День памяти

22 сентября – Собор Глинских святых

Житие

Пре­по­доб­ный Фе­о­дот[1] (в ми­ру Фе­о­до­сий Лев­чен­ко, †1859) был уро­же­нец Чер­ни­гов­ской гу­бер­нии, Глу­хов­ско­го уез­да, се­ле­ния Чер­то­рич. Он про­ис­хо­дил из про­стых ка­за­ков и не был на­учен гра­мо­те. Отец Фе­о­до­сия, бу­дучи сам чест­ным и доб­рым хри­сти­а­ни­ном, вос­пи­тал и сы­на сво­е­го Фе­о­до­сия в стра­хе Бо­жи­ем и вну­шил ему еще с дет­ства лю­бовь к свя­той и доб­ро­де­тель­ной жиз­ни.

Ко­гда, по во­ле Бо­жи­ей, при­шло вре­мя Фе­о­до­сию уда­лить­ся от ми­ра, он вы­тре­бо­вал до­ку­мент на сво­бод­ное про­жи­ва­ние в раз­лич­ных ме­стах Рос­сии и на­все­гда оста­вил свою ро­ди­ну, так что с се­го вре­ме­ни он как бы умер для нее, и по­след­няя для него как бы не су­ще­ство­ва­ла. Фе­о­до­сий шел ту­да, ку­да вел его Бо­же­ствен­ный Про­мысл, по во­ле ко­то­ро­го он при­шел в Глин­скую пу­стынь и по­сту­пил в чис­ло ма­ло­люд­но­го в то вре­мя брат­ства; он был опре­де­лен на брат­скую кух­ню, где и по­ло­жил на­ча­ло сво­ей мно­го­труд­ной ино­че­ско-по­движ­ни­че­ской жиз­ни. Бу­дучи на­зна­чен про­хо­дить по­слу­ша­ние на кухне, он рев­ност­но при­нял­ся за тру­ды, ис­пол­няя все по­ру­ча­е­мое ему: ру­бил дро­ва, но­сил во­ду, по­мои, очи­щал от гря­зи кух­ню, мыл по­су­ду и во­об­ще про­из­во­дил са­мые тяж­кие и гряз­ные ку­хон­ные ра­бо­ты, с мла­ден­че­скою про­сто­тою вы­слу­ши­вая при­ка­за­ния за­ве­ду­ю­щих кух­ней и бес­пре­ко­слов­но вы­пол­няя все ра­бо­ты. В про­дол­же­ние всей сво­ей мно­го­лет­ней мо­на­стыр­ской жиз­ни, да­же ко­гда он про­хо­дил по­слу­ша­ние стар­ше­го по­ва­ра, он не имел от­дель­ной кел­лии, где бы мог успо­ко­ить свое из­мож­ден­ное тру­дом и по­дви­га­ми бо­лез­нен­ное те­ло. Фе­о­до­сий все­гда жил на кухне, где не бы­ло ни­ка­ких при­спо­соб­ле­ний к обыч­но­му че­ло­ве­че­ско­му жи­ли­щу. Ес­ли об­ра­тить вни­ма­ние на то, что Фе­о­до­сий в опи­сан­ной об­ста­нов­ке про­жил око­ло се­ми­де­ся­ти лет, то пе­ред на­ми яс­нее рас­кро­ет­ся кар­ти­на мно­го­труд­ной жиз­ни это­го тер­пе­лив­ца, от­верг­ше­го­ся се­бя ра­ди при­об­ре­те­ния Гос­по­да Спа­си­те­ля сво­е­го

Од­ни­ми внеш­ни­ми те­лес­ны­ми тру­да­ми по­движ­ни­че­ская жизнь по­слуш­ни­ка Фе­о­до­сия не огра­ни­чи­ва­лась. Хри­сти­ан­ски муд­рый про­стец Фе­о­до­сий, не обу­чав­ший­ся гра­мо­те, тем не ме­нее мо­лил­ся усерд­но и го­ря­чо. Некие по­слуш­ни­ки слы­ша­ли, как Фе­о­до­сий но­чью в сво­ей ке­лии по­ла­гал мно­же­ство зем­ных по­кло­нов и, об­ра­ща­ясь то к За­ступ­ни­це ро­да хри­сти­ан­ско­го Бо­жи­ей Ма­те­ри, то к Иису­су Хри­сту, взы­вал: "Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас!" "Иису­се, Сыне Бо­жий, по­ми­луй мя!" Дол­го сто­я­ли слу­ша­ю­щие и, не до­ждав­шись окон­ча­ния его мо­лит­вен­но­го по­дви­га, уда­ли­лись.

Ви­дя его про­сто­ту и доб­ро­сер­де­чие, вме­сто то­го чтобы от­не­стись к нему с лю­бо­вью, неко­то­рые лю­ди об­ра­ща­лись с ним очень гру­бо и пре­зри­тель­но и ча­сто под­вер­га­ли его по­бо­ям, о чем он сам впо­след­ствии рас­ска­зы­вал, и сви­де­те­ля­ми че­го бы­ли неко­то­рые из бра­тии. Пе­ре­но­ся без ро­по­та же­сто­кие по­бои и вся­ко­го ро­да озлоб­ле­ния, ра­ди умерщ­вле­ния сво­е­го вет­хо­го че­ло­ве­ка, Фе­о­до­сий осво­бож­дал­ся от стра­стей и пла­ме­нел рев­но­стью к Бо­гу.

В по­сле­ду­ю­щее вре­мя вид­но бы­ло, что по­движ­ник Фе­о­до­сий за свои неуто­ми­мые по­дви­ги и незло­би­вое тер­пе­ние, по бла­го­да­ти Бо­жи­ей, до­стиг вы­со­ты бес­стра­стия и при­нял от Бо­га да­ро­ва­ния не стра­шить­ся ду­хов зло­бы, без стра­ха взи­рал про­зор­ли­вым ду­хов­ным оком сво­им на ко­вар­ные за­мыс­лы диа­во­ла, о ко­то­рых он рас­ска­зы­вал окру­жа­ю­щим его бра­ти­ям и ко­то­рые он ста­рал­ся раз­ру­шить. В нем ви­ди­мо для всех про­явил­ся бла­го­дат­ный дар про­зор­ли­во­сти, и он стал поль­зо­вать­ся глу­бо­ким ува­же­ни­ем и бла­го­го­ве­ни­ем бра­тии и всех знав­ших его. В то вре­мя он был по­стри­жен игу­ме­ном Фила­ре­том в ря­со­фор и в по­стри­же­нии по­лу­чил имя Фе­о­дот.

На­сто­я­тель Глин­ской пу­сты­ни игу­мен Фила­рет, муж вы­со­ких доб­ро­де­те­лей и бла­го­дат­ный да­ро­ва­ний, с глу­бо­ким ува­же­ни­ем и по­чте­ни­ем от­но­сил­ся к Фе­о­до­ту и при­пи­сы­вал ве­ли­кую си­лу его мо­лит­вен­ным хо­да­тай­ствам пе­ред Бо­гом о сво­ей оби­те­ли. Он не раз го­во­рил сво­ей бра­тии: "Вот ви­ди­те, бра­тие, бла­го­во­ле­ние Бо­жие к на­шей оби­те­ли, мы уже те­перь пре­бы­ва­ем без осо­бен­ной нуж­ды; Гос­подь по­сы­ла­ет нам все по­треб­ное, но это бла­го­во­ле­ние Бо­жие к нам сми­рен­ным при­вле­ка­ет мо­лит­ва стар­ца Фе­о­до­та".

И дей­стви­тель­но, пла­мен­ная мо­лит­ва пре­по­доб­но­го вос­хо­ди­ла к пре­сто­лу Бо­жию. Из­вест­ный по­движ­ник ста­рец Ма­ка­рий, ис­пол­няв­ший в то вре­мя долж­ность бла­го­чин­но­го, вый­дя од­на­жды во вре­мя утрен­не­го бо­го­слу­же­ния из церк­ви, вне­зап­но уви­дел над брат­ской кух­нею столп све­та. Бу­дучи сам про­све­щен ду­хом Бо­жи­им и по­няв, от­ку­да та­кое яв­ле­ние, он по­спе­шил ти­хо прой­ти в ку­хон­ный ко­ри­дор и при­бли­зил­ся к ку­хон­ной две­ри (в по­след­ней бы­ла щель, об­ра­зо­вав­ша­я­ся от тре­ния ста­рин­ной ще­кол­ды). На­кло­нясь к ще­ли, ста­рец Ма­ка­рий на­чал всмат­ри­вать­ся: и вот он уви­дел Фе­о­до­та, сто­я­ще­го на ко­ле­нях пе­ред ико­ною Спа­си­те­ля, с воз­де­ты­ми вверх ру­ка­ми, и из уст его вы­хо­дил пук пла­мен­но­вид­но­го све­та, ко­то­рый, про­тя­ги­ва­ясь к иконе, раз­ли­вал­ся и осве­щал все то ме­сто сте­ны, где сто­я­ла ико­на. Уви­дя это, ста­рец Ма­ка­рий был по­ра­жен чуд­ным зре­ли­щем и в стра­хе от­сту­пил на­зад. С чув­ством ве­ли­ко­го бла­го­го­ве­ния рас­ска­зы­вал он впо­след­ствии ви­ден­ное еди­но­мыс­лен­ным со­бра­ти­ям.

По при­ме­ру стар­ца Ма­ка­рия и дру­гие бла­го­го­вей­ные из бра­тии Глин­ской пу­сты­ни удо­сто­и­лись ви­деть пре­по­доб­но­го Фе­о­до­та на мо­лит­ве в раз­лич­ных чу­дес­ных со­сто­я­ни­ях. Неко­то­рые ви­де­ли его на мо­лит­ве при­под­ня­тым от зем­ли, дру­гие ви­де­ли его во вре­мя мо­лит­вы осве­щен­но­го незем­ным све­том. Ча­сто он мо­лил­ся за ку­хон­ной печ­кой, где на стене ви­сел его боль­шой де­ре­вян­ный крест с изо­бра­же­ни­ем рас­пя­то­го Спа­си­те­ля. Ко­гда Фе­о­дот мо­лил­ся пе­ред сим кре­стом, то от кре­ста ис­хо­ди­ло яр­кое си­я­ние све­та. Так тек­ла жизнь пре­по­доб­но­го в тру­дах, ис­ку­ше­ни­ях, тер­пе­нии и мо­лит­вах.

Бра­тия Глин­ской пу­сты­ни от­но­си­лась к св. Фе­о­до­ту с до­ве­ри­ем и ис­кренне ува­жа­ла и лю­би­ла его. От­ли­чи­тель­ной чер­той свя­то­го в это вре­мя бы­ла мла­ден­че­ская чи­сто­та. В неко­то­рых слу­ча­ях он при­кры­вал свое сми­ре­ние юрод­ством.

В 1859 г., в мае св. Фе­о­дот по­чув­ство­вал край­нее из­не­мо­же­ние, вслед­ствие че­го вы­нуж­ден был рас­стать­ся с ме­стом по­сто­ян­ных сво­их тру­дов и по­дви­гов — кух­ней — и был пе­ре­се­лен на мо­на­стыр­скую па­се­ку. Здесь в тес­ной кел­лии, ле­жа на со­ло­ме, окан­чи­вал он свое мно­го­труд­ное и мно­го­стра­даль­ное по­при­ще. За де­сять дней пре­по­доб­ный пред­ска­зал день сво­ей кон­чи­ны. В эти по­след­ние дни над бо­ля­щим со­вер­ше­но бы­ло Св. Та­ин­ство Еле­освя­ще­ния; несколь­ко раз он удо­сто­ил­ся бла­го­го­вей­но при­об­щить­ся Те­ла и Кро­ви Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. По ис­те­че­нии же пре­ду­ка­зан­ных дней он был об­ле­чен во свя­той ан­гель­ский об­раз ман­ти­ей и на­име­но­ван опять Фе­о­до­си­ем. 16 июля, в чет­верг, в при­сут­ствии несколь­ких че­ло­век млад­шей бра­тии, пре­по­доб­ный ле­жал ти­хо и спо­кой­но на по­лу, устре­мив по­ту­ха­ю­щий взор свой на ико­ну Спа­си­те­ля. В че­ты­ре ча­са утра, ко­гда на­сту­пил час раз­лу­че­ния ду­ши с те­лом, он с уси­ли­ем под­нял ру­ку, огра­дил се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем и с свет­лым ли­цом пре­дал дух свой в ру­це Гос­по­да сво­е­го, уснул как невин­ный мла­де­нец.

В час кон­чи­ны стар­ца Фе­о­до­та по­но­марь мо­нах До­си­фей, по­сле утре­ни за­тво­ряя цер­ковь, неожи­дан­но услы­шал ка­кое-то чуд­ное, при­ят­ное пе­ние. По­ра­жен­ный та­ким необы­чай­ным яв­ле­ни­ем, он стал при­слу­ши­вать­ся. Пе­ние это вне­зап­но и гро­мо­глас­но раз­да­лось в воз­ду­хе над па­се­кой, а за­тем, поды­ма­ясь по­сте­пен­но на вы­со­ту, по его вы­ра­же­нию, по­верх ле­са, ста­но­ви­лось все ти­ше и ти­ше, по­ка на­ко­нец со­всем не за­тих­ло.

Так окон­чил свое мно­го­лет­нее и мно­го­труд­ное по­при­ще сей див­ный ста­рец Фе­о­дот. Его тру­ды, тер­пе­ние, стра­да­ние, борь­ба с ду­ха­ми зло­бы, глу­бо­кое сми­ре­ние вполне ве­до­мо толь­ко еди­но­му все­ви­дя­ще­му Гос­по­ду, ра­ди Ко­то­ро­го он от юно­сти сво­ей от­верг­ся не толь­ко ми­ра и яже в ми­ре, но да­же от­верг­ся сво­е­го те­ла, ко­то­рое под­вер­гал же­сто­ким дол­го­лет­ним из­ну­ре­ни­ям и озлоб­ле­ни­ям до са­мо­го сво­е­го ис­хо­да и сво­ей во­ли. Бла­жен по­тру­див­ший­ся в ко­рот­кое вре­мя сей жиз­ни, ибо он все­лит­ся в выш­нем Иеру­са­ли­ме, со­ста­вит хор с ан­ге­ла­ми и упо­ко­ит­ся с про­ро­ка­ми и апо­сто­ла­ми и все­ми свя­ты­ми.

См. также: "Глинский патерик" схиархим. Иоанна (Маслова)

 

При­ме­ча­ние

[1] Вклю­чён в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ре­ше­ни­ем Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра 2017 го­да.

Молитвы

Тропарь Глинским святым, глас 4

Преподо́бнии и богоно́снии отцы́ на́ши Гли́нстии,/ уче́ньми дре́вних отце́в ста́рчество в оби́тели утверди́вшии,/ моли́твою, кро́тостию, посто́м и смире́нием/ с послуша́нием любо́вь Христо́ву стяжа́вшии:/ во дни гоне́ния в разсе́янии за ве́ру правосла́вную,/ яко зве́зды на небесе́х всю Вселе́нную просвети́вшии/ и ко Христу́ приве́дшии./ Моли́теся ко Го́споду// поми́ловати и спасти́ ду́ши на́ша.

Перевод: Преподобные и Богоносные отцы наши Глинские, по учениям древних отцов старчество в обители утвердившие, молитвой, кротостью, постом и смирением с послушанием любовь Христову стяжавшие, во дни гонений в рассеянии за веру православную, как звезды на небесах, всю вселенную просветившие и ко Христу приведшие. Молитесь ко Господу помиловать и спасти души наши.

Случайный тест