Обожение

Аудио-версия статьи

***

Да будут все едино,
как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе,
так и они да будут в Нас едино…
(Ин.17:21)

Обо́жение – осу­ществ­ля­е­мый в лоне Церкви про­цесс упо­доб­ле­ния веру­ю­щего Богу и еди­не­ния с Богом.

По учению Отцов Восточ­ной Церкви, обо­же­ние (гр. – theosis) есть цель чело­ве­че­ской жизни. Обо­же­ние нераз­рывно свя­зано с чело­ве­че­ским спа­се­нием. Само спа­се­ние, по слову св. Дио­ни­сия Аре­о­па­гита, дости­жимо только через обо­же­ние.

Воз­мож­ность обо­же­ния рас­кры­ва­ется Бого­во­пло­ще­нием. Об этом еди­но­гласно сви­де­тель­ствуют Отцы. «Сын Божий стал сыном чело­ве­че­ским для того, чтобы чело­век сде­лался сыном Божиим», – гово­рит св. Ириней Лион­ский. «Он воче­ло­ве­чился, чтобы мы обо­жи­лись» (св. Афа­на­сий Вели­кий). «Твер­дое и верное осно­ва­ние надежды на обо­же­ние для есте­ства чело­ве­че­ского есть воче­ло­ве­че­ние Бога», – учит св. Максим Испо­вед­ник. Согласно общей фор­муле Отцов, Бог стал чело­ве­ком, чтобы чело­век через него стал богом, Бого­во­пло­ще­ние Сына Божия Иисуса Христа делает чело­века богом в такой мере, в какой Сам Бог сде­лался чело­ве­ком.

Обо­же­ние недо­сти­жимо чело­ве­че­скими уси­ли­ями. Как совер­шен­ный дар, исхо­дя­щий от Отца светов (Иак.1:17), оно уста­нов­лено Богом, «жела­ю­щим спа­се­ния и алчу­щим обо­же­ния людей» (св. Максим Испо­вед­ник). Дар обо­же­ния – дар нетвар­ной боже­ствен­ной бла­го­дати. «Не может быть твар­ным этот дар, – учит св. Марк Эфес­ский. – Если бы обо­же­ние было посе­вом есте­ствен­ного семени, то нам не нужно было бы ни воз­рож­де­ние (во св. Кре­ще­нии), ни иных таинств, в кото­рых дей­ствует Боже­ствен­ная бла­го­дать».

Обо­же­ние совер­ша­ется во Христе бла­го­да­тью Свя­того Духа. Воче­ло­ве­чив­шийся Гос­подь в бла­го­дат­ных таин­ствах и дарах соеди­ня­ется и сово­пло­ща­ется с вер­ными Ему душами, вносит «душу в душу, ипо­стась в ипо­стась» (св. Мака­рий Вели­кий). Через подоб­ное соеди­не­ние чело­век сопри­ча­ща­ется Нетвар­ной Боже­ствен­ной Жизни Свя­того Духа, дела­ется «при­част­ни­ком Боже­ствен­ного есте­ства» (2Пет.1:4). Обо­жен­ный чело­век во всем упо­доб­ля­ется Христу, ста­но­вится зер­ка­лом Боже­ствен­ного Света. Через при­ча­стие боже­ствен­ной бла­го­дати он испол­няет призыв апо­стола Павла: «В вас должны быть те же чув­ство­ва­ния, что и во Христе Иисусе» (Флп.2:5).

На высших сту­пе­нях духов­ной жизни, непре­менно свя­зан­ных со стя­жа­нием высо­чай­шего сми­ре­ния, обо­жен­ный хри­сти­а­нин полу­чает особую бла­го­дать совер­шен­ства, выра­жа­ю­щу­юся в дарах чудо­тво­ре­ний, исце­ле­ний, про­зор­ли­во­сти. При этом его душа и ум совер­шенно соеди­ня­ются с Богом. К такому чело­веку отно­сятся слова апо­стола Павла «уже не я живу, но живет во мне Хри­стос» (Гал.2:20). Его духов­ное воз­рас­та­ние дости­гает уровня «мужа совер­шен­ного», он при­хо­дит «в меру пол­ного воз­раста Хри­стова» (Еф.4:13). Не познав­ший Бога мир не может судить о таком чело­веке, но он может судить обо всем, поскольку «имеет ум Хри­стов» (1Кор.2:14).

«Душа при обще­нии со Духом Святым дела­ется с ним единым духом», – гово­рит св. Мака­рий Вели­кий о жизни совер­шен­ных хри­стиан. По словам св. Мак­сима Кап­со­ка­ли­вита, дей­ствие избы­то­че­ству­ю­щей Боже­ствен­ной бла­го­дати ведет к пре­кра­ще­нию обыч­ной дея­тель­но­сти ума. «Чело­ве­че­ский ум, сам по себе, прежде соеди­не­ния с Гос­по­дом, рас­суж­дает сооб­разно своей силе, – сви­де­тель­ствует из опыта святой, – когда же соеди­ня­ется с огнем Боже­ства и Святым Духом, тогда бывает весь обла­даем этим Боже­ствен­ным Светом, соде­лы­ва­ется весь светом, вос­пла­ме­ня­ется в пла­мени Свя­того Духа, испол­ня­ется Боже­ствен­ного разума, и невоз­можно ему в пла­мени Боже­ства, иметь соб­ствен­ных помыш­ле­ний и раз­мыш­лять о чем-либо по своему про­из­волу». Пра­во­слав­ный подвиж­ник два­дца­того сто­ле­тия Старец Иосиф Афон­ский так опи­сы­вает опыт обо­же­ния: «Пла­ме­неет сердце от Боже­ствен­ной Любви и взы­вает: «Держи Иисусе мой, волны Твоей бла­го­дати, ибо я таю как воск». И дей­стви­тельно тает, не вынося. И захва­ты­ва­ется ум в созер­ца­нии. И про­ис­хо­дит срас­тво­ре­ние. И пре­су­ществ­ля­ется чело­век и дела­ется одно с Богом, так что не знает или не отде­ляет самого себя, подобно железу в огне, когда нака­лится и упо­до­бится огню».

Дости­же­ние обо­же­ния невоз­можно вне хри­сти­ан­ского подвига. По слову св. Иустина Попо­вича, сле­до­вав­шего мнению св. Мака­рия Вели­кого, путь к обо­же­нию лежит через пре­тво­ре­ние в жизнь еван­гель­ской эти­че­ской триады – веры, надежды и любви. Этой три­а­дой лич­ность фор­ми­ру­ется по образу Христа, пока не станет «хри­сто­об­раз­ной». Эти­че­ская триада еван­гель­ских запо­ве­дей пред­вос­хи­щает соеди­не­ние с Боже­ствен­ной Три­а­дой – Вечным Тро­и­че­ским Боже­ством. Нис­по­сы­ла­е­мые Пре­свя­той Тро­и­цей бла­го­дат­ные пере­жи­ва­ния ведут подвиж­ника к таин­ствен­ному пере­ходу из эти­че­ской триады в Боже­ствен­ную, вводят в обо­же­ние, «бого­тво­ре­ние» и «отро­и­че­ние» его лич­но­сти. Глав­ной хри­сти­ан­ской доб­ро­де­те­лью в эти­че­ской триаде высту­пает любовь. По слову св. Гри­го­рия Бого­слова, «любовь к Богу есть путь к обо­же­нию». «Только любо­вью вен­ча­ется путь духов­ного совер­шен­ство­ва­ния, веду­щий к обо­же­нию», – учит подвиж­ник нашего вре­мени архи­манд­рит Иоанн (Кре­стьян­кин).

***

пре­по­доб­ный Иустин Попо­вич:
Ипо­стас­ное соеди­не­ние чело­ве­че­ского есте­ства с Боже­ствен­ным в Образе Иисуса Христа: уве­ряет в том, что есте­ство чело­ве­че­ское при­хо­дит к своей опре­де­лен­ной ипо­стас­но­сти только в Бого­че­ло­веке, в том, что это – послед­няя, заклю­чи­тель­ная стадия чело­ве­че­ской при­роды. С воз­не­сен­ным Хри­стом – воз­не­се­ние чело­века: вечное при­сут­ствие в Святой Троице: еди­не­ние со Святой Тро­и­цей и при­ча­ще­ние Ей, и осмыс­ле­ние чело­ве­че­ского: послед­нее оправ­да­ние чело­века в ипо­стас­ном един­стве с Бого­че­ло­ве­ком. Отсюда вся жиз­нен­ность наша живет на небе­сах, где Хри­стос сидит одес­ную Отца: здесь центр нашей лич­но­сти, здесь центр позна­ва­тель­ный, нрав­ствен­ный и обще­ствен­ный; здесь обо­жен­ность чело­века, его истин­ное – без­греш­ное есте­ство; только здесь чело­век чело­ве­чен, есте­стве­нен, ибо здесь он бого­об­ра­зен, хри­сто­об­ра­зен, здесь он – по образу Святой Троицы; только здесь воз­можна вечная истина – ипо­стас­ное един­ство Бога и чело­века; истина – Образ Хри­стов, вос­крес­ший, воз­не­сен­ный – всегда, вечно Один и Тот же; всегда вечная истина Божи­его и чело­ве­че­ского, еди­ня­щая Бога с чело­ве­ком, ибо Бог отре­шил грех, соде­лав чело­века сре­до­то­чием и исти­ной (кри­те­рием) всего. Бого­че­ло­веч­ность – осно­ва­ние и объем, и рост истин­ного позна­ния; Образ Бого­че­ло­века – неиз­мен­ная истина: Богу Божие, чело­веку чело­ве­че­ское. Весь смысл чело­века: сово­пло­титься Христу и через Него соеди­ниться со Святой Тро­и­цей, стать по Ее образу. Через все сияет и над всем цар­ствует Образ Бого­че­ло­века, кото­рому «дадеся всяка власть на небе и на земле» (Мф.28:18; Рим.1:4).
(Афины, 1920 г. – Бел­град, 1935 г.).

В.Н. Лос­ский:
«С точки зрения нашего пад­шего состо­я­ния цель Боже­ствен­ного домо­стро­и­тель­ства назы­ва­ется спа­се­нием, искуп­ле­нием. Это нега­тив­ный аспект конеч­ной цели, рас­смат­ри­ва­е­мой по отно­ше­нию к нашему греху. С точки же зрения конеч­ного при­зва­ния чело­ве­ков она назы­ва­ется обо­же­нием. Это поло­жи­тель­ное опре­де­ле­ние той же тайны, кото­рая должна совер­шаться в каждой чело­ве­че­ской лич­но­сти в Церкви и пол­но­стью рас­крыться в буду­щем веке, когда соеди­нив все во Христе, Бог станет всем во всем».

***

См. НЕТВАР­НЫЙ СВЕТ, БОЖЕ­СТВЕН­НЫЕ ЭНЕР­ГИИ, АНТРО­ПО­ЛО­ГИЯ, САКРА­МЕН­ТО­ЛО­ГИЯ, АСКЕ­ТИКА, СИНЕР­ГИЯ, БОГО­ОБ­ЩЕ­НИЕ, ОБРАЗ И ПОДО­БИЕ БОЖИИ, БОГО­ПО­ЗНА­НИЕ, БОГО­ВИ­ДЕ­НИЕ

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки