День памяти

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Мак­сим Сан­до­вич, на­зы­ва­е­мый Гор­лиц­ким, ро­дил­ся 19/31 ян­ва­ря 1886 го­да в се­ле Ждынь в Под­кар­па­тье в се­мье лем­ков-уни­а­тов. В то вре­мя эти зем­ли вхо­ди­ли в со­став Ав­ст­ро-Вен­гер­ской им­пе­рии. Его отец Ти­мо­фей вла­дел боль­шим хо­зяй­ством и со­сто­ял пса­лом­щи­ком в церк­ви, а мать, Кри­сти­на, бы­ла до­маш­ней хо­зяй­кой.

По­сле окон­ча­ния че­ты­рех­класс­ной шко­лы в со­сед­них Гор­ли­цах Мак­сим про­дол­жил уче­бу в Яс­ле, а через неко­то­рое вре­мя пе­ре­шел в гим­на­зию в го­род­ке Но­вы-Сонч. Там он сво­ей глу­бо­кой ве­рой при­влек вни­ма­ние сво­их од­но­каш­ни­ков по «Рус­ской бур­се», ор­га­ни­зо­ван­ной и под­дер­жи­ва­е­мой на доб­ро­воль­ные по­жерт­во­ва­ния лем­ков. Мак­сим имел обык­но­ве­ние ис­пол­нять пес­но­пе­ния в честь Ма­те­ри Бо­жи­ей, осо­бен­но на служ­бах утре­ни и ве­чер­ни. Он так­же удив­лял уча­щих­ся сво­им го­ря­чим стрем­ле­ни­ем стать мо­на­хом и при­том в мо­на­сты­ре с са­мым стро­гим уста­вом. Сам лю­бил ча­сто мо­лить­ся и со­блю­дать стро­гий пост.

По­сле че­ты­рех лет уче­бы в гим­на­зии Мак­сим про­вел три ме­ся­ца в ва­си­ли­ан­ском мо­на­сты­ре в Кре­хо­ве, но его ат­мо­сфе­ра ока­за­лась чуж­дой для мо­ло­до­го че­ло­ве­ка. Он разо­ча­ро­вал­ся в уви­ден­ной в мо­на­сты­ре ду­хов­ной жиз­ни. Про­дол­жая ду­хов­ные ис­ка­ния, в 1904 го­ду он оста­вил мо­на­стырь и по­сту­пил по­слуш­ни­ком в из­вест­ную сво­и­ми бо­га­ты­ми тра­ди­ци­я­ми По­ча­ев­скую Лав­ру. Этот мо­на­стырь на­хо­дил­ся неда­ле­ко от ав­ст­ро-вен­гер­ской гра­ни­цы на рос­сий­ской сто­роне. Во вре­мя од­но­го из сво­их пас­тыр­ских по­се­ще­ний епи­скоп Жи­то­мир­ский и Во­лын­ский Ан­то­ний (Хра­по­виц­кий) об­ра­тил вни­ма­ние на мо­ло­до­го и спо­соб­но­го по­слуш­ни­ка. В на­гра­ду за об­раз­цо­вое по­ве­де­ние он на­пра­вил его для даль­ней­ше­го обу­че­ния в Во­лын­скую ду­хов­ную се­ми­на­рию в Жи­то­ми­ре.

Уче­ба в се­ми­на­рии про­дол­жа­лась шесть лет. По­сле ее окон­ча­ния с наи­луч­ши­ми ре­зуль­та­та­ми в 1911 г. Мак­сим же­нил­ся на до­че­ри сель­ско­го свя­щен­ни­ка се­ла Но­ве-Бе­ре­зо­во близ Хай­нув­ки Пе­ла­гее Гри­го­рук. 17 но­яб­ря 1911 г. Мак­сим был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ни­ки то­гда уже ар­хи­епи­ско­пом Ан­то­ни­ем (Хра­по­виц­ким). Вла­ды­ка пред­ло­жил мо­ло­до­му свя­щен­ни­ку тру­дить­ся на пас­тыр­ской ни­ве в Ки­ев­ской епар­хии, од­на­ко отец Мак­сим твер­до ре­шил вер­нуть­ся на Ро­ди­ну, в край лем­ков, сре­ди ко­то­рых рос­ло и ши­ри­лось дви­же­ние за воз­вра­ще­ние из унии в пра­во­сла­вие. Он по­свя­ща­ет се­бя тя­же­лой мис­си­о­нер­ской ра­бо­те сре­ди столь близ­ко­го ему на­ро­да.

Свое слу­же­ние отец Мак­сим на­чал в се­ле Граб на Лем­ков­щине. Про­жи­вав­шие здесь лем­ки ре­ши­ли вер­нуть­ся в пра­во­сла­вие. Непо­сред­ствен­ной при­чи­ной уже дав­но на­зрев­ше­го ре­ше­ния ста­ло рас­по­ря­же­ние мест­но­го свя­щен­ни­ка-уни­а­та от­ца Фили­мо­на Ки­селев­ско­го убрать из бо­го­слу­жеб­ных и мет­ри­че­ских книг сло­во «пра­во­слав­ный». Вспых­нул кон­фликт. Епи­скоп уни­ат­ской епар­хии предо­ста­вил от­цу Ки­селев­ско­му от­пуск, и он вы­ехал в Со­еди­нен­ные Шта­ты Аме­ри­ки. Ве­ру­ю­щие со­ста­ви­ли и по­да­ли ста­ро­сте пе­ти­цию, в ко­то­рой пред­ло­жи­ли на ва­кант­ное ме­сто от­ца Мак­си­ма Сан­до­ви­ча, ко­то­рый со­гла­сил­ся за­нять его, по­лу­чив со­от­вет­ству­ю­щее на­зна­че­ние от епи­ско­па Чер­не­вец­ко­го.

2 де­каб­ря 1911 го­да отец Мак­сим от­слу­жил первую ли­тур­гию в се­ле Граб. С это­го дня на­ча­лись че­ре­да пре­сле­до­ва­ний и стра­да­ний свя­щен­ни­ка. Вско­ре ав­ст­ро-вен­гер­ским вла­стям на него был сде­лан до­нос, и он был аре­сто­ван на во­семь дней. Кро­ме то­го, его обя­за­ли за­пла­тить штраф в 400 крон. Вый­дя из тюрь­мы, отец Мак­сим на­чал объ­ез­жать се­ла в око­ли­це – Граб, Вы­ше­ват­ка, Длу­ге – и со­вер­шать бо­го­слу­же­ния. По­сте­пен­но он стал для сво­их при­хо­жан не про­сто свя­щен­ни­ком, но дру­гом и при­знан­ным ду­хов­ным ав­то­ри­те­том.

22 де­каб­ря 1911 го­да ко­мис­сар по­ли­ции при­ка­зал за­пе­ча­тать две­ри церк­ви в Гра­бе, но это не оста­но­ви­ло от­ца Мак­си­ма и он про­дол­жал слу­жить в част­ных до­мах. Од­на­ко 16 ян­ва­ря 1912 го­да свя­щен­ни­ка вновь аре­сто­ва­ли, на этот раз на семь недель. Он был за­клю­чен в тюрь­му в Яс­ле, а жи­те­лям се­ла Граб бы­ло за­пре­ще­но об­щать­ся с кре­стья­на­ми окрест­ных сел. Но оче­ред­ной арест не охла­дил мис­си­о­нер­ский пыл свя­щен­ни­ка. Отец Мак­сим был че­ло­ве­ком доб­ро­душ­ным, скром­ным и пря­мо­ли­ней­ным. Лю­дям, с ко­то­ры­ми он встре­чал­ся, пе­ре­да­вал­ся его оп­ти­мизм. Од­новре­мен­но он об­ла­дал силь­ной во­лей и непре­клон­ным ха­рак­те­ром, тем са­мым по­ло­жи­тель­но влияя на сво­их со­бра­тьев.

Ве­ли­ким по­стом 1912 го­да от­ца Мак­си­ма осво­бо­ди­ли из тюрь­мы, од­на­ко уже 28 мар­та он вновь был аре­сто­ван. В тот день он был вме­сте с ма­туш­кой в го­стях у зна­ко­мо­го свя­щен­ни­ка Иг­на­тия Хо­ди­ма в Сня­тине. От­ца Мак­си­ма аре­сто­ва­ли, вы­дви­нув на этот раз об­ви­не­ние в шпи­о­на­же в поль­зу Рос­сии. При­чи­ной аре­ста бы­ли яко­бы про­ве­ден­ные им об­ме­ры мо­ста на ре­ке Че­ре­мош. По­доб­ные об­ви­не­ния в шпи­о­на­же бы­ли предъ­яв­ле­ны так­же от­цу Иг­на­тию Ху­ди­му, на­сто­я­те­лю при­хо­да в Бро­дах, сту­ден­ту юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та Ва­си­лю Кол­дре и ре­дак­то­ру еже­ме­сяч­ни­ка «Рус­ская ма­ти­ца» Ши­мо­ну Бен­да­шу­ку. Все они бы­ли по­са­же­ны в тюрь­му во Льво­ве.

Отец Мак­сим был по­ме­щен в ка­ме­ру с обык­но­вен­ны­ми пре­ступ­ни­ка­ми, ему бы­ло от­ка­за­но в кон­так­тах с пра­во­слав­ны­ми, и он был ли­шен пра­ва по­лу­чать кор­ре­спон­ден­цию. Толь­ко бла­го­да­ря ис­клю­чи­тель­ной си­ле во­ли и му­же­ству отец Мак­сим мог пе­ре­но­сить те уни­же­ния, ко­то­рым его под­вер­га­ли в тюрь­ме. Про­хо­ди­ли дни, неде­ли, ме­ся­цы, а про­цесс все ни­как не на­чи­нал­ся. Все объ­яс­ня­лось на­деж­дой вла­стей на то, что свя­щен­ник от­ре­чет­ся от сво­их взгля­дов. В это вре­мя в тюрь­ме его по­се­тил по­слан­ник уни­ат­ско­го мит­ро­по­ли­та Ан­дрея Шеп­тиц­ко­го свя­щен­ник Ни­ки­та Ро­ма­нюк. Он пред­ло­жил уз­ни­ку при­со­еди­нить­ся к унии в об­мен на его сво­бо­ду, од­на­ко встре­тил ре­ши­тель­ный от­каз.

Про­цесс на­чал­ся око­ло двух лет спу­стя по­сле аре­ста от­ца Мак­си­ма – 9 мар­та 1914 го­да. На ска­мье под­су­ди­мых он ока­зал­ся вме­сте с тре­мя уже упо­мя­ну­ты­ми об­ви­ня­е­мы­ми. Су­деб­ный про­цесс про­дол­жал­ся по­чти три ме­ся­ца и был од­ним из са­мых гром­ких в то вре­мя. В при­сут­ствии мно­гих за­ру­беж­ных кор­ре­спон­ден­тов и боль­шо­го чис­ла лю­бо­пыт­ству­ю­щих, суд вы­слу­шал несколь­ко сот сви­де­те­лей, мно­го­чис­лен­ных экс­пер­тов по ре­ли­ги­оз­ным во­про­сам, пред­ста­ви­те­лей ав­стрий­ско­го Ге­не­раль­но­го шта­ба. Пе­ред су­дья­ми вы­ри­со­ва­лась ре­аль­ная кар­ти­на: об­ви­ня­е­мые не бы­ли ви­нов­ны в предъ­яв­лен­ных им пре­ступ­ле­ни­ях, они все­го лишь же­ла­ли от­кры­то ис­по­ве­до­вать не гре­ко-ка­то­ли­че­скую, а пра­во­слав­ную ве­ру; в рус­ском и укра­ин­ском на­ро­дах, про­жи­вав­ших за гра­ни­ца­ми Ав­ст­ро-Вен­гер­ской им­пе­рии, они ви­де­ли ис­клю­чи­тель­но сво­их бра­тьев по ве­ре. Су­дьям не уда­лось до­ка­зать, что они шпи­о­ни­ли по за­да­нию Рос­сии. Важ­ным бы­ло так­же хо­да­тай­ство са­мо­го рос­сий­ско­го им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая II, ар­хи­епи­ско­па Ан­то­ния (Хра­по­виц­ко­го), а так­же за­ме­ча­тель­ная за­щи­та адво­ка­тов. 6 июня 1914 го­да суд при­сяж­ных еди­но­глас­но при­знал под­су­ди­мых неви­нов­ны­ми, под­черк­нув, что они не за­ни­ма­лись по­ли­ти­кой, а их де­я­тель­ность не пре­сле­до­ва­ла цель из­ме­не­ния го­судар­ствен­ных гра­ниц Ав­ст­ро-Вен­грии.

Уже 7 июня 1914 го­да отец Мак­сим был вы­пу­щен из тюрь­мы и вер­нул­ся в род­ную Ждынь. Дру­гие об­ви­ня­е­мые на про­цес­се, не чув­ствуя се­бя в без­опас­но­сти в Га­ли­ции, вы­еха­ли за гра­ни­цу – в Рос­сию и Швей­ца­рию. Тем вре­ме­нем отец Мак­сим оста­но­вил­ся у сво­их род­ствен­ни­ков и, несмот­ря на по­до­рван­ное дли­тель­ным за­клю­че­ни­ем здо­ро­вье, про­дол­жил пас­тыр­скую де­я­тель­ность, со­вер­шая, в том чис­ле, бо­го­слу­же­ния в Гра­бе. Так про­дол­жа­лось толь­ко шесть недель.

1 ав­гу­ста 1914 го­да на­ча­лась Пер­вая ми­ро­вая вой­на. Сно­ва на­ча­лись аре­сты лю­дей, по­до­зре­ва­е­мых в про­рос­сий­ских сим­па­ти­ях, а так­же мас­со­вые ре­прес­сии про­тив пра­во­слав­ных ве­ру­ю­щих. Уже 4 ав­гу­ста отец Мак­сим был аре­сто­ван. Бы­ли кон­фис­ко­ва­ны все его бо­го­слу­жеб­ные кни­ги и кни­ги на рус­ском, укра­ин­ском и поль­ском язы­ках, и да­же пра­во­слав­ные ико­ны, при­ве­зен­ные им ко­гда-то из Жи­то­ми­ра. В окру­же­нии жан­дар­мов, из­би­то­го, его по­ве­ли в тюрь­му в Гор­ли­цы. На сле­ду­ю­щий день ав­стрий­ские жан­дар­мы аре­сто­ва­ли его близ­ких: бе­ре­мен­ную же­ну Пе­ла­гию, от­ца Ти­мо­фея, пса­лом­щи­ка, бра­та Ни­ко­лая и дру­гих чле­нов се­мьи.

Гор­лиц­кая тюрь­ма бы­ла пе­ре­пол­не­на кре­стья­на­ми со всей окру­ги. В од­ной ка­ме­ре со­дер­жа­лось по 20–25 че­ло­век. Свя­щен­ник ста­рал­ся ду­хов­но обод­рить и уте­шить всех аре­сто­ван­ных. Смерт­ные при­го­во­ры вы­но­си­лись без вся­ко­го след­ствия и су­да. На за­пад все вре­мя от­прав­ля­лись по­ез­да с уз­ни­ка­ми в кон­цен­тра­ци­он­ные ла­ге­ря Та­лер­хоф и Те­ре­зин.

Над за­клю­чен­ны­ми в гор­лиц­кой тюрь­ме на­ча­ли со­би­рать­ся гро­зо­вые ту­чи. В усло­ви­ях слож­но­го во­ен­но­го по­ло­же­ния на рус­ском фрон­те ав­стрий­ские вла­сти ре­ши­ли осту­дить ру­со­филь­ские сим­па­тии лем­ков, при­го­во­рив к смер­ти од­но­го из них. Отец Мак­сим со сво­им тю­рем­ным про­шлым пред­став­лял­ся наи­луч­шим кан­ди­да­том. Его смерть мог­ла так­же по­ло­жить ко­нец за­рож­да­ю­ще­му­ся в сре­де лем­ков на­род­но­му са­мо­со­зна­нию.

В суб­бо­ту 5 сен­тяб­ря в Гор­ли­цы из Зальц­бур­га при­был от­ряд ав­стрий­ских жан­дар­мов в ко­ли­че­стве ше­сти че­ло­век. Из Лин­ца – рот­мистр Дит­рих. Ве­ро­ят­но, имен­но он лич­но при­нял ре­ше­ние при­го­во­рить от­ца Мак­си­ма к смерт­ной каз­ни без про­ве­де­ния вся­ко­го след­ствия. Вто­рая, ме­нее прав­до­по­доб­ная вер­сия со­бы­тий го­во­рит о том, что казнь бы­ла со­вер­ше­на со­глас­но де­пе­ше из во­ен­но­го шта­ба в Кра­ко­ве, ко­то­рую по­лу­чи­ли в Гор­ли­цах в 11 ча­сов но­чи.

6 сен­тяб­ря в пять ча­сов утра в ка­ме­ру от­ца Мак­си­ма во­шел тю­рем­ный охран­ник Но­жинь­ский и ве­лел свя­щен­ни­ку со­би­рать­ся в до­ро­гу. В это же са­мое вре­мя на­хо­див­ших­ся в дру­гих ка­ме­рах же­ну и от­ца свя­щен­ни­ка пре­про­во­ди­ли в ка­ме­ру, ок­на ко­то­рой вы­хо­ди­ли на тю­рем­ный двор. А пе­ред две­рью ка­ме­ры свя­щен­ни­ка уже со­бра­лись рот­мистр Дит­рих, су­дей­ский со­вет­ник Кал­чинь­ский, че­ты­ре жан­дар­ма и два сол­да­та под ко­ман­дой вах­мист­ра. В шесть ча­сов свя­щен­ни­ка вы­ве­ли из ка­ме­ры. Со свя­зан­ны­ми за спи­ной ру­ка­ми и за­вя­зан­ны­ми гла­за­ми, ве­до­мый под ру­ки дву­мя сол­да­та­ми, свя­щен­ник встал у сте­ны тю­рем­но­го дво­ра в че­ты­рех ша­гах пе­ред дву­мя жан­дар­ма­ми из рас­стрель­ной ко­ман­ды. На одеж­де ме­лом бы­ло обо­зна­че­но ме­сто, где на­хо­дит­ся серд­це. Преж­де чем раз­дал­ся смер­тель­ный залп, отец Мак­сим успел вы­крик­нуть: «Да жи­вет свя­тое пра­во­сла­вие! Да жи­вет Свя­тая Русь!» За­тем, сра­жен­ный вы­стре­ла­ми, он упал на зем­лю. Од­на­ко ни один из них не был смер­тель­ным. По­это­му ру­ко­во­див­ший каз­нью рот­мистр Дит­рих из соб­ствен­но­го ре­воль­ве­ра вы­стре­лил от­цу Мак­си­му в го­ло­ву. Рас­пра­ва про­ис­хо­ди­ла на гла­зах его бе­ре­мен­ной же­ны, от­ца и дру­гих за­клю­чен­ных жи­те­лей Жды­ни, на­блю­дав­ших за каз­нью из окон сво­их ка­мер.

Те­ло рас­стре­лян­но­го бы­ло по­хо­ро­не­но на гор­лиц­ком клад­би­ще во рву, под за­бо­ром, где обыч­но хо­ро­ни­ли умер­ших, не за­слу­жи­ва­ю­щих хри­сти­ан­ско­го по­гре­бе­ния. Са­мым близ­ким бы­ло от­ка­за­но в при­сут­ствии на по­гре­бе­нии остан­ков. Толь­ко в 1922 го­ду по прось­бе от­ца, ко­то­рый так же, как и ма­туш­ка Пе­ла­гия, про­шел через кон­цен­тра­ци­он­ный ла­герь Та­лер­хоф, те­ло свя­щен­ни­ка бы­ло экс­гу­ми­ро­ва­но, по­ло­же­но в ме­тал­ли­че­ский гроб и по­хо­ро­не­но на клад­би­ще в Жды­ни.

Отец Мак­сим Сан­до­вич был од­ним из пер­вых пра­во­слав­ных мис­си­о­не­ров сре­ди лем­ков на тер­ри­то­рии Ав­ст­ро-Вен­гер­ской им­пе­рии. Его смерть при­ве­ла к спон­тан­но­му воз­вра­ще­нию лем­ков в пра­во­сла­вие. Вско­ре се­ла Ты­ла­ва и Трес­чан­ка ста­ли пи­о­не­ра­ми это­го дви­же­ния. Это вы­зва­ло так­же ши­ро­кий от­клик во всей Ев­ро­пе. Пра­во­слав­ные лем­ки все­гда счи­та­ли от­ца Мак­си­ма на­род­ным ге­ро­ем, бор­цом за неза­ви­си­мость на­ро­да и сво­им ду­хов­ным от­цом. В его честь со­чи­ня­ли пес­ни и сла­га­ли сти­хи. В до­мах лем­ки ста­ви­ли неболь­шие порт­ре­ты-икон­ки сво­е­го небес­но­го по­кро­ви­те­ля. По­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны ико­ны му­че­ни­ка на­ча­ли по­яв­лять­ся и в пра­во­слав­ных церк­вях. В па­мять о му­че­ни­че­ской кон­чине от­ца Мак­си­ма лем­ки со­вер­ша­ли па­лом­ни­че­ства к ме­сту его упо­ко­е­ния.

В меж­во­ен­ный пе­ри­од 9 сен­тяб­ря 1934 го­да в 20-ю го­дов­щи­ну му­че­ни­че­ской смер­ти от­ца Мак­си­ма в се­ле Чар­ном на Лем­ков­щине был воз­двиг­нут па­мят­ник свя­то­му. Ини­ци­а­то­ром его уста­нов­ки стал свя­щен­ник Кон­стан­тин Гав­рил­ков, а участ­ни­ком тор­жеств стал епи­скоп Си­мон (Ива­нов), по­сла­нец мит­ро­по­ли­та Ди­о­ни­сия (Ва­ле­дин­ско­го). Год спу­стя в се­ле бы­ло об­ра­зо­ва­но цер­ков­ное брат­ство во имя Мак­си­ма Сан­до­ви­ча.

Осо­бен­но тор­же­ствен­но празд­но­ва­лось 70-ле­тие му­че­ни­че­ской кон­чи­ны от­ца Мак­си­ма в Жды­ни. По­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, ко­то­рую слу­жил епи­скоп Пе­ре­мышль­ский и Но­во­сон­дец­кий Адам (Ду­бец), все при­сут­ству­ю­щие на­пра­ви­лись крест­ным хо­дом из церк­ви к мо­ги­ле от­ца Мак­си­ма, на ко­то­рой бы­ла от­слу­же­на па­ни­хи­да.

Два го­да спу­стя ар­хи­епи­скоп Адам освя­тил за­клад­ной ка­мень на ме­сте стро­и­тель­ства в Гор­ли­цах но­во­го хра­ма Свя­той Тро­и­цы, ко­то­рый был при­зван стать па­мят­ни­ком му­че­ни­че­ства от­ца Мак­си­ма и сим­во­лом вер­но­сти лем­ков ве­ре сво­их пред­ков. Этот храм был воз­двиг­нут с по­мо­щью лем­ков из Аме­ри­ки и освя­щен в 1991 го­ду. Спу­стя три го­да на зда­нии рай­он­но­го су­да в Гор­ли­цах, где неко­гда раз­ме­ща­лась тюрь­ма, по­яви­лась скром­ная па­мят­ная дос­ка с над­пи­сью: «Здесь 06.09.1914 г. по­гиб му­че­ни­че­ской смер­тью рас­стре­лян­ный ав­стрий­ски­ми жан­дар­ма­ми о. Мак­сим Сан­до­вич, сын лем­ков­ской зем­ли. В 80-ю го­дов­щи­ну смер­ти – ве­ру­ю­щие лем­ки».

Ре­ше­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Поль­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви от 7 июля 1994 го­да му­че­ник Мак­сим Сан­до­вич был при­чис­лен к ли­ку свя­тых. Вско­ре по­сле это­го и освя­ще­ния кре­ста в Жды­ни, ме­сте его рож­де­ния, на­ча­лись тор­же­ства в честь но­во­го свя­то­го.

Тор­же­ствен­ная ка­но­ни­за­ция о. Мак­си­ма Сан­до­ви­ча про­изо­шла 9–10 сен­тяб­ря 1994 го­да в Жды­ни и Гор­ли­цах. Мо­щи свя­то­го, со­глас­но ре­ше­нию Свя­щен­но­го Си­но­да Поль­ской Церк­ви, бы­ли остав­ле­ны на ро­до­вом клад­би­ще. В Гор­ли­цах, на ме­сте каз­ни свя­то­го, бы­ла освя­ще­на па­мят­ная дос­ка. Тор­же­ства со­бра­ли ты­ся­чи че­ло­век, в том чис­ле 40 свя­щен­ни­ков и мно­го ве­ру­ю­щих из Ка­на­ды, Сло­ва­кии, Укра­и­ны, США и Поль­ши. Воз­глав­лял их Пред­сто­я­тель Поль­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви мит­ро­по­лит Ва­си­лий. Кро­ме иерар­хов из Поль­ши – ар­хи­епи­ско­па Бе­ло­сток­ско­го и Гдань­ско­го Сав­вы, епи­ско­па Пе­ре­мышль­ско­го и Но­во­сон­дец­ко­го Ада­ма и епи­ско­па Люб­лин­ско­го и Холм­ско­го Аве­ля, в ка­но­ни­за­ции так­же участ­во­ва­ли ар­хи­епи­скоп Пре­шов­ский и Сло­вац­кий Ни­ко­лай, ар­хи­епи­скоп Фила­дель­фий­ский и Во­сточ­но-Пен­силь­ван­ский Гер­ман и епи­скоп Джон­ста­у­на и Аме­ри­кан­ской Кар­па­то­рус­ской Пра­во­слав­ной Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской епар­хии Ни­ко­лай. Это бы­ла пер­вая ка­но­ни­за­ция свя­то­го в ис­то­рии Поль­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Яро­слав Хар­ке­вич

Молитвы

Молитва ко святому священномученику Максиму

О святый священномучениче Максиме! Нескончаемаго блаженства на небеси ныне причастник еси, идеже несредственно лик Христов во славе созерцаеши, невещественныя благодати Его исполненный. Сего ради ведуще тя и защитителя обидимыми и страждущым, тепле умоляем тя: моли Господа и Бога нашего Иисуса Христа исполнити сердца лемковских людей любовию к церкви их и твердости, во еже крепко держатися о вере отечестей, яко да не окаменеют сердца их, да не нападут на ня волцы еретицы и заблудят их, во еже растерзати я, ниже да совратят их козни и лукавствия демонския от пути в безводное прелести безпутие. Ей, отче, Богу возлюбленне! Воздей руце твои ко Всевышнему и умоли Его даровати нам мир и благоденствие, да не рекут нечестивии: где есть Бог их? Твоим бо мужеским исповеданием соделался еси велий молитвенник за всех память твою святую чтущих и к честным мощем твоим притекающих. Ты же выну Христа умоляеши даровати нам мир и помиловати душы нашя. Аминь.

Каноны и Акафисты

Акафист священномученику Максиму, новомученику Лемковскому

Священномученик Максим Горлицкий (Сандович), пресвитер

Кондак 1

Священномученику Максиму грешнии возносим победительныя и благодарственныя хваления, не бо яко наемник, душу свою за стадо свое положи, сего ради крепость неодолимую и венец нетленен победы от руку Христа пастыреначальника прият; темже поем ему:

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Икос 1

От глубины веры твоея, юже родители твоя благочестивая, Тимофей и Христина, в тебе всадиста и тя добре воспитаста, в любви к Богу и искреннему, и в благоговении к Божественным. Сего ради да радуется земля Лемковщина, место рождества твоего, святе, и с нами купно да вопиет чаду своему:

Радуйся, отроче родителема богобоязненныма рожденное в дому благочестивом.

Радуйся, яко бо плодовитая маслина, возрасл еси окрест трапезы отца твоего.

Радуйся, Ждиние, яже якоже древний Вифлеем, ничимже меньша еси в селениих земли твоея.

Радуйся, яко от тебе просия новый священномученик, доблий оружник веры православныя.

Радуйся, земле лемковская, ибо по вековным гонением и работе, твое отроча свободи тя жертвою своею.

Радуйся, той бо утверди в тебе веру православную, яко да духом и истиною Богу поклонишися.

Радуйтеся, горы Карпатския, отонудуже Максим прииде в помощь людем лемковским.

Радуйтеся, ибо кровию своею мученическою всех вас освяти.

Радуйтеся, яко исповеданием своим люди своя в вере святей укрепи.

Радуйся, теплый молитвенниче наших времен, Бога о нас грешных умоляющий.

Радуйся, егоже прошения о почитающих тя слышатся пред престолом Вышняго.

Радуйся, ходатайствуяй о спасении рода твоего и соотечественников твоих.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 2

Егда в монастырь латиномудрствующих вшел еси вере учитися, отвратил еси лице твое от нечестия монашествующих тамо, и от презрения их к роду твоему. Темже на гору Почаевскую потекл еси, к тихому пристанищу святыя Лавры, идеже в чистоте и целомудрии истинам святыя веры православныя поучался еси, яко да возможеши в правде Богу молитися: Аллилуиа.

Икос 2

Како возможем восхвалити твое мужество и подвиг по достоянию, святе Максиме; еда возмогут устне наша бренная составити словеса чистыя хвалы; обаче приими сие убогое приношение наше, якоже вдовы две лепте Христос прият, и не отвержи нас верою зовущих ти:

Радуйся, сатане одолети нам помагаяй.

Радуйся, душетленныя демоны, хищницам птицам подобныя, от нас прогоняяй.

Радуйся, козни еретик волконравных познавати нас научаяй.

Радуйся, их зверовидныя хищения на ум и сердца наша гнушаяйся.

Радуйся, премогаяй вся искушения.

Радуйся, крилома духа твоего мысленне нас покрываяй и сохраняяй.

Радуйся, яко споборник и заступник наш, помогаяй нам во всех нуждах.

Радуйся, крепкий совоинственниче нам противу князя в мире сем напасти творящаго.

Радуйся, мечу духа, обострен во еже разсещи лжеверие.

Радуйся, безбожия прогонителю.

Радуйся, яко уметы вся мимотекущая презревый.

Радуйся, плоть свою духу твоему покоривый.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 3

От силы вышняго, яже осеняше тя в пастырстем твоем служении и жестоком заключении, святый священномучениче Максиме: незыблемо бо к вере святей православней прилепився, кончину твою доблественно сретил еси. Тем благодаряще Бога люди твоя присно поют Ему: Аллилуиа.

Икос 3

Любве ради к роду твоему многострадальному приял еси рукоположение во иереа, рукою блаженнейшаго иерарха Антония, и послан был еси в землю рода твоего пасти Христово стадо, смущаемое неисчетными хищники. Ныне же со бесплотными вои на небесех пребывая, слышиши от нас сицевая:

Радуйся, двери благоутробия Божия грешным отверзаяй.

Радуйся, кающымся грешником прощение от Бога подаваяй.

Радуйся, духа истины чистым сердцем получивый.

Радуйся, яко укреплься житием твоим и терпением ума, попрал еси прелесть мысленнаго сопостата.

Радуйся, щите веры, в брани противу врагов нас сохраняяй.

Радуйся, егоже тело многоценное оружием нечестивых умертвися.

Радуйся, яко в ризу, кровию твоею обагренную, Христу преставился еси.

Радуйся, конец желанный достиг, ныне лицезриши Спаса и Господа возлюбленнаго твоего.

Радуйся, пламень страстей утоляяй небесною прохладою.

Радуйся, огнь трясавицы в болезнех наших угашаяй.

Радуйся, землю окропивый кровию твоею.

Радуйся, ногама диавола поправый.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 4

Бури сумнений и помыслов сопротивных не убойтеся, благочестивии лемковские людие, ниже да удалят вы от еже держатися крепко о вере истинней, ибо святый Максим доблественне душу свою положи, да утвердятся душы вашя во святей православней вере жертвою его. Сего ради, благодаряще о богоприятнем его исповедании, вопием Богу: Аллилуиа.

Икос 4

Слышавше о благочестии твоем, православнии люди Грабы к тебе притекоша умоляюще тя упасти их стадо благоверное; и служение сие взяв на ся, не яко наемник был еси, но пастырь истинный явился еси, душу свою за овцы полагаяй. Темже по достоянию тебе похвалы сия тебе воспеваем:

Радуйся, вся до конца претерпети, от Христа милостиваго благодать получивый.

Радуйся, яко Той укрепляше тя в лютейших муках.

Радуйся, в бедах и скорбех сущыя к заступлением святых прибегати наставляяй.

Радуйся, во всех нуждах наших к Богу обращатися нас научаяй.

Радуйся, терзания тела твоего доблественне претерпевый.

Радуйся, мужеством и терпением твоим мучителя неистовати сотворивый.

Радуйся, силу того упразднивый.

Радуйся, в любви к Богу и людем твоим Господу преставленный.

Радуйся, веры в Бога крепость явивый.

Радуйся, верныя Искупителя нашего прославляти подвизаяй.

Радуйся, образом жития твоего и смерти, многия ко Господу обративый.

Радуйся, яко долготерпением твоим венец правды на небеси приял еси.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 5

Егда убиша тело твое, душа твоя горе возлете, во еже сопричтатися святым человеком и ангелом в превыспренних, чудное купнотворя с ними созвездие на тверди церковней, коегождо благодати яко звезда, верныя светом своим озаряющей, поющыя Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Страстотерпчеству твоему дивятся даже маловернии и нелюбовнии, священномучениче; якоже бо отроцы святии, в пещи вавилонстей вверженныя, неуклонны во исповедании истиннаго Бога пребыша, сице и ты недвижимь был еси во исповедании веры православныя. Сего ради восхваляем мужество и терпение твое, поюще сице:

Радуйся, лукавствия диавола и ангелов его разоряющий.

Радуйся, всю силу их упраздняющий.

Радуйся, немощны их являющий.

Радуйся, творящий я ужасатися и трястися.

Радуйся, верныя ко спасению путеводящий.

Радуйся, заблуждающымся дерзостный обличителю.

Радуйся, в подвизе возвращения униатов в Церковь святую до конца отвергший себе самого.

Радуйся, ибо словеса Христовы, яко претерпевый до конца спасен будет, на тя исполнися.

Радуйся, угодниче Божий, Царствие вечное наследовавый.

Радуйся, праведнаго жития образе.

Радуйся, путь истиннаго покаяния еретиком являющий.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 6

Воистинну виновен папа римский о заключении неправеднем твоем и умучении, величайший Максиме; от дмения бо властию своею хотяше поработити лемковския люди заблуждением своим. Обаче ведомым им тобою ко истинному свету православия, тии избавишася от козней и лукавствий онаго, и паки прицепишася к вере отцев своих, весело поюще: Аллилуиа.

Икос 6

От света изливаемаго на всех обидимых, жертвою доблественною твоею, новомучениче! Огненным бо мечем благодати Божиея вооружився, тьму лжи разгнал еси от безутешно утомляемых в сени латинских заблуждений долгия веки. Сего ради, восхваляюще Бога, дивнаго во святых своих, зовем ти:

Радуйся, горлицы светозарнейший светильниче.

Радуйся, тамо яко солнце сияющий, всех окормляя к тихому пристанищу.

Радуйся, имже сатана посрамися.

Радуйся, имже Христос прославися.

Радуйся, страстотерпцев сиятельная славо.

Радуйся, яко вещание страдания твоего радостию верныя исполняет.

Радуйся, сокровище даров изрядных Духа.

Радуйся, житием твоим Господу благоугодивый.

Радуйся, плевелы, в ниву церковную насажденныя исконным врагом человек исторгающий.

Радуйся, егоже терпение мучителем острое обличение бяше.

Радуйся, еретическия заблуждения испровергший.

Радуйся, совет нечестивых разгоняющий.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 7

Мнозии от соотечественников твоих во узилища неправедно ввержени и убиени быша во время великия брани; аще и горькую чашу испиша, обаче мужеская жертва твоя сердца их вдохновляше, и руце и устны воздевше, Господеви православно песнь воспеша: Аллилуиа.

Икос 7

Вернии града Горлицы взяша святыя мощи твоя по блаженном отшествии твоем и честне земли предаша я, близ места убиения твоего, праведне Максиме; мощи же твоя честныя купель сотворишася, присно подавающий исцелений дарования, верою к ним притекающым и тебе зовущым:

Радуйся, с небеси на братию твою на земли призирающий.

Радуйся, о всех в помощь тебе призывающих молящийся.

Радуйся, образом жития святаго твоего последовати Христу всех нас зовущый.

Радуйся, безпредельное величие Божие именем твоим знаменующий.

Радуйся, ищущих спасение досточудный к Всевышнему окормителю.

Радуйся, по узкому и правому пути ко Христу шествовавый.

Радуйся, яко вшел еси в небесныя чертози.

Радуйся, словес еретиков отвративыйся.

Радуйся, яко исповедав святую веру Христову пред человеки, свидетеля Христа имееши пред Отцем небесным.

Радуйся, верный рабе Христов, верности ради Царствие вышнее наследивый.

Радуйся, купно со ангелы пребывающий, всех святых присный.

Радуйся, Господа Христа всею крепостию возлюбивый.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 8

Безсердечный мучитель, извлекий тя от узкия келии и поставивый тя посреде стогны Горлицы, во еже умертвити тя. Но вся злоба и ярость его тщетны бесте, ибо вместо еже православие смертно уязвити, той содела тя мученика, в вои небесными непрестанно поюща: Аллилуиа.

Икос 8

Вся земля лемковская днесь ликовствует, наипаче же грады и веси земнаго пришельствия твоего, Максиме; святая Ждыня, идеже родился еси, благочестная Граба, идеже святыя Тайны Христовы священнодействовал еси, и честная Горлица, идеже кровь пречестную твою за Господа твоего пролиял еси. Мы же, силу ходатайства твоего за обидимых добре ведуще, благодарственне вопием ти:

Радуйся, дар исцелений от Духа приявый.

Радуйся, дар сей на пользу ближняго иждививый.

Радуйся, вся болезни врачующий.

Радуйся, от всякаго недуга избавляющий.

Радуйся, страдания в радость претворяющий.

Радуйся, вся исцеления сия во славу Божию творящий.

Радуйся, о пощадении временнаго живота твоего мучителя не умолявый.

Радуйся, яко страданьми и смертию твоею Царствие небесное приобрел еси.

Радуйся, христомученичеством твоим истинную твою любовь ко Господу явивый.

Радуйся, твердо о Господе держатися, даже до пролития крове, истинно нас учивый.

Радуйся, яко в багряницу нетления на небеси облеклся еси.

Радуйся, латиномудрствующих прельщения отвергший.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 9

Руки и гласы возвышающе к всемогущему Богу во хвалениих и молениях, Божии безплотны ангели, удивистеся и почудистеся крепости священномученика Максима, неубоявшагося прещеньми мучителя, егоже страха не смущашеся, яко неимуща власти душу его убити. Сего ради вси чини небеснии всесильному Богу нашему поют: Аллилуиа.

Икос 9

Мзду велию в превыспренних приобрел еси от подвигоположника Христа Бога нашего, величайший Максиме, ибо течение скончал еси и веру соблюл еси. Сего ради краснословеснейшии ветии лютых времен наших, яко рыбы немы пребывают, немогуще по достоянию восхвалити тя. Мы же почитающии тя, вопием ти сице:

Радуйся, долготерпением твоим ангелов и человеков удививый.

Радуйся, смертию за Христа веру свою исповедавый.

Радуйся, крепким исповеданием твоим всех православных христиан вдохновивый.

Радуйся, твердое упование на Бога возложивый.

Радуйся, яко бодростне поспешал еси к благоуханному мνру Христа.

Радуйся, благоволение Всевышняго снискавый.

Радуйся, в дому Божии насажденная маслино.

Радуйся, высокий кедре ливанский.

Радуйся, небесных чинов радование.

Радуйся, богохульных еретик посрамление.

Радуйся, о душах овец твоих пещися рачение теплое имевый.

Радуйся, славу мира сего во юродство вменивый.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 10

Умирая от язв твоих, богоприятный глас возвысил еси и всем во услышание провещал еси; да пребудет вера православная! Тогда мучитель смертне удари тя и чистую свою душу в руку Владыки твоего предал еси, Емуже поем вси: Аллилуиа!

Икос 10

О столпе православия, угнетаемым защитниче и ходатаю! Благодарственная приносим милостивому Спасу нашему, яко даровал есть нам таковаго великаго ходатая пред световидным Престолом Его; ибо Максим святый во славе предстоит небесному Царю, непрестанно моляся о чтущих память его и взывающих ему:

Радуйся, прежде брани усердною молитвою к Богу укрепивыйся.

Радуйся, смирен духом бывый.

Радуйся, простоту сердца имевый.

Радуйся, поборниче веры, Богови угодити паче всех избравый.

Радуйся, земле плодоносная, семя словесе Божия в себе приявшая.

Радуйся, ниво, сторичественный плод приносящая.

Радуйся, пшеницо, в муку небесному хлебу сомленная.

Радуйся, в житницы Божественныя вложенный.

Радуйся, на промысл Божий все упование твое возложивый.

Радуйся, бисер многоценный обрет, вся стяжания своя продавый и сего купивый.

Радуйся, корабль души своея в житейстем море окормивый.

Радуйся, волны и камение мори сего спасительно прошедший.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 11

Псалмы и пеньми, и песньми духовными величаем новаго священомученика Максима; яко бо делатель верный винограда Христова, кровь его вино сотворися, веселящее сердца человеков, услаждающее вся верныя и недоумения еретиков исполняющее, немогущих православно пети Богу: Аллилуиа.

Икос 11

Вся грады и селения лемковския исполнишася света, яко возвысися Максим святый, якоже светильник благолепный, ясно сияющий светом благодати и всех путеводящий по правому и узкому пути Православия, ведущему к небесным селением. Сего ради сокрушенно вопием ему:

Радуйся, непобедимый споборниче, дарованный нам от Бога.

Радуйся, теплейший наш заступниче.

Радуйся, всею душею ко Христу прилепивыйся.

Радуйся, на высоту добродетелей возшедый.

Радуйся, мученичества многострадальнаго подвига неубоявыйся.

Радуйся, мудре, житие временное на вечное пременивый.

Радуйся, истины безбоязненный проповедниче.

Радуйся, благочестия крепкий оружниче.

Радуйся, всю душу твою Господеви освятивый.

Радуйся, вся взыграния плоти увядивый.

Радуйся, всяк недуг и болезнь исцеляти от Господа дар получивый.

Радуйся, умертвивших тя еретиков мудрейший.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 12

Внемля глас хваления и молитв наших, величайший Максим, моли милостиваго Искупителя нашего, да возниспослет нам грешным лучезарную благодать свою, яко да просветятся сердца наша, да озарится ум наш, яко да со всеми исповедающими Триединаго Бога возопием: Аллилуиа.

Икос 12

Приидите все Церкве празднолюбцы и мучениколюбцы Христовы, и лик составите днесь, в память святаго Максима. Се бо многоценныя мощи его яко солнце утреннее просияша и седящыя во мраце озариша, сердца окаменевшая согреша. Сего ради ликующе, поем ему сицевая:

Радуйся, вся красная в мире сем преобидевший.

Радуйся, избранниче Божий.

Радуйся, веры благочестное правило.

Радуйся, верно и непорочно вся заповеди Господни сохранивый.

Радуйся, царей и императоров преславнейший.

Радуйся, мужески иго Христово носивый.

Радуйся, вся мимотекущия прелести мира сего отвергший.

Радуйся, жертву живую себе самаго Господу принесший.

Радуйся, богокрасныя правды наставниче.

Радуйся, яко тебе ради всесвятое имя Господне по всей подсолнечней прославляется.

Радуйся, пред Пресвятою Троицею наш заступниче.

Радуйся, мучениче доблий, лику преславному праведных сопричтавшыйся.

Радуйся, величайший Максиме, страждущым и обидимым заступниче.

Кондак 13

Троицы неслитное единство исповедший и живот свой за православную веру положший, и Господу своему и Владыце благоугодивший, Максим святый, ныне в лице мучеников предстоит, благолепно одеян и венцем украшен, от Христа приобретенным за подвиг его, и со всеми святыми радостно поет: Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

Кондак сей глаголется трижды, по немже паки глаголется икос 1, и кондак 1.

Случайный тест