Библиотеке требуются волонтёры

Страх Божий

Аудио-версия статьи

***

«Начало муд­ро­сти – страх Гос­по­день»
(Пс.110:10)

Страх Бо́жий – бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к Богу, про­яв­ля­е­мое в осо­зна­нии и ощу­ще­нии Боже­ствен­ного при­сут­ствия, боязни оскор­бить Бога гре­хов­ным помыс­лом или поступ­ком, фор­ми­ру­е­мое и под­дер­жи­ва­е­мое в чело­веке при содей­ствии бла­го­дати Божией. Такой страх явля­ется доб­ро­де­те­лью, душе­спа­си­тель­ным стра­хом.

Страх Божий осно­ван на жела­нии не поте­рять связь с Богом и выра­жа­ется в духов­ной бди­тель­но­сти, вни­ма­нии к своим мыслям и поступ­кам. Страх Божий избав­ляет от гнева Божьего.

Слово «страх» (греч. φόβος – фобос) в древ­не­гре­че­ском языке не имело зна­че­ния боязни (греч. τρόμος – тромос), но озна­чало ува­же­ние.

***

Через страх чело­век дости­гает любви, а не иначе

«Познав­ший себя, – гово­рит преп. Иоанн Лествич­ник, – достиг разума страха Гос­подня и, ходя в оном, дости­гает врат любви».

«Умно­же­ние страха Божия есть начало любви», – гово­рит он же.

Преп. Исаак Сирин учит:
«Чело­век, пока в нера­де­нии, боится часа смерт­ного; а когда при­бли­зится к Богу, боится сре­те­ния суда; когда же все­цело подви­нется вперед, тогда любо­вию погло­ща­ется тот и другой страх… Кто достиг любви Божией, тот не желает уже снова пре­бы­вать здесь; потому что любовь сия уни­что­жает страх (1Ин.4:18)».

Авва Хере­мон, отшель­ник еги­пет­ский, сказал:
«Три побуж­де­ния застав­ляют людей укло­няться от поро­ков, т. е. страх буду­щего муче­ния в геенне… надежда и жела­ние полу­чить Цар­ство Небес­ное, нако­нец, рас­по­ло­же­ние и любовь к самой доб­ро­де­тели (Притч.8:13; Пс.33:23; 1Кор.13:8)… Посему-то св. апо­стол все дело спа­се­ния заклю­чил в испол­не­нии трех оных доб­ро­де­те­лей. Ныне пре­бы­вают, гово­рит он, вера, надежда, любовь, три сия (1Кор.13:13). Вера стра­хом буду­щего суда и муче­ний откло­няет нас от скверны поро­ков; надежда ожи­да­нием небес­ных воз­да­я­ний, оттор­гая ум наш от насто­я­щего, застав­ляет пре­зи­рать все плот­ские удо­воль­ствия; любовь, огнем своим вос­пла­ме­няя в душе нашей любовь ко Христу и к пре­спе­я­нию в духов­ных доб­ро­де­те­лях, побуж­дает с совер­шен­ною нена­ви­стью отвра­щаться от всего, что про­тивно им. Хотя эти три доб­ро­де­тели ведут нас, по-види­мому, к одному концу… но сте­пе­нями своего пре­вос­ход­ства много раз­ли­ча­ются между собою. Две первые свой­ственны тем людям, кото­рые ста­ра­ются пре­успе­вать в доб­ро­де­те­лях, но не имеют еще посто­ян­ного рас­по­ло­же­ния к ним; третья же осо­бенно при­над­ле­жит Богу и тем людям, кото­рые вос­ста­но­вили в себе образ и подо­бие Божий…

Поэтому, кто стре­мится к совер­шен­ству, тот с первой сте­пени страха, соб­ственно назы­ва­е­мого раб­ским… (Лк.17:10), должен посте­пенно вос­хо­дить на стезю надежды. Здесь чело­век упо­доб­ля­ется уже не рабу, а наем­нику, ибо дей­ствует в ожи­да­нии буду­щего воз­да­я­ния. Уве­рен­ный в про­ще­нии грехов своих, он уже не стра­шится нака­за­ния за них, а созна­вая в себе добрые дела, думает полу­чить за них мило­сти­вую награду. Но, несмотря на то, он еще не имеет в себе такого рас­по­ло­же­ния, какое при­лично сыну, кото­рый в полном упо­ва­нии на оте­че­ское бла­го­во­ле­ние к себе не сомне­ва­ется усво­ять себе все, что при­над­ле­жит отцу…

Вели­кое нахо­дится раз­ли­чие между тем, кто стра­хом геенны или надеж­дою буду­щего воз­да­я­ния пога­шает в себе пла­мень поро­ков и, между тем, кто ужа­са­ется пороч­но­сти и нечи­стоты по чув­ству любви боже­ствен­ной… В таком состо­я­нии чело­век, хотя бы не имел ни одного сви­де­теля дел своих, не решится вос­поль­зо­ваться слу­чаем ко греху и не может увлечься самыми сокро­вен­ными, обо­льсти­тель­ными помыс­лами, ибо питая искрен­ней­шую любовь к доб­ро­де­тели, он не только не при­ем­лет серд­цем ничего про­тив­ного ей, но и с вели­чай­шим ужасом отвра­ща­ется сего».

Иногда это третье состо­я­ние назы­вают совер­шен­ным стра­хом. «…Есть два страха, – читаем у аввы Доро­фея, – один пер­во­на­чаль­ный, а другой совер­шен­ный… Напри­мер, кто испол­няет волю Божию по страху мук, тот еще ново­на­чаль­ный, ибо он не делает добра для самого добра, но по страху нака­за­ния. Другой же испол­няет волю Божию из любви к Богу, любя Его, соб­ственно, для того, чтобы бла­го­уго­дить Ему; этот знает, в чем состоит суще­ствен­ное добро, он познал, что значит быть с Богом… тако­вой боится Бога и испол­няет волю Божию уже не по страху нака­за­ния, уже не для того, чтобы избег­нуть муче­ний, но потому, что он, вкусив самой сла­до­сти пре­бы­ва­ния с Богом, боится отпасть, боится лишиться ее. И сей совер­шен­ный страх, рож­да­ю­щийся от этой любви, изго­няет пер­во­на­чаль­ный страх. Поэтому-то апо­стол и гово­рит: совер­шен­ная любовь изго­няет страх (1Ин.4:18). Однако невоз­можно достиг­нуть совер­шен­ного страха иначе, как только пер­во­на­чаль­ным стра­хом».

Польза страха Божьего

«…Когда страх Гос­по­день при­хо­дит в сердце, то пока­зует ему все грехи его».

«Умуд­рись же в осно­ва­ние шествия своего, – гово­рит св. Исаак Сирин, – пола­гать страх Божий; и в несколько дней, не делая кру­же­ний на пути, будешь у врат Цар­ствия».

Еще сказал: «Душа, име­ю­щая в себе страх Божий, не боится чего-либо такого, что вредит ей телесно, потому что на Бога упо­вает отныне и во веки веков».

Св. Иоанн Зла­то­уст так поучает об этом же: «Нет зла, кото­рого не уни­что­жал бы страх Божий. Как огонь, приняв железо, хотя бы самое испор­чен­ное и покры­тое боль­шою ржав­чи­ною, делает его ясным и свет­лым, очищая его и совер­шенно исправ­ляя повре­жде­ние, так и страх Божий в корот­кое время совер­шает все и не допус­кает ничему чело­ве­че­скому вре­дить тем, кото­рые про­ник­нуты им».

«…Чело­век доб­ро­де­тель­ный, име­ю­щий в себе страх Божий, мудрее всех; потому и некий мудрец гово­рит: начало пре­муд­ро­сти страх Гос­по­день (Притч.1:7). Если же бояться Бога значит иметь муд­рость, а пороч­ный не имеет этого, то, без сомне­ния, он лишен муд­ро­сти, а лишен­ный истин­ной муд­ро­сти бес­смыс­лен­нее всех».

Как при­об­ре­сти страх Божий?

Свя­ти­тель Тихон Задон­ский при­во­дит сле­ду­ю­щие при­чины, от кото­рых рож­да­ется страх Гос­по­день: 

  1. Что Бог вез­де­су­щий, и всякое дело, слово и помыш­ле­ние веду­щий.
  2. Что Бог нена­ви­дит всякое без­за­ко­ние и всякое зло.
  3. Что Бог – пра­вед­ный Судия, и вся­кому воз­даст по делам.
  4. Что Его даже и ангель­ские чины тре­пе­щут.
  5. Что Бог весь свет в руке Своей содер­жит.
  6. Что Бог, в мгно­ве­ние ока может греш­ника пра­вед­ным судом погу­бить при самом совер­ше­нии греха…

Так как истин­ный страх Божий есть дар от Гос­пода, как Сирах гово­рит (Сир.1:13), то должно нам у Бога про­сить его усерд­ною молит­вой.

Страх сата­нин­ский

Но когда страх, вместо того чтобы быть направ­лен­ным на вечное воз­да­я­ние за гробом, на послед­ний Суд, на неиз­вест­ность буду­щего конца, кото­рый ожи­дает чело­века, «бывает о теле, тогда он дела­ется сата­нин­ским, – гово­рит св. Исаак Сирин, – потому что чело­век поко­ле­бался в вере своей в Про­мысл Божий и поза­был, как печется и про­мыш­ляет Бог о под­ви­за­ю­щихся ради доб­ро­де­тели… (Пс.24:14; 33:16; 90:10)».

Чело­век начи­нает бояться за свою жизнь, за свое обще­ствен­ное поло­же­ние; боится, что слу­чится с ним какое-либо несча­стье, обкра­дут, сде­ла­ется пожар, что забо­леет и прочее и прочее. Начи­нают бояться и темной ком­наты (и это когда даже в бесов, гово­рят, не верят), и всякой мелочи, каж­дого стука: мышь, тара­кан или паук про­бе­жит – все при­во­дит в страх и смя­те­ние.

Так, импе­ра­тор Петр I, не бояв­шийся совер­шать чудо­вищ­ные грехи и жесто­ко­сти, от кото­рых кровь стынет в жилах, боялся, однако, очень малой твари – тара­ка­нов. Инте­ресно опи­сы­вает это совре­мен­ник: «И не можно того думать, чтоб вели­кой и неустра­ши­мой герой боялся так малой гадины – тара­ка­нов: и напе­ред его еду­щего кули­еры бежали, и где над­ле­жит быть стан­ции, осмат­ри­вали, нет ли в избе тара­ка­нов, и по край­ней невоз­мож­но­сти таких изб обыс­кать не можно, то по доро­гам ста­вили избы нароч­ные для охра­не­ния от сей гадины».

Нако­нец, слу­ча­ется с чело­ве­ком без­от­чёт­ный страх от бесов, или стра­хо­ва­нияПре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник о нём гово­рил: «Не пустыня и мрач­ность места укреп­ляет бесов против нас, но бес­пло­дие нашей души; иногда же это бывает про­мыс­ли­тельно к вра­зум­ле­нию нашему».

Когда люди были сильны в подви­гах, в вере, а больше всего в сми­ре­нии, то святые отцы так их учили: «Не ленись в самую пол­ночь при­хо­дить в те места, где ты боишься быть. Если же ты хоть немного усту­пишь сей мла­ден­че­ствен­ной и смеха достой­ной стра­сти, то она соста­рится с тобою. Но когда ты пой­дешь в те места, воору­жайся молит­вою…».

***

«Страх Божий невоз­можно упо­до­бить ника­кому ощу­ще­нию плот­ского, даже душев­ного чело­века. Страх Божий – ощу­ще­ние совер­шенно новое. Страх Божий – дей­ствие Свя­того Духа. Ощутив страх Божий, ощутив от дей­ствия страха Божия при молитве твоей при­сут­ствие Бога, без­видно, духовно уви­дишь Неви­ди­мого, позна­ешь, что молитва есть пред­сто­я­ние на Страш­ном Суде Божием».
епи­скоп Игна­тий (Брян­ча­ни­нов)

Име­ю­щий страх Божий явно и тайно, то есть перед людьми и без людей, бере­жется от всяких грехов, поскольку везде перед собою видит Бога, Кото­рого опа­са­ется про­гне­вать.
В доме ли я сижу – Гос­подь Бог со мною; выйду ли из дому – Он не остав­ляет меня. По пути ли иду – Он со мною. В городе ли, в пустыне ли, с людьми или без людей, — не отсту­пает от меня Гос­подь. Не вижу Его, ибо хожу верою, а не виде­нием, но делаю ли, или говорю, или мыслю – перед Ним все делаю, говорю или мыслю. На молитве ли стою – перед Ним стою, Он на меня смот­рит и видит меня, видит, когда я сижу и встаю, и разу­меет помыш­ле­ния мои. Перед Ним я пре­кло­няю колени мои, и при­па­даю, и покло­ня­юсь, и взды­хаю, и молюсь Ему, и прошу, и ищу у Него мило­сти, но Его Самого не вижу. К Нему про­сти­раю руки мои и очи мои, но Его Самого не вижу. Это раз­мыш­ле­ние мое учит меня всегда и везде бояться Тебя, о Боже, и тре­пе­тать, со стра­хом и опа­се­нием жить и обра­щаться, делать, гово­рить, мыс­лить и что-либо начи­нать, как дети перед отцом своим, под­дан­ные перед царем своим.
свя­ти­тель Тихон Задон­ский

«Если будешь при­зы­вать знание и взы­вать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыс­ки­вать его, как сокро­вище, то ура­зу­ме­ешь страх Гос­по­день и най­дешь позна­ние о Боге» (Притч.2:3-5). Корень бого­угод­ной жизни – страх Гос­по­день. Когда придет он, то, как твор­че­ская сила, все в тебе пере­строит и вос­со­здаст в тебе пре­крас­ный поря­док – космос духов­ный. Как стя­жать страх Божий? Он в тебе есть, только заглу­шен, вос­креси его. Для этого дай голос разуму твоему и открой сердце твое для при­ня­тия вну­ше­ний Истины. До сих пор разуму не давали слова, он был в раб­стве и не смел гово­рить здра­вые речи; пусть теперь гово­рит. Он начнет речь о Божием все­дер­жи­тель­стве, дер­жа­щем тебя и могу­щем бро­сить в каждое мгно­ве­ние; о Божием вез­де­су­щии и все­ве­де­нии, все в тебе видя­щем и гне­ва­ю­щемся на тебя за все худое в тебе; о Божием пра­во­су­дии, гото­вом нака­зать тебя сейчас, но удер­жи­ва­е­мом до вре­мени мило­стью; о смерти, в каждое мгно­ве­ние гото­вой схва­тить тебя и пре­дать суду и воз­да­я­нию. Слушай и вводи сердце твое в чув­ство этих истин. Про­бу­дишь чув­ство – придет вместе с тем и страх Божий. Это заря жизни.
Страх Гос­по­день нена­ви­дит неправды, доса­жде­ния же и гор­дыни (Притч.8:13). А если нена­ви­дит, то про­го­нит их; если про­го­нит, то душа станет чиста от них и поэтому явится правой пред Гос­по­дом. А это и есть все, чего теперь с такой забо­тою ищем. Стало быть, вос­ста­нови в себе страх Божий и под­дер­жи­вай его – и будешь обла­дать самым могу­ще­ствен­ным сред­ством к само­ис­це­ле­нию. Страх Гос­по­день не допу­стит тебя согре­шить, и он же заста­вит тебя делать всякое добро, при всяком к тому случае. И будет у тебя испол­няться запо­ведь: «укло­няйся от зла и делай добро» (Пс.33:15), кото­рую дает пророк ищущим истин­ной жизни. Как дойти до страха Божия? Ищи и обря­щешь. Здесь нельзя ска­зать: то и то сделай; страх Божий есть духов­ное чув­ство, сокро­венно зачи­на­ю­ще­еся в сердце от его обра­ще­ния к Богу. Раз­мыш­ле­ние помо­гает, помо­гает и напря­же­ние себя на это чув­ство, но делом оно дается от Гос­пода. Взыщи его, как дара, и дан тебе будет. И когда дан будет, тогда только слу­шайся его бес­пре­ко­словно – он выпра­вит все твои неправды.
Страх Божий как при­во­дит к началу святой и бого­угод­ной жизни, так бывает самым верным блю­сти­те­лем ее, когда кто, после­до­вав его вну­ше­ниям, поло­жит это начало. Учит нас этому нынеш­ний апо­стол, при­водя на память гроз­ные суды Божии и нака­за­ния, еще здесь явлен­ные над не поко­ря­ю­щи­мися Его воле. «Анге­лов согре­шив­ших не поща­дил» (2Пет.2:4). Были чисты и в пре­свет­лом оби­тали жилище. Но как только согре­шили, низ­вер­жены во мрак пре­ис­под­ней. Нас ли с тобою поща­дит, если пойдем против воли Его?! Раз­ли­лось нече­стие при Ное. Бог навел потоп и всех погу­бил, исклю­чая восемь душ семей­ства Ноя. Не посмот­рел, что было много нече­сти­вых. Над тобою ли одним станет Он раз­ду­мы­вать – погу­бить тебя или нет, когда не ста­нешь слу­шать голоса Его?! Долго терпел Гос­подь Содом и Гоморру. Они же вместо вра­зум­ле­ния спе­шили на верх нече­стия, за то, когда не чаяли, пора­жены огнем, во образ веч­ного огня, ожи­да­ю­щего нече­сти­вых. Не мино­вать и тебе этого огня, если пой­дешь теми же путями. При­води все это на память, сидя сам с собой, осо­бенно в ночной тишине и тем­ноте, и, воз­гре­вая тем страх Божий, стра­шись греха, как если бы в нем под­кра­ды­вался к тебе пла­мень огня веч­ного.
епи­скоп Феофан Затвор­ник

Если в при­сут­ствии царя мы не поз­во­лим себе ника­кой небреж­но­сти, а тем более непри­ли­чия, но ста­ра­емся, чтобы всякое наше слово, всякое дви­же­ние было ему угодно, тем более пред­став­ля­ю­щий себя в при­сут­ствии Божием не поз­во­лит себе ника­кого греха, порев­нует о святом деле угод­ном Богу.
свя­ти­тель Фила­рет, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский

«Страх Божий – это не значит бояться Бога, как мы боимся молнии или элек­три­че­ского раз­ряда, страх Божий – это значит бояться поте­рять Его, поте­рять чув­ство пол­ноты, чув­ство веч­но­сти, чув­ство боже­ствен­ного. Это самое высо­кое, поющее чув­ство в чело­веке, даже когда чело­век этого не сознает. Но он может его поте­рять, и поте­рять надолго, а может поте­рять это навсе­гда – вот чего сле­дует бояться».
прот. Алек­сандр Мень

Только страх Гос­по­день осво­бож­дает от страха перед людьми. Бояться Его – это просто при­знать со всем сми­ре­нием, кто Он и кто я. «В любви нет страха, но совер­шен­ная любовь изго­няет страх» (1Ин.4:18).
свя­щен­ник Геор­гий

Бойся Бога из любви, а не из-за того, что Его счи­тают жесто­ким.
прп. Исаак Сирин

Будем ходить в страхе Гос­под­нем, так как нам пред­пи­сано – со стра­хом и тре­пе­том соде­ло­вать свое спа­се­ние (Флп.2:12). Страх Гос­по­день иско­ре­няет из души все лукав­ства и грехи. Кто же не боится Бога, тот впа­дает во многая злая.
преп. Анто­ний Вели­кий

Должно всегда иметь Бога пред собою. Страх Божий при­об­ре­та­ется еще испол­не­нием запо­ве­дей Божиих, и чтобы все делать по сове­сти.
преп. Амвро­сий Оптин­ский

Не ради согре­ше­ний только должен чело­век бояться Бога, но потому что Бог любит его, а он не любит Бога, и, будучи недо­стоин, полу­чает бла­го­де­я­ния.
преп. Петр Дамас­кин

Нико­гда не бойся нака­за­ния, но бойся греха, порож­да­ю­щего нака­за­ние.
свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст

По мере очи­ще­ния пока­я­нием, начи­наем ощу­щать при­сут­ствие Божие: от ощу­ще­ния при­сут­ствия Божия явля­ется святое ощу­ще­ние страха Божия.
свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов

***

«Не бойся никого, кроме Бога одного» — рус­ская посло­вица. Выра­же­ние «побойся Бога» исполь­зуют, чтобы при­сты­дить чело­века, оста­но­вить его на гре­хов­ном пути.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки