Дни памяти

28 февраля

29 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Алек­сий ро­дил­ся в 1867 го­ду в се­ле Гре­мя­че­во Ве­нев­ско­го уез­да Туль­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Пет­ра Смир­но­ва. Ко­гда Алек­сею ис­пол­ни­лось семь лет, умер отец и его взял на вос­пи­та­ние дед, слу­жив­ший пса­лом­щи­ком в од­ном из хра­мов Моск­вы.
В 1890 го­ду Алек­сей Пет­ро­вич окон­чил Мос­ков­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка ко хра­му Рож­де­ства Хри­сто­ва в се­ле Фила­то­во Лу­чин­ской во­ло­сти Зве­ни­го­род­ско­го уез­да, здесь он про­слу­жил со­рок три го­да. Храм на этом ме­сте был из­ве­стен еще с древ­них вре­мен и ра­зо­рен в Смут­ное вре­мя. По­след­нее зда­ние ка­мен­ной церк­ви бы­ло по­стро­е­но в се­ре­дине XVIII сто­ле­тия. В на­ча­ле ХХ ве­ка усадь­бой, рас­по­ло­жен­ной ря­дом с хра­мом, вла­де­ла Ан­на Ти­мо­фе­ев­на Кар­по­ва, урож­ден­ная Мо­ро­зо­ва, вдо­ва рус­ско­го ис­то­ри­ка Ген­на­дия Фе­до­ро­ви­ча Кар­по­ва. Она бы­ла по­чет­ным чле­ном Об­ще­ства ис­то­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских и в па­мять о му­же учре­ди­ла пре­мию за луч­шие ис­то­ри­че­ские ра­бо­ты. Ча­стым го­стем в Фила­то­ве был ху­дож­ник Ва­си­лий По­ле­нов. Ан­на Ти­мо­фе­ев­на сов­мест­но с бра­том, Сер­ге­ем Ти­мо­фе­е­ви­чем Мо­ро­зо­вым, ди­рек­то­ром Ни­коль­ской ма­ну­фак­ту­ры и ос­но­ва­те­лем Ку­стар­но­го му­зея в Москве, вы­стро­и­ла шко­лу, ко­то­рую на­зва­ла име­нем сво­е­го от­ца[1]. Та­ко­вы бы­ли со­се­ди по се­лу и неко­то­рые из при­хо­жан от­ца Алек­сия.
Неза­дол­го пе­ред аре­стом отец Алек­сий стал слу­жить и в рас­по­ло­жен­ном непо­да­ле­ку хра­ме в честь Ка­зан­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри в се­ле Гле­бо­во Ист­рин­ско­го рай­о­на. В 1924 го­ду отец Алек­сий был на­граж­ден на­перс­ным кре­стом, в 1929-м — воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея, в 1933-м — на­граж­ден кре­стом с укра­ше­ни­я­ми[2].
Мест­ные вла­сти по­пы­та­лись за­крыть храм — по­на­ча­лу с по­мо­щью «эко­но­ми­че­ских» средств. В свя­зи с этим 8 сен­тяб­ря 1928 го­да цер­ков­ный со­вет хра­ма об­ра­тил­ся к ве­ру­ю­щим с пись­мен­ной прось­бой: «по­мочь на­ше­му свя­щен­ни­ку в необ­хо­ди­мом пред­ме­те, в хле­бе, вви­ду от­ка­за ему в вы­да­че пай­ка, в са­мом необ­хо­ди­мом для су­ще­ство­ва­ния жиз­ни. Граж­дане, про­сим по­мочь на­ше­му свя­щен­ни­ку зер­ном ржи или му­кой...»[3]
В ян­ва­ре 1937 го­да цер­ков­ный со­вет в оче­ред­ной раз об­ра­тил­ся с прось­бой к при­хо­жа­нам: «Об­ра­ща­ем­ся к вам с прось­бой по­жерт­во­вать от трех руб­лей и вы­ше на свою мать — фила­тов­скую цер­ковь, так как на днях по­лу­чи­ли из Ист­рин­ско­го РИКа два из­ве­ще­ния на на­лог: зе­мель­ная рен­та в сум­ме 140 руб­лей и стра­хов­ка в сум­ме 246 руб­лей. Цер­ков­ных де­нег нет на упла­ту на­ло­га та­кой боль­шой сум­мы. Про­сим сроч­но ока­зать свое усер­дие, ибо срок пла­ты ко­ро­ток, вно­сить 25 ян­ва­ря 1937 го­да»[4].
Ед­ва на­чал­ся 1938 год, как от­цу Алек­сию пред­ло­жи­ли упла­тить сле­ду­ю­щий на­лог, при­чем на год впе­ред, и свя­щен­ник об­ра­тил­ся с пись­мом к при­хо­жа­нам: «До­ро­гие при­хо­жане... Из­ве­щаю вас, что ме­ня на 1938 год об­ло­жи­ли куль­тур­ным и по­до­ход­ным на­ло­гом в сум­ме пять ты­сяч во­семь­сот пять руб­лей... Про­шу, доб­рые граж­дане, ока­зать по­мощь в сум­ме пя­ти руб­лей с до­мо­хо­зя­и­на»[5].
4 фев­ра­ля 1938 го­да со­труд­ни­ки НКВД, со­би­ра­ясь аре­сто­вать свя­щен­ни­ка, до­про­си­ли сви­де­те­лей, и те по­ка­за­ли о нем: «Ан­ти­со­вет­ский че­ло­век! Сре­ди на­се­ле­ния ве­дет раз­го­вор про­тив со­вет­ской вла­сти. Хо­дит по до­мам, со­би­ра­ет по­да­ти для упла­ты на­ло­га за 1938 год. Ве­дет аги­та­цию, что со­вет­ская власть раз­ре­ши­ла ре­ли­гию... а... церк­ви ло­ма­ют, пре­вра­ща­ют их неиз­вест­но во что. При­дет вре­мя, бу­дет об­рат­но ре­ли­гия, ком­му­ни­стов не бу­дет... Пар­тия и пра­ви­тель­ство под ру­ко­вод­ством Ста­ли­на непра­виль­но уни­что­жа­ют ре­ли­гию, ко­то­рая со­вер­шен­но не ме­ша­ет, са­жа­ют в тюрь­мы невин­ных лю­дей»[6].
16 фев­ра­ля 1938 год про­то­и­е­рей Алек­сий был аре­сто­ван и за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Во­ло­ко­лам­ске.
— Ко­го вы зна­е­те из быв­ших ку­ла­ков, по­пов, по­ли­ции, жан­дар­мов? — спро­сил его сле­до­ва­тель.
— Рань­ше знал и по­пов, и ку­ла­ков, а те­перь их нет, все умер­шие, — от­ве­тил свя­щен­ник.
— След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что вы в фев­ра­ле 1938 го­да со­би­ра­ли день­ги с кре­стьян по три и по пять руб­лей с каж­до­го до­ма на упла­ту по­до­ход­но­го на­ло­га и го­во­ри­ли, что со­вет­ская власть об­ло­жи­ла непо­силь­ным на­ло­гом с це­лью за­крыть цер­ковь.
— Дей­стви­тель­но, день­ги я с кре­стьян со­би­рал и го­во­рил, что со­вет­ская власть на­ло­жи­ла непо­силь­ный на­лог и хо­чет за­крыть цер­ковь.
— Об­на­ру­жен­ную при обыс­ке у вас цер­ков­ную ли­те­ра­ту­ру вы рас­про­стра­ня­ли сре­ди кре­стьян?
— Цер­ков­ной ли­те­ра­ту­рой поль­зо­вал­ся сам и раз­да­вал кре­стья­нам, ко­то­рые по­се­ща­ли цер­ковь.
— Вы в но­яб­ре 1937 го­да го­во­ри­ли сре­ди кре­стьян, что нераз­бор­чи­вое ру­ко­вод­ство Ста­ли­на при­ве­ло всех в бо­ло­то, из ко­то­ро­го ни­ко­му не вый­ти, стра­на ка­тит­ся в бо­ло­то?
— Я го­во­рил в но­яб­ре 1937 го­да сре­ди кре­стьян, что ру­ко­вод­ство Ста­ли­на при­ве­ло всех в бо­ло­то.
23 фев­ра­ля 1938 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Алек­сия к рас­стре­лу. Про­то­и­е­рей Алек­сий Смир­нов был рас­стре­лян 28 фев­ра­ля 1938 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка. Фев­раль».
Тверь. 2005. С. 295-298


При­ме­ча­ния

[1] Свящ. Олег Пэнэж­ко. Г. Ис­т­ра и хра­мы Ист­рин­ско­го рай­о­на. Ли­ки­но-Дуле­во, 2001. С. 50-51.

[2] АМП. По­служ­ной спи­сок.

[3] ГАРФ. Ф. 10035, д. 23897, л. 10.

[4] Там же. Л. 11.

[5] Там же. Л. 9.

[6] Там же. Л. 14 об.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест