Дайте им жить! — пособие по профилактике абортов
Распечатать

Дайте им жить! — пособие по профилактике абортов

(1 голос5.0 из 5)

В помощь врачу, педагогу, психологу

Дайте им жить!

Пособие для лекций и бесед по профилактике абортов

Это пособие предназначено тем, кто ведет борьбу с одной из самых острых и опасных болезней, терзающих сегодня Россию, как и изрядную долю населения планеты Земля. От этой болезни гибнут миллионы детей, а вместе с ними – миллионы семей, миллионы отцов и матерей, одни физически, другие психически, третьи нравственно; гибнут народы и страны.

Но, в отличие от опустошительных эпидемий прошлого, эту болезнь мы с вами способны остановить без помощи медикаментов и вакцин. Победа над нею лежит на пути просвещения и мобилизации национальной воли. Первый успех уже достигнут; его надо развивать, углублять и расширять без малейшего промедления.

Здесь содержатся методические советы и материалы для просветительских лекций, семинаров, бесед и групповых консультаций с различными категориями слушателей, направленных на предотвращение абортов и искоренение их в нашем обществе. Обстоятельные профессиональные руководства в смежных областях, индивидуальном противоабортном консультировании и психологической помощи страдающим от постабортного синдрома, можно найти в других изданиях, размещенных в приложении к данному пособию.

Настоящая версия пособия распространяется в сети Интернет.

Содержание

  1. Методика: говорить, чтобы услышали

1.1. Принципы работы с аудиторией

1.2. Особенности противоабортной тематики

1.3 Возрастные группы слушателей

  1. Факты: откуда берутся дети и куда они исчезают

2.1. Мужчина и женщина

2.2. От любви до брака, от брака до любви

2.3. Человек родился в мир

2.4. Не убивай!

2.5. Кровавый идол XX века

  1. Проблемы: прямые ответы на непростые вопросы

3.1. Биология и физиология

3.2. История и право

3.3. Медицинские осложнения

3.4. Реалии современности

3.5. Откуда ждать помощи

  1. Сценарии: от школьной парты до женской консультации

4.1. Подростки (средний школьный возраст)

4.2. Юноши и девушки (старший школьный возраст)

4.3. Молодежь (до вступления в брак)

4.4. Взрослые (молодожены и старше)

  1. Ресурсы: хрестоматия и справочные сведения

5.1. Статьи, литературные отрывки, графика

5.2. Видео и другие материалы Интернета

 

1. Методика: говорить, чтобы услышали

В этом разделе собраны рекомендации общего характера для подготовки лекций и бесед: они будут полезны как начинающим, так и опытным педагогам и лекторам. Практика показывает, что большие усилия рассказать о чем-то жизненно важном, но непростом и непривычном для слушателей, оказываются бесплодными всего лишь из-за нарушения достаточно простых принципов, о которых пойдет речь ниже.

Положение дел иллюстрирует знакомая сказка про журавля и лисицу: они угощали друг друга обедом, но ни тот, ни другая, ничего не смогли съесть из непригодной для них посуды. Постараемся, чтобы с нашими слушателями этого не произошло!

1.1. Принципы работы с аудиторией

С кем мы говорим?

Это, по-видимому, самый простой и ясный принцип: говорить с людьми на том языке и о тех предметах, которые они способны воспринять и понять. В нашей повседневной жизни и профессиональной деятельности у нас это никогда не вызывает затруднений и сомнений: мы по-разному говорим со взрослым и ребенком, с коллегой и пациентом, со специалистом и случайным собеседником. Однако, когда мы оказываемся перед лицом аудитории, возникают неизбежные трудности.

Во-первых, мы просто не знаем этих людей: кто они? Как они относятся к нашему  разговору, к его предмету, к нам самим? Каков их жизненный опыт, уровень образования, интеллектуального развития? – И т.п. Во-вторых, их много, подчас несколько десятков, иной раз и сотен. А если мы публикуем  статью в газете или журнале, участвуем социальных сетях, в радио- или телевизионных программах, то счет уже идет на десятки и сотни тысяч, а то и на миллионы… Как тут не ошибиться?

Поэтому прежде всего, насколько это возможно, надо добиваться однородности аудитории. Увы, соображения удобства очень часто противоречат такому очевидному принципу. Почему бы не объединить для беседы старшие классы с младшими, педагогов со школьниками, офицерский состав с рядовым?… Но, как правило, от этого больше вреда, чем пользы.

Лишь в тех случаях, когда надо подчеркнуть единство разных групп слушателей, содействовать их общению и взаимопониманию, бывает уместно объединить их: например, пригласить на беседу со школьниками классных руководителей, завуча и директора школы.

Те же самые соображения относятся к разделению аудитории на мужскую и женскую. Исходя из особенностей конкретной группы слушателей, надо тщательно обдумать и взвесить плюсы и минусы такого разделения. Подробнее об этом речь пойдет ниже.

Как мы говорим?

Учитывая сказанное, мы должны приспособить нашу речь к тем, кто нас слушает. Опять-таки, если аудитория однородна и нам известна, это происходит само собою: каждый понимает, какими словами говорить с тем или иным собеседником. Но полной однородности в жизни не бывает: все люди разные, даже если они сидят в одном классе… Поэтому всегда приходится искать некий компромисс, некий общий язык, который дойдет если не до всей аудитории в равной мере, то до основной её массы.

В таких условиях принято выхолащивать речь, обесцвечивать образы, упрощать рассуждения и выводы. Но учтите, это «палочка о двух концах», особенно в наш информационный век. Снижая уровень разговора, мы рискуем потерять значительную часть аудитории, быть может наиболее существенную. Мне запомнилась жалоба слушателя на одного довольно известного проповедника: «Почему он с нами говорит как идиот с идиотами?»

Выход из положения очевиден: надо разнообразить свою речь, свою манеру изложения. Чередовать очень простые, незамысловатые слова и фразы с более тонкими, изысканными, с цитатами из литературных произведений, с квалифицированными ссылками на исторические и научные факты. Тем самым мы делаем доброе дело для всей аудитории: закрепляем контакт с «верхней» ее частью и подтягиваем «нижнюю».

В письменной речи этот прием надо применять очень умеренно, иначе наша публикация теряет целостность, рассыпается на части. Но в устном обращении к незнакомой или даже невидимой аудитории (радио, телевидение, видео-сюжет) такое чередование бывает очень полезно.

Когда же разнородные части вашей аудитории явно видны – скажем, девочки сильно опережают в развитии мальчиков подросткового возраста, или на беседе в классе присутствуют педагоги – вполне уместно столь же явное, хоть и ненавязчивое, раздельное обращение к ним, например: «Как вам уже хорошо известно – а вам еще предстоит узнать…»

Подводя итог, напомню – хотя, надеюсь, напоминать об этом и не надо  – что наша речь должна быть живой, свободной и интересной для слушателей. Поэтому крайне нежелательно «чтение по бумажке», что, впрочем, вовсе не исключает использование конспектов, цитат, справочных сведений и т.п.

Что мы добавляем к разговору?

Хотя речь – наше главное оружие, к ней есть много вспомогательных средств. Всем нам они хорошо знакомы, но пользуемся мы ими недостаточно и не всегда правильно.

Графическое сопровождение лекции или беседы в виде т. наз. компьютерной презентации может быть замечательным подспорьем к беседе и лекции, но может оказаться и совершенно лишним: всё зависит от его содержания и качества. Типичная ошибка – выводить на экран текст выступления, мелко и неразборчиво, нередко вкупе со сложными таблицами и диаграммами. Слайды скачут один за другим, прочитать и понять, что там написано, никто не стремится, да и не может, внимание аудитории рассеивается… Вместо друга, компьютер становится нашим врагом.

Слайды должны иллюстрировать нашу речь, а не дублировать её. Текст и графика на экране, крупные и броские, служат нам опорой: в процессе изложения мы постоянно обращаемся к ним, чтобы слух и зрение аудитории работали совместно, словно два музыкальных инструмента в дуэте. Полезно размещать на слайдах ключевые слова и фразы нашего выступления. Для фиксации зрительных образов требуется время; поэтому слайдов должно быть немного, 10-15 для часовой лекции, 20-30 для двухчасовой.

Аудио- и видео-отрывки, самостоятельные или включенные в презентацию, также могут принести огромную пользу. Но для этого надо соблюсти здравую меру: один-два отрывка длительностью не более нескольких минут каждый. Поэтому, чтобы не суетиться во время выступления, надо либо заранее вывести проигрыватель на компьютере к началу желаемого отрывка, либо вырезать отрывки для прослушивания и просмотра с помощью программ аудио- и видео-фиксации и редактирования.

Возможен и другой вариант: просмотр короткометражного фильма целиком в ходе лекции.  Фильм должен быть высококачественным, иначе его недостатки отразятся на впечатлении от всей встречи с нами. Чаще всего фильм показывают в начале лекции, затем делают краткий перерыв, после чего – обсуждение и выводы.

Наконец, слушатели могут получить от нас раздаточные материалы:  краткий конспект лекции, листовки и буклеты по теме, справочные сведения – адреса, телефоны, списки литературы и ссылок в Интернете. Надо лишь подобрать удачный момент для раздачи: конспект полезно выдать в начале, прочие материалы – в конце выступления.

Что говорят нам?

Чтобы нас услышали, мы сами должны слушать и отвечать. Речь идет про обратную связь с аудиторией.

Не надо объяснять, насколько она важна, но, к сожалению, не всегда достижима в нужной мере. В этом смысле беседа или семинар предпочтительнее лекции, маленькая аудитория предпочтительнее большой. Успеху радио- и телепередач очень способствует «открытый эфир», т.е. возможность позвонить по телефону в студию и задать вопрос участникам.

Самая обычная связь с аудиторией – это ответы на вопросы слушателей. Надо, однако, заранее решить, как мы будем отвечать на них, и четко объявить об этом. Прежде всего: можно ли прерывать наше выступление вопросами с места? В этом, строго говоря, заключается разница между форматами беседы и лекции: первый хорош для пассивных, сдержанных слушателей, второй – для активных, энергичных. Если мы решаем не прерываться, следует отвести время на вопросы, либо в ходе лекции, либо в конце.

За исключением бесед в самом узком кругу, желающие задать вопрос должны поднимать руку. И в любом случае, если мы не считаем нужным отвечать на вопрос, нас никто не может к этому принудить. Надо только дать уверенный и вежливый отказ, например: «Подойдите ко мне после лекции, побеседуем», «Этот предмет выходит далеко за рамки нашей темы», «Подобные вопросы не подлежат обсуждению на публике» и т.п.

Полезное дополнение (или альтернатива) вопросам с места – записки с вопросами. Они бывают нужны даже в самой тесной аудитории: бывает, что люди стесняются открыто говорить на некоторые темы. В большой аудитории, когда поступает много записок, надо поручить кому-то сортировать их, находить интересные вопросы и отбрасывать неуместные. Очень разумная практика – радом с объявлением о предстоящей лекции ставить коробку для вопросов от слушателей. Вопросы в эту коробку мы можем добавлять и сами.

Другая форма обратной связи – это анкеты, которые слушатели заполняют в конце лекции, реже в начале, а иногда (когда времени достаточно) и в начале, и в конце. Анкета должна быть анонимной, по возможности простой и короткой; полезно задать вопросы о личном отношении слушателей к обсуждаемым темам, о том, как изменились их взгляды в результате сегодняшней встречи. – Желающие могут указать в анкете свой адрес эл. почты или телефон для продолжения контактов по тем или иным предметам.

Если нам предстоит снова встретиться с данной аудиторией, очень уместно дать обзор результатов анкетирования. Это не только подчеркивает наш интерес к слушателям и уважение к их мнениям, но и поможет им вспомнить, что мы обсуждали в прошлый раз.

Сколько мы говорим?

Распространенный дефект – «выход за регламент». И если уважаемого докладчика на конференции будут из вежливости слушать лишние четверть часа, а преподаватель продолжит тему на следующем занятии, то у нас такая возможность есть далеко не всегда. Поэтому мы обязаны укладываться в отведенное время, причем так, чтобы наше выступление было стройным и логически завершенным.

Это значит, необходим строгий учет времени. В силу сказанного выше о живой и свободной речи, прямой хронометраж принесет мало пользы. Вместо этого надо иметь план  лекции или беседы из нескольких частей (4-6 в расчете на один академический час, 6-10 на два, включая ответы на вопросы, заполнение анкеты и пр.), и каждой части назначить свою предельную длительность. При этом можно исходить из наиболее привычного, естественного темпа речи (600 – 800 знаков/мин), который полезно определить для себя на опыте.

Учтите при этом, что в процессе выступления далеко не просто высчитывать минуты! Поэтому, зная время начала, лучше всего на нашем плане против каждой части заранее подписать: «Закончить не позже 11-25… не позже 11-32…» и держать перед собою часы.

Однако же, в любом деле необходим резерв. Поэтому все наши расчеты времени следует выполнять с учетом резерва. Он понадобится на непредвиденные реплики и вопросы из зала, на заминки из-за упавшего блокнота, забытой цитаты, входящих или выходящих слушателей и т.п. Какой величины он должен быть? Зависит от многих факторов. 15% – разумная цифра, но и 25% бывают не лишними.

Хорошо, когда за счет резерва удалось чисто и во время закончить лекцию. Но что делать, если всё шло как по маслу, задержек не было, материал исчерпан, а до звонка еще 10 минут? Всё очень просто. На такой случай подберите себе интересные дополнительные вопросы, напишите на бумажке и положите в карман. И если остается время, объявите слушателям: «Вот тут мне задали ещё такой вопрос…»

1.2. Особенности противоабортной тематики

О чем мы говорим?

Многие из нас допускают устойчивую и характерную ошибку: проводя лекцию или беседу, исходят из задачи «донести до слушателей определенную информацию», состав и объем которой назначается по неким программам, планам, или по своему усмотрению.

Конечно, на лекции в вузе или на уроке в школе так оно и есть: однако, даже находясь в вузовской или школьной аудитории, мы решаем совершенно иную задачу. А именно: за отведенное нам короткое время коснуться сердца, разума и совести слушателей. А для этого «донесение определенной информации» нельзя признать ни необходимым, ни достаточным.

Разница хорошо иллюстрируется сравнением самолета с космической ракетой. Самолет, взлетая в небо, должен донести в аэропорт назначения весь свой груз в целости, ничего не растеряв по дороге. Иное дело ракета: многотонной конструкции предназначено сгореть дотла, дабы разогнать маленькую капсулу до космической скорости и отправить в полет к иным мирам… В этой метафоре «ракета» – это содержание нашей лекции, «иные миры» – души наших слушателей, а «капсула» – императив остановить убийство детей.

Другая распространенная ошибка, отчасти противоположная первой, – строить общение с аудиторией на личных, субъективных взглядах, переживаниях и чувствах. Личный элемент полезен, и в разговоре об абортах тем более, – но в той же мере, как приправа к пище. Основой нашего изложения всегда должны быть объективные факты, не зависящие от чьих-то личных мнений и взглядов.

Если этого не будет, если наше слово будет о себе, о своей жизни, о том, что случилось со мной, и как я смотрю на события и на мир в целом (или же, вместо «я» подставьте X, Y и Z, о которых мы рассказываем), произойдет следующее. Те из слушателей, которые согласны с нами, чьи понятия и взгляды созвучны нашим, очень хорошо воспримут нашу речь, отождествят себя с героями нашего рассказа, укрепятся в своих понятиях и взглядах… Но они и без того наши сторонники! Обращаемся-то мы в первую очередь не к ним, а к противникам или к равнодушным. А те, слушая нас, будут выстраивать невидимую стену между собой и нашими словами: дескать, всё ясно, речь идет о ком-то, кто к нам не имеет ни малейшего отношения. Вместо отождествления возникнет отторжение, отрицание.

Чтобы не допустить такой реакции, надо ограничить личный элемент эпизодическими иллюстрациями к основному, общезначимому и объективному содержанию: «Кстати, поделюсь своим воспоминанием… Между прочим, и со мной было что-то подобное…» и т.п.

И еще одна прискорбная ошибка, которая постоянно возникает в связи не только с абортами, но и с алкоголем, наркоманией и другими разрушительными пороками: это трактовка выбора.

Человек – свободное существо, и свобода выбора присуща каждому из нас в каждый момент нашей жизни. Мы не можем и не должны скрывать этого от наших слушателей. Да, это ваш свободный выбор: захлебнуться водкой или пивом, окочуриться на игле или убить своего ребенка. – Увы, иные психологи и педагоги ставят здесь точку…

Но мы не имеем права ставить точку! Всякий раз, говоря о выборе, мы обязаны продолжать разговор об ответственности за выбор, сразу же раскрывать его нравственное направление. Одно дело – выбор между чашкой чая и чашкой кофе, и совсем другое – выбор между добром и злом.

Наконец, учтем, что кто-то из наших слушателей может в данную минуту стоять перед этим выбором, или же близко знает кого-то в таком состоянии. Не надо явно говорить об этом – но из справочной таблицы в главе 5.3 надо выбрать несколько адресов, телефонов, ссылок Интернета, относящихся к данному региону, и броским шрифтом нанести их на плакат или слайд, который должен быть ясно виден в аудитории в течение всей лекции – либо внести на видном месте в раздаточные материалы.

Какие аргументы выдвигаем?

Слово «доказательство» имеет несколько разных значений. Одно доказательство – логическое (или математическое, что то же самое): формальный вывод, который исключает возражения и сомнения. Если доказано, что три медианы треугольника пересекаются в одной точке, то нет смысла разглядывать их под увеличительным стеклом: фактическое расхождение вызвано неточностью чертежа, и только.

Другое доказательство – юридическое: реальный факт, один из многих, который служит основанием для дальнейших выводов. Судья принимает решение, исходя из оценки и сравнения всех доказательств, представленных сторонами процесса и приобщенных к делу.

Сплошь и рядом, говоря про аборты, мы строим свои доказательства по первому способу – и очень раздражаемся, когда наши слова вообще не доходят до слушателей. Когда же мы прибегаем ко второму, дискуссия разгорается, расширяется, растекается и заканчивается характерным итогом: «Вы думаете так, а мы думаем эдак; на том и разойдемся».

Очень важно понять: ни тот, ни другой способ доказательства сам по себе здесь неприменим. Первый отвергается в принципе, потому что в данной сфере абсолютно недопустим формализм: вспомните хотя бы Раскольникова или террористов-смертников. Непригоден и второй, поскольку никому из наших слушателей, кем бы они ни были, не дана власть судьи.

Поэтому наши аргументы должны объединять преимущества обоих способов, устраняя при этом их недостатки. Подобно формальному, доказательство должно быть единым и цельным; подобно юридическому, ссылаться на реальный, наблюдаемый, общедоступный и общезначимый факт.

Это единое и цельное доказательство состоит в том, что аборт представляет собою убийство ребенка в материнском чреве.

Надо ли тогда забыть про губительное воздействие аборта на организм и психическое состояние матери, про распад семьи, про деградацию общества, про утрату нравственных ориентиров, про вымирание нашего народа, про политические интересы враждебных сил?… – Ни в коем случае нельзя об этом забывать! Но все эти факторы, сколь бы велико ни было их объективное значение, носят сопутствующий характер для нашей конкретной задачи. Словно разгонные блоки той ракеты, все они способствуют одному: пробудить душу страшной реальностью убийства ребенка.

И вот почему. Когда мы предлагаем несколько различных доказательств в обоснование нашей позиции, наши слушатели – кто инстинктивно, а кто и вполне целенаправленно – хватаются за то из них, на которое им проще всего возразить, а остальные просто игнорируют, выталкивают прочь из сознания и из рассмотрения. Так и происходит безудержное размывание «дискуссии об абортах», что слишком часто делает ее упражнением в словоблудии. Того, к сожалению, добиваются наши противники – но мы не будем доставлять им такого удовольствия.

Какой тон поддерживаем?

Всем понятно, что означает «война против малярии», «война против туберкулеза» и т.п. Однако война против абортов, столь же непримиримая, существенно отличается от них: здесь поле битвы – не распространение бацилл и вирусов, не улучшение гигиенических условий, а прежде всего душа человека. И оружие слова, которое служит нам в этой войне, может нанести поражение нам самим – если наше слово не будет свободно от ненависти к людям, от фанатизма, злобы, скандала и паники.

Сколь бы ужасна и трагична ни была реальность детоубийства, мы обязаны стимулировать и утверждать оптимизм в наших слушателях. – Здесь нет места обману, риторике или демагогии: это четкая и ясная стратегия победы.

Вспомните сказанное в самом начале о преодолении смертельной болезни, охватившей наше общество. Как только мы – сознательное большинство нации – утвердимся в прямом и очевидном намерении, не убивать своих детей, враг побежден. А пока этого не произойдет, он не отступит.

Таким образом, необходимое и достаточное условие для победы заключено в единстве нашей национальной воли. Такой вот редкий, но очевидный случай «волевого решения проблемы».

По этой причине в каждом нашем выступлении, в каждой его части и логическом блоке, едва ли не в каждом абзаце нашей речи, в каждой странице листовок, в каждом слайде презентаций, должен светиться четкий указатель на позитивные альтернативы, на «солнце в конце тоннеля», на «просвет в грозовых тучах».  Достигается это обнадеживающими фактами, положительными примерами, историческими параллелями, нравственной мотивацией, и не в последнюю очередь – внимательным отношением к своим словам и формулировкам (см. об этом ниже).

По этой же причине недопустимо нытьё, кошмары, ужасные предсказания, разного рода филиппики в адрес тех или иных врагов, фантастических и реальных. Недопустима ложь и лженаука, ахинея «из лучших побуждений», вроде телегонии, и т.п. Особенно вредны коллективные обвинения в адрес профессий и социальных групп, которые причастны к абортам или недостаточно активно с ними борются – гинекологов или медицины в целом, средней школы, средств массовой информации, чиновников, государственной власти и др. Такие выпады следует рассматривать как саботаж и по возможности пресекать, либо отвечать на них немедленными и обоснованными возражениями.

Какие слова выбираем?

Нередко замечают, что до слушателя доходит не сама речь, слова и фразы, а та реальность, которая стоит за словом и фразой, за текстом. Это верно – и в то же время не совсем верно, потому что выбор слов и форма речи может сильно, иногда радикально влиять на передачу стоящей за ней реальности. Например, две столь различные фразы, «Цепная реакция синтеза ядер гелия в точке с такими-то координатами на такой-то высоте» и «Ядерный взрыв над нашим городом», означают ровно одно и то же…

Надо видеть очень важную грань между индивидуальной противоабортной консультацией с одной стороны и выступлением перед аудиторией с другой. В первом случае выбор слов, с которыми психолог обращается к женщине на пороге рокового шага, должен быть крайне осторожным, адаптивным, щадящим и даже уклончивым, дабы не травмировать её, не подорвать шаткую возможность найти с нею общий язык и удержать от беды.

Но, как было сказано, здесь речь идет именно о публичных выступлениях. И если мы хотим, чтобы несведущая, равнодушная, а подчас и недружественная аудитория нас услышала, чтобы наши слова не ушли в песок, а коснулись сердец, они должны быть прямыми, честными и подчас жесткими.

Начнем с самой сути дела. В профессиональной среде распространен термин «прерывание беременности». Он же фигурирует в 56-й статье Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан», и к нему же как правило прибегают врачи-гинекологи, обращаясь к беременным. Не станем предъявлять требований к чужой речи, обвинять кого-либо за обманчивые, двусмысленные слова; но давайте никогда не будем употреблять их в наших беседах, лекциях, выступлениях в СМИ и в Интернете.

Слово «аборт» достаточно красноречиво говорит само за себя; но куда честнее заменять его повсюду, где возможно, на убийство ребенка. Если же кто-то выскажет недовольство и потребует вернуться к «прерыванию», тогда спросим: «Почему же тогда вы не требуете заменить в русском языке убийство на прерывание жизни? Несправедливо!…»

Сходный случай – убийственно-уклончивая фраза «оставить ребенка», то есть воздержаться от аборта и родить. Когда ко мне обращаются с такими словами, я делаю вид, что ничего не понимаю:

– Что значит оставить? Где оставить, и зачем? Ребенок должен быть с мамой, не надо его нигде оставлять!

Подобных примеров немало. Запомнился разговор американской радио-ведущей Лоры Шлессинджер в «открытом эфире»:

– Доктор Лора, помогите, у меня с моим приятелем начались проблемы…

– С каким «приятелем»? Непонятно. Вы с ним спите?

– Ну… В общем… Да…

– Деньги берете?

– ???

– Что вы удивляетесь? Такие услуги еще недавно предоставлялись только за наличные, причем с предоплатой.

В 90-х г.г. программа доктора Лоры занимала первые строчки в рейтинге радиовещательной сети по всем Соединенным Штатам. Оно и недаром.

Что такое «гражданский брак», «гражданский муж», «гражданская жена»? Брак будет гражданским, если он скреплен (гарантирован) государственным чиновником в органе ЗАГСа. Если же брака нет, то называть «гражданским браком» внебрачную половую связь – бесстыдная ложь. Об этом напоминал в свое время патриарх Алексий II: «…Становится очевидным стремление сделать все возможное для того, чтобы внушить обществу мысль об относительности всяких норм в области морали и неприемлемости категоричных суждений относительно нравственного достоинства человеческих поступков… Убийство нерожденного ребенка называется прерыванием беременности, блудное сожительство – гражданским браком».

Добавим сюда наблюдение более чем полуторатысячелетней давности: «Название пороков прямыми и подлинными их наименованиями немало способствует к отвращению от них… Я знаю много и таких, которые этим способом были образумлены» (свт. Иоанн Златоуст).

Однако выбор слов не ограничивается такими острыми нравственными коллизиями. Все наши слова, как попутный ветер, должны помогать слушателям, направлять их на верный курс.  Даже такая «мелочь», как форма местоимений, оказывает немалое влияние на аудиторию. Желательно как можно шире пользоваться местоимениями первого лица – мы, нам, наше, мы с вами и т.п. Третье лицо – они, им, их – пусть по возможности отвечает за чуждые, враждебные силы, за явления и действия, которых следует избегать и отталкивать. А на второе лицо – Вы, Вам, Вас – переключаться лишь в тех случаях, когда надо противопоставить себя кому-то из слушателей, подчеркнуть заблуждение, несходство позиций.

В подростковой аудитории следует избегать слов «дети», «мальчики» и «девочки». Обращаясь к ним «юноши», «девушки», «молодые люди», мы подчеркиваем серьезность разговора, артикулируем их взрослость и ответственность. А ведь бывает, что педагоги зовут «детьми» плечистых парней, которым завтра предстоит взять в руки автомат. Разумно ли это?…

Кстати о риторических вопросах. Выше было сказано о необходимости разнообразить свою речь – однако же, иные «украшения» служат нам не лучшую службу. «Можно ли убивать детей до рождения?… Приемлема ли внебрачная половая связь?… Зависят ли нравственные принципы от голосования в Европарламенте?…» – Если за подобными вопросами не последуют четкие и однозначные ответы, мы рискуем, что у некоторой части нашей аудитории они зафиксируются в сознании, как нерешенные.

То же самое следует сказать о риторическом ослаблении, которое снискало популярность в публицистике и официальных выступлениях. То и дело слышим и читаем: «Высказывание вызывает недоумение (а точнее, категорический протест)… Выглядит довольно странно (а точнее, гнусно)… Не вполне понятно, что это значит (а точнее, вполне понятно, что это ложь)» и т.п. Таким фигурам речи не место в нашей работе: будем сразу говорить точнее.

Что говорим о религии?

Ни у кого не вызовет удивления, что противодействие детоубийству наиболее активно в религиозной среде. Тому причиной религиозная основа нравственности. Убийство, внебрачные половые связи, распад семьи и другие пороки находят себе наиболее четкую характеристику и наиболее прямое осуждение в учении всех традиционных религиозных конфессий, и те, кто их придерживается, наиболее склонны к решительной борьбе с абортами.

Этот фактор не следует скрывать и нивелировать. Большевицкая эпоха позади, религия и религиозное мировоззрение занимает свое достойное место в жизни общества. Однако, исходя из него, надо придерживаться следующих важных принципов:

Конфессиональный нейтралитет. Отнюдь не стремясь нивелировать разницу между религиозными конфессиями, мы укрепляем их единение в деле защиты человеческой жизни и семьи, не допуская оппонентам вбивать между нами клинья по конфессиональным границам. Наиболее многочисленные религии России, православное христианство и ислам, в равной мере противостоят убийству детей и защищают святость брака, хотя конкретные формы брачной и семейной жизни у христиан и мусульман могут значительно различаться.

– Опора на общечеловеческие ценности. Этот термин (обычно в кавычках) еще недавно был предметом сарказма, когда за ним стояли русофобия и безнравственность.  Без кавычек, однако же, он несет вполне ясный и положительный смысл: осуждение убийства, гарантия целостности брака и семьи, присущи самой человеческой природе и характерны для подавляющего большинства культур и цивилизаций. В этой связи мы подчеркиваем, что искоренение детоубийства вовсе не ограничивается «религиозной моралью», и привлекаем к ней всех, вне зависимости от религиозных убеждений.

1.3 Возрастные группы слушателей

Выяснив, как было отмечено, преимущества однородной аудитории перед разнородной и случайной,  мы должны определить для себя, каким способом разделять слушателей наших лекций и бесед. Таких способов можно предложить довольно много, но самым универсальным и практичным остается разделение по возрасту.

Здесь рассматриваются четыре возрастные группы слушателей. Достаточно условно мы именуем их следующим образом: подростки, юноши и девушки, молодежь, взрослые.

К подросткам мы относим школьников приблизительно 6-х – 8-х классов; навряд ли имеет смысл артикулировать тему детоубийства в более раннем возрасте, хотя, конечно, связь между поколениями, нравственные и физические основы семейной жизни, в той или иной форме возникают в педагогическом процессе с самого раннего детства.

В этой возрастной группе надо учитывать характерный разрыв в уровне физического, эмоционального и интеллектуального развития: сплошь и рядом, девочка в 11-12 лет – уже не ребенок, а мальчик, сидящий с нею за одной партой – еще ребенок. Для нашего предмета здесь особая сложность. Разумно поступают те, кто разделяет класс на мужскую и женскую половины и проводит беседу по отдельности: при правильном подходе к делу это обозначает в детском сознании некую серьезность момента.

Юноши и девушки – это старшие школьники и учащиеся системы профессионального образования; как было отмечено, такое обращение к ним подчеркивает выход из детства, начало самостоятельного жизненного пути. На этом факте имеет смысл ставить акцент: какой в юности возьмете прицел – туда и полетит стрела вашей дальнейшей жизни…

Молодежь, т.е. студенты и их сверстники, к числу которых относятся и военнослужащие срочной службы, – это вполне взрослые люди во всем, кроме одного: реального жизненного опыта. Известная лирическая жалоба,  «Если бы молодость знала…», уже устарела: молодость все знает. Мы знаем, что они знают, и ведем разговор на равных. А вышеприведенную фразу следовало бы переписать так: «Если бы молодость испытала…»

Взрослыми, за неимением иного слова, приходится именовать всех остальных слушателей, кто попадает в нашу орбиту: вступающих в брак, молодоженов, пациенток женских консультаций и их мужей (отцов их детей?), а также наших читателей в Интернете и в прессе, и скрытую от нас аудиторию радио- и телевизионных программ.

 

2. Факты: откуда берутся дети и куда они исчезают

Значительная часть сведений, приведенных в этом разделе, большинству из нас хорошо известна. Тем не менее, полезно свести их воедино, хотя бы ради удобства работы с пособием. – Впрочем, кое-что из сказанного здесь может вызвать чьи-то вопросы, недоумения и возражения. И это тоже пойдет на пользу: надо вывести слушателя из сонной одури равнодушия, заставить его думать и спорить.

2.1. Мужчина и женщина

Взаимное притяжение

Человеческий род состоит из двух полов (откуда слово «половина»), из мужчин и женщин. Религиозное мировоззрение видит в этом мудрый замысел Творца, другие системы мышления смотрят на дело по-иному, но все сходятся в понимании того, что мужская и женская природы дополняют друг друга. Мужчине и женщине присущи разные качества и свойства, так что они способны поддержать друг друга, позаботиться в трудностях, помочь исправить ошибки на жизненном пути. – Легко привести тому многочисленные и разнообразные примеры.

А если есть взаимное дополнение между мужчиной и женщиной, значит, должна существовать и некоторая сила, которая ведет их друг ко другу. И действительно, у большинства людей, начиная с юношеского возраста, возникает сексуальное чувство. Это взаимное притяжение, интерес к противоположному полу, обычно приводит их к браку, к созданию семьи. В семье родятся дети, и тем самым продолжается человеческий род.

Семья

Нам хорошо знакомы все человеческие сообщества – страны, народы, племена ­– которые населяют нашу планету. Некоторые из них, по тем или иным не всегда понятным причинам, остановились в своем хозяйственном и общественном развитии: есть племена, незнакомые с земледелием и скотоводством, не умеющие изготовлять металлы и керамику. Если же обратиться к истории, мы увидим еще гораздо большее разнообразие условий жизни людей на Земле. – Но во все времена, во всех странах и народах, при всем разнообразии жизненных укладов и обычаев, мы не найдем такого народа или племени, где не существовала бы семья.

Брачный стандарт христианской культуры – пожизненный союз одного мужа и одной жены – соответствует устройству семьи, данному Богом первым людям. Этот стандарт был восстановлен в христианской Церкви две тысячи лет назад, и с тех пор остается в силе у тех, кто хочет быть христианином не на словах, а на деле.

Впрочем, законы и правила семейной жизни могут различаться от эпохи к эпохе, от культуры к культуре, от народа к народу. Однако нарушение этих законов и правил, утрата прочности и разрушение семьи, служит угрожающим симптомом деградации и возможной гибели общества.

Человек или скот?

Как все мы хорошо знаем, притяжение между мужским и женским полом отнюдь не составляет исключительную привилегию человека. Та же самая энергия полового инстинкта действует в собаках и кошках, лошадях и свиньях, рыбах и насекомых… Бывает даже, что этот инстинкт в негодовании называют «скотским».

Негодование совершенно неуместно. В той же мере «скотской» можно было бы назвать нашу потребность дышать, есть, пить, содержать в чистоте свое тело, укрываться от холода и дождя. Вопрос состоит в другом: каково отличие между человеком и животными в проявлении этих функций, включая сексуальное влечение?

И вопрос для многих непростой. Религиозная вера в принципе отличает человека от прочих созданий как образ и подобие Бога, однако в наше время распространяется и противоположные взгляды. Например, в августе 2005 г. из Лондона сообщили, что в тамошнем зоопарке сидят – причем вполне добровольно и даже не без удовольствия – четверо мужчин и четверо женщин. Официальный представитель зоопарка заявил при этом: «Наблюдение за людьми в непривычных условиях, среди других животных, способствует укоренению в обществе взгляда на человека как на представителя зоологического отряда приматов». Дети, правда, недоумевали: «Зачем их тут заперли?» – а взрослые, похоже, восприняли появление нового экспоната как должное.

Поучительный пример! Очевидно, за всю многовековую историю человечества людей сажают за решетку зверинца не в первый раз. В любую эпоху могли найтись самодуры и садисты среди власть имущих, готовые отмочить такую шутку со своими подданными, или сумасброды, согласные на это пойти ради выгоды или эпатажа, – и люди воспринимали тех и других соответственно. Но, по-видимому, только в XXI веке после Рождества Христова «пост-христианская» цивилизация дошла до идейно обоснованного приобщения человека к обитателям зоосада.

Надо заметить при этом, что в животном мире есть гораздо более существенные черты сходства с человеком, чем анатомия и физиология. У некоторых видов образуются устойчивые пары самцов и самок. Певчая птичка, защищая своего выпавшего из гнезда птенца, смело атакует кошку, которая способна убить ее одним ударом лапы.

Впрочем, среди животных гораздо более типична смена сексуальных партнеров в каждый сезон размножения. Бывает, что свинья пожирает своих поросят, а в царстве рыб нерасторопные мальки в огромном числе попадают на закуску к своим неразборчивым родителям. Эти и подобные соображения снова и снова ставят нас всё перед тем же вопросом: есть ли принципиальное различие в основах поведения человека и животных?

Да или нет? – Если да, если человек, в отличие от любого зверя, создан по образу и подобию Божию, то, как уроки человечности со стороны животных, так и примеры скотства со стороны людей, приобретают для нас ясный смысл, напоминая о нашей собственной ответственности перед Господом, перед нашими детьми, перед всем человечеством и всей природой.  Ну, а если нет, если разницы в принципе между людьми и животными мы не обнаружим, то и в самом деле останется только махнуть на всё рукой и отправиться в хлев, к свиньям.

2.2. От любви до брака, от брака до любви

Если это любовь…

Конечно, мы знаем, чем человек отличается от животного: любовью! Любовь, а вовсе не инстинкт, влечет друг ко другу мужчину и женщину. Любовь дает им право стать отцом и матерью. Любовь приводит их в ЗАГС, в церковь или в мечеть, чтобы узаконить отношения… Всё просто и ясно!

Красивые слова, и хорошо знакомые, но очень неточные и поэтому очень опасные. Каждому из нас наверняка приходилось слышать – а быть может, и пережить – что-нибудь в таком роде: «Он ее так любил, так любил, ну прямо смертельно! А как только родился малыш, сразу же разлюбил, уехал, и поминай как звали». Или в таком: «Они поженились по любви, прожили десять лет, а теперь она полюбила другого, по-настоящему. Развелись, судятся, делят детей и квартиру». – Из таких эпизодов в миллионном числе складывается жуткий конвейер человеческого горя. Нам предстоит его остановить.

Какова любовь!… Быть может, вы думаете, что в подобных случаях любовь была не такой, как надо: «неглубокой», «неистинной», «неполноценной», «нереализованной», «неактуальной» и т.п.? Иной раз приходится слышать подобные суждения от якобы уважаемых специалистов или авторов «душеполезных» книжек о семье и браке.

Перестаньте себя обманывать. Любовь самая настоящая, истинная и доподлинная: весь наш жизненный опыт и всё богатство нашей литературы служит тому залогом. И режут вены, и бросаются под поезд, и стреляются, льют кровь, свою и чужую, – и предают, изменяют, бросают: «Вчера полюбил… Сегодня разлюбил… Завтра полюбил другую… Что поделать, такова жизнь». – Хоровод из трупов убитых детей окружает этот «праздник любви».

Между тем выход из тупика исключительно прост и очевиден. Одним и тем же словом «любовь» в обиходном языке, в совершенно прямом смысле (помимо переносного, шуточного или гнусного смысла) называют две принципиально разные вещи.

Одна – любовь-чувство, та самая, признаниями в которой с таким усердием обмениваются молодые (и не только молодые) люди, про которую пишут романы и снимают кинофильмы, которая с неудержимой силой тянет кого в ЗАГС, кого в постель, кого на железнодорожные рельсы: её, эту любовь, точнее называют влюбленностью.

А вот другая любовь, любовь-дело, любовь-созидание, любовь-подвиг. Эта любовь – способность отдать себя, пожертвовать своими желаниями, своими чувствами, предпочтениями и намерениями, самим собою ради другого. Та же самая любовь матери к ребенку, любовь сына к больной матери, любовь солдата к Родине при нападении врага. И та же самая самоотверженная любовь между мужем и женой.

Христианин поймет, что такое любовь, посмотрев на Крест. Как Бог отдал за нас Свою жизнь, так же и муж с женой в браке отдают свои жизни друг другу и детям.

Вот теперь вернемся к эпизодам в начале главы и посмотрим на них трезвым взглядом, называя вещи своими именами. Если он был так в нее влюблен, хоть бы даже и «смертельно», то разве это причина для внебрачной связи, и разве удивителен исход дела? И если её, жену своего мужа и мать своих детей, угораздило в кого-то влюбиться, хоть бы даже и «по-настоящему», то разве это причина разбивать жизнь себе и близким?…

Не надо думать, однако, что во влюбленности по природе есть что-то злое и вредное. Влюбленность очень хороша и нужна людям: она ведет их к браку. Но она настолько же отличается от любви, насколько яблоневый цвет отличается от собранных плодов. Без любви век ее короток: очень скоро она опадает, умирает, исчезает без следа, оставляя за собой сердечную тоску, горе, слезы, злобу, разрушенный дом – и убитых детей. Бывает и такое, о чем Митя Карамазов в отчаянии говорил брату Алеше: «Влюбиться не значит любить. Влюбиться можно и ненавидя»…

Влюбленность – это чувство. Любовь же – подвиг свободной воли.

Если это брак…

Здесь кое-кто может возразить, особенно из молодежи. Дескать, если любовь  – это жертва и самоотвержение, но где же тут радость и счастье взаимного обладания?… Но возразит лишь тот, кто сам незнаком со счастьем. А счастливых супругов не надо учить: счастье супружеской жизни основано не на «обладании», а на самоотдаче. В том числе и счастье интимной близости.

Для того, чтобы брак был крепче, счастливее и радостнее, чтобы он рождал новую жизнь, чтобы его не разрушили никакие напасти и скорби, супругам дана драгоценная способность к телесному соединению. И когда муж и жена без остатка отдают себя друг другу на супружеском ложе, их любовь – как чувство, так и дело – воплощается, растет, углубляется и ширится; в любви, посредством любви и благодаря любви, они получают чудесные благодатные плоды.

Эта книжка не может служить пособием по интимной жизни; достаточно отметить, что те, кто не понимают сказанного в двух предыдущих абзацах, подвергают свой брак (а значит, и самих себя, и своих детей) большой опасности. Потрудитесь понять.

Другое недоразумение связано со скреплением брака, гражданским и религиозным. Зачем оно? – Затем, что брачные отношения вообще, и бракосочетание в частности, неизменно относятся к сфере закона.

Законы в человеческом обществе бывают земные (гражданские, государственные) и небесные (религиозные, церковные). В разные времена и в разных культурах  граница между ними то размывалась или вовсе исчезала, то устанавливалась и укреплялась; по-разному выстраивалось и взаимодействие между теми и другими. Соответственно менялись и обычаи бракосочетания. Бывало, браки заключались гражданским юридическим актом, бывало – церковным обрядом. В сегодняшней России церковное бракосочетание следует после гражданского.

При этом надо ясно понимать: хотя брак регистрируется дважды, гражданским актом в загсе и венчанием в церкви, брак все равно один. Нет двух разных браков; есть двоякое скрепление одного и того же брака по земному и небесному закону, поскольку брак связан с обеими сторонами жизни, земной и небесной.

И общество (государство), и Церковь, и, главное, муж с женой, имеют прямой интерес в том, чтобы брак был подлинным, здоровым и нерушимым. В таком и только в таком браке исчезает почва для страшной болезни аборта.

Если это кража…

Половая близость необходима, радостна и благословенна, когда мужчина и женщина отдали себя друг другу, полностью и навсегда – вступили в брак. Но люди, к сожалению, злоупотребляют ею, пытаются присвоить то, что им не принадлежит, и от этого неисчислимые несчастья.

Возьмите пример: пусть у вас есть автомобиль. Если он ваш – прекрасно, он принесет вам радость и пользу. А если вы его угнали – в точности такой же автомобиль, только не ваш, а краденый – от него одно зло, вы понесете наказание по заслугам. Половая близость без брака – краденая.

Знакомы нам голоса про «необходимость пробного брака», «сексуальную несовместимость» и т.п. Эти лозунги слышны от людей, ничего в деле не смыслящих: в лучшем случае они приводят «медицинские данные» столетней давности, когда соответствующая область науки была в зачаточном состоянии.  Сегодня же любой специалист подтвердит: плодотворность интимных отношений мужа и жены определяется их поведением – которое в первую очередь зависит от их доброй воли, от их взаимной заботы и внимания, от дела их любви.

Как ни грустно, многие нормальные юноши и девушки, мужчины и женщины, по странному недоразумению видят в браке «оформление отношений», некий довесок к постели приличия ради. А на деле-то ровно наоборот: интимная связь служит браку, служит ему материальным источником энергии, источником тепла. И этот очевидный факт надо очень ясно и глубоко прочувствовать.

Есть ли разница, что ради чего существует: печка ради дома или дом ради печки? – Известна сказка про глупого мужика, который из упрямства сжег у себя в печи все хозяйственные постройки, а затем и саму избу, и остался ни с чем на жгучем морозе. Довольно точная аналогия с теми, кто жжет свое счастье в костре сексуальных амбиций и блуда.

Никакой «пробный брак» в принципе невозможен: если он пробный, значит, не брак, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Интимная близость, вырванная, выкраденная из брака, где она только и должна существовать, несет в себе то же зло, что и всякое воровство, – но в тысячекратном размере. Она становится средством разрушения брака, нынешнего или будущего, и ведет к гибели. К гибели тех, кто в ней участвует, и тех, кто должен в результате появиться на свет.

2.3. Человек родился в мир

Что такое жизнь?

Живая природа, начиная с нашего собственного тела и до необъятного многообразия флоры и фауны, знакома нам едва ли не лучше всех остальных граней материального мира, вместе взятых. Но вот что удивительно, по крайней мере на первый взгляд: если такие области знания и культуры, как математика, механика, грамматика, философия, литература, поэзия, музыка и др., сквозь века и даже тысячелетия хранят свои достижения, и сегодня мы снова и снова возвращаемся к ним, то про биологию – в той её части, где выясняется, что такое жизнь – этого никак не скажешь. Материал на данную тему из энциклопедии всего лишь столетней давности представляет собою набор общих фраз или ошибочных суждений.

Однако – что тоже может кое-кому показаться удивительным – еще задолго до твердой опоры в опытном знании, мудрость религиозного мировоззрения  безошибочно воспринимала жизнь как совершенно особую часть сотворенного мира, никак не сводимую, словно механизм, к совокупности составных элементов. Тем более – человеческую жизнь, несравнимую ни с чем иным на Земле.

Как же разрешила наука ХХ столетия загадку жизни? – Здесь мы можем сказать об этом лишь очень коротко, выделив главные факты и оставив в стороне множество ответвлений, по которым продолжается безостановочный марш научного познания.

Отличительное свойство любой жизни – это синтез белка на рибосомах, микроскопических тельцах, похожих на станки с программным управлением: здесь изготовляются белковые молекулы, из которых состоит живой организм. Таким образом, здесь не действует сравнение с  механической конструкцией или химической лабораторией, как пытались представить живой организм ученые-материалисты. Верная аналогия – с грандиозной фабрикой, где на миллионах станков беспрестанно изготовляются тысячи различных деталей, нужных для существования и развития самой фабрики.

Надо заметить для точности, что это определение исключает вирусы из числа живых существ: у вирусов нет рибосом, и для синтеза белков они «пользуются услугами» клеток живых организмов, на которых паразитируют.  Но такая «дискриминация» вирусов имеет под собою разумные основания; мы точно так же исключаем типографский брак из содержания книги или фальшивую ноту – из музыкальной мелодии.

Итак, если жизнь – это изготовление составляющих живой организм молекул белка на рибосомах, «станках с программным управлением», то откуда же  берутся программы?

На этот вопрос тоже ответила наука: программы изготовления белков – это генетический код, представленный гигантскими молекулами дезоксирибонуклеиновой кислоты (или сокращенно, ДНК). Каждый ген – это программа изготовления одной детали, то есть участок молекулы ДНК, несущий информацию о строении одной белковой молекулы. У большинства живых организмов, в том числе и у человека, ДНК находится в клеточном ядре, в структурах, называемых хромосомами.

Каждая клетка в теле человека (почти каждая) имеет 46 хромосом, где хранится генетический код, абсолютно одинаковый для всех клеток данного организма, но различный у разных людей. И к тому же хранится в двух экземплярах: набор хромосом разделяется на 23 пары, и в каждой паре одна хромосома унаследована от отца, а другая от матери. Так реализуется наследственность.

Эти замечательные научные открытия XX века долго были под запретом в нашей стране. Вплоть до смерти Сталина генетику объявляли у нас «враждебной лженаукой», а ученых-биологов лишали работы, обвиняли в государственных преступлениях и бросали в концлагеря. Почему? – Как ни удивительно, из-за прямоты идейных вождей: если существует генетический код, программа жизни, то – с полным основанием рассуждали они – должен существовать и Создатель программы.  А этого они допустить не могли.

Когда начинается жизнь?

…Зачем нужны такие мудрёные сведения из биологии в нашем пособии по профилактике абортов? Причина ясна: только поняв, что такое жизнь, можно определить, когда именно начинается жизнь человека.

Для этого осталось выяснить, в какой момент возникает набор хромосом, содержащих генетический код человека. Вспомним сказанное про клетки нашего тела: они имеют 23 пары хромосом, почти все – но не все. Исключение составляют особые клетки – гаметы: в них по 23 одиночные хромосомы, в которых скомбинирована ДНК двух парных хромосом, отцовской и материнской.

Гаметам уготована особая судьба. Образуются и хранятся они в половых железах мужчины и женщины (почему и называются еще половыми клетками). При половом акте встречаются две гаметы, мужская и женская; они соединяются одна с другой и происходит оплодотворение. Возникает зигота – новая клетка с полным набором хромосом: половина от отца, половина от матери. Возникает новый, неповторимый генетический код, программа жизни нового организма. – Начинается синтез белков по новой программе; зигота делится, появляются новые клетки, ребенок растет…

Подчеркнем: о возникновении новой жизни в результате оплодотворения, что сегодня рассказано в популярных брошюрах и школьных учебниках, до недавнего времени никто не знал и знать не мог. Что именно происходит при половом акте, почему после него в теле матери начинает расти ребенок, – суждения об этом были весьма туманными и зачастую грубо ошибочными.  Так, например, в защиту «права на аборт» приводили такой довод:

– Нет смысла сожалеть об одном погибшем ребенке, если при выходе мужской спермы гибнут миллионы крошечных детей!

«Крошечным ребенком» называли каждый сперматозоид, мужскую половую клетку: греческое слово «сперма» означает «семя» в обычном смысле, как у растений, и тогда казалось, что лишь одно такое семя «прорастает» в теле матери, а остальные гибнут… Но мы теперь знаем, что половые клетки-гаметы – это не семена, и «прорасти» сами по себе они не могут: каждая гамета в отдельности несет лишь половинный набор хромосом, половину генетического кода.  Только слияние двух гамет, мужской и женской, дает начало жизни настоящего крошечного ребенка в теле матери.

Остается еще один глубокий вопрос, уже не биологический, а философский или религиозный. Наука с полной ясностью описывает начало жизни человеческого тела, но о жизни души, о ее возникновении, она ничего сказать не может…

Если занять материалистическую позицию, то вопрос решается очень просто: души либо не существует вовсе, либо душой именуется какая-либо совокупность функций тела человека. В таком случае всё то, что сказано о начале жизни при оплодотворении, относится к личности человека в целом, и любые сомнения отпадают полностью.

Сложнее обстоит дело с религиозными взглядами. Разные конфессии содержат различные и далеко не простые учения о личности, о связи между душой и телом: здесь мы не имеем возможности их рассматривать. Отметим лишь, что христианство рассматривает личность как единство души и тела: оно прерывается смертью и восстанавливается в будущей жизни. Жизнь тела, лишенного души, невозможна. И хотя мы не можем знать, как именно возникает душа нового человека, еще в VI веке Церковь соборным решением определила одновременность возникновения души и тела.

Тем самым, христианство также видит в моменте оплодотворения начало целостной личности человека. К такому же выводу приходит и ислам.

2.4. Не убивай!

Как сказано выше, лишь научные открытия XX века прояснили возникновение жизни человека в момент оплодотворения.  И, как это очень часто бывает, развитие подлинной науки закрепляет и углубляет те знания, которыми люди обладали с древности. Так произошло и с пониманием начала человеческой жизни – и, соответственно, убийства детей.

В истории большинства культур жизнь человека имеет высшую ценность, а убийство представляет собою тягчайшее преступление. Иногда на этом основании призывают к «непротивлению злу», к пацифизму, и обвиняют верующих людей в лицемерии за участие в вооруженной борьбе. Такие призывы и обвинения основаны либо на грубом невежестве, либо на злом умысле. Убийство и война – совершенно разные явления, хоть и схожие с виду (так же, например, как поножовщина и хирургическая операция). Убедиться в этом проще всего, читая подряд ветхозаветную Книгу Исхода (гл. 20 и далее): Бог дает Моисею Десять Заповедей и затем продолжает Свою речь, вслед за запретом на убийство требуя вести войну и применять смертную казнь за целый ряд преступлений.

Есть ряд поучительных исторических примеров столкновения с цивилизациями, где взгляды на человеческую жизнь были иными. Пунические войны (III-II века до Р.Х.) между Римом и Карфагеном отличались длительностью и упорством, и закончились полным уничтожением Карфагена и его культуры, истреблением жителей и разрушением города – хотя большинство покоренных Римом народов продолжали жить и даже процветать под его властью. Почему? – Потому что Карфаген, как и Финикия, колонией которой он некогда был, практиковал массовые человеческие жертвоприношения, а в особенности – жертвоприношения детей.

В недавнее время история повторилась. Колонизаторы-европейцы, начиная с XVI-XVII в.в., жадно делили между собой земной шар. Дележ сопровождался кровопролитием, насилием, притеснениями местного населения. Но позже, избавившись от непрошеных гостей, едва ли не все колониальные народы на разных континентах в той или иной степени восстановили своё исконное культурное наследие.  За одним зияющим исключением: цивилизация Южной Америки исчезла, как не бывало. Испанцы уничтожили её столь же непреклонно и последовательно, как некогда римляне уничтожили Карфаген. Почему? – Ровно по той же причине. Достоверные описания массовых ритуальных убийств у ацтеков леденят кровь даже сегодня.

Воинственные, беспощадные завоеватели, для которых смерть на поле боя и казнь за преступление были повседневной реальностью, не могли мириться с убийством детей даже под столь «благовидным» предлогом, как служение местным идолам; в итоге народы-убийцы стерты с лица земли.  – Сегодня «благовидные предлоги» по существу те же, только идолов выбирают из другого ряда; и логика событий та же самая…

Убийство ребенка в материнской утробе воспрещается врачебной клятвой Гиппократа (IV в. до Р.Х.) Памятником рубежа нашей эры служат строки Овидия («Элегии», 2-я книга):

«Мать, что в утробе зародыша жизнь погасила,

Тогда же должна бы погибнуть мучительной смертью.

Только затем, чтоб избегнуть рубцов некрасивых

Ты ополчаешься в бой на такое ужасное дело.

Острым оружьем своё же ты тело терзаешь,

Яд смертоносный младенцу даёшь до рожденья.

Не умерщвляет и львица детёнышей малых,

Жаль их тигрице свирепой, живущей в ущельи.

Кроткие ж девушки делают это, но кара

Их настигает, и часто, плод погубив свой,

Гибнут и сами мучительной длительной смертью».

Христианская Церковь с самого начала противопоставляет заботу о жизни ребенка языческим обычаям. «Христиане… вступают в брак, как и все, рождают детей, только не бросают их», – пишет автор «Письма к Диогнету» (II век). Ряд древних церковных установлений – Каноническое послание свт. Василия Великого к Амфилохию (IV век), Правила Шестого Вселенского собора (VII век) – безусловно ставят знак равенства между абортом и любым другим убийством.

Коран («Аль-Исра», 31) говорит о том же:

«Не убивайте детей своих из страха перед бедностью:

[Аллах] пошлет пропитание и им, и вам.

Воистину, убийство – это великое преступление».

Гражданское законодательство европейских стран следовало такому же принципу. Даже в XIX веке во Франции, согласно Кодексу Наполеона, наказанием за аборт была смертная казнь.

2.5. Кровавый идол XX века

Как это произошло?

В судьбе нерожденных детей, словно в капле воды, отражается исполинская трагедия XX века, и незаметные капли их крови вливаются в кровавое море этого «самого прогрессивного» столетия человеческой истории.

Увы, нашей стране принадлежит здесь печальное первенство: вскоре после большевицкой революции новая власть узаконила убийство детей. 18 ноября 1920 года Народный Комиссариат здравоохранения и Народный Комиссариат юстиции издали постановление «Об охране здоровья женщины», где провозглашались бесплатность и свобода абортов. Воистину, сатанинская насмешка как над здоровьем, так и над юстицией…

Кровавый конвейер пришел в ход. Страны, которые еще недавно именовались христианскими, и где еще недавно жизнь ребенка была под защитой закона, одна за другой в той или иной форме легализуют убийство детей. Однако законодательство страны всего лишь отражает волю её жителей…

Показательна история легализации абортов в США, в стране, которая пытается претендоовать на ведущее положение в семье народов. Произошло это в 1973 году в результате судебного иска некоей Джейн Роу, которая добивалась возможности сделать аборт вопреки законам её штата. Иск был удовлетворен решением Верховного Суда, что, в силу американской юридической системы, аннулирует принятые ранее законы о защите нерожденного ребенка. – Юридические пути обхода или отмены этого решения известны, но законодатели молчали. И молчат до сих пор.

Как выяснилось впоследствии, эпохальный иск был липой. Норма МакКорви – таково настоящее имя истицы – рассказала, что лгала перед судом: она забеременела вовсе не в результате насилия.  Раcсказала она и о том, что аборта она так и не сделала, и о своем последующем покаянии, обращении ко Христу, и о горячем стремлении загладить тот страшный вред, который причинило Америке судебное дело с ее участием.

Как же это произошло? – Ответ дает доктор Бернард Натансон, основоположник и стратег движения за свободный аборт в США, изобретатель популярных лозунгов о «свободном выборе» и о «праве женщины распоряжаться собственным телом»:

«Помню, как мы сами смеялись над этими лозунгами. Надо было выдумать что-нибудь глупое и броское, на что бы клюнула публика… Понимая, что общественное мнение на самом деле против нас, мы просто выдумывали результаты опросов.  Мы объявили, что 60% американцев поддерживают аборт по первому требованию… Смертность в результате нелегального аборта составляла тогда от 200 до 250 случаев в год, а мы упорно настаивали на цифре в 10 тысяч случаев.  Эта ложь врезалась в сознание американцев, и в результате законодательство об абортах было взломано».

Выправить сдвиг

Роковой и трагический сдвиг произошел в сознании людей, граждан тех государств, где убийство ребенка из тяжкого преступления превратилось в «законное право». Связанные с ним единой цепью зла, входят в норму внебрачные половые связи, «пробные браки», половые извращения, нарастает лавина разводов, – и вот уже гибнет семья как таковая. Нам предстоит выправить эти сдвиги среди наших сограждан, избавить нацию от гибели и послужить добрым примером для народов Земли. Ведь человек остается человеком, образом и подобием Творца: как свидетельствует многовековый опыт, зло не всесильно и перекрыть путь добру невозможно.

…Мужчина обращается к врачу:

– Доктор, моя жена беременна. У нас уже есть трое детей, мы опасаемся, что четвертого не потянем. Прошу Вас сделать необходимую операцию…

– Операция эта непростая и рискованная, – говорит врач, не сморгнув глазом, – она причиняет здоровью матери большой вред. Если вы не хотите иметь четверых детей, можно сделать гораздо проще: пускай жена рожает, а я убью кого-нибудь из ваших троих.  Это останется между нами…

В ужасе выскочил мужчина из кабинета врача и помчался домой. Отрезвление принесли ему жуткие в своей правде слова врача: одной секунды хватило, чтобы выправить сдвиг в сознании. – Такое отрезвление каждый день приходит к тысячам отцов и матерей, юношей и девушек, и наша обязанность – чтобы оно охватило весь наш народ.

Начав вторжение с нашей многострадальной Родины, кровавый идол собрал здесь едва ли не самый обильный урожай. Наши «геополитические партнеры» с изрядным злорадством строили прогнозные кривые вымирания России за счет огромного количества абортов. Отечественные социологи тоже не обнаруживали заметного оптимизма: против бесспорных фактов не пойдешь… 

Но против фактов смерти пошла сама жизнь. Были приняты различные законодательные меры по ограничению абортов (в частности, запрещена их реклама), а также по финансовой поддержке семей с детьми («материнский капитал»). За 30 лет число абортов сократилось вчетверо, и в 2007 году, впервые за полвека, число рождений в России превысило число убитых детей. В результате убыль населения нашей страны прекратилась – к нашей радости и к огорчению заморских «партнеров». Но это лишь начало пути, лишь первая ласточка. Принесет ли она весну? – зависит от нас…

Не надо думать, что самими по себе законодательными мерами можно регулировать число родившихся или убитых детей. Все эти меры служат лишь отражением воли к отрезвлению, к выправлению сдвига совести.

Отрезвление пришло и к доктору Бернарду Натансону, которого мы цитировали выше. Натансон лично выполнил около пяти тысяч абортов, и еще в два раза больше было сделано под его надзором в клинике.  Но в нем властно заговорила совесть, когда на экране ультразвукового аппарата он впервые увидел ребенка, которого убивают в материнском чреве.

Натансон выпустил два документальных фильма, «Безмолвный крик» и «Затмение разума», куда входят такие кадры. Он написал несколько книг и до конца жизни отдавал все силы борьбе за жизнь нерожденных детей, против кровавого идола «права на аборт». Незадолго до смерти Бернард Натансон принял крещение.

Каждый год, 22 января, в годовщину позорного решения Верховного Суда о легализации детоубийства, несмотря на непривычный здесь мороз, по улицам федеральной столицы проходит «Марш за Жизнь»: сотни тысяч людей съезжаются сюда, чтобы пробудить североамериканскую нацию от кровавого кошмара. В нем традиционно участвуют представители религиозных конфессий, которые поддерживают эту борьбу: к сожалению, это далеко не все конфессии Соединенных Штатов… Участвуют и православные верующие, в том числе и священники, и даже архиереи.

…Каждый год, несколькими днями ранее, 11 января, (29 декабря по церковному календарю), через четыре дня после Рождества Христова, Церковь отмечает память «всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже» (Мф. 2:16): они были убиты по приказу царя Ирода Великого в тщетной попытке уничтожить родившегося Мессию, о чем рассказали ему пришедшие с Востока волхвы. Этот день, по установившемуся обычаю, стал днем памяти и скорби о детях, убитых своими родителями в материнском чреве, принесенных в жертву кровавому идолу. Днем молитвы и мобилизации сил для борьбы и победы.

 

 

3. Проблемы: прямые ответы на непростые вопросы

В главах этого раздела собраны и распределены по темам разнообразные  вопросы, которые возникают у наших слушателей и собеседников. Общие соображения в этой связи приведены в главе 1.1 («Что говорят нам?»); здесь же мы рассмотрим конкретные вопросы, дополняющие и распространяющие материал предыдущего раздела.

Некоторые вопросы происходят от невнимания и легкомыслия, другие заслуживают серьезного и доходчивого разъяснения, третьи явно направлены на провокацию конфликта, а есть и такие, что затрагивают очень важные и обширные области, которым посвящены отдельные работы, прежде всего по индивидуальному противоабортному консультированию и терапии постабортного синдрома. – Очевидно, что объём пособия не позволяет охватить все возможные вопросы, которые нам могут задать: остается лишь повторить настоятельный совет не смущаться каверзными вопросами, но по возможности отложить ответ, обещав вернуться к нему впоследствии. И исполнить свое обещание.

3.1. Биология и физиология

Как можно называть «человеком» одну-единственную оплодо­тво­ренную яйцеклетку? – Это явный абсурд. В это никто не поверит.

В самом деле, поверить довольно трудно, и в прошлые века одни верили, другие не верили, третьи сомневались… Но в наш век на смену вере – а лучше сказать, ей на помощь – пришло знание, и сегодня мы знаем, что жизнь человека начинается с оплодотворенной яйцеклетки-зиготы. Об этом рассказано в главе 2.3, «Человек родился в мир», а еще гораздо лучше – в школьном учебнике биологии.

Да, зигота совсем не похожа на человека с виду. Но, как мы прекрасно понимаем, жизнь человека определяется не видом, а его генетическим кодом, программой, которая создается в момент зачатия. Вот как об этом предельно кратко свидетельствует справка, выданная кафедрой эмбриологии Москов­ского Государственного Унивеситета:

«Жизнь человека как биологического индивидуума начинается с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток и образования единого ядра, содержащего неповторимый генетический материал».

А дальше два пути: один – позволить человеку обрести свой привычный вид, полностью определенный этим генети­ческим материалом, другой – уничтожить его…

Зародыш – это еще далеко не человек. Согласен, что когда он становится человеком, убивать его нельзя: и у нас аборты на поздних сроках запрещены. Но, развиваясь в материнском организме, зародыш проходит фазы рыбы, лягушки, ящерицы и т.д. Я хорошо помню рисунки из нашего школьного учебника…

Вас надо поздравить с хорошей памятью – но от некоторых воспоминаний пора избавляться. В том числе, к сожалению, и школьных.

Рисунки, о которых Вы говорите – это печально известная фальсификация Эрнста Геккеля. Он пытался доказать «открытый» им закон, а точнее, предположение, что внутриутробное развитие организма повторяет гипотетические фазы эволюции животного мира.

Закон этот давным-давно «закрыт», предположение опровергнуто, причем независимо от взглядов на эволюцию: сделано это за счет совершенствования микроскопов и других методов наблюдения. Оказалось, что рисунки Геккеля на страницах бессчетных учебников и популярных книг, мягко выражаясь, не соответствуют фактам. Внутриутробное развитие организмов каждого вида имеет свои особенности, согласные с его генетическим кодом.

Добросовестно ли ошибался Геккель, не имея современных приборов, или же стремился выдать желаемое за действительное? Это ведомо только Богу. Нам с вами судить его ни к чему, а выводы о развитии научного знания сделать полезно.

Почему вместе с абортами требуют запретить некоторые противозачаточные медицинские средства?

Потому что эти «некоторые» средства – не противозачаточные, а убийственные.  Следовательно, и не медицинские, а преступные.

 «Противозачаточный» означает «не допускающий зачатия». Однако вещества, о которых идет речь, действуют на оплодотворенную яйцеклетку после зачатия и вызывают ее гибель.

Средства для вытравливания плода были известны людям во все времена – впрочем, так же точно, как и обычные яды. Первые применялись к нерожденным детям, вторые – ко все остальным: вот и вся разница.

Особенности сегодняшнего дня таковы: миллиардные барыши, извлекаемые из производства и сбыта таблеток-убийц, и неисчислимые страдания женщин, клюнувших на приманку «противозачаточных средств» и расплатившихся раковыми опухолями и бесплодием.

3.2. История и право

В античном мире – в Древней Греции, в Древнем Риме – аборты на были под запретом.

Да, это правда. Ну и что? В античном мире было много полезного и интересного, но и много такого, о чем не любят говорить его апологеты. Скажем, гладиаторские бои. Почитайте Светония или Плутарха.

Тот или иной обычай имеет основания не в его древности, а в его соответствии нравственным принципам. Откуда берутся сами принципы, как они сохраняются или меняются – вопрос очень интересный и глубокий, но в любом случае убийство с ними не согласуется. В античную эпоху этот факт игнорировали и убивали детей как до рождения, так и после. В Спарте, к примеру, каждый ребенок проходил «медосмотр», и если старейшины не были удовлетворены результатом, его бросали в пропасть.

А теперь вспомните разговор с врачом в главе 2.5 («Выправить сдвиг»).

Зародыш, плод – это часть тела женщины! Кроме нее самой, никто не имеет права распоряжаться её телом, запрещать или разрешать медицинские операции.

Да, плод – зачатый и растущий младенец – находится внутри тела женщины. Но это вовсе не дает ей права убивать его.

Законодательство многих стран защищает права владельцев недвижимости: «Мой дом – моя крепость». Если владелец снесет сарай, срубит дерево или выкопает пруд – это его дело. Но если он убьет прохожего на своей территории, или хотя бы причинит вред его здоровью, то будет отвечать перед законом. А тут не прохожий, а сын или дочь…

Продолжаем цитировать справку из МГУ:

«На всем протяжении внутриутробного развития новый человеческий организм не может считаться частью тела матери. Его нельзя уподобить органу или части органа материнского организма. Поэтому очевидно, что аборт на любом сроке беременности является намеренным прекращением жизни человека как биологического индивидуума».

В общем-то, все понимают, что аборты нежелательны, и лучше бы их не было. Но запретительные меры бесполезны, всегда найдется способ обойти их. Запреты приносят только вред: аборты выполняют нелегально, шарлатаны наживаются, женщины страдают…

Превосходный пример демагогии, прямо для учебника. «Демагог» означает «вождь народа»; так в Древней Греции называли проходимцев, которые дурачили народ ядовитой кашей из лжи и полуправды – и в результате навлекали на него страшные бедствия, а сами выходили сухими из воды.

Посмотрим на эту кашу. Да, найдется способ нарушить закон; да, будут нелегальные аборты, барыши жадных шарлатанов, страдания несчастных женщин. И что же из этого следует? Отказаться от законов – или неукоснительно выполнять их?

Если у вас остаются сомнения, обдумайте любой из огромного множеством окружающих нас запретов:

– запрет бросать мусор в общественных местах;

– запрет сливать отходы в реки и озера;

– запрет ездить на красный свет;

– запрет брать и давать взятки;

– запрет на торговлю наркотиками,

– запрет на убийство…

Откуда лживая мысль, что запретительные меры бесполезны? Не от тех ли самых субъектов, кто нарушает их и дрожит перед возмездием закона?…

Но в случае запрета на детоубийство это даже не самое главное! Мы обязаны соблюдать правила дорожного движения или торговли наркотическими веществами, но сами по себе эти правила, принятые законодателями, не несут в себе никакой нравственной ценности. Какие появятся новые дорожные знаки, или какие вещества будут изъяты из свободного оборота, никак не касаются совести человека, его жизненной позиции: мы подчиняемся принятым требованиям ради общего блага, и только.

Иное дело убийство детей в материнском чреве! Любые законодательные или административные меры, любые действия властей или общественности, любые публикации в СМИ, касающиеся этого предмета, затрагивают напрямую каждого из нас, служат к прояснению обманутого рассудка и пробуждению дремлющей совести.

Вы говорите о нравственности, осуждаете аборты на основании «нравственных принципов»… Но у вас одни принципы, а у нас другие. Поэтому не навязывайте нам своих принципов, мы их не будем признавать!

Мы живем в свободной стране, и требовать от Вас признания нравственных принципов невозможно. Но требовать поведения в согласии с теми или иными принципами – очень даже возможно, что и происходит в любом обществе посредством закона.

Законы общества переменчивы, но они в той или иной мере проявляют неизменные законы бытия. И защита жизни, запрет убийства – одно из таких проявлений. Бывает, что его отменяют или заменяют чем-то другим (из недавних примеров – нацисты в Германии, коммунисты в Камбодже, террористы с Ближнего Востока), но ничем хорошим это не кончается.

Чем ближе жизнь общества к норме, чем дальше она от патологии и уродства, тем вернее проявляются законы бытия в законах общества. Наш народ постепенно, хотя и довольно медленно, возвращается к норме, выздоравливает после тяжелой болезни, – поэтому законы в нашей стране меняются, уточняются, совершенствуются. Удивляться здесь нечему.

Закон всемирного тяготения достаточно точно предсказывает падение предмета на землю с той или иной высоты. Вас никто не обязывает признавать этот закон; однако, если Вы прыгнете с девятого этажа на асфальт, результат не будет зависеть от Вашего признания или непризнания закона.

В случае с убийством ребенка разница лишь в том, что промежуток времени между поступком и результатом может быть различным, иногда весьма продолжительным. 

3.3. Медицинские осложнения

Вы совершили ошибку, упустили самое главное! Аборт бывает необходим для сохранения жизни матери. Подумайте о матерях, обреченных на смерть, если аборт запретить.

Ничего подобного, никакой ошибки нет, и предмет этот не был упомянут выше именно потому, что он уводит мысль в сторону от главной темы.

Подобные заявления о «необходимости» абортов нередки; они исходят либо от неопытных граждан, либо от опытных демагогов. Первое чаще, второе гнуснее.

Любая запретительная мера в правовом поле может сопровождаться дополнительными положениями, трактующими чрезвычайные условия и обстоятельства, влияющие на её применимость. Чаще всего упомянутые положения базируются на нормах обычного права, либо на общей части соответствующих кодексов; бывает, впрочем, что им посвящаются особые законодательные статьи. – При этом всякая попытка вытеснить рассмотрение самой запретительной меры, заменить существо дела чрезвычайными казусами, составляет либо глупость, либо демагогию.

Вот несколько простых примеров:

1) Имеется запрет на купание в некоем месте в силу опасности для жизни купающихся. Попытка возражения: «Подумайте об утопающем, который в этом месте зовет на помощь».

2) Имеется запрет влезать на опоры высоковольтных линий электропередачи. Попытка возражения: «Подумайте о человеке, за которым гонится стая бродячих собак».

3) Имеется запрет выходить на проезжую часть скоростной магистрали. Попытка возражения: «Подумайте о пострадавшем в ДТП, которому надо оказать медицинскую помощь».

Патологии беременности, влекущие за собой смерть матери (например, внематочная беременность) представляют собою чрезвычайные условия и трактуются врачами как таковые. В какой форме и в каком составе они должны быть оговорены – дело законодателей, юристов и медиков, однако в любом случае медицинская необходимость аборта не имеет ничего общего с «правом» на убийство ребенка.

А если стало известно, что родится урод?

Смотря кого Вы называете «уродом». Если ребенок в силу врожденных дефектов обречен на скорую смерть, то почему Вы хотите его убить? Если же он способен жить, то… – Вот реальный пример.

Мать одаренного, талантливого юноши, который всегда учился на «отлично», встречает соседку, чей сын в результате врожденного порока не смог закончить школу и остался инвалидом на всю жизнь:

– Смотрю на тебя и горько-горько плачу… Вижу, как твой мальчик каждое утро идет за молоком для сестры, а мой сидит день и ночь с компьютером, нога на ногу, и говорит мечтательно: «Мама, когда же ты, наконец, сдохнешь, чтобы я мог продать квартиру…»

Кто же из них двоих урод?

Добавим, что «стало известно» сплошь и рядом написано вилами на воде. К сожалению, некоторые врачи склонны преувеличивать риск дефектов внутриутробного развития и тем самым толкать женщин к аборту. Между тем эту опасность можно исключить или свести к минимуму за счет нормального образа жизни, медицинского сопровождения беременности и выполнения указаний врача.

3.4. Реалии современности

Почему всё время говорят о женщине? Ни одна женщина не пойдет на аборт, если мужчина станет ей поперек дороги…

Точнее не скажешь! – И говорим мы, бесспорно, о мужчине и женщине вместе, как то ясно видно на рисунке, которым открывается это пособие.

Однако, чтобы мужчина – отец – стал поперек дороги безумному, непоправимому поступку, не уклонился от ответственности за будущее матери и ребенка, необходимы два очевидных условия:

– этот мужчина должен быть мужем, а не партнером или сожителем,

– и этот брак должен быть здоровым, а не умирающим или формальным.

Когда такие условия станут нормой для нашей жизни, тогда не будут гибнуть миллионами дети, и не будет в результате ни бессчетных личных трагедий, ни вымирания нашего народа… Именно по этой причине в данное пособие пришлось включить главы 2.1 и 2.2 о взаимоотношениях полов, о браке и любви, которые, казалось бы, не имеют отношения к аборту – но на самом деле имеют к нему прямое отношение.

На этом фронте надо вести войну против кровавого идола и победить его.

Почему же к борьбе против абортов не подключают широкую пропаганду противозачаточных средств? Раздавали бы презер­вативы в школах, в вузах, в общественном транспорте, учили бы ими пользоваться, меньше было бы абортов…

Больше было бы абортов. Почему – объяснено в ответе не предыдущий вопрос. Кондомания – так прозвали за рубежом судорожные попытки протолкнуть резиновые изделия где только можно – служит средством пропаганды внебрачных половых связей, а следовательно развала и гибели семьи, а следовательно утраты человеческого достоинства и превращения человека в скотину, истребляющую своих детей.

Иными словами, это значило бы заливать огонь керосином.

Но ведь аборты достаточно часто делают и замужие женщины…  Нормальным семьям надо ограничивать рождаемость без абор­тов. Или мы должны заботиться о воспроизводства пушечного мяса для государства и рабочей силы для капиталистов?

Мысли о пушечном мясе и капиталистах – типичный пример безумных оснований для совершенно разумного вывода: ограничивать рождаемость (иначе как по медицинским или иным веским причинам) вредно.

Одна женщина жаловалась: «У нас с мужем только двое детей. Мы не хотели рожать больше: прости нас, Господи, мы такие эгоисты…» Ответить ей пришлось так: «Никудышние вы эгоисты. Если бы вы были серьезными эгоистами, заботились о своем собственном благополучии, у вас было бы как минимум трое детей. А лучше больше».

Дети родятся от любви, любви супружеской и родительской, которая по существу одна и та же. И чтобы семья в самом деле была нормальной, очень опасно отрывать свою любовь от деторождения, ограничивать ее, душить в презервативе, травить и разрушать иными приемами. – Слава Богу, сегодня у нас нет материальных или социальных препятствий для создания большой и счастливой семьи – если не считать своего злокачественного эгоизма.

3.5. Откуда ждать помощи

Допустим, что всё это правильно… Но тем не менее женщины идут и идут в абортарии, убивают детей и держатся за это «право», словно за спасательный круг… Что толкает их, и как их остановить?

Конкретных причин и поводов очень много, так же, как много зла, страданий и скорбей в человеческой жизни, какими бы розовыми красками ее ни пытались размалевать. И душевное здоровье человека – в точности так же, как и телесное здоровье – состоит не в изоляции от возбудителей недуга, а от сопротивляемости, от иммунитета против них.

А сопротивляемость злу, страданиям и скорбям возникает и поддерживается в людях за счет общения, сострадания и взаимной помощи – тех самых даров, которые гибнут вместе с деградацией и развалом семьи.  Что толкает к убийству ребенка? – давайте посмотрим на картину в начале предыдущей главы, «Сама решай».

Отсюда вывод: остановить женщину (или реже семью) на пороге детоубийства – это значит предложить ей общение, проявить сострадание и оказать практическую помощь. Нередко женщина в такой трагический момент не имеет крыши над головой, пропитания, теплой одежды, медицинской и юридической помощи.

С этой целью повсюду в нашей стране организуется противоабортное консультирование, открываются центры защиты материнства. Обширный список таких центров и других организаций, государственных и общественных, где оказывают помощь беременным в кризисной ситуации, приведен в главе 5.3. А материалы по противоабортному консультированию мы найдем в приложении к этому пособию.

Но давайте посмотрим трезвым взглядом: из тех, кто зачинает детей, далеко не каждая способна быть матерью… Зачем плодить несчастье и нищету? Исключить внебрачные половые связи невозможно, а навязывать материн­ство – пустое занятие!

Трезвый взгляд всегда полезен, и в данном случае, разумеется, тоже. – Вы во всем правы… Почти во всем.

В самом деле, некоторое количество абортов приходится на тех женщин, кто не может быть матерью в силу психической болезни, нравственного уродства – а иной раз и совсем других причин (например, жертв растления и изнасилования). Нередко материнство ведет к нравственному перерождению и очищению – но, к сожалению, далеко не всегда…

Если женщина не может (или не намерена – что нередко значит одно и то же) быть матерью, принуждать её бессмысленно. Но вполне разумная цель – не допустить ей стать убийцей.

Она должна выносить младенца, выполняя все медицинские требования к режиму беременности, и родить под надлежащим акушерским наблюдением. Вслед за тем ей предоставляется возможность оказаться от родительских прав: сегодня в нашей стране есть множество семей, – как, впрочем, и одиноких женщин – ожидающих очереди на усыновление.

Хорошее средство для предотвращения абортов – беби-боксы. Но почему-то многие возражают против них…

Возражают потому, что средство очень плохое.

Начнем хотя бы с названия. Что случилось? Мы потеряли способность говорить и мыслить по-русски? Мы не знаем, что такое подкидыши? Вот и сообразите, почему им (кому?) так понадобился английский термин: только для того, чтобы запудрить вам мозги.

Подкидыши существовали во все времена, и еще в XVI веке в русских монастырях устраивали для них приюты. Да, подкинуть ребенка было явно лучшим решением, чем сгубить его, а заодно и погибнуть самой… Подкидывали детей не только одинокие матери, но и семьи на грани голодной смерти. Такова была реальность прошлой эпохи.

Сегодня реальность в принципе противоположная: общество и государство защищают жизнь и благополучие детей, вкладывают в это колоссальные ресурсы – как средства налогоплательщиков, так и благотворительные пожертвования – и вменяют в обязанность гражданам ответственность за судьбу своих детей. Как сказано выше, закон позволяет женщине, выносившей и родившей ребенка, отказаться от родительских прав и передать его на усыновление.

Что же до механизмов для приема подкидышей – это триумф и пропаганда безответственности, а стало быть, и беззакония, как нравственного, так и гражданского.

 

4. Сценарии: от школьной парты до женской консультации

В данном разделе приведены методические разработки лекций и бесед по профилактике абортов для четырех различных возрастных групп. – Следует повторить, что успех дела зависит от того, насколько живым, непосредственным и неформальным будет наш контакт с аудиторией, какой бы она ни была. По этой причине каждый должен вести речь своими словами, используя при этом представленные в данном пособии сведения, цитаты, литературные и публицистические отрывки, графику и видео.

Надо помнить, однако, что любое выступление перед слушателями, как бы тщательно мы его ни готовили, может потребовать от нас отхода от задуманного сценария, привлечения дополнительных материалов. Поэтому полезно будет в процессе выступления иметь быстрый доступ к данному пособию вместе с хрестоматией, для чего заранее загрузить его в свой планшетный компьютер, или же в компьютер, установленный в аудитории.

Ссылки на демонстрационные материалы, упомянутые в этом разделе, относятся к хрестоматии, которая представлена в главах 5.1 и 5.2.

Во всех четырех группах возможно разделение аудитории на мужскую и женскую. При этом сценарии бесед и лекций могут быть теми же самыми, однако раздельная аудитория нередко способствует более открытому и свободному диалогу. Учтем также, что любой из сценариев, описанных в гл. 4.1 – 4.3, может быть рекомендован и для последующих, старших возрастных групп с добавлением материалов, соответствующих возрасту, образованию и жизненному опыту.

4.1. Подростки (средний школьный возраст)

Школьники этого возраста как правило перегружены информацией, нередко им совершенно чуждой, абстрактной и формальной. На уроках они постоянно вбирают её большими порциями, не в силах правильно воспринять и глубоко осмыслить. Поэтому наше обращение к ним может пройти незамеченным и остаться без результата – если мы решительно не откажемся от стереотипа школьного урока.

Как этого добиться? – дело строго индивидуальное. Каждый должен опереться на свой личный жизненный и педагогический опыт, на свои знания и интересы, на боль своего сердца… Примером может служить финальная сцена из старинного фильма «Звонят, откройте дверь!»: герою, скромному и нескладному человеку, предстоит выступить перед школьниками. Под смех зала он взбирается на трибуну и признается, что не имеет никакого отношения к теме встречи. Смех усиливается. Но он – музыкант, и принес свой инструмент, трубу. Вспомнив какой-то несущественный повод, он начинает играть – и зал стихает, словно завороженный…

Вот такая «волшебная труба» (а лучше несколько, на разные случаи) должна быть у каждого из нас. – Предмет, о котором идет речь, дает нам для этого богатые возможности. Поскольку встреча, скорее всего, должна уложиться в один академический час, с учетом резерва и времени на вопросы и ответы, полезно построить беседу вокруг какого-либо одного тематического центра, начиная с конкретного повода – случая из жизни, эпизода из книги, кинофильма и т.п.

В этом возрасте школьники еще довольно непосредственны, достаточно легко идут на контакт, вступают в разговор. При этом, развивая тему, мы должны исподволь протягивать логическую нить к основной цели – к защите жизни нерожденных детей. Приведем несколько примеров на выбор.

Начало жизни. Задаем вопрос: «Когда же начинается жизнь человека?», – и посвящаем некоторое время его обсуждению с аудиторией, не торопясь опровергать ошибочные мнения.

Тематика наследственности, генетического кода, оплодотворения, должна быть в той или иной мере близка им из курса школьной биологии: если же они еще не изучали этот материал, тем уместнее будет «раскрыть им глаза» на предмет в простых и доступных выражениях.

Смотря по времени и готовности слушателей, возможен просмотр видео-сюжетов «Чудо жизни» или «Жизнь от начала до рождения».

Дети в семье. Расспрашиваем аудиторию, у кого сколько братьев и сестер, демонстрируем картину «Семья». Выясняем «плюсы» и «минусы» многодетной семьи.; обсуждаем, что угрожало (или угрожает) семьям, и как общество заботится о детях: смотрим и обсуждаем картину «Подкидыши», судьбу детей, которым не нашлось места в семье. Смотрим видео-сюжет «Чудо жизни».

Демография. Будущее народа. Смотрим и обсуждаем видео-сюжет «Один ребенок».  О каком нравственном пороке свидетельствуют голоса родителей за кадром? Каков смысл в последнем жесте ребенка, перед тем, как повесить готовую картину на место?

На экране приводятся данные 2009 года. Справедлив ли вывод о вымирании народа в конце отрывка? Смотрим и обсуждаем графику «Прогнозы и факт». Смотрим видео-сюжет «Чудо жизни». Обсуждаем возрождение нашего народа.

4.2. Юноши и девушки (старший школьный возраст)

Как и выше, это школьники под сходным воздействием информационной нагрузки, но уже озабоченные предстоящим выбором жизненного пути. К тому же, радикальное отличие этой возрастной группы от предыдущей – реальный опыт сексуальных переживаний, если не в форме коитуса, то в форме влюбленности и ухаживания с одной стороны, мастурбации и порнографии с другой. Это приводит к глубоким изменениям, нередко к надрывам и катастрофам, в молодой душе.

В поведении наших слушателей это отражается прежде всего замкнутостью, неготовностью и нежеланием идти на контакт, сопротивлением, отрицанием, «глухой обороной». Если с юношей или девушкой иной раз и удается найти общий язык в разговоре один на один, то в классе, в присутствии себе подобных, шансы на откровенный диалог невелики. Поэтому главная задача – пробить стену сопротивления, «достучаться» хотя бы до некоторых.

С этой целью надо всеми способами стимулировать обратную связь: реплики, вопросы, возражения. Если у нас есть надежные знакомые среди слушателей, надо заранее попросить их вступить в диалог, предложить им вопросы, которые они могли бы задать.  Если таких нет, то, за неимением лучшего, можно возложить такую задачу на педагогов, которые присутствуют в аудитории, и смело вести с ними дискуссию: есть надежда, что младшие к ней присоединятся.

Рассмотрим несколько возможных сценариев беседы или лекции, уже в расчете на двухчасовый формат.

Мужчина и женщина. Обсуждаем сходство, различие, взаимодополнение полов. Читаем отрывок «Женщина из ребра Адама», обсуждаем религиозный взгляд на мужскую и женскую природу. Составляет ли предмет религиозной веры операция по извлечению ребра? – Обсуждаем факты генетики, двойной набор хромосом и начало новой жизни в сопоставлении с принципом взаимодополнения.

Смотрим  видео-сюжет «Чудо жизни» или «Жизнь от начала до рождения».  Обсуждаем судьбу зачатого ребенка, защиту его жизни.

Жить, любить, дарить жизнь. Говорим о любви. Читаем отрывок «Амнон и Фамарь», обсуждаем влюбленность и любовь, их место в жизни. По возможности даем высказаться всем, делаем ясные заключения о той и другой. Читаем отрывок «В поисках второй половины», чем подтверждаем полученные выводы.

Смотрим  видео-сюжет «Чудо жизни». Читаем отрывок «Зачатие».  Обсуждаем развитие супружеской любви через дар новой жизни. Обсуждаем судьбу и защиту зачатого ребенка.

Начало жизни, Дети в семье и Демография: как было сказано, описанные выше сценарии подходят и в данной группе, но их следует распространить и акцентировать внимание на защите зачатых детей отрывком «Из детского дневника» или видео-сюжетами того же содержания.

В любой сценарий можно включить песню «Не убий!» или «Нерожденный малыш», с последующим обсуждением.   

4.3. Молодежь (до вступления в брак)

От слушателей этой группы, при всем их возможном разнообразии, можно ожидать наибольшей степени неприятия и конфронтации, наиболее острой дискуссии при явном недостатке знаний и жизненного опыта. Смущаться этим не следует; напротив, такая конфронтация – при  адекватном ответе на нее с нашей стороны – будет самым эффективным средством донести суть дела если не до всех, то до большинства.

С этой целью, однако, надо вести разговор весьма аккуратно, ни при каких условиях не позволяя себе «эмоциональных реакций», сохраняя доброжелательность, открытость, добрый юмор по отношению к несогласным, обращаясь при этом главным образом к остальной аудитории, апеллируя к их знаниям и здравому смыслу.

Следует позаботиться при этом, чтобы содержание дискуссии оставалось в колее главного вопроса – нравственной оценки убийства детей, – не допуская ей уйти далеко в сторону. Поэтому, начиная выступление, надо задать ему тон яркой демонстрацией графического образа или видео-сюжета; это позволяет нам в любой момент вернуть себе внимание слушателей.

В качестве такой «экспозиции темы» могут служить многие из приведенных здесь материалов, например:

Картина «Не убивай меня!» с развитием диалога о современной культуре (точнее, антикультуре) в её связи с убийством детей.

Картина «Сама решай» с развитием диалога о кризисе семьи, кризисе мужества и детоубийстве.

Картина «Две мамы» с развитием диалога о возможных путях нашего общества и сознания.

Картина «Кладбище нерожденных» с развитием диалога об оправданиях детоубийства и их фальши.

Фильм «Безмолвный крик», история доктора Бернарда Натансона и борьбы за жизнь детей в США,

 а также другие представленные здесь фильмы, согласно интересам аудитории и приведенным аннотациям.

В то же время – особенно для данной возрастной группы – отнюдь не следует добиваться формального «выполнения плана лекции». Вспомним нашу стратегическую цель: тронуть сердце, разум и совесть слушателей.

И если бесплодные словопрения – будь то казуистика клинических случаев, специфика медицинских суждений об угрозе жизни матери, об абортефактном или контрацептивном действии конкретных фармакологических препаратов, обсуждение политических партий и деятелей, и т.п. – надо уверенно нейтрализовать, то другие незапланированные направления дискуссии вполне могут заслуживать развития и поддержки.

Сюда относится тематика влюбленности и любви, брака и внебрачных половых связей, супружеской верности и нравственных принципов в целом, многодетности и воспитания, социальных и гражданских конфликтов в связи с «правом на аборт». Данное пособие, как основной текст, так и хрестоматия, содержит полезные материалы по любому из этих предметов; рекомендуем пользоваться ими как можно шире, прибегая к ним по ходу дискуссии в аудитории: «Вот, как раз к Вашему вопросу, могу прочитать (показать) следующее…» При этом, однако, как отмечено выше, надо аккуратно связывать обсуждаемые предметы с нашей основной целью – с защитой жизни детей.

4.4. Взрослые (молодожены и старше)

Основной характеристикой самой старшей группы будет ее разнообразие: соответственно, для неё надо иметь весьма широкий набор сценариев. Несколько типичных вариантов приведены ниже, однако каждый из нас сумеет приспособить материалы данного пособия к конкретной аудитории и к своим личным предпочтениям.

Молодоженам и готовящимся к браку нельзя демонстрировать видео-сюжеты с убийством ребенка и излишне акцентировать тему аборта как такового: следует остановиться на исчерпывающей информации о начале жизни и внутриутробном развитии. Очень уместен разговор о влюбленности и любви, о самоотдаче супругов, о сохранении любовного чувства. Картина «Две мамы» ярко, но ненавязчиво раскрывает перспективы материнства и дает обширную базу для вдумчивого диалога.

Пациенткам женских консультаций, не ищущим аборта, также подходит такой материал для беседы. Возможность аборта не следует упоминать при них иначе как нечто совершенно чуждое и немыслимое. Что же касается тех, кто обращается за абортом, то, как уже сказано, консультации с ними проводятся строго в индивидуальном порядке: руководства к этой непростой и деликатной задаче приведены в приложении.

Медицинскому персоналу и педагогам не надо излагать основ генетики, но уместно рассказать о гражданском движении в защиту жизни – см. фильм «Воины жизни», фото и видео «Марша за жизнь». Также интересны будут публицистические материалы: «Как планируют семью», «Религиозная стратегия», «Письмо в редакцию».

Для выступлений перед произвольной аудиторией хорошо подходят короткометражные фильмы получасовой продолжительности: кто-то «проголосует ногами» и уйдет, а те, кто останутся, будут готовы на серьезный разговор с нами и друг с другом.

Особого внимания требует радио- и телевизионная беседа, как и вообще любая лекция, где нет возможности вести диалог с аудиторией, отвечать на вопросы, демонстрировать графику и фильмы. Для таких случаев полезно заготовить набор отрывков из данного пособия и прилагаемых текстов, согласно плану выступления, и читать оттуда небольшими порциями, перемежая их со свободной речью – вводными и заключительными замечаниями, комментариями, вопросами к слушателям и т.п.

Такая форма выступления принимается любой аудиторией гораздо благосклоннее, нежели сплошное «чтение по бумажке».

 

5. Ресурсы: хрестоматия и справочные сведения

Этот раздел содержит различные материалы, как для самообразования, так и для практической работы со слушателями, а также справочные сведения о центрах защиты материнства и помощи беременным в кризисной ситуации. Напомним: рекомендуется выбрать из таблицы в главе 5.3 информацию, относящихся к данному региону, и представить ее для обозрения всей аудитории или внести в раздаточные материалы.

Чтобы получить доступ к материалам хрестоматии, наведите мышь на соответствующую ссылку (голубой цвет шрифта), нажмите «клавишу «ctrl» и кнопку мыши. Текст и графика в главе 5.1 объединены с данным пособием (папка «материалы») и не требуют доступа к сети; глава 5.2 содержит ссылки на видео-сюжеты, фильмы и другие ресурсы Интернета. Выбирая их для лекций и бесед, желательно пользоваться приведенными выше рекомендациями, исходя из особенностей аудитории и наличных технических условий (доступа к Интернету во время лекции, качества воспроизведения звука и видео), которые следует проверить и оценить заранее.

5.1. Статьи, литературные отрывки, графика

Женщина из ребра Адама

Ответ Патриарха Кирилла на вопрос про библейский сюжет о происхождении женщины.

Амнон и Фамарь

Классическая история о любовном чувстве.

В поисках второй половины

Как понять выражение о супружестве как о «соединении двух половин»?

Зачатие

Отрывок из книги священника Ильи Шугаева «Один раз на всю жизнь. Беседы со старшеклассниками».

Подкидыши

Картина А. Анкера: дети без родителей.

Семья

Картина В. Иванова: дети и родители.

Из детского дневника

Если бы ребенок во чреве матери мог вести дневник…

Свидетельское показание

История одного аборта.

Не убивай меня!

Картина Б. Заболоцкого: преступление на фоне «современной культуры».

Сама решай

Картина Б. Заболоцкого: где был отец?

Две мамы

Картина Б. Заболоцкого: видимый контраст двух жизненных путей.

Кладбище нерожденных

Картина Б. Заболоцкого: трагический итог.

Религиозная стратегия

Борьба за жизнь нерожденных детей и религиозные конфессии в США.

Письмо в редакцию

Благодарность читателя «Медицинской газеты» за публикацию статьи об абортах и свидетельство о положении дел за рубежом.

«Марш за Жизнь»: фото 1, фото 2

Массовая противоабортная демонстрация в столице США.

Как «планируют» семью

Разговор с защитниками абортов: качество жизни и количество смерти.

Прогнозы и факт

Прогнозные кривые вымирания России, и что произошло на самом деле.

 

5.2. Видео и другие материалы Интернета

Один ребенок

Игровой сюжет об ограничении рождаемости. 4 мин.

Не убий!

Песня Светланы Копыловой. 4 мин.

Нерожденный малыш

Песня Николая Берлинского. 4 мин.

Чудо жизни

Жизнь до рождения. Видео-иллюстрация. 4 мин.

Мама, услышь!

Аборт. Видео-иллюстрация. 2 мин.

Монолог неродившегоя ребенка

Аборт. Видео-иллюстрация. 8 мин.

Аборт

Короткометражный художественный фильм, 17 мин.

Рожденные в жизнь

Документальный фильм, 27 мин. В нем выступают женщины, совершившие аборт и сожалеющие об этом. Рассказывается о службе помощи женщинам, оказавшимся в кризисной беременности. Участвуют психологи-консультанты, акушеры-гинекологи, священники и другие эксперты.

Жизнь от начала до рождения

Документальный фильм, 16 мин. Ведущие российские научные работники, профессора (В.А. Голиченков, Е.В. Пократова, И.В. Силуянова и др.) отвечают на вопрос «Когда начинается человеческая жизнь?»

Мама, не убивай меня!

Документальный фильм, 22 мин. Фильм о самой острой беде современного общества – о разрушении семьи, о внутриутробном детоубийстве и вымирании. Аборт – так в наше время называют самое жестокое и циничное убийство самых беззащитных малышей на свете. Кадры внутриутробного развития – как малыш растет, потягивается, переворачивается, улыбается – никого не оставляют равнодушными. Авторы фильма ищут и находят причины происходящих бед.

Воины Жизни

Документальный фильм, 27 мин. Фильм о движении в защиту жизни детей в России. Как оно зарождалось и кто такие пролайферы? Насколько тяжело отговорить женщину от аборта? Что нужно для того, чтобы пришедшая на аборт женщина приняла решение сохранить жизнь ребёнка? В фильме рассказывается о службах психологической поддержки и центрах помощи несовершеннолетним матерям, об общественных организациях, занимающихся пикетированием абортариев, о молебнах для беременных, совершающихся в православных храмах. Раскрывается правда об абортивном действии гормональной контрацепции.

Безмолвный крик

Документальный фильм, 29 мин. В 1984 году доктор Бернард Натансон, долгие годы руководивший несколькими абортными клиниками в США, начал исследовать с помощью только что появившегося тогда ультразвукового метода, что же на самом деле происходит во время аборта. Результатом этого исследования стал фильм «Безмолвный крик», вызвавший настоящий шок у мировой общественности. – Доктор Натансон из некоронованного «короля абортов» стал одним из самых деятельных обличителей абортмахерской индустрии и защитников жизни нерожденных детей.

 March for Life 2015

Видео-репортаж о «Марше за Жизнь» в Вашингтоне, 4 мин.

Графические материалы

Создавая жесткие, правдивые и сильные зрительные образы, эти активные и талантливые молодые люди в состоянии всерьёз противостоять убийству нерожденных детей в нашей стране.

Прозаические отрывки и стихотворения

Личные свидетельства

Разнообразные ресурсы по теме

 

Источник…