Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

23 июня – Преставление. Собор Сибирских святых

3 октября – Собор Брянских святых

29 октября – Обре́тение мощей

Житие

Краткое житие святителя Иоанна, митрополита Тобольского

Свя­ти­тель Иоанн, мит­ро­по­лит То­боль­ский и всея Си­би­ри, чу­до­тво­рец, в ми­ру Иоанн Мак­си­мо­вич, ро­дил­ся в го­ро­де Пе­жине в 1651 го­ду. У его от­ца Мак­си­ма Ва­си­лье­ви­ча и ма­те­ри Ев­фро­си­нии бы­ло се­ме­ро сы­но­вей, из ко­то­рых Иоанн был стар­ший. По окон­ча­нии Ки­е­во-Мо­ги­лян­ской Кол­ле­гии (поз­же пре­об­ра­зо­ван­ной в Ки­ев­скую ду­хов­ную ака­де­мию) бу­ду­щий свя­ти­тель был остав­лен при ней учи­те­лем ла­тин­ско­го язы­ка. То­гда же, в 1680 го­ду, он при­нял в Ки­е­во-Пе­чер­ской оби­те­ли мо­на­ше­ство и углу­бил­ся в по­двиг внут­рен­не­го де­ла­ния. С об­ще­го со­гла­сия брат­ства мо­ло­до­му ино­ку по­ру­чи­ли от­вет­ствен­ное по­слу­ша­ние про­по­вед­ни­ка. С то­го вре­ме­ни и рас­кры­ва­ют­ся его ис­клю­чи­тель­ный та­лант крас­но­ре­чия и бла­го­дат­ные да­ро­ва­ния. Он при­да­вал осо­бое зна­че­ние внут­рен­не­му ре­ли­ги­оз­но­му са­мо­по­зна­нию. Сра­зу же опре­де­ли­лась и глав­ная те­ма его жиз­ни: "Как че­ло­век дол­жен свою во­лю со­гла­со­вы­вать с во­лей Бо­жи­ей?" Ее он раз­ви­вал и в про­по­ве­дях, и в сво­ем по­сле­ду­ю­щем мис­си­о­нер­ском слу­же­нии. От­ве­том на нее явил­ся труд, из­дан­ный в кон­це его дол­гой по­движ­ни­че­ской жиз­ни, под на­зва­ни­ем "Илио­тро­пи­он ("Под­сол­неч­ник"), или Со­об­ра­зо­ва­ние че­ло­ве­че­ской во­ли с Бо­же­ствен­ною во­лею". Из мно­го­чис­лен­ных тво­ре­ний свя­тых от­цов пра­во­слав­ной церк­ви оно наи­бо­лее пол­но от­ве­ча­ет на этот боль­шой во­прос хри­сти­ан­ской со­те­рио­ло­гии.

В 1685 го­ду его от­пра­ви­ли с по­соль­ством в Моск­ву. Там пат­ри­ар­хом Иоаки­мом (1674–1690) он был на­зна­чен на­мест­ни­ком Брян­ско­го Свен­ско­го мо­на­сты­ря, под­чи­нен­но­го то­гда Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре.

Свя­ти­тель Фе­о­до­сий, ар­хи­епи­скоп Чер­ни­гов­ский, в 1695 го­ду, неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны († 1696, па­мять 5 фев­ра­ля), на­зна­чил иеро­мо­на­ха Иоан­на ар­хи­манд­ри­том Чер­ни­гов­ско­го Елец­ко­го мо­на­сты­ря и на­ме­тил его сво­им пре­ем­ни­ком по ка­фед­ре. (Свя­ти­тель Иоанн бла­го­го­вел к па­мя­ти свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия, ве­руя в си­лу его мо­лит­вен­но­го пред­ста­тель­ства пред Гос­по­дом, и по сво­ей ве­ре по­лу­чил бла­го­дат­ное ис­це­ле­ние от тя­же­лой бо­лез­ни по мо­лит­вам свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия. В са­мый раз­гар бо­лез­ни ему явил­ся свя­ти­тель Фе­о­до­сий и ска­зал: "Слу­жи зав­тра – и бу­дешь здо­ров". На дру­гой день свя­ти­тель, со­вер­шен­но здо­ро­вый, к удив­ле­нию всех от­слу­жил Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Чу­до ис­це­ле­ния свя­ти­те­ля Иоан­на по­слу­жи­ло на­ча­лом че­ство­ва­ния свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия как бла­го­дат­но­го угод­ни­ка Бо­жия).

10 ян­ва­ря 1697 го­да пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Ру­си Адри­ан (1690–1700) с со­бо­ром епи­ско­пов хи­ро­то­ни­сал ар­хи­манд­ри­та Иоан­на во епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го в Боль­шом Успен­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля.

По вступ­ле­нии в управ­ле­ние епар­хи­ей епи­скоп Иоанн со­зда­ет при Чер­ни­гов­ской ар­хи­ерей­ской ка­фед­ре Кол­ле­ги­ум, по­доб­но Ки­ев­ской ака­де­мии, ко­то­рый, по мыс­ли свя­ти­те­ля, дол­жен был укра­сить "чер­ни­гов­ские Афи­ны" – шко­лу про­све­щен­но­го бла­го­че­стия.

Вви­ду вы­со­ко­го уров­ня бо­го­слов­ско­го об­ра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния шко­ла свя­ти­те­ля Иоан­на по­лу­чи­ла ши­ро­кую из­вест­ность. По су­ще­ству, это бы­ла пер­вая се­ми­на­рия в Рос­сии, по об­раз­цу ко­то­рой ста­ли от­кры­вать­ся ду­хов­ные се­ми­на­рии в дру­гих епар­хи­ях Рус­ской Церк­ви.

То­гда же свя­ти­тель от­крыл ти­по­гра­фию, в ко­то­рой он и его пре­ем­ни­ки из­да­ли мно­го со­чи­не­ний ду­хов­но-нрав­ствен­но­го со­дер­жа­ния.

Жизнь свя­ти­те­ля Иоан­на све­ти­лась вы­со­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми, осо­бен­но же сми­ре­ни­ем. Она отоб­ра­зи­лась и в его тво­ре­ни­ях: "Нра­во­учи­тель­ное зер­ца­ло" (Чер­ни­гов, 1703 и 1707), "Ал­фа­вит, риф­ма­ми сло­жен­ный" (1705 г.), "Бо­го­ро­ди­це Де­во" (1707 г.), "Фе­ат­рон, или По­зор нра­во­учи­тель­ный" (1708), "Тол­ко­ва­ние на 50-й пса­лом" (Чер­ни­гов, 1708), "Тол­ко­ва­ние на "От­че наш" и "Осмь бла­женств еван­гель­ских" (1709 г.), "Цар­ский путь Кре­ста" (Чер­ни­гов, 1709 г.), "Бо­го­мыс­лие в поль­зу пра­во­вер­ным" (1710 и 1711 гг.), "Си­нак­сарь о по­бе­де под Пол­та­вою" (1710 г.), "Пут­ник" (ру­ко­пись), "Ду­хов­ные мыс­ли" (М„ 1782).

В Чер­ни­го­ве в 1714 го­ду свя­ти­тель впер­вые из­дал и свой глав­ный труд, на­пи­сан­ный на ла­тин­ском язы­ке. (Осо­бен­но­стью вы­пуск­ни­ков Ки­ев­ской шко­лы бы­ло то, что свои со­чи­не­ния они пи­са­ли на клас­си­че­ской ла­ты­ни. Про­фес­сор И.А. Мак­си­мо­вич в 1888 го­ду пе­ре­вел "Илио­тро­пи­он" на совре­мен­ный рус­ский язык и из­дал вна­ча­ле по ча­стям в "Чер­ни­гов­ских епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях", за­тем от­дель­ной кни­гой – Ки­ев, 1896. Со­кра­щен­ный ва­ри­ант опуб­ли­ко­ван в "Жур­на­ле Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии", 1976, №№ 5, 6). С его име­нем свя­зан так­же "Ла­ти­но-гре­ко-рос­сий­ский лек­си­кон".

Из­вест­на связь свя­ти­те­ля Иоан­на со Свя­той Го­рой Афон. Он при­ни­мал осо­бен­но го­ря­чее уча­стие в судь­бе рус­ских на­сель­ни­ков Свя­той Го­ры, ока­зы­вая им су­ще­ствен­ную ма­те­ри­аль­ную по­мощь в те тя­же­лые го­ды. Со­хра­ни­лась его ар­хи­ерей­ская гра­мо­та в Рус­ском Пан­те­ле­и­мо­но­вом мо­на­сты­ре, сви­де­тель­ству­ю­щая об его от­но­ше­нии к свя­то­гор­цам.

14 ав­гу­ста 1711 г. свя­ти­тель Иоанн по воз­ве­де­нии в сан мит­ро­по­ли­та при­был на ка­фед­ру То­боль­скую и всея Си­би­ри. Свя­ти­тель неустан­но за­бо­тил­ся о про­све­ще­нии сво­ей епар­хии. Там он про­дол­жил де­ло, на­ча­тое в Чер­ни­го­ве: усо­вер­шен­ство­вал шко­лу, от­кры­тую его пред­ше­ствен­ни­ком, зна­ме­ни­тым мис­си­о­не­ром мит­ро­по­ли­том Фило­фе­ем (Ле­щин­ским; † 1727), про­дол­жил апо­столь­скую про­по­ведь сре­ди языч­ни­ков Си­би­ри, об­ра­тив ко Хри­сту мно­гие ты­ся­чи лю­дей. В 1714 го­ду свя­ти­тель Иоанн от­пра­вил в Пе­кин мис­сию во гла­ве с ар­хи­манд­ри­том Ила­ри­о­ном (Ле­жай­ским). В То­боль­ске он вновь при­сту­пил к из­да­тель­ско­му де­лу, ис­поль­зо­вав со­здан­ную им в Чер­ни­го­ве ти­по­гра­фию. К то­му вре­ме­ни от­но­сит­ся из­да­ние мит­ро­по­ли­том Иоан­ном "Илио­тро­пи­о­на" на сла­вя­но-рус­ском язы­ке (1714 г.), чтобы его по­ни­ма­ли и си­би­ря­ки.

О жиз­ни свя­ти­те­ля в Си­би­ри ле­то­пи­сец го­во­рит: "Был тих, скро­мен, бла­го­рас­суд­лив, о бед­ных со­стра­да­те­лен, ми­ло­стив".

Ча­сто он по­мо­гал лю­дям. Тай­но, а ино­гда в одеж­де про­сто­го ино­ка при­но­сил в до­ма нуж­дав­ших­ся ще­д­рую ми­ло­сты­ню со сло­ва­ми: "При­и­ми­те во Имя Иису­са Хри­ста". Его дом в То­боль­ске все­гда был от­крыт для всех нуж­дав­ших­ся в по­мо­щи и сло­ве уте­ше­ния. Да­же в день пре­став­ле­ния, 10 июня 1715 го­да, свя­ти­тель Иоанн по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, как это бы­ло в обы­чае у него и рань­ше, устро­ил в сво­ем до­ме тра­пе­зу для ду­хо­вен­ства и бед­ня­ков и сам при­слу­жи­вал за сто­лом. За­тем, про­стив­шись со все­ми, свя­ти­тель уда­лил­ся в свои по­кои и во вре­мя бла­го­ве­ста к ве­черне скон­чал­ся в мо­лит­ве, стоя на ко­ле­нях. Свя­ти­тель был по­гре­бен в при­де­ле свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста То­боль­ско­го Успен­ско­го-Со­фий­ско­го со­бо­ра.

Свя­ти­тель Иоанн из­дав­на чтит­ся в Си­би­ри. Вви­ду мно­го­чис­лен­ных чу­дес и дав­не­го мест­но­го по­чи­та­ния па­мя­ти свя­ти­те­ля Иоан­на в 1916 го­ду Цер­ковь уста­но­ви­ла все­рос­сий­ское празд­но­ва­ние в день пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля к Бо­гу – 10 июня.

Па­мять о свя­ти­те­ле Иоанне бе­реж­но хра­нят си­би­ря­ки и все ве­ру­ю­щие рус­ские лю­ди. Он и по­ныне по­чи­ва­ет в то­боль­ском со­бо­ре По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри. Служ­ба ему бы­ла пе­ре­из­да­на по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Алек­сия мит­ро­по­ли­том Вар­фо­ло­ме­ем (Го­род­цо­вым) в 1947 го­ду в го­ро­де Но­во­си­бир­ске.

Полное житие святителя Иоанна, митрополита Тобольского

Од­ним из осо­бо по­чи­та­е­мых си­бир­ских свя­тых яв­ля­ет­ся свя­ти­тель Иоанн (Мак­си­мо­вич), за­ни­мав­ший То­боль­скую ка­фед­ру все­го че­ты­ре го­да, с 1711 по 1715, од­на­ко успев­ший сде­лать очень мно­го для про­слав­ле­ния Име­ни Бо­жия. Не слу­чай­но празд­но­ва­ние Со­бо­ра Си­бир­ских свя­тых при­хо­дит­ся на день его бла­жен­ной па­мя­ти.

О дет­стве свя­ти­те­ля со­хра­ни­лось ма­ло сви­де­тельств. Из­вест­но, что ро­дил­ся он в де­каб­ре 1651 го­да в Нежине в се­мье бла­го­че­сти­вых жи­те­лей из­вест­но­го дво­рян­ско­го ма­ло­рос­сий­ско­го ро­да. В ис­то­рии Рос­сии Мак­си­мо­ви­чи оста­ви­ли за­мет­ный след рев­ност­ным слу­же­ни­ем на бла­го От­чизне и го­су­да­рю. Но не толь­ко на служ­бе зем­но­му ца­рю про­сла­ви­лись они. В свя­ти­тель­ском сане при­чис­лен к ли­ку свя­тых Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Иоанн, мит­ро­по­лит То­боль­ский и всея Си­би­ри. Епи­скоп Шан­хай­ский и Сан-Фран­цис­ский Иоанн, по­лу­чив­ший имя в честь сво­е­го зна­ме­ни­то­го пред­ка, так­же пред­сто­ял пре­сто­лу Бо­жию.

Ро­ди­те­ли Иоан­на бы­ли людь­ми не бед­ны­ми и щед­ро жерт­во­ва­ли свои сред­ства на воз­ве­де­ние и бла­го­укра­ше­ние хра­мов. Сво­е­му сы­ну они ста­ра­лись дать луч­шее по то­му вре­ме­ни об­ра­зо­ва­ние. До­ма он вос­пи­ты­вал­ся в ду­хе бла­го­че­стия, по­слу­ша­ния и люб­ви к Сло­ву Бо­жию, по­это­му, про­дол­жая об­ра­зо­ва­ние в Ки­ев­ской кол­ле­гии (позд­нее став­шей ака­де­ми­ей), Иоанн вы­де­лял­ся из всех сво­и­ми спо­соб­но­стя­ми, при­чем на­столь­ко, что по окон­ча­нии кол­ле­гии был остав­лен в ней в долж­но­сти пре­по­да­ва­те­ля.

До­маш­нее вос­пи­та­ние, уче­ба в кол­ле­гии, по­сто­ян­ное об­ще­ние с мо­на­ха­ми пи­та­ло его ду­шу стрем­ле­ни­ем слу­жить Бо­гу в Ан­гель­ском чине ино­ка, и в 1676 го­ду в Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ре он был по­стри­жен с име­нем Иоанн. По­сле­ду­ю­щее ру­ко­по­ло­же­ние мо­ло­до­го, бле­стя­ще об­ра­зо­ван­но­го по­стри­же­ни­ка в иеро­ди­а­ко­на, а за­тем в иеро­мо­на­ха про­изо­шло очень быст­ро. Недол­го под­ви­зал­ся он в Лав­ре, иные сте­зи го­то­вил ему Гос­подь.

В 70-е го­ды XVII-го сто­ле­тия Рос­сия во­е­ва­ла с Тур­ци­ей, и к 1677 го­ду пла­мя вой­ны бу­ше­ва­ло на тер­ри­то­рии Ма­ло­рос­сии. Успех со­пут­ство­вал ту­рец­ким вой­скам, за­хва­тив­шим часть юж­ных зе­мель, круп­ный по тем вре­ме­нам го­род Чи­ги­рин. Ока­зав­шись пе­ред опас­но­стью на­па­де­ния ту­рец­ких пол­чищ на Ки­ев, гет­ман ре­шил­ся на­пра­вить по­соль­ство к ца­рю Фе­о­до­ру Алек­се­е­ви­чу с прось­бой о по­мо­щи. В со­ста­ве по­соль­ства был мо­ло­дой иеро­мо­нах Иоанн (на­столь­ко ве­лик был в Лав­ре ав­то­ри­тет два­дца­ти­пя­ти­лет­не­го иеро­мо­на­ха!) По­ми­мо просьб о по­мо­щи во­ен­ной, Лавр­ские мо­на­хи про­си­ли в слу­чае на­па­де­ния ту­рок на Ки­ев дать им воз­мож­ность укрыть­ся в дру­гом мо­на­сты­ре. Царь и вой­ско по­слал, и Брян­ский Свен­ский Успен­ский мо­на­стырь предо­ста­вил, по­велев от­цу Иоан­ну быть в нем ар­хи­манд­ри­том.

До­ку­мен­таль­ных сви­де­тельств о жиз­ни ар­хи­манд­ри­та Иоан­на до 1635 го­да не со­хра­ни­лось. По­яв­ля­ют­ся они лишь в свя­зи воз­ло­же­ни­ем на него на­сто­я­тель­ства Елец­ким мо­на­сты­рем, ко­то­рый пе­ре­дал ему свя­ти­тель Фе­о­до­сий Уг­лиц­кий, пред­чув­ство­вав­ший свою близ­кую кон­чи­ну.

По успе­нии свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия в ар­хи­ерей­ских по­ко­ях со­бра­лась Ра­да из чис­ла упол­но­мо­чен­ных Ки­ев­ско­го мит­ро­по­ли­та, ма­ло­рос­сий­ско­го гет­ма­на, вой­ска и ме­щан­ства для вы­бо­ра пре­ем­ни­ка усоп­ше­му, и еди­но­глас­но был из­бран ар­хи­манд­рит Иоанн (Мак­си­мо­вич). Хи­ро­то­ния Иоан­на во епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го бы­ла со­вер­ше­на в Москве 10 ян­ва­ря 1697 го­да.

Управ­ле­ние епар­хи­ей от­кры­ло пе­ред вла­ды­кой Иоан­ном но­вые воз­мож­но­сти. Сам уче­ный-бо­го­слов и пло­до­ви­тый пи­са­тель (им на­пи­са­но око­ло две­на­дца­ти книг), он был по­кро­ви­те­лем про­све­ще­ния в сво­ей епар­хии. Им бы­ла ос­но­ва­на в Чер­ни­го­ве Сла­вя­но-ла­тин­ская шко­ла, да­вав­шая об­ра­зо­ва­ние де­тям не толь­ко ду­хо­вен­ства, но и дво­рян, ме­щан и ка­за­ков. Его же вла­стью во всех церк­вах Чер­ни­гов­ской епар­хии бы­ли за­ве­де­ны си­но­ди­ки для за­не­се­ния в них имен бла­го­тво­ри­те­лей.

Нести на сво­их пле­чах но­шу ар­хи­пас­тыр­ских тру­дов по­мо­га­ло Иоан­ну мо­лит­вен­ное за­ступ­ни­че­ство его пред­ше­ствен­ни­ка, свя­то­го Фе­о­до­сия Уг­лиц­ко­го. Из­ве­стен слу­чай ис­це­ле­ния вла­ды­ки Иоан­на мо­лит­ва­ми по­чив­ше­го свя­ти­те­ля.

Ар­хи­епи­скоп Иоанн был тя­же­ло бо­лен и в мо­лит­вах при­зы­вал на по­мощь свя­то­го Фе­о­до­сия, бу­дучи уве­рен, что тот уго­дил Бо­гу сво­ей пра­вед­ной жиз­нью. Свя­тый Фе­о­до­сий явил­ся со­бра­ту и ска­зал ему: «Не скор­би, брат. Гос­подь услы­шал мо­лит­вы твои, и ты бу­дешь здрав. Вста­вай с од­ра и го­товь­ся слу­жить Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию. Это те­бе зна­ме­ние». Оч­нув­шись по­сле ви­де­ния, свя­ти­тель по­слал ска­зать на­мест­ни­ку, что бу­дет на сле­ду­ю­щий день слу­жить. Зная его по­ло­же­ние, сло­ва эти со­чли бре­дом боль­но­го. Ка­ко­во же бы­ло изум­ле­ние всех, ко­гда на сле­ду­ю­щий день ар­хи­епи­скоп, уже здо­ро­вый, со­вер­шал ли­тур­гию. По­сле это­го чу­да Иоанн при­ка­зал от­крыть пе­ще­ру, где по­ко­и­лись брен­ные остан­ки свя­то­го Фе­о­до­сия, по­ве­сил там боль­шой его порт­рет, к ко­то­ро­му сам же со­ста­вил и над­пись («по­хва­лу») в сти­хах. С то­го мо­мен­та от мо­щей свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия ста­ли по­да­вать­ся всем с ве­рой при­те­ка­ю­щим ис­це­ле­ния, а имя свя­то­го, глу­бо­ко чти­мо­го чер­ни­гов­ской паст­вой за его пра­вед­ную жизнь, бли­зость к пре­сто­лу Бо­жию, на­все­гда пе­ре­пле­лось с име­ни­ем свя­ти­те­ля Иоан­на, бла­жен­ней­ше­го его дру­га. С ве­ли­кой скор­бью по­это­му чер­ни­гов­ская паства пе­ре­жи­ва­ла весть о том, что их лю­би­мый свя­ти­тель Иоанн на­зна­ча­ет­ся мит­ро­по­ли­том То­боль­ским и всея Си­би­ри.

Су­ще­ству­ет пре­да­ние, что это на­зна­че­ние про­изо­шло не без уча­стия из­вест­но­го кня­зя Мень­ши­ко­ва, за­де­то­го неза­ви­си­мым по­ве­де­ни­ем свя­ти­те­ля при освя­ще­нии церк­ви в од­ном из кня­же­ских име­ний в Чер­ни­гов­ской епар­хии. Мень­ши­ков со­би­рал­ся сам на­зна­чить день освя­ще­ния, о чем и со­об­щил вла­ды­ке через по­слан­но­го с этой це­лью управ­ля­ю­ще­го. Ар­хи­епи­скоп на это за­ме­тил, что на­зна­чить де­ло его, а не кня­зя, и сам уста­но­вил вре­мя освя­ще­ния церк­ви. Кро­ме то­го, по все­гдаш­не­му сво­е­му обы­чаю он от­ка­зал­ся от уго­ще­ния, пред­ло­жен­но­го по­сле цер­ков­но­го тор­же­ства. Все это оскор­би­ло кня­зя.

Позд­нее, ко­гда вла­ды­ке ста­ло из­вест­но о но­вом на­зна­че­нии, ему бы­ла от­кры­та судь­ба его «доб­ро­же­ла­те­ля». «Да, да­ле­ко мне ехать, – ска­зал он, – но князь бу­дет еще да­лее ме­ня». И дей­стви­тель­но, Мень­ши­ков окон­чил жизнь в даль­ней ссыл­ке в Бе­ре­зо­ве.

11 ав­гу­ста 1711 го­да прео­свя­щен­ный Иоанн при­был к но­во­му ме­сту слу­же­ния, в сто­ли­цу Си­бир­ско­го края го­род То­больск. Са­мо вступ­ле­ние вла­ды­ки в го­род бы­ло об­став­ле­но с по­до­ба­ю­щей тор­же­ствен­но­стью. Мит­ро­по­лит Иоанн при­был в То­больск на двух пло­тах и оста­но­вил­ся про­тив Зна­мен­ско­го мо­на­сты­ря. На сле­ду­ю­щий день под звон ко­ло­ко­лов он всту­пил на на­бе­реж­ную го­ро­да, встре­чен­ный го­род­ским ду­хо­вен­ством, свет­ски­ми вла­стя­ми и го­ро­жа­на­ми.

Вско­ре по при­ез­де вла­ды­ки ста­ли го­во­рить о нем как о ве­ли­ком пост­ни­ке, о том, что в лич­ной жиз­ни он тих, скро­мен, со­стра­да­те­лен. Об­ла­дая боль­шой ра­бо­то­спо­соб­но­стью, свя­ти­тель ни­ко­гда не был празд­ным, все­гда или чи­тал, или учил, или раз­мыш­лял. Бо­лее все­го лю­бил он мо­лит­ву. За­пер­шись у се­бя в ке­ллии, он дол­го-дол­го ко­ле­но­пре­кло­нен­но мо­лил­ся, ча­сто до утра.

Доб­ро он лю­бил де­лать тай­но и через до­ве­рен­ных лиц по­сы­лал день­ги и раз­ные ве­щи си­ро­там, в бо­га­дель­ни (при нем их в го­ро­де бы­ло бо­лее два­дца­ти), в до­ма бед­ных. По­ти­хонь­ку, пе­ре­оде­тый, под­хо­дил он к ок­нам до­мов нуж­да­ю­щих­ся, сту­чал, про­из­но­сил: «При­ми­те во имя Иису­са Хри­ста», – и по­спеш­но от­хо­дил. Осо­бен­но бо­ле­ло его серд­це за бед­ных ду­хов­но­го зва­ния.

Там, где бы­ли го­ре и нуж­да, по­яв­лял­ся вла­ды­ка, ту­да его тя­ну­ло всей ду­шой. Он лю­бил хо­дить в тюрь­мы, ко­то­рых мно­го бы­ло в То­боль­ске, и уте­шал, учил, ра­до­вал го­стин­ца­ми за­клю­чен­ных.

Этот че­ло­век глу­бо­ко вос­при­нял еван­гель­ское сло­во: «Ко­гда де­ла­ешь пир – не зо­ви со­се­дей бо­га­тых, ко­то­рые мо­гут воз­дать те­бе тем же, но зо­ви сла­бых, угне­тен­ных, боль­ных». Так он и по­сту­пал все­гда, в го­сти ни­ко­гда не ез­дил: за все вре­мя слу­же­ния в То­боль­ске лишь один раз обе­дал у гу­бер­на­то­ра, и то по его уси­лен­ной прось­бе. Од­на­ко в празд­нич­ные дни по­сле ли­тур­гии он при­гла­шал к се­бе по­чет­ных го­ро­жан. Уго­ще­ние его все­гда бы­ло очень скром­ным, и под­лин­ным укра­ше­ни­ем та­ких тра­пез бы­ли бе­се­ды свя­ти­те­ля, об­ла­дав­ше­го за­ме­ча­тель­ным да­ром сло­ва. О про­по­ве­дях его за бо­го­слу­же­ни­ем все­гда от­зы­ва­лись толь­ко в пре­вос­ход­ной сте­пе­ни.

Все­гдаш­ний друг про­све­ще­ния, мит­ро­по­лит Иоанн го­ря­чо за­бо­тил­ся о со­здан­ной его пред­ше­ствен­ни­ком То­боль­ской сла­вя­но-ла­тин­ской шко­ле и, вы­пи­сы­вая из Ки­е­ва и Чер­ни­го­ва для шко­лы зна­ю­щих на­став­ни­ков, ча­сто упо­треб­лял свои до­хо­ды.

Сво­им рев­ност­ным по­пе­че­ни­ем об умно­же­нии об­ра­зо­ван­но­го ду­хо­вен­ства в Си­би­ри он до­пол­нил апо­столь­ские стрем­ле­ния неуто­ми­мо­го мит­ро­по­ли­та Фило­фея.

Был он не толь­ко бо­го­сло­вом, но и сти­хо­твор­цем, обо­га­тил ду­хо­вен­ство и паст­ву мно­ги­ми на­зи­да­тель­ны­ми со­чи­не­ни­я­ми и тем во­ору­жил пра­во­слав­ные умы для де­я­тель­но­го и ра­зум­но­го рас­про­стра­не­ния про­све­ще­ния. Его пе­ру при­над­ле­жит уди­ви­тель­ный по бо­гат­ству ду­хов­но­го опы­та «Илио­тро­пи­он, или Со­об­ра­зо­ва­ние че­ло­ве­че­ской во­ли с Бо­же­ствен­ною во­лею», из­дан­ный в пя­ти кни­гах, «Фе­ат­рон по­учи­тель­ный ца­рем, кня­зем и вла­ды­кам», – об обя­зан­но­стях вла­стей. На­ко­нец, вся его бла­го­го­вей­ная ду­ша от­ра­зи­лась в со­чи­не­нии «Бо­го­ро­ди­це Де­во» и в кни­ге «Бо­го­мыс­лие в поль­зу пра­во­вер­ных».

Про­дол­жая про­све­ти­тель­скую, мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность в Си­би­ри, свя­ти­тель пу­те­ше­ство­вал по краю, отыс­ки­вал спо­соб­ных к мис­си­о­нер­ству свя­щен­ни­ков, за­бо­тил­ся об от­кры­тии но­вых хра­мов.

Так во сла­ву Бо­жию и ра­бо­тал Иоанн до са­мой сво­ей бла­жен­ной кон­чи­ны, при­об­ре­тая все бо­лее лю­бовь сво­их ду­хов­ных де­тей, ко­то­рые и при жиз­ни вла­ды­ки счи­та­ли его про­зор­ли­вым, мо­лит­вен­ни­ком дерз­но­вен­ным. Его бла­жен­ная кон­чи­на оста­ви­ла глу­бо­кий след в со­зна­нии на­ро­да, ви­дев­ше­го в нем угод­ни­ка Бо­жия.

За­ра­нее чув­ствуя бли­зость смер­ти, мит­ро­по­лит стал к ней го­то­вить­ся: ис­по­ве­до­вал­ся и при­ча­стил­ся. 9 июня 1715 го­да он в по­след­ний раз слу­жил ли­тур­гию и в этот день в сво­их по­ко­ях дал обед для го­род­ско­го ду­хо­вен­ства и ни­щих. Го­стям сво­им за сто­лом он при­слу­жи­вал сам. По­сле тра­пезы, про­стив­шись со все­ми, он ушел во внут­рен­ние ком­на­ты сво­их апар­та­мен­тов и за­пер­ся в них.

Утром 10 июня, ко­гда при­шло вре­мя зво­нить к утрене, за бла­го­сло­ве­ни­ем ко внут­рен­ним ком­на­там по­до­шел че­ред­ной; на осто­рож­ный стук в дверь от­ве­та не по­сле­до­ва­ло. У за­кры­тых две­рей со­бра­лось ду­хо­вен­ство, при­е­хал гу­бер­на­тор и, пред­чув­ствуя недоб­рое, при­ка­зал взло­мать две­ри. Мит­ро­по­лит, уже по­чив­ший, сто­ял на ко­ле­нях. Всту­пив­шим в ком­на­ты от­кры­лась кар­ти­на бла­жен­ной смер­ти свя­ти­те­ля Иоан­на.

Смерть вла­ды­ки Иоан­на про­ви­дел на­хо­див­ший­ся в тот день да­ле­ко от То­боль­ска, в Кон­дин­ском крае, его пред­ше­ствен­ник и пре­ем­ник мит­ро­по­лит Фило­фей. Он ска­зал сво­им спут­ни­кам: «Брат наш Иоанн успе. Прейдем от­сю­да».

Убе­дил­ся на­род в свя­то­сти сво­е­го мит­ро­по­ли­та и то­гда, ко­гда те­ло его, не бу­дучи пре­да­но зем­ле (при­шлось дол­го ждать воз­вра­ще­ния из мис­си­о­нер­ской по­езд­ки свя­ти­те­ля Фило­фея), дол­го оста­ва­лось нетлен­ным.

Не сра­зу брен­ные остан­ки свя­ти­те­ля ока­за­лись в ме­сте, где им пред­сто­я­ло ожи­дать все­об­ще­го вос­кре­се­ния. Пер­во­на­чаль­но они на­хо­ди­лись в Успен­ском со­бо­ре, в при­де­ле Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Ки­е­во-Пе­чер­ских. Через два­дцать шесть лет, по­сле пе­ре­стро­ек, мо­ги­ла его ока­за­лась под от­кры­тым небом, что очень бес­по­ко­и­ло по­чи­та­те­лей его па­мя­ти, да и сам вла­ды­ка Иоанн вы­ка­зы­вал недо­воль­ство, яв­ля­ясь То­боль­ским ар­хи­ере­ям. То­гда над его мо­ги­лой был со­ору­жен при­дель­ный храм во имя Ан­ге­ла свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста. В 1826 го­ду ар­хи­епи­скоп То­боль­ский Ев­ге­ний (Ка­зан­цев) пи­сал: «Мит­ро­по­ли­ту Иоан­ну (Мак­си­мо­ви­чу) здесь та­кая ве­ли­ка ве­ра, что мно­гие но­сят­ся чу­де­са, и что да­же са­мый сей при­дел по­стро­ен в честь его буд­то бы ис­це­лив­шим­ся от него». Этим же пись­мом ар­хи­епи­скоп Ев­ге­ний про­сил раз­ре­ше­ния пе­ре­не­сти гроб свя­ти­те­ля «в ви­ду пло­хо­го со­сто­я­ния при­де­ла». Спу­стив­шись с ду­хо­вен­ством в склеп, ар­хи­епи­скоп об­на­ру­жил остан­ки свя­ти­те­ля по­ко­ив­ши­ми­ся в со­вер­шен­но це­лом гро­бу; кло­бук и ман­тия так­же ока­за­лись нетро­ну­ты­ми вре­ме­нем.

Со дня успе­ния свя­ти­те­ля чу­де­са, ис­те­кав­шие от его свя­тых мо­щей, не пре­кра­ща­ли ра­до­вать всех с ве­рой при­те­кав­ших и до на­сто­я­ще­го вре­ме­ни не пре­кра­ща­ют­ся. Со­бор­ным то­боль­ским ду­хо­вен­ством за­пи­са­но мно­го слу­ча­ев бла­го­дат­ной по­мо­щи свя­ти­те­ля Иоан­на. Это по­бу­ди­ло про­из­ве­сти осви­де­тель­ство­ва­ние его остан­ков. 21 ян­ва­ря 1916 го­да по до­кла­ду Свя­тей­ше­го Си­но­да свя­ти­тель Иоанн был при­чис­лен к ли­ку угод­ни­ков Бо­жи­их, а его нетлен­ные остан­ки при­зна­ны свя­ты­ми мо­ща­ми. Свя­то чтит зем­ная Цер­ковь свя­ти­те­ля Иоан­на, мо­лит­вен­но вос­по­ми­ная па­мять его вку­пе со всем Со­бо­ром Си­бир­ских свя­тых.

В на­сто­я­щее вре­мя свя­тые мо­щи мит­ро­по­ли­та Иоан­на по­чи­ва­ют в То­боль­ском со­бо­ре в при­де­ле, по­свя­щен­ном его име­ни. И бо­го­моль­цы со всей Си­би­ри и из дру­гих угол­ков пра­во­слав­ной Рос­сии идут со сво­и­ми нуж­да­ми к ра­ке свя­ти­те­ля и по­лу­ча­ют бла­го­дат­ное уте­ше­ние по мо­лит­вам его.

«Свя­тым, иже суть на зем­ли Его, уди­ви Гос­подь вся хо­те­ния своя в них» (Пс.15:3). Во­ля Бо­жия на­шла в жиз­ни свя­ти­те­ля ве­ли­кое осу­ществ­ле­ние, по­это­му об­раз его, как ве­ли­ко­го пост­ни­ка и мо­лит­вен­ни­ка, неволь­но вле­чет лю­дей к под­ра­жа­нию.

Иное жизнеописание святителя Иоанна, митрополита Тобольского

Свя­ти­тель Иоанн, мит­ро­по­лит То­боль­ский (1651–1715), был уро­жен­цем ма­ло­рос­сий­ско­го го­ро­да Нежи­на. Он был стар­шим в се­мье. В то вре­мя как все его бра­тья по­сту­пи­ли в во­ен­ную служ­бу, Иоанн из­брал иной путь – слу­же­ние Церк­ви Хри­сто­вой. Успеш­но окон­чив Ки­ев­скую Мо­ги­лян­скую кол­ле­гию, он был остав­лен в ней пре­по­да­ва­те­лем ла­тин­ско­го язы­ка, по­стри­жен в мо­на­ше­ство и на­зна­чен на долж­ность про­по­вед­ни­ка. В 70-е го­ды, во вре­мя вой­ны с Тур­ци­ей, ма­ло­рос­сий­ский гет­ман по­слал в Моск­ву по­соль­ство с прось­бой о по­мо­щи. В чис­ле про­чих в со­ста­ве по­соль­ства был мо­ло­дой иеро­мо­нах Иоанн (на­столь­ко ве­лик был в Лав­ре ав­то­ри­тет два­дца­ти­пя­ти­лет­не­го иеро­мо­на­ха!) Впо­след­ствии о. Иоанн ста­но­вит­ся ар­хи­манд­ри­том Брян­ско­го Свен­ско­го мо­на­сты­ря, поз­же – ар­хи­манд­ри­том Елец­ко­го Чер­ни­гов­ско­го мо­на­сты­ря. А еще через неко­то­рое вре­мя (10 ян­ва­ря 1697 г.) ар­хи­манд­ри­та Иоан­на в Москве ру­ко­по­ла­га­ют в ар­хи­епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го, вме­сто в Бо­ге по­чив­ше­го его пред­ше­ствен­ни­ка – ар­хи­епи­ско­па Фе­о­до­сия. С пер­вых же лет сво­е­го ар­хи­пас­тыр­ско­го слу­же­ния свя­ти­тель Иоанн про­яв­ля­ет свою лю­бовь и за­бо­ту о Церк­ви Хри­сто­вой: ос­но­вы­ва­ет в 1700 г. в Ки­е­ве первую ду­хов­ную се­ми­на­рию (кол­ле­гию), встре­ча­ет­ся с вид­ны­ми де­я­те­ля­ми сво­ей эпо­хи. В од­ну из та­ких встреч с ца­рем Пет­ром Алек­се­е­ви­чем (I) он пред­ска­зал ему бли­ста­тель­ную по­бе­ду над шве­да­ми. Слож­ные от­но­ше­ния с фа­во­ри­том ца­ря, «ба­лов­нем судь­бы» кня­зем А. Мень­ши­ко­вым сыг­ра­ли ро­ко­вую роль в судь­бе ар­хи­пас­ты­ря – он был на­прав­лен в да­ле­кий и су­ро­вый си­бир­ский го­род То­больск на «ва­кант­ную» ка­фед­ру мит­ро­по­ли­том То­боль­ским и Си­бир­ским. Со сле­за­ми про­во­жа­ла ма­ло­рос­сий­ская паства сво­е­го свя­ти­те­ля.

14 ав­гу­ста (27 ав­гу­ста по н. ст.) 1711 го­да свя­ти­тель Иоанн при­был в То­больск и был тор­же­ствен­но встре­чен во­е­во­дой, ка­за­ка­ми и гу­бер­на­то­ром. На сле­ду­ю­щий день Вла­ды­ка Иоанн воз­глав­лял Бо­же­ствен­ную ли­тур­гию в честь празд­ни­ка Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри в древ­ней­шем за Ура­лом ка­мен­ном Софийско-Успенском со­бо­ре То­боль­ско­го крем­ля.

В то вре­мя Си­бир­ская мит­ро­по­лия бы­ла необъ­ят­на, непро­све­ще­на. Си­бир­ское ду­хо­вен­ство необ­ра­зо­ва­но, по все­му Си­бир­ско­му краю – мно­же­ство ино­род­цев, не про­све­щен­ных Свя­тым Кре­ще­ни­ем. Хра­мы в неко­то­рых ме­стах го­да­ми оста­ва­лись без пас­ты­рей, ве­ру­ю­щие жи­ли и уми­ра­ли без Свя­тых Та­ин. Мно­гие из при­быв­ших с мит­ро­по­ли­том Иоан­ном вер­ну­лись об­рат­но, не вы­дер­жав жиз­ни в су­ро­вом крае. Но свя­ти­тель не пал ду­хом, имея опыт в управ­ле­нии, из­брал на­деж­ных по­мощ­ни­ков и за че­ты­ре го­да су­мел по­пра­вить по­ло­же­ние. Бы­ло про­дол­же­но про­све­ще­ние си­бир­ских пле­мен. В этом де­ле свя­ти­те­лю Иоан­ну мно­го по­мог схим­ник-мит­ро­по­лит Фило­фей (Ле­щин­ский).

Бы­ла от­прав­ле­на ду­хов­ная мис­сия в Ки­тай, бла­го­устро­ен Ир­кут­ский край. На­ча­то стро­и­тель­ство но­вых хра­мов. Свя­ти­тель под­дер­жи­вал сво­и­ми лич­ны­ми сред­ства­ми ос­но­ван­ную в 1703 го­ду свя­ти­те­лем Фило­фем сла­вя­но-ла­тин­скую шко­лу.

Бу­дучи ар­хи­ере­ем, свя­ти­тель ни­ко­гда не зло­упо­треб­лял сво­ей вла­стью. На­обо­рот, как го­во­рит­ся в его жи­тии, «в лич­ной жиз­ни он был тих, скро­мен, доб­ро­де­те­лен, ми­ло­сер­ден к ни­щим». Ча­сто он, пе­ре­одев­шись в ру­би­ще, шел в ла­чу­ги бед­ня­ков и, по­сту­чав­шись в дверь со сло­ва­ми: «при­ми­те во имя Иису­са Хри­ста», остав­лял день­ги или ве­щи, а сам неза­мет­но уда­лял­ся.

Для си­бир­ской паст­вы свя­ти­тель Иоанн был от­цом и мо­лит­вен­ни­ком. Но­ча­ми он, за­пер­шись в сво­их по­ко­ях, по­дол­гу мо­лил­ся со сле­за­ми о спа­се­нии сво­ей паст­вы. За ко­рот­кое вре­мя сво­е­го пре­бы­ва­ния в То­боль­ске он успел снис­кать все­об­щее ува­же­ние и лю­бовь. 10 июня 1715 го­да свя­ти­тель Иоанн, от­слу­жив ли­тур­гию, дал обед для го­род­ско­го ду­хо­вен­ства, а за­тем, уда­лив­шись к се­бе в ком­на­ту, мир­но пре­дал ду­шу Бо­гу. Кон­чи­ну пра­вед­ни­ка пред­ви­дел про­све­ти­тель Си­би­ри и пред­ше­ствен­ник свя­ти­те­ля Иоан­на по ка­фед­ре схи­мит­ро­по­лит Фило­фей (Ле­щин­ский). Мо­щи свя­ти­те­ля, остав­лен­ные до при­ез­да вла­ды­ки Фило­фея, оста­ва­лись нетлен­ны­ми, а по со­вер­ше­нии от­пе­ва­ния, по­гре­бе­ны в скле­пе под Со­фий­ско-Успен­ским со­бо­ром.

На­род­ное по­чи­та­ние свя­ти­те­ля

Сра­зу же по­сле кон­чи­ны свя­ти­те­ля на­ча­лось его по­чи­та­ние, мно­гие по­лу­ча­ли по мо­лит­ве его ис­це­ле­ния, ду­хов­ную по­мощь. Осо­бен­но по­мо­гал свя­ти­тель Иоанн ду­шев­но­боль­ным и страж­ду­щим от нечи­стых ду­хов.

В 1741 го­ду де­ре­вян­ный при­дел Со­фий­ско­го со­бо­ра в честь преп. Ан­то­ния и Фе­о­до­сия Ки­е­во-Пе­чер­ских, где был по­гре­бен мит­ро­по­лит Иоанн, был из-за вет­хо­сти разо­бран, и мо­ги­ла свя­ти­те­ля у се­вер­ной сте­ны ока­за­лась под от­кры­тым небом. Жи­те­ли То­боль­ска, бла­го­го­вей­но чтив­шие его па­мять, бы­ли недо­воль­ны этим об­сто­я­тель­ством. Су­ще­ству­ют пре­да­ния о неод­но­крат­ном яв­ле­нии свя­ти­те­ля То­боль­ским мит­ро­по­ли­там Ан­то­нию II (На­рож­ниц­ко­му) и Силь­ве­ст­ру (Гло­вац­ко­му). С упре­ком и скор­бью он го­во­рил им: «Мо­ги­ла моя в пре­не­бре­же­нии, и псы бе­га­ют над гро­бом мо­им. Успо­кой­те ме­ня и воз­об­но­ви­те при­дел». В 1753 го­ду на по­жерт­во­ва­ния по­чи­та­те­лей при­дел был вос­ста­нов­лен и освя­щен во имя свт. Иоан­на Зла­то­уста, небес­но­го по­кро­ви­те­ля св. Иоан­на, мит­ро­по­ли­та То­боль­ско­го. Мо­ги­ла оста­лась в ал­та­ре с пра­вой сто­ро­ны, над ней бы­ло сде­ла­но рез­ное над­гро­бие и по­ве­шен ввер­ху порт­рет свя­ти­те­ля. В 1826 го­ду из-за тре­щи­ны в стене со­бо­ра по­тре­бо­ва­лось разо­брать фун­да­мент, и мо­щи свя­ти­те­ля бы­ли за­но­во пе­ре­за­хо­ро­не­ны. При этом об­на­ру­жи­ли, что ман­тия и кло­бук свя­ти­те­ля, ко­то­рым бы­ли по­кры­ты мо­щи, со­вер­шен­но нетлен­ны.

10 июня 1891 го­да прео­свя­щен­ным Иусти­ном бы­ло сде­ла­но рас­по­ря­же­ние то­боль­ско­му ду­хо­вен­ству, на­зван­ное «за­ве­ща­ни­ем», в ко­то­ром он про­сил, мо­лил и вла­стью от Бо­га дан­ной при­ка­зы­вал, чтобы «в Иоан­но-Зла­то­устов­ском при­де­ле в те­че­ние го­да, кро­ме ве­ли­ких по­стов, на все бу­ду­щее вре­мя неот­лож­но со­вер­ша­е­мы бы­ли Бо­же­ствен­ные ли­тур­гии, с по­ми­но­ве­ни­ем свя­ти­те­ля Иоан­на за упо­кой и па­ни­хи­да­ми по нем, да со­при­чтет его Гос­подь Бог к ли­ку свя­тых угод­ни­ков Сво­их и мо­лит­ва­ми его по­ми­лу­ет и спа­сет нас, греш­ных, по­чи­та­те­лей свя­той па­мя­ти его!», а все, же­ла­ю­щие се­бе спа­се­ния, за­пи­са­ли бы свя­тое имя усоп­ше­го в свои по­ми­наль­ни­ки. На­пи­сан­ное соб­ствен­но­руч­но «за­ве­ща­ние» прео­свя­щен­но­го Иусти­на бы­ло по­ме­ще­но в рам­ку под стек­ло, ря­дом с изо­бра­же­ни­ем свя­ти­те­ля.

На­до ска­зать, что в го­ро­де То­боль­ске, как и в епар­хии, име­лось мно­го при­жиз­нен­ных порт­ре­тов свя­ти­те­ля. Так­же и на стене со­бо­ра над ме­стом преж­не­го по­гре­бе­ния мит­ро­по­лит Иоанн был изо­бра­жен во весь рост в бе­лом кло­бу­ке и го­лу­бой с ис­точ­ни­ка­ми ман­тии с кре­стом в пра­вой и жез­лом в ле­вой ру­ке. Вид­но бы­ло, что свя­ти­тель был вы­со­ко­го ро­ста, му­же­стве­нен, имел се­дые во­ло­сы и та­кую же бо­ро­ду, длин­ную и окла­ди­стую. На блед­ном ли­це за­пе­чат­ле­лось глу­бо­ко­мыс­лие, кро­тость и че­ло­ве­ко­лю­бие. Цер­ков­ное по­чи­та­ние свя­ти­те­ля на­ча­лось за­дол­го до про­слав­ле­ния. Уже в 1879 го­ду в день пре­став­ле­ния свя­ти­те­ля Иоан­на 10 (23) июня со­вер­шал­ся Крест­ный ход с ико­ной Спа­си­те­ля.

Жи­те­ли То­боль­ска с нетер­пе­ни­ем ожи­да­ли про­слав­ле­ния сво­е­го лю­би­мо­го ар­хи­пас­ты­ря. Так, в 1900 г. по рас­по­ря­же­нию епи­ско­па Ан­то­ния (Каржа­ви­на) со­ору­же­на се­реб­ря­ная ра­ка с по­зо­ло­чен­ной се­нью. В эту ра­ку при епи­ско­пе Вар­на­ве (На­кро­пине) с ве­рой в бли­жай­шее про­слав­ле­ние 16 (29) ок­тяб­ря 1914 го­да бы­ли пе­ре­ло­же­ны чест­ные остан­ки свя­ти­те­ля. Это бы­ло уже вто­рое об­ре­те­ние мо­щей. Так ­же, как и при пер­вом об­ре­те­нии, чест­ные остан­ки угод­ни­ка Бо­жия бы­ли осви­де­тель­ство­ва­ны ко­мис­си­ей, ко­то­рая под­твер­ди­ла нетле­ние остан­ков свя­ти­те­ля.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля

В ян­ва­ре 1915 го­да епи­скоп Вар­на­ва сде­лал до­клад в Си­но­де о ре­зуль­та­тах ра­бо­ты ко­мис­сии, а так­же о за­фик­си­ро­ван­ных 40 слу­ча­ях бла­го­дат­ной по­мо­щи. Но в 1915 го­ду в свя­зи с Пер­вой ми­ро­вой вой­ной про­слав­ле­ние не со­сто­я­лось. Од­на­ко в де­каб­ре 1915 го­да по вы­со­чай­ше­му по­ве­ле­нию в То­больск при­был ар­хи­епи­скоп Ли­тов­ский Ти­хон (Бе­ла­вин) для вы­яс­не­ния об­сто­я­тельств мест­но­го по­чи­та­ния (бу­ду­щий пат­ри­арх Всея Ру­си). Он за­пи­сал но­вые ис­це­ле­ния и предо­ста­вил от­чет Си­но­ду, осмот­рел остан­ки и опе­ча­тал гроб сво­ей пе­ча­тью. «Тща­тель­ная про­вер­ка да­ет пол­ное ос­но­ва­ние для Все­рос­сий­ско­го про­слав­ле­ния, при­спел час для со­вер­ше­ния се­го свет­ло­го празд­ни­ка», – пи­сал он в сво­ем до­не­се­нии Си­но­ду.

Про­слав­ле­ние свя­ти­те­ля Иоан­на со­сто­я­лось 10 (23) июня 1916 го­да, в 201-ю го­дов­щи­ну его бла­жен­ной кон­чи­ны. Со всей Рос­сии съе­ха­лись ар­хи­ереи, свя­щен­ни­ки и ми­ряне. Мно­же­ство на­ро­да стре­ми­лось очи­стить се­бя по­ка­я­ни­ем – так что на по­мощь град­ским свя­щен­ни­кам с 1(14) июня при­шло епар­хи­аль­ное ду­хо­вен­ство. Ана­лои с кре­ста­ми и Еван­ге­ли­я­ми бы­ли по­став­ле­ны на Со­бор­ной пло­ща­ди, и бо­лее 30 свя­щен­ни­ков еже­днев­но ис­по­ве­до­ва­ли, слу­жи­ли мо­леб­ны, па­ни­хи­ды, про­по­ве­до­ва­ли пря­мо под от­кры­тым небом. Па­лом­ни­ков бы­ло боль­ше, чем жи­те­лей го­ро­да (30 ты­сяч). Воз­гла­вил тор­же­ства ма­сти­тый ста­рец, апо­стол Си­би­ри, вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ший мит­ро­по­лит Мос­ков­ский Ма­ка­рий (Нев­ский). На тор­же­ствах так­же при­сут­ство­ва­ли обер-про­ку­рор Свя­тей­ше­го Си­но­да А.Н. Вол­жин, мно­же­ство ар­хи­пас­ты­рей, впо­след­ствии по­стра­дав­ших за ве­ру Пра­во­слав­ную и про­слав­лен­ных в ли­ке но­во­му­че­ни­ков. Сре­ди них – еп. Силь­вестр Ом­ский, митр. Ве­ни­а­мин Пет­ро­град­ский, прот. Иоанн Вос­тор­гов и др.

Мо­щи свя­ти­те­ля Иоан­на по­ко­ят­ся ныне в По­кров­ском со­бо­ре То­боль­ско­го крем­ля. Па­мять со­вер­ша­ет­ся 2 ра­за в год – 23 июня и 29 ок­тяб­ря (по н. ст.).

Ис­точ­ник: Си­бир­ская пра­во­слав­ная га­зе­та

Молитвы

Тропарь святителя Иоанна митрополита Тобольского

глас 8

Наставниче благочестия,/ сиротствующих питателю,/ скорбящих утешителю, недугующих врачу безмездный,/ душею страждущих скорый помощниче,/ теплый молитвенниче о всех ко Господу,/ святителю отче Иоанне,// моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак святителя Иоанна митрополита Тобольского

глас 2

Явился еси во тьме неведения пребывающим просветитель,/ вдов и сирот утешитель,/ дивный врач немощствующих,/ младенцев и отроков наставник,/ родителем же пресветлое радование,/ святителю отче Иоанне,/ моли Христа Бога/ подати стране нашей в вере утверждение,/ воинству нашему на враги победу и одоление,// людем же своим велию милость.

показать все

Молитва святителю Иоанну, митрополиту Тобольскому

О святителю Христов Иоанне, Божию Престолу со святыми предстояй! Ты еси отец наш любвеобильный и молитвенник наш теплый. Умоли Господа Бога, да подаст нам коегождо потребно полезная: скорбящим утешение, немощным здравие, заблуждшия да наставит и обратит на путь покаяния, распри и раздоры умирит, неведущия Христа люди на путь спасения да обратит и всех нас единением духа и любве в Единей Святей Своей Церкви соединит, да сохранит нас от глада, града, труса, потопа, огня, меча, междоусобныя брани и напрасныя смерти, наипаче же от искушений, облежащих нас в жизни сей, да дарует нам мирное пожити зде житие и веру свою Православную невредиму соблюсти. О евятый угодниче Христов, архипастырю, предобрый, молитвенниче наш неусыпный! От юности всего себе Богу посвятив, равноангельное житие стяжал еси, исполнен бе радости духовныя, яже озаряше светлость лика твоего и сердца верных утешаше, поистине бе светильник горяй и светяй, святолепно пожив, от Господа сподоблен бе дара прозрения, время кончины своея предуведа, моляся пред образом Пречистыя Богородицы, коленопреклонение преставися; ныне проси Ю о нас, да будет нам Покровительница в сей многотрудней жизни и в час кончины нашея да умолит Всеблагаго Господа сподобитися нам в лице благоугодивших предстати Престолу Его и восхвалити в Троице славимаго Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, во веки веков. Аминь.

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)