Дни памяти

10 декабря

29 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Ни­ко­лай ро­дил­ся 14 ав­гу­ста 1890 го­да в се­ле Ар­хан­гель­ское Во­ло­ко­лам­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье диа­ко­на Дмит­рия По­кров­ско­го. В 1905 го­ду Ни­ко­лай Дмит­ри­е­вич окон­чил Во­ло­ко­лам­ское Ду­хов­ное учи­ли­ще, в 1912 – Вифан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию и был опре­де­лен учи­те­лем цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы в де­ревне Гу­бин­ское По­кров­ско­го уез­да Вла­ди­мир­ской гу­бер­нии.
В 1915 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на и на­прав­лен в По­кров­ский Хоть­ков мо­на­стырь близ Сер­ги­е­ва По­са­да. В 1916 го­ду его пе­ре­ве­ли слу­жить в Моск­ву в Тро­иц­кую цер­ковь, что в Тро­иц­ком на Са­мо­теч­ной ули­це. В 1919 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ка к то­му же хра­му. По­сле ре­во­лю­ции отец Ни­ко­лай был при­зван в ты­ло­вое опол­че­ние Крас­ной ар­мии и слу­жил в топ­лив­ном от­де­ле Управ­ле­ния Крем­лем и до­ма­ми ВЦИК.
По­сле уволь­не­ния отец Ни­ко­лай был вновь опре­де­лен на слу­же­ние в Тро­иц­кий храм. В 1923 го­ду его пе­ре­ве­ли слу­жить в Спас­скую на Пес­ках в Ка­рет­ном ря­ду цер­ковь, а в 1930 го­ду – в Зна­мен­скую цер­ковь во 2‑ом Ко­ло­бов­ском пе­ре­ул­ке. Отец Ни­ко­лай был воз­ве­ден в сан про­то­и­е­рея.
Ле­том 1930 го­да ОГПУ аре­сто­ва­ло дво­ю­род­но­го бра­та от­ца Ни­ко­лая свя­щен­ни­ка Алек­сандра По­кров­ско­го, слу­жив­ше­го в хра­ме при До­ро­го­милов­ском клад­би­ще, лож­но об­ви­нив его в «под­го­тов­ке со­вер­ше­ния тер­ро­ри­сти­че­ских дей­ствий про­тив чле­нов со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства». По по­до­зре­нию в со­уча­стии 6 ок­тяб­ря 1930 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли и про­то­и­е­рея Ни­ко­лая По­кров­ско­го и за­клю­чи­ли его в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве.
На до­про­се, ко­то­рый со­сто­ял­ся 21 ок­тяб­ря, отец Ни­ко­лай на во­прос о бра­те от­ве­тил: «Сей­час он аре­сто­ван, за что – не знаю. Я у него бы­вал очень ред­ко. За по­след­ний год был толь­ко два ра­за. Пер­вый раз в ян­ва­ре и вто­рой раз в июле 1930 го­да. За­хо­дил я к нему в июле с со­слу­жив­цем по церк­ви диа­ко­ном Алек­сан­дром Коз­ло­вым, про­сто как к род­ствен­ни­ку, про­бы­ли ча­са два или три. Пи­ли чай, бе­се­до­ва­ли о цер­ков­ных де­лах, ко­му сколь­ко на­ло­га при­сла­ли, вспо­ми­на­ли о род­ствен­ни­ках. На по­ли­ти­че­ские те­мы я с ним не бе­се­до­вал».
Со­став­ляя об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, сле­до­ва­тель на­пи­сал: «В про­цес­се след­ствия факт под­го­тов­ки тер­ро­ри­сти­че­ско­го ак­та кон­крет­ны­ми дан­ны­ми не уста­нов­лен… Учи­ты­вая со­ци­аль­ный со­став дан­ной груп­пы… есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что со сто­ро­ны ука­зан­ной груп­пы ве­лась под­го­тов­ка к со­вер­ше­нию тер­ро­ри­сти­че­ских дей­ствий по от­но­ше­нию чле­нов со­вет­ско­го пра­ви­тель­ства, в первую оче­редь – то­ва­ри­ща Ста­ли­на».
30 но­яб­ря 1930 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла про­то­и­е­рея Ни­ко­лая По­кров­ско­го к трем го­дам за­клю­че­ния в конц­ла­герь.
По­сле от­бы­тия сро­ка на­ка­за­ния отец Ни­ко­лай стал слу­жить на­сто­я­те­лем хра­ма в честь Рож­де­ства Хри­сто­ва в се­ле Ям­ки­но Но­гин­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти.
19 но­яб­ря 1937 го­да в се­ле Ям­ки­но бы­ло на­зна­че­но участ­ко­вое пред­вы­бор­ное со­бра­ние в по­ме­ще­нии, ра­нее при­над­ле­жав­шем церк­ви, в ко­то­ром без­бож­ни­ки устро­и­ли клуб. На со­бра­ние лю­дей при­шло очень ма­ло, ви­ну за срыв со­бра­ния воз­ло­жи­ли на от­ца Ни­ко­лая. Осве­до­ми­те­ли со­об­щи­ли в НКВД, что отец Ни­ко­лай яко­бы го­во­рил: «Эти ан­ти­хри­сты ком­му­ни­сты по­сра­ми­ли свя­той храм и пре­вра­ти­ли его в пуб­лич­ный дом. Вы, ве­ру­ю­щие, во спа­се­ние сво­ей ду­ши в это по­ме­ще­ние ни на ка­кие со­бра­ния не хо­ди­те, ина­че бу­де­те на­ка­за­ны на том све­те за по­срам­ле­ние хра­ма».
Некий лже­сви­де­тель, вы­зван­ный на до­прос, со­об­щил: «Поп По­кров­ский ча­сто по­сле бо­го­слу­же­ния про­из­но­сил про­по­ве­ди ан­ти­со­вет­ско­го со­дер­жа­ния. На­при­мер, в ав­гу­сте по­сле бо­го­слу­же­ния, об­ра­ща­ясь к ве­ру­ю­щим, го­во­рил: пра­во­слав­ные, на­до укреп­лять ве­ру в Бо­га, не бо­ять­ся го­не­ний и пре­сле­до­ва­ний со сто­ро­ны со­вет­ской вла­сти, вы са­ми ча­ще по­се­щай­те цер­ковь и дру­гих, от­шат­нув­ших­ся, при­вле­кай­те к ней».
Дру­гой лже­сви­де­тель по­ка­зал, что свя­щен­ник По­кров­ский «ча­сто по­сле бо­го­слу­же­ний про­из­но­сит про­по­ве­ди ан­ти­со­вет­ско­го ха­рак­те­ра. Так, ле­том в од­ной из про­по­ве­дей он го­во­рил: пра­во­слав­ные, тер­пи­те все пре­сле­до­ва­ния, как тер­пел их апо­стол Петр. Он хо­тя и от­ре­кал­ся от Хри­ста, но сно­ва при­шел к Нему.
Так и вы, укреп­ляй­те ве­ру в Бо­га и всем сво­им зна­ко­мым го­во­ри­те, чтобы они при­бли­зи­лись к Церк­ви и по­се­ща­ли храм».
26 но­яб­ря 1937 го­да про­то­и­е­рей Ни­ко­лай По­кров­ский был аре­сто­ван и за­клю­чен в Но­гин­скую тюрь­му. В тот же день бы­ли аре­сто­ва­ны диа­кон Ни­ко­лай Ши­ро­го­ров и пса­лом­щик Ми­ха­ил Аме­люш­кин, слу­жив­шие вме­сте с от­цом Ни­ко­ла­ем в од­ном хра­ме, а так­же свя­щен­ник Дмит­рий Бе­ля­ев из со­сед­не­го се­ла Вос­кре­сен­ское, к ко­то­ро­му отец Ни­ко­лай хо­дил ис­по­ве­до­вать­ся. 27 но­яб­ря со­сто­ял­ся до­прос.
– След­стви­ем уста­нов­ле­но, что вы вме­сте с дру­ги­ми слу­жи­те­ля­ми ре­ли­ги­оз­но­го куль­та про­во­ди­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную де­я­тель­ность, – за­явил сле­до­ва­тель.
– Связь я со слу­жи­те­ля­ми ре­ли­ги­оз­но­го куль­та: диа­ко­ном Ни­ко­ла­ем Ши­ро­го­ро­вым, ре­ген­том цер­ков­но­го хо­ра Ми­ха­и­лом Аме­люш­ки­ным и свя­щен­ни­ком Дмит­ри­ем Бе­ля­е­вым – дей­стви­тель­но имел, но контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти не вел, – от­ве­тил отец Ни­ко­лай.
– След­ствию из­вест­но, что вы в про­цес­се бе­сед на по­ли­ти­че­ские те­мы вы­ска­зы­ва­ли ан­ти­со­вет­ские на­стро­е­ния.
– Бе­се­ды на по­ли­ти­че­ские те­мы у нас име­ли ме­сто, но ан­ти­со­вет­ских на­стро­е­ний я в этих бе­се­дах не вы­ска­зы­вал.
– След­ствию из­вест­но, что вы ле­том 1937 го­да в церк­ви по­сле бо­го­слу­же­ния про­из­но­си­ли про­по­ведь ан­ти­со­вет­ско­го ха­рак­те­ра.
– Про­по­ведь ан­ти­со­вет­ско­го со­дер­жа­ния я в церк­ви не про­из­но­сил, а го­во­рил чи­сто офи­ци­аль­но­го по­ряд­ка о цер­ков­ных служ­бах и их вре­ме­ни.
– След­ствию из­вест­но, что вы вме­сте с Аме­люш­ки­ным и Ши­ро­го­ро­вым в на­ча­ле мая с це­лью сры­ва пер­во­май­ской де­мон­стра­ции устро­и­ли в церк­ви тор­же­ствен­ное бо­го­слу­же­ние.
– Это­го мы не де­ла­ли.
– След­ствию из­вест­но, что вы сре­ди на­се­ле­ния про­во­ди­ли ан­ти­со­вет­скую де­я­тель­ность, на­прав­лен­ную на срыв про­ве­де­ния пред­вы­бор­ных со­бра­ний в се­ле Ям­ки­но.
– Ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­сти, на­прав­лен­ной на срыв пред­вы­бор­ных со­бра­ний, мы не ве­ли.
– При­зна­е­те ли вы се­бя ви­нов­ным в предъ­яв­лен­ном вам об­ви­не­нии?
– Ви­нов­ным се­бя в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии я не при­знаю.
Через день след­ствие бы­ло за­кон­че­но. 1 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Ни­ко­лая к рас­стре­лу.
Про­то­и­е­рей Ни­ко­лай По­кров­ский был рас­стре­лян 10 де­каб­ря 1937 го­да на по­ли­гоне Бу­то­во под Моск­вой и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле.


Про­то­и­е­рей Мак­сим Мак­си­мов

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 год, стр. 242–246.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru

Случайный тест