День памяти

Житие

Све­де­ний о жиз­ни пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия[1] по­чти не со­хра­ни­лось. Из­вест­но толь­ко, что ро­дом он из Воз­не­се­ния, и с 1569 по 1585 гг. (по дру­гим дан­ным, он пре­ста­вил­ся в 1523 г.) был игу­ме­ном Ми­хай­ло­во-Ар­хан­гель­ско­го мо­на­сты­ря. Об его со­кро­вен­ном по­движ­ни­че­ском жи­тии не оста­лось вос­по­ми­на­ний совре­мен­ни­ков и оче­вид­цев. Но несо­мнен­но, что оно бы­ло имен­но та­ким, как о нем го­во­рит­ся в ка­ноне пре­по­доб­но­му: «жизнь свою со­тво­рил еси в мо­лит­вах и по­ще­нии, за­кон­но пре­про­во­дил еси, от­че, в без­стра­стие об­ле­че­ся, пло­ти муд­ро­ва­ния сми­рив кре­по­стию Бо­же­ствен­на­го Ду­ха».

И сви­де­тель­ством нелож­но­сти этих слов мо­гут по­слу­жить ска­за­ния об об­ре­те­нии его мо­щей и о мно­го­чис­лен­ных чу­де­сах, со­вер­шив­ших­ся от них.

В ста­рин­ном по­вест­во­ва­нии так го­во­рит­ся об об­ре­те­нии мо­щей пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия. 7 июля 1647 г. куз­нец Ев­ста­фий Тро­фи­мов рыл на дво­ре у ар­хан­гель­ско­го во­е­во­ды, бо­яри­на Юрия Пет­ро­ви­ча Буй­но­со­ва-Ро­стов­ско­го, яму для уста­нов­ки куз­неч­но­го гор­на. Неожи­дан­но из-под зем­ли по­ка­за­лась де­ре­вян­ная крыш­ка. Куз­нец ре­шил, что на­шел сун­дук с кла­дом.

Од­на­ко, к его разо­ча­ро­ва­нию, вме­сто это­го он вы­ко­пал ста­рин­ный гроб. «Вот-те и ба­рыш!» – толь­ко и вы­мол­вил Ев­ста­фий. Раз­до­са­до­ван­ный, он стал на­сме­хать­ся над неиз­вест­ным усоп­шим: «вста­вай, по­мо­гай ко­пать!» и ру­ку свою под гро­бо­вую дос­ку со­вал, но ру­ка в гроб не во­шла, и он ни­че­го не ощу­пал». За этот ко­щун­ствен­ный по­сту­пок Ев­ста­фия вне­зап­но на­ча­ло тря­сти, как в силь­ной ли­хо­рад­ке, а от рез­кой сла­бо­сти он не мог да­же по­ше­ве­лить­ся. То­гда-то он по­нял, что за­бо­лел из-за непо­чти­тель­но­го от­но­ше­ния к неве­до­мо­му по­движ­ни­ку, что ле­жал в най­ден­ном им ста­рин­ном гро­бу, и при­нял­ся опла­ки­вать свой грех.

Но ис­це­лил­ся Ев­ста­фий толь­ко по­сле то­го, как по по­ве­ле­нию бо­яри­на Юрия Буй­но­со­ва-Ро­стов­ско­го, узнав­ше­го о при­чине бо­лез­ни сво­е­го слу­ги, бы­ла со­вер­ше­на па­ни­хи­да по но­во­яв­лен­но­му угод­ни­ку Бо­жию.

Та­ко­во бы­ло пер­вое из чу­дес пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия Ар­хан­ге­ло­го­род­ско­го.

Ста­ра­ни­я­ми во­е­во­ды Буй­но­со­ва-Ро­стов­ско­го гроб с те­лом пре­по­доб­но­го был пе­ре­не­сен в на­хо­див­шу­ю­ся неда­ле­ко от ме­ста его об­ре­те­ния де­ре­вян­ную цер­ковь в честь Празд­ни­ка Про­ис­хож­де­ния Чест­ных Древ Кре­ста Гос­под­ня. То­гда же его мо­щи пе­ре­ло­жи­ли из ста­ро­го гро­ба в но­вую де­ре­вян­ную ра­ку. При этом так­же со­вер­ши­лось несколь­ко зна­ме­на­тель­ных чу­дес.

Некий Мак­сим Мед­вед­кин, скеп­ти­че­ски от­нес­ший­ся к по­чи­та­нию но­во­яв­лен­но­го угод­ни­ка, по­те­рял рас­су­док и из­ле­чил­ся от стра­хо­ва­ний лишь по­сле слез­но­го мо­лит­вен­но­го об­ра­ще­ния к то­му, над кем он преж­де недо­вер­чи­во по­сме­и­вал­ся.

А стра­дав­ший де­сять лет неиз­ле­чи­мой бо­лез­нью ног вдо­вый свя­щен­ник Вос­кре­сен­ской церк­ви Ди­мит­рий Козь­мин по ве­ре сво­ей в по­мощь пре­по­доб­но­го по­лу­чил ис­це­ле­ние по­сле то­го, как от­сто­ял обед­ню у его гро­ба.

Несмот­ря на мно­же­ство чу­дес, со­вер­шив­ших­ся у гроб­ни­цы пре­по­доб­но­го, имя его око­ло двух лет оста­ва­лось неиз­вест­ным. По­ка сам он в 1649 г. не от­крыл его в сон­ном ви­де­нии по­слуш­ни­ку Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ско­го мо­на­сты­ря Кос­ме Иг­на­тье­ву. Тот, в чис­ле дру­гих бра­тий, был от­прав­лен на рыб­ный про­мы­сел, но вне­зап­но так тя­же­ло за­бо­лел, что ле­жал в бес­па­мят­стве, близ­кий к смер­ти, без вся­кой на на­деж­ды на че­ло­ве­че­скую по­мощь. И то­гда-то, как вспо­ми­нал поз­же сам Кос­ма, «вни­де ста­рец ко мне – бра­да се­да впо­ло­ви­ну. И ре­че ми: «тяж­ко бо­ли­ши, мо­ли­ся Бо­гу и при­зо­ви на по­мощь ле­жа­ще­го во гро­бе у Про­ис­хож­де­ния Чест­на­го Кре­ста Гос­под­ня». И аз рех: «Гос­по­ди, не ве­даю име­ни его». Он же ре­че: «имя мне Ев­фи­мие, а ро­дом из Воз­не­се­ния». И неви­дим бысть».

По­мо­лив­шись пре­по­доб­но­му Ев­фи­мию, Кос­ма по­пра­вил­ся. А о про­ис­шед­шем с ним чу­де рас­ска­зал, вер­нув­шись в мо­на­стырь, игу­ме­ну Ан­то­нию. Бла­го­да­ря это­му и ста­ло из­вест­но имя угод­ни­ка Бо­жия Ев­фи­мия. А по­весть об ис­це­ле­нии по­слуш­ни­ка Кос­мы со­хра­ни­лась до на­ших дней как сви­де­тель­ство дей­ствен­но­сти мо­лит­вен­но­го об­ра­ще­ния к пре­по­доб­но­му.

«Ев­фи­ми­ем из гра­да Ар­хан­гель­ско­го» на­звал он се­бя, явив­шись и неко­то­рым дру­гим лю­дям, на­при­мер, жи­тель­ни­це Емец­ко­го по­го­ста Ксе­нии, ко­то­рая дол­гое вре­мя стра­да­ла от ли­хо­рад­ки и, «при­звав свя­та­го с ве­рою об из­бав­ле­нии от неду­га, ис­це­ле­ние по­лу­чи».

О том, как вы­гля­дел пре­по­доб­ный Ев­фи­мий, так­же из­вест­но по рас­ска­зам из­ле­чен­ных им лю­дей. Они опи­сы­ва­ли его как «че­ло­ве­ка, свет­ло­тою оде­ян­но­го, вла­сы чер­ме­ны, бра­да в про­сед ве­ли­ка, воз­рас­том ве­лик же», или как стар­ца «с пост­ным ли­цом, бра­да в про­сед неве­ли­ка, в баг­ря­ной ряс­ке».

В 1644 г. мо­на­хом Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ско­го мо­на­сты­ря Иоси­фом бы­ли со­бра­ны сви­де­тель­ства о мно­го­чис­лен­ных ис­це­ле­ни­ях, со­вер­шив­ших­ся от гроб­ни­цы пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия. А в 1650 г., по по­ве­ле­нию Нов­го­род­ско­го мит­ро­по­ли­та Ни­ко­на (бу­ду­ще­го пат­ри­ар­ха), игу­мен Ан­то­ние-Сий­ско­го мо­на­сты­ря Фе­о­до­сий про­из­вел осви­де­тель­ство­ва­ние его мо­щей. При этом «бы­ли най­де­ны ко­сти, а рас­сле­до­ва­ние чу­до­тво­ре­ний убе­ди­ло в свя­то­сти пре­по­доб­но­го, ко­то­рый при­знан за игу­ме­на Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ско­го Ев­фи­мия». То­гда же бы­ла со­став­ле­на служ­ба пре­по­доб­но­му и на­пи­са­на его ико­на.

Так в сон­ме свя­тых, в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших, по­яви­лось имя пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия Ар­хан­ге­ло­го­род­ско­го. Это ста­ло зна­ме­на­тель­ным со­бы­ти­ем для ис­то­рии Ар­хан­гель­ска, ко­то­рый «да­ро­ва­ний чу­дес обо­га­тил­ся еси обиль­но, древ­них отец че­сти спо­до­би­ся» об­ре­те­ни­ем мо­щей но­во­яв­лен­но­го угод­ни­ка Бо­жия.

До на­ча­ла 18 ве­ка мо­щи пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия на­хо­ди­лись в хра­ме Про­ис­хож­де­ния Чест­ных Древ Кре­ста Гос­под­ня. Впо­след­ствии на его ме­сте бы­ла по­стро­е­на дру­гая цер­ковь – в честь Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, где под спу­дом по­ло­же­ны мо­щи пре­по­доб­но­го.


При­ме­ча­ние

[1] Не вклю­чён в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Молитвы

Тропарь преподобному Евфимию Архангелогородскому, глас 4

Я́ко сокро́вище многоце́нно/ и исто́чник, излива́ющ то́ки исцеле́ний,/ подаде́ нам Христо́с честны́я мо́щи твоя́,/ преподо́бне Евфи́мие,/ боле́зни у́бо отъе́млющия страсте́й разли́чных,/ благода́ть же душа́м точа́щия непреста́нно,// Его́же моли́ дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

Кондак преподобному Евфимию Архангелогородскому, глас 3

Пра́зднует днесь Арха́нгелов град пра́здник пресве́тлый светоно́сныя твоея́ па́мяти,/ вся созыва́я окре́стныя его́,/ ра́дуется бо, я́ко стяжа́в сокро́вище ве́лие — честны́я мо́щи твоя́, преподо́бне Евфи́мие,/ его́же сохраня́й всегда́ моли́твами твои́ми от всех зол, да зове́м ти:// ра́дуйся, о́тче, благоду́шию тезоимени́те.

Случайный тест