Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

23 июня – Собор Сибирских святых

8 июля

6 августа – Обре́тение мощей

Житие

Го­род Дал­ма­то­во – од­но из пер­вых рус­ских по­се­ле­ний в За­ура­лье, стар­ше со­сед­них го­ро­дов Шад­рин­ска и Кур­га­на, стар­ше да­же Санкт-Пе­тер­бур­га, а го­род Ка­менск-Ураль­ский на­чал­ся с по­се­лья на зем­лях Дал­ма­тов­ско­го мо­на­сты­ря на ре­ке Же­ле­зян­ке. Это вре­мя за­се­ле­ния Си­би­ри рус­ски­ми людь­ми – про­дви­же­ние Рос­сий­ско­го го­су­дар­ства на во­сток. Свое на­зва­ние го­род по­лу­чил от Дал­ма­тов­ско­го Успен­ско­го муж­ско­го мо­на­сты­ря, ос­но­ва­те­лем ко­то­ро­го стал в да­ле­ком 1644 го­ду от Рож­де­ства Хри­сто­ва ста­рец Дал­мат.

До по­стри­же­ния в мо­на­хи пре­по­доб­ный Дал­мат в ми­ру был Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем Мок­рин­ским. Ро­дил­ся он в 1594 го­ду в го­ро­де-кре­по­сти (остро­ге) Бе­ре­зо­ве. Жил в То­боль­ске, со­сто­ял на го­су­да­ре­вой служ­бе, был же­нат, имел де­тей. Отец его был ка­за­чьим ата­ма­ном, мать, как неко­то­рые счи­та­ли, – до­че­рью но­во­кре­щен­но­го та­та­ри­на из ро­да мур­зы Или­гея, вла­дель­ца зе­мель по бе­ре­гам ре­ки Ис­е­ти.

По­сле смер­ти же­ны Дмит­рий Мок­рин­ский ушел в Невьян­ский мо­на­стырь, где и был на­ре­чен Дал­ма­том. За свою на­чи­тан­ность и при­вер­жен­ность к ве­ре Дал­мат поль­зо­вал­ся та­ким ува­же­ни­ем бра­тии, что воз­на­ме­ри­лись они по­ста­вить Дал­ма­та на­став­ни­ком. Но, не же­лая этой че­сти, стре­мясь к уеди­не­нию, Дал­мат тай­но по­ки­нул Невьян­ский мо­на­стырь и ушел на даль­нее по­се­ле­ние, за­хва­тив с со­бою ро­до­вую ико­ну Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри. Нет, не убо­гий ста­рец ухо­дил в ино­че­ский по­двиг, а че­ло­век, рас­счи­ты­вав­ший на свои си­лы и Бо­жию по­мощь. Ведь ему при­шлось нести на се­бе не толь­ко тя­же­лую ико­ну, но и все, что необ­хо­ди­мо для уеди­нен­но­го бы­тия.

По со­ве­ту жи­те­ля Кир­гин­ской сло­бо­ды Се­ме­на Сос­нов­ско­го Дал­мат вы­брал для уеди­не­ния удоб­ное в гео­гра­фи­че­ском от­но­ше­нии ме­сто – вы­со­кий об­ры­ви­стый холм – бе­рег ре­ки Ис­е­ти, уро­чи­ще Бе­лое Го­ро­ди­ще – при сли­я­нии рек Те­чи и Ис­е­ти. Пер­вым жи­ли­щем его бы­ла пе­ще­ра око­ло чи­сто­го клю­ча.

Зем­ли, на ко­то­рых по­се­лил­ся Дал­мат в 1644 г., при­над­ле­жа­ли та­тар­ско­му мур­зе Или­гею и сда­ва­лись им в арен­ду для про­мыс­лов «ир­бит­цам и невьян­цам Ко­роле­вым и Ши­пи­цы­ным». Или­гей два­жды пы­тал­ся во­ору­жен­ным пу­тем из­гнать Дал­ма­та из сво­их вла­де­ний. Труд­но ска­зать, ка­ким об­ра­зом стар­цу уда­лось одер­жать по­бе­ду в борь­бе за эти зем­ли. Счи­та­лось, что успех Дал­ма­та был обес­пе­чен его род­ством с Или­ге­ем по ма­те­рин­ской ли­нии, но со­чи­не­ние Иса­а­ка со­об­ща­ет, что этот факт не со­от­вет­ству­ет ис­тине. Оно та­ким об­ра­зом опи­сы­ва­ет этот эпи­зод: «...при­и­де той Или­гей та­та­рин к стар­цу Дал­ма­ту во об­ра­зе аки зве­ря и хо­тя ево уби­ти. Ста­рец же, ви­дев ево та­ко яря­ща­ся и по­мыс­лив че­ло­ве­че­ски, вос­по­мя­нув апо­сто­ла Пав­ла: «В Ри­ме быв­ша рим­ля­нам на­зва­ся» и прот­чая, так­же и ста­рец Дал­мат при­чел­ся к нему, та­та­ри­ну, ро­дом по­не­же по сест­ре ево: «А ма­ти моя от си­бир­ских та­тар от но­во­кре­ще­на ро­ди­ла­ся». И то слы­ша оный Или­гей та­та­рин и абие пре­ста на ма­лое вре­мя от убий­ства».

Вто­рой раз Или­гей воз­же­лал со­гнать стар­ца, но Дал­ма­та спас­ло чу­до – бо­же­ствен­ное про­зре­ние та­тар­ско­го мур­зы. По до­ро­ге к пе­ще­ре Дал­ма­та Или­гея на­стиг­ла ночь, и во сне ему бы­ло ви­де­ние: Бо­го­ро­ди­ца в баг­ря­ных ри­зах с хлы­сти­ком в ру­ках по­веле­ва­ла та­тар­ско­му мур­зе не толь­ко не тро­гать стар­ца, в том чис­ле и злым сло­вом, но и от­дать ему вот­чи­ну. Или­гея охва­тил ужас, и во ис­куп­ле­ние сво­их гре­хов он пе­ре­дал Дал­ма­ту вла­де­ния на Бе­лом Го­ро­ди­ще вес­ной 1646 г. Та­ким об­ра­зом, мо­на­стыр­ская ле­ген­да пред­став­ля­ла пе­ре­да­чу зе­мель­ных уго­дий ос­но­ва­те­лю мо­на­сты­ря как доб­ро­воль­ное по­жа­ло­ва­ние. Ско­рее все­го, Дал­мат до­го­во­рил­ся с Или­ге­ем об арен­де этой зем­ли за бо­лее вы­со­кую пла­ту, чем преды­ду­щие арен­да­то­ры – Ко­роле­вы и Ши­пи­цы­ны.

То­боль­ский бо­ярин Па­вел Шуль­гин опи­сал мо­на­стыр­скую вот­чи­ну по тем ме­жам, по ко­то­рым Или­гей от­дал ее Дал­ма­ту в при­сут­ствии род­ствен­ни­ков и со­пле­мен­ни­ков. Дли­на вла­де­ний «от вы­со­ко­ва Сос­но­во­го Яру» до «Атя­шу озе­ра» со­ста­ви­ла при­мер­но 90 верст, ши­ри­на – 25-30 верст. На­вер­ное, с тех пор и по­шла у мо­на­хов по­го­вор­ка: «Вплоть до Атя­ша все на­ше».

Спу­стя 5 лет, в 1651 г., стар­цы об­ра­ти­лись с че­ло­бит­ной к ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу и то­боль­ско­му во­е­во­де Б.Б. Ше­ре­ме­тье­ву с прось­бой о по­жа­ло­ва­нии им этих зе­мель. В 1659 го­ду по ука­зу ца­ря бы­ли уста­нов­ле­ны гра­ни­цы мо­на­стыр­ской вот­чи­ны. По­лу­чив цар­скую жа­ло­ван­ную гра­мо­ту, мо­на­стырь стал за­кон­ным вла­дель­цем зе­мель­ных уго­дий на р. Ис­е­ти. В даль­ней­шем тер­ри­то­рия мо­на­сты­ря еще не раз рас­ши­ря­лась за счет при­об­ре­те­ния та­тар­ских зе­мель.

Мо­на­стырь за­ни­мал вы­год­ное стра­те­ги­че­ское и гео­гра­фи­че­ское по­ло­же­ние и по­это­му стал свое­об­раз­ны­ми во­ро­та­ми для за­се­ле­ния об­шир­но­го Ис­ет­ско­го края. Он с пер­вых лет ос­но­ва­ния ма­нил к се­бе все но­вых и но­вых по­се­лен­цев. Пер­вы­ми рус­ски­ми по­се­лен­ца­ми бы­ли ис­ет­ские ка­за­ки, по­том­ки ка­зац­кой дру­жи­ны Ер­ма­ка. Слух о но­вом мо­на­сты­ре рас­про­стра­нил­ся, и сю­да ста­ли при­бы­вать лю­ди из Вер­хо­тур­ско­го уез­да, с Усо­лья и дру­гих мест, при­но­ся сю­да свои фа­ми­лии и про­зва­ния, жи­ву­щие и по­ныне.

К 1651 г. пер­вые на­сель­ни­ки Дал­ма­то­вой пу­сты­ни по­стро­и­ли на Бе­лом Го­ро­ди­ще по бла­го­сло­ве­нию То­боль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ге­ра­си­ма Крем­не­ва де­ре­вян­ную ча­сов­ню, кел­лии и огра­ду – пер­вые по­строй­ки бу­ду­ще­го мо­на­сты­ря. Но им бы­ло суж­де­но про­сто­ять недол­го. Как со­об­ща­ют до­ку­мен­ты, «в то ле­то по всей Ис­е­ти ни­кто рус­ских лю­дей не жи­вал ни­где, и при­шли на них (т.е. жи­те­лей мо­на­сты­ря) ра­тию кал­мыц­кие лю­ди, и ча­сов­ню и кел­лии у стар­цев и труд­ни­ков по­жгли и по­би­ли, а иных в по­лон по­бра­ли, толь­ко оста­лась на по­жа­ре в пеп­ле ико­на Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы невре­ди­ма, и ста­рец Дал­мат со­хра­нен бысть». С тех пор ико­на Успе­ния Пре­свя­тыя Бо­го­ро­ди­цы счи­та­ет­ся за­щит­ни­цей и по­кро­ви­тель­ни­цей Дал­ма­тов­ско­го мо­на­сты­ря. Эта ико­на бы­ла при­не­се­на на Бе­лое Го­ро­ди­ще Дал­ма­том из Невьян­ско­го мо­на­сты­ря. Вновь во­круг Дал­ма­та со­бра­лись спо­движ­ни­ки, и мо­на­стырь воз­ро­дил­ся. Бы­ли по­стро­е­ны цер­ковь во имя Успе­ния Бо­го­ро­ди­цы, кел­лии, мо­на­стыр­ские служ­бы, огра­да с баш­ня­ми.

В 1662–1664 гг. пу­стынь опять под­верг­лась опу­сто­ши­тель­ным на­па­де­ни­ям баш­кир­ских ко­че­вых пле­мен и вну­ков по­след­не­го си­бир­ско­го ха­на Ку­чу­ма. Но по­сле каж­до­го ра­зо­ре­ния оби­тель вновь от­стра­и­ва­лась. Ста­рец Дал­мат пе­ре­жил тя­же­лые го­ди­ны бед­ствий и ис­пы­та­ний. Несколь­ко раз он был бли­зок к смер­ти, два­жды на его гла­зах мо­на­стырь был уни­что­жен до ос­но­ва­ния, и два­жды он сно­ва воз­во­дил его из гру­ды пеп­ла и раз­ва­лин.

Дал­мат, не ис­кав­ший по сво­е­му сми­ре­нию су­ет­ной сла­вы и вла­сти, до са­мой смер­ти остал­ся лишь про­стым стар­цем-ино­ком, несмот­ря на то, что ему как ос­но­ва­те­лю, устро­и­те­лю и ру­ко­во­ди­те­лю мо­на­сты­ря по пра­ву при­над­ле­жа­ло и на­сто­я­тель­ство в нем. Но хо­тя офи­ци­аль­но мо­на­сты­рем управ­ля­ли дру­гие стар­цы (так, в 1667 г. игу­ме­ном мо­на­сты­ря был на­зна­чен сын Дал­ма­та Иса­ак), ав­то­ри­тет Дал­ма­та был ве­лик, и его сло­во бы­ло ре­ша­ю­щим. Он все­гда был сто­рон­ни­ком стро­го­го со­блю­де­ния ре­ли­ги­оз­ных ка­но­нов, и ни­ка­кие об­сто­я­тель­ства не мог­ли за­ста­вить его от­сту­пить от них. В та­ком же ду­хе он на­став­лял и мо­на­стыр­скую бра­тию.

Умер Дал­мат 25 июня 1697 г. в воз­расте 103 лет. Сле­до­ва­тель­но, год его рож­де­ния – 1594 г. Он был по­хо­ро­нен в мо­на­сты­ре на ме­сте са­мой пер­вой церк­ви, ко­гда-то со­жжен­ной ко­чев­ни­ка­ми. Еще при жиз­ни Дал­мат из­го­то­вил се­бе гроб (вы­дол­бил из боль­шо­го де­ре­ва), ко­то­рый дол­гие го­ды хра­нил­ся в са­рае. Для за­хо­ро­не­ния Дал­ма­та был со­ору­жен кир­пич­ный склеп. В 1707 г. над скле­пом бы­ла по­стро­е­на де­ре­вян­ная усы­паль­ни­ца или ча­сов­ня.

Усы­паль­ни­ца Дал­ма­та бы­ла глав­ной свя­ты­ней мо­на­сты­ря. За ней сле­ди­ли, вос­ста­нав­ли­ва­ли по­сле по­жа­ров, под­нов­ля­ли, укра­ша­ли. Са­ма гроб­ни­ца бы­ла рас­пи­са­на сю­же­та­ми и сти­ха­ми о пер­во­на­чаль­ной ис­то­рии мо­на­сты­ря и ино­че­ском по­дви­ге ее ос­но­ва­те­ля.

Бра­тия мо­на­сты­ря бе­реж­но хра­ни­ла па­мять о «на­чаль­ном» стар­це, его ве­щи ста­ли свое­об­раз­ны­ми сим­во­ла­ми тор­же­ства пра­во­слав­ной ве­ры. Это ши­шак и коль­чу­га, по­да­рен­ные Дал­ма­ту мур­зой Или­ге­ем в знак при­ми­ре­ния, ке­лей­ная ман­тия и кло­бук. Поз­же, по­сле смер­ти ар­хи­манд­ри­та Иса­а­ка, в усы­паль­ни­це по­яви­лись его по­сох, ман­тия и кло­бук, а сам он был по­гре­бен в при­дель­ной церк­ви во имя пре­по­доб­но­го Дмит­рия При­луц­ко­го.

От го­да к го­ду все боль­ше лю­дей при­хо­ди­ло в мо­на­стырь, чтобы по­мо­лить­ся в усы­паль­ни­це Дал­ма­та, взять во­ды из род­ни­ка. На­род­ная па­мять хра­ни­ла рас­ска­зы о вы­здо­ров­ле­нии стра­дав­ших неду­гом по­сле мо­лит­вы в ча­совне Дал­ма­та, а во­да из род­ни­ка счи­та­лась це­леб­ной. Дал­ма­та ста­ли счи­тать по­кро­ви­те­лем во­и­нов, и пе­ред от­прав­кой в ар­мию мо­ло­дые лю­ди обя­за­тель­но при­хо­ди­ли к его гроб­ни­це, на­де­ва­ли на се­бя коль­чу­гу и ши­шак, тем са­мым как бы по­лу­чая обе­рег. Та­ким об­ра­зом, на­род­ная мол­ва со­зда­ла во­круг име­ни Дал­ма­та, его мо­ги­лы и ве­щей оре­ол свя­то­сти.

В 1871 г. на мо­ги­ле ино­ка Дал­ма­та был по­стро­ен но­вый ка­мен­ный храм Всех Скор­бя­щих ра­до­сти. Ал­тарь и соб­ствен­но храм на­хо­ди­лись в се­ре­дине зда­ния и бы­ли окру­же­ны раз­лич­ны­ми по­ме­ще­ни­я­ми: с во­сто­ка – для риз­ни­цы и цер­ков­ной утва­ри, с юга – «для бес­при­ют­ных и страж­ду­щих ду­хов­ных лиц», с се­ве­ра – для пре­ста­ре­лой немощ­ной мо­на­ше­ству­ю­щей бра­тии.

В 1896 г. над мо­ги­лой пре­по­доб­но­го Дал­ма­та в па­мять ис­пол­няв­ше­го­ся 250-ле­тия су­ще­ство­ва­ния Дал­ма­тов­ской оби­те­ли вме­сто де­ре­вян­ной ча­сов­ни бы­ла воз­ве­де­на ка­мен­ная усы­паль­ни­ца. В но­вой усы­паль­ни­це бы­ла вос­со­зда­на преж­няя об­ста­нов­ка. Из­нут­ри ее сте­ны бы­ли укра­ше­ны жи­во­пи­сью на те­мы жи­тия стар­ца Дал­ма­та. Так же, как и в де­ре­вян­ной ча­совне, за гроб­ни­цей сто­ял боль­ших раз­ме­ров крест-рас­пя­тие с пред­сто­я­щи­ми, «все ли­ца жи­во­пи­си ста­рин­ной». На се­вер­ной стене усы­паль­ни­цы бы­ли раз­ме­ще­ны порт­ре­ты Дал­ма­та и его сы­на – ар­хи­манд­ри­та Иса­а­ка. По утвер­жде­нию Г. Плот­ни­ко­ва, эти порт­ре­ты бы­ли на­пи­са­ны мас­ля­ны­ми крас­ка­ми с на­ту­ры.

К 300-ле­тию пре­став­ле­ния свя­то­го в 1997 г. бы­ли со­став­ле­ны ему служ­ба и ака­фист. В 2004 го­ду по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха всея Ру­си Алек­сия II пре­по­доб­но­го Дал­ма­та Ис­ет­ско­го при­чис­ли­ли к мест­но­чти­мым свя­тым Кур­ган­ской епар­хии, по­чи­та­е­мо­му в ли­ке Со­бо­ра Си­бир­ских свя­тых, с уста­нов­ле­ни­ем дня па­мя­ти 8 июля.

Молитвы

Тропарь преподобному Далмату Исетскому, чудотворцу

глас 2

Дивный и славный угодниче Христов, славы и почестей всяческих бегая, в пустыни Исетской вселился еси, созидая в молитвах обитель твою, аки стены Иерусалимския, заступничеством Царицы Небесныя чудесно обрел еси, страхом Божиим к стопам твоим повергая бывшаго врага и вновь воздвигни сердца наша, отступлением оскверненныя.

Тропарь преподобному Далмату Исетскому, чудотворцу

глас 4

Подвигом добрым подвизався,/ постом, бдением и молитвою любовь Христову стяжал еси,/ чудным же заступлением Божия Матере/ угрозы неверных ни во что же вменив,/ яко светило на тверди Небесней просиял еси,/ преподобне отче наш Далмате,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.

показать все

Кондак преподобному Далмату Исетскому, чудотворцу

глас 2

Молитвами и верою обитель свою оградивый, землю Исетскую изрядно преобразивый, блаженным успением честное старчество запечатлевый, явлением мощей твоих нас не оставивый, отче наш преподобне Далмате, и ныне предстани и заступи чтущих святую память твою.

Кондак преподобному Далмату Исетскому, чудотворцу

глас 4

От юности Христа возлюбивше,/ суетная и мирская мудрования презрел еси,/ мужески же в пустыню вселившеся,/ вся напасти вражия победил еси/ и добрый воин Христов явился еси./ Поминай нас, верою чтущих тя,/ Далмате преблаженне.

Молитва преподобному Далмату Исетскому, чудотворцу

О, священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Далмате! Не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих. Моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя. Поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу: ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши. Не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый. Аще бо и мощей твоих рака (икона твоя святая) пред очима нашима видима есть всегда, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со бесплотными лики, с Небесными Силами, у Престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится. Ведуще убо тя воистинну и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на Небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва иная преподобному Далмату Исетскому, чудотворцу

Каноны и Акафисты

Акафист преподобному и богоносному отцу нашему Далмату Исетскому, чудотворцу

Кондак 1

Избранный от воинства земнаго к воинству Небесному, в землю Исетскую от страны отечествия своего пришедый, идеже Заступницу рода христианскаго чудесно обретый, и в ней обитель во славу Царицу Небесныя устроивый, восхваляем тя, чудотворче святый небодохновенный; но яко имея дерзновение ко Господу, от рова погибельнаго нас изведи, да зовем ти:
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Икос 1

Ангел-хранитель соблюл еси тя, отче, до возраста мужескаго, воззва тя в угодное Богу время на житие превыше мирскаго попечения, к жизни иноческой евангельской, юже сохранил еси в чистоте и непорочности, тем освяти вся концы земли нашея, да зовем ти:
Радуйся, во граде Тобольске рожденный; Радуйся, града Божия наперсниче вожделенный.
Радуйся, воинство земное от отца унаследовавый; Радуйся, воинству Небесному причастниче святый.
Радуйся, родителей своих достойное продолжение; Радуйся, славы святых несумненное умножение.
Радуйся, страны Сибирския подвижниче, доселе неизреченный; Радуйся, в меру возраста Христова скоро пришедый.
Радуйся, семьи христианския, церкви малыя, до времени не оставивый; Радуйся, яко Бог тя на делание сие изведый.
Радуйся, земли Исетския чудесное основание; Радуйся, покрываяй нас сиянием святым.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 2

Многия скорби и печали жития мирскаго приизлиха приуготовиша душу твою, но яко при источнице вод некое древо псаломское возрасташе дух твой ко Господу, Емуже измлада прилежа пети песнь: Аллилуия.

Икос 2

Время призвания твоего, отче досточудне, от мира к чину Ангельскому чтим изумевая: како кто от подвижник, седине обретенней, возможе яко елень на источницы водныя устремитися к иному жительству, аще не Господь, исправляющий стопы человеку, да зовем ти:
Радуйся, тайну призвания своего измлада хранивый; Радуйся, Промысла Божия исполнение явивый.
Радуйся, ближния своя премного удививый; Радуйся, по успении супружницы твоея взор к Небу возведый.
Радуйся, света евангельскаго чудесное озарение; Радуйся, имений и чад несметных обретение.
Радуйся, якоже Авраам дом отца своего в стране Халдейстей оставивый; Радуйся, землю обетования, якоже оному Господь тебе даде.
Радуйся, мирское попечение по всяческим отложивый; Радуйся, чающий Бога, якоже Давид.
Радуйся, в молитве неустанно пребывающий; Радуйся, укрепление душ наших и сердец.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 3

Ища утешения духовнаго, прилепился еси к первей обители твоей, яже во граде Невьянстем, идеже зря преуспеяние твое необычное, возведет тя Бог в чин иноческий, да воспоешь Ему неведомую миру ангельскую песнь: Аллилуия.

Икос 3

Како подвизался еси в возрасте сый, како иных превзошед послушанием и смирением, дарований духовных сподобился еси, да зовем ти:
Радуйся, отче преподобне; Радуйся, причастниче святым.
Радуйся, ищущий подвигов духовных; Радуйся, смиренномудрия иский.
Радуйся, мужу желаний неизреченный; Радуйся, человече Божий среди оболкшихся с тобой.
Радуйся, многия виды послушания исполнивый; Радуйся, яко к подвигам новым Господь тебе зовый.
Радуйся, от братии богомудрым нареченный; Радуйся, многия к себе привлекий.
Радуйся, пищи нетленныя вкусивый; Радуйся, всего себе Богу принесый.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 4

Якоже исходит человек на делание свое до вечера, яже от Бога, такожде и тебе уготованное время приспе, отче; да оставив монастырь сей, явлен будеши стране незнаемей доселе и не ведущей пети: Аллилуия.

Икос 4

Егда же глубоцей молитве твоей, преподобне, явлено бысть, да отречение сотвориши игуменству своему, хотящему быти по прошении братии, ускори тя Господь к призванию новому, да зовем ти:
Радуйся, послушниче Господень неленостный; радуйся, умом и помышлением простый.
Радуйся, всякое тщеславие презревый; радуйся, смирение всему предпочтый.
Радуйся, молитвою сердце свое освятивый; радуйся, образ Божий тамо обретый.
Радуйся, к Богу, в нас сокровение пребывающему, взираяй; радуйся, повелений Его не отступаяй никогда.
Радуйся, честолюбия николиже взыскавый; радуйся, братии своей любы выну творя.
Радуйся, обители Невьянския духовное угобзение; радуйся, большая от Господа вместити могий.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 5

Не желая никако приобидети братию от разлучения своего, прения и разномыслия никакоже допущая, решил еси тай, Божию промыслу препоручившись, изыти к новому месту подвигов твоих, во глубине сердечней поя: Аллилуия.

Икос 5

Новыя неизреченныя ревности исполнися, блаженне, да утолится жажда твоего о уединении и безмолвии, юже предпочел еси всякому назиданию, да поем ти:
Радуйся, Господа Путем Живым евангельски уяснивый; радуйся, Ему во странствиях своих последовавый.
Радуйся, вся и всяческая оставивый; радуйся, блаженство нищих духом обретый.
Радуйся, молитвенниче преусерднейший; радуйся, волю Божию соблюдый.
Радуйся, странниче любоприятельный; радуйся, отшельниче благий.
Радуйся, иноче, от Бога предназначенный; радуйся, звание сие до кончины пронесый.
Радуйся, первопроходче мест дивиих и лихих; радуйся, мужества апостольскаго преисполненный.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 6

Кия труды приял еси, отче, егда по некоему совету удалился еси на восход солнца, водворяяся в пустыню страны агарянския; да в безмолвии сей сени смертней услышат ангели и человецы богокрасную песнь: Аллилуия.

Икос 6

Якоже воды Исети, скоро течаста нози твои, преподобне, по брегам ея; и идеже ты моляшеся, провидя селения христианския, тамо по времени храмы Божии воздвиглися бяху, да поем ти:
Радуйся, землю Исетскую молитвою своею облагоухавый; радуйся, к Богу ея приведый.
Радуйся, преданий церковных чудесный исполнителю; радуйся, отцев продолжателю прекрепок и благий.
Радуйся, стране неведомой чудное посещение; радуйся, освятителю мест темных и пустых.
Радуйся, на Господа надежду свою возложивый; радуйся, на посох веры опершийся, грядый.
Радуйся, все подвиги христианския исполнивый; радуйся, в молитве преуспеяние имый.
Радуйся, Белаго Городища достигнувый; радуйся, иконою Успения место сие освяти.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 7

Яко некеого Сиона достигоста стопы твоя Белаго Городища, преподобне отче, места весьма краснаго души твоей. Прибежища скитанию твоему, водворившемуся в земли сей обетованней, да присно слышим о тебе: Аллилуия.

Икос 7

Древним пустынником подобяся, наипаче блаженному Антонию Печерскому, Руси Святей первому начальнику и обители благознаменитыя основателю, ископал еси пещеру, преподобне отче Далмате, и в ней вселился еси, предаваясь подвигом неизглаголанным, да поем ти:
Радуйся, древних отцев ревнителю преизящный; радуйся, их подвигов наследниче живый.
Радуйся, купче, бисер нашедый многоценный; радуйся, оный до времени сокры.
Радуйся, тяготу и вар дневный претерпевый; радуйся, молитвою к Царице Небесной многоутешанный.
Радуйся, мироварнице трудов бденных; радуйся, купель сияющая помыслов благих.
Радуйся, пустынножителю неизреченный; радуйся, подвижниче непостижиме.
Радуйся, звание иноческое оправдавый; радуйся, стяжание духовное умноживый.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 8

Не для покоя вселился еси, преподобне, в места пустынныя и безводныя, но пустыня потом и трудом молитв твоих благоукрасися, да безмолвия глубоководнаго наслаждаяся и дух твой с Господом сочетавая, изнесет всякое дыхание твое: Аллилуия.

Икос 8

Аще плоть твоя увяде от поста и воздержания и пакостник плоти твоея, сей древний змий, молитв и трудов твоих устрашися, но призва сей завистник спасения нашего клеветников, яже Елигея подвизают погубити тя, отче победительне, да поем ти:
Радуйся, земли Исетския озарение; радуйся, оныя нечаянное прозябение.
Радуйся, землю сию облобызав, возлюбивый; радуйся, яко крин райский зде обитель твоея процвете.
Радуйся, Матери Божией небесное взирание; радуйся, благотерпеливое Ея умоление.
Радуйся, любви Божией приверженный; радуйся, неотлучно пребываяй в ней.
Радуйся, зерцало подвигов многочудесное; радуйся, мерило лучшаго пути.
Радуйся, лампадо, в пещере пустынней возженая; радуйся, свеще, сердца наша выну согревающая.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 9

Николиже почитание твое Царицы Небесныя оставлял еси, выну заступление свое от враг, видимых и невидимых, на Ню возлагаше, и икону Успения Ея, яко некую Одигитрию пред собой носящи, в ней же Сын Ея вознесшийся, нисходя прияти Матерь Свою, слышит от всех конец земли: Аллилуия.

Икос 9

О, неизбывное чудо, Владычицу к себе в Заступницу избра, да взбранным воеводством Ея устрашит неистоваго Елигея, якоже некогда хана Ахмета при Угре-реце, и понуди прежняго врага припасти со страхом Божиим ко стопам твоим, преподобне отче, да поем ти:
Радуйся, Сергию преподобному чудом равняяйся; радуйся, прилога диавольскаго до конца отметаяйся.
Радуйся, даже до смерти подвизавыйся; радуйся, яко Бог тя сохрани.
Радуйся, Царицы Небесныя чудное заступление; радуйся, Небо к себе привлекий.
Радуйся, евангельское послушание исполнивый; радуйся, не токмо ланиту, но и выю врагу повергий.
Радуйся, наше несказанное радование; радуйся, изумление святых.
Радуйся, яко слезы твоя суть небесное ликование; радуйся, яко молитва твоя источает Божественный свет.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 10

Якоже не может светильник под спудом светити, но светит всем, иже в храмине суть, привлече благодать Божия к тебе, авво и похвало Исетская, многия ищущия спасения, да с ликом святых воспоют: Аллилуия.

Икос 10

Яви тебе, отче наш незабвенне, Господь новаго чудотворца стране нашей Сибирстей, да сложит с себе при ногу твоею Елигей в знамение примирения шелом и кольчужницу, от нихже до последних времен исцеление людие Божии получаше, да воспоют ти:
Радуйся, ходатаю и заступниче наш пред Господем; радуйся, умолителю Его.
Радуйся, источниче неистощимыя радости; радуйся, благодатию твоею покрываяй вся концы.
Радуйся, отче богомудрый и вселюбимый; радуйся, иноков наздателю честный.
Радуйся, стадо свое премудре собравый; радуйся, многия и многия спасый.
Радуйся, аки кокош птенцы своя согреваяй; рауйся, повсюду благочестия лампады возжегий.
Радуйся, вся повеленная тебе от Господа сотворивый; радуйся, паче солнца всех освещаяй.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 11

Ревностью благодарения к Царице Небесной распаляем, устроил еси обитель Успения Ея, и якоже новаго Афония вразуми Елигея и привлече его к милосердию, да молитвами иноков просветится страна, прежде ненасеянная, и яко кедр иже в Ливане возвысится к высоте духовней и достизает Небес безпечальная песнь: Аллилуия.

Икос 11

Не презри, отче убожества нашего, поелику не возмогаем достойное благохваление тебе принести, како нечестивыя паки брань на тя воздвигли суть, како чудесне спаслся еси от пожарища, егоже чрез поганых змий изрыгнуше, желая поглотити обитель твою, колико страдания и печали понесл еси, напоследок труды непостижныя, да возсияет обитель твоя, яко некий новый Иерусалим, да поем ти:
Радуйся, старче достоблаженный; радуйся, угодниче Христов преусерднейший.
Радуйся, игумене, Богом данный обители сей; радуйся, стадо свое смирением пасый.
Радуйся, строителю богомудрый и многочудесный; радуйся, иноче простый.
Радуйся, лествицы духовныя суровое похождение; радуйся, Креста Господня носителю святый.
Радуйся, монашескаго жития земли нашея светозарное начало; радуйся, Царствия Небеснаго светильниче драгий.
Радуйся, отче доброзрачне и досточудне; радуйся, царя земнаго о нуждах обители зовый.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 12

Всяческая устрояяй, якоже прежде реченный Антоний, вместо себя сына своего блаженнаго Исаака над братией постави, якоже Феодосия оный, вновь удалися к созерцанию молитвенному, да не изгладится Небесная твердь богописанною скрижалию: Аллилуия.

Икос 12

Чудеса твоя и исцеления даже доселе изливаются, отче наш Далмате, но яко фимиам истончеваясь в старчестве твоем, отшел еси ко Христу своему в селения райская; тамо же лице к лицу молиши Господа Сил о нас, недостойных чадех твоих, да вси, видящи славу твою, неустанно восхваляем тя:
Радуйся, красото всея земли Сибирския; радуйся, небесный человече и ангеле земный.
Радуйся, знамения и чудеса показавый нам; радуйся, из глубины падения нашего скоро возведый.
Радуйся, Царствия Небеснаго достойное пребывание; радуйся, скоро в молитвах послушающий нас.
Радуйся, отступником грозное обличение; радуйся, от бездны греховныя нас извлачаяй.
Радуйся, цельбоносное очищение от всякия скверны; радуйся, знамение во благо в последняя времена.
Радуйся, старче, тайною Божией доселе прикровенный; радуйся, великий угодниче Христов.
Радуйся, преподобне отче наш Далмате, Исетский чудотворче.

Кондак 13

О, предивный угодниче и старче наш, преподобне Далмате! Призри на люди твоя, с верою и любовию к тебе притекающия и помощи ныне от тебе чающия; изми нас от рабства греховнаго предстательством многочудным твоим и избави вечныя смерти, да с тобою воспоим Богу: Аллилуия.

(Этот кондак читается трижды, затем читается икос 1 и кондак 1)

Случайный тест

(8 голосов: 5 из 5)