Дни памяти

3 октября – Собор Брянских святых

26 декабря

7 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

Житие

Краткое житие священномученика Григория Фаддеева

Пре­сви­тер Гри­го­рий Фад­де­ев му­че­ни­че­ством сво­им про­си­ял на Брян­ской зем­ле. О жиз­ни его из­вест­но очень ма­ло. Он ро­дил­ся в 1895 го­ду и был рас­стре­лян 26 де­каб­ря 1937 го­да. Свя­щен­но­му­че­ник Гри­го­рий был про­слав­лен в ли­ке свя­тых Ар­хи­ерей­ским Со­бо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 2000 го­да опре­де­ле­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да от 12 ок­тяб­ря 2007 го­да.

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru

Полное житие священномученика Григория Фаддеева

Гри­го­рий Ива­но­вич Фад­де­ев ро­дил­ся 14 ап­ре­ля 1895 го­да в се­ле Не­варь Дмит­ри­ев­ско­го уез­да Кур­ской гу­бер­нии. Ви­ди­мо, мла­де­нец был слаб, по­это­му Та­ин­ство Кре­ще­ния бы­ло со­вер­ше­но уже на сле­ду­ю­щий день в сельском хра­ме в честь Бо­го­яв­ле­ния.

Вско­ре отец Гри­го­рия Иван Ан­дре­евич, ов­до­вев, остал­ся с тре­мя ма­леньки­ми детьми и боль­ной ма­те­рью, и вто­рич­но же­нил­ся на вдо­ве, Ксе­нии Ни­ко­ла­ев­не, у ко­то­рой то­же бы­ло двое ма­леньких де­тей. Бу­дучи че­ло­ве­ком гра­мот­ным, Иван Ан­дре­евич экс­тер­ном сдал эк­за­мен и стал пса­лом­щи­ком в хра­ме сво­е­го род­но­го се­ла Не­варь. Так се­мья Фад­де­е­вых ста­ла при­над­ле­жать к ду­хов­но­му со­сло­вию. До это­го их отец, быв­ший сы­ном кре­пост­но­го по­ва­ра, зе­мель­но­го на­де­ла не имел, и по­лу­чил его, только став пса­лом­щи­ком. Он дал се­бе клят­ву дать всем де­тям об­ра­зо­ва­ние и всю жизнь стре­мил­ся к это­му.

В 1906 го­ду один­на­дца­ти­лет­ний Гри­го­рий по­сту­пил в Рыльское ду­хов­ное учи­ли­ще, в 1910 го­ду он был пе­ре­ве­ден в пер­вый класс Кур­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии, ко­то­рую бле­стя­ще окон­чил в 1916 го­ду. Трем луч­шим вы­пуск­ни­кам предо­став­ля­лось пра­во бес­плат­но­го обу­че­ния в Ака­де­мии. Но отец ска­зал ему: «Гри­ша, те­бе да­ли об­ра­зо­ва­ние, по­мо­гай осталь­ным кон­чить уче­бу, а их семь че­ло­век!» Го­ды, по­ка учи­лись млад­шие де­ти, бы­ли не­лег­ки­ми, стар­шим бра­ту и сест­ре ча­сто при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся ре­пе­ти­тор­ством. Уро­жай с се­ми де­ся­тин не раз за­кла­ды­вал­ся на кор­ню, что­бы как-то све­сти кон­цы с кон­ца­ми.

Вме­сте с его сест­рой Еле­ной в епар­хи­аль­ном учи­ли­ще учи­лась Ве­ра Иван­цо­ва, дочь свя­щен­ни­ка из се­ла Быч­ки то­го же уез­да Пав­ла Гри­го­рье­ви­ча — бу­ду­щая су­пру­га Гри­го­рия.

Они по­же­ни­лись, и вско­ре Гри­го­рий Фад­де­ев был ру­ко­по­ло­жен во пре­сви­те­ра к хра­му во имя Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла се­ла Кри­вец Тим­ско­го уез­да Кур­ской гу­бер­нии. Но, по прось­бе не­варьских при­хо­жан, Кур­ский епар­хи­аль­ный со­вет пе­ре­ме­стил его в род­ное се­ло Не­варь.

Мо­ло­дой свя­щен­ник с во­о­ду­шев­ле­ни­ем взял­ся обу­стра­и­вать при­ход­скую жизнь в род­ном се­ле. Пе­ре­ехав в Не­варь, он, бу­дучи че­ло­ве­ком му­зыкаль­ным, сра­зу с лю­бо­вью взял­ся за ор­га­ни­за­цию в се­ле сме­шан­но­го хо­ра. В те­че­ние це­ло­го де­ся­ти­ле­тия он под­би­рал спо­соб­ных хо­ри­стов, кро­пот­ли­во обу­чая их. Ско­ро Не­варьский хор стал из­ве­стен в окру­ге, его при­гла­ша­ли на пре­столь­ные празд­ни­ки в со­сед­ние се­ла. Ба­тюш­ка сам про­слу­ши­вал всех же­ла­ю­щих и от­би­рал бо­лее спо­соб­ных. О. Гри­го­рий со­з­дал два хо­ра — вз­рос­лый и дет­ский. На еже­днев­ных спев­ках де­ти са­ди­лись во­круг сто­ла, и ба­тюш­ка лич­но ру­ко­во­дил пе­ни­ем. О. Гри­го­рий про­сил ма­леньких хо­ри­стов объяс­нить, что они по­ня­ли из то­го, что пе­ли, и очень ра­до­вал­ся, по­лу­чив пра­виль­ный от­вет. А ес­ли от­ве­ча­ли не так, то с лю­бо­вью по­прав­лял. Бла­го­да­ря та­ко­му обу­че­нию де­ти хо­ро­шо по­ни­ма­ли и за­по­ми­на­ли мно­гое из Свя­щен­но­го Пи­са­ния.

По вос­по­ми­на­ни­ям близ­ких, отец Гри­го­рий был доб­рым, чут­ким, от­зыв­чи­вым че­ло­ве­ком. Его доб­ро­та, стрем­ле­ние быть по­лез­ным лю­дям, про­яв­ля­лись во мно­гих де­лах. Они с же­ной увле­ка­лись го­мео­па­ти­ей. У них был тол­стый го­мео­па­ти­че­ский ле­чеб­ник, из ки­ев­ской го­мео­па­ти­че­ской ап­те­ки вы­пи­сы­ва­ли ле­кар­ства. В се­лах в те вре­ме­на ни­ка­кой ме­ди­цин­ской по­мо­щи не бы­ло, и мно­гие од­но­сель­ча­не со сво­и­ми не­ду­га­ми ча­сто об­ра­ща­лись к ним за без­воз­мезд­ной по­мо­щью. Од­на­жды о. Гри­го­рий дол­гое вре­мя вы­ха­жи­вал бли­жай­ше­го со­се­да, по­лу­чив­ше­го силь­ный ожог, два­жды в день де­лал пе­ре­вяз­ки.

В 1922-23 го­дах в со­сед­ней Куз­не­цов­ке рас­фор­ми­ро­ва­ли дет­ский при­ют для де­тей-си­рот из при­фрон­то­вых райо­нов Пер­вой ми­ро­вой вой­ны. О. Гри­го­рий, имея уже сво­их де­тей, взял на вос­пи­та­ние в се­мью де­воч­ку-под­рост­ка из при­ю­та, го­то­вил ее для по­ступ­ле­ния в сред­нюю шко­лу. В 1925 го­ду она по­сту­пи­ла сра­зу в 7-й класс, но вско­ре за­бо­ле­ла ту­бер­ку­ле­зом и в 1926 го­ду умер­ла.

О. Гри­го­рий при­ютил в сво­ем до­ме оди­но­кую боль­ную, бес­по­мощ­ную жен­щи­ну из со­сед­не­го се­ла, по­дру­гу сво­ей по­кой­ной род­ной ма­те­ри, уха­жи­вал за боль­ной и по­хо­ро­нил, как близ­ко­го че­ло­ве­ка.

Со вре­мен кол­лек­ти­ви­за­ции для се­мьи о. Гри­го­рия на­ча­лись чер­ные дни. Сна­ча­ла «ку­ла­ков» обя­за­ли сдать в крат­чай­ший срок не­имо­вер­но мно­го хле­ба. Ку­ла­ков в се­ле ока­за­лось че­ты­ре се­мьи: иерей Гри­го­рий, его отец и два бра­та-мель­ни­ка, имев­ших вет­рян­ки. Нуж­но­го ко­ли­че­ства хле­ба ни у ко­го не на­шлось.

В 1929 го­ду иерей Гри­го­рий был при­го­во­рен на­род­ным су­дом Дмит­ров­ско­го райо­на Кур­ской об­ла­сти к двум го­дам ли­ше­ния сво­бо­ды и трем го­дам вы­сыл­ки из Цен­траль­но-чер­но­зем­но­го окру­га за не­вы­пол­не­ние по­ста­вок. Се­мьи осуж­ден­ных вы­г­на­ли на ули­цу. К это­му вре­ме­ни у иерея Гри­го­рия бы­ло трое ма­лых де­тей, жда­ли чет­вер­то­го. С ни­ми жи­ла еще ста­ренькая те­ща.

По­сле вы­хо­да в свет ста­тьи Ста­ли­на «Го­ло­во­кру­же­ние от успе­хов», учи­те­ля по­лу­чи­ли воз­мож­ность хо­да­тайство­вать че­рез суд о воз­вра­ще­нии сво­их род­ных из ссыл­ки. Сест­ра ба­тюш­ки Та­тья­на, мо­ло­дая учи­тель­ни­ца, ле­том 1930 го­да по­еха­ла за от­цом и бра­том, при­вез­ла их, стра­дав­ших от вшей, го­ло­да и из­не­мо­же­ния. От­ца осво­бо­ди­ли без огра­ни­че­ний, иерея Гри­го­рия — без пра­ва про­жи­ва­ния в Кур­ской об­ла­сти. Встре­ча его с се­мьей и рож­ден­ным уже по­сле аре­ста сы­ном про­ис­хо­ди­ла в по­ле, на гра­ни­це се­ла Хлеб­то­во Брян­ской об­ла­сти и Не­ва­ри. При­шлось ис­кать но­вое ме­сто жи­тельства, и он по­се­лил­ся в го­ро­де Сев­с­ке Брян­ской об­ла­сти, где его при­юти­ла в сво­ем до­ме оди­но­кая учи­тель­ни­ца-пен­си­о­нер­ка.

По­сле ссыл­ки о. Гри­го­рий ка­кое-то вре­мя жил в се­ле Хлеб­то­ве, в се­ми ки­ло­мет­рах от Не­ва­ри. Он при­хо­дил тайком по но­чам в род­ное се­ло, что­бы по­ви­дать род­ных. По­сле осво­бож­де­ния ба­тюш­ки не­варь­цы по­чти всем се­лом по­шли на Пас­ху в Хлеб­то­во, и о. Гри­го­рий освя­щал ку­ли­чи. В Не­ва­ри 25 июля, в день празд­но­ва­ния в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри Тро­е­ру­чи­ца, был Пре­столь­ный празд­ник. По­ка ба­тюш­ка был в ссыл­ке, в Не­ва­ри ро­ди­лось мно­го де­тей, и все они бы­ли не кре­ще­ны. Ба­тюш­ка тай­но опо­ве­стил всех, же­ла­ю­щих окре­стить де­тей, и в ночь под празд­ник 25 июля при­шел из Хлеб­то­во. В до­ме од­ной при­хо­жан­ки он от­слу­жил мо­ле­бен и всю ночь до утра кре­стил де­тей. А под утро тайком опять ушел в Хлеб­то­во.

В 1930 го­ду иерей Гри­го­рий был на­зна­чен на­сто­я­те­лем хра­ма в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, име­ну­е­мой Взыс­ка­ние по­гиб­ших, се­ла Швед­чи­ко­вы Дво­ры Сев­ско­го райо­на За­пад­ной об­ла­сти.

Иерей Гри­го­рий бо­рол­ся с об­нов­лен­че­ством и тес­но об­щал­ся со про­то­и­ере­ем Вар­ла­а­мом По­по­вым, ко­то­рый был бла­го­чин­ным Сев­ско­го окру­га.

Бла­го­да­ря про­по­ве­ди иерея Гри­го­рия, кол­хоз­ни­ки це­лы­ми бри­га­да­ми шли в храм. В 1936 го­ду ба­тюш­ку обя­за­ли сдать 90 кг мя­са. То­г­да пса­лом­щи­ца хра­ма мо­на­хи­ня Ксе­ния (Ага­фо­но­ва) ор­га­ни­зо­ва­ла сре­ди при­хо­жан сбор де­неж­ных средств, на ко­то­рые при­об­ре­ли мя­со и сда­ли на за­го­то­ви­тель­ный пункт за о. Гри­го­рия.

Ба­тюш­ка не по­ры­вал от­но­ше­ний и с ду­хов­ны­ми ча­да­ми из сво­е­го род­но­го се­ла Не­варь, ко­то­рые пеш­ком при­хо­ди­ли к не­му на служ­бу за мно­гие ки­ло­мет­ры в Швед­чи­ко­вы Дво­ры.

О. Гри­го­рию, как че­ло­ве­ку гра­мот­но­му, пред­ла­га­ли оста­вить свя­щен­ство и пе­рейти на го­су­дар­ствен­ную служ­бу. Но ба­тюш­ка ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зал­ся.

28 июля 1937 го­да свя­щен­ник Гри­го­рий Фад­де­ев был аре­сто­ван. Утром, ко­г­да ба­тюш­ка со­би­рал­ся слу­жить Бо­же­ствен­ную Ли­тур­гию, его вызва­ли в сель­со­вет. О. Гри­го­рий взял свои ве­щи и уже не вер­нул­ся. А вско­ре у хра­ма со­брал­ся на­род — ста­ло из­вест­но, что ба­тюш­ку аре­сто­ва­ли. На­ка­ну­не но­чью в до­ме ба­тюш­ки в Сев­с­ке шел обыск, при ко­то­ром изъя­ли За­пас­ные Да­ры, на­зна­че­ние Брян­ско­го еписко­па, под­ряс­ник, епитра­хиль, по­ру­чи, Ми­нею ме­сяц ав­густ, Пра­ви­ло го­то­вя­ще­го­ся к слу­же­нию Ли­тур­гии, Треб­ник, Ме­ся­цеслов, Биб­лию, кни­гу «Лич­ные за­пис­ки де­ви­цы мо­на­хи­ни». По­сле аре­ста иерей Гри­го­рий со­дер­жал­ся под ст­ра­жей сна­ча­ла в Сев­с­ке, а за­тем в брян­ской тюрь­ме.

3 ав­гу­ста мо­на­хи­ня Ксе­ния (Ага­фо­но­ва) без раз­ре­ше­ния сельско­го со­ве­та со­бра­ла ве­ру­ю­щих се­ла Швед­чи­ко­вы Дво­ры, ко­то­рые по­ста­но­ви­ли по­слать в Севск де­ле­га­цию с хо­да­тайством об осво­бож­де­нии о. Гри­го­рия.

Иерей Гри­го­рий не признал вы­мыш­лен­ных об­ви­не­ний в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции.

16-17 сен­тяб­ря 1937 го­да на за­се­да­нии тройки при УТБ УН­КВД За­пад­ной об­ла­сти он был при­го­во­рен к де­ся­ти го­дам за­клю­че­ния в ИТЛ.

Осе­нью ма­туш­ка Ве­ра по­лу­чи­ла ве­сточ­ку от о. Гри­го­рия из мест за­клю­че­ния. Он пи­сал, что при­был в ла­герь, что путь был очень тя­же­лый. Вме­сте с ним в ла­герь при­гна­ли пять­де­сят че­ло­век, бы­ло очень хо­лод­но. Пись­мо за­кан­чи­ва­лось сло­ва­ми: "Ве­ра, бе­ре­ги де­тей, пусть они вырас­тут на­сто­я­щи­ми людь­ми. Про­щай­те, боль­ше мы не уви­дим­ся".

В фев­ра­ле 1991 го­да дочь о. Гри­го­рия, Еле­на Гри­го­рьев­на Иваш­ко­ва, об­ра­ти­лась в Ар­хив УИД МВД Ко­ми ССР, от­ку­да ей от­ве­ти­ли что «Фад­де­ев Гри­го­рий Ива­но­вич ме­ру на­ка­за­ния от­бы­вал в Ух­ти­жем­ла­ге. Умер 26 де­каб­ря 1937 го­да от кро­ва­во­го по­но­са. Ме­сто за­хо­ро­не­ния за дав­но­стью вре­ме­ни опре­де­лить не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным».

27 июля 1988 го­да иерей Гри­го­рий был ре­а­би­ли­ти­ро­ван по­ста­нов­ле­ни­ем пре­зи­ди­у­ма Брян­ско­го об­ласт­но­го су­да.

При­чис­лен к ли­ку но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сийских опре­де­ле­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви от 12 ок­тяб­ря 2007 го­да.

Случайный тест