Поклон

***

Покло́н – сим­во­ли­че­ское дей­ствие, пре­кло­не­ние главы и тела, выра­жа­ю­щее сми­ре­ние и бла­го­го­ве­ние перед Богом.

Бывают поклоны вели­кие, назы­ва­е­мые также зем­ными, – когда моля­щийся ста­но­вится на колени и при­ка­са­ется главой земли, и малые, или пояс­ные, – пояс­ное пре­кло­не­ние главы и тела.

Цер­ковь нико­гда не отде­ляла души от тела. Поклоны – это молитва тела. 

«Надо нудить себя и против воли делать усерд­ные поклоны; это нужно против гор­до­сти нашей, гнез­дя­щейся в глу­бине сердца. Гор­дость не любит кла­няться».
пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский

Малые поклоны совер­ша­ются при всех хра­мо­вых и домаш­них молит­во­сло­виях. На бого­слу­же­нии, когда свя­щен­ник бла­го­слов­ляет рукой, малый поклон дела­ется без крест­ного зна­ме­ния.

Вели­кие посто­вые поклоны – трое­крат­ные земные поклоны с крест­ным зна­ме­нием и чте­нием молитвы св. Ефрема Сирина, раз­де­лен­ной на три стиха.

Цер­ков­ный Устав тре­бует, чтобы мы совер­шали поклоны в храме Божием истово, чинно, нето­роп­ливо и свое­вре­менно. Поклоны, коле­но­пре­кло­не­ния надо совер­шать по окон­ча­нии каж­дого крат­кого про­ше­ния екте­нии или молит­во­сло­вия, а не во время его чтения или пения. Недо­пу­стимо класть поклоны одно­вре­менно с совер­ше­нием крест­ного зна­ме­ния.

***

О недопустимости земных поклонов в дни воскресные и великих праздников

Не поло­жены земные поклоны в дни вос­крес­ные (20‑е пра­вило 1‑го и 90‑е пра­вило 6‑го Все­лен­ских Собо­ров) и вели­ких празд­ни­ков, в дни от Рож­де­ства Хри­стова до Кре­ще­ния, от Пасхи до Пяти­де­сят­ницы, также при­част­ни­кам в день при­ча­ще­ния (см. обсуж­де­ние на форуме).

Также см. в Типи­коне: “[Не до земли творит поклоны, но малыя, при­к­ло­няя главу, дон­деже рукою достиг­нет до земли. В неделю бо и вла­дыч­ний празд­ник, и в пять­де­сят­ницу всю, колена не пре­кло­няют]”.

Глава 2. Чин вели­кия вечерни, сиесть бдения все­нощ­наго и утрени вос­крес­ныя, в нейже и чин о Пана­гии. Типи­кон. М.: Изда­тель­ский совет РПЦ, 2002. — С. 25.

Сто­я­ние на коле­нях ни во время Литур­гии, ни во время Все­нощ­ного бдения Уста­вом не преду­смот­рено. Сле­дует раз­ли­чать поклоны и в целом непра­во­слав­ный обычай сто­я­ния на коле­нях. Пре­кло­няя колени в земном поклоне мы выра­жаем сми­ре­ние и бла­го­го­ве­ние перед Твор­цом все­лен­ной, сразу же под­ни­ма­ясь мы испо­ве­дуем, что Гос­подь уже совер­шил наше искуп­ле­ние (дал нам всё необ­хо­ди­мое для спа­се­ния).

***

свт. Афа­на­сий (Саха­ров):

«Пра­во­слав­ная Цер­ковь запо­ве­дует своим сынам во все вос­крес­ные дни и в вели­кие Гос­под­ские празд­ники во время молитвы, как на обще­ствен­ном бого­слу­же­нии, так и на домаш­нем, келей­ном пра­виле, совсем не пре­кло­нять своих колен, ибо коле­но­пре­кло­не­ние зна­ме­нует раб­ское состо­я­ние и наше паде­ние. В вос­крес­ные же дни и в вели­кие празд­ники мы славим Гос­пода за наше спа­се­ние и, как бы забы­вая о грехе, отчуждив­шем нас от Бога, с сынов­ним дерз­но­ве­нием, стоя прямо, откры­тым лицом взирая на Него, вопием: «Авва, Отче!»

Уза­ко­не­ние об отмене коле­но­пре­кло­не­ний в вос­крес­ные дни вос­хо­дит к глу­бо­кой, пер­во­хри­сти­ан­ской древ­но­сти. Уже 1‑й Все­лен­ский Собор 20‑м пра­ви­лом своим поста­нов­ляет: «Понеже суть неко­то­рые пре­кло­ня­ю­щие колена в день Гос­по­день и во дни Пяти­де­сят­ницы, то дабы во всех епар­хиях все оди­на­ково соблю­да­емо было, угодно Свя­тому Собору да стояще при­но­сят молитвы Богу». И 6‑й Все­лен­ский Собор, 90‑м пра­ви­лом своим под­твер­ждая отмену коле­но­пре­кло­не­нии в вос­крес­ные дни, про­воз­гла­шает: От бого­нос­ных отец наших кано­ни­че­ски пре­дано не пре­кло­няти колен во дни вос­крес­ные ради чести Вос­кре­се­ния Хри­стова. А святой Васи­лий Вели­кий в 91‑м пра­виле гово­рит: «Цер­ков­ные уставы научают нас пред­по­чи­тати в сии дни прямое поло­же­ние тела во время молитвы». К сожа­ле­нию, у нас почти забыты цер­ков­ные пра­вила о коле­но­пре­кло­не­ниях и собор­ные и оте­че­ские поста­нов­ле­ния по этому поводу. Наши бого­мольцы в боль­шин­стве, как бы совсем забыв о своем сынов­стве, о том, что мы уже не рабы, а искуп­лен­ные кровью Хри­сто­вою от раб­ства сыны Божий, вопреки настав­ле­нию Васи­лия Вели­кого, пред­по­чи­тают во время молитвы коле­но­пре­кло­не­ние, не счи­та­ясь ни с тор­же­ствен­но­стью совер­ша­е­мых Цер­ко­вью празд­ни­ков, ни с содер­жа­нием молит­во­сло­вий. Обычно чаще всего ста­но­вятся на колени и совер­шают поклоны во время наи­бо­лее зна­ко­мых молит­во­сло­вий, хотя бы то были хва­леб­ные поли­е­лей­ные псалмы или тор­же­ствен­ное Вели­кое сла­во­сло­вие. Ста­но­вятся на колени даже во время пения на литур­гии молитвы Гос­под­ней. Но если какую другую, то наи­паче сию, данную самим Гос­по­дом молитву сынов­него дерз­но­ве­ния, не подо­бает сопро­вож­дать не только коле­но­пре­кло­не­ни­ями, но и обыч­ными пояс­ными покло­нами, а только в начале ее, поется ли она или чита­ется в храме или дома, подо­бает огра­дить себя крест­ным зна­ме­нием, как всегда пред нача­лом чтения из Свя­щен­ного Писа­ния, и не пола­гая поклона, откро­вен­ным лицом мыс­ленно взи­рать ко Отцу Небес­ному. Лишь по окон­ча­нии всей молитвы, при заклю­чи­тель­ном воз­гласе, должно осе­нить себя крест­ным зна­ме­нием и соотво­рить пояс­ной поклон.

Харак­тер­ную иллю­стра­цию того, как по мере зна­ком­ства с обмир­щен­ным хри­сти­ан­ством Запада пра­во­слав­ные рус­ские люди стали больше смот­реть на землю, чем на небо, как посте­пенно они стали забы­вать о своем Богом даро­ван­ном сынов­стве и про­ни­каться глав­ным обра­зом созна­нием своего раб­ства, – харак­тер­ную иллю­стра­цию этого мы нахо­дим в нашей ико­но­гра­фии, в част­но­сти в изоб­ра­же­ниях посе­ще­ния Бого­ма­те­рию пре­по­доб­ного Сергия Радо­неж­ского.

В XVI веке, когда рус­ские люди еще твердо пом­нили о своем сынов­стве, на иконах явле­ния Бого­ма­тери пре­по­доб­ному, напр., на иконе, напи­сан­ной в 1588 г. (Голу­бин­ский. Пре­по­доб­ный Сергий Радо­неж­ский и создан­ная им Тро­иц­кая Лавра. М., 1909, стр. 192) и нахо­дя­щейся в ико­но­стасе Тро­иц­кого собора Лавры над южной алтар­ной дверью, преп. Сергий и его ученик изоб­ра­жены сто­я­щими прямо. Они, как равные с рав­ными, пред­стоят пред небо­жи­те­лями, откро­вен­ным лицом взи­рают на Бого­ма­терь и вни­мают Ее сло­ве­сам. Только в знак бла­го­го­вей­ного пред­сто­я­ния пре­по­доб­ных Бого­ма­тери они изоб­ра­жены со слегка накло­нен­ными гла­вами, в то время как сама Бого­ма­терь, в знак мило­сти­вого Ее бла­го­во­ле­ния к пре­по­доб­ному, изоб­ра­жена даже с несколько боль­шим накло­ном главы, чем как изоб­ра­жены пре­по­доб­ный и его ученик.

На иконах, писан­ных в XVIII веке, пре­по­доб­ный Сергий и его ученик изоб­ра­жа­ются уже сто­я­щими пред Бого­ма­те­рию на коле­нях. Потом стали изоб­ра­жать уче­ника пре­по­доб­ного Сергия не только сто­я­щим на коле­нях, но и закрыв­шим лицо свое ман­тиею. А на напи­сан­ной в сре­дине про­шлого сто­ле­тия кар­тине (снимок с кото­рой был у меня, но, к сожа­ле­нию, зате­рялся и я не могу вспом­нить фами­лию худож­ника), и пре­по­доб­ный Сергий и пре­по­доб­ный Михей изоб­ра­жены поверг­ши­мися ниц пред Бого­ма­те­рию в чув­стве раб­ского тре­пета.

Правда, в собра­нии Н. П. Лиха­чева есть образ «Сер­ги­ева виде­ния» начала XV века, на кото­ром преп. Сергий изоб­ра­жен коле­но­пре­кло­нен­ным. Снимок с сего образа дан в «Исто­рии рус­ского искус­ства» И. Гра­баря, том VI, стр. 99. Но при вни­ма­тель­ном рас­смот­ре­нии этого образа нетрудно уста­но­вить, что здесь древ­не­рус­ский ико­но­пи­сец изоб­ра­жает пре­по­доб­ного не во время более или менее дли­тель­ной беседы его с Бого­ма­те­рию, а лишь корот­кий момент первой встречи. Как известно, в древ­ней Руси не только монахи, но и все мiряне при встрече их с стар­шими и ува­жа­е­мыми людьми, при­вет­ствуя их, кла­ня­лись им до земли. Есте­ственно, что и пре­по­доб­ный Сергий, узрев Царицу Небес­ную, с бла­го­го­вей­ным вос­тор­гом повергся пред Нею ниц. Но это был только первый при­вет­ствен­ный поклон для при­ня­тия бла­го­сло­ве­ния от Высо­кой Гостьи, а не сто­я­ние на коле­нях на все время беседы. И пре­по­доб­ный, пре­кло­нив­шийся до земли, изоб­ра­жа­ется начи­на­ю­щим уже вста­вать. Его глава не скло­нена вперед книзу, а даже несколько отки­нута назад, что есте­ственно при вста­ва­нии. Земли каса­ется лишь одно левое его колено, правая же нога уже при­под­нята и опи­ра­ется на землю своею ступ­ней. А ученик, нахо­дя­щийся внутри келии и созер­ца­ю­щий виде­ние из неко­то­рого отда­ле­ния чрез отвер­стую дверь, стоит в совер­шенно прямом поло­же­нии, лишь слегка скло­нив главу».

О поми­но­ве­нии усоп­ших по уставу Пра­во­слав­ной Церкви

* * *

свя­ти­тель Фила­рет, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский:
«Если, стоя в церкви, ты дела­ешь поклоны тогда, когда велит это цер­ков­ный устав, ста­ра­ешься удер­жи­вать себя от покло­нов тогда, когда этого не поло­жено уста­вом, чтобы не обра­тить на себя вни­ма­ние моля­щихся, или сдер­жи­ва­ешь воз­ды­ха­ния, гото­вые исторг­нуться из сердца, или слезы, гото­вые про­литься из очей твоих, — в таком рас­по­ло­же­нии ты и среди мно­го­чис­лен­ного собра­ния сокро­венно пред­сто­ишь Отцу твоему Небес­ному, иже в тайне, испол­няя запо­ведь Спа­си­теля (Мф.6:6)».

свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий:
В первый день сед­мицы совер­шаем молитвы, стоя прямо10, но не все знаем тому при­чину. Ибо не только, как совос­крес­шие со Хри­стом и обя­зан­ные искать вышних, в вос­крес­ный день прямым поло­же­нием тела во время молитвы напо­ми­наем себе о даро­ван­ной нам бла­го­дати, но и потому сие делаем, что этот день, по-види­мому, есть как бы образ ожи­да­е­мого нами века. Посему, будучи нача­лом дней, у Моисея назван он не первым, а единым. Ибо ска­зано: «бысть вечер, и бысть утро, день един» (Быт. 1:5), потому что один и тот же день воз­вра­ща­ется мно­го­кратно. Посему он же есть и единый и вось­мой, изоб­ра­жа­ю­щий собою дей­стви­тельно единый и воис­тину вось­мой день, о кото­ром псал­мо­пе­вец упо­мя­нул в неко­то­рых над­пи­са­ниях Псал­мов (Пс 6:1, 11:1), то есть, оное состо­я­ние, кото­рое после­дует за тепе­реш­ним вре­ме­нем, оный непре­кра­ща­ю­щийся, неве­чер­ний, несме­ня­ю­щийся день, оный нескон­ча­е­мый и неста­ре­ю­щийся век. Посему Цер­ковь по необ­хо­ди­мо­сти научает питом­цев своих совер­шать в сей день молитвы стоя, чтобы при частом напо­ми­на­нии о нескон­ча­е­мой жизни не воз­не­ра­дели мы снаб­дить себя напут­стви­ями к пред­став­ле­нию в оную. Но и вся Пяти­де­сят­ница есть напо­ми­на­ние о вос­кре­се­нии ожи­да­е­мом в веч­но­сти. Ибо единый и первый оный день, семи­кратно умно­жен­ный на число семь, совер­шает семь седмиц свя­щен­ной Пяти­де­сят­ницы, потому что, начи­на­ясь первым днем сед­мич­ным, им же и окан­чи­ва­ется, по пяти­де­ся­ти­крат­ном обра­ще­нии подоб­ных, сред­них между ними дней. Почему упо­до­би­тельно под­ра­жает веку, как бы в кру­го­об­раз­ном дви­же­нии с тех же знаков начи­на­ясь, и теми же зна­ками окан­чи­ва­ясь. В сию-то Пяти­де­сят­ницу цер­ков­ные уставы научили нас пред­по­чи­тать прямое поло­же­ние тела в молитве, сим ясным напо­ми­на­нием как бы пре­се­ляя наш ум из насто­я­щего в буду­щее. Но и каждым коле­но­пре­кло­не­нием и вос­кло­не­нием от земли на самом деле пока­зы­ваем, что чрез грех пали мы на землю и чело­ве­ко­лю­бием Сотвор­шего нас воз­званы на небо.
Из книги: “О Святом Духе”.

свящ. Андрей Лоба­шин­ский:
«Мне кажется, что отли­чием, осо­бен­но­стью пра­во­слав­ного хри­сти­ан­ства как раз и явля­ется тот факт, что оно не ставит людей на колени, а наобо­рот – под­ни­мает их с колен. Именно в вос­ста­нии с колен и состоит суть хри­сти­ан­ства. Когда мы ста­но­вимся на колени, мы сви­де­тель­ствуем о том, что мы падаем, что мы грешны. Грех ставит нас на колени. Но когда мы под­ни­ма­емся с колен, мы гово­рим о том, что Гос­подь про­щает нам и делает нас своими люби­мыми детьми, люби­мыми сынами и дру­зьями.
В Еван­ге­лии Хри­стос гово­рит уче­ни­кам: «И позна­ете истину, и истина сде­лает вас сво­бод­ными». Эти слова под­твер­жда­ются всем духов­ным опытом Пра­во­слав­ной Церкви. Конечно, прежде всего здесь име­ется в виду духов­ная сво­бода, внут­рен­нее осво­бож­де­ние. Но и во внеш­них про­яв­ле­ниях – а хри­сти­ан­ство посто­янно под­чер­ки­вает связь внут­рен­него и внеш­него – наблю­да­ется то же самое. Если мы посмот­рим вни­ма­тельно все цер­ков­ные уставы, цер­ков­ные поста­нов­ле­ния, то увидим, что сто­я­ние на коле­нях – это, по сути говоря, тра­ди­ция непра­во­слав­ная».

мит­ро­по­лит Анто­ний Хра­по­виц­кий:
«Много раз я гово­рил вам о покло­нах земных и отвра­щал вас от ере­ти­че­ского обычая стоять на коле­нях, как сидят кошки. В основе пра­вила стоять перед Богом на молитве или падать ниц в земном поклоне лежит то, что мы при­званы ко спа­се­нию. Гос­подь сказал Апо­сто­лам «други Мои», и потому мы стоим перед Ним. Но мы помним нашу гре­хов­ность и Божие вели­чие, перед кото­рым мы падаем ниц, как бы молясь: прости и вос­стави, и вот мы снова выпря­ми­лись и стали. Так молимся мы «вос­стави» на вечерне Пяти­де­сят­ницы. Поэтому еще раз: не ста­но­ви­тесь на колени, про­ис­хож­де­ние этого обычая не бла­го­датно, создали его ере­тики. В пра­во­слав­ной молитве нет пра­виль­ного соот­вет­ству­ю­щего ему настро­е­ния. Надо раз­ли­чать: пока­я­ние и паде­ние ниц перед вели­чием Божиим – в пра­во­слав­ном земном поклоне; раб­ское, теп­лохлад­ное покло­не­ние – сто­я­ние на коле­нах и, нако­нец, полное надежды пред­сто­я­ние. Мы осуж­даем не жест, а непо­слу­ша­ние Церкви, руко­во­ди­мой Святым Духом. И мы даже не осуж­даем, но просим понять и напо­ми­нать себе, как далек этот обычай от пра­во­слав­ного духа и цер­ков­ного пони­ма­ния пред­сто­я­ния перед Богом, пра­во­слав­ного пока­я­ния и покло­не­ния Богу».

архи­епи­скоп Авер­кий (Таушев):
«Нельзя ста­вить своё соб­ствен­ное муд­ро­ва­ние выше разума Церкви, выше авто­ри­тета Святых Отцов.
Первый Все­лен­ский Собор, своим 20‑м пра­ви­лом, и Шестой Все­лен­ский Собор, своим 90‑м пра­ви­лом, ясно и опре­де­лённо запре­щают «пре­кло­нять колена» в «день Гос­по­день» (вос­кре­се­нье) и «во дни Пяти­де­сят­ницы» (от Пасхи до празд­ника Пяти­де­сят­ницы в тече­ние всего этого пери­ода вре­мени еже­дневно), а такой высо­кий авто­ри­тет для нас, как вели­кий все­лен­ский учи­тель и свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий, Архи­епи­скоп Кеса­рии Кап­па­до­кий­ской, в своём 91‑м кано­ни­че­ском пра­виле ясно и вра­зу­ми­тельно объ­яс­няет при­чину этого, относя это к «таин­ствам цер­ков­ным», а при­ня­тое всею Цер­ко­вью кано­ни­че­ское пра­вило свя­щен­но­му­че­ника Петра, Архи­епи­скопа Алек­сан­дрий­ского, прямо сви­де­тель­ствует, что в вос­крес­ный день «и колена пре­кло­няти мы не прияли».
Какое же мы имеем право посту­пать вопреки голосу Все­лен­ской Церкви? Или мы хотим быть бла­го­че­сти­вее самой Церкви и вели­ких Отцев Её?
О непре­кло­не­нии колен в дни вос­крес­ные и Гос­под­ских празд­ни­ков учил и осно­ва­тель нашей Рус­ской Зару­беж­ной Церкви Бла­жен­ней­ший Мит­ро­по­лит Анто­ний, кото­рый еще в быт­ность свою Архи­епи­ско­пом Волын­ским и Жито­мир­ским издал об этом посла­ние к своей пастве, не пре­кло­няет колен в дни вос­крес­ные и Гос­под­ские празд­ники и наш тепе­реш­ний Пер­во­и­е­рарх Высо­ко­прео­свя­щен­ней­ший Мит­ро­по­лит Ана­ста­сий».

свя­ти­тель Симеон Солун­ский:
«Нет ничего мало­важ­ного в Церкви Вели­кого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и ничего в ней не допус­ка­ется без зна­че­ния; ибо она есть Цер­ковь Самого Живаго Слова; всё здесь имеет глу­бо­кий смысл. Как же дер­зать, по соб­ствен­ному про­из­волу, совер­шенно пре­зи­рать уставы, поло­жен­ные в осно­ва­ние Богом Словом, и делать самого себя зако­но­по­лож­ни­ком для уни­что­же­ния их?».

архи­манд­рит Роберт Тафт SJ:
…В древ­но­сти коле­но­пре­кло­не­ния перед при­ня­тием при­ча­стия на самом деле нико­гда не было, не говоря уже про все тра­ди­ции. Харак­тер­ным древним жестом бла­го­го­ве­ния перед при­ня­тием при­ча­стия было не коле­но­пре­кло­не­ние, а поклон и нало­же­ние крест­ного зна­ме­ния, что до сих пор мы видим в визан­тий­ских обы­чаях. Коле­но­пре­кло­не­ние — знак пока­я­ния. Обычай ста­но­виться на колени явля­ется сред­не­ве­ко­вой запад­ной прак­ти­кой, кото­рая посте­пенно вошла в обиход Латин­ской церкви между XI и XVI сто­ле­ти­ями. И, конечно, посте­пенно греко-като­лики, угне­та­е­мые соб­ствен­ным ком­плек­сом непол­но­цен­но­сти, пере­няли это у лати­нян; чтобы пока­зать послед­ним, что, ими­ти­руя латин­ские инно­ва­ции, они уже не вполне пра­во­слав­ные, а ста­но­вятся «более като­ли­ками».

***

О поклоне на возгласе: «Оглашеннии, главы ваша Господеви приклоните»

Духов­ный рост тре­бует углуб­ле­ния позна­ний в обла­сти литур­гики, но прежде чем углуб­лять, нужно иметь их хотя бы в зачатке. В наши дни во время службы часто можно заме­тить, как на воз­глас: «Огла­шен­нии, главы ваша Гос­по­деви при­к­ло­ните» – часть посто­ян­ных при­хо­жан скло­няет головы, тем самым испо­ве­дуя себя людьми некре­ще­ными1). Однако после сле­ду­ю­щего воз­гласа: «Елицы огла­шен­нии, изы­дите» – никто из них, разу­ме­ется, храма не поки­дает, выка­зы­вая тем самым явную непо­сле­до­ва­тель­ность. Пони­мают ли люди, о чем молятся, в чем участ­вуют? Воз­можно, это мелкое недо­ра­зу­ме­ние, но оно насто­ра­жи­вает, и оно пока­за­тельно: при­хо­жане годами не удо­су­жи­ва­ются поин­те­ре­со­ваться, в чем смысл их дей­ствий, их соб­ствен­ной молитвы. А ведь упо­мя­ну­тым воз­гла­сам пред­ше­ствует екти­ния «об огла­шен­ных», вполне разъ­яс­ня­ю­щая суть дела: «Вернии, о огла­шен­ных помо­лимся, – при­зы­вают нас, – да Гос­подь… соеди­нит их Святей Своей… Церкви». В духов­ном же отно­ше­нии дело еще серьез­ней, здесь нет мело­чей. Тем, кто, скло­няя главу, сам не знает, верный он или огла­шен­ный, над­ле­жало бы пони­мать, что это не пустое кива­ние, что свя­щен­ник в этот момент молится о них, пре­кло­нив­ших главу, дабы спо­до­биться им кре­ще­ния, стать чле­нами Церкви: «Гос­поди… призри на рабы Твоя огла­шен­ныя, под­к­лонь­шия Тебе своя выя… соедини их Святей Твоей… Церкви… сопри­чти их избран­ному Твоему стаду»2). Если в этот момент со скло­нен­ной главой стоит чело­век кре­ще­ный, если при этом он верует в тай­но­со­вер­ши­тель­ную силу молитвы свя­щен­ника, то он либо невольно кощун­ствует, уни­чи­жая молитву, либо, невольно же при­чис­ляя себя к огла­шен­ным, отре­ка­ется от своего кре­ще­ния3).

Это самый про­стой пример, но он-то и оза­да­чи­вает: если при­хо­жа­нам неве­дом смысл про­стей­шей екте­нии, то какое же зна­че­ние при­да­ется другим, более слож­ным, момен­там службы, какой вкла­ды­ва­ется в них смысл, каков вообще уро­вень пони­ма­ния цер­ков­ных свя­щен­но­дей­ствий?

Что уж гово­рить о без­раз­ли­чии к свя­щен­ным устав­ным нормам, когда, напри­мер, не только несве­ду­щие миряне, но и пас­тыри и иноки пре­не­бре­гают кано­ни­че­ским чином вре­мен­ной отмены земных покло­нов и коле­но­пре­кло­не­ний4). А ведь такие огра­ни­че­ния не внеш­няя фор­маль­ность. «Не пре­кло­нять колен» в опре­де­лен­ные моменты свт. Васи­лий Вели­кий отно­сит к нормам «сакра­мен­таль­ной и литур­ги­че­ской жизни Церкви»5). Все в пра­во­слав­ном ритуале несет в себе глу­бо­кий бого­слов­ский и аске­ти­че­ский смысл, здесь затра­ги­ва­ется таин­ствен­ное внут­рен­нее вза­и­мо­дей­ствие между душой и телом. Поскольку не только ум, но «все душевно-телес­ное суще­ство чело­века участ­вует в бого­слу­же­нии», важна адек­ват­ность каж­дого дви­же­ния. Отсюда особый сим­во­ли­че­ский язык жеста, кото­рый «Цер­ковь вклю­чила в бого­слу­же­ние как орга­нич­ную часть молитвы», к нему отно­сятся и поклоны, и коле­но­пре­кло­не­ния – «без­глас­ный язык, где слово заме­ня­ется дви­же­нием»6). Поэтому так важно осмыс­лен­ное испол­не­ние риту­аль­ных дей­ствий и стро­гое сле­до­ва­ние кано­ни­че­скому чину7).

Нару­ше­ние чина покло­нов далеко не мелочь. Не при­знак ли это выхо­ла­щи­ва­ния цер­ков­ной жизни, зарож­де­ния культа обря­до­ве­рия, когда чино­по­сле­до­ва­ние пре­вра­ща­ется в «бес­со­дер­жа­тель­ные внеш­ние дей­ствия»8)или, хуже того, когда им при­да­ется лже­ри­ту­аль­ное суе­вер­ное зна­че­ние. Отцы пре­ду­пре­ждают, что, «не углуб­ляя своих позна­ний в этой обла­сти, чело­век легко может впасть в при­вычку, мерт­вя­щую и опу­сто­ша­ю­щую». Чтобы духов­ная жизнь не вырож­да­лась в бес­смыс­лен­ную обряд­ность, «необ­хо­димо непре­станно воз­рас­тать в позна­нии Божием и не допус­кать, чтобы литур­гия пре­вра­ти­лась в деталь нашего бла­го­че­сти­вого быта. Именно оттого, что она вместо литур­гии стала обед­ней, был пере­жит всеми нами глу­бо­кий кризис»9).

При­бли­зиться к умному дела­нию поз­во­ляет глу­бо­кая воцер­ко­в­лен­ность.

При­ме­ча­ния

1. Огла­шен­ные – те, кому было огла­шено, т.е. пре­по­дано, учение Церкви, люди, уве­ро­вав­шие во Христа и гото­вя­щи­еся к таин­ству кре­ще­ния.
2. Боже­ствен­ная литур­гия. Молитва о огла­шен­ных.
3. Неко­то­рые совре­мен­ные пас­тыри выска­зы­ва­ются в том роде, что хри­сти­а­нину допу­стимо наме­ренно скло­нять главу во время молитвы за огла­шен­ных, тем самым как бы выка­зы­вая свое сми­ре­ние. Один почтен­ный про­то­и­е­рей, посту­пав­ший именно таким обра­зом, при­зна­вался, отве­чая на недо­уме­ние своей паствы, что скло­няет главу во время этой молитвы по сми­ре­нию, так как счи­тает себя «в вопро­сах веро­уче­ния» едва при­сту­пив­шим «к про­цессу огла­ше­ния», а «в жизни по вере – еще и не начи­нав­шим этого про­цесса». Но недо­уме­ния оста­ются. Когда делают то, что не поло­жено по чину бого­слу­же­ния, тем самым при­вле­кая к себе общее вни­ма­ние, то воз­ни­кает про­стой вопрос: нужно ли свое сми­ре­ние демон­стри­ро­вать окру­жа­ю­щим, не про­тивно ли это самому духу сми­ре­ния, не обра­ща­ется ли оно при этом в свою про­ти­во­по­лож­ность? Другой, не менее почтен­ный пас­тырь счи­тает, что «мы хотя и кре­щены, но недо­ста­точно воцер­ко­в­лены, и не посту­паем по бла­го­дати кре­ще­ния», на этом осно­ва­нии, мол, «можно себя поста­вить в ряд огла­шен­ных и опу­стить голову». Тут воз­ни­кает другой вопрос. Конечно, все мы недо­стойны звания хри­сти­а­нина, осо­зна­вать это полезно, но достойно ли хри­сти­а­нина вооб­ра­жать себя лишен­ным неотъ­ем­ле­мой бла­го­дати кре­ще­ния? Не говоря уже о том, что чело­век недо­ста­точно воцер­ко­в­лен­ный никак не может урав­ни­ваться с некре­щен­ным, для этого надо было бы отка­заться от дог­ма­ти­че­ского созна­ния. Кроме того, по этой логике через минуту на воз­глас «огла­шен­нии, изы­дите» при­дется, сми­ре­ния ради, вооб­ра­зить себя ухо­дя­щим со службы, а на воз­глас «елицы вернии… Гос­поду помо­лимся» уже потре­бу­ется не только вспом­нить, что мы кре­щены, но вооб­ра­зить себя и воцер­ко­в­лен­ными, и «посту­па­ю­щими по бла­го­дати». А то ведь как при­ча­щаться, если «поста­вили себя в ряд огла­шен­ных»?.. Уместна ли такая игра фан­та­зии во время бого­слу­же­ния, вместо осо­зна­ния истин­ного зна­ме­ния литур­ги­че­ских дей­ствий и сим­во­лов? Сим­во­лика здесь не декор, но силь­ное сред­ство духов­ного воз­дей­ствия, иска­жать ее про­из­воль­ной игрой ума опасно. Пра­во­слав­ная аске­тика запре­щает моля­ще­муся уму допус­кать именно вооб­ра­же­ние, при­зы­вает бороться с ним, а не куль­ти­ви­ро­вать. Сми­ре­ние же, как живое ощу­ще­ние своей испор­чен­но­сти и ничтож­но­сти, как искрен­нее при­зна­ние себя наи­худ­шим среди людей, ничего общего не имеет с само­вну­ше­нием и при­твор­ством.
4. Типи­кон, на осно­ва­нии Кано­ни­че­ского Пра­вила VI Все­лен­ского Собора № 90, что под­твер­ждено уста­вом свт. Васи­лия Вели­кого (прав. № 91) и др. поста­нов­ле­ни­ями, нала­гает кате­го­ри­че­ский запрет на земные поклоны и коле­но­пре­кло­не­ния в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни и в опре­де­лен­ные моменты бого­слу­же­ния (Херу­вим­ская, Шесто­псал­мие, Чест­ней­шая, Вели­кое сла­во­сло­вие). Зна­чи­тельно то, что этот устав­ной запрет не есть плод чело­ве­че­ского изоб­ре­те­ния, но полу­чен свыше. Еще в III в. он был дан Богом в откро­ве­нии через ангела прп. Пахо­мию Вели­кому: «С вечера суб­бот­него до вечера вос­крес­ного, равно как и во дни Пяти­де­сят­ницы, не пре­кло­няют колен». Казан­ский П.С. Исто­рия пра­во­слав­ного мон-ва… Т. 1. С. 238.
5. Лос­ский В.Н. Бого­ви­де­ние. М., 2003. С. 677.
6. Рафаил (Каре­лин), архим. Умение уми­рать, или искус­ство жить. М., 2003. С. 311, 313.
7. Бого­слов­ско-аске­ти­че­ское зна­че­ние коле­но­пре­кло­не­ний и смысл запрета на земные поклоны – эти темы рас­смат­ри­ва­ются в наст. изд., т. 2, 4.
8. Киприан (Керн), архим. Литур­гика. M., 2002.
9. Софро­ний (Саха­ров), архим. Письма в Россию. Essex; М., 2003. С. 68.

Нови­ков Н.М. Молитва Иису­сова. Опыт двух тыся­че­ле­тий. Учение святых отцов и подвиж­ни­ков бла­го­че­стия от древ­но­сти до наших дней: Обзор аске­ти­че­ской лите­ра­туры в 4 т. Т. 1. Глава «Тайна Таинств». С. 80–83. Нови­ков Н.М.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки