Дни памяти:

4 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

15 сентября

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Да­мас­кин, епи­скоп Ста­ро­дуб­ский, ви­ка­рий Чер­ни­гов­ской епар­хии (в ми­ру Цед­рик Дмит­рий Дмит­ри­е­вич) ро­дил­ся в 1877 го­ду в го­ро­де Ма­я­ки Одес­ско­го уез­да Хер­сон­ской гу­бер­нии в се­мье поч­то­во­го чи­нов­ни­ка. Ди­мит­рий окон­чил Ду­хов­ную Се­ми­на­рию, за­тем Вла­ди­во­сток­ский сель­ско­хо­зяй­ствен­ный ин­сти­тут со спе­ци­аль­но­стью аг­ро­но­ма, и Ка­зан­ский ин­сти­тут во­сточ­ных язы­ков. Вско­ре он при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Да­мас­кин и по­сту­пил слу­жить мис­си­о­не­ром при Пе­кин­ской Ду­хов­ной Мис­сии. В 1914 го­ду отец Да­мас­кин от­пра­вил­ся на фронт и со­сто­ял в от­ря­де Крас­но­го Кре­ста на Кав­ка­зе.
В 1918 го­ду в Ор­лов­ской гу­бер­нии его аре­сто­ва­ли и при­го­во­ри­ли к «выс­шей ме­ре на­ка­за­ния», но рас­стре­ла ему уда­лось из­бе­жать. В это же вре­мя был рас­стре­лян его брат свя­щен­ник Ни­ко­лай за бес­страш­ное об­ли­че­ние боль­ше­ви­ков.
Неко­то­рое вре­мя отец Да­мас­кин про­жи­вал в Ки­ев­ском Ми­хай­лов­ском мо­на­сты­ре, яв­ля­ясь епар­хи­аль­ным мис­си­о­не­ром и слу­ша­те­лем Ки­ев­ской Ду­хов­ной Ака­де­мии. В 1919 го­ду он был воз­ве­дён в сан иеро­мо­на­ха ар­хи­епи­ско­пом Сим­фе­ро­поль­ским и Та­ври­че­ским Ди­мит­ри­ем (князь Аба­шид­зе). В 1920 го­ду от­ца Да­мас­ки­на на­зна­ча­ют на­сто­я­те­лем Ба­ла­клав­ско­го Ге­ор­ги­ев­ско­го мо­на­сты­ря в Кры­му с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­манд­ри­та. Вско­ре, в том же го­ду он опять был аре­сто­ван вме­сте с Вла­ды­кой Ди­мит­ри­ем, но через несколь­ко ме­ся­цев был осво­бож­дён и вы­слан из Кры­ма.
Отец Да­мас­кин успеш­но бо­рол­ся с об­нов­лен­че­ством. 14 сен­тяб­ря 1923 го­да он был хи­ро­то­ни­сан лич­но Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном в епи­ско­па Ста­ро­дуб­ско­го, и с это­го вре­ме­ни управ­лял так­же Чер­ни­гов­ской епар­хи­ей и Глу­хов­ским ви­ка­ри­ат­ством. По­сле неод­но­крат­ных аре­стов в эти го­ды Вла­ды­ка был так из­му­чен за­то­че­ни­ем и до­про­са­ми, что на все­нощ­ной вы­нуж­ден был по­ма­зать на­род си­дя. В ал­та­ре с ним слу­ча­лись сер­деч­ные при­сту­пы, но на сле­ду­ю­щий день он сно­ва слу­жил, ви­дя в бо­го­слу­же­нии свою един­ствен­ную ра­дость. В 1924 го­ду Вла­ды­ка вы­сы­ла­ет­ся вла­стя­ми в Харь­ков, а с сен­тяб­ря 1925 го­да жи­вёт в Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре в Москве без пра­ва вы­ез­да. Но уже в но­яб­ре 1925 го­да Свя­ти­тель был аре­сто­ван вновь по де­лу свя­щен­но­му­че­ни­ка мит­ро­по­ли­та Пет­ра (По­лян­ско­го, па­мять 27 сен­тяб­ря). По по­ста­нов­ле­нию Г.П.У. (от 8 мая 1926 го­да) Вла­ды­ка был при­го­во­рён к трём го­дам ссыл­ки в Ту­ру­хан­ский край, но до ав­гу­ста 1926 го­да со­дер­жал­ся в Бу­тыр­ской тюрь­ме в сто­ли­це, за­тем жил в Крас­но­яр­ске и по­сёл­ке По­лой Крас­но­яр­ско­го края (за Се­вер­ным По­ляр­ным кру­гом). Здесь ему при­го­ди­лась долж­ность аг­ро­но­ма, ко­то­рую он по­лу­чил в мо­ло­до­сти — за­вёл ого­род, спа­са­ясь вы­ра­щен­ной им са­мим зе­ле­нью от цин­ги.
Кро­хот­ный, по­лу­раз­ру­шен­ный до­мик он вме­сте с ке­лей­ни­ком ис­пра­вил сам. Здесь его за­ста­ло из­ве­стие об из­да­нии в 1927 го­ду мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем «Де­кла­ра­ции». Вла­ды­ка был так по­тря­сён его со­дер­жа­ни­ем, что пи­шет око­ло 150 пи­сем по это­му по­во­ду, от­пра­вив с ни­ми сво­е­го ке­лей­ни­ка-связ­ни­ка.
Зи­мой 1928 го­да, ко­гда ми­мо По­лой ве­зут мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла (Смир­но­ва), про­ис­хо­дить встре­ча двух бу­ду­щих свя­щен­но­му­че­ни­ков, ко­то­рые по­сле непро­дол­жи­тель­ной бе­се­ды ста­ли дру­зья­ми.
О сво­ём пре­бы­ва­нии в тюрь­мах Вла­ды­ка не рас­ска­зы­вал, от­ве­чая на во­про­сы так: «А что же, там лю­ди хо­ро­шие, я и сей­час го­тов опять, ту­да», — счи­тая, как и мно­гие ар­хи­ереи, что на сво­бо­де в это вре­мя бы­ло нрав­ствен­но ху­же, чем в за­клю­че­нии.
По­сле осво­бож­де­ния в но­яб­ре 1928 го­да, Вла­ды­ка был при­нят в Москве мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем, по­сле че­го сра­зу от­де­лил­ся от него, при­мкнув пер­во­на­чаль­но к «да­ни­лов­ской» груп­пе. Вла­ды­ка об­ра­тил­ся к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию с рез­ким по­сла­ни­ем, об­ли­чая его при­зыв вы­ра­жать «бла­го­дар­ность к Со­вет­ско­му пра­ви­тель­ству за... вни­ма­ние к ду­хов­ным нуж­дам Пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния»: «За что бла­го­да­рить? — во­про­ша­ет Свя­ти­тель. — За неис­чис­ли­мые стра­да­ния по­след­них лет? За хра­мы, по­пи­ра­е­мые от­ступ­ни­ка­ми? За то, что по­гас­ла лам­па­да пре­по­доб­но­го Сер­гия? За то, что дра­го­цен­ные для мил­ли­о­нов ве­ру­ю­щих остан­ки пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма, а ещё ра­нее — остан­ки свя­тых Фе­о­до­сия, Мит­ро­фа­на, Ти­хо­на и Иоаса­фа под­верг­лись неимо­вер­но­му ко­щун­ству? За то, что за­мол­ча­ли ко­ло­ко­ла Крем­ля? За кровь мит­ро­по­ли­та Ве­ни­а­ми­на и дру­гих уби­ен­ных? За что?».
Вла­ды­ка по­се­лил­ся в Ста­ро­ду­бе, и пред­ла­га­е­мых ему на­зна­че­ний не при­ни­мал. От­ту­да он по­слал ле­том 1929 го­да пре­дан­но­го че­ло­ве­ка к мит­ро­по­ли­ту Пет­ру (По­лян­ско­му, па­мять 27 сен­тяб­ря), на­хо­дя­ще­му­ся в ссыл­ке в по­сёл­ке Хэ. Он про­сил у Свя­ти­те­ля, как у за­кон­но­го Гла­вы Церк­ви разъ­яс­не­ния мно­гих во­про­сов цер­ков­ной жиз­ни и пе­ре­дал Вла­ды­ке пись­ма мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла (Смир­но­ва) и дру­гих ар­хи­ере­ев к мит­ро­по­ли­ту Сер­гию по по­во­ду его Де­кла­ра­ции.
Для мит­ро­по­ли­та Пет­ра мно­гое, со­об­щён­ное Вла­ды­кой, бы­ло но­во­стью, он пе­ре­дал от­вет толь­ко на сло­вах, но сло­ва его, по сви­де­тель­ству по­слан­ца, сов­па­да­ли со сло­ва­ми са­мо­го Вла­ды­ки. Через это­го по­слан­но­го мит­ро­по­лит Пётр уст­но пе­ре­дал сле­ду­ю­щее: «1. Вы, епи­ско­пы, долж­ны сме­стить митр. Сер­гия. 2. По­ми­нать митр. Сер­гия за бо­го­слу­же­ни­ем не бла­го­слов­ляю» (см. жур. «Рус­ский Пас­тырь». № 19. II-1994. С. 79-80).
В пись­ме к мит­ро­по­ли­ту Ки­рил­лу Вла­ды­ка так оце­ни­вал сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию: «Со­вер­ша­ет­ся Суд Бо­жий над Цер­ко­вью и на­ро­дом Рус­ским... Со­вер­ша­ет­ся от­бор тех ис­тин­ных Во­и­нов Хри­сто­вых, кои толь­ко и смо­гут... про­ти­во­сто­ять са­мо­му Зве­рю. Вре­ме­на же при­бли­зи­лись, несо­мнен­но, апо­ка­лип­ти­че­ские... Все на­ши уси­лия те­перь долж­ны быть на­прав­ле­ны на уста­нов­ле­ние проч­ных свя­зей меж­ду пас­ты­ря­ми и па­со­мы­ми... и по воз­мож­но­сти ис­пра­вить со­вер­шён­ный грех пу­тём про­ти­во­дей­ствия злу до го­тов­но­сти да­же кро­вью смыть грех свой...».
В сво­их по­сла­ни­ях к ве­ру­ю­щим Вла­ды­ка от­ме­чал упор­ство, с ка­ким мит­ро­по­лит Сер­гий про­дол­жал иг­но­ри­ро­вать мне­ние по­дав­ля­ю­ще­го чис­ла иерар­хов и цер­ков­но­го на­ро­да, несо­глас­ных с его кур­сом. Да­же ко­гда ста­ло оче­вид­но, что курс ле­га­ли­за­ции цер­ков­ной адми­ни­стра­ции про­ва­лил­ся, мит­ро­по­лит от­ка­зы­вал­ся при­знать свою ошиб­ку. «Неис­чис­ли­мы, бес­ко­неч­но тя­гост­ны внут­рен­ние по­след­ствия Де­кла­ра­ции — этой про­да­жи пер­во­род­ства Ис­ти­ны за че­че­вич­ную по­хлёб­ку лжи­вых и неосу­ще­стви­мых благ», — пи­сал Вла­ды­ка.
В 1929 го­ду он сбли­зил­ся с ки­ев­ски­ми сто­рон­ни­ка­ми свя­щен­но­му­че­ни­ка мит­ро­по­ли­та Иоси­фа (Пет­ро­вых, па­мять 7 но­яб­ря) и ар­хи­епи­ско­пом Ди­мит­ри­ем (Лю­би­мо­вым, па­мять 4 мая), с ко­то­рым вёл пе­ре­пис­ку. В том же го­ду он от­ка­зал­ся от пред­ло­же­ния мит­ро­по­ли­та Се­ра­фи­ма (Чи­ча­го­ва) быть его по­мощ­ни­ком, по­то­му что «как и рань­ше, не хо­чет ни­ка­ких Сер­ги­ев­ских пред­ло­же­ний».
К это­му вре­ме­ни у Вла­ды­ки яс­но со­зре­ва­ет мысль, он по­вто­ря­ет в сво­их пись­мах и по­сла­ни­ях: «хри­сти­ан­ство на Ру­си долж­но уй­ти в под­по­лье». Вли­я­ние на ши­ро­кие на­род­ные мас­сы ста­ло невоз­мож­но. Нуж­но спа­сать ма­лое ста­до. Мас­са же бу­дет что всё-та­ки где-то есть «при­бе­жи­ще от­верг­ну­той ми­ром Прав­ды, где мер­ца­ет Свет Неве­чер­ний». «Без суе­сло­вия и гром­ких фраз, — пи­сал Вла­ды­ка, — со­здай­те сна­ча­ла ма­лое яд­ро из немно­гих лю­дей, жаж­ду­щих Хри­ста, ко­то­рые го­то­вы пре­тво­рять Еван­гель­ский иде­ал в сво­ей жиз­ни. Объ­еди­няй­тесь для бла­го­дат­но­го ру­ко­вод­ства во­круг до­стой­ных пас­ты­рей, и да­вай­те каж­дый в от­дель­но­сти и все вме­сте при­го­то­вим­ся для ещё бо­лее вер­но­го слу­же­ния Хри­сту... Несколь­ко лю­дей, объ­еди­нен­ных та­кой жиз­нью, уже есть ма­лая Цер­ковь, Те­ло Хри­сто­во, в ко­то­ром оби­та­ет Его Дух и Лю­бовь».
Вновь Вла­ды­ка был аре­сто­ван в но­яб­ре 1929 го­да по до­но­су Ста­ро­дуб­ско­го бла­го­чин­но­го и по по­ста­нов­ле­нию Г.П.У. при­го­во­рён к 10 го­дам ла­ге­рей.
В июне 1930 го­да Вла­ды­ка был от­прав­лен в за­клю­че­ние на Со­лов­ки, от­ку­да был осво­бож­дён в 1933 го­ду. По­сле осво­бож­де­ния он воз­глав­лял ряд иоси­ф­лян­ских об­щин на Укра­ине и в са­мой Рос­сии, на­зна­чал бла­го­чин­ных в Ки­е­ве и Вят­ской епар­хии, со­би­рая ма­лое ста­до. Хо­тя Вла­ды­ка пе­ре­шёл на неле­галь­ное по­ло­же­ние, он не сни­мал ря­сы, не стриг бо­ро­ды и во­лос.
Сно­ва Свя­ти­тель был аре­сто­ван в сен­тяб­ре 1934 го­да в Хер­соне и по по­ста­нов­ле­нию Н.К.В.Д. при­го­во­рён к 3 го­дам ссыл­ки в Се­вер­ный край, где окорм­лял ду­хов­ных чад недав­но скон­чав­ше­го­ся свя­щен­но­му­че­ни­ка епи­ско­па Вик­то­ра (Ост­ро­ви­до­ва).
В од­ном из пи­сем Вла­ды­ка со­об­щал сво­им ча­дам о по­зи­ции мит­ро­по­ли­та Пет­ра (По­лян­ско­го) так: «Из­ве­щаю вас, что де­душ­ка Пётр пред­ло­жил мит­ро­по­ли­ту Сер­гию рас­пу­стить неза­кон­ный Си­нод свой, из­ме­нить своё по­ве­де­ние и при­не­сти по­ка­я­ние пе­ред Цер­ко­вью и со­бра­тья­ми» (это пись­мо из след­ствен­но­го де­ла епи­ско­па Да­мас­ки­на, л. 55). Ко­гда на до­про­сах Вла­ды­ку спро­си­ли, ка­кой цер­ков­ной ори­ен­та­ции он дер­жит­ся, то по­сле за­яв­ле­ния, что он не при­зна­ёт мит­ро­по­ли­та Сер­гия за­кон­ным пред­сто­я­те­лем Церк­ви, он услы­шал та­кое за­ме­ча­ние че­ки­ста-сле­до­ва­те­ля: «По­ка вы не пе­ре­ста­не­те так рас­суж­дать, не пе­ре­ста­нут со­зда­вать­ся контр­ре­во­лю­ци­он­ные де­ла про­тив вас».
В июне 1935 го­да Вла­ды­ка на­пи­сал по­сла­ние к иоси­ф­лян­ским свя­щен­ни­кам с ука­за­ни­ем о необ­хо­ди­мо­сти пол­но­го пе­ре­хо­да на неле­галь­ное по­ло­же­ние Церк­ви. Свя­ти­те­ля, на­хо­дя­ще­го­ся в ссыл­ке в Ар­хан­гель­ске, вновь аре­сто­ва­ли в на­ча­ле 1936 го­да и по по­ста­нов­ле­нию Н.К.В.Д. при­го­во­ри­ли к за­клю­че­нию в ла­ге­ря.
В за­клю­че­нии в Ка­ра­ган­дин­ском ла­ге­ре (Ка­зах­стан) он ра­бо­тал бух­гал­те­ром. В это вре­мя уже бы­ли за­пре­ще­ны и по­сыл­ки за­клю­чён­ным и пе­ре­пис­ка с ни­ми. Вла­ды­ку с раз­ны­ми эта­па­ми пе­ре­во­ди­ли с ме­ста на ме­сто. От­ста­ю­щих по до­ро­ге при­стре­ли­ва­ли: Свя­ти­тель, чтобы спа­сти от это­го сво­е­го дру­га-со­уз­ни­ка, свя­щен­ни­ка Иоан­на, до­нёс его на се­бе до сто­ян­ки. По по­ста­нов­ле­нию Трой­ки У.Н.К.В.Д. по Ка­ра­ган­дин­ской об­ла­сти (от 10.09.1937) Свя­ти­тель был при­го­во­рён к рас­стре­лу. Он при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну, бу­дучи рас­стре­лян 2 (15) сен­тяб­ря 1937 го­да в Ка­ра­ган­де.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Случайный тест

(5 голосов: 5 из 5)