Поклон

( Поклон 12 голосов: 4.92 из 5 )

 

Покло́н – символическое действие, преклонение главы и тела, выражающее смирение и благоговение перед Богом. Бывают поклоны великие, называемые также земными, – когда молящийся становится на колени и прикасается главой земли, и малые, или поясные, – поясное преклонение главы и тела.

Стояние на коленях ни во время Литургии, ни во время Всенощного бдения Уставом не предусмотрено. Приклоняя колени в земном поклоне мы выражаем смирение и благоговение перед Творцом вселенной, сразу же поднимаясь мы исповедуем, что Господь уже совершил наше искупление (дал нам всё необходимое для спасения).

Не положены уставом земные поклоны в дни воскресные (20-е правило 1-го и 90-е правило 6-го Вселенских Соборов) и великих праздников, в дни от Рождества Христова до Крещения, от Пасхи до Пятидесятницы, также причастникам в день причащения (см. обсуждение на форуме).

Малые поклоны совершаются при всех храмовых и домашних молитвословиях. На богослужении, когда священник благословляет рукой, малый поклон делается без крестного знамения.

Великие постовые поклоны – троекратные земные поклоны, сопровождаемые крестным знамением и чтением молитвы св. Ефрема Сирина, разделенной на три стиха.

Церковный Устав строго требует, чтобы мы совершали поклоны в храме Божием истово, чинно, неторопливо и своевременно. Поклоны, коленопреклонения надо совершать по окончании каждого краткого прошения ектении или молитвословия, а не во время его чтения или пения. Недопустимо класть поклоны одновременно с совершением крестного знамения.

Следует различать поклоны и в целом неправославный обычай стояния на коленях.

«Надо нудить себя и против воли делать усердные поклоны; это нужно против гордости нашей, гнездящейся в глубине сердца. Гордость не любит кланяться».
праведный Иоанн Кронштадтский

* * *

«Православная Церковь заповедует своим сынам во все воскресные дни и в великие Господские праздники во время молитвы, как на общественном богослужении, так и на домашнем, келейном правиле, совсем не преклонять своих колен, ибо коленопреклонение знаменует рабское состояние и наше падение. В воскресные же дни и в великие праздники мы славим Господа за наше спасение и, как бы забывая о грехе, отчудившем нас от Бога, с сыновним дерзновением, стоя прямо, открытым лицом взирая на Него, вопием: «Авва, Отче!»
Узаконение об отмене коленопреклонений в воскресные дни восходит к глубокой, первохристианской древности. Уже 1-й Вселенский Собор 20-м правилом своим постановляет: «Понеже суть некоторые преклоняющие колена в день Господень и во дни Пятидесятницы, то дабы во всех епархиях все одинаково соблюдаемо было, угодно Святому Собору да стояще приносят молитвы Богу». И 6-й Вселенский Собор, 90-м правилом своим подтверждая отмену коленопреклонении в воскресные дни, провозглашает: От богоносных отец наших канонически предано не преклоняти колен во дни воскресные ради чести Воскресения Христова. А святой Василий Великий в 91-м правиле говорит: «Церковные уставы научают нас предпочитати в сии дни прямое положение тела во время молитвы». К сожалению, у нас почти забыты церковные правила о коленопреклонениях и соборные и отеческие постановления по этому поводу. Наши богомольцы в большинстве, как бы совсем забыв о своем сыновстве, о том, что мы уже не рабы, а искупленные кровью Христовою от рабства сыны Божий, вопреки наставлению Василия Великого, предпочитают во время молитвы коленопреклонение, не считаясь ни с торжественностью совершаемых Церковью праздников, ни с содержанием молитвословий. Обычно чаще всего становятся на колени и совершают поклоны во время наиболее знакомых молитвословий, хотя бы то были хвалебные полиелейные псалмы или торжественное Великое славословие. Становятся на колени даже во время пения на литургии молитвы Господней. Но если какую другую, то наипаче сию, данную самим Господом молитву сыновнего дерзновения, не подобает сопровождать не только коленопреклонениями, но и обычными поясными поклонами, а только в начале ее, поется ли она или читается в храме или дома, подобает оградить себя крестным знамением, как всегда пред началом чтения из Священного Писания, и не полагая поклона, откровенным лицом мысленно взирать ко Отцу Небесному. Лишь по окончании всей молитвы, при заключительном возгласе, должно осенить себя крестным знамением и соотворить поясной поклон.
Характерную иллюстрацию того, как по мере знакомства с обмирщенным христианством Запада православные русские люди стали больше смотреть на землю, чем на небо, как постепенно они стали забывать о своем Богом дарованном сыновстве и проникаться главным образом сознанием своего рабства, – характерную иллюстрацию этого мы находим в нашей иконографии, в частности в изображениях посещения Богоматерию преподобного Сергия Радонежского.
В XVI веке, когда русские люди еще твердо помнили о своем сыновстве, на иконах явления Богоматери преподобному, напр., на иконе, написанной в 1588 г. (Голубинский. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. М., 1909, стр. 192) и находящейся в иконостасе Троицкого собора Лавры над южной алтарной дверью, преп. Сергий и его ученик изображены стоящими прямо. Они, как равные с равными, предстоят пред небожителями, откровенным лицом взирают на Богоматерь и внимают Ее словесам. Только в знак благоговейного предстояния преподобных Богоматери они изображены со слегка наклоненными главами, в то время как сама Богоматерь, в знак милостивого Ее благоволения к преподобному, изображена даже с несколько большим наклоном главы, чем как изображены преподобный и его ученик.
На иконах, писанных в XVIII веке, преподобный Сергий и его ученик изображаются уже стоящими пред Богоматерию на коленях. Потом стали изображать ученика преподобного Сергия не только стоящим на коленях, но и закрывшим лицо свое мантиею. А на написанной в средине прошлого столетия картине (снимок с которой был у меня, но, к сожалению, затерялся и я не могу вспомнить фамилию художника), и преподобный Сергий и преподобный Михей изображены повергшимися ниц пред Богоматерию в чувстве рабского трепета.
Правда, в собрании Н. П. Лихачева есть образ «Сергиева видения» начала XV века, на котором преп. Сергий изображен коленопреклоненным. Снимок с сего образа дан в «Истории русского искусства» И. Грабаря, том VI, стр. 99. Но при внимательном рассмотрении этого образа нетрудно установить, что здесь древнерусский иконописец изображает преподобного не во время более или менее длительной беседы его с Богоматерию, а лишь короткий момент первой встречи. Как известно, в древней Руси не только монахи, но и все мiряне при встрече их с старшими и уважаемыми людьми, приветствуя их, кланялись им до земли. Естественно, что и преподобный Сергий, узрев Царицу Небесную, с благоговейным восторгом повергся пред Нею ниц. Но это был только первый приветственный поклон для принятия благословения от Высокой Гостьи, а не стояние на коленях на все время беседы. И преподобный, преклонившийся до земли, изображается начинающим уже вставать. Его глава не склонена вперед книзу, а даже несколько откинута назад, что естественно при вставании. Земли касается лишь одно левое его колено, правая же нога уже приподнята и опирается на землю своею ступней. А ученик, находящийся внутри келии и созерцающий видение из некоторого отдаления чрез отверстую дверь, стоит в совершенно прямом положении, лишь слегка склонив главу.»

О поминовении усопших по уставу Православной церкви свт. Афанасий (Сахаров)

* * *

«Мне кажется, что отличием, особенностью православного христианства как раз и является тот факт, что оно не ставит людей на колени, а наоборот – поднимает их с колен. Именно в восстании с колен и состоит суть христианства. Когда мы становимся на колени, мы свидетельствуем о том, что мы падаем, что мы грешны. Грех ставит нас на колени. Но когда мы поднимаемся с колен, мы говорим о том, что Господь прощает нам и делает нас своими любимыми детьми, любимыми сынами и друзьями.
В Евангелии Христос говорит ученикам: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными». Эти слова подтверждаются всем духовным опытом Православной Церкви. Конечно, прежде всего здесь имеется в виду духовная свобода, внутреннее освобождение. Но и во внешних проявлениях – а христианство постоянно подчеркивает связь внутреннего и внешнего – наблюдается то же самое. Если мы посмотрим внимательно все церковные уставы, церковные постановления, то увидим, что стояние на коленях – это, по сути говоря, традиция неправославная.»

священник Андрей Лобашинский

* * *

«Много раз я говорил вам о поклонах земных и отвращал вас от еретического обычая стоять на коленях, как сидят кошки. В основе правила стоять перед Богом на молитве или падать ниц в земном поклоне лежит то, что мы призваны ко спасению. Господь сказал Апостолам «други Мои», и потому мы стоим перед Ним. Но мы помним нашу греховность и Божие величие, перед которым мы падаем ниц, как бы молясь: прости и восстави, и вот мы снова выпрямились и стали. Так молимся мы «восстави» на вечерне Пятидесятницы. Поэтому еще раз: не становитесь на колени, происхождение этого обычая не благодатно, создали его еретики. В православной молитве нет правильного соответствующего ему настроения. Надо различать: покаяние и падение ниц перед величием Божиим – в православном земном поклоне; рабское, теплохладное поклонение – стояние на коленах и, наконец, полное надежды предстояние. Мы осуждаем не жест, а непослушание Церкви, руководимой Святым Духом. И мы даже не осуждаем, но просим понять и напоминать себе, как далек этот обычай от православного духа и церковного понимания предстояния перед Богом, православного покаяния и поклонения Богу.»

митрополит Антоний Храповицкий

* * *

«Нельзя ставить своё собственное мудрование выше разума Церкви, выше авторитета Святых Отцев.
Первый Вселенский Собор, своим 20-м правилом, и Шестой Вселенский Собор, своим 90-м правилом, ясно и определённо запрещают «преклонять колена» в «день Господень» (воскресенье) и «во дни Пятидесятницы» (от Пасхи до праздника Пятидесятницы в течение всего этого периода времени ежедневно), а такой высокий авторитет для нас, как великий вселенский учитель и святитель Василий Великий, Архиепископ Кесарии Каппадокийской, в своём 91-м каноническом правиле ясно и вразумительно объясняет причину этого, относя это к «таинствам церковным», а принятое всею Церковью каноническое правило священномученика Петра, Архиепископа Александрийского, прямо свидетельствует, что в воскресный день «и колена преклоняти мы не прияли».
Какое же мы имеем право поступать вопреки голосу Вселенской Церкви? Или мы хотим быть благочестивее самой Церкви и великих Отцев Её?
О непреклонении колен в дни воскресные и Господских праздников учил и основатель нашей Русской Зарубежной Церкви Блаженнейший Митрополит Антоний, который еще в бытность свою Архиепископом Волынским и Житомирским издал об этом послание к своей пастве, не преклоняет колен в дни воскресные и Господские праздники и наш теперешний Первоиерарх Высокопреосвященнейший Митрополит Анастасий.»

архиепископ Аверкий (Таушев)

«Нет ничего маловажного в Церкви Великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и ничего в ней не допускается без значения; ибо она есть Церковь Самого Живаго Слова; всё здесь имеет глубокий смысл. Как же дерзать, по собственному произволу, совершенно презирать уставы, положенные в основание Богом Словом, и делать самого себя законоположником для уничтожения их?».

святитель Симеон Солунский

«Если, стоя в церкви, ты делаешь поклоны тогда, когда велит это церковный устав, стараешься удерживать себя от поклонов тогда, когда этого не положено уставом, чтобы не обратить на себя внимание молящихся, или сдерживаешь воздыхания, готовые исторгнуться из сердца, или слезы, готовые пролиться из очей твоих, — в таком расположении ты и среди многочисленного собрания сокровенно предстоишь Отцу твоему Небесному, иже в тайне, исполняя заповедь Спасителя (Мф. 6:6)».

святитель Филарет, митрополит Московский

…В древности коленопреклонения перед принятием причастия на самом деле никогда не было, не говоря уже про все традиции. Характерным древним жестом благоговения перед принятием причастия было не коленопреклонение, а поклон и наложение крестного знамения, что до сих пор мы видим в византийских обычаях. Коленопреклонение — знак покаяния. Обычай становиться на колени является средневековой западной практикой, которая постепенно вошла в обиход Латинской церкви между XI и XVI столетиями. И, конечно, постепенно греко-католики, угнетаемые собственным комплексом неполноценности, переняли это у латинян; чтобы показать последним, что, имитируя латинские инновации, они уже не вполне православные, а становятся «более католиками».

архим. Роберт Тафт SJ

* * *

О поклоне на возгласе: «Оглашеннии, главы ваша Господеви приклоните»

Духовный рост требует углубления познаний в области литургики, но прежде чем углублять, нужно иметь их хотя бы в зачатке. В наши дни во время службы часто можно заметить, как на возглас: «Оглашеннии, главы ваша Господеви приклоните» – часть постоянных прихожан склоняет головы, тем самым исповедуя себя людьми некрещеными1). Однако после следующего возгласа: «Елицы оглашеннии, изыдите» – никто из них, разумеется, храма не покидает, выказывая тем самым явную непоследовательность. Понимают ли люди, о чем молятся, в чем участвуют? Возможно, это мелкое недоразумение, но оно настораживает, и оно показательно: прихожане годами не удосуживаются поинтересоваться, в чем смысл их действий, их собственной молитвы. А ведь упомянутым возгласам предшествует ектиния «об оглашенных», вполне разъясняющая суть дела: «Вернии, о оглашенных помолимся, – призывают нас, – да Господь… соединит их Святей Своей… Церкви». В духовном же отношении дело еще серьезней, здесь нет мелочей. Тем, кто, склоняя главу, сам не знает, верный он или оглашенный, надлежало бы понимать, что это не пустое кивание, что священник в этот момент молится о них, преклонивших главу, дабы сподобиться им крещения, стать членами Церкви: «Господи… призри на рабы Твоя оглашенныя, подклоньшия Тебе своя выя… соедини их Святей Твоей… Церкви… сопричти их избранному Твоему стаду»2). Если в этот момент со склоненной главой стоит человек крещеный, если при этом он верует в тайносовершительную силу молитвы священника, то он либо невольно кощунствует, уничижая молитву, либо, невольно же причисляя себя к оглашенным, отрекается от своего крещения3).

Это самый простой пример, но он-то и озадачивает: если прихожанам неведом смысл простейшей ектении, то какое же значение придается другим, более сложным, моментам службы, какой вкладывается в них смысл, каков вообще уровень понимания церковных священнодействий?

Что уж говорить о безразличии к священным уставным нормам, когда, например, не только несведущие миряне, но и пастыри и иноки пренебрегают каноническим чином временной отмены земных поклонов и коленопреклонений4). А ведь такие ограничения не внешняя формальность. «Не преклонять колен» в определенные моменты свт. Василий Великийотносит к нормам «сакраментальной и литургической жизни Церкви»5). Все в православном ритуале несет в себе глубокий богословский и аскетический смысл, здесь затрагивается таинственное внутреннее взаимодействие между душой и телом. Поскольку не только ум, но «все душевно-телесное существо человека участвует в богослужении», важна адекватность каждого движения. Отсюда особый символический язык жеста, который «Церковь включила в богослужение как органичную часть молитвы», к нему относятся и поклоны, и коленопреклонения – «безгласный язык, где слово заменяется движением»6). Поэтому так важно осмысленное исполнение ритуальных действий и строгое следование каноническому чину7).

Нарушение чина поклонов далеко не мелочь. Не признак ли это выхолащивания церковной жизни, зарождения культа обрядоверия, когда чинопоследование превращается в «бессодержательные внешние действия»8)или, хуже того, когда им придается лжеритуальное суеверное значение. Отцы предупреждают, что, «не углубляя своих познаний в этой области, человек легко может впасть в привычку, мертвящую и опустошающую». Чтобы духовная жизнь не вырождалась в бессмысленную обрядность, «необходимо непрестанно возрастать в познании Божием и не допускать, чтобы литургия превратилась в деталь нашего благочестивого быта. Именно оттого, что она вместо литургии стала обедней, был пережит всеми нами глубокий кризис»9).

Приблизиться к умному деланию позволяет глубокая воцерковленность.

Примечания

[1] Оглашенные – те, кому было оглашено, т.е. преподано, учение Церкви, люди, уверовавшие во Христа и готовящиеся к таинству крещения.

[2] Божественная литургия. Молитва о оглашенных.

[3] Некоторые современные пастыри высказываются в том роде, что христианину допустимо намеренно склонять главу во время молитвы за оглашенных, тем самым как бы выказывая свое смирение. Один почтенный протоиерей, поступавший именно таким образом, признавался, отвечая на недоумение своей паствы, что склоняет главу во время этой молитвы по смирению, так как считает себя «в вопросах вероучения» едва приступившим «к процессу оглашения», а «в жизни по вере – еще и не начинавшим этого процесса». Но недоумения остаются. Когда делают то, что не положено по чину богослужения, тем самым привлекая к себе общее внимание, то возникает простой вопрос: нужно ли свое смирение демонстрировать окружающим, не противно ли это самому духу смирения, не обращается ли оно при этом в свою противоположность? Другой, не менее почтенный пастырь считает, что «мы хотя и крещены, но недостаточно воцерковлены, и не поступаем по благодати крещения», на этом основании, мол, «можно себя поставить в ряд оглашенных и опустить голову». Тут возникает другой вопрос. Конечно, все мы недостойны звания христианина, осознавать это полезно, но достойно ли христианина воображать себя лишенным неотъемлемой благодати крещения? Не говоря уже о том, что человек недостаточно воцерковленный никак не может уравниваться с некрещенным, для этого надо было бы отказаться от догматического сознания. Кроме того, по этой логике через минуту на возглас «оглашеннии, изыдите» придется, смирения ради, вообразить себя уходящим со службы, а на возглас «елицы вернии… Господу помолимся» уже потребуется не только вспомнить, что мы крещены, но вообразить себя и воцерковленными, и «поступающими по благодати». А то ведь как причащаться, если «поставили себя в ряд оглашенных»?.. Уместна ли такая игра фантазии во время богослужения, вместо осознания истинного знамения литургических действий и символов? Символика здесь не декор, но сильное средство духовного воздействия, искажать ее произвольной игрой ума опасно. Православная аскетика запрещает молящемуся уму допускать именно воображение, призывает бороться с ним, а не культивировать. Смирение же, как живое ощущение своей испорченности и ничтожности, как искреннее признание себя наихудшим среди людей, ничего общего не имеет с самовнушением и притворством. См.: http://www.blagogon.ru/articles/7/; http://karelin-r.ru/faq/answer/1000/3790/index.html

[4] Типикон, на основании Канонического Правила VI Вселенского Собора № 90, что подтверждено уставом свт. Василия Великого (прав. № 91) и др. постановлениями, налагает категорический запрет на земные поклоны и коленопреклонения в воскресные и праздничные дни и в определенные моменты богослужения (Херувимская, Шестопсалмие, Честнейшая, Великое славословие). Значительно то, что этот уставной запрет не есть плод человеческого изобретения, но получен свыше. Еще в III в. он был дан Богом в откровении через ангела прп. Пахомию Великому: «С вечера субботнего до вечера воскресного, равно как и во дни Пятидесятницы, не преклоняют колен». Казанский П.С. История православного мон-ва… Т. 1. С. 238.

[5] Лосский В.Н. Боговидение. М., 2003. С. 677.

[6] Рафаил (Карелин), архим. Умение умирать, или искусство жить. М., 2003. С. 311, 313.

[7] Богословско-аскетическое значение коленопреклонений и смысл запрета на земные поклоны – эти темы рассматриваются в наст. изд., т. 2, 4.

[8] Киприан (Керн), архим. Литургика. M., 2002.

[9] Софроний (Сахаров), архим. Письма в Россию. Essex; М., 2003. С. 68.

Новиков Н.М. Молитва Иисусова. Опыт двух тысячелетий. Учение святых отцов и подвижников благочестия от древности до наших дней: Обзор аскетической литературы в 4 т. Т.1. Глава «Тайна Таинств». С. 80-83. Новиков Н.М.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru