, всякий Христианин должен быть уверен, что не другим каким образом можно достигнуть человеку до первобытного совершенства своего, к возвращению образа Божия, и к приобретению истинного блаженного живота, как чрез Христа, чрез веру в Него, и чрез последование Ему. Он есть Образ совершенного Бога, и совершенного человека. По сему кто хочет быть совершенным человеком, и изображать собою Бога: тот непременно должен подражать Ему.

Потщимся убо, братие, хотя мало по малу отдираться от земли, и возвышаться к небесам, оставлять мудрование земное и начинать небесное; потщимся вышепоказанным путем восходить от низших на высшая, подражая ветхозаконным Праотцам и первенствующим Христианам, да их тихим последуя стопам учинимся подражателями самому Иисусу Христу, а чрез Христа уподобимся и Богу Отцу.

О когда бы нам, по увещанию святого Апостола Павла, соделаться, якоже чадам возлюбленным, подражателями Богу!124 В сем состоит все совершенство, и в сем заключается все Блаженство человеческое. Аминь.

Беседа XII. О праведном Ное спасшемся от погибели всеобщего потопа, или о следствиях случиться имеющих Христианам пекущимся о Спасении своем, и нерадящим об оном

И рече Господь Бог Ною: сотвори себе ковчег от древ негниющих четвероугольных: гнезда сотвориши в ковчези, и посмолиши его внутрь уду, и вне уду смолою. Аз бо наведу потоп, воду на землю, погубити всяку плоть, в ней же есть дух жизни под небесем; и елика суть на земли, скончаются.

(Быт.6:14:17)

В продолжении прежнего мира Господь Бог, увидев, яко умножишася злобы человеков на земли, и всяк помышляет в сердце своем прилежно на злая во вся дни, – Господь Бог, увидев, что человеки уже суть единая плоть, сделались токмо земными, плотскими, чувственными человеками, – что все человеки благая Его по неблагодарности своей во зло употребили, смесили духовное с телесным, все учинили в себе нечистым, плотским, – Господь Бог увидев сие вознегодовал, и раскаялся, яко сотвори человека, и рече: не имать Дух Мой пребывати в человецех сих во веке, зане суть плоть; в нечистой бо плоти Дух Мой жити не может. Сего ради потреблю человека, его же сотворих, от лица земли, от человека даже до скота, и от гада даже до птиц небесных.125

Но как Ной был человек праведный и совершенный в роде своем, он единый во всем мире не употреблял во зло Божественных даров, не участвовал в беззакониях прочих человеков; следовательно, не оскорблял Величества Божия, а всегда благоугождал пред Ним, всегда исполнял повеления Его, творил волю Его, шествовал по стопам Его: то по сему и открыл ему Господь Бог гнев Свой на человеков, и имеющее быть им наказание. Он сказал ему: время всякого человека прииде пред Мя, яко исполнися земля неправды от них; и се Аз погублю их и землю.126А чтобы тебе, продолжает Господь, не погибнуть с нечестивыми, то ты сотвори себе ковчег от древ негниющих четвероугольных: гнезда сотвориши в нем, и посмолиши его. Аз бо наведу потоп, воду на землю, погубити всяку плоть, в ней же есть дух жизни под небесем: и елика суть на земли, скончаются. Ты же вниде в ковчег, и сынове твои, и жена твоя, и жены сынов твоих. И от всякие плоти, как-то: скотов, зверей, птиц, возьми с собою по два, мужеский пол и женский, да все спасется.127

Ной, услышав чрез глас Божий таковое откровение, тотчас начал созидать себе ковчег, и созидая, проповедовал собратии своей, имеющее быть водою наказание: но нечестивые человеки не только не послушали его, не только не устрашились наказания, не только не обратились к Богу, но еще смеялись ему. Ной, создав ковчег, вниде в него128 со всеми домашними своими, и с нужными для населения видимого мира животными, и тако спасеся от всеобщего потопа. А прочие человеки, яко нерадевшие о избавлении своем, все водою погибоша.

Подобно сему будешь и при конце продолжения нынешнего мира. Господь Бог, видя и ныне умножившееся по всему миру нечестие человеческое, и не хотя по Благости Своей, да все погибнуть гневом Его, явил чрез Воплощенное Слово Свое, открыл чрез Иисуса Христа волю Свою, благоволение Свое, да желающий избавиться от всеобщей погибели нечестивых человеков созидают себе ковчег Спасения, созидают по примеру Ноеву со всякою поспешностью и послушанием, созидают от древ негниющих, из материи невещественной, духовной, вечной.

Сей Посланник Божий открыл в Божественном Слове Своем как Сам Собою, так и чрез других Проповедников правды, что в последние дни, егда благоволит Бог скончатися миру, и прияти комуждо по делам своим, будет такова скорбь, какова не бысть от начала создания Божия; по скорби же той солнце померкнет, и луна не даст света своего, и звезды будут с небесе спадающе. И силы, яже на небесах, подвижутся.129 Сей Посланник Божий открыл, что как в прежнем мире дождь с небес спаде, и водою вся земля погибе: так нынешняя небеса и земля блюдутся огню на день суда и погибели нечестивых человеков;130так и в нынешнем мире снидет огнь с небесе, и яко река огненная по земле потечет, и поясть все,131что ни будет встречаться оной.

Всеблагий Господь открыл сие из любви к человекам, да человеки заблаговременно приуготовляются к таковому великому и страшному дню, да приуготовляются созидающе себе духовный Спасения ковчег, да приуготовляются всегда бдяще и молящеся, всегда бодрствующе в благих делах, а не спяще в греховных нечистотах, Он не только сие открыл, но учением Своим и то представил, как и созидать Спасения ковчег. Он для сего предписал правила, заповеди предал, и жизнею Своею пример сему показал.

И ежели кто из Христиан, веруя таковому о конце нынешнего мира и всех человек откровению, и повинуясь Господню о создании ковчега Спасения повелению, созидает оный, созидает последуя правилам Христом во Евангелии предписанным, созидает подражая примером благочестивых в вере и любви к Богу прославившихся, и Священною Историю нам представляемых Мужей, созидает всегда ходя по стопам Христовым; – ежели кто, оставив чрез покаяние и обращение к Богу всякое неверие, заблуждение и нечестие, в которых погрязли прочие плотские человеки; созидает свой внутренний ковчег, духовный храм из не гниющих древ, и несгораемых вещей, подобных злату и сребру, из вещей духовных, вечных, из вещей от Самого Бога назначенных и даруемых, каковы суть Вера и Любовь ко Христу, и происходящие от них благие дела пред Богом творимые, и подобным себе человекам оказываемые; – ежели кто подражая Авелю, Аврааму, Исааку, Йосифу, Давиду, и Самому Христу, старается быть праведным и совершенным в роде своем, всячески старается, чтобы всегда ходить пред Богом, благоугождать пред Ним, быть во всем послушным, и смиренным исполнителем Святой Воли Его; – ежели кто утверждает сей Спасения ковчег мужеством и терпением, бдением, молитвами и неустрашимым ожиданием последнего часа, украшает оный извнутри и отвне чистотою, целомудрием, воздержанием, и другими добродетелями, и чрез то делает оный более и более духовным: то всякой таковый без сомнения, якоже Ной, обрящет Благодать пред Богом; всякий таковый, яко духовный, а не плотяный, воспримет Духа Божия, и сей Дух Господень пребываши будет в нем во веки; всякий таковый по смерти ли, или прежде смерти, будучи постигнут оным страшным последним часом, избавится в духовном своем ковчеге от пожирающего все вещи огня.

Как Ной с домашними своими создав себе ковчег, и вшед в оный не погиб совместно с плотскими человеками, но вознесеся на водах, яко на облаках, и по уменьшении воды остановился ковчег его на горе, и он увидел как бы новую землю и новое небо, вышел на оную, и создал жертвенник в благодарение Богу: так точно и созидающий себе духовный ковчег с прочими, подобно ему пекшимися о Спасении своем, не успнеть, не умреть132, не будет гореть на земле, понеже он еще в мире умер о Иисусе Христе, отложил ветхое, огню подлежащее; но, воставши яко от сна, воскресши, изменившися, прешедши из тленного в нетленное, восхищен будет на облацах, в сретенье Господне на воздусех; и тако133 избавишися Благодатью Христовою от погибели всего мира в ковчеге Спасения узрит небо ново и землю нову, и прекраснейший святый град, горний Иерусалим, и со Иисусом Христом внидет в оную Скинею Божию, приступит к Престолу Всевышнего, яко уже к необуреваемому пристанищу, и во Христе всегда с Богом будет, и Бог с ним. Вот что наследит побеждающий мир, плоть, и дьвола! Вот участь по примеру Ноеву корабль Спасения созидающего! Ему Бог будет во отца, и он будет Ему в сына.134

А напротив, кто не внимая откровению Божию, не слушая гласа Воплощенного Слова, как бы не веруя Святому Благовествованию Его, и не уважая прочих увещаний Проповедников правды, не только не помышляет о поправлении внутреннего храма своего, о созидании ковчега Спасения, но еще, по подобию нечестивых людей прежнего мира, смеется над таковым делом верующих мужей, кощунствует в рассуждении Божественных вещей; – кто не возбуждаясь учением Христовым, не трогаясь житием Его не только не думает об отделении духовного от плотского, о восстановлении внутреннего существа своего, но еще всеми образами умерщвляет оное; – кто, пленяясь более примером подобных себе сластолюбцев и плотоугодников, последствует их нечистотам, ходит по словам Апостола Петра, во след скверных похотей плотских, не радит о господствовании Воли Божией над собою, продерзостен, привязан к единой чувственности, яко неразумное животное, любит все дни препровождать в сластях, как бы ясть плотские удовольствия; – кто и очи имеет исполнены блудодеяния, и непрестанного греха, и не только сам в сих пребывает, но прельщает к тому и души неутверждены; – кратко сказать: кто так повредил себя, так смесил духовное с плотским, что плотское совсем овладело духовным, и умертвило оное; – кто сделался единою плотию, неразумным животным, земным веществом, источником безводным, древом бесплодным, облаком и мглою ветром разврата всюду переносимою:135 в том Дух Божий не имать пребывати, и Благодать Творческая не может обитать; того худая постигнет кончина; тот примет достодолжную мзду за неправду свою, претерпит гнев и мщение Божье; тому мрак темный во веки блюдется, приуготовляется вечная смерть.

Всякой таковый яко плотский, к земле привязанный человек во время страшного суда, тогда, когда огнь спадет с небесе, и будет палить ветхую землю, на земле останется, и будет на ней гореть в огне; да и после страшного суда в огонь же ввержется. Всякой бо, иже в то время не обрящется в книзе животной написан, ввержен будет в озеро огненное.136Поистине всем, как-то свидетельствует Иоанн Богослов в Откровении, страшливым, боящимся ради трудностей вступить в Христианский подвиг, и неверным, всем плотским человекам, и скверным, и убийцам, и блудь творящим, и чарования деющим, идоложерцем, и всем лживым часть в озере горящем огнем и жупелом, еже есть смерть вторая.137

Христиане! Верно слово Господне, что как в духовном мире Всеблагий Бог добрых Ангелов, послушных Воле Его, и покорных Власти Его соблюл, усовершенствовал, учинил причастными всего Блаженства Своего; а напротив духов злых, ангелов согрешивших, возгордившихся, вышедших из Господства Божья, не пощадил по Правосудию своему, но пленницами мрака связав предаде на суд мучимы блюсти; – как в наружном первом мире праведного Ноя, Проповедника правды с семью токмо лицами сохранил; а прочих всех нечествовавших потом погуби; – как прежде грады Содомские и Гоморские сжег, разорением осуди, дав образ наказания всем нечествовати хотящим; а праведного Лота обидимого от беззаконных в нечистоте сожития избави:138подобно сему и в нынешнем наружном мире и духовном будет.

Праведные Христиане, тщательно старающиеся о созидании ковчега своего, о Спасении своем, без сомнения не только избавятся от огня и вечной смерти, но еще чрез Иисуса Христа, Спасителя своего в Боге Отце получать блаженный живот: а напротив плотские человеки, ложные Христиане, нечестивые люди, небрегущие о Спасении своем, всегда как бы спящие во грехах и беззакониях своих, все, яко в потоп, во огнь погибнут. Весть бо Господь благочестивые от напасти избавляти;неправедники же на день судный мучимы блюсти.139

Бдите убо, Христиане, увещеваю вы увещанием Христовым, всегда добро творяще, и на всяко время молящеся, а не спите во грехах, да сподобитеся убежати всех сих хотящих быти, и стати пред Сыном человеческим, и внити в славу Его.140

Сии Беседы говорены по Воскресным дням от недели святых Праотец до недели Сыропустной, то есть от 13 декабря до 7 марта.

II. Беседы о истинном покаянии, или внутренний плач человека Христианина над духовным пленением Израиля, над разорением внутреннего Иерусалима, над опустошением живого храма Божия, основанный на Плаче Иеремиином

Како омрачи во гневе Своем Господь дщерь Сионю, сверже с небесе на землю славу Израилеву, и не помяне подножия ногу Своею в день гнева и ярости Своея.

(Плач. Иерем. 2:1)

Беседа I. О том, что Христианин должен плакать, видя человека из первобытной славы низпадша, и в духовное пленение отведенна

Вижде, Господи, яко скорблю, утроба моя смятеся во мне, и превратися сердце мое, яко горести исполнихся.

(Плач. Иерем. 1:20)

Горестно плакал Иеремия Пророк, сидя вне разоренного града Иерусалима, о падении Иудина царства. Горестно плакал Иеремия сын, Хелкиев, видя, что Израильский народ, – народ толико облагодетельствованный, толико прославленный и возвеличенный, от Бога оставлен, презрен, в руки врагам предан, много избиен, а большею частию отведен в плен, в языческий город Вавилон. Горестно плакал Иеремия о злоключениях соотечественников своих, и о грехах их, причинивших им таковые злоключения.

Кто даст, говорил он, главе моей воду, и очесем моим источник слез, и плачуся день и нощь о побиенных дщере людей моих?141 Виждь, Господи, вопил он, яко скорблю, утроба моя смятется во мне, и превратится сердце мое: яко горести исполнихся. Отвне обезчади мене меч, аки смерть в дому.142 Оскудеша очи мои в слезах, восклицал он, смутится сердце мое, излияся на землю утроба моя о сокрушении дщере людей моих, видя, яко алчут и жаждут младенцы и ссущии на стогнах градских.143 Како взывал он от горести, омрачи во гневе Своем Господе дщерь Сионю, како сверже с небесе на землю славу Израилеву, и не помяне подножия ногу Своею в день гнева и ярости Своея!144

Как бы так сказал: что я вижу? Откуда сие? Как сделалось, что дщерь Сиона, Богом возлюбленный Израильский народ подлежит великому гневу Божию; тот, который яко солнце блистал между языками, ныне омрачися от ярости Господней, прииде в презрение и поношение от людей, ввергся во тьму заточения; тот, который до небес вознесен был, славою почитался не только во Израиле, но и во всем мире, ныне на землю свержен, в бесчестие приведен, до ада низведен, в Вавилонский плен отведен, и так, что Господь в сем гневе и ярости Своей ниже воспомянет о подножии ног Своих, о тех, с которыми Он всегда ходил, которых Он всегда путеводительствовал, которых всячески защищал от врагов, ныне ниже воспомянет о них содержащихся в иноплеменнических руках?

Како сынове Сиони честнии, одеянии златом чистым вменишася в сосуды глиняны, в дела рук скудельничих? Как сделалось, что те люди, которых Господь яко потребных, яко нужных, яко некое сокровище Свое всегда соблюдал, от глада предохранял, от Египетского рабства освободил, в пустыне не погубил, в Обетованную землю ввел, кратко: во всякое время, на всяком месте, во всех случаях сохранял, – те люди вменились в сосуды глиняны, в дела рук скудельничих, вменились в ничто, и отданы, яко непотребные, во владение иноплеменникам?

Весьма горестно плакал о сем Богодухновенный Пророк Иеремиа!

Но как сей святый муж плакал о наружном пленении Иудейском в городе Вавилоне, в руки иноплеменников: так точно, и горше еще должен плакать всякий Христианин сидя вне небесного Иерусалима, должен плакать видя духовное пленение человеческого рода. Поистинне ежели есть в ком Христианское сердце, ежели есть в ком Пророческий дух, ежели кто испытует Волю Божию, и знает точно как первобытное, так и настоящее состояние человеческое: то не может тот ничем в мире сем увеселяться, не может увеселяться не только пирами, не только честьми, не только богатством, не только пустыми потехами, но и самою Благодатью Христовою, самым Искуплением Его.

Он хотя по благости и человеколюбию Небесного Отца, по милосердию и любви Спасителя, содействием Святого Духа сам и избавился от духовного плена, как Пророк Иеремия от Вавилонского, он хотя Благодатью Искупителя и освободился сам от рабства греховного: однако видя собратию свою, соотечественников своих лишенных свободы, в греховном плене находящихся, никак не может веселиться и радоваться, а непременно должен соболезновать, должен с Пророком Иеремиею говорить: Кто даст главе моей воду, и очесем моим источник слез, и плачуся день и нощь о погибели человеческой; должен плакать: яко отъяся от сына Сионского вся лепота его,145и омрачи его Господь во гневе Своем, сверже с небесе на землю, и не помяне подножия ногу Своея; должен плакать, представляя себе первобытное величество и блаженство человека, и нынешнее бедствие его.

Что бо был прежде человек, когда находился в Раю? Человек хотя был и из земной персти создан, хотя был и из стихий мира по телу составлен: однако Дыханием Божьим так был оживлен, так Духом Создателевым был оживотворен, что он получил чрез сие подобного Божью духа, озарился светом Его, учинился совершенным образом Его. Он был совершеннейшее из всех видимых вещей творение; он слава был наружному миру; он владыка был над всею видимою натурою. Господь бо поставил его господином над делы руку Своею, вся покорил под нозе его. Господь всякою славою и честью венчал его, он малым чим умален был от Ангел,146он был удивлением Ангелов, он был утешением Божьим, он был любимцем Триипостасного Божества, яко Совершенное Подобие Его, он был небесный житель, жил в прекраснейшем Раю, подобном небесам, в сладостнейшем месте, во Эдеме на востоце созданном, питался Божественною пищею, небесною манною, одевался нетлением своим, райским светом. Он всегда с Богом ходил, с Богом беседовал, Богом наставляем и путеводительствован был. Кратко сказать: человек был любимый, честный, и избранный сын Сиона, одеян златом, украшен сребром чистым. Сие был прежде человек!

Что же он ныне? Ныне отъяся вся лепота сия от сына Сионского; ныне он лишился Духа Божия, зане в дебре преступления уклонился от Господа, ныне едвали имеются какие остатки Образа Божия, ныне он плоть, ныне он червь, а не человек, поношение и уничижение прежде бывшего человечества, и безчестие всего видимого творения. Ныне человек есть ложь. Всякое дыхание хвалит Господа, вся тварь прославляет руку создавшего ее, совершая Богом учрежденный порядок, поступая по Божественному плану, исполняя святую Волю Его, верно служа Ему. Человек же, по совету отца лжи, солгал Богу, он нарушил творения порядок, выступил из Божия плана, удалился от Создателевой Воли, и чрез то посрамил творение, обесчестил дело рук Создателевых.

Сего ради ныне и омрачи его прогневанный Господь, омрачи, лишив Божественного Своего света, омрачи, представив ему пред очи его постыдную наготу его, омрачи, облекши его в кожаные, скотам подобные ризы. Ныне сверже его с небесе, сверже сына Сионского из горнего Сиона, сверже и попра славу человеческого рода, изгна из восточного Рая райского жителя на землю, в общее всем животным жилище, изгна из веселого, приятного и радостнейшего места в юдоль плачевную. Ныне так прогневался на него Господь, что и не помянет о подножии ног Своих в ярости Своей, не помянет о образе Своем, не помянет, что человек в иноплеменнических руках.

Должен убо истинный Христианин плакать, видя, что ныне человек уже не житель неба, но земли, не житель Рая, но места плача; ныне он не в Отечестве своем, но в земле чуждой, не гражданин небесный, но странник земной; ныне он не в господствовании, но в рабстве, в плену дух его ныне у греха, в плену у дьявола, плоти и мира. Должен Христианин плакать, что ныне человек по своей воле потерял свободу свою, ныне почти принужденно привлекается ко злу. Ныне мир прелестями своими, плоть похотьми влекут его в рабство греховное, влекут творить волю вражью, волю дьяволу. Ныне он пленник, ныне он в блудном Вавилоне мира сего обитает, во тьме пребывает, между родом прелюбодейным и грешным живет, жизнь рабскую, плотскую препровождает, хотение миродежца, князя тьмы века сего исполняет. Ныне что советует дьвол, на то человек и соглашается; что представляет мир, то и избирает; в чем удовольствие находит плоть, к тому и пригвождается; куда влечет его какая страсть, туда и стремится, хотя бы то было в явную пропасть, в самый ад. Ныне он в сих оковах ходит, ныне он сим врагам себя предал, которые держат его в руках своих, и непрестанно мучат. Вот что ныне человек! Вот до какого состояния дошел!

Как же не плакать Христианину о сем, как не плакать тому, который при свете Евангельском, при Откровении Господнем ясно отличает первобытное состояние человека от нынешнего состояния, который знает из учения небесного Мессии, сколь превосходно и блаженно оное житие, и сколь низко и бедственно сие, который видит внутренними очами, очами веры, драгоценность Вечности и ничтожность временности, который живо чувствует радость и веселие райской свободы, и тягость греховного рабства, духовного плена?

Как не плакать такому человеку о человеческом роде, который первого совсем лишился и подвергся второму, лишился Блаженства, и подпал осуждению? Поистинне всякий знающий, и действительно чувствующий сие должен плакать не только в сие постное для оплакивания грехов и беззаконий установленное время, но и во всякое, во всякое должен воздыхать и стенать сице со Иеремиею говоря: Кто даст главе моей воду, и очесем моим источник слез; и плачуся день и нощь, яко сынове Сиони честнии, одеяниии златом чистым, светом Божественным, вменишася в сосуды глиняны, в дела рук скудельничих, и в плане отведошася. Аминь.

Беседа II. О том, что Христианин должен плакать, видя, что внутренний Иерусалим взят и разорен врагами за преступление человеческое

Како седе един град умноженный людьми? Бысть яко вдовица, умноженный во языцех; владяй странами бысть под данию.

(Плач. Иерем. 1:1)

Плача плакася Иеремиа в нощи, и слезы его на ланитах его, и несте утешающего его от всех любящих его;147 плача плакася Пророк о пленении Израильского народа в Вавилоне, и плач его тем более умножался, тем более увеличивалась горесть сердца его, что он, представляя плен соотечественников своих, рабство и неволю их, имел пред очами своими всегдашний памятник великого несчастия сего, имел, говорю, пред очами разорение самого града Иерусалима.

Он видел, что стены его разбиты, врата проломаны148, здания пожжены, имения разграблены, сады опустошены, и остатки града трупами побитых мертвых тел наполнены; он видел, что князи его Быша яко овни не имущии пажити, и хождаху не только не с крепостью, но и с великою слабостью пред лицем гонящего врага; он видел, что вси людие, которые или по слабости старости, или по младости в разоренном граде оставлены были, воздыхающе ищут хлеба, дают вся своя за пищу, да соблюдут свои души;149 он видел, что дети будучи расслаблены от глада, яко язвенные на стогнах градских, почти изливая души своя в лоно матерей своих, со слезами говорили им: где пшеница и вино, где пища и питие, и сими словами раздирали утробы матерей своих;150 он видел, что и град разорен, и оставшихся людей виде потемне паче сажи, и не познани Быша во исходе, прилипе кожа костем их, и изсхоша якоже древо, лучше Быша язвении мечем, нежели погублении гладом, сии истлели от неплодности земли; а паче всего он видел, что руце жен милосердых, матерей сердобольных свариша дети своя, Быша в яде им, в сокрушении дщере людей его.151

Все же сие он видя, плача плакася горько во дни и в нощи, и слезы его всегда Быша на ланитах его, и никак не мог утешиться; не мог утешиться, зная, что грехом согрешил Иерусалим, и того ради в таковый мятеж бысть, вси славящии его смириша его,152 не мог утешитися, памятуя прежнюю славу его, и видя уже бесчестие его, памятуя многолюдство его, и видя опустение его, не мог утешиться, и в горести не говорит сего: како седе един град толико прежде умноженный людьми? Бысть яко вдовица, умноженный во языцех! Владяй странами бысть данию! Не мог не плакать о сем Иеремия.

Но что может удержать от воздыхания, печали и слез и истинного Христианина, который видит, что подобное, как и в наружном Иерусалиме, произошло злоключение в человеке, во внутреннем Иерусалиме от духовного пленения его? Поистинне ничто! Не может истинный Христианин всегда не стенать, и не плакать, видя, что человек грехом согрешив пред Богом, преступив Божественную заповедь Его,153преслушав святейшую Волю Его, послушав вредоносного совета лукавого врага отдался в руки злобы его, в пленение и рабство его. Не может не плакать всегда имея памятником оного пленения несовершенства и несчастия самого человека, совершенное разорение внутреннего Иерусалима его.

Человек бо самопроизвольным падением своим, добровольно предавшись в сети и плен иноплеменнику не только потерял Рай, то место, в котором он с Богом беседовал, в котором он подобно Ангелам наслаждался лицезрением Его, питался пищею Его, просвещался, или лучше сказать, одевался светом Его по внутреннему своему человеку, – не только лишился горнего Иерусалима, восточного Эдема; но завистливый враг, древний человекоубица, разорил и внутренний его Иерусалим, погубил Царство Божье в нем, внутрь его находившееся.154

Человек не только по месту, но и сам по себе был град Божий. Ибо как вне человека был Рай, так и в нем был Рай, как вне его было Царство Божие, так и в нем было оное; и в нем Бог Духом Своим обитал, и в нем Волею Своею царствовал и управлял, и в нем был Божественный свет, мир и покой, радость и блаженство. Но дьявол, отвлекши человека от повиновения Богу, взявши его во власть свою, погубил внутреннее сие Царство. Когда Бог увидел, что человек уклонился от Него, тогда и Сам удалился от Него; а с Богом, яко Царем, удалилось от него и Царство Божие, потерялся мир, покой, радость и блаженство, и сделалось во всем человеке великое нестроение, учинилось в существе человека конечное превращение.

Существо человеческое состояло тогда, так как и ныне состоит, из души и тела, или по Откровению из внутреннего и наружного человека,155 и так тесно и то и другое соединены были между собою, что составляли едино, единым озарялися светом, Светом Божественным, небесным, духовным, единою управлялись волею, Волею Божьею, святою, так, что тогда был, жил, и действовал единый внутренний человек, а наружный ни по виду, понеже облечен был в оный же Божественный Свет, ни по делу, понеже был в совершенном повиновении у внутреннего человека, ни по другим каким внешним, грубым, чувственным признакам не был приметен.

А как Бог от человека отошел за грехи его, и Царство Божье, и Свет Его, и мир удалился от него, и враг взял его в плен свой: то все существо его превратилось, единство разделилось, наружный человек появился, постыдная нагота его открылась,156 собственная воля его показалась, похоти и страсти обнаружились, и так, что внутреннего человека совсем пленили, притеснили и сокрыли. Плоть бо восстала на духа, победила его, пленила во свои узы, привела в правление свое, начала водить его светом мира сего, и тако совсем разорила внутренний Иерусалим его, расстроила крепость и силу его, в прах и пепел, паки в землю обратила все святое создание Божье, проклятью и вечной смерти подвергла.

Не может не плакать истинный Христианин, видя таковое разорение внутреннего Иерусалима в человеке, и опустошение его, видя, что и князи его яко овни, князи, разум и воля, ум и свобода, которые прежде при посредстве Воли Божьей добропорядочно человеком управляли, всегда свои должности исправляли, разум представлял истинное, воля избирала благое, и тако сии два главные свойства души едино составляли, и единое добро производили, – ныне сии князи ако овни, так ослабли, и так повредились, что совсем уподобились скотам несмысленным.157 Как те единою чувственностью ко всему влекутся: так и сии ныне, потеряв разумность и свободу свою, страстьми и похотьми к деятельности привлекаются, и по сему всегда неправильно поступают во отправлении должностей своих. Разум, потеряв руководство Света Божья, и отдав себя в руководство свету мира сего, повинуясь страстям, или непорядочным движениям сердца, вместо истинного представляет ложное, вместо святого соплетает развратное; а воля яко уже развращенная при ложном представлении разума лукавое и избирает; и тако заставляет человека злое творить, худые дела производить.

И сие зло так укоренилось в человеке от ложного представления разума и худого произволения воли, что совесть, оный нелицеприемный судия, остаток Божественной праведной Воли, семя Слова Божия, эхо Божеского гласа, правдивое мерило добра и зла, оправдания и осуждения за дела, не сильна уже страхом осуждения своего отвлещи человека от зла, хотя и силится отвлещи, недействительна остается, и наконец истощив силы свои во многих совсем усыпляется, и как бы умирает. Подобно и о других душевных свойствах, и внутренних чувствах должно сказать; должно подтвердительно сказать, что и память уже помрачена, и рассуждение испорчено, и умозрение ослабло, и благая деятельность престала, все падением подавлено, все пленением вражьим разорено и погублено: а ежели и есть где какие остатки, то весьма малые, и то слабые, и почти недействительные.

Не может истинный Христианин не плакать, видя, что как изнутри, так и отвне обезчади человека враг аки меч, не только внутренняя его погубил, но и саму наружную часть, яко ограду града, расстроил. Где ныне правильность чувствования? Где ныне красота лица? Где ныне стройность составов тела? Где ныне приятность вида? Где ныне крепость сил? Где ныне то здравие, и тот покой, в продолжение коего не чувствовано было ни скорби, ни печали, ни воздыхания?158Все погибло, все помрачилось. Все телесные чувства, и взор, и слух, и обоняние, и осязание, и вкус весьма повреждены. Вся человеческая плоть обветшала от греховных язв, кожа прилепнула к костям от плотских вожделений, кости сокрушились от огня ярости и гнева, вид потемне паче сажи от смрада нечистот и беззаконий. Безобразен ныне человек при всем наружном украшении его, безобразен человек, какими бы он красками, какою бы маскою ни прикрывал безобразие свое, безобразен, и гнусен, и слаб от злодеяний и пороков. Обезображена врагом вся красота вида его.

Не может истинный Христианин горестно не плакать, видя, какие злоключения, какие беды и несчастия произвели преступление человеческое и пленение вражеское не только внутри, но и вне, не только касательно до души, но и до тела. С того самого времени, как дьявол взял внутренний Иерусалим человека во власть свою, все на человека восстало. Коль скоро человек потерял Рай, и восточный, и внутренний, как скоро выгнан был на землю: тотчас грубые стихии мира ополчились на него, увидев, что он не житель их, но чуждый пришлец, пришлый странник, и огонь, и вода, и воздух, и земля устремили на него сильные, а ему совсем несвойственные, действия своя: тотчас он почувствовал и зной, и стужу, и хлад, и мокроту, и гладь, и жажду, и для сего принужденным нашелся, потеряв духовное одеяние света, и райскую пищу, заимствовать от скотов и зверей одежду свою, и от земли пищу, для защищения себя от насилия стихий.

Но сие не все. Как скоро человек появился в мире не в господственном уже виде, но в рабском, не в сиятельном свете, но в мрачной тьме, в гнусной, нагой плоти, как скоро узрели животные, скоты и звери, что он не кроткий владыка их, но мучитель, наклонный умерщвлять их, и похищать у них собственное их, похищать кожи их для одеяния своего: тотчас также обратились на него, вместо должного повиновения ему открыли ярость свою против его, и начали терзать его. И сколько ныне людей пожигает огонь, потопляет вода, отнимает дыхание зловредный воздух, подавляет земля, и пожирают наконец звери!

Но и сие не все. Сколько ныне страждает человечество от болезней, какими удручается недугами, иной расслаблением, другой сухостью, иной огневицею, другой трясавицею, иной согбением членов, иной слепотою, другой другими болезнями, так, что исчислисть не возможно всех родов немощей, которыми заразил тело яд греховный из адских челюстей изрыгнутый!

Однако и сие еще не все. Ныне и сам человек есть великий враг человечеству своему. Кто притесняет сироту и вдовицу, как не человек судия? Кто насилует бедному, как не человек богатый? Кто производит и умножает нищету, как не человек лихоимец? Кто рождает бедность, как не человек корыстолюбец? От кого грабление и обиды, как не от сильного человека? От кого убийства, как не от зверского человека? От кого разоряются, и плачут, и стенают даже до гроба человеки низшие, или подчиненные, как не от подобных же себе человеков? Ныне инде людей война погубляет, инде глад морит, инде нищета подавляет, инде неправда притесняет, а все сие большею частию сам человек содевает к погибели подобных себе.

Поистине, горестно смотреть чувствительному сердцу на все злоключения человеческого рода; горестно смотреть на младенчество иногда алчущее и жаждующее, а иногда и совсем погубляемое, на юность всюду колеблемую, на все стороны рассеянную, на мужество зверообразное и дерзкое, на старость дряхлую, согбенную и отчаянную; горестно смотреть на человечество, то бедность сносящее, то насилуемое, то скорбящее, то разоряемое, кратко сказать, во все несчастия погруженное.

Не может истинный Христианин не плакать, живо представляя себе таковое разорение внутреннего града человеча, и все злоключения его. Не может не плакать так, как плакал Иеремиа, сидя подле развалин стен Иерусалимских, или как плакал сам Адам, сидя вне Рая, будучи изгнан из него, и видя, что заключен вход в оный, и воспрещаем Ангелом с пламенным оружием.159

И всякий, кто чувствует человечество, кто состраждает ближним, кто соболезнует о себе и о подобных себе, ничем не должен увеселяться в мире сем, который весь во зле лежит,160 а должен непременно плача плакати во дни и в нощи. Аминь.

Беседа III. О том, что Христианин должен плакать, видя опустошение живого храма Божия

Путие Сиони рыдают, яко несте ходящих по них в праздник: вся врата его разорена, жерцы его воздыхают, и сам огорчеваем в себе.

Плач. Иерем. 1:4

Иеремиа, яко человек, плакал о рабстве человечества, о пленении соотечественников своих, яко гражданин, плакал о разорении града Иерусалима, и о рассеянии всего Иудейского царства;а яко Пророк Божий, плакал, и всего горестнее плакал о разорении, о опустошении, и уничтожении храма Божия, всего горестнее плакал о том, что тот великолепный храм, который великим иждивением создан был от премудрого царя Соломона, который премудро расположен и всякою драгоценностью украшен был, всюду обит был певгом и кипарисом, всюду позлащен был златом, – что тот великолепный храм, в котором Вездесущий Бог особенно обещался присутствовать, и в котором стояла Скиния Свидания, а в ней Кивот завета – хранящий в себе скрижали законные, прозябший Ааронов жезл, и златую кадильницу, яко вещи таинственное прознаменование имевшие, – что тот великолепный храм, в который от всех стран, и от всех колен Израильского народа стекались Иудеи на поклонение Живому Богу, приносили дары и жертвы, и тако служили Ему, и очищали себя от грехов и беззаконий, – что тот Божественный и великолепный храм лишился Божия Присутствия, предан был от Него врагам, которые не только опустошили его, украшение разграбили, святые вещи попрали, жертвы уничтожили, праздники отменили, Богослужение прекратили, но и весь его разорили.

Иеремии, яко Пророку Божью, яко истинному Богослужителю, яко знавшему, что конец бытия человеческого есть служить Богу, и чрез сие достигать к блаженному Соединению с Ним, – Иеремии, знавшему сию благую Волю Божью, всего горестнее и прискорбнее было смотреть, что Господь во гневе Своем разверзе аки виноград селение Свое, оный великолепный дом Свой, рассыпа праздники его, забы, яже сотвори в Сионе праздники и субботы, и озлоби всех прещением гнева Своего, и царя, и князя, и жерца, и народ; – всего горестнее и прискорбнее было ему смотреть, что Господь обратися рассыпати стену дщере Сиони; протяже меру, не отврати Руки Своея от попрания преградия и ограды, отрине жертвенник Свой, отрясе Святыню Свою, сокруши рукою вражиею, рукою Навуходоносора и нечестивых Вавилонян стену забралов его; – всего горестнее и прискорбнее было ему смотреть, что врата Сионские, двери храма Божия, в землю врастоша, погублены и сокрушены вереи его, что несть в нем закона, не отправляется Богослужения, и Пророцы не видят видений от Господа, и что все старейшины дщере Сиони седоша на земли, умолкоша, посыпаша персть на Главы своя, препоясашася во вретище и плакаша.161 Ему в чрезмерной горести сей казалось, что самые стези ко храму ведущие рыдают, и по сему в плач своем говорил: Путие Сиони рыдают, яко несть ходящих по них в празднике, вся врата его разорена, жрецы его воздыхают, и сам огорчеваем в себе.

Ежели Иеремиа Пророк так горестно плакал о опустошении храма Божия, но храма токмо наружного, вещественного, мертвого, о разорении храма видимого, который есть единое образование невидимого, самого настоящего храма; ежели так жалостно и прискорбно ему было смотреть на разграбление видимого украшения его, на попроние прознаменовательных только святых вещей, на отменение приношения вещественных и бессловесных жертв, на уничтожение наружных праздников и наружного Богослужения: то как не плакать Христианину, истинному Христианину, верному последователю и служителю Иисуса Христа, Сына Божия, и ревностному почитателю Бога Отца, и Бога Духа Святого, равно покланяемыя Триипостасныя Троицы, – как не плакать сему об опустошении внутреннего, невидимого, невещественного, духовного, живого, самого существенного храма Божия, в котором долженствовала приноситься всегдащняя словесная жертва!

Как не плакать Христианину, как без жалости, огорчения, и прискорбия смотреть на сие, что Воля Божия, главное намерение Его в Сотворении человека было то, дабы как Ангелы служат Ему в небесном, невидимом, духовном Царстве, так он служил Ему в земном, видимом Эдемском, восточном Раю, и чрез сие служение перешел в чин Ангельский, в их духовное состояние, к самому Престолу Божию, к совершенному, блаженному Соединению с Ним, дабы он был в жилище Его, был живым храмом Его, дабы Бог был в нем, и он в Боге, дабы в нем отправлялось всегдашнее словесное Богослужение, – что все наружные вещи, и весь видимый мир сотворены были для человека, а сам человек премудро сотворен и великолепно украшен Всесильным Словом Божьим для единого Бога, для единого служения Ему: не враг Божий, и враг человеческий, адский Навуходоносор, льстивый дьвол превратил сие намерение Божье, он лукавством своим обманул человека, приведши его к послушанию Воли Божьей, ко греху против Бога, не только пленил его в сети свои, не только разорил внутренний Иерусалим его, расстроил благоденствие его, но и опустошил весь живый храм Божий, в нем находившийся!

Как Христианину не плакать о том, что прежде человек был существенный храм Божий по душе и по телу, по душевным и телесным дарованиям; в нем, яко во храме, стоял образ Божий, совершенное изображение невидимого Существа Его, понеже он создан был по образу Божию и по подобию Его; в нем сеяла премудрость и свобода Божья, в нем начертана была правда и благость, истина и преподобие, любовь и милосердие Его, его покрывала духовность и бессмертие Божье; его окружало райское Божеское блаженство; кратко сказать: в нем были впечатлены все Божеские свойства, он был сообразен Его совершенствам, в нем был совершенный образ Божий: но ныне он падением своим потерял его!

Как Христианину не плакать о том, что человек был не что иное что по существу и совершенствам своим как Скиния Свидания, такое жилище Божье, которое напоминало ему всегда об Имени Божии, яко носящее в себе образ Божий, напоминало о обязанности всегда и во всем исполнять Волю Его, в послушании прейдет состояние искушения, то совершенно соединится с Богом; – что он был кивот завета Божия, с ним учинил Бог тот договор, что ежели он в целости сохранит образ Его, соблюдет заповеди Его, всегда будет повиноваться Ему, то он не только бессмертие и совершенное блаженство получит, но и вся видимая, грубая тварь улучшение и усовершенствование восприимет, грубая земля преобразится в новую землю, и видимое небо в новое небо162 не видимыми уже светилами,но Божественным Светом освещаемое, как то видел сие Иоанн Богослов в Божественном Откровении; – что в нем были и скрижали закона, все Божественное Десятословие Моисею после на горе от Бога данное, на двух каменных доская написанное, и во храме сохраняемое, в нем еще тогда имелось, еще тогда написано было Десницею Всемогущего, и написано не на отверделом материале, не на каменных скрижалях, а на мягком, непорочном, и вовсем покорном сердце, и по сему естественному на сердце Перстом Божьим написанному закону он поступал, и всегда долженствовал поступать, поступать свято и праведно, исполнять Волю Божью, верно служить Ему Единому, – что он был кадильница всегда пред Богом благоухающая, – что он был жезл, коему надлежало прозябнуть во времени для всех родов, прозябнуть в вечный живот: но ныне все сии святыни им и врагом его попраны и уничтожены!

Как Христианину не плакать, имея о всем том ясные свидетельства в Писании, и ничего того теперь не видя в человеке! Что ныне живый храм Божий? Где ныне украшение добродетелей, яко злата и сребра? Что ныне первая Скиния Божия? Где ныне первобытный Кивот Завета? Где ныне естественные Скрижали Закона? Где ныне кадило благоухания? Где ныне прозябение вечного живота?

Как скоро человек отдался во власть вражескую: в то самое время враг все опустошил. Как скоро он наклонил волю свою к воле его: тотчас враг все превратил в нем по своей воле. Ибо он сего единого и искал; для сего только и искушал его. От того великолепного, всеми совершенствами, и всякими добродетелями украшенного храма Божия не оставил камня на камени, не покинул ни малейшего следа, учинил мерзостью запустения. – Он внтуренюю Скинею Божью, свидетельницу пресветлого Рая и блаженного Соединения с Богом, преобратил в мрачную темницу, которая ныне предвозвещает смерть, плен, и ад. – Он удалил от него милостивое Присутствие Божие, испроверг образ и подобие Его, искоренил правду и истину, погубил всю сообразность с Высочайшим Существом, уничтожил истинное служение, а на место образа Божия ввел образ свой, и образ скотский, гордость житейскую, и похоть плотскую с похотию очес, сделал его жилищем своим, учинил его подобным себе и подобным скотам, учинил гордым, величавым, честолюбивым, самолюбивым, непокорным, завистливым, ненавистливым, похотливым, сластолюбивым, словом: страстным, и чрез сие принужденно заставил его служить, вместо Бога, ему дьволу, меру и плоти, заставил иметь, вместо истинного Богослужения, идолослужение.

Кому служит ныне человек гордостью и честолюбием, как не самому дьволу? Кому служит гневом, яростью, убийством, неправдами, как не идолу Молоху, отверстыми и паки сжимающимися медными руками младенческую невинность убивающему?

Кому служит любодеянием и прелюбодеянием, и другими плотскими вожделениями, как не языческой богине Венере, или Египетскому бессловесному животному, чувственному волу? Кому служить объядением и пьянством, как не пьянственному Бахусу? Кому служит сребро собирая, лихвы на лихвы умножая, в страстях своих утопая, как не внутренним кумирам?

А Богу, Единому истинному Богу не служит. Ежели же когда и служит: то служит только наружно, и то редко, с ленностью, со скукою, с небрежением, без страха, уважения и благоговения, служит единым телом, чтит едиными устами, сердце же далеко отстоит;163 внутреннего Богослужения, истинных праздников, словесной жертвы, не видно. Понеже внутренность его преобратилась в наружность, и плоть подавила дух; следовательно, подавила и истинное, духовное, внутреннее служение, и оставила единое наружное, кое без внутреннего есть ложно.

Чрез сие же ложное служение человек сам уже разорил в себе кивот завета Божия, добровольно разорвал договор с Богом, и вместо обещания вечного живота восприял в наказание все временные злоключения; и не только сам восприял, но и всю видимую натуру, яко владыка оной, ввергнул в оные, весь мир погрузил во зло и подвергся наконец вечной смерти. – Чрез сие ложное служение разбил в себе человек Скрижали стественного Закона, зачернил и изгладил начертанное на сердце Слово Божие, и учинился совершенным преступником Воли его.

Чего ныне не творит человек? Каких пороков и беззаконий не производит? Все заповеди преступает, и душой и телом согрешает, и делами, и словами, и помышлениями, и взором, и слухом, и осязанием, и языком пороки содевает, и не только естественный закон попирает, но и самый откровенный, вторично от Бога чрез Пророков, чрез Христа, и чрез Апостолов Его данный, и изъясненный презирает. Нет ныне в нем добра, единое зло обитает; вместо света тьма и мрак пребывают; вместо благоухания зловоние и смрад от него к Богу восходят; а от того вместо награды казнь, вместо живота смерть, вместо Рая ад прозябают.

Как, говорю, истинному Христианину не плакать, видя, что человек вместо храма Божия учинился домом блудничим, вместо сосуда чиста мерзостью запустения, вместо образа Божия образом скотским и дьявольским, вместо истинного Богослужителя идолослужителем, служителем плоти, мира и дьявола, зане всяк блудник, лихоимец, горделивец, ненавистник, и прочая, идолослужитель есть,164вместо исполнителя закона нарушителем, вместо благовонного кадила гробом повапленным, смрада и гнилости исполненным, и за сие получил вместо благодатного завета клятву и осуждение!

Как Христианину не плакать о такой человека погибели, когда вся тварь не только разумная, духовная, высшая, Ангельская, соболезнует о нем, но и самая бессловесная, низшая, единого духа жизненности и чувственности имущая, состраждет, и совоздыхает, и чает избавления с ним.165 Аминь.

Беседа IV. О том, что Христианин должен плакать, видя таковую бедственность человека от самовольного греха его произшедшую, и ни малейшего не примечая раскаяния, и желания Искупления, хотя и пришел Искупитель

На реках Вавилонских, тамо седохом, и плакахом, внегда помянути нам Сиона.

(Пс.136:1)

Плакал Иеремиа Пророк о пленении Израильского народа в языческий город Вавилон, и разорении града Иерусалима, о опустошении храма Божия и о всех несчастных приключениях Иудейскому царству; горестно и безутешно плакал о сем. Но сей плач его наконец несколько уменьшился, когда Дух благочестия его пробудил в нем упование на милость и щедроты Человеколюбия Божия; когда влиял в него уверение, что Господь не до конца гневается, и не в веке враждует на беззаконие;166 когда произвел в нем несомнительную надежду, что не во веке отринет их Господь, а смиривши помилует по множеству Милости Своея; сей плач его со сладостью смесился, с веселием соединился, когда улышал, что плененные соотечественники его не радуются в земле чуждой, не пиршествуют с языками, не веселится с иноплеменниками, не забывают Сиона, и Сионского Господа, но с сокрушенным сердцем, и болезненным духом каются пред Ним, признательно говорят: мы согрешихом, и нечествовахом, сего ради не помиловал еси нас, праведно покрыл еси яростью, и отогнал еси нас;167 когда услышал, что они не в тимпаны и гусли играют, не веселые лики составляют, но печаль и горесть ощущают, и для сего сице взывают: на реках Вавилонских, на брегах Тигра и Ефрата, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона, седохом и плакахом воспоминая блаженное жилище наше, Иерусалим, и святую молитвенницу, храм Божий, седохом и плакахом, а органы наши, в которые мы воспевая Божественные песни во храме Сионском играли, сии органы обесихом на вербеих, повесили на ветвях древ, отменили употребление оных, яко пленные; и как просимы были пленившими их, да воспоют им от песней Сионских, то ответствовали: како воспоем песнь Господню на земли чуждей? Когда услышал он, что сыны дщере Сиона и между идолопоклонниками памятуют по совету его истинное Богослужение, Богослужение Иерусалимское, высшее, небесное, и впредь памятовать тако обещаются: аще забудем тебе, Иерусалиме, забвенна буди десница наша; прилпни язык наш гортани нашей, аще не помянем тебе, помяни токмо Ты, Господи, сыны Эдомския в день Иерусалима,168 и надеяся на Него ожидали избавления своего; – сей плач его и в совершенную радость претворился, когда Дух Пророчества открыл ему, что и сам Вавилон по суду Божию предастся в руки победителей,169разорится и опустошится от Кира царя и подчененных его Мидян, и Израильтяне по седмидесятилетнем пленении своем получат от них свободу, изыдут из земли чуждей в свою землю, паки восприимут в полное владение и возобновят град Иерусалим, паки восставят и возсозиждут храм Божий, и будут в оном служить истинному Богу до дня первого явления Господа славы.

Духом говорю, благочестия и упования на Господа безутешный плач Иеремиин уменьшился, при слышании Израильского истинного покаяния и памятования их о Боге, горесть его с сладостью срастворилась, а видением Пророчества, явлением избавления их от бед скорбь его в радость пременилась, и тако плач его прекратился.

Но что может утешить плачущего Христианина о духовном пленении человеческого рода? Что может уменьшить плач его о разорении внутреннего Иерусалима, о уничтожении Царства Божия внутри его бывшего? Что может прекратить горесть и скорбь его о опустошении живого храма Божия?

Что может? Взаимный ли плач человеков о погибели своей? Но сего в падших человеках не видно. Они потеряли Рай; и не памятуют о сем, не памятуют о восточном Рае, о Эдемском Блаженстве, о горнем Сионе, не только не говорят с пленными Израильтянами: аще забудем тебе Иерусалиме, забвена буди десница наша, аще не помнем тебя, Сионе, прилипни язык наш гортани нашей, но и не помышляют о сем, совсем позабыли о блаженном духовном состоянии своем. Они лишились свободы, и не воздыхают о сем, не воздыхают о том, что они в плене у врага, у дьвола, в рабстве у мира, в узах у плоти, в неволе у страстей, не только не воздыхают, но еще радуются, и веселятся, у них повсюду тимпаны и гусли, повсюду зрелища и забавы, завсегда роскоши и удовольствия, завсегда пиры и увеселения.

Они изгнаны из отечества своего, и находятся теперь в земле чуждей, находятся, и всякими образами мучатся, как то и несовершенствами разума, и заблуждениями воли, и болезнями тела, и недостатками в наружных вещах, мучатся нападениями дьявола, развлечением мирским, терзанием плотских страстей, мучатся, и не чувствуют сего, не чувствуют, что они странники и пришельцы, что они в земле чуждей, и в горестном плене; не чувствуют, что дьявол искушениями, мир прелестями, плоть похотьми не насыщение, не удовольствие доставляют, но раны на раны возлагают, не чувствуют бедные, что они сладкую горесть едят, подсыченный яд пьют, который погубит их навеки, умертвит вечною смертию, не чувствуют, что жизнь бедственна и прискорбна, и по сему не только не оплакивают ея сидя на реках сего блудного Вавилона, злого мира, не только не желают и не ищут другой блаженнейшей жизни, не ищут сами по себе, но и когда долг естества, клятва греха потребуют и принудят оставить ее, то оставляют с соболезнованием и прискорбием, оставляют со страхом и трепетом, с воздыханиями и великим нехотением, и чрез то весьма странное дело показывают, именно, что им лучше, кажется, быть в плене, нежели в свободе, веселье жити в земле чуждей, нежели в отечестве своем, приятнее узы и оковы носить, и мучения претерпевать, нежели Райским, Божественным Блаженством наслаждаться.

А такие поступки человеков, таковое их житие, житие веселое, а не плачевное, к миру привязанное, а не прочь от мира стремящееся, не только не могут утешить Христианина, но еще паче огорчевать его, они ему раны к ранам прибавляют.

Что может уменьшить горестный плач его? Покаяние ли человеков? Но и сего нет. Человек согрешил, преступил заповедь Божию, и потомки его не соболезнуют о сем. Он подверг себя и весь человеческий род чрез грех гневу Божию, и родшияся от него чада не думают о умилостивлении своего Небесного, прогневанного Отца. Они не только не сокрушаются о прародительском грехе, не только не оплакивают бедствия его, но и свои собственные грехи к тому присоединяют, грехи на грехи умножают, всякий день Божеский заповеди преступают, всякий час, и всякую минуту Творца своего прогневляют. Ибо то дьвольскою гордостью, то зверским гневом и злобою, то адскою завистью и корыстолюбием, то скотским сластолюбием и сладострастием, роскошью и плотоугодием, пьянством и блудом Его раздражают; а о покаянии никогда не помышляют.

Не видно, чтобы кто всегда оплакивая грехи свои под Крестом Христовым лежал; не видно, чтобы кто о сем горестные слезы изливал. Многие плачут, но плачут или о потерянии богатства, или о лишении друзей, или о недостатках, несчастиях, и болезнях наружных, а не о грехах. Многие плачут, но плачут не о том, что лишились богатства Благодати Божией, что потряли содружество с Богом, сродство с Ангелами и со всеми Святыми, что подвержены недостаткам, несчастиям и болезням внутренним. Многие плачут, но плачут о суете, о пустом, а не о том, что существенно к ним относится, и что поистинне достойно сожаления и плача.

Не видно, чтобы кто, ложась на постель, делал счет прежним своим грехам, а не к новым приступал; чтобы о смерти, кою сон изобразует, и о суде размышлял, а не худыми помыслами себя услаждал. Не видно, чтобы кто, встая с постели, не выгоды свои представлял, но молитвы к Богу воссылал для испрошения у него прощения своих греховных долгов. Не видно, чтобы кто всякий день каялся, истинно каялся, не только всякий день, но и в год, не видно. Не видно, говорю, понеже не видно в человеках плодов истинного покаяния, соболезнования о грехах, раскаяния в пороках и беззакониях, не видно поправления нравов и жизни. Кто бо словами кается, а самым делом не исправляется: тот ложно кается, или прямее сказать, не кается. А сие, кроме скорби и печали, ничего более в истинном Христианине не производит.

Чем может Христианин умерить печаль сию? Искуплением Христовым? Правда, утешается он им, и чрезмерно утешается, но не совершенно. Сие утешение смешивается также с великою печалью. Он утешается тем, что как он, так и подобные ему братья, по Милосердию Бога Отца искуплены от рабства греховного и от плена адского Богом Сыном освободились Им от уз греховных, исцелены раны их кровью ран Христовых, и паки имеют свободный вход, отверстое небо, незаключенные двери в Царство Небесное, в горний Иерусалим, в Божий Сион, к Престолу Владычню; паки имеют право и здесь, и на небеси быть духовными храмами Бога жива, и носить внутрь себя Царствие Его. Он утешается сим спасительным Искуплением Иисуса Христа: но вместе и печалится, печалится, что сие спасительное Искупление не есть общее.

Оно со стороны Божьей, по намерению Триипостасного Божества, есть общее для всех; для всех Бог Отец послал в мире Возлюбленного Сына Своего; для всех Бог Сын от Духа Свята и Девы Марии воплотился, родился, пострадал и умер; для всех Он произносил Свое Божественное Учение и предлагал источник благодатной воды; всех Он призывал к оному, всем говорил: обратитеся и приидише ко Мне, жаждай да приидет, хотяй да и приимет воду животную туне,170 даром; для всех Он предал тело Свое на раздробление и кровь на пролитие, для всех представил Он сию духовную трапезу, всем говорил: приидите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломимое, пейте от нея вси, сия есть кровь Моя нового завета за вас изливаемая во оставление грехов;171 для всех уготовал Он вечерю;172 всех призывал на брак к вечному соединению с Собою; кратко сказать: для всех Искупление Христово есть общее, что касается до существенности его.

Но не есть оно общее со стороны человеков. Не все бо пользуются оным. Много званных, но мало избранных. Солнечное светило на горизонте поставленное для всех светит, но не все пользуются светом его. Спящий не чувствует его, слепой не видит его, отвратившийся не зрит его, к отдаленным полюсам, или на край мира уклонившийся не участвует в оном, в подземных пещерах находящийся не пользуется им. Так точно и Солнце правды Иисус Христос для всех во тьме воссиял для всех и светит, всех готов искупить; но не все объемлют свет Его, не все наклонны ко Искуплению Его. А большая часть людей или по невежеству, или по незнанию, или по великому нерадению, или по неверию не пользуется Искуплением Его, не озаряется светом Его. Иной без пробуждения спит во грехах, и по сему, яко мертвый, не способен к чувствованию света Христова; другой объят слепотою заблуждений, помрачением смысла, и по сему не видит истинных лучей. Иной из упорства отвращается от Христа, от учения и исполнения заповедей Его, и по сему не может спасен быть, нуждою никто к сему не привлекается; другой, яко в подземные пещеры, погрузился в плотские страсти, пригвоздился к земным вещам, так оброс нечистотами, что луч света Христова проникнуть не может, и тронуть упорного сердца его не в состоянии; а он сам при звании Его обратиться не хочет, и тако остается чужд спасительного Искупления.

Иисус Христос пришел, вечерю уготовал, брашно поставил, свет возжег, цену на Искупление дал, и всех к оному призывает: но человеки, предпочитая чувственную жизнь духовной, рабство свободе, землю небу, ад Раю, сатану Христу, пренебрегают звание Христово, Божественный глас Его; отвращаются от света Его, да не явятся злые их дела, не радят о духовном брашне тела и крови Его; не пользуются спасительными средствами Его, могущими искупить их, и по сему можно сказать, не хотят Искупления Его, и добровольно остаются в плену.А сие как долженствует огорчать и опечаливать истинного Христианина!

Что же может сколько-нибудь усладить сию горесть его? Христианское ли упование на милость и щедроты Божьи, надежда ли на долготерпение Его? Правда, можно утешаться надеждою на благоутробие Божье, можно уповать на долготерпение Его, можно; но излишне не должно. Ибо излишнее упование на милосердие Божие есть величайший грех. Можно уповать тогда, когда со стороны человеков примечается обращение; понеже мы слышим со стороны Божьей таковое уверение, что Он не хочет смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему.173Следовательно не отвергнет, и не погубит навсегда и грешника, ежели он обратится ко Христу, и истинно покается. Но не должно, или излишне будет тогда уповать на Бога, и ожидать от Него милости, когда сам человек не творит себе милости, когда сам не ищет у Благоутробия Божия милосердия и щедрот чрез обращение свое. Ибо Господь долготерпит, не хотя, да кто погибнет, но да вси в покаяние приидут.174

Кто же при всем том о богатстве благости Божьей, и кротости, и долготерпении не радит, как бы не ведая, что благость Божья на покаяние его ведет: тот по жестокости своей и по непокаянному сердцу собирает себе гнев в день гнева, и ярость во время откровения праведного суда Божья, иже воздаст тогда комуждо по делам его. Делающим благое дастся от Него слава, и честь, и мир, и нетление, и живот вечный; а противляющимся истине, и творящим неправду, или злое, будет гнев и ярость, скорбь и теснота, мучение и вечная смерть.175 Не можно убо утешаться надеждою на долготерпение Божье в рассуждении нераскаянных нечестивых; оно послужит им еще в большее осуждение.

И так, что должен истинный Христианин делать? Он должен всегда до самого страшного дня второго пришествия Господня плакать о погибели человеческой, и плача молиться и просить Всеблагого Бога, да Он хотя тайными еще какими путями обратит падших человеков к истинному свету, да Он хотя скрытными средствами смягчит окамененные сердца их, и очистит их, и дух прав обновит во утробе их; должен просить, да Господь не отнимет от них благоволения Своего, яко от духовного Сиона; но да призрит, и созиждет стены внутреннего Иерусалима их, и тогда возложат они жертву правды, и возношения мыслей своих горе, и всесожжения аромат благих дел, и словесных тельцов, души своя, на алтарь176Его, и яко истинные поклонницы поклонятся и послужат Ему духом и истиною.177 Аминь.

Молитва истинного Христианина ко Искупителю человеческого рода

Господи Иисусе Христе, сыне Божий, для Спасения человеческого рода от Святого Духа и Девы Марии воплотивыйся, Агнче Святый, вземший грехи мира, закланный и ко кресту пригвожденный! Свете Божественный, возсиявый во тьме и сени смертной, и просвещающий всякого человека грядущего в мир! Учителю Благий, беспрестанно словом Своим в двери сердца толкущий! Пастырю Добрый, о единой заблудшей овце пекущийся! Отче Милосердый, и блудного сына любезно приемлющий! Ты, Который вопиющего мытаря оправдал! Ты, Который исповедавшейся блуднице грехи отпустил, Ты, Который покаявшегося разбойника в Рай ввел, Ты, Который отвергшегося при страдании Твоем Петра не презрел, но милостиво принял; Ты, Который противоборствующего Тебе, и гонящего Тебя Савла не погубил, но озарив его Божественным светом Своим, и поразив слепотою, к Себе обратил, и научил не прати противу рожна, а держатися за него, и защищати его, Ты, Милостивый Господи, не презри не единую овцу заблуждающую, но толикое множество народа, не отрини их во веки, не остави в вечном плене у греха, и у отца его дьявола, не предаждь их бесконечной смерти: но имиже веси судьбами, обрати их, толцы в сердца их, да возбудятся от греховного сна, открой слепоту их Божественным светом Твоим, да покаются, обратятся и престанут противоборствовать святым заповедям Твоим; аще хотят, аще не хотят, влецы их ко Спасению, согрей внутренность их теплотою Святого Твоего Духа, очисти сердца их, исцели раны их кровью Твоею, и обнови их в живот духовный, вечный, да все мы будем живые церкви, духовные храмы Твои, сочлены горнего Иерусалима, да Ты, Боже наш, будеши вечно в нас царствовати, а мы в Тебе прославлятися. Аминь.

Сии Беседы говорены во дни первые седмицы Святые Четыредесятницы при приуготовлении Христиан к Исповеди.

Беседа в неделю православия о том, что восстановление образа Божия во внутреннем храме каждого Христианина существенно принадлежит к истинному Христианскому Православию

И рече Бог: Сотворим человека по образу Нашему, и по подобию.

(Быт.1:26)

Таков был таинственный Совет Триипостасного Бога касательно сотворения первого человека! Таково было первое определение Пресвятые Троицы относительно к произведению человеческого рода из небытия в бытие! Таково было Творческое решение Бога Отца, Бога Сына, и Бога Духа Святого в рассуждении существа, свойств и совершенств разумной сего мира твари, к созданию предназначенной, к господствованию на земле над чувственными животными предположенной и к блаженному бессмертию предопределенной.

Сотворим человека, рече Бог, по образу Нашему, и по подобию: и да обладает рыбами морскими, и птицами небесными, и зверями, и скотами, и всею землею, и всеми гады пресмыкающимися по земли.

И сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его, мужа и жену сотвори их;178 созда Бог человека, мужа, перст взем от земли, и вдуну в лице его дыхание жизни: и бысть человек в душу живу;179 созда Бог человека, жену, наложив исступление на Адама, который и успе; и взя едино от ребр его, и исполни плотию вместо его; и сотвори ребро, еже взя от Адама, жену, и приведе ю ко Адаму. И рече Адам по дару проницательности: вот ныне кость от костей моих, и плоть от плоти моея; сия наречется жена, яко от мужа своего взята есть сия.180 И благослови их Бог глаголя: раститеся, и множитеся, и заполните землю, и господствуйте в ней, и обладайте рыбами морскими, зверьми, и птицами небесными, и всеми скотами, и всею землею, и всеми гадами пресмыкающимися по земли.181

Тако сотвори Господь Бог человека первого разумного сея вселенные жителя, – сотвори, перст взем от земли, составив плоть его, телесное естество его хотя из смешения четырех частных земных стихий, огня, воздуха, воды и земли, но по числу, и мере, с такою каждой стихии мерностью, что ни одна стихия и не превышала, и потому ни огонь излишней теплоты и жара, ни воздух сухости и хлада, ни вода мокроты и тяжести, ни земля грубой жесткости и разрушительного тления не могли производить в жизненных соках и в телесных частях, а состояли между собою в тихом умерении, в покойном равновесии, в таком взаимном согласии, которое чуждо было всякого чувственного волнения, отдалено было от естественного звездного влияния и от стихийного грубейших мира сего вещей впечатления, и свободно было от чувствований внутренних скорбей и внешних болезней, и которое по сему не подвержено было ни смерти, ни тлению, ни разрушению, а еще служило действительным средством к сохранению всего телесного состава в невредимости, в целости, в нетлении, в бессмертии, к коему бессмертию существенно мог споспешествовать и райский свет, озарявший, и, так сказать, проницавший все части человеческой телесности, от которого озарения телес вероятно первые человеки, Адам и жена его, хотя быста оба нага, но не стыдястася.182

Сотвори Господь Бог человека, вдунув в лице его дыхание жизни, влияв в телесное существо его сверх чувственных способностей, зрения, слышания, обоняния, вкуса, и осязания, сверх сердечной чувствительности и некоторой чувственным животным свойственной примечательности, духовное существо с духовными свойствами, влияв душу с духовным зрением, с духовным слышанием, с духовным обонянием, с духовным вкусом, с духовным осязанием, с внутренними ощущениями телесным чувствам как бы сообразным, токмо в высшем духовном степени, влияв душу разумом, яко духовным оком, свободною волею, яко внутренним ухом, силою желаний истинного добра, яко внутренним вкусом, сердечным влечением к Боговедению и к Боговидению, яко внутренним обонянием приятнейших духовных благоуханий, и достоверным извещением предметов веруемых, будущих благ, не токмо уповаемых, но уже внутренно и предвкушаемых, яко духовным осязанием одаренную, обогащенную, украшенную.

Сотвори Господь Бог человека, сообщив, говорю, ему Творительным Своим Словом и Живоносным Своим Духом такожде духа, духа хотя не единосущного Ему; Единосущен бо Богу Отцу есть токмо Бог Сын, и Бог Дух Святый, яко Единого с Ним безначального и бесконечного, преимущественно бессмертного, вечного Существа; однакож сообщив ему духа Своему духовному Существу подобного, просвещенным умом, святою волею, благоговейными размышлениями, благими желаниями, чистыми ощущениями и небесными стремлениями одаренного, едиными добродетелями украшенного.

И сей первобытный человек бысть в душу живу; бысть по образу и по подобию Божию; бысть по телу хотя телесен, перстен, землян, но по духу духовен, Богоподобен, Божествен; бысть в душе умом просвещен, волею праведен, в сердечных чувствованиях чист, желаниями небесен, яко горе устремленный, помышлениями благоговеин, яко беспрестанно Вездесущие Божие познававший и ощущавший, – познававший не только в Раю, в коем был поселен, но и в себе самом, в Богоподобном образе, и Божественном подобии своем, – ощущавший Господа не только во Эдеме беседующего с ним, но и внутри себя сокровенно всегда глаголющего к нему, – видевший славу Господню не в райском одном светозарном велелении, но и на себе самом; свет бо Эдемский озаряя райское его селение приосенял и земнотканную плоть его, или лучше сказать, самый духовный, небесный, божественный Свет, просвещая внутренно разумную и свободную душу его, проницал и вне сквозь стихийное составное существо его.

Как-то явил сие в последствии времени и на земле, на Фаворстей горе Спаситель наш Иисус Христос в преславном Преображении Своем. Подобно представить явление сие и все Праведники в торжественном воскресении своем по уверению премудрого Соломона тако вещающего: во время посещения их воссияют, и яко искры по стеблю потекут;183 по достоверному предречению Пророка Даниила сице о сем глаголющего: и смыслящии просветятся аки светлости тверди, и от праведных многих аки звезды во веки, и еще;184 – и по сильному подтверждению сей утешительной истины от Самого Искупителя тако о сем свидетельствующего: Тогда Праведницы просветятся яко солнце в Царствии Отца их.185

Таков был первобытный человек в существе, свойствах и совершенствах своих! Порфироносный Пророк Давид, обращая внутренний взор свой на первобытность сей разумной твари, человека, тако Богодухновенным гласом своим поет о нем: Что есть человек, яко помниши его, Господи? Или сын человече, яко посещаеши его? Умалил еси его малым чим от Ангел, славою и честью венчал еси его: и поставил еси его над делы руку Твоею, вся покорил еси под нозе его: овцы и волы вся, еще же и скоты польские: птицы небесные и рыбы морские, преходящия стези морские.186 От создания же сего простирая душевные очи свои горе, к неописанному величеству, чести и славе Самого Создателя всех тварей при заключении сей песни своей в благоговейном духе сице воскликнул: Господи Господь наш, яко чудно Имя Твое по всей земли.187

И в сем-то состоял образ Божий, и подобие Господне в человеке, образ Творческою Десницею Создателя внутрь и вне его напечатленный, и подобие не рукотворенною живописною кистию начертанное, но силою Всемогущества Божия изображенное; – состоял в совершенном уподоблении Ему яко Творцу своему. Образ бо есть то, в чем зрится подобный вид, и подобное изображение, который против оного поставляется.

Господь Бог, творя человека, поставил его, так сказать против Себя, и вдунув в него дыхание жизни изобразил в нем не мертвую тень в зеркале видимую, но живой облик Свой, сущее подобие Свое, святейший образ Свой, образ непостижимой духовности Своей в духовном существе его, в тончайшей, Ангелоподобной душе его, образ неописанной красоты Своей в доброте и красоте непорочной, световидной плоти его, образ Божественные премудрости Своей в просвященном уме его, образ благости и кротости, правды и святости, чистоты и непорочности Своей в святой воле его, образ любви и милосердия Своего в чистых, беспристрастных, тихих движениях сердца его, образ дружелюбия, приятства и истины Своея во всех обращениях, тленных знаках и словах его, образ владычественного всемогущества Своего в данном ему господствовании над всею землею и животными обитающими на ней, и в уважительном как бы внимании, или страх к нему всех зверей, влиянном в них при сотворении их, и образ бесконечной вечности Своей в бессмертии души и нетлении тела его.

И сей-то велелепный образ Божий в человеке, прекраснейшее подобие Его произвело в Боге, яко Творце человеческого рода и Отце всех человеков, по сотворении первобытных человеков, удовольствие, утешение, радость по свидетельству таинственного зрителя Творца и тварей, совершенств Божиих и свойств природы, премудрого Соломона, тако расположение Божье к первому человеку описывающего: егда веселяшеся Господь вселенную совершив, и веселишеся о сынах человеческих.188

Но что в последствии времени произошло с сим человеком? В какое состояние пришел человеческий род? Каково ныне существо его, свойства его и способности его? Какой образ имеет он внутри себя, в духе своем, и какое подобие представляет он вне себя, в чертах лица своего, и в телодвижениях своих, а паче в поступках и делах своих?

Кажется, нет особенной надобности пространно описывать нынешнего человека, объяснять падение, грех и повреждение его, выражать безобразие его, безобразие и внутреннее, и внешнее, и душевное, и телесное, безобразие в душе странный вид соделывающее, смешение разных страстей изображающее, а в теле отвратительное подобие показывающее, расстройство стихий, неумеренное волнение оных, и могоразличные болезненные припадки представляющее. Нет, говорю, особенной надобности живыми красками начертывать образ и подобие человека по настоящему бедственному состоянию его, по образу душепагубного и тлетворного падения его с разнообразными видами оного.

Довольно только всякому нынешнего века человеку беспристрастно взглянуть на себя самого, вникнуть во внутренность свою, и обозреть внешность свою, испытать помышления, желания и стремления духа своего, исследовать рассуждения, хотения и деяния свои: и ясно увидеть, что он в себе имеет, какой образ внутри носит, какое подобие вне являет, с кем он сообразен в существе и качествах своих.

Заглянет ли он во внутренность свою, и устремит душевное око свое на обитающего там бессмертного своего духа, на владыку не только своей плоти, но и всех тварей, и всего мира? Он с ужасом увидит, что внутренность его не есть уже храм для Бога, и райское селение для души, но идольское капище, оскверненная кумирница, нечестиво обращенная на служение плоти, миру и дьяволу, и мрачная темница для духа его, От Бога Творца своего удалившегося, по согласию с сатаною к миру и к плоти прилепившегося, из благоговейного и благочестивого Богопочитателя дерзновенным и нечестивым идолослужителем, и из земного царя невольным рабом соделавшегося, с таким притом ослеплением разума и превращением воли, что совсем забыл о первобытной своей доброте, мня, что он таков от природы, и таковым должен быть по естеству своему, и что почти никогда не познает и не чувствует внутренней бедственности своей, кроме наружных зол, несчастей и болезней, кои удручают его телесность. Сии он видит, яко чувственные предметы, и освободиться от них всегда желает; а душевного томления, яко духовного действия, почти не ощущает, а потому извести из темницы душу свою, и учинить ее свободное от греховного рабства и не просит, и не воздыхает.

Обратит ли он испытательное внимание свое на проницательный разум свой? Он с горестью увидит, что по мере отвращения внутренних очей его от превыспренных небес отвратился от него и небесный свет; что по мере уклонения его от Творца своего, яко Источника Света всякого человека грядущего в мир просвещающего,189 уклонилось от него и Божественное Просвещение разума; что по мере обращения его к плоти и миру последовало ослабление душевных свойств, ума, памяти, воображения, и совершенное ослепление разумного духовного ока; и что по мере сближения его с змееподобным дьволом, и согласия с Богопротивным сатаною открылась в разуме его такая густая адская тьма, что хотя иногда и просиявает Свет Божий к Просвещению его, но густота тьмы сей препятствует видеть оный. Свет во тьме светится, но тьма его не объемлет.190Сия-то адская тьма есть существенною причиною, что правда и истина ныне как бы изгнаны из мира, а ложь и неправда водворены в оный и беспечно обитают на земле. Сия то адская тьма есть настоящая родительница грубого невежества, лицемерного суеверия, заблудительных и в самом Святейшем Христианстве немирных разделений, различных ересей, многовидных расколов, дерзновенного вольнодумтсва и душепагубного для временной и вечной жизни неверия.

Испытывает ли он волю свою, сие начало свободных своих деяний? Он удобно приметит, что и сия способность души, оставить Волю Божью, яко верное правило тварной свободы, повредилась и от правого пути уклонилась. Как разум не здраво ныне рассуждает: так воля не право избирает. Разум вместо истины часто неправду одобряет; а воля вместо существенного блага под видом мнимого добра самое зло избирает. Она вместо того, чтобы служить духовною свободною силою к содержанию страстей в предназначенных им пределах, и к произведению добрых дел, часто, или лучше, всегда бывает, как бы сильною пружиною к возбуждению страстей и к порождению беззаконных действий. Вероятно, и самые страсти не так бы в человеке волновались, и плотские движения не столь бы сильно возбуждались в своем испорченном источнике; ежели бы развратное воображение не поджигало их, и свободная воля отклонялась от влияния на них.

Поистинне что прелестный мысленный грех преобращается в желательный, сие происходит от блуждающего воображения; а желательное преступление претворяется в деятельное беззаконие, сему причиною прямо свободная воля. Разум и воля, воображение и хотение ныне в греховном человеке состоят как бы в некоторой духовной, прелюбодейной связи; одно сильно воображает, а другое пленяется воображаемым; одно прельщает, а другое соблазняется; одно возжигает страсть, а другое согласуяся с страстию уже похотствует, уже внутренно любодействует, и воспаляяся неистовым жаром сего внутреннего любодеяния, рождает незаконное детище, порок, грех, беззаконие, злодеяние. Так поистинне не столько человеческие страсти суть причиною человеческого нечестия, сколько неудержанная, распутная, свободная воля. Она при действии воображения переходя, так сказать в воображаемое вливается в страсть, и как бы облекшись в нее, действует под именем ея и производит постыдные плоды ее.

На примере: воля, приобщаяся к гордости, производит честолюбие и властолюбие; соединяясь с надмением являет презрение и уничижение к ближнему; входя в союз с завистью сближается с лихоиманием; вмешиваясь в страсть гнева, делается поводом к ненависти, ссорам, дракам и убийствам; переходя в страсть порочной любви, рождает самым делом и блуд, или прелюбодеяние; подружившись с любоимением, обращается на неправедное корыстолюбие и гнусное сребролюбие. Подобно и в других страстях действует развращенная человеческая воля.

В каком же положении в сие время и совесть? Совесть у грешника в недействии. Сей, прежде правдоглаголивый отголосок Слова Божия, ныне будучи заглушен шумом внутренних возмущений, молчит, как бы не слыша неправедного суждения разума, и не видя превратной наклонности воли. Сей беспристрастный прежде внутренний судия, ныне также или судит пристрастно, одобряя и худые человека действия, яко благие, или будучи как бы упоен теми же страстьми, спит без пробуждения, не смотря на многообразные Божеские побуждения.

А сердце человеческое, сей чувсвительный сосуд, сие вместилище жизненности, что ныне есть? Оно вместо неповрежденного канала, проводящего чрез дыхание воздух, и чрез кровобращение жизненные соки, для соблюдения стихийного телесного состава в целости, в нетлении, в бессмертии, есть ныне испорченный мех, раздувающий черные уголья сокровенных стихийных движений, и преобращающий оные движения в огненные виды страстей; – оно ныне, вместо чистого сосуда наполненного чистою чувствительностью, непорочными ощущениями, мирными и спокойными движениями, есть нечистое гнездо семени змеиного, порождений ехидниных, кои, гнездясь в оном, мучительно грызут чувствительные сгибы оного, и с яростью исходят из оного, оскверняя человека и по душе и по телу. Как-то свидетельствует о сем Сам Спаситель наш глаголя: исходящая из уст, от сердца исходит, и та сквернит человека. От сердца бо исходит помышления злая: убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы, лжесвидетельства, хулы.191

Вот каков нынешнего века человек, человек мирский, внешний, плотский, ветхий! Вот его существенность, способности и качества! Вот образ его и настоящее подобие!

Взглянем на сей портрет, может быть и свои черты в нем увидим. Увидевши же таковое безобразное изображение, что другое можем сказать и вообще о человеке, и о себе самих, как не сие опытное Пророка Давида изречение: человек в чести сый не разуме своего достоинства, и уподобился скотам немысленным.192

О, когда токмо чувственным животным, а не дьяволу, сему злобному и гордому духу! Ибо грешник, подобяся чувственному животному, хотя чрез объядение тучнеет, чрез пьянство дебелеет, чрез удовлетворение плотским страстям и тело и душу оскверняет, но не столько сердце свое ожесточает; и ежели не прежде, то по крайней мере тогда смягчится, умилится, сокрушится, раскается, и начнет мерзеть собою, отвращать себя, когда пожар страстей станет утихать, сила бунтующих похотствований будет уменьшаться, и самые чувственные греховные орудия начнут ослабевать от скорбей, сохнуть от болезней, умерщвляться от продолжения лет. Дьяволоподобный же грешник, сатанинскою гордынею надушенный, злобою против всего воспаленный, неверием подстрекаемый, в такое приходит ожесточение сердца и сопротивление Воле Божьей, что пришед в самую глубину зла не радит, не раскаевается яко бесчувственный, и остается не только до смерти, но и по смерти, яко упорный противник Божий, в своевольной неовзможности обратиться и спастися.

О! Слушатели, празднующие Христианское Православие, отвратим и телесные, и душевные очи свои от сего бедственного созданных разумных тварей состояния, яко анафему, праведное проклятие, от Бога Творца отлучение, а не вечную память в Соборе Святых заслуживающего.

А обратим умный взор наш на вышеупомянутый, Таинственный Совет Триипостасного Бога касательно Сотворения человека. Сотвори человека по образу Нашему, и по подобию, рек Бог Отец к Богу Сыну и к Богу Духу Святому. И сей Божеский Совет совершился, сие предвечное определение исполнилось. Человек сотворен, и бысть в душу живу. Что ж? Сей совет Божий прешел ли? Сие определение Господне кончилось ли? Сие предназначение Превечного в рассуждении человека прекратилось ли?

Нет! Есть Бог и на небеси, и на земле; есть и образ Его на небеси, должно быть всегда и на земле подобие Его. Бог непременяем, вечен; и таинственные советы Его непременны, вечны. Бог не есть существо преходящее, конец получающее; и Божественные глаголы Его не суть преходящие, оканчивающиеся, как бы уничтожающиеся. Небо и земля мимо идут, прейдут, словеса же Моя, так свидетельствует вечная Истина, Иисус Христос, яко Единородный Сын Божий, не имуть прейти,193 не прейдут не исполнившись, не получивши действительного и совершенного события. Должны убо исполняться и ныне в человеках сии непреложные глаголы Божии: сотворим человека по образу Нашему и по подобию.

Рече Бог в начале Сотворения видимого мира, неба и земли, да будет свет и бысть свет,194 и до ныне продолжается, озаряя всю вселенную.

Рече Бог, да будет твердь посреде воды, разлучающи посреде воды и воды, и бысть тако.195 И твердь небесная, объемля вся тела видимого мира, содержит оные в себе, и как бы управляет оными сохраняя в непременяемом порядке чрез предположенное разлучение вещей вышних от нижних.

Рече Бог, да соберется вода, яже под небесем, в собрание едино, и да явится суша, и бысть тако. Собрася вода в собрания своя,196 во вместилища своя, и содержится доселе в песчаных берегах, с порывистыми волнами протекая между оными, а земля оказалась сухою, к плодородию способною.

Рече Бог, да прорастит земля былие травное, сеющее семя по роду и по подобию, и древо плодовитое творящее плод, ему же семя его в нем по роду на земли. И бысть тако. Изнесе земля былие травное и древо плодовитое.197 Что по Творческой Силе Божьей и доселе продолжается, не смотря на перемены времен, из коих в иныя растения и древа увядают, как бы засыхают и умирают, а в другие снова оживают, прозябают, растут, цветут и плодотворят, а потом паки отдыхают.

Рече, Бог, да будут светила на тверди небесный, освещати землю и разлучати между днем, и между нощию, и да будут в знамения, и во времена, и во дни, и в лета. И сотвори Бог два светила великая, светило великое в начало дне, и светило меньшее в начало нощи, солнце, и луну, и звезды,198 которые по предначертанию Творца и доныне творят кругообращение свое и совершают дело служение своего, производя день и нощь.

Рече Бог, да изведут воды гады душ живых, или рыбы, и птицы, летающие по земле по тверди небесной; и земля да изведет душу живу по роду, четвероногая, и гады, и звери земли по роду, и бысть тако,199 сотворены были всякого рода животные, и воздушные, и водные, и земные, кои чрез Творческое Благословение родятся, растут и множатся, наполняя собою и воздух, и воды, и землю без переменения родов своих до нынешнего времени.

Рече Бог, сотворим человека по образу Нашему и по подобию, и сотвори Бог человека, мужа и жену сотвори их;200 так же чрез Творческое Благословение и человеки продолжают род свой, посягают, рождают, множатся и наполняют землю, хотя по падении не тем образом, как сотворен был Адам, или как произведена была жена его: но так, как начал он рождаши чад своих по согрешении своем. Позна бо Адам по изгнании из Рая Еву жену свою и заченши роди сына по виду своему и по образу своему.201 Тако и нынешние человеки, мужи и жены, познают друг друга узаконенным порядком, зачинают и рождают чад по виду своему и по образу своему. И сие внешнее, плотское рождение не прерывается, а продолжалось чрез вся веки, и до сих дней не уничтожается.

А когда во всех сих видах словеса Господни верны и совершаются: то не уже ли остановилось во исполнении одно только сие святейшее, блаженство человека, составляющее Господа Бога уверение: сотворим человека по образу Нашему и по подобию? Не уже ли сия Творческая Сила, еже творити по образу своему и по подобию, прекратилась, или остановилась? Нет! И в сем деле верен Господь.

Правда нет ныне сей силы в самом человеке. Он ныне яко человек падший, рождает чад падения, рождает по своему виду и по своему подобию, а не по Божию образу и подобию. Но поелику Бог, яко Творец, существует: то равно существует и сия Творительная Сила, творящая паки человека по образу Божию, творящая, или лучше, претворяющая сию падшую разумную тварь в сущее подобие Его.

Сия претворяющая Сила есть Слово Божье, упостасное Слово Отчее, то Слово, о котором святый Евангелист Иоанн сице Благословствует: в начале было Слово, и Слово было к Богу, и Бог был Слово. Сей был искони к Богу; то Слово, которое проглаголывано было небесным Отцем при Создании всякой твари с явлением силы Всемогущества Своего, да будет и бысть; и вся Тем Быша, и без Него ничто же бысть, еже бысть. В Том живот бе, и живот бе Свет человеком, в Свете истинный, иже просвещает всякого человека, грядущего в мир.202

Сия претворяющая Сила есть Сам Бог, есть Возлюбленный Сын Божий, о Немже Отец благоволит,203 и который есть существенный Образ его, непременное Подобие Его. Как-то описывает Божественный Апостол Павел, говоря: многочастно и многообразно древле Бог глаголевый отцем во Пророцех; в последках дний сих глагола нам в Сыне, Его же положи Наследника всем, Имже и веки сотвори. Иже сый сияние славы и образ Ипостаси Его, нося же всяческая глаголом силы Своея, Собою очищение сотворив грехов наших, седе одесную Престола Величествия на высоких.204 Подобно и в другом месте он о сем глаголет: Иже есть образ Бога невидимого, Перворожден всея твари. Яко в Нем создана Быша всяческая, яже, на небеси, и яже, на небеси, и яже на земли, видимая и невидимая; аще Престоли, аще Господствия, аще Начала, аще Власти, всяческая Тем и о Нем создашася. И Той есть прежде всех, и всяческая о Нем состоятся.205

Кажется, довольно понятно, что сия претворяющая Сила есть то Слово Отчее, Еже плоть бысть, и вселися в ны, обитал между человеками, и видехом, как уверяют о себе Апостолы, славу Его, славу яко Единородного от Отца, исполне Благодати и Истины.206 Довольно, говорю, понятно; что сия Сила есть Сын Божий, с небес сшедший, и от Девы Марии чрез Духа Святого воплотившийся и вочеловечившийся Госопдь наш Иисус Христос, в мире поживший, плотию за нас пострадавший и умерший, но в третий день воскрсший, со славою на небеса вознесшийся, и одесную Бога Отца, яко истинный Наследник вечного Царствия Его в неописанной Славе Его сидящий, но и в мире сем между верующими человеками Божеским Вездесущим Духом Своим пребывающий и пребываеть имеющий по сильному заверению Его Самого: и се Аз с вами есмь во вся дни, до скончания века.207

Сия-то Божественная Сила может и нас, Христиане, претворить, может яко падших восставить, яко оскверненных грехами и по душе, и по телу омыть и очистить, яко грешных оправдав соделать праведными, яко мертвых оживить, яко в греховном ничтожестве находящихся вновь сотворить, паки родить, родить духовным рождением.

Чрез сей-то существенный Образ Божий может и в нас паки начертать нерукотворенный образ Господень, вышеописанное подобие Его. Он, имея в точности изображенным Отчее Подобие не токмо в Божественной Ипостаси Своей, но и в самом восприятом на Себя человечестве, имеет власть и силу яко Создатель, и хотение яко Искупитель, и можно сказать, благодатную обязанность яко Ходатай Бога и человеков, имеет спасительную должность изображать во всякой верующей душе истинный образ Божий.

С сего-то Святейшего Подлинника могут быть верные списки образа Божья в человеках. Сим Небесным Художником искусно может быть начертано во всяком из нас подобие Господне. Он и в мир с тем пришел, и во плоти явился, чтобы восставити в человеках падший образ Божий, и обновиши поврежденное подобие Свое. Егда благодать и человеколюбие явися Спаса нашего Бога, не от дел праведных, их же сотворихом мы, но по Своей Его милости спасе нас банею Пакибытия и обновлением Духа Святого, Его же излия на нас обильно Иисусом Христом, Спасителем нашим, да оправдашеся Благодатью Его наследницы будем по упованию, жизни вечные.208

Распространился я, благочестивые Слышатели, в сей пастырской моей беседе с вами; но важность предмета слова требовала сего. Восстановление в нас образа Божья есть единственная причина пришествия в мир Искупителя Иисуса Христа Сына Божия. Возобновление в нас подобия Господня есть существенное дело Святейшего нашего Христианства. Признание и исповедание сего спасительного действия, а паче приобретение оного бесценного дара образа Божия и подобия Его принадлежит к непременным пунктам Христианской Веры, и относится к существенному Христианскому Православию.

Божественный Павел по Апостольской ревности своей не любящим Христа таковый делал приговор: аще кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят, маран-афа,209 на суде Господнем, когда Господь придет. Сия же святая ревность заставляет с сердечным соболезнованиемя изрещи: анафема тому, кто дерзновенно не любя Христа, не верует и сему искупительному действию Его, совершенному восстановлению падшего человечества: так как напротив вечная память тем, которые чистым сердцем и нелестными устами исповедовали сию святую истину, и многая лета всем тем сынам и дщерям Православные Церкви, которые с верою и любовью ко Христу тщатся о приобретении образа Божия, и обновлении подобия Его, и ревностно ищут вечного Царствия Его, где видимо воссиявти и прославитися может сие нерукотворенное изображение.

Предположим и мы Христиане, хотя с сего времени искать оного дражайшего сокровища, образа Божия, неослабно исполняя сию Христианскую обязанность нашу во вся дни живота нашего, с верою и любовью духом притекая к невещественному Образу Отчу, Сыну Божью Иисусу Христу, а телом благоговейно покланяясь видимому пречистому Изображению Его, моля и прося Его, да Божественный свет Его воссияет во внутренности нашей, и Богоподобный образ Его изобразится и в душах, и в сердцах наших, и о Нем да возвеселится паки Творец наш, взирая на нас яко тварей обновленных и мы да возрадуемся о Нем же, явственно видя и душевно ощущая Благодать Спаса нашего совершившуюся в нас.

Господи! Яви сию Творческую милость Свою на мне, смиренном пастыре, и на вверенной смотрению моему словесной пастве Твоей. Боже! Сердца чисты созижди во всех нас, и дух правый обнови во утробах наших. Создателю наш! Сотвори нас вновь по образу Твоему, и по подобию Твоему, повторивши паки сей непреложный Свой Совет: Сотворим и сих человеков по образу Нашему и по подобию, да и мы с прочими Святыми, здесь во времени преобразуяся от славы в славу яко же от Господня Духа,210соделаемся причастниками неизглаголанного Блаженства Твоего в вечности. Аминь.

Сия Беседа говорена в 1 неделю Великого Поста 1814 года.

III. Беседы о разных степенях Истинного Покаяния, и о спасительных по оным действиях Благодати Божьей, основанные на пятидесятом Псалме Давидовом

Покайтеся, приближибося Царствие Небесное. Сотворите плод достоин покаяния.

(Мф.3:2:8)

Печаль, яже по Бозе, покаяние нераскаянно во спасение соделовает. А сего мира печаль смерть соделовает.

(2Кор.7:10)

Беседа I. О Истинном Покаянии и Обращении к Богу

Вонмемь! Святая Святым211

Содрагаюсь, ужасаюсь, смущаюсь всегда, когда касаюсь руками Небесного хлеба, Ангельской манны, Пречистого Тела Господа нашего Иисуса Христа, когда возношу оный горе показуя людям, и вышшим гласом возглашаю: Святая Святым.

Содрагаюсь веруя, что предложенный и пожренный на трапезе хлеб, и влиянное в чашу вино суть Святая суть Святых Святейшая, суть истинное на Кресте распятое Тело, и из ребр истекшая Кровь Спаса мира, и чувствуя притом, что сия Святая должны преподаваться, преподаются и принадлежат единственно токмо Святым.

Ужасаюсь чувствуя, что Святая токмо Святым, и зная притом, что ни я пред Престолом Господним служащий, ни сей народ и люди Престолу Божию предстоящие, не святы.

Смущаюсь слыша глас, так как царь Давид глас Пророка Нафана, который говорил ему: ты еси муж сотворивый прелюбодеяние и убийство; и сего ради не отступит меч от дому твоего до века;212 – смущаюсь, говорю, слыша глас совести моей, которая внутренно гласит мне, что и руки, коими прикасаемся мы к Святыням, окровавлены, и устне, коими принимаем мы Святая, осквернены, и тело, вмещать в себя Святая долженствующее, нечисто, и душа, объяти их дерзающая, разнообразными мерзостями обезображена; и однако прикасаемся, раздробляем, разделяем, ядим и пием; ядим и пием не смотря на то, что другий Слова Божья глас тот, час нам за сие и наказание изрекает, подобно как Давиду Пророк, изрекает вечное осуждение, тако глаголя: иже аще ясть хлеб сей, или пиет чашу Господню недостойно, повинен будет телу и крови Господни, яко же Иуда ядший со Христом на трапезе и предавший Его врагам, Ядый бо и пияй недостойне, суд себе ясть и пиет, не рассуждая и не уважая Тела Господня.213

Содрагаюсь, ужасаюсь, смущаюсь чувствуя в недостоинстве моем всегдашнее совести обличение, и слыша за таковое недостоинство строгое отгласа Божья определение, именно вечное осуждение.

И все мы, Христиане, все до единого должны быть в таковом страхе, ужасе и смущении, все должны иметь таковые чувствования, зная, что мы, которые дерзаем приступать и прикасаться к Святейшим Святыням, все грешны, все нечисты и мерзски, и несть ни единого, иже бы обрелся чист пред Богом, чист по душе и по телу.

Чтож мы, Христиане, должны делать, будучи объяты таковыми чувствованиями, имея внутрь себя таковое смущение и волнение, чувствуя скверн своих обличение, и слыша за оные осуждение? Что мы должны делать в столь бедственном и опасном состоянии своем? Что?

Неужели, услышав сей грозный глас, должны лишиться надежды на Бога, должны прийти в отчаяние и более ожесточиться? Неужели от такового страха должны совсем оставить трапезу сию, никогда не прикасаться к сим Священным Тайнам, и чрез то более и более уклоняться от самого Бога?

Нет! Уклонение от Бога, лишение себя духовной пищи Слова Божия и Святых Тайн гораздо опаснее самого дерзновения нашего. Бог есть живот наш, свет Его и любовь Его оживляют и сохраняют нас, Слово же и Тайны Его суть пища наша. Так ежели мы из отчаяния и робости будем лишать себя сей духовной пищи и духовного пития, будем далее и далее уклоняться от света и любви Божьей: то мы непременно лишимся истинного живота своего, состоящего в свете и любви Его, непременно умрем душею и телом, умрем на веки. Вечная бо смерть, мука и ад суть лишение света и любви Божьей. Весьма опасно, ужасно уклоняться от Бога.

Как же нам поступить в таком случае, когда мы недостойны предстать пред Престолом Его, явиться Лицу Его, и насыщаться от священной трапезы Его?

Так, Христиане, поступим, и всегда поступать должны; как в подобном случае поступил Давид. Что он сделал, падши в прелюбодеяние и убийство, осквернившися сими гнусными мерзостями? Что он сделал, когда увидел пред собою присланного от Бога Пророка, обличающего его в беззакониях сих тако: ты сотворил такое и такое злодеяние, и еще услышал жестокое угрожение Божие, именно: меч не отступит от дому твоего до века? Что сделал он в таком случае? Лишился ли совсем надежды? Отчаялся ли во спасении своем? Уклонился ли совершенно от Бога? Нет! Что ж он сделал? Он пред кем согрешил, тому и исповедал грехи свои; он кого оскорбил, того и умилостивлял; он от кого уклонился, к тому и паки прибег и просил прощения. Пред Богом согрешил он, к Богу и прибег, пред Ним пал, и в глубоком смущении своем и в печали своей возопил: согреших ко Господу; помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое.214 И по таковом покаянии получил от негоже Пророка уверение, что Господь отъя согрешение его, и что он не умрет;215 по таковом покаянии паки имел он пред Богом такую благодать, что и беседовал с Ним, и наслаждался милостями Его.

Подражаем примеру сего великого мужа! Не лишаем себя надежды, не отчаеваемся; не уклоняем себя далее от Бога; но будучи в страхе и смущении от оскорбления Величества и Святыни Его своими нечистотами к Нему же прибегнем, припадем в печали своей к пречистым Стопам Его, простремся по земле пред Сотворшим и Искупившим нас, разобьем и сокрушим ожесточенные сердца свои, и возопиим все вместе, и каждый порознь внутрь себя сию же самую покаянную Давидову песнь: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое.

Покаимся, Христиане, истинным покаянием, да возможем паки пользоваться Благодатию Божией, да возможем паки достойно и спасительно причащатися Святынь Его здесь ныне, а в будущей жизни со дерзновением предстать пред самое величественное Лице Его. Покаемся не на час, но навсегда, так покаемся, как научает нас каятися сей покаянный Давидов Псалом, который так начинается:

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей. Сими словами царь Давид признает себя за такого грешника, который всякого наказания достоин, и ничем себя избавить от оного не может, кроме единой Божьей Благости. А сие научает и нас, Христиане, что первая степень Покаяния есть Познание бедности и окаянства своего, познание мерзости и нечистот своих, признание грехов и совершенного ничтожества своего. Взгляни сперва всякий во внутренность свою, и рассмотри прилежно, чего она исполнена; посмотри, какой в ней нет нечистоты, какими душа и тело не обременены пороками и беззакониями. И увидишь, что всякие скверны в них сокровенны, и гордость, и ярость, и блуд, и пьянство, кратко: нет порока, которыми бы они не были осквернены, и нет беззакония, которого бы учинили. Усмотрев же в себе таковые скверны все мы должны признать оныя явно, публично, пред Богом, и пред людьми, должны признаться, что мы по причине таковых мерзостей ничто есмы, и нет ничего в нас кроме греха, что грех так нами овладел, такую взял над нами власть, что нет средства, которым бы мы могли избавиться от рабства его, нет заслуги, которая бы загладила грехи наша, очистила беззакония наша, и подала утешение смущенной душе нашей. Мы должны уверить себя, что ни мы сами не можем себя избавить от таковой бедности и окаянства, и очистить скверн своих ни устными своими молитвами, ни наружными одними поклонами, ни телесным постом, ниже другие могут нас освободить от сего. Бог не избавит; избавит ли человек? Тако говорит Псаломник. Великой цены стоит искупить душу от греховного пленения. А человек не даст Богу измены и за ся.216

Но когда мы вникнем в себя, и узнаем смрад и нечистоту душ и сердец своих, узнаем, что единый грех владеет нами, и нет средства в нас самих ко избавлению от оного; когда мы узнаем, что беззакониями своими прогневали и оскорбили Бога, и грехи наши час от часу далее уклоняют нас от Него; ибо греси ваши, говорит Пророк Исайя, разлучают между вами и между Богом, и грех ради ваших отврати Лице Свое от вас, еже не помиловати217 тогда должны взойти на вторую степень покаяния, должны вспомнить, что нам надобно обратиться паки к тому, от которого уклонились, надобно просить прощения у того, которого оскорбили и прогневали, надобно умилостивлять того, который помиловать, простить и очистить может. Вспомнив же сие, должны самим делом обратиться к Господу Богу, должны прибегнуть к Нему, повергнуть себя к священным Стопам Его, и от чиста и сокрушенна сердца возопить: Согреших к Тебе, Господи! Помилуй мя, Боже, помилуй мя не по заслугам каким моим, не за добродетели мои; но помилуй мя по велицей милости Твоей, помилуй по единой Благодати, долготерпению и милосердию твоему. Кроме Твоей Благодати не нахожу другого средства ко избавлению своему.

А чтобы мы со дерзновением, без страха могли приступить ко Господу, могли припасть к Нему, и просить у него помилования: то Сам Господь Бог в данном нам от него Слове возбуждает нас к сему, Сам поощряет и дает смелость тако говоря: Аще обратитесь ко Мне, и Аз обращуся к вам.218 И паки: не хощу смерти грешника: но еже обратитися ему и живу быти.219 Что он подтверждает и примером блудного сына, который хотя жестоко оскорбил отца своего, далеко уклонился от него, и развратную препроводил жизнь; но однако ж не был отвергнут от отца, когда паки обратился к нему, когда пришед пал пред ним и сказал: Отче, согреших на небо и пред тобою; не был, говорю, отвергнут, а отец принял его, облобызал его, облек его в первую одежду его, возвел его на первое достоинство его; посадил с собою на вечери своей, и весьма рад был, яко сын его уклонился от него, и паки обратился к нему, рад был, яко сын его изгибле бы, и обретеся, мертве бы, и оживе.220 Вот как Милосердие Божье нас грешных призывает!

Но ежели и сие еще не отваживает тебя прибегнуть и возопить ко Господу: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей: то вспомни, что у нас есть Великий Ходатай за нас, Который пришел в мир, воплотился от Девы Марии, пострадал за нас, Который яко Агнец Божий пожерлся, и взял на Себя грехи всего мира, и Который ныне горе на небеси стоит пред Небесным Отцем Своим, стоит между Богом и человеками, и яко Ходатай Бога и человеков ходатайствует за нас, так как Моисей ходатайствовал о Израильском народе воздевая руки на горе; Он примиряет Бога с нами заслугами Своими, и просит у Него прощения наших грехов, только бы мы сами к Господу Богу обратилися. И не только Иисус Христос ходатайствует о нас, но и Самый Дух, посланный от Христа в мир, по свидетельству Писания ходатайствует о нас воздыханиями неизглаголанными.221

Имея убо мы таковые подпоры надежды нашей, таковых Попечителей о Спасении нашем, обратимся ко Господу, приступим к Нему с дерзновением, и возопиим: Помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей.

Ежели же осмелимся приступить, и припадем к священным Ногам Его; ежели откроем Ему болезни своя, скажем, согрешили, потеряли Твой образ, Господи, и живучи блудно приняли на себя образ дьявольский, и образ скотский, предалися гордости житейской и похоти плотской, скажем, что нет в нас никакого добра, нет света Твоего в сердце, но единое зло, темный адский змий вместо Твоего света вокруг оного обвился, зверские нравы, и скотские свойства, ярость и гнев, злоба и мщение, блуд и пьянство в оное водворилися вместо Сятыни Твоея; ежели признаемся, что мы точно таковы, и сами себе помочь не можем, а ищем и просим у Него Единого помилования, говорим, помилуй нас, Боже, по велицей милости Твоей: то в тоже самое время и третье действие покаяния возродится в нас должно, именно, желание, чтобы Господь Бог не только помиловал нас, простил, но и грехи наши, живущие в нас, истребил, изгладил, и уничтожил Силою Своею; в тоже самое время должны возжелать и сказать Ему: очисти беззаконие мое, изглади как из небесной книги для нашего осуждения блюдомой, так и из самых сердец наших грехи наши, истреби их, и уничтожи, дабы совесть наша, всегдашний наш судия, успокоилась. Должны мы непременно сего просить. Ибо истинное Покаяние не в одном словесном признании нашем состоит, не в одном помиловании Божьем заключается, но оно еще состоит в сильном желании, стремлении и прошении, чтобы Господь Бог, простив нас в злых деяниях наших, разорил и греховное жилище в нас, истребил и изгнал пороки из нас так, дабы они после и не обитали в нас, совсем не имели места и действия ни в душах, ни в телесах наших. В сем-то состоит Покаяние, в сей перемене сердца состоит истинное действие оного!

А чтобы нам, Христиане, и в сем действии Покаяния не быть сомнительными, чтобы ни мало не сомневаться, яко Бог приимет нас, простит, и даже изгладит грехи наши и очистит беззакония наша: то мы должны подкреплять сию надежду свою щедротами Божьими, Благодатью Его, тем, что Он долготерпелив и многомилостив, и что нет греха побеждающего великое Человеколюбие Его,222 должны, в сердце и в уме говоря, очисти беззакония наша, присоединять, по множеству щедрот Твоих, не по заслугам нашим, но по той единой Любви, по которой Ты, Боже, из небытия нас воззвал, по которой Сына Своего послал для Искупления падших, и по которой Он блудников, разбойников, и всех грешных принимал, по сей Любви, по сему множеству щедрот Твоих очисти беззакония наша.

Вот Христиане, как мы должны начинать Покаяние свое, Обращение к Богу, перемену сердца своего; но какое долженствует быть продолжение покаяния, какая польза, и какие плоды оного, сие мы ясно увидим в продолжении изъяснения сего покаянного Давидова Псалма: Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Аминь.

Беседа II. О раскаянии и очищении

Елицы оглашеннии изыдите, оглашеннии изыдите, елицы оглашении изыдите; да никто от оглашенных: елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся.223

Тако взывает Мать наша Церковь!

Почтож мы, Слышатели, не выходим из храма, когда Мать наша Церковь возвышенным гласом высылает нас из оного? Почто мы дерзаем оставаться при священном служении, дерзаем созерцать Святая горе возносимая, и еще дерзаем приступать и прикасаться к сим Святыням, к сему священному огню, очищающему достойных, недостойных же попаляющему? Почто дерзаем и не повинуемся гласу ея глаголющему: елицы оглашеннии изыдите, оглашеннии изыдите; да никто от оглашенных: елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся? Почто не исходим при возглашении сем, и не только не исходим, но стоя в храме может быть еще и не помышляем о сем, может быть и не чувствуем силы оных слов, не чувствуем того, что мы вон из храма высылаемся?

Но вы может быть на сие скажете, что сими-де словами Церковь Христова не нас из храма высылает, не нас, которые окрещены, миром помазаны, Святых Христовых Тайн, Тела и Крови Его сподоблены, не нас; но оглашенных, тех, которые в первенствующей церкви хотя оглашенны были, обнадежены были о принятии их в Церковь Божью, в число верующих; но еще не приняты, и не сподоблены были Божественных таинств. А по сему иные из них и в храм совсем не входили, но в притворе стояли, и плача просили входящих в храм, да помолятся о них; другие же из них входили во храм, и слушали Священное Писание для верующих чтомое, и Божественные поучения к народу предлагаемые стоя у дверей, но при начатии Божественные Службы, при возглашении, оглашении, или послушающии, изыдите, тотчас выходили; третьи при амвоне стояли, и припадая с верующими благословение получали от Епископа, но после также выходили; – сих, скажете вы, Церковь Божья высылает, а не нас, которые верующими называемся, и которым в семь же самом возглашении молиться позволяется; вернии, тако читается в сей эктении, паки и паки миром Господу помолимся. По сему мы и не выходим из храма при возглашении: Елицы оглашеннии изыдите.

Пусть так! Положим, что мы правы! Однакож скажите, почему оглашенные высылаемы были из храма? По тому ли, что не окрещены были? Никак! Не для того; но высылаемы были потому, что они не были еще очищены, что разум их еще не просвещен был, воля испорчена, нравы развращены, словом, что жизнь их еще была худа, что они скверны были по душе и по телу, и очищаться еще только что начинали.

И по сему-то, кто из них на какой степени внутреннего очищения находился, кто сколько в испытании своем успехов показывал: на такую степень тот и в церкви поставляем был. Те, которые на начинали еще очищаться, или начали, но мало, становились в притворе, плакали, и просили других, да помолятся о них; а сами входить во храм не дерзали. Те же, которые сколько-нибудь показали ревности во исправлении жизни своея, впускаемы были во храме, поставляемы при дверях, и слушали Божественного Слова учение, а по слушании выходили вон. Третьи с верующими за амвоном стояли, и припадая благословение от Епископа получали, яко более прижних успевшие, однакож при начатии Божественные Службы также выходили из храма. Но те, которые оказали довольные успехи в Христианской жизни, довольное учинили исправление в самих себе, те хотя еще и не крещены были, однако оставались при отправлении всея Божественные Службы, все созерцали Таинственное Священнодействие, а только сами во храме даров не приносили, и не причащались Святых Тайн.224

А из сего видно, что не единое крещение, не то только, что они не крещены были, отлучало оглашенных от храма, но наипаче худая, порочная, развращенная жизнь, грехи и беззакония.

Но когда грехи и беззаклния делали их оглашенными, когда по нечистотам жизни своей высылаемы были они из храма, когда порочныя мерзости отлучали их от Божественного Священнодействия: то, что мы хвалимся, мы, которые в равных с самыми неверующими находимся беззакониях, а может быть иногда и большие еще содеваем? Почему мы отваживаемся присвоять себе имя верующих, и говорить, что Церковь не только не высылает нас вон, но еще и молится позволяет глаголя: Вернии, паки и паки миром Господу помолимся? Почему отваживаемся присвоять себе сие, когда не имя, не название делает верующими, но живая, благими делами свидетельствуемая вера? Что в том, что мы окрещены, когда и самое крещение обесчестили? Ибо ни дьявола делами своими не отреклись, ни Христу не сочетались. Что в том, что мы миром помазаны, когда всякий день изглаживаем сию Божественную Печать противяся заповедям Божьим, презирая повеления Его, и творя дела дьявола, и когда питая себя похотью плоти и очес и гордостью житейскою позволяем печатать себя адскою печатью, начертанием звериным?225 Что в том, что мы причащаемся Тела и Крови Христовой, когда причащаемся не во исцеление, но в суд и во осуждение? Всегда бо причащаемся, творя и неправосудие, и лихоимание, и блудодеяние, и прочие пороки, и беззакония.

Ежели же мы таковы, ежели такие имеем дела, дела гнусные и скаредные: то как мы дерзаем оставаться во храме на месте верующих, неправильно присвояя себе имя верующих? Для чего не выходим вон, когда Церковь возглашает: оглашеннии изыдите? Для чего не выходим, когда мы по нечестию своему может быть хуже тех самых оглашенных?

Разве только потому остаемся мы во храме, что Церковь словами возглашая, оглашенные изыдите, самым делом не отделяет нечестивых от благочестивых, и не изгоняет первых вон из храма, оставляя в оном только последних?

Но знать надобно, Слышатели, и должно веровать, что, хотя и нет наружного изгнания из храма: однако есть внутреннее, невидимое отлучение. Духовный Ревнитель Благочестия, внутренний Судия, Который знает отличать не только явных грешников, но и тайных, и Которого ревность дому Божия снедает, – Сей Начальник Церкви невидимымы образом изгоняет из храма всех тех, кои шум, или молву творят, кои не с Богом, но между собой беседуют, и кои или с зверскими нравами приходят, гнев и злобу с собою приносят, или скотскими склонностями водятся, и в пьянстве, и в сластолюбии, и в плотском сладострастии пребывают; – всех таковых невидимо изгоняет так, как Он вервием изгнал из Иерусалимского храма продающих и купующих животных;226 всех изгоняет; лишая их видеть Тайны Божьи, созерцать Свет Его, и слышать Слово Его, и не приемля молитв их. Они и во храме, но как вне храма. Они и при Богослужении, но без служения. Они и молятся, но не услышаны бывают.

Сей Великий Ревнитель Благочестия, Начальник и Совершитель нашей Веры Иисус Христос и в будущей жизни всех таковых изгонит из духовного храма, из духовного Иерусалима, из небесного жилища, где Архангелы и Ангелы служат, и все Святые созерцают откровенно Божественные Тайны и наслаждаются Лицезрением Божьим, которое есть Блаженство их; – всех таковых; яко нечистых и мерзских, изгонит из духовного храма: ежели они в сей жизни, в состоянии искушения не искусить себя, не испытают дел своих, не рассмотрят оскверненные внутренности своея; ежели не познают грехов своих, не обратятся к Премилосердому Богу, не признают их пред Ним, прося Ходатайством Христовым прощения в оных; ежели, говорю, с падшим Давидом от чиста сердца не возопиют: Наипаче омый нас от беззаконий наших и от грехов наших очисти нас.

Всякий, Христиане, всякий тот, кто хочет быть истинным членом Церкви Христовой и достойно присутствовать со членами ее в наружном храме ее, – всякий тот, кто желает иметь в себе церковь Божью, и быть храмом Живаго Бога как здесь на земле, так и на небеси, желает, чтобы здесь в Нем Бог был, а там он в Боге, в духовной скинии Его,227– всякий, говорю, тот непременно должен познав свои грехи, и обратившись к Богу возопит: Наипаче омый мы от беззакония моего, и от греха моего очисти мя.228

Всякий таковый должен сказать: Господи, во всем я пред Тобою согрешил, во всем виновен, яко же и прочие человеки, и во всех согрешениях моих прости мя и помилуй; а наипаче омый мя, Господи, от беззакония моего, и от греха моего очисти мя, которые я сотворил, и которыми осквернился. Как Давид при сих словах точно чувствовал убийство и прелюбодеяние свое, точно сии грехи выражал, и сих очищения просил: так и всякий, кто что сотворил, кто чем осквернился, ту наипаче болезнь и должен чувствовать, убийство ли кто сделал, блуд ли учинил, ограбил ли кого, неправосудие ли изрек, сие и должен всегда воображать, с сими ранами и должен прибегать к Богу, в сих и исцеления должен просить у Него говоря: наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя.

Должен просить. Ибо грех есть не что иное, как яд погубляющий смертных. Как яд, принятый во внутрь, все части тела заражает, и в кости, и в мозг проходит, и до того свирепствует, что совершенно тело умерщвляет, ежели человек не предостерегает себя, не помогает себе по принятии оного: так и грех содеянный, внутрь принятый, всего человека оскверняет, и душу и тело заражает; он и разум помрачает, и волю расстраивает, и нравы повреждает, и сердце портит; он и умертвит человека вечною смертию, ежели человек не предостережет себя гласом Слова Божия, и не прибегнет к Целителю душ. Грех есть проказа от главы до ног заражающая, от ног даже до главы не оставляющая целости.229 Грех есть мерзость пред Богом, и всякого человека мерзким творит пред Очами Его. Когда же грех сам по себе есть толь великое зло, и толь великое зло впредь произвести может, именно, вечную смерть: то как всякому человеку не прибегать к Целителю душ, как не просить Благодать Его о помиловании, как не вопить с Давидом, свой собственный представляя грех, наипаче омый мя от сего беззакония моего, и от греха моего очисти мя? Как не вопить, к тебе, Господи, прибегаю, зная, что, ни Ангел, ни человек, ни я сам себя избавить от сего не могу; к Тебе прибегаю, и у Тебя очищения грехов моих прошу твердо веруя, что Ты Собою сотворил очищение грехов наших,230и что единая Кровь Твоя может очистить внутренность мою, и омыть в ней беззакония моя? Как не вопить, омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя?

А дабы действительно преклонить Господа Бога к помилованию, к прощению грехов, и очищению душ наших: то мы должны всегда тужить о грехах наших, и всегда раскаяваться в них. Как Давид, согрешив, мучился грехами своими, всегда терзался ими, и говорил: яко беззакония мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну:231так точно и мы не только должны познать грехи свои, и признать их пред Богом, но должны всегда помнить их, должны всегда в памяти своей содержать, должны не только словами, но и самым делом засвидетельствовать, что мы грехи свои знаем, и пред нами они всегда.

Это не есть истинное покаяние, чтобы грех свой дотоле только помнить, доколе не скажешь кающийся духовнику своему, а сказав паки позабыть его, или, что еще хуже, паки приняться за него. Но истинное покаяние требует продолжения, требует всегдашнего раскаяния. Кающийся всегда должен с смущением, со страхом и трепетом, и со отвращением воспоминать и представлять себе прежде содеянные грехи свои. Как человекоубийца, пришедши сам в себя, мучится в совести о учиненном злодеянии, мучится и на яву, и во сне, мучится всегда и везде: так точно и кающийся всегда и везде, и на яву и во сне должен мучиться о том,что он великими грехами своими убил душу свою, погубил ее на веки.

Всякий из нас всегда должен мучиться и терзаться совестью своею, всегда должен с истинным огорчением и печалью говорить: аз знаю беззаконие мое, и грех мой предо мною есть выну: всегда, говорю, должен памятовать содеянные грехи свои, не только тогда, когда не получил еще уверения о прощении грехов, и не почувствовал внутри себя очищения оных, должен памятовать, дабы получить от Бога очищение; но и тогда должен помятовать, когда получил и прощение и очищение, должен памятовать для того, дабы памятуя и мучася о сих грехах, паки не впасть в подобные оным беззакония.

Усугублять же и увеличивать раскаяние свое, печаль свою о грехах должны мы тем, что мы греша, пьянствуя, блуд творя, грабя, неправду делая, не только себе зло причиняем, не только душу свою убиваем, но что мы чрез сие и Самого Бога прогневляем, Величество Его оскорбляем, Существа Его не уважаем. Ибо мы греша пред кем грешим? Пред Единым Богом, против святые Его Воли, вопреки заповедей Его. Мы должны вспомнить сие и сказать: Тебе Единому согрешили, и лукавое пред Тобою сотворили. Всякий из нас так должен сказать, и так чувствовать в сердце своем: я не столько о том жалею, что потерял внутреннее богатство мое, но что потерял духовное, вечное, Божественное; не столько жалею о том, что согрешил, но что согрешил пред светлыми Очами Божьими, и согрешил безстудно, ни мало не срамляясь Вездесущего Величества Его; не столько жалею о том, что я погубил себя, душу свою, но что потерял Бога, оскорбил Благость Его, прогневал Величество Его; я не столько жалею о том, что Ты, Боже, накажешь меня за грехи мои, но что наказание Твое за сие не другое какое будет, как удаление Твое от меня, лишение света и любви Твоея, которое лишение есть истинный ад. Сие паче всего мучит меня, яко Тебе Единому согреших, и лукавое пред Тобою сотворих.232

И признаюсь в сем с чистосердечием единственно для того, яже да оправдишися во словесех Твоих, и победиши внегда судити Ти.

Все мы, Христиане, должны таким образом признаваться во грехах своих, дабы Бог оправдался, добы доказать нам самим, что праведен Бог, и праведны словеса Его, которыми обличает он нас во грехах, а мы винны, что Бог ежели и не простит нас по прошению нашему, а действительно накажет, то и тогда праведен есть, а мы винны и достойны сего; должны таким образом признаваться, дабы изъявить Правду Божью и винность свою, дабы Бог убедил нас и победил во грехах наших нами самими, нашим собственным признанием, егда судиши будет на последнем суде. Впрочем, и для того должны мы тако признаваться, дабы Господь Бог прежде страшного суда, прежде всеобщего решения, простил нас во грехах и очистил их. Ибо за чистосердечным только признанием следует прощение грехов, и за продолжительным расскаянием очищение оных.

Поистине, Христиане, ежели червь совести нашей всегда так будет угрызать сердце наше, ежели мы всегда так будем мучиться о грехах наших: то должны уверены быть, что очищены будем от скверн греховных. Ибо как за познанием грехов следует, так сказать, устное покаяние, словесное признание грехов, за покаянием внутреннее обращение к Богу, вопль и прошение к Нему об отпущении оных: так точно за обращением к Богу следует сердечное раскаяние во грехах, живое представление и всегдашнее соболезнование об оных; за таковым же раскаянием без сомнения следует очищение, водою Благодати Божьей омытие, Духом Святым осенение, которое очищение подает печальной нашей души утешение, внутреннему судии, совести нашей успокоение, против отчаяния дьяволом наводимого подкрепления. Понеже душа наша в совести своей из сего действия Духа Божия действительно уверится, что Господь точно омыет ее от беззаконий ея, и от грехов ея очистит ее. Аминь!

Беседа III. О признании тьмы и Просвещении

Премудрость, прости! Свет Христов просвещает всех.233

Явися, так уверяет Божественный Апостол Павел, явися Благодать Божия спасительная всем человекам.234 Возсия в мире Свет истинный, Иже просвещает всякого человека грядущего в мире.235Свет Христов просвещает всех. Сниде с небеси на землю Премудрость совершенная, Премудрость же не века сего, ни князей века сего престающих, но Премудрость Божья втайне сокровенная, Юже предустави Бог прежде век в славу нашу.236

И сия Премудрость Божия возвещается всей твари, возвещается не только человекам, но и самим Ангелам, как-то говорит тот же святый Апостол Павел: да скажется ныне началом и властем на небесных Церковью многоразличная Премудрость Божья.237Явися ныне Благодать, возсия Свет, сниде Премудрость Божия для всех человеков, и действовать могут во всех человеках.

А когда для всех явися Благодать Божия, для всех сияет Свет Христов, для всех открыта небесная Премудрость: то почему мы лишаемся Благодати Его, для чего не снисходит на нас осенение Духа Его, для чего мы не объемлем Света Его, не просвещаемся им, для чего не наставляемся Премудростью Его? Всем явися Благодать Божья, но мы лишены ея, чужды ея; всем возсия Солнце правды, Свет Христов, и во всей тьме светится, но наша тьма не объемлет его; для всех Бог Отец ниспослал в мир Премудрость Свою, но мы еще буи, несмысленны, не разумеем Премудрости Божьей, мы, которые Христианами именуемся, просвещенными называемся, весьма близкими к сим вещам почитаемся. По чему же мы лишаемся всего того? Где искать причины такового лишения? В Боге, или в нас, в Божеском основании, или в нашем? В Боге сего быть никак не может. Бог во основании Своем есть не что другое, как Благость на все твари изливающаяся, есть не что другое, как Свет всем разумным существам сообщающийся, есть не что другое, как Премудрость всех свободных духов вразумляющая; Бог на всех Благодать изливает, всех Светом просвещает, всем Премудрость дает, всем тем дарствует сие, которые во основании своем суть приемлющия существа, которые желают, ищут и хотят восприять дары сии.

Следовательно, истинной причины такового лишения сих Божественных даров должно нам искать в самих себе, в сердцах своих, в своем собственном основании. Худо внутреннее наше основание, непривлекательно и неприемлюще ныне духовное существо наше; а по сему и лишаемся мы Божественных влияний. Мы сами причиною такового недостатка.

Всем явися Благодать Божья спасительная, для всех ниспослан Дух Святый от Бога Отца чрез Сына Его Иисуса Христа, чтобы Он очищал нас, обновлял, освящал, но мы не имеем еще не только Освящения, Обновления, но и самого Очищения, не имеем же не потому, якобы Бог лишал нас сего Сам по Себе, но потому, что мы слепы в рассуждении дел своих, не видя же сего как бы не находим нужды в таковом очищении, и по сему не ищем даров Святого Духа; не ища же, а часто еще и упорствуя делаем себя неспособными ко принятию влияния Благодати, делаем себя существами совсем неприемлющими сообщительных даров Божьих.

Всех просвещает Свет Христов, но всех тех, которые познают тьму свою, видят мрачность свою, нужным почитают сияние его, которые увидев, что в них кроме тьмы нет ничего, отверзают внутренние двери свои, и просят милостивого Владыку, да Он ниспослет Свет Свой, просветит оным внутреннюю храмину их и живущего в ней духа; всех таковых просвещает Свет Христов.

Мы же не просвещаемся потому, что мы не только не познаем тьмы своея, не узнаем мрачности, но и не видим ея; понеже всегда спим во грехах. Кто до полудня спит, тот не видит, что темно в храмине его: так и мы всегда во грехах спя, всегда во тьме бродя и не видим, что это тьма; а по сему и не отверзаем внутренних дверей ко принятию Света Божия, по сему и не показываем желания к просвещению своему. А где нет желания; там нет и Света. Как чувственный свет только вносится, где требуется, туда входит, где отверзается мрачная завеса: так и духовный свет туда только входит, где внутренняя храмина отверзается; туда ниспосылается, где испрашивается; там светит, где тьма признается. Доколе же тьма не признается: дотоле хотя Свет и будет светить во тьме, но тьма наша не объимет Его.

Подобно послал Бог в мир Премудрость Свою, открыл действие Ея; Божественное Просвещение; и Она всем возвещается, всеми проповедуется: но мы не разумеем Ея, не понимаем святых истин Ея, не постигаем великих тайн Ея; а часто многие и юродством почитают Ее, многим безумием, пустым делом кажется Она.

Почему же так с нами бывает? Потому, что мы сами в самой вещи юродивы, безумны, и не познаем безумия своего, безумны, и думаем, что мы мудры, и по сей пустой, плотской, гордой мудрости своей не приемлем, яже Духа Божия суть, не приемлем Мудрости Его, понеже Она нам юродивым юродством кажется; а когда не приемлем, не слушаем, то и не разумеем, и разумети не можем,238яко юродивые. И дотоле юродивыми, безумными, слепыми останемся, дотоле будем лишаться Премудрости Божьей и Просвещения Его: доколе будем почитать себя мудрыми; Бог бо мудрых не учит, и праведных не спасает; доколе не признаем себя буиими; доколе чистосердечно не исповедуем, что мы точно слепы и глупы в Божественных вещах. Ибо Господь Бог не премудрых по плоти избирает, не сильных приемлет, не благородством своим хвалящихся научает, но буяя мира избирает, немощная приемлет, худородная, уничиженная, и несущая наставляет,239 тех научает и сподобляет небесной Премудрости Своей, которые чистосердечно признают себя буиими, так сказать, несмыслящими, простыми, худыми, уничиженными, кратко за ничто.

Премудрость Божья всем возвещается, всем проповедуется; но приемлют Ее только простые, от сердца исповедующие простоту, невежество и ничтожность свою. По сему-то и говорится: Премудрость, прости, как бы так сказать: вот Премудрость явися, но в простоте приступите, припадише ко Христу, и приимите прости.

Поистинне единым тем дается Премудрость, которые познают слепоту свою, единых тех просвещает Свет Христов, которые видят тьму свою, единых тех очищает Благодать Божья, которые признают нечистоту свою, которые с Давидом говорят: Се бо в беззакониях зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя;240 которые со Иовом взывают: кто чист есть от скверны? Никто же. Аще и един день житие его на земле;241 кои тако каются.

Истинное бо Покаяние требует от нас не только такого признания, чтобы изъявить пред Богом деятельные грехи свои, что мы в том, и в том преступили пред Ним: но требует и того, чтобы мы совершенно познали и признали тьму свою, чтобы мы познали, что мы по плотскому рождению своему ничто есмы, от какой бы благородной крови ни происходили, что мы единая тьма и мерзость есмы, что от плотского рождения нашего нет в нас ничего более кроме греха, кроме влиянного прародительского преступления.

Истинное Покаяние требует того, чтобы мы живо представили, точно почувствовали и искренно Господу сказали: Господи! Помилуй нас! Мы не только сами себя грехами связали, но и еще от родителей в наследие себе грехи получили. Се бо в беззакониях зачат есмь, и во гресех родиша нас родители наши. Мы и по рождению, яко во грехе первозданного рожденные, нечисты, и по житию своему также нечисты. Следовательно, нет в нас средства ко Очищению кроме Тебя Единого, и от Тебя Единого просим и ищем оного.

И такое Покаяние, живое, чистосердечное признание, что мы единая тьма, что мы буи, слепы и мерзки как по житию своему, так и по плотскому рождению; такое, говорю, Покаяние имеет всегда последствием Очищение, а за Очищением следует Просвещение. Оно есть началом Премудрости. Первая степень Премудрости есть познать мерзости свои, признать ничтожность свою; вторая же и высшая ступень оныя есть очищать себя Силою Божьей от греховных нечистот; за Очищением же грехов, за прогнанием тьмы следует совершенное Просвещение.

Господь Бог всегда таковое Покаяние удостаивает Благословения и Совершения Своего. Понеже Бог любит сие; Бог любит, кто истину говорит, а не лжет, кто грешным себя от самого рождения своего признает, а не праведным. Ибо Иоанн Богослов говорит: аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем и истины несть в нас. Аще речем, яко не согрешихом, лжа творим Бога, который обличает нас во грехах наших, и Слово Его несть в нас. Аще же напротив исповедаем грехи наша, верен есть, и праведен, да оставит нам грехи наша, и очистит нас от всякие неправды.242 поелику Богу весьма приятно истинное признание, как то далее Давид говорит: се бо истину возлюбил еси. – Любит Он истину сию; понеже она есть порождение Премудрости Его; познавать тьму свою и грехи свои есть начало премудрости нашей происходящей из Премудрости Божьей. И по сему-то Давид присоединяет: безвестная и тайная Премудрости Твоея явил ми еси;243 как бы так сказал: мне неизвестна была прежде Премудрость Твоя, Господи, которая состоит в познании бедности и окаянства моего, и в искании Спасения моего в Тебе; но Ты сия безвестная и тайная Премудрости твоея явил ми еси; явил ми еси, открыв тьму мою, явил ми еси, изъяснив, что Ты, Иисусе Христе, бысть нам Премудрость от Бога, Правда, Очищение, Освящение и Избавление;244 из познания внутренней бедности моей познал я тайну сию, что в Тебе Премудрость, Очищение, и Просвещение мое, что Ты Свет мой, могущий просветить меня.

Окропиши убо мя иссопом, и очищуся, омыеши мя, и паче снега убелюся.245 Как в Ветхом завете кровию в жертву приносимых животных кропилися и очищалися:246 так ныне все мы, в Новом завете находясь верою должны приносить себя в жертву Богу, закалать и кропить себя Кровию Христовою. В ней должны искать Очищения своего, в Воде Благодати Его должны полагать омытие внутренности своея. Он Единый только может окропить нас иссопом Крови своея, омыть Водою Благодати Своея, очистить Духом Своим, и чрез сие паче снега убелить, паче солнца просветить, как то сам уверяет: Приидите, и истяжимся, и аще греси ваши будут яко багряное, яко снег убелю; аще же будут яко червленое, яко волну убелю.247

Приступим убо к Ходатаю завета нового Иисусу, и Крови кропления лучше глаголющей, нежели Авелева,248приступим, и возопиим со Иеремиею Пророком: Исцели мя, Господи, и исцелюся, спаси мя и спасен буду, очисти мя и очищуся, просвети мя и просвещуся. Яко хвала моя Ты еси.249От тайных моих очисти мя.250 Приступим ко Господу, и усердно попросим, чтобы Он нас вывел из отчаяния, которое причиняет нам тьма наша, грехи наши, то, что мы в беззакониях зачаты, во гресех рождены, и в сквернах пребываем; попросим, чтобы Он уверил нас и Словом Своим, и внутренним чрез Духа уверением, что Он точно окропит нас иссопом Крови Своея, омыешь Водою Благодати и очистить Духом Своим; попросим, да Он сим обрадует нас, скажем все, и каждый скажи от сердца:

Слуху моему даси радость и веселье, возрадуются кости смиренные.251 Все кости наши сокрушены, все сердце наше от грехов в болезни, вся внутренность в смущении, душа совестью беспокоится и мучится, сокрушается и разбивается. Чем разбивается? Законом, который грехи наши открывает, законом, который осуждение за грехи наши нам предлагает, мучением угрожает, и сим то душу нашу сокрушает. Мы же в таком сокрушении сердец, в таком смущении душ, что должны делать? Должны просить Господа, чтобы Он другим приятнейшим и благоснисходительнейшим Словом утешил нас, благую весть нам дал, Евангелием ободрил нас, обрадовал бы тем, что Он как Лазаря четверодневного, уже возсмердевшего, воскресил из мертвых, так и нас давно грехами умерших, и уже смердящих по причине плотских нечистот своих возставит и воскресит от сей греховной смерти. Должны просить Господа, да Он таким Словом, и таким уверением даст слуху нашему радость и веселие, сердцу удовольствие, душе спокойствие, да сим Он возрадует наши кости смиренные, и успокоит души смущенные.

Как пленному и в заключении находящемуся человеку не может быть большей радости, как изведение из заключения и освобождение из плена: так точно и для плененнойгрехом души не может быть большей радости, как изведение ея из мрачной, греховной темницы, избавление от вечной смерти, Омытие и Очищение от нечистот греховных, и Просвещение Божественным Светом. Не может быть для нее большей радости, как видеть себя омыту, и очищену паче снега, и просвещену Светом, не может быть большей радости, понеже Очищение и Просвещение ведут ее к высшей степени, именно, к Соединению с Богом, которое есть истинное Блаженство ея. Аминь!

Беседа IV. Об Обновлении и Освящении

Горе имеем сердца!

«Блаженный Августин говорит: душу разумную всегда должно возводить к тому, что в естестве духовных вещей есть превосходнейшее, да мудрствует она горняя, а не земная»252 Сие же говорит он потому, что наше житие как-то Апостол Павел уверяет, на небесах есть,253 а не на земле; следовательно, и наши души и сердца там же должны обитать. А наипаче туда должны они возноситься потому что, туда вознесся Господь наш Иисус Христос, главный Предмет нашея любви там особенно пребывает, и оттуда второго Пришествия Его ждем.

По сему то и Церковь наша вопиет нам: горе имеем сердца, к небесам возводим мысли свои, в Ангельский мир возносим помышления свои, к Престолу самого Существа Божья устремляем души свои. Горе имеем сердца, не только тогда, когда здесь во храме находимся, который имеет вместо преддвория трапезу, или претвор, вместо Святая самую внутренность храма, и вместо Святая Святых освященный Алтарь, и который, следовательно, есть образ мира сего, Ангельского жилища, и самого святейшего, неприступного, вечного Храма Божия, о коем мы всегда, и со благоговением должны помышлять, не только, говорю, здесь, но и в домах, и на торжищи, и на пути.

Горе имеем сердца, не только в Божественную Службу, в сие Таинственное Священнодействие, при котором и святые Ангелы со страхом предстоят невидимо с нами служа, и видя, что тут входит Сам Царь славы, не только, говорю, тогда, когда совершается воспоминание пришествия, жития, учения и смерти Христовой, но и всегда; когда мы что ни делаем, когда что ни помышляем, всегда должны иметь горе сердца, а наипаче при чтении и слушании Божественных Словес.

Но что, имеем ли мы горе сердца, не говорю всегда, не говорю и в мыслях, и во всех словах, и во всех делах, и на пути, и в домах, и в собраниях, но имеем ли хотя в сем освященном, и единственно на Богослужение, на благоговение определенном месте? Имеем ли хотя при сем важном Священнослужении, при чтении учения Пророков, Апостолов, и самого Евангелия, и при слушании других Божественных Словес? Имеем ли горе сердца?

Правда все мы дерзновенно отвечаем: Имамы ко Господу! Но я осмеливаюсь еще спросить, истинно ли то, что мы говорим, не лжем ли, что сердца наша имеем ко Господу устремлены? Думаю, что в большей части из нас слова сии, имамы ко Господу, суть или бесчувственный, необдуманный, внутри нас никогда не бывший, а единым языком произносимый ответ, или единое лицемерие, и, следовательно, самая ложь; большая часть людей говоря, имамы сердца ко Господу, дерзновенно только лжет. В чем ясным доказательством и достоверным свидетельством может служить сие, что мы, стоя во храме, не имеем единения сердец, но приходим в оный в несогласии, во вражде, в ссорах и злобе; что мы, стоя во храме, не имеем благоговения и достодолжного уважения к Святыням, но часто бесчинствуем, смеемся, друг друга пересуждаем, производим пустые разговоры; а того, что поют, что читают, что совершают, и не чувствуем.

Да и как нам иметь горе сердца, когда они долу прикованы; как нам к небесам возводить мысли, когда они все к земным привязаны вещам, когда у нас в голове не Небеса, не рай, не Царство, но у иного зрелища и конские ристания, у другого роскошные пиры и блудные свидания, у третьего пьянство и буйство? Как нам в Ангельский мир возносить помышления свои, когда и зрение, и слух, и вкус, и прочие чувства в дьявольский мир устремлены, дьявольские предметы представляют, и к ним все наши помышления наклоняют? Как нам души свои устремлять к истинному Богу, когда и мир есть наш бог, и блудница идол, и сребро кумир, и для честей мы капище? Как правдивым быть сим словам нашим, имамы сердца ко Господу, когда мы, будучи сподоблены, по свидетельству Писания, той от Бога чести, чтобы Его быть чадами, к Нему устремлять духа своего, Его Единого любить, не разумели чести сея, пренебрегли ее, и ныне уподобились скотам несмысленным?254 А скоты, нечистые свиньи, к небесам не взирают, плотские, чувственные твари горе не возвышаются, да притом грешные, пороками оскверненные души к Престолу Божью, к древу Живота Ангелом, блюстителем Рая с пламенным оружием и не допускаются.

Что ж убо нам, Христиане, или лучше сказать, плотские земные человеки, – Христиане бо суть духовные, горе мыслящие человеки, – что нам плотяным, долу поникшим, на земле лежащим вместо сих высоких и важных, прямо Христианских слов, имамы ко Господу, – что нам вместо их говорить?

Мы должны еще сперва с Давидом сказать: Отврати Лице Твое от грех моих.255 Мы должны вспомнить, и живо почувствовать, что грехи так души наши обезобразили, столь мерзскими нас учинили, столь гнусными сделали, что мы стыдиться должны предстать пред пречистое и святое Лице Божье, что мы недостойными должны почитать себя, явиться в присутствии Святыни Его, что мы страшиться еще должны, яко нечистые, и возвести ум свой к пресветлому дому Его, к вечному жилищу Его; а должны сами просить, чтобы Он не взирал на грехи наши, не смотрел на гнусность и мерзость нашу, должны сами говорить: Отврати, Боже, Лице Твое от грех наших.

Но для чего так должны просить? Для того ли, чтобы Он, отвратив Лице Свое от грех наших презрел нас, яко мерзских; возгнушался нами, яко нечистыми; оставил нас, яко непотребных; лишил Своея милости, яко недостойных? Никак! Таковое состояние есть самое ужаснейшее. Быть без Бога есть самое величайшее несчастье, лишиться навеки милости Его есть восчувствовать ад в себе прежде времени.

Не для сего убо должны говорить: Отврати Лице Твое от грех моих, но для того, чтобы точно показать, что мы и сами чувствуем ничтожность, мерзость и недостоинство свое, что мы и сами почитаем себя достойными отвращения Его, сами себя осуждаем, а чрез сие самое чтобы преклонить Юога к умилостивлению, к сожалению над нами, с тем должны так говорить, чтобы Он отвратил Лице Свое от грехов наших, но не отвратил оного от нас, яко тварей Своих; чтобы Он, презрев мерзости наши, не презрел совсем существа нашего; чтобы Он, возгнушавшися нечистотами нашими, не возгнушался сердцами и душами нашими; но хотя бы, яко добрый врач,Отвратившись от гнусности нашей, очистил мерзости наши, не смотря, так сказать, соскоблил с нас наши плотские нечистоты, обвязал раны наши и уврачевал.

Должны мы Ему как бы так сказать: Господи, мерзски мы и недостойны Твоего пресвятого воззрения; но Ты, Милостиве, не взирая на нас, отврати Лице Свое от мерзостей наших, очисти беззакония наша, уврачуй болезни наша, исправь неправды наша. Но что я говорю, очисти, уврачуй, и исправь! Как там очищать нечистоту, где все нечистота? Как там исправлять, где правильного нет ничего, а все расстроено, и повреждено? Как там врачевать, где все совершенно мертво? Мы не только снаружи гнусны, но и совсем нечисты, мы не только несправедливы, но и совсем совершенная ложь, мы не только больны грехами, но и совсем мертвы; мы благого ничего не действуем, мы ни малейшего не показываем признака духовной своей жизни.

А когда мы точно так нечисты, лживы и мертвы; то тем большее должны приходить смирение и уничижение пред Богом; мы не только должны сказать ко Господу: Боже, отвратив Лице Твое от грех моих, очисти беззакония моя; но должны, признавшись в мертвенности и ничтожности своей, просить Его, чтобы Он снова создал нас, должны просить тако говоря: Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей.256Ибо как в начале Сотворения Господь Бог из небытия в бытие произвел нас чистыми, и тела наши и сердца сотворил из стихий мира сего, и дух правый, благий, влиял в нас Дуновением Своим: так точно и ныне во время Искупления чрез Спасителя Иисуса Христа поправлять, или просто сказать, чинить нас не возможно: поновить нельзя: а надобно совершенно перестроить, должно ничтожность нашу паки из небытия в бытие воззвать, мертвенность воскресить и оживить, и всего человека как внутреннего, так и наружного снова создать, и сердце чисто сотворить, и дух прав обновить во утробах наших. Искупление бо есть, и должно быть ни что другое, как Воссоздание и внутреннего и наружного человека.

И сего-то единственно должны мы просить у Искупителя своего; всякий из нас, и всегда, должен молить Его тако: сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей, обнови жизнь мою, да живу животом Твоим; обнови ум мой, да искушаю и творю, что есть Воля Божья, благая, угодная и совершенная;257 обнови чувства, да разуму их покаряю, а разум вере, и тако не земная, но небесная созерцаю; обнови душу, да горе ее вознесу и с Богом Отцем чрез Тебя Света Божья соединю; тако всякой должен просить: сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей.

И о сем единственно все мы должны просить, чтобы Господь Бог восставил, воссоздал, и обновил нас. Главная цель Искупления нашего есть Обновление наше, или Возрождение, которое единое горе устремляет сердца наши, и соединяет души наши с Самим Богом. И мы должны соответствовать сему спасительному намерению Божью, мы должны, испрашиваю помощи Божьей отлагать по первому порочному житию ветхого человека, тлеющего в похотях прелестных, обновлятися же духом ума нашего, и облекаться в нового человека, созданного по Богу в правде и в преподобии истины.258 И сие – то есть истинное блаженное Рождение наше. Плотское рождение, яко греховное, нечистое, вечную смерть во осуждение свое имеющее, есть самое несчастливое; благополучным же делается оно единственно чрез сие духовное Рождение.

Но как Сотворение наше было дело Божие; никто кроме Бога создать нас не мог: так и Воссоздание есть Его же дело, Словом Его бывает, и Духом уст Его совершается. Следовательно, мы, желая и ища Обновления, или Возрождения внутреннего человека нашего, должны просить Бога, чтобы Он послал Духа Своего, Который бы совершил над нами сие спасительное действие. Мы должны в таком случае говорить: Господи, хотя мы и недостойны милости Твоей и щедрот Твоих; но как Ты не по достоинствам нашим дал нам прежде Бытие, а по единой Благости Своей; так и ныне даруй нам Пакибытие по сей же самой Благости Своей; не отвержи нас совсем от Лица Твоего, и Духа Твоего Святого не отыми от нас, но утверди нас Владычним Духом Своим. Ибо как без Него не можем мы ничего: так с Ним вся нам возможна. Без Него мы нечисты; а Он нас очистить может. Без Него мы темны; а Он просветить нас имеет в себе дар. Без Него мы мертвы; а Он оживить нас в состоянии. Ему бо дана власть от Бога Отца носиться над внутренним хаосом нашим, осенять нас, зачинать в нас нового человека, возрождать, обновлять, освящать его, и управлять им всегда.

Всякий из Христиан должен с Давидом испрашивать Его у Бога сице глаголя: не отвержи мене от Лица Твоего, и Духа Твоего Святого не отыми от Мене, но утверди мя сею Владычнею Силою Своею.259 Всякий должен просить Бога, чтобы Он не только не отверг его от Себя, и не лишил его Духа Своего, но и дал бы ему Его, Который бы осенил его, зачал в нем внутреннего человека его, породил его действительно облекши во Христа, в Плоть Христову, в Существо Его, и соединивши его с Духом Его, и чрез сие самое Соединение обновил, освятил, и всегда бы управлял на путь правый. Всякий должен просить, чтобы сие самым делом совершилось в нем. Ибо прошение сие, сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей Духом Своим, не наружную какую перемену означает, но внутренюю, действительную перемену, или новое Создание сердца, и совершенное Обновление духа, кратко: Восстановление всего падшего человека.

Весь человек пал, по душе и телу расстроился, или лучше умер, и разум помрачился, и воля испортилась, и нравы повределись, и сердце развратилось. Искуплением же Христовым, Силою Святого Духа все сие долженствует быть паки приведено на истинный путь, все сие долженствует быть переменено, в хорошую сторону обращено. Внутренний человек Силою Духа Божия должен быть отвлечен и от похоти плоти, и от похоти очес, и от гордости житейской, и от роскоши, и от блуда, и от пьянства, и от любостяжания, и от лихоимства, и от надмения, и от прочих сует, и должен быть приведен к жизни святой и добродетельной, кратко: Христовой. Он сею Божественною Силою должен ожить, восстать из греховной ничтожности, и как бы снова создаться, и существенно облещися в Плоть Христову и соединиться с Духом Его. А имея на себе сие новое, святое Существо должен он творить дела благая и Богоугодная, ведущая в вечный живот.

И в сем-то состоит Обновление и Освящение; и сие-то духовное Рождение подает силы идти при свете Слова Божия к вечному животу исполняя повеления Божественные, и делает человека способным к восприятию духовной бесконечной жизни.

О когда бы нам удостоиться наития Утешителя Духа! О когда бы нам учиниться причастниками сих спасительных действий Божьих, Обновления и Освящения!

Просим, Христиане, просим не устами токмо, но от смиренного сердца, с чистым покаянием, с чистосердечным признанием ничтожности своея, просим с верою и любовью, с несомнительною надеждою, просим тако, и без сомнения примем. Ибо вечная Истина Иисус Христос так уверяет нас о сем: аще вы зли суще умеете даяния блага даяти чадам вашим, кольми паче Отец, Иже с небесе, даст Духа Святого просящим у Него.260 Просим умиленно: воздаждь нам, Господи, радость Спасения Твоего,261 обрадуй нас на самом деле Спасением Твоим, даждь нам Духа Своего, обнови и освяти нас, и чрез сие соделай в нас радость и удовольствие, внутреннее спокойстиве, да мы бессомнительны будем о вечном животе своем, учини нас чрез Него чадами Божьими; зане те только суть чада Божьи, иже водятся Духом Твоим;262 воспери Силою Его ум и сердце наше горе, да без зазрения совести будем взывать и уверять, что имамы сердца ко Господу. Аминь.

Беседа V. О Истинном Богу Благодарении

Благодарим Господа!263

Достойно и праведно есть поклонятися Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Троице Единосущней и нераздельной, тако возглашают великие служители Божии, Василий Каппадокийский, и Иоанн Златоуст. Достойно и праведно есть благодарити Триипостасного Бога, Господа, Владыку, и Творца нашего.

Достойно и праведно есть благодарити! Ибо Триипостасный, в блаженной Вечности существующий, в неприступном Своем Свете безначально и бесконечно живущий Бог, создав по Благости Своей разумных духов, духовные свободные существа, святых Ангелов, произведши вторый по себе свет, сотворил и нас, и наше существо воззвал из небытия в бытие.

Достойно и праведно есть длагодарити Бога! Понеже Он и падших нас во Адаме не отверг, не презрел совсем, не погубил навеки, но наказав временно, изгнав из Рая, предав болезням и смерти на время, дал обетование избавить от сего Египетского рабства, освободить от такового несчастия чрез Семя Жены. И чрез несколько лет, когда исполнилось время обетования Его, когда пришел день, назначенный Советом Триипостасного Божества Его, послал в мире Единородного Сына Своего, Который пришед воплотился, сделался Богочеловеком; воплотившися же, яко Свет Божий, очищал и просвещал людей учением Своим, а яко истинный человек, пострадал, умер, принес Себя Самого в жертву Богу Отцу для умилостивления Его, и для примерения со всем человеческим родом. Что действительно и исполнил. Он смертию Своею победил врага нашего, дьявола, разорил жилище его, ад, попрал и уничтожил человеческую смерть, и воскресши, и вознесшися на небо ввел и человека с Собою в живот вечный, в Рай и Царство Божие.

Достойно и праведно есть благодарити Бога! поелику Сын Божий Господь наш Иисус Христос воплотившися, пострадавши, воскресши, вознестися на небо и возведши многих из человеков с Собою в духовное, блаженное жилище не оставил и нас в сем мире сирыми и беспомощными, но даровал нам Слово Свое, которое яко Свет Его указует нам таинственный путь, ведущий к вечному животу, установил Таинства, которые, яко истинные средства, делают нас способными прямо шествовать по духовному пути, именно очищают, и просвещают, обновляют, подкрепляют и освящают, кратко: духовными творят. А чтобы таинства сии были точно Таинствами, и не остались бы одними наружными только обрядами, под коими Таинства сокрываются, и коими тайно-образно означаются; чтобы Таинства, говорю, точно производили те действия во внутреннем нашем человеке, для которых они определены от Иисуса Христа: то Он послал в мир другого, так сказать, Священно-начальника для совершения сих Таинств, послал Духа Своего в мир, Который совершает Божественные Тайны, и чрез них очищает, просвещает, и обновляет человеков, дает силы идти по таинственному пути к горнему жилищу, и к Соединению с Самим Богом. Для упрошения же и склонения Святого Духа к сему Священнодействию дал Он нам средства: веру и упование, твердое надеяние и бессомнительное воспарение к Нему; дал нам сия средства, и уверяет, что ежели точно в верующем духе и сокрушенном сердце, в истинном покаянии, в признании своей ничтожности, и в надеянии на Божью Силу приступим ко Господу, и твердо ухватимся за Него, за Человеколюбие Его: то без сомнения Дух Божий снидет на нас, и совершит внутри нас установленные Иисусом Христом Таинства, совершит и Крещение, и Миропомазание, и Покаяние, и Причащение, и Брак, и Священство, то есть, Он даст нам истинно почувствовать ничтожность и тьму нашу; потом очистит, просветит, научит, обновит, освятит, приятною Богу жертвою учинит; и наконец с Самим Богом соединит.

Достойно и праведно есть благодарити Бога всем нам, которые призваны гласом Евангельским к тем великим благодеяниям Божьим, и можем участвовать в них, хотя еще и не участвуем по нерадению и по нераскаянному сердцу своему. А наипаче достойно и праведно есть благодарити Бога тем, которые сколько-нибудь по принесении истинного покаяния, по признании ничтожества и тьмы своея удостоились и очищения, и просвещения, и обновления, которые самым делом участвуют во Искуплении Христовом, и уверяют о Спасении своем.

Но какая должна быть Благодарность наша? В чем она должна состоять? В том ли, чтобы языком воспевать Благость и Милосердие Божие, и от них произшедшия благодеяния Его, и чтобы устнами прославлять Имя и Величество Его? В том ли должна состоять, чтобы говорить всегда: Дивна дела Твоя, Господи!264 Велий Господь, и хвален зело: и несть подобен Тебе, Господи265; велик еси Ты, и велико Имя Твое в крепости, и благ еси Ты?266 В сих ли одних словах должна состоять?

Правда, и слова сии могут быть знаком благодарности нашей к Богу; но не могут составлять сами по себе истинной благодарности. Истинная Благодарность к Богу за благодеяния Его состоит не в одних словах, но в самой вещи. В какой вещи? В правильном употреблении благодеяний Его, в употреблении их на тот конец, для которого они произведены от Бога. Истинная Благодарность к Богу состоит в свободном принятии благодеяний Его, в наслаждении оными и в люблении Его за сие. Он сотворил нас; Он падших нас не презрел, но пришел в мир, и учинил Себя Жертвою очищающей грехи наши; мы же в Благодарность за сие должны воспользоваться Очищением Его, и возлюбить Его. Мы с твердою верою и с сильным напряжением духа своего должны просить Духа Божья, чтобы Он драгоценные плоды Искупления самым делом явил в нас, должны просить, чтобы Он чрез совершение в нас Таинств учинил нас тем же самым, чем Христос для нас соделался, или хотя бы сколько-нибудь сообщил чрез оныя того Существа.

Иисус Христос соделался для нас по плоти Своей Очищением,267 Просвещением, Обновлением, Освящением, и Примирением; мы же в Благодарность к Нему за сие, и во изъявление любви своея должны и денно, и нощно, и думать, и желать, и просить, и всячески искать того, чтобы Дух Божий, посланный чрез Него в мир, сообщил нам, совершил в нас, существенно даровал нам чрез Тайну Покаяния Очищения грехов, чрез духовное Крещение Просвещение, паче снега убиление, чрез Миропомазание освящение, чрез Причащение Тела и Крови Христовой Усыновление Божие, и такое с Богом Примирение и Соединение, как бы мы духовным Браком сопряжены были с Ним, чтобы нам, говорю, Силою Духа Божия учиниться Христу нескверными и чистыми невестами, и всегдашними, так сказать, священниками, всегда, во всякое время, и на всяком месте себя в жертву Богу приносящими.

Истинная Благодарность к Богу Отцу и к Сыну Его Иисусу Христу состоят в подражении и в сообразовании жизни нашей с жизнью Христовою. Сия есть истинная Благодарность, сия есть любовь к Творцу и Искупителю своему. Что и Сам Спаситель подтверждает, так говоря: аще любите Мя, заповеди Мои соблюдите, жизни Моей подражайте; имей бо заповеди Моя, и соблюдай их, тот только есть любящий Мя, и тот только возлюблен будет Отцем Моим, и Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам.268 И паки аще заповеди Моя соблюдете, пребудете в любви Моей: якоже Аз заповеди Отца Моего соблюдох и пребываю в Его любви.269

А напротив в другом месте говорит Он: иже не носит креста своего, кто не исполняет должностей своих, не повинуется сердцем Воле Моей; а думает только, и языком говорит, что в след Мене грядет, грядет наружно, якоже Иуда, грядет; а в случае, где похоть плоти польстит, где честь поласкательствует, где сребро и злато приманку свою покажут, там и продаст Меня, там и за малую, и еще гнусную сладость, и за немногие златницы променяет Меня с оным же Иудою: тот поистине несть Мой ученик и быть не может,270 тот никак не любит Меня, и весьма неблагодарен ко Мне.

Сия есть истинная Благодарность к Богу Отцу и к Сыну Его Иисусу Христу, чтобы Сотворения Его, и Искупления не пренебрегать, ногами не попирать, во зло не употреблять, но пользоваться ими, устремлять их к тому концу, который Бог предположил, именно: чтобы исправить, очистив, и обновив свою жизнь достигнуть к сему творя возможное Богоподражание. Как вышшие, духовные твари, святые Ангелы, потому остались благодарными Богу, и тем засвидетельствовали свою любовь к Нему, что каждое Священноначалие и каждый Чин оных данными от Бога силами свободно исполняли свои должности, именно: очищались, просвещались, и совершались, и тако Богу подражая подходили ближе к Нему и вступали в совершенное Соединение с Ним;271злые же напротив духи потому злыми и неблагодарными по Богу сделались, что возгордившись пред Богом, пренебрегли свои должности, забыли подчинение и повиновение, не захотели исполнять Воли Божьей, а чрез сие стали быть совсем отдаленными от Него и лишенными Света Его: так точно и в нишшем нашем видимом, Церковном Священноначалии те весьма неблагодарны, и ни малейшего не имеют ко Христу любви, которые не уважают Искупления Христова, пренебрегают предписанным в оном должности, Очищение, Просвещение, и Совершенное свое, не повинуются Воле Божьей; чрез сие же лишаются конца своего, Соединения с Богом, и удаляются совершенно от Бога, отлучаются навеки от Блаженства Его; а благодарны только те, которые по намерению Искупления Силою Тайноводителя Иисуса Христа и Духа Божия очищаются, просвещаются, и совершаются, сколько возможно, подражая Богу, сообразуяся с святыми Совершенчтвами Его стремятся к Соединению с ним, которое есть истинное Блаженство их.

А когда истинная Благодарность к Богу не в одних словах состоит, но в действительном повиновении Воле Божьей, во исправлении жизни своея по правилам учения Его: то печемся, Христиане, паче всего о сем, да благодарны будем пред Ним, да не вотще будем носить на себе имя Христианское, и да не бесполезно будет для нас Искупление Христово. И должны пещися об очищении, просвещении и усовершенствовании не только себя, не только о поправлении своей собственной жизни, но и ближних. Ибо как Ангелы в таком находятся порядке, что они не только сами себя очищают, просвещают, и совершают, но и другим дары сии сообщают, вышшие получив сие от Бога нишшим преподают, и так друг друга очищают, просвещают и совершают посредством Божественных, данных им сил: подобно и мы должны поступать. Получая дары от щедрой Десницы Вышнего беззавистно должны сообщать оные другим.

Ежели кто из Христиан получил от Бога Силою Святого Духа Его сколько-нибудь очищения, просвещения, и обновления: тот должен стараться послужить Духу Божию орудием к совершению сего и в других, именно, чтобы Господь Бог чрез него вразумил, наставил, просветил и других. Как Давид, прося у Бога прощения грехов своих, и получив очищение и обновление жизни своей такую чувствовал благодарность к Нему, что не только сам не хотел никогда уклониться от Бога, и нарушить Его святых заповедей, но и других обещался научать повиновению Владычней Воле Его тако говоря: Научу беззаконныя путем Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся,272 как бы так сказал: я не только теперь сам знаю, какую должен иметь благодарность и любовь к Тебе, Боже, и как я должен располагать моею жизнью, но я научу и беззаконных путем Твоим, буду стараться сообщать и им таковые же чувствования, и приводить их на правый путь, и , может быть, нечестивые, порочные, грешные люди обратятся к Тебе, Боже, как и я: в таких точно мыслях, в таком намерении, и в таком расположении жизни должен всегда пребывать очищенный и сколько-нибудь просвещенный Христианин; он должен стараться такую всегда иметь жизнь, которая бы, яко соль земли, не только себя предохраняла от гнилости, от нечистот плотских, но и других осоляла, и других от оных же нечистот предохраняла, которая бы, яко светит, не под спудом, но на свещнице горящей,273 и других греховную тьму прогоняла и просвещала, кратко, которая бы служила примером, научала беззаконных шествовать путем Господним правым, и обращала к Богу. Ибо как горе тому, им же соблазн приходит, и столь многое горе, что лучше такому человеку по слову Христову повесить себе на шею камень жерновный, и ввергнуться в воду,274 нежели жить, и себя и других соблазнами своими погубляя: так напротив благо тому, кто служит добрым примером, и ведет жизнью своею и другого на правый путь. Обративый бо грешника от заблуждения пути его спасет душу и свою, и его от смерти, и покрыет множество грехов.275

Впрочем хотя бы кто и на такую степень совершенства взошел, что мог бы и других осолять и просвещать, мог бы добрым примером для других служить, и других порочных возбуждать и обращать: однако и тогда не должен позабывать прежних беззаконий своих, но всегда обязан памятовать злодеяния свои, духовные крови, духовные прелюбодеяния и убийства свои, которыми убил прежде душу свою, обязан всегда памятовать и говорить: избави мя от кровей, от убийств, Боже, Боже Спасения моего,276 обязан так говорить, как бы теперь сие учинил, как бы не были еще прощены грехи его, как бы он не очищен еще был; обязан всегда памятовать сие, и говорить тако для того, дабы не впасть в духовную гордость, позабыть о состоянии падения своего, которая все погубляет, дабы не приписать чего силами своим, оставив мысль сию, что Бог есть наше Очищение и Спасение, и дабы на конец, всегда имея сие в памяти, тем сильнее и живее побуждаться к Благодарению Господа и Бога своего, дабы, говорю, тем более язык его радовался и прославлял Правду Божью, Правду, которая есть Иисус Христос на кресте умерший, грехи потребивший, и нас оправдавший. Всякий таковый должен грехи свои памятовать, и памятуя к Богу взывать: избави мя от кровей, Боже, Боже Спасения моего, да истинно возрадуется язык мой о Правде Твоей, и прославит Имя Твое.

Вот в чем истинное, существенное состоит Богу Благодарение! Состоит в Богоподражании, не только в Очищении и Просвещении себя, но и в Сообщении оного Света другим!

Когда же сие будет в человеке Благодарение, когда самая существенность оного будет в нем находиться: тогда он и наружные знаки оного может оказывать, тогда он и языком, и устами может прославлять дивные дела и великие благодеяния Божьи; может прославлять, однако у Него же Самого прося помощи и вразумления, сице глаголя: Господи устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою,277 Господи, даждь ми силы восхвалити Тя по достоянию. Как все у человека, не только внутренняя часть, духовное существо с способностями своими, с разумом, волею, памятью, воображением, и с прочими, но и самая наружная часть, тело со своими дарованиями, с чувствами и другими орудиями, может и долженствует быть очищенно и в совершенство приведено: так все в человеке, и духовное, и телесное, и душевные способности, и телесные дарования, и деяния, и слова, и помышления, и внутренние и наружные чувства, и сердце и уста должны быть употреблены на Прославление и Благодарение Богу, Творцу, и Искупителю своему.

Достойно бо и праведно есть всячески благодарити и поклонятися Отцу, и Сыну, и Святому Духу, Троице Единосущной, и нераздельной. Благодарим убо Господа! Аминь.

Беседа VI. О Истинном Богослужении

Станем добре, станем со страхом: вонмем! Святое Возношение в мире приносити.278

Как Небесная Церковь чрез Священно-начальника Михаила приглашала и побуждала служителей своих к истинному Богослужению, к тому, чтобы они не слушали искусителя их, дьявола, и не уклонялися ко лжи и злобе его, а твердо стояли во истине, истинно служили Единому Богу, ежели хотят быть истинными чадами Его; как Небесная Церковь приглашала их сице взывая: Станем добре, станем со страхом: вонмем! Так точно и земная наша против того же искусителя воюющая Церковь подражая Небесной приглашает и побуждает нас, земных жителей, к истинному Богослужению, к Служению Единому Богу, приглашает и побуждает такожде чрез служителей своих взывая: Станем добре, станем со страхом: вонмем!

И поистине ежели кто хочет быть в чине святых Ангелов, в числе истинных чад Божьих, в Соборе существенно, а не ложно верующих Христиан: то таковый непременно должен стоять на Божественной страже, таковый непременно должен служить Триипостасному Богу. Самая благодарность за то, что мы ныне вместо языческого имени имеем право называться Христианами, что Небесный Отец распростерши объятия Свои готов принять нас во Усыновление, что Сын Божий Иисус Христос Ходатайством Своим возводит человеков, и нас может возвести не только туда, где низших степеней Праведным обители уготованы, не только туда, где разных чинов Ангелы пребывают, но и туда, куда Иисус Христос, яко Богочеловек, вознесся, может возвести во Святая Святых, может поставить на вышшем степени небес, – самая, говорю, благодарность за таковые благодеяния требует того, чтобы мы Единому Богу служили.

Но как мы должны служить Богу, в чем должно стостоять наше Служение, какая сущность должна быть нашего истинного Богослужения? В том ли оно должно состоять, чтобы нам только всегда ходить в церковь, или в наружный храм Божий, в том ли, чтобы нам в оном класть по нескольку поклонов; в том ли, чтобы нам прочитывать наизусть некоторые молитвы, воспевать благодарственные песни, и совершать обряды ко воспоминанию Таинств Христовых служащие? В том ли только, чтобы приносить во храм какие наружные дары, свечи, фимиам, и другие к украшению храма служащие вещи?

Таковое Богослужение есть Богослужение наружное, оно есть только знак, означение, знаименование истинного Богослужения, а само собою не составляет оного; следовательно, знак тогда только бывает истинен, верен, действителен, когда бывает соединен, или по крайней мере имеет последствием означаемую вещь, наружное Богослужение тогда только бывает Богу приятно, когда соединено с ним внутреннее Богослужение, а без сего соединения оно ничто, и пользы не имеет.

Что Богу в нашем частом хождении во храме; ежели мы приходя наружно только предстоим, а ни страха, ни любви, ни благоговения, ни сострадательного воспоминания Смерти Христовой не чувствуем и не имеем? Что в наших Богу поклонах; ежели мы, кланяясь телом высоки духом, надменны сердцем, величавы видом, ежели мы, творя поклоны не смиряемся пред Богом сердцем, не уничижаемся пред людьми, и не воспоминаем в то время падения своего? Что во многочисленном чтении молитв, и пении песней, когда уста поют, а не сердце, язык читает, а не дух?

Какая приятность Богу в том, что мы свечи пред Божественным Образом Его поставляем, и фемиам пред Алтарем курим, когда по примеру свечи не горит наше сердце любовью к Богу, не благоухает душа добродетельными благоуханьями, и не возносится дух наш горе, якоже фимиам? Какая приятность Богу в том, что мы приносим Ему злато, и сребро доставляем во храме, когда тут же не приносим Ему в дар чистоты и непорочности, не приносим благоукрашенной души? Какая приятность Богу в том, что мы ныне с ваиями и ветвями по примеру Иудейских отроков Вход Господень в Иерусалим воспоминаем, и, благословен грядый во Имя Господне279, с ним взываем, подобно и другие обряды в воспоминание предания Его, страстей, смерти, и погребения отправляем? Что в сем, когда мы сами упорством своим, ожесточением своим, отступлением своим от Него, великими грехами своими вторично с Иудеями распинаем Его? В таких случаях наружное наше Богослужение есть ничто, и приятно Богу быть не может.

Что и Пророк Давид подтверждает сице глаголя: аще бы восхотел еси, Господи, наружной жертвы, с охотою дал бых убо, но ты, Боже, таковых жертв, и такового всесожжения не благоволиши.280 Наружное Богослужение без внутреннего не только Богу неприятно, но и ненавистно, как-то Он Сам чрез Пророка Исаию говорит: Что Ми множество жертв ваших, тука агнцов, и крове юнцов, и козлов не хощу. Аще принесете Ми семидал, ядомую жертву, всуе; кадило мерзость Ми есть. Поста и Праздников ваших ненавидит душа Моя. Егда прострете руки ваша ко Мне, отвращу Очи Мои от вас; и аще умножите моление, не услышу вас. Для чего? Руки бо ваша исполнены крове.281Жертвы нечестивых мерзость Господеви: ибо беззаконно приносят я.282

Не благоволит Вышний, и Сирах сие же подтверждает, о приношении нечестивых, ни множеством жертв очистить грехи.283Всякую убо, далее присоединяет Господь, приносите Мне кадило, и кинамон от земли даления: Всесожжения ваша не суть приятна, и жертвы ваша не усладиша Мя.284Понеже наружно только приносите без внутреннего обращения. Что Господь и самым примером в начале мира при первых наружных жертвах еще доказал. Он на Каина, и на жертву его не внял для того, что она в единой наружности состояла; напротив того на Авеля и на дары его призре,285понеже наружная его жертва со внутренностью его была согласна.

А из сего следует, что наружные сии знаки, видимое Богослужение само себе ничто, и угодно Богу быть не может; не может быть Богу угодно хождение наше в церковь, поклоны, молитвы, и приношения, ежели знаки сии не означают внутренних действий, ежели они не соединены с сердечным Богослужением. Когда же они с ним в связи: тогда похвальны, и могут быть действительны.

В чем же, спросите вы, состоит внутреннее Богослужение? Какие жертвы Богу приятны? Как должны мы, яко твари, и яко искупленники Его, служить Ему? Вонмем! Послушаем, как научает нас служить Церковь. Вонмем! Она чрез Священноначальников говорит: Станем добре, то есть, когда мы приходим во храм, должны стоять не в рассеянии мыслей, не во обращении очес туда и сюда, не пустословием занимаяся, но должны стоять добре, должны стоять отвлекши мысли от сует мирских, отложив всякое житейское попечение, возвысив дух и сердце горе: станем со страхом, должны стоять со уважением Таинств, с почтением приличным Священнослужению, и с благоговением таким, каковое только должно иметь в Присутствии Самого Бога, там, где Сам Царь славы входит Ангельскими чинами дориносим, или сопровождаем, должны стоять утвердивши и устремивши помышления свои к таинственному Священнодействия предмету.

Станем добре, станем со страхом! Что делать? Святое Возношение в мире приносити. Мы пришед во храм должны пробудить духа своего, ободрить его, возвысить к небесным вещам, утвердить в них, кратко, должны стать добре, и со страхом, для чего? Дабы Святое Возношение в мире принести. Как во храме, в наружной сей Церкви Святое, Святых Святейшее возносится пред очами нашими Возношение, духовное совершается Жертвоприношение, небесное отправляется Священнодействие, Агнец Божий тайнообразно закалается, и верующим в пищу и питие предлагается: так точно и внутри нас, во внутреннем нашем храме должно совершаться Божественное Священнодействие; мы приходя в храм должны приносить с собою духовную жертву, Святое приносить Возношение, должны приносить милость мира, жертву хваления, мир к ближним и хвалу Богу, любовь к подобным себе, и благодарение Высочайшему Существу, словом, должны духи свои восперив к Нему посвятить Ему со всяким уничижением. Жертва бо истинная и приятная Богу есть по уверению Давидову дух сокрушен.Едино сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит286 и не презрит.

Как пред нами Агнец Божий на Престоле раздробляется и разделяется человекам для Оживления их: так и в нас стоящих пред Престолом Его дух наш оживленный Силою Его должен смиряться, уничижаться, сокрушаться, и как бы раздробляться, должен сокрушаться воспоминая, как Творец для Искупления твари уничижил Себя, коль бедственную препроводил жизнь, колико понес безчестия и поругания, какие претерпел раны и мучения, и наконец поноснейшею поражен был смертию; должен сокрушаться воспоминая, что Он плоть Свою распял, тело Свое раздробил, и кровь Свою пролил, дабы сообщить нам, грешным человекам, Существо Свое во Оживление наше, а мы столь неблагодарны, что не пользовались сим великим благодеянием Его, не оживляли себя Существом Его, и не искали сего, всегда порочную, развращенную, гнусную препровождая жизнь. Дух наш, или внутренний наш человек всегда должен сокрушаться о сем, всегда должен болеть, всегда должен тужить, всегда должен со Христом страдать, и таким-то образом служить.

Сию-то жертву духовную, то есть сердце смиренно, и духа сокрушенна должны мы приносить в дар Богу, должны приносить в мире, любви, согласии, с благоговением и страхом, в чистоте и святыне, да Бог не уничижит, но милостиво примет. Для сего то должны мы творить во грехах свое покаяние, делать в нечистотах жизни своей признание и раскаяние, просить прощения и очищения грехов, искать Просвещения Светом Божьим, желать Обновления и Освящения, Возсоздания сердца чиста, и духа права, – для сего должны мы просить сих даров Божьих, чтобы истинно, внутренно служить Богу, чтобы жертву приятную, Воношение Святое приносить Ему, чтобы духа сокрушенного, и сердце смиренное и очищенное посвящать Ему, и чтобы чрез сие достигать к Соединению с Богом, которое Соединение есть существенный конец нашего Сотворения, и Искупления, и которое есть истинное наше Блаженство. Ибо как Господь наш Иисус Христос с тем установил Таинственное Священнослужение, воспоминание Смерти Своея, с тем сообщает нам тело и кровь Свою глаголя: Приимите, ядите, сие есть тело мое, пейте от нея вси, сия есть Кровь Моя нового завета,287 чтобы Себя Самого, благое Существо Свое сообщить верующим чрез Таинство сие: так и мы с тем должны служить сим образом, с тем должны посвящать внутренность свою Богу, покорять разум свой в послушание вере, приводить дух свой в повиновение Воле Божьей, кратко, смирять его пред Ним, чтобы уничижив его в существе своем соединить его в существе своем соединить его с Существом Христовым, а чрез Христа с Самим Богом, чтобы в нем жил и действовал Сам Христос.288

Но чтобы сие действительно от внутреннего нашего служения произошло, чтобы нам соединиться с Богом Соединением духовным: то мы с духом сокрушенным и сердцем смиренным должны служить Богу не только тогда, когда во храме находимся, когда молитвы деем, но должны тако служить всегда, во всякое время, и на всяком месте. Владычествие Его: внутренность наша должна быть походною церковью, а внутренний человек священником всегда в ней пред Богом служащим, всегда себя Ему в жертву в чистоте и святыне приносящим. О когда бы нам достигнуть до такового состояния! Таковое расположение сердца, таковое положение духа, таковое служение внутреннего человека имеет важные последствия; оно действительно может участвовать в Соединении с Богом, и, следовательно, в наслаждении вечным Блаженством Его.

Как же нам достигнуть до сего? Просим Господа, да Он поможет нам. Мы должны быть уверены, что без Него ничего благого творить мы не можем.289 Просим Господа, да Он поможет нам, учинит нас способным к таковому служению, сице с Давидом глаголя: Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона,290 умилосердись, Боже, над духовным Сионом, не лиши благоволения Твоего внутренний дом Свой в человеке находящийся, окажи милость Свою над ним, да созиждутся стены Иерусалимские, возобнови как ограждение, так и внутренность внутреннего храма, да паки возможет Тебе служить в нем внутренний человек, сделй его паки таким, каков он был прежде.

Прежде, как он стоял в Раю, как он был до падения во Адаме, был великолепный, и для Тебя, Боже, приятный храм: на как Адам пал, и мы все в нем пали; то разорил он храм сей, и превратил Священнослужение. Ныне, Господи, Боже и Отче по Милости Своей, и по Ходатайству Сына Своего созижди стены Сиона сего, возобнови его, украси его, учини таким, каков он был в Раю; и тогда будем истинно служить Тебе, тогда вознесем Тебе жертву правды, веру и любовь свою, ищущия оправдатися Заслугами Христовыми, тогда вознесем Святое Возношение, чистоту, мир, и целомудрие, благоухание всяких добродетелей, тогда всесожжение предложим Тебе, тогда и мысли, и дела, и слова наши предадим огню любви к Тебе, тогда возложат на алтарь Твой тельцы, тогда не только внутренний, но и самый наружный человек очистив себя от нечистот греховных посвятит себя на служение Тебе, принесут себя в жертву живу, святу, благоугодну на словесное служение, о которых жертвах, Ты, Господи, благоволиши.291

Как по разорении наружного Иерусалима, и по опустошении видимого храма паки по благоволению Божию созданы были стены Иерусалимские, и возобновлен был храм: так и мы должны просить Господа, чтобы Он воздвигнул стены духовного Сиона, воссоздал и возобновил внутренний наш храм для всегдашнего отправления в нем истинного Ему Служения, для принесения Ему живых жертв, духа и сердца, для посвящения Ему всего как наружного, так и внутреннего человека.

Просим, Христиане, Господа о сем всегда, тако глаголя: ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да сизиждутся стены Иерусалимские. Тогда благоволиши жертву правды, возношение, и всесожжегаемая, Тогда возложат на алтарь Твой тельцы;292 просим и достигнем сего великого в Христианстве Совершенства.

Идем только, Братие, по покаянному в пятидесятом сем Псалме Давидом предписанному и нами объясненному путю, и спасемся, якоже Давид; каимся истинно во грехах, и очистимся от нечистот их: просим Света Христова, и просветимся им; ищем Обновления сердца и духа, и освятимся Духом Святым: благодарим за все Бога, и угодны Ему будем; служим Ему внутренно, и соединимся с Существом Его, возрастем в Нем в мужей, совершенных в Христианстве, в меру возраста исполнения Сына Его Иисуса Христа.293

Печемся о сем денно и нощно, да умерши, прешедши отсель, Спасение свое, а не погибель узрим, в Совершенство приидем, а не худшими учинимся. Ищай бо только обретает, просящий приемлет, с желанием стремящийся ко Христу спасается, а не ищай ничего не получает, не бдящий даров не умножает; он последнее теряет и себя погубляет.294

Печемся о Воссоздании внутреннего своего храма и о Служении Богу духом, сокрушенным и сердцем смиренным, да Бог обрящет в нас жилище Себе; печемся, да и мы со временем обрящем себя в Нем Покой, да егда земная наша храмина тела разорится, создание будем иметь храмину нерукотворену, вечну на небесах,295 да внидем во святый град, новый Иерусалим, водворимся в Скинию Божию, где и Сам Бог будет с нами Бог наш, и мы в Боге.296 Аминь!

Конец I го тома.

Сии Беседы говорены в Воскресные дни Святого, Великого Поста.

* * *

66

Плач Иерем 3:56, 57.

83

Пс.50, ст. 18.

84

Пс.50, ст. 19.

141

Плач. Иерем. Гл. 9, ст. 1.

142

Плач. Иерем. Гл.1, ст. 20.

143

Плач. Иерем. Гл.3, ст. 11.

144

Плач. Иерем. Гл. 2, ст. 1.

145

Плач. Иерем. 1:6.

147

Плач. Иерем.1:2.

148

Плач. Иерем.2:8,9.

149

Плач. Иерем.1:6,11.

150

Плач. Иерем.2:12.

151

Плач. Иерем.4:8, 10.

152

Плач. Иерем.1:8.

153

Плач. Иерем.3:6.

161

Плач. Иерем.2:6, 8, 7, 9, 10.

164

Эфес.5:5.

167

Плач. Иерем. 3:31, 32, 42.

169

Иерем.51:10.

173

Иезек.33:11.

223

Литург. Васил. Велик.

224

2 Прав. Собор. Ник. 2,4,6,8,9. Прав. Собор Агкир.

233

Литург. Преждеосвящен.

237

Эфес.3:10.

252

Кн. Дух Авг. Стр. 185.

263

Литург. Васил. Велик.

271

Деонис. Ареопаг о небесн. Иерар гл. 3.


Источник: Беседы, в разных местах и в разные времена говоренные членом Св. Синода и Комиссии духовных училищ, Михаилом, архиепископом Черниговским и Нежинским и Кавалером. – Санкт-Петербург: В тип. И. Иоаннесова, 1817-. / Т. 1. – 1817. - [8], 434 с.

Комментарии для сайта Cackle