Благодарность

***

Бла­го­дар­ность — 1) чув­ство при­зна­тель­но­сти за совер­шён­ное добро, ока­зан­ное бла­го­де­я­ние, вни­ма­ние, услугу; 2) поло­жи­тель­ная оценка дея­тель­но­сти; 3) воз­на­граж­де­ние.

***

Следует ли в ответ за каждое доброе дело ждать благодарности от Бога?

Вопрос, воз­на­граж­дает ли Бог чело­века за добрые дела, в той или иной форме под­ни­мался в бого­слов­ской лите­ра­туре неод­но­кратно. Нередко он воз­ни­кал в связи с другим бого­слов­ским вопро­сом: почему стра­дают пра­вед­ники и бла­го­ден­ствуют греш­ники?

Ведь, каза­лось бы, Бог силен отбла­го­да­рить первых и пока­рать послед­них, и это соот­вет­ствует пред­став­ле­нию о спра­вед­ли­во­сти. Тем не менее, доста­точно часто пра­вед­ники испы­ты­вают в земной жизни лише­ния и скорбь, холод, голод, поно­ше­ния, уни­же­ния, при­тес­не­ния, тогда как злодеи имеют «все радо­сти мира».

Бывает, что на Бога доса­дуют даже те веру­ю­щие, кото­рые стре­мятся, в меру своего пони­ма­ния и своих сил, жить по Божьему закону, причём, именно это служит для них камнем соблазна; мол, они молятся, участ­вуют в хра­мо­вых бого­слу­же­ниях, ста­ра­ются не гре­шить, но жизнь их не скла­ды­ва­ется так, как им бы хоте­лось (напри­мер, нет хоро­шей работы, нет здо­ро­вья, не уда­ётся создать креп­кую пра­во­слав­ную семью и т. п.). Тут-то и воз­ни­кает недо­уме­ние: неужели Бог не может их воз­на­гра­дить и изба­вить от житей­ских неуря­диц и бед?

В дей­стви­тель­но­сти Бог желает сча­стья каж­дому чело­веку, вне зави­си­мо­сти от сте­пени его гре­хов­но­сти. Другое дело, что сами люди не всегда пра­вильно осо­знают, что для них вредно, а что полезно, что ведёт к истин­ному сча­стью, а что пре­пят­ствует стать под­линно счаст­ли­вым. Поло­жим, небо­га­тому чело­веку может казаться, что для сча­стья ему необ­хо­димо мате­ри­аль­ное бла­го­по­лу­чие. Допу­стим, он молит Бога, прося о содей­ствии в пре­одо­ле­нии земных нужд, но Бог почему-то «не содей­ствует». В подоб­ной ситу­а­ции чело­век может начать роп­тать на Гос­пода или вовсе отвер­нуться от Него.

А зря. Во-первых, Богу, как Пре­муд­рому и Все­ве­ду­щему, лучше известно, что служит чело­веку к боль­шей пользе: богат­ство или бед­ность, здо­ро­вье или болезнь. Обретя вре­мен­ное «сча­стье», тот может лишить себя вечной радо­сти и бла­жен­ства; но может быть, именно в бед­но­сти он достиг­нет (достиг бы) боль­ших духов­ных успе­хов (вспом­ним слова Христа, обра­щен­ные к бога­тому юноше: “если хочешь быть совер­шен­ным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокро­вище на небе­сах; и при­ходи и следуй за Мною” (Мф.19:21)). Во-вторых, даже если чело­век желает уго­дить Богу, он не в силах реа­ли­зо­вать все Его запо­веди сполна, напри­мер тре­бо­ва­ние о совер­шен­стве «будьте совер­шенны, как совер­шен Отец ваш Небес­ный» (Мф.5:48). В этом отно­ше­нии по какой бы высо­кой правде он ни жил, ему умест­нее молить Бога о про­ще­нии и мило­сер­дии, а не тре­бо­вать бла­го­дар­но­сти, о чём, соб­ственно и напо­ми­нают слова молитвы Гос­под­ней: «и прости нам долги наши…» (Мф.6:12).

Заме­тим, что всё, чего ждет от чело­века Все­дер­жи­тель, нужно не Ему, ведь Он — Все­б­ла­жен, а самому чело­веку. И, стало быть, не Бог чело­века, но чело­век Бога должен бла­го­да­рить за все Его бла­го­де­я­ния и мило­сти, в том числе свя­зан­ные с попу­ще­нием Божием земных стра­да­ний и скор­бей.

О благодарности

архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин)

Чув­ство бла­го­дар­но­сти это одно из есте­ствен­ных и, в то же время, бла­го­род­ных чувств, свой­ствен­ных чело­веку. Бла­го­дар­ность это память о полу­чен­ном добре, кото­рая хра­нится в сердце, как бы напи­сан­ная на камне, выра­жа­ется в жела­нии отве­тить добром за добро. Можно ска­зать по-дру­гому: бла­го­дар­ность это теплое чув­ство, кото­рое создает особое эмо­ци­о­наль­ное поле между людьми. Бла­го­дар­ность – удел сми­рен­ных; гордый не может быть бла­го­дар­ным, так как ему кажется, что он заслу­жи­вает только вос­хи­ще­ние за свои личные досто­ин­ства. Бла­го­дар­ность духовно сбли­жает людей, устра­няет недо­ве­рие и подо­зри­тель­ность, и даже врагов делает дру­зьями. Однако здесь могут воз­ник­нуть непра­виль­но­сти и ошибки, о кото­рых сле­дует пом­нить.

Основа хри­сти­ан­ства – любовь. Дея­тель­ное выра­же­ние любви – жертва. Мило­стыня — это вид повсе­днев­ной жертвы, в кото­рой сго­рает, как в огне, чело­ве­че­ский эгоизм. Гос­подь сказал: «Лучше давать, не­жели брать». Любовь ничего не счи­тает своим. В хри­сти­ан­стве дар и мило­стыня имеют не только нрав­ствен­ное, но и мисти­че­ское зна­че­ние: дать ради Христа или сде­лать ради Христа — это дать Самому Христу через чело­века. Слово «милость», прежде всего, это не посту­пок, а душев­ное рас­по­ло­же­ние. Милость — это состра­да­ние, сопе­ре­жи­ва­ние; милость — это одно из свойств духов­ной любви, это чув­ство един­ства чело­ве­че­ского рода. Для мило­сти­вого каждый чело­век — это его близ­кий.

Виды и формы мило­сти раз­но­об­разны, но основа их одна — уметь видеть себя в другом, заме­нять дру­гого собой. Поэтому ми­лость рас­ши­ряет чело­ве­че­ское созна­ние и бытие, а эгоизм и себя­лю­бие сужает и обед­няет жизнь. Мило­стыня — нераз­луч­ная спут­ница любви, а в любви — вели­кая сво­бода, покой и «про­стор» сердца.

Слово «дар» озна­чает «даром», «без­воз­мездно»; дар это то, что не под­ле­жит рас­чету и даже мир­ским поня­тиям о спра­вед­ли­во­сти. Дар — это посиль­ное для чело­века под­ра­жа­ние Богу, Кото­рый все дает чел веку даром. Дар и мило­стыня, как сво­бод­ное дей­ствие чело­ве­че­ского духа, не должны рас­счи­ты­вать на ответ и отдачу, иначе они пре­вра­ща­ются в расчет, вза­и­мо­об­мен, вза­им­ную помощь, услугу и плату за нее. Тогда слова «дар» и «мило­стыня» пере­стают отве­чать своим назва­ниям и должны быть заме­нены дру­гими сло­вами: тор­говля и купля, а иногда выгод­ное пред­при­я­тие, от кото­рого ждут отдачу с про­цен­тами и лихвой.

Самый худший вид этого лож­ного дара — когда за него поку­па­ется сво­бода чело­века, и раб должен рабо­тать для своего нового гос­по­дина. Поэтому тот, кто дает, не должен ничего ждать в ответ от чело­века. Если он делает дей­стви­тельно ради Христа, то полу­чит от Христа больше, чем даже ожи­дает. Если это он сделал ради любви, то полу­чит награду в самой любви: иметь в сердце любовь — вели­кое сча­стье. Если он сделал с тайным жела­нием выгоды, то благо для него, если он ничего не полу­чит и его хит­рость будет посрам­лена.

Часто можно слы­шать слова: я делаю чело­веку добро, а полу­чаю от него небла­го­дар­ность. Стран­ное противоре­чие: ведь то, что сде­лано в ожи­да­нии бла­го­дар­но­сти уже не добро, а ко­рысть. Хри­стос сказал: «Когда одна рука подает мило­стыню, пусть об этом другая не знает». Чело­век должен забыть о добре, кото­рое сделал дру­гому, оно должно исчез­нуть из его памяти, как пись­мена, напи­сан­ные на воде. Этим он поло­жит свое сокро­вище в надеж­ный тайник.

Обычно люди не могут успо­ко­иться, пере­жи­вают и рас­ска­зы­вают о том, сколько они сде­лали добра и не полу­чили ничего в ответ, как будто их обма­нули. Схожую ошибку совер­шают те люди, кото­рые при­ни­мают дар не как знак хри­сти­ан­ской любви, а счи­тают себя обя­зан­ными от­платить или отра­бо­тать за него, как бы зака­ба­лен­ные чужим добром. Они напря­женно думают, что сде­лать или по­дарить взамен, боясь пока­заться небла­го­дар­ными и этим уни­зить себя. Они начи­нают ока­зы­вать своему бла­го­де­телю особые знаки вни­ма­ния, ищут случая, чтобы пред­ло­жить свои услуги, то есть поско­рее рас­пла­титься с ним. Нередко они при­нуж­дают себя под­де­лы­ваться, при­тво­ряться и кри­вить сове­стью, то есть рас­пла­чи­ваться своей душой, как раз­мен­ной моне­той. Тогда вместо любви у чело­века воз­ни­кает внут­рен­няя раб­ская зави­си­мость, кото­рая может вызвать тайное, глухое раз­дра­же­ние к тому, кто оказал по­мощь и мило­стыню: ведь долж­ник не может любить своего заи­мо­давца. При этом иногда про­ис­хо­дит пси­хо­ло­ги­че­ский пара­докс: чтобы осво­бо­диться от зави­си­мо­сти, кото­рую навя­зал себе сам чело­век, он идет на кон­фликт с тем, кто сделал ему добро. Поэтому в мире суще­ствует такое стран­ное явле­ние: за добро отпла­чи­вают злом, как будто мстят за него. А вино­вата в этом лож­ная уста­новка, ложное чув­ство бла­го­дар­но­сти, как долга, кото­рый надо отра­бо­тать, чтобы снять цепь с шеи.

Дар и мило­стыня не должны стес­нять сво­боды чело­века, тогда у него будет ис­тинная бла­го­дар­ность и истин­ная любовь не ради дара, а ради самой любви. Лю­бовь, как чув­ство, отда­вая себя, не умень­ша­ется, а уве­ли­чи­ва­ется еще больше. Обычно те, кто хотят пере­ве­сти бла­го­дар­ность в мелоч­ный счет и расчет, сами в мило­сти небес­ко­рыстны. Наша испор­чен­ность и ложь спе­ку­ли­руют самыми свя­тыми сло­вами и поня­ти­ями, поэтому мы должны сле­дить за тем, чтобы, давая дар и совер­шая дела мило­сер­дия — не поку­пать, а при­ни­мая дар и помощь — не про­да­ваться.

Надо прежде всего и больше всего быть бла­го­дар­ным Богу, без Кото­рого не совер­ша­ется ничего, а затем чело­веку – как Его орудию, и этим сохра­нять внут­рен­нюю сво­боду, данную Хри­стом.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки