Выражение “семейное насилие” носит искусственный характер — протоиерей Максим Обухов

Выражение “семейное насилие” носит искусственный характер — протоиерей Максим Обухов

(4 голоса5.0 из 5)

Закон о про­фи­лак­ти­ке «семей­но-быто­во­го наси­лия» был впер­вые вне­сен на обсуж­де­ние в Госу­дар­ствен­ную думу в сен­тяб­ре 2016 года. С про­ек­том высту­пи­ли депу­тат Салия Мур­за­ба­е­ва и сена­тор Антон Беля­ков. Тогда он не про­шёл пред­ва­ри­тель­но­го обсуж­де­ния и был воз­вра­щен на дора­бот­ку. Осе­нью про­шло­го года рабо­та над дан­ным про­ек­том про­дол­жи­лась. Сей­час зако­но­про­ект назы­ва­ет­ся «Об осно­вах систе­мы про­фи­лак­ти­ки домаш­не­го наси­лия в РФ». Его про­дви­же­ни­ем зани­ма­ет­ся депу­тат и член коми­те­та Гос­ду­мы по вопро­сам семьи, жен­щин и детей Окса­на Пуш­ки­на. Доку­мент вызвал неод­но­знач­ную реак­цию в обще­стве. Мы попро­си­ли отца Мак­си­ма Обу­хо­ва помочь разо­брать­ся в дан­ном про­ек­те, в пони­ма­нии, что такое семей­ное наси­лие, к чему может при­ве­сти при­ня­тие дан­но­го закона.

В Вашей при­ход­ской прак­ти­ке и по рабо­те в Цен­тре кри­зис­ной бере­мен­но­сти — как часто жалу­ют­ся на быто­вое насилие?

-Такие слу­чаи быва­ют, но не ска­жу, что­бы это было часто и типич­но. Конеч­но, в семьях слу­ча­ют­ся кон­флик­ты, быва­ют труд­ные пери­о­ды и кон­фликт­ные ситу­а­ции, кото­рые при­во­дят к раз­во­дам. При­хо­дит­ся слу­шать исто­рии о пре­ступ­ле­ни­ях, совер­ша­е­мых, напри­мер, в шко­лах, навер­ное, боль­ше их в интер­на­тах. Видим жесто­кость на ули­це, транс­пор­те, пре­ступ­ле­ния могут про­ис­хо­дить в боль­ни­цах. Тогда полу­ча­ет­ся, что учеб­ные или меди­цин­ские заве­де­ния – источ­ник агрес­сии и наси­лия? Не пони­маю, зачем вычле­нять в осо­бую кате­го­рию имен­но семей­ное наси­лие? Для это­го нет осно­ва­ний. Мно­го, если не боль­шин­ство, слу­ча­ев так назы­ва­е­мо­го семей­но­го наси­лия свя­за­но с дву­мя фак­то­ра­ми – это пси­хи­че­ское забо­ле­ва­ние, вклю­чая погра­нич­ное состо­я­ние, и потреб­ле­ние пси­хо­ак­тив­ных веществ, из кото­рых самое рас­про­стра­нён­ное, конеч­но, алкоголь.

На Запа­де часто забо­ту о жен­щи­нах и детях заме­ня­ют чем-то дру­гим, напри­мер, роди­те­ли застав­ля­ют ребён­ка делать уро­ки, пра­виль­но питать­ся и так далее, это уже повод отнять ребён­ка. Были слу­чаи, когда школь­ник постил­ся и в шко­ле под­ня­ли тре­во­гу, что уче­ни­ка застав­ля­ют голо­дать. В то вре­мя как наши СМИ сооб­ща­ют об убий­стве жен­щин соб­ствен­ны­ми мужьями…

- Выбо­роч­ные репрес­сии под видом забо­ты о детях направ­ле­ны на дис­кри­ми­на­цию кого-то. Конеч­но, это ника­кое не наси­лие. В таком слу­чае нуж­но и здо­ро­вое пра­виль­ное пита­ние запре­тить, пото­му что любой ребё­нок при нали­чии сво­бод­но­го выбо­ра выбе­рет не варё­ную кури­цу и кашу, а чип­сы или кон­фе­ты. Или обре­за­ние запре­тить. Это же боль­но, ребё­нок до опре­де­лён­но­го воз­рас­та не может дать согла­сие на эту про­це­ду­ру. Или кре­ще­ние. Малень­кие дети во вре­мя таин­ства могут сопро­тив­лять­ся, кри­чать, пла­кать, выры­вать­ся – вся­кое быва­ет. Это тоже, ска­жут пра­во­за­щит­ни­ки, семей­ное наси­лие? Вижу, что здесь есть пороч­ный под­ход, кото­рый состо­ит в том, что лоб­би­сты увя­за­ли два сло­ва «семья» и «наси­лие» и созда­ли новую юри­ди­че­скую кон­цеп­цию. Искус­ствен­но соеди­ни­ли два поня­тия, и полу­ча­ет­ся про­ти­во­ре­чи­вая ситу­а­ция. Если в шко­ле стар­ше­класс­ник даст под­за­тыль­ник млад­ше­му или у более сла­бо­го това­ри­ща отни­мет день­ги, то это не семей­ное наси­лие, вооб­ще не наси­лие? Мало, кто реа­ги­ру­ет, почти никто шум не под­ни­ма­ет. Извест­ны слу­чаи, когда педа­гог рас­пус­ка­ет руки… А если отец или мать толк­нёт или чуть встрях­нёт непо­слуш­ное чадо, то это уже пре­ступ­ле­ние и назва­ние ему при­ду­ма­ли – семей­но-быто­вое насилие.

Ясно, что это не забо­та о чле­нах семьи, а под­ме­на поня­тий. Сей­час мно­го про­блем: ребё­нок забо­лел, а ему отка­за­ли в лече­нии, ребё­нок под­вер­га­ет­ся агрес­сии со сто­ро­ны груп­пы из соц­се­тей, школь­ни­ка бой­ко­ти­ру­ют и тра­вят в клас­се, во дво­ре. Но этим никто не зани­ма­ет­ся, не назы­ва­ют наси­ли­ем, зато выстра­и­ва­ют борь­бу с роди­те­ля­ми, с семьёй. Струк­ту­ры, кото­рые при­зва­ны защи­тить лич­ную жизнь граж­дан, по доно­сам при­хо­дят в дом. Напри­мер, сотруд­ни­ки орга­нов опе­ки, кото­рые полу­ча­ют зар­пла­ту из бюд­же­та, втор­га­ют­ся в семью, вхо­дят без раз­ре­ше­ния, сра­зу лезут в холо­диль­ник, при­ста­ют с вопро­са­ми, чего-то тре­бу­ют. Пре­ступ­ле­ни­ем счи­та­ют, если на кухне нет лимо­нов или йогур­тов, или ещё чего-то. У роди­те­лей может не быть денег на лимо­ны или сей­час нет, а зав­тра будут сред­ства на пре­сло­ву­тые цит­ру­со­вые или ещё какие-то про­дук­ты из спис­ка спе­ци­а­ли­стов опе­ки необ­хо­ди­мых това­ров в семье с детьми. Это могут делать, это полу­ча­ет­ся, а поче­му-то взять соц­се­ти под кон­троль, запре­тить агрес­сию в СМИ, филь­мах, не могут.

Поче­му пра­во­за­щит­ни­ков и сто­рон­ни­ков сомни­тель­но­го и вред­но­го зако­но­про­ек­та не вол­ну­ет такая серьёз­ная про­бле­ма, как булинг в шко­ле, обыч­ной обра­зо­ва­тель­ной шко­ле? Обще­ствен­ни­ки, СМИ, роди­те­ли бьют тре­во­гу по пово­ду угро­жа­ю­ще­го роста кри­ми­наль­ной моло­деж­ной суб­куль­ту­ры АУЕ. Пра­во­за­щит­ни­ки, опе­ка и целая армия тех, кто дол­жен был бы, каза­лось, защи­щать детей, ниче­го не могут сде­лать, но посто­ян­но выстав­ля­ют роди­те­лей пре­ступ­ни­ка­ми. Я вижу созда­ние искус­ствен­ной юри­ди­че­ской схе­мы, бла­го­да­ря кото­рой под кра­си­вым пред­ло­гом борь­бы за пра­ва чле­нов семьи, берут под кон­троль вос­пи­та­ние детей и част­ную жизнь: есть угро­за созда­ния эда­кой чинов­ни­чьей «семей­ной поли­ции» с рас­ши­рен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми. При необ­хо­ди­мо­сти пово­ра­чи­ва­ют дело так, что­бы мож­но было при­ме­нять репрес­сии про­тив роди­те­лей или мужа, или жены. Ещё раз под­черк­ну: выра­же­ние «семей­ное наси­лие» носит искус­ствен­ный характер.

Ста­но­вят­ся ли муж­чи­ны жерт­ва­ми домаш­не­го насилия?

- У нас еже­год­но про­ис­хо­дит несколь­ко сотен убийств в семьях, не 14 тысяч, как лгут лоб­би­сты зако­на о «семей­но-быто­вом наси­лии». Из них боль­шин­ство погиб­ших – это муж­чи­ны. При этом глав­ное рас­про­стра­нён­ное ору­дие убий­ства не авто­мат Калаш­ни­ко­ва, не писто­лет и даже не топор с молот­ком, а обыч­ный кухон­ный нож. Кро­ме того, сей­час рас­про­стра­не­на юри­ди­че­ская агрес­сия про­тив муж­чин. Все боль­ше и боль­ше зако­нов, кото­рые дис­кри­ми­ни­ру­ют муж­чин, напри­мер, при раз­во­де. Пра­во­вые меха­низ­мы так устро­е­ны, что мож­но отобрать жильё у мужа, запре­тить отцу видеть­ся с детьми или вовсе лишить­ся роди­тель­ских прав. На сего­дня мно­го раз­ных мер, кото­рые дела­ют раз­вод выгод­ным одной из сторон.

Если всё-таки при­мут закон, какие послед­ствия Вы видите?

- Ото­бра­ние детей, вме­ша­тель­ство в семьи будет постав­ле­но на поток и ста­нет биз­не­сом. Будут даны чрез­вы­чай­ные пол­но­мо­чия НКО, кото­рые пре­вра­тят­ся в орга­ни­зо­ван­ные пре­ступ­ные груп­пы, они смо­гут брать в залож­ни­ки детей, устра­и­вать любой тер­рор – и всё под видом борь­бы про­тив семей­но­го наси­лия, яко­бы за пра­ва детей, жен­щин. Будут лож­ные доно­сы, они и сей­час есть, но после при­ня­тия зако­на, их ста­нет ещё боль­ше. Супру­ги поссо­ри­лись, и один из них пода­ёт лож­ный донос под вли­я­ни­ем эмо­ций или ради мести. Будет кор­руп­ция, что­бы обви­нён­ный член семьи мог отку­пить­ся. Будет мно­го кон­флик­тов, пото­му что появит­ся тре­тья сто­ро­на, для кото­рой скло­ки и сутяж­ни­че­ство — хлеб. Раз­во­дов ста­нет боль­ше, чем было. Самое глав­ное – сей­час и так бра­ков мало, а после это­го муж­чи­ны пере­ста­нут женить­ся, пото­му что брак ста­нет опас­ным и рискованным.

Будут созда­ны струк­ту­ры, кото­рые смо­гут устро­ить над муж­чи­ной рас­пра­ву без дока­за­тель­ства вины. В зако­но­про­ек­те так и про­пи­са­но поня­тие «про­фи­лак­ти­че­ское нака­за­ние» без дока­за­тельств, осно­ван­ное на субъ­ек­тив­ном мне­нии, что от мужа или отца исхо­дит опас­ность для домашних.
Всё вза­и­мо­свя­за­но: упа­дёт коли­че­ство бра­ков, будет ещё боль­ший обвал в
демо­гра­фии, рож­да­е­мость нач­нет еще более стре­ми­тель­но падать – всё
пото­му, что семью создать будет невы­год­но и опас­но, детей рожать –
тоже рис­ко­ван­но. НКО будут искать, как зара­бо­тать, будут выис­ки­вать­ся на ров­ном месте кон­флик­ты и пово­ды, про­стые ссо­ры воз­во­дить­ся в пре­ступ­ле­ния, будет вымо­га­тель­ство взя­ток, будут суды с ото­бра­ни­ем жилья, дру­гой соб­ствен­но­сти, раз­во­ды ста­нут выгод­ны­ми. Закон не при­не­сёт ниче­го хоро­ше­го и ока­жет­ся ката­ли­за­то­ром разложения.

За каж­дым ново­вве­де­ни­ем, как пра­ви­ло, сто­ит сила, кото­рой это выгод­но. Кому выго­ден дан­ный законопроект?
— Мне так пред­став­ля­ет­ся: зако­но­про­ект явля­ет­ся демо­гра­фи­че­ским ору­жи­ем, кото­рое раз­ра­бо­та­но меж­ду­на­род­ны­ми струк­ту­ра­ми и дей­ству­ет по все­му миру. Эти зако­ны пишут, как под копир­ку – во всех стра­нах оди­на­ко­во. Теперь при­шла оче­редь Рос­сии. Дви­жу­щей силой деструк­тив­ных зако­нов явля­ет­ся ради­каль­ный феми­низм, сек­то­по­доб­ное обра­зо­ва­ние, кото­рое дав­но нуж­но про­ве­рить на при­зна­ки экс­тре­миз­ма. Воин­ству­ю­щие феми­нист­ки про­по­ве­ду­ют нена­висть и агрес­сию по отно­ше­нию к муж­ско­му полу, тра­вят и оскорб­ля­ют в соц­се­тях мно­го­дет­ных мате­рей. При­ду­мы­ва­ют им обид­ные эпи­те­ты, высту­па­ют про­тив рож­де­ния детей, про­па­ган­ди­ру­ют абор­ты, посто­ян­но сра­мят тех, кто даёт жизнь.

Сей­час сто­рон­ни­цы феми­нист­ских идей заня­ли доволь­но мно­го пози­ций в орга­нах вла­сти, прак­ти­че­ски откры­то вза­и­мо­дей­ству­ют с ино­стран­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, вклю­чая сто­рон­ни­ков одно­по­лых сою­зов, и во всех стра­нах вво­дят по оди­на­ко­вой схе­ме. Будучи раз­ру­ши­тель­ной силой, они пыта­ют­ся вли­ять на при­ня­тие зако­нов, пыта­ют­ся заста­вить всю стра­ну жить по их пра­ви­лам. Феми­нист­ки кри­чат о рав­но­пра­вии жен­щин, о защи­те их прав, а на самом деле про­тал­ки­ва­ют зако­ны, направ­лен­ные на раз­ру­ше­ние обще­ства. При этом не стес­ня­ют­ся ниче­го, не гну­ша­ют­ся ника­ких при­ё­мов, пото­му что их глав­ная цель – уда­рить по демо­гра­фии, раз­ру­шить семью. Нагляд­ный тому при­мер — наг­лая фаль­си­фи­ка­ция ста­ти­сти­ки. На самом же деле, Рос­сия не отли­ча­ет­ся в худ­шую сто­ро­ну от дру­гих стран, а в чем-то и более без­опас­на для жен­щин. Рав­но­пра­вие муж­чин и жен­щин в нашей стране дей­ству­ет более 100 лет, при­чем есть тен­ден­ция даже не рав­но­пра­вия, а ско­рее пре­иму­ще­ства жен­щин перед зако­ном. В Рос­сии, кро­ме, может быть, ред­ких исклю­че­ний, нет жен­ско­го обре­за­ния, похи­ще­ния невест, «убий­ства чести», суда шари­а­та в виде поби­ва­ния кам­ня­ми. Если бы мы смог­ли улуч­шить ситу­а­цию с алко­го­лиз­мом, то быто­вая пре­ступ­ность была бы ещё меньше.

В обра­ще­нии Феде­раль­но­му собра­нию пре­зи­дент В. Путин затро­нул вопрос о суве­ре­ни­те­те Рос­сии. Поче­му тогда некие ино­стран­ные орга­ни­за­ции име­ют свое лоб­би в орга­нах вла­сти и внед­ря­ют в Рос­сии, в суве­рен­ном госу­дар­стве, зако­ны, кото­рые про­ти­во­ре­чат нашим интересам?

В Новом све­те и Евро­пе дав­но дей­ству­ет подоб­ный закон, оста­нав­ли­ва­ет ли он насилие?

— По опы­ту запад­ных стран – такие зако­ны не защи­ща­ют детей или жен­щин, они не оста­нав­ли­ва­ют агрес­сию и жесто­кость, при­юты пере­пол­не­ны в США, Евро­пе. Зато ото­бра­ние детей постав­ле­но на поток, этот про­цесс сде­лан НКО выгод­ным и при­быль­ным, на этом дела­ют день­ги. Мож­но гово­рить о целой инду­стрии, а систе­ма опе­ки кор­рум­пи­ро­ва­на еще боль­ше, чем в Рос­сии. Вооб­ще систе­ма усы­нов­ле­ния напо­ми­на­ет рынок неволь­ни­ков, всё это заву­а­ли­ро­ва­но, но фак­ти­че­ски есть те кор­руп­ци­он­ные схе­мы, кото­рые мож­но срав­нить с про­да­жей детей.

Если побои детей или жены — уже не сим­во­ли­че­ские шлеп­ки, бла­го­слов­ля­ет­ся ли развод?

- Здесь вопрос не в бла­го­сло­ве­нии. Такие слу­чаи быва­ют, когда невоз­мож­но тер­петь побои или пусть даже сло­вес­ную агрес­сию. Но уже есть все необ­хо­ди­мые зако­ны, да и оста­ет­ся воз­мож­ность раз­ве­стись. У нас есть Уго­лов­ный, Граж­дан­ский, Семей­ный кодекс. Если они не рабо­та­ют, то это, ско­рее, вопрос к испол­ни­тель­ной вла­сти, может быть, дора­бо­ток и попра­вок. А пред­ла­га­е­мый зако­но­про­ект, суть кото­ро­го — нака­за­ние без вины, вме­ша­тель­ство в семью, ничем не поможет.

Как уви­деть хри­сти­а­ни­ну грань меж­ду стро­го­стью к домо­чад­цам и агрессией?

- Этой гра­ни нет. Опас­ность пред­ла­га­е­мо­го зако­но­про­ек­та состо­ит в том, что подоб­ную грань никто не опре­де­лил, юри­ди­че­ски она не сфор­му­ли­ро­ва­на. Ска­жем, что нель­зя делать в семье? Нель­зя бить, в том смыс­ле, что кале­чить, мучить. Но быва­ют сим­во­ли­че­ские шлеп­ки, мож­но креп­ко взять за руку ребён­ка или дру­го­го чле­на семьи, схва­тить за шиво­рот, но не что­бы мучить, а про­сто пока­зать своё отно­ше­ние к непо­слу­ша­нию или каким-то поступ­кам сво­е­го род­ствен­ни­ка. Но если раз­ре­шать НКО или каким-то чинов­ни­кам вме­ши­вать­ся в жизнь семьи, то это будет бюро­кра­ти­че­ский тер­рор, вот это будет насто­я­щее наси­лие и агрес­сия. Пред­ста­вим ситу­а­цию, в мно­го­дет­ной семье малы­ши топа­ют, бега­ют по квар­ти­ре. Ну, невоз­мож­но, детей заста­вить сидеть тихо или ходить на цыпоч­ках. А ниж­ний сосед, недо­воль­ный шумом, пишет лож­ный донос с целью мести. Это есть уже сей­час! В резуль­та­те лож­но­го доно­са мно­го­дет­ную семью начи­на­ют прес­со­вать про­вер­ка­ми, при­дир­ка­ми. Раз­ве это не агрес­сия? Может так слу­чить­ся, что сама систе­ма, кото­рая при­зва­на защи­щать детей и их пра­ва, ста­но­вит­ся источ­ни­ком агрес­сии. А если доба­вить, что в такие струк­ту­ры попа­да­ют люди с неустой­чи­вой пси­хи­кой, ком­плек­сом агрес­сии, с пре­ступ­ны­ми наме­ре­ни­я­ми, то пер­спек­ти­ва ужасна.

Как пра­во­слав­ным про­ти­во­сто­ять при­ня­тию это­го проекта?

- Есть легаль­ные, не агрес­сив­ные фор­мы про­те­ста. Согла­со­ван­ные пике­ты, заяв­ле­ния обще­ствен­ных орга­ни­за­ций. Есть голо­со­ва­ние в интер­не­те, пети­ции, меди­а­кам­па­нии, нуж­но вести разъ­яс­ни­тель­ную рабо­ту – писать, рас­ска­зы­вать свою пози­цию в бло­гах, на сай­тах, видео­ка­на­лах. Есть нема­ло легаль­ных инстру­мен­тов про­те­ста. Мож­но вза­и­мо­дей­ство­вать с депу­та­та­ми, за кото­рых мы голо­со­ва­ли и кото­рых выбра­ли в ГД. Для всех слу­ча­ев есть меха­низ­мы реше­ния про­бле­мы. Давай­те посмот­рим на соц­се­ти. Они тоже могут быть источ­ни­ком жесто­ко­сти. Но поче­му Фейс­бук может эффек­тив­но бороть­ся с нега­тив­ным кон­тен­том, а Вкон­так­те – нет? В пер­вом слу­чае, при малей­шем нару­ше­нии при­хо­дит пре­ду­пре­жде­ние и нака­за­ние, а в ВК может рас­про­стра­нять­ся всё что угод­но, могут реги­стри­ро­вать­ся любые опас­ные груп­пы. Мож­но поды­то­жить, что про­тив зако­на о так назы­ва­е­мом «семей­но-быто­вом наси­лии» высту­пи­ли роди­тель­ские орга­ни­за­ции, обще­ства мно­го­дет­ных, бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды, рели­гии, обще­ствен­ни­ки, и все они тре­бу­ют не дора­ба­ты­вать, а пол­но­стью отка­зать­ся от законопроекта.

Текст: Алек­сандра Грипас

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки